РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » герои нашего времени


герои нашего времени

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


http://sh.uploads.ru/D13KR.gif http://s8.uploads.ru/yrFhb.gif

Elias Moore & Elijah Fontaine
22 октября, 2018, Аркхем


Встретился как-то раз Элайджа с будущим свёкром и охренел.

+6

2

Ему требуется практически месяц, чтобы уговорить самого себя на встречу с человеком, что вот-вот войдёт в его семью. И дело вовсе не в том, что этот Фонтейн ему не нравится, или Илай слишком разочарован заранее не обговоренным выбором дочери, просто ему претит вся эта процедура знакомства, во время которой он обязательно должен строить из себя строгого отца, что в любой момент готов немедленно схватиться за ружьё. С Алисией было как-то проще. С её будущим мужем дочери он познакомился даже раньше её самой, сам обо всём договорился и чуть было не сам назначил дату их свадьбы. Лета же оказалась девочкой куда более самостоятельной, и вот теперь он вынужден придумывать повод и место их столь необходимого знакомства.

Быть может, нужно просто взять и нагрянуть к господину Фонтейну с неожиданным визитом? Вряд ли хозяин будет рад видеть никак не заявившего о своём скором посещении гостя в любое время суток, а подобное знакомство вряд ли окончится для них на положительной ноте. Да и знакомством их встречу можно именовать исключительно с натяжкой. Они входят в один магический Ковен, в котором все друг друга хотя бы более-менее, но знают, однако подобные взаимоотношения учитывать Илай категорически отказывается. Ещё проще было бы предложить Фонтейну навестить Муров в их собственном доме, устроить этакое официальное знакомство с будущими родственниками. Однако и эта идея графу совершенно не нравится – слишком уж устал он от всевозможных приёмов и ужинов, в то время как душа требует куда более свободного, лишённого торжественности общения.

Вариант третий и последний из трёх возможных – это предложить почти что зятю встретиться где-нибудь на нейтральной территории. Кафе, ресторан, хоть бойцовский клуб. Всяко лучше, чем просиживать диваны в душных кабинетах или столовых, усиленно делая вид, что недовольство выбором дочери имеет хоть какое-то значение. Илай вообще должен будет быть благодарен этому человеку, если тот захочет с ним встретиться – времена, когда подобные знакомства были чем-то совершенно необходимым и обязательным остались далеко в прошлом, даже несколько устаревший граф это прекрасно понимает.

Он просит Лету передать ему место и время встречи – почему-то сделать дочь посредником в данном вопросе кажется ему наиболее удачным вариантом. На самом деле, Мур тратит довольно много времени на то, чтобы это самое место встречи подобрать. Кафе – это слишком несерьёзно и даже по-детски, ресторан – слишком официально и сейчас совершенно неактуально. Позвать в бар совсем уж как-то неприлично, однако мысли так или иначе возвращаются именно к этому предложению. Что ещё способно так полноценно и честно раскрыть человеческую душу, кроме как алкоголь? Нужно ли вообще её раскрывать – вопрос совершенно другой и вполне себе своевременный, однако Илай почти уверен, что именно этого ему сейчас и хочется. Он долго ходит вокруг да около этой мысли, пока наконец не придумывает, как именно стоит трансформировать идею о стандартизированном посещении бара.

Деревянный стол на четырёх отполированных ножках и зелёной тканью, покрывающей столешницу, стоит прямо посреди не слишком большой комнаты. Стены завешаны неимоверным количеством тёплых шарфов с эмблемами всевозможных футбольных команд – соккер в этом заведении в большой чести. Кое-где даже имеются футболки, расписанные чёрными и синими надписями-автографами, в подлинности которых Илай почему-то даже не сомневается. Место это довольно тихое, никаких неожиданностей возникнуть не должно, да к тому же он обеспокоился полной арендой конкретно этого зала на целый вечер.

На небольшом всё таком же деревянном столике стоит приличная бутылка ирландского виски и два до блеска вычищенных стакана. Шары составлены в необходимую фигуру, кий в количестве нескольких штук ждёт, пока игроки приступят к своему соревнованию. На момент, когда дверь в комнату наконец открывается, Илай с важным видом восседает в одном из кресел, нерасторопно пытаясь припомнить, какого это, курить обычные сигареты. Пачку Marlboro он прикупил буквально на пути сюда – так, вроде бы на всякий случай.

Отредактировано Elias Moore (17-03-2019 20:08:45)

+3

3

Эти устаревшие традиции и необходимость в обязательном порядке перезнакомиться со всей многочисленной роднёй будущей жены заметно утомляли Элая, как будто он не здравомыслящий человек, уважаемый и даже отчасти почитаемый в определённых кругах, а какой-нибудь шарлатан или бандит, который планирует их дочь, ненаглядное кареглазое сокровище увезти за тридевять земель и запереть в высокой башне, охраняя её как дракон и никого не подпуская на расстояние огненного дыхания, от которого сгорят не только брови, но и залаченный чуб волос. И нет бы собраться всем вместе в одной комнате да устроить ему смотрины, так сказать, посмотреть каков купец, которому они планируют вручить твой неповторимый товар, но нет же.

Бред, одним словом, и очередное приглашение на этот раз выпить пива воспринимает с тяжёлым вздохом и закатив глаза.

К чёрту. Погода не шепчет, но вполне сносная, чтобы добрести до бара неподалёку, который славится обилием рыжеволосых ирландцев и огромным теликом на пол стены, где двадцать четыре часа в сутки крутятся матчи по кёрлингу. Фонтейна даже не удивил выбор Илая, вызвал лишь тихое: «О!» и подпрыгнувшие выразительно вверх брови, будто это действительно была неожиданность. Но увы, нет, слишком предсказуемо, однако это и не плохо, и не хорошо. Просто ожидаемо, как если бы внезапно всплыл факт, что глава семьи Муров последний раз слышал о контрацептивах ещё в прошлом веке, если вспомнить, что для подсчёта его выводка не хватает пальцев одной руки.

Элайджа не тешит себя ожиданиями, не строит прогнозов и просто старается не думать о том, зачем же свату это личное знакомство и какая моча в голову ударила. Хочет набить ему морду, подровнять точёные черты лица? Так впереди ещё целая очередь из желающих, будь добр, занимай место и жди. Убедиться, что малышка Лета берёт в мужья порядочного человека? И тут мимо, репутация некроманта всегда идёт впереди него. К тому же  спохватиться об этом спустя практически месяц, когда в их брачном договоре не достаёт всего пару подписей – это как пытаться угнаться за уходящим поездом, уже просигналившим красными огоньками и издавшим последний долгий гудок перед отправлением.

Маг тушит сигарету о крышку мусорного бака, предварительно стряхнув на землю пепел, проводит ладонями по пальто, очищая его от белоснежных крапинок прогоревшей насквозь папиросной бумаги, и заходит в дверь, за которой его ждёт совсем другой мир, окутывающий шарм полумрака, смешанные ароматы хмеля и солода, из-за которых рот моментально в предвкушении наполняется слюной, красота лакированного дерева, из которого сделаны все элементы интерьера, взаимодополняющие друг другом.

Дойдя до столика Элай уже успевает расстегнуть пуговицы верхней одежды и оставить её на одной из вешалок, рассмотреть Элиаса Мура, который смотрится мягко говоря комично в чересчур расслабленной, будто показательно непринуждённой позе, право, батенька, не стоит твой зять таких представлений, прибереги их для кого другого, кто сможет оценить по достоинству этот жест. Некромант тут же протягивает руку, приветствуя: - Вечер добрый, - и улыбается, когда чувствует крепкую уверенную хватку. Поведение человека, который точно понимал зачем он здесь и с какой целью ворует чужое время, но не брезгует возможностью показать себя лучше, чем он есть, - Я присоединюсь? – указывает кивком головы на ещё не открытую бутылку. Знает, что после пары глотков крепкого разговор пойдёт мягче, сгладятся углы, о которые пока что Элайджа неизменно ударяется боками, когда упускает осторожность в словах.

+5

4

После многолетней и крайне стойкой необходимости в курении трубки сигарета кажется не более чем детским ребячеством, к которому прикладываешься исключительно для коротания времени. Вкус табака, таки зацепившегося за язык, не дотягивает до уровня «удовлетворительный», а эффект, оказываемый подобным видом курения, едва заметен. Хотя чего-то большего сейчас Илаю толком-то и не требуется. Он тушит о пепельницу едва до середины прогоревшую сигарету, после чего немедленно поднимается с кресла.

Ну что же, вот, собственно и он. Бессовестный совратитель, крадущий маленьких девочек из-под родительского крыла. Интересно, чем же он смог так качественно заморочить Лете голову, что та столь стремительно бросилась к заключению очень уж неожиданного брака? Быть может, в последние несколько месяцев граф Мур стал чуть более невнимательно относиться к жизни собственных детей, но явно не настолько, чтобы долгое время откровенно не замечать столь значительной перемены в положении почти самой младшей дочери. Нет, в том, что данное нечто, назвать которое «романом» язык совершенно не поворачивается, закрутилось совершенно недавно, сомневаться не приходится, что лишь разжигает интерес Илая к этому мрачному, овеянному не самыми приятными слухами типу.

- Добрый, - он действительно пытается вести себя максимально непринуждённо, с широкой улыбкой на лице пожимая протянутую руку. Это не осмотр бычка на ежегодной ярмарке, где нужно с хитрым прищуром оглядывать предлагаемый товар и в случае необходимости вовремя отказаться от покупки. В данной ситуации в принципе уже довольно поздно говорить о каком-либо расторжении договора, в заключении которого, по сути, сам Илай вообще и не участвовал. У него нет необходимости долго и в мельчайших подробностях описывать детали экзекуции, которой обязательно будет подвергнут любой, кто посмеет обидеть его любимую девочку. Он просто хочет с ним наконец познакомиться. Быть может, немного выпить, но определённо не давать повода для лютой ненависти к будущему свёкру.

- Конечно, - маг тянется к бутылке и без лишних усилий откручивает пробку. – Только твоего прихода мы и дожидались.

Мы – то есть Илай и виски. Открыть бутылку до появления почти зятя Мур как-то не решился. Нехорошо это, начинать выпивать до начала той самой встречи, для которой эта самая бутылка была и куплена. Да и не настолько уж у графа и пошаливают нервы, чтобы пытаться их успокоить столь примитивным способом. Ему ничего не стоит дождаться прихода Фонтейна, так почему бы не осуществить столь простой к исполнению жест уважения?

Не пролив и капли, маг равномерно наполняет оба стакана, после чего поднимает их, прежде возвратив бутылку на столик, и протягивает один своему собеседнику.

- Я могу обращаться к тебе на «ты»?

Спрашивает, наверное, немного запоздало, но всё-таки вовсе не затронуть этой темы попросту не видит возможности. С одной стороны, Элайджа определённо и хорошенько так его младше, лет минимум на пятьдесят, в подробности данного вопроса он ещё не вдавался, а ещё собирается жениться на его дочери. С другой стороны, это вовсе не отменяет необходимости поддерживать определённую долю официальности в их взаимоотношения. Да и опять-таки, негоже хорошему графу выходить за рамки определённых условностей в общении с окружающими людьми.

Илай делает большой глоток из собственного стакана – ну не открывал же он бутылку только для того, чтобы издали полюбоваться её содержимым.

Отредактировано Elias Moore (24-03-2019 13:19:53)

+4

5

Элай даже надеялся встретить этот взгляд, не ожидал ничего другого. Лета – маленькая принцесса в глазах семьи Мур, а он – ужасный дракон, который похитил её и спрятал в высокой башне.

Жертва и злодей.

Такая ли невинная ваша дочь, мистер и миссис Мур? Может быть, вам стоило поговорить с ней хотя бы раз в жизни? Попробовать узнать, чего она действительно хочет? Но бесплатные советы раздавать направо и налево не входило в планы некроманта, увы, он не семейный психолог, а его услуги стоят слишком дорого и явно не по карману новоиспечённой семейке, с которой он породнился таким витиеватым способом.

Для них всех он будет паршивцем и мудаком, парадоксально лишь то, что чета Муров сама приползла на порог его дома как скулящая подстреленная собака с раненой лапой. Какая им с этого брака выгода Элайджа мог только гадать, но откровенно ему было плевать. Эгоист до мозга костей со своей целью, о которой, опять же, знали только единицы.

Не это ли тревожный звоночек, что дела ковена плохи, раз каждый ведёт свою игру, но никто даже не пытается сесть за один стол и попытаться поговорить? Для Фонтейнов сам пребывание во внутреннем круге давно стало формальностью, за которую цепляешься как за тёплое воспоминание о прошлом, но не можешь выбросить, не поднимается рука.

- Конечно, Элиас, - легко кивнув головой, соглашается некромант, разрушая стены субординации между ними, сжимает пальцами покатые бока стакана, наполненного на три пальца, и вместе со свёкром выпивает залпом, чуть кривится от приятной хмельной горечи на языке и шумно выдыхает.

Виски разбавляет тяжёлые мысли, смахивает с них налёт душного дня, не слишком богатого на события, но каждое из них оставило свой след внутри и желание ненадолго выбросить из головы всё, оставить пустой гул, в котором слышно эхо собственных вопросов, на которые Элай ищет ответы.

- Сыграем? – кивком головы Фонтейн указывает на бильярдный стол, странно, что пустой для такого времени, и спрашивает: - Можете начинать рассказывать зачем вам эта встреча, - усмехается, неспешно, в свойственной ему изысканной манере снимая с плеча пиджак и вешая на спинку стула, - И сколько ещё Муров мне предстоит повстречать прежде чем я получу родительское благословение.

И в горе, и в радости.

С такими темпами о свадебной речи Элайджа задумается не скоро. Не то чтобы маг спешил влезть в петлю супружеской жизни, но само присутствие малышки Леты в его доме уже стало чем-то само собой разумеющимся. Девушка весьма гармонично вписалась в обстановку особняка, как красивая статуэтка на книжную полку, без которой пустовало место и собирало пыль слой за слоем, медь волос гармонично смотрится на соседней с его подушке, рыжий затылок, к которому он прижимается губами каждое утро, пахнет так же, как и его кровать теперь.

Перемена в жизни, которая оказалась удивительно приятной.

+3

6

Этот виски с одного глотка Илай, кажется, способен угадать из тысячи прочих, и всё-таки едва заметно кривится, сглатывая напиток. Ожидаемо приятно – хорошее начало для встречи, что вполне способна в любой момент пойти по куда менее предсказуемому сценарию.

Он заново наполняет вернувшиеся на деревянную поверхность стаканы – просто на будущее, рано или поздно они всё равно обязательно вернуться к выпивке, так почему бы не сделать этого прямо сейчас. Подобные мелочи, готовность каких-либо предметом в любой момент времени сослужить тебе свою службу Муру бесконечно нравится. Разлить напиток по стаканам для него совсем несложно, а так он может даже контролировать количество выпитого.

Нельзя сказать, что погрузится в игру Илаю бесконечно сильно хочется, да всё ещё право отказываться у него напрочь отсутствует.  Он сам позвал его сюда, изначально планируя эту игру в бильярд, приступать к которой сейчас не имеется никакого желания. Граф искал наиболее нетривиальный способ знакомства с будущим родственником, а потому сам же уговорил себя на то занятие, в котором откровенно плох и вообще до конца не понимает. Ну шары, ну палки, да какая, собственно, разница, кто сможет заполнить большее число темнеющих луз? Откровенно говоря, Илай в целом никогда не был огромным любителем каких-либо видов спорта, а интересовался ими исключительно за компанию. Интересно, насколько хорош в этой игре господин Фонтейн? Насколько будет унизительно в сухую проиграть своему будущему зятю?

- Для выдачи благословения, пожалуй, будет достаточно вынести одного меня, - усмехается, подходя к столу, проводя рукой по его лакированному боку. – Мои мотивы, боюсь, совершенно заурядны. Моя дочь выходит замуж, а это как минимум повод познакомиться с её избранником.

Официальными обедами, смотринами Илай уже давно по горло сыт, а потому никак не желает иметь с ними хоть что-то общее. Да и разве сможет он хоть сколько-нибудь узнать этого Элайджу Фонтейна, если Лета будет постоянно находится рядом. Её присутствие как ничто другое скажется на поведении как графа Мура, так и её будущего супруга. Как бы смехотворно не звучало это заявление, однако сейчас общество женщины было бы для них совершенно некстати.

Он пытается смотреть на Элайджу чистым, не затуманенным мнение общества взглядом. Ему нужно совершенно субъективная, но всё-таки собственная оценка. И на первый взгляд Фонтейн кажется как минимум загадочным – в первую очередь внимание так или иначе заостряется на его голубых как июньское небо глазах, чей цвет так хорошо виднеется даже при этом не самом лучшем освящении. Смотрит тяжело, но без надрыва. Сам острый, но от того не менее привлекательный. Да, это замечание выскальзывает как-то само собой, крутится на языке и благополучно остаётся где-то на корке подсознания – окончательно избавиться от него нет совершенно никакой возможности.

Илай берёт в руки кий и заранее заготовленный мел. В конце концом, победа в игре – не цель его сегодняшнего здесь нахождения. Сильном огорчаться закономерному проигрышу нет никакого смысла.

- Можешь бить первым, - в том, чтобы разыгрывать первый ход он не видит никакого смысла. – Признаться, до объявления о помолвке, я даже не знал о ваших отношениях. Как давно вы с Летой познакомились?

Да, он всё ещё искренне надеется, что просто оказался не самым наблюдательным отцом, а его дочь действительно выходит замуж по любви, а не так, как это обычно происходит в семействе Муров.

+3

7

Если бы мерилом привлекательности Элайджи Фонтейна в глазах будущего свёкра было умение красиво, а главное качественно выпивать, а также талант попадать ударом кия по шару в лунку, то ему не было бы равных и некромант мог смело бронировать себе местечко за обеденным столом Муров. Желательно поближе к выходу, чтобы в момент, когда обстановка начнёт накаляться под давлением всё новых и новых всплывающих деталей их с Летой отношений он мог вовремя сбежать не попрощавшись.

Увы, для того чтобы впечатлить сильного мага, главу семьи и графа по титулу этого был немного недостаточно, но, определённо, Элаю тоже было что показать. И почему каждая встреча мужчин, даже без свидетелей этого события, обязательно превращается в негласное соревнование «кто лучше»? Своенравность темперамента, уже ставшая частью генетического кода в процессе эволюции?

Ответа на этот вопрос маг не знал, но когда его опустевший стакан снова наполнился не раздумывая взял его и, отсалютовав округлым боком, осушил в несколько глотков. Как человек, который смешит жить, за Фонтейном не водилось привычки растягивать удовольствие надолго, смаковать каждую каплю и распознавать тонкие послевкусия дубовых бочек.

- Приятно знать, - со смешком отвечает мужчина и, громко стукнув стаканом по столу, подходит следом к бархатному полю для их предстоящей битвы, - Ещё несколько таких встреч, и у моей ненаглядной начнут появляться вопросы с какими рыжими потаскухами я ошиваюсь, если проверит пальто на предмет чужих волос. А оно чёрное, прошу заметить.

На удивление, даже с повышением градуса в крови координация его нисколько не хромает – ступает некромант твёрдо, с присущей ему вальяжностью и лёгкостью снимает со стены второй кий, перекидывает из руки в руку, пробуя на вес. Азарт чувствуется на кончиках пальцев лёгким покалыванием, сам Элайджа будто вытягивается, становится выше, более статным, одним взглядом бросает Илаю вызов, который нет-нет, а придётся принять. Он же сам и бросил ему в лицо эту перчатку.

Однако озвученный вопрос сбивает с него спесь, убирает с лица эту самонадеянную улыбку. Фонтейн специально переходит на противоположную сторону стола и наклоняется над ним, разбивая белым шаром все прочие составленные в треугольник. Так же, как полосатые и одноцветные мячики бестолково ударяются друг о друга, роятся в голове и его собственные мысли, пытаясь уцепиться на правильную.

Увы, в этой ситуации нет правильного ответа, который бы удовлетворил отца, который хоть немного любил свою дочь, своё наследие.

- Полтора месяца назад, - поднимает взгляд, и лишь затем выпрямляется, - Мы познакомились четвертого октября.

Говорить что-либо дальше смысла нет. Наверняка его голос заглушит белый шум, что зазвучит в голове Илая, то ли мешая, то ли помогая справиться с полученной информацией. Элай терпеливо даёт ему это время, возможность распробовать услышанную новость на вкус, пока сам опирается на кий, перенося вес тела на одну ногу.

+3

8

Один точный удар и маленький, но гордый прайд разноцветных шариков разбегается по зелёному полю. Удар хороший, удар уверенный, в принципе, чего-то подобного Илай изначально и ожидал. Он взглядом отслеживает перемещения круглых свидетелей его будущего поражения, не поднимая глаз на мистера Фонтейна, в явном нежелании лишний раз, если это вообще возможно, смутить своего будущего зятя. Всё-таки заданный им вопрос не относится к разряду самых приятных хотя бы потому, что имеет отношение к человеку, к которому они оба должны относиться как-то по-особенному.

Все ответы делятся на два типа: те, в которые так мало верится, но всё-таки очень хочется услышать и те, в получении которых ты почти наверняка уверен, но до самого конца надеешься, что сможешь избежать данной неприятности. Слова Элайджи, к сожалению, относятся именно ко второму, самому разочаровывающему типу. Заслышав их, Илай глубоко вдыхает, после чего выдыхает так тяжело и устало, как на то способен только отец, чьи надежды всё-таки не оправдались. Он поднимает взгляд на Фонтейна и грустно ему улыбается, в очередной раз осознавая всю безвыходность собственной ситуации. А что он сейчас может сделать? Сказать, что не такой судьбы он бы хотел для своей любимой дочери. Что там обязательно должна была встретить любовь всей своей жизни и пройти с ним все уготованные жизни испытания, прежде чем бежать под венец, а не выскакивать замуж за первого встречного? Какие глупости. Его руки связаны, и он сам же себе их и связал, когда пообещал себе не вмешиваться в личную жизнь своих детей. Когда-то, очень много лет назад его собственные родители уже помешали ему хотя бы внутренний покой, и он никак не намерен повторять их глупые ошибки.

- Надеюсь, у вас были веские причины, чтобы назначать дату всего через полтора месяца после знакомства, – он вновь присматривается к положение шаров на столе, но секунду спустя, осознав сказанное, поспешно снова поднимает взгляд на Фонтейна. – И, надеюсь, дело не в незапланированной беременности.

Наверное, последняя фраза была лишней, но в момент своего произнесения показалось Илаю совершенно необходимой. Прежде он как-то не думал о том, что одна из его дочерей может выскочить замуж по такому вот не самому приятному поводу, этот вариант как-то не укладывался в его полной доверия к собственным детям голове. И всё-таки это развитие событий довольно сносно могло бы послужить для него причиной, по которой его дочь решила так быстро принять решение о своём браке. Нет, безусловно, он был бы совсем не против наконец стать дедушкой, да вот только было бы гораздо лучше, если бы это случилось при каких-нибудь более статичных обстоятельствах.

Он всё ещё прокручивает в голове этот неприятный факт в полтора месяца, когда наконец ударяет по шару, который, в свою очередь, помогает своему полосатому сородичу закатиться в лузу. Что же, это весьма неплохо, учитывая, с каким трудом подобное обычно у него получается. А был ли вообще сейчас его ход? Или сейчас всё ещё должен был бить Фонтейн? Совсем немного ошеломлённый новостью Илай вполне мог перепутать очередность их ходов.

- Знаешь, а может быть это даже к лучшему, - однажды выбрав для себя роль хорошего родителя тем самым предоставив Вивьен возможность назваться плохим, граф Мур очень старательно придумывает вслух оправдания данной ситуации для самого себя. – Вас же никто не заставляет теперь жить вместе до скончания веков. Не понравится – всегда можно развестись, верно? Любой опыт – это всегда хорошо, каким бы он в конечном итоге ни был.

С недавних пор он сам стал большим любителем разводов, а потому посчитай Лета необходимым пройти через это самостоятельно, он обязательно её бы поддержал. Назло всем заведённым в семействе Муров традициям.

+3

9

Реакция Илая даже лицеприятнее, чем Элайджа ожидал. Думал ли он, что скандальный граф устроит ему истерику? Возможно. Или что попробует его отчитать как собственного сына, наставляя на путь истинный? Маловероятно. Однако столкнувшись с трезвым благоразумием и не присущей семье Муров рассудительностью опешил настолько, что даже пропустил свой удар – правила стола с шестью лунками диктовали, что первенство ещё на его стороне, но теперь Фонтейн его упустил.

Как и полагается хорошему отцу, Элиас желает для своей дочери только лучшего, его можно понять и простить чрезмерную осторожность и любопытство, которое привело к этому разговору. Намеренно ли или это часть образа, но роль хорошего полицейского в их семье определённо досталась ему, и желание держаться с ним искренне пришло само собой, как и навязчивая идея капнуть глубже яму семейных тайн Муров. Быть может, всё не так гладко, как выглядит со стороны? Некромант делает себе заметку спросить об этом позже, когда в узком горлышке бутылки уже можно будет рассмотреть прозрачное дно.

- Нет, что вы, - немного придя в себя отвечает маг, широко обаятельно улыбаясь, одной из тех ухмылочек, что обычно приберегает для камер или интервью, - Хотя вам ли говорить о детях?

Маленький камушек в чужой огород, сопровождаемый ухмылкой. Плодовитости главы рыжего семейства можно только позавидовать. Ну или задаться неуместным для того, чтобы задать его вслух вопросом, все ли отпрыски – его родная кровь. Судачить могут всякое, но что из этого правда, а что вымысел не знает никто.

- Может быть однажды, но не так быстро, - добавляет немного подумав.

Огненная вода растекается по телу, то ли в помещении становится слишком душно, хотя куда там, их всего двое, то ли крепкий алкоголь пробирает изнутри. Мужчина закатывает рукава рубашки до локтей и в свою очередь наклоняется над столом, как и положено правилами упираясь одной ногой на пол, и ударяет концом кия по покатому боку шара, отправляя его и яркий красный с цифрой восемь в лунки. Возможность отыграться ещё не упущена, хотя и надо признаться глазомер сбился, как и аккуратный уложенный хохолок волос на голове. Будь проклято волнение и дурацкая привычка убирать пятерней упавшие на лоб пряди, из-за чего он так переживает Элайджа не может сказать наверняка даже самому себе.

Видимо, Илай – первый из Муров, на чьё мнение о себе ему откровенно не плевать. Мужская солидарность? Быть может.

- Только время покажет, как всё сложится, - слишком беспечно для того, о чьём будущем идёт речь, Фонтейн пожимает плечами, упираясь кием в пол и придерживает его сложенными в замок руками, опуская подбородок на сплетение пальцев, перенося вес тела на опору, - Вы воспитали замечательную дочь, Илай, и с ней всё будет хорошо, даже если не моими силами.

Почему-то желание заверить отца будущей невесты в её благополучии свергает вниз все прочие, складываясь в эти слова. Уместные или нет – судить не ему, но некромант правда старается быть хорошим человеком. Вдумчивым. Не говорить больше или меньше, чем собеседник хочет услышать, чтобы не разрушить его и без того заниженные ожидания, а вряд ли кто-то ждёт многого от человека с такой репутацией, как у показушника и интернет-звезды, заработавшего свою славу обманом и жульничеством.

+3

10

Укор в собственный адрес Илай встречает в удивлении приподняв бровь. Или это вовсе не укор? В самом деле, он прожил с Вивьен почти целый век, и всего пятеро детей за столь значительный отрезок времени не есть что-то совершенно необычное. Конечно, здесь следовало бы учитывать обстоятельства их появления, но речь сейчас совсем не об этом. Сейчас Илай был скорее удивлён тем фактом, что Фонтейн вообще решил поднять данную тему. Как-то слишком странно было услышать об этом из уст будущего зятя. Мур хотел было обратить его внимание то, что все его дети были рождены в браке и подобное замечание с его стороны несколько неуместно, но всё-таки решает промолчать. Эта не та тема, что сейчас требует развития.

- Но и не слишком поздно, - вместо этого произносит он. – Мне всё-таки хотелось бы успеть познакомиться с внуками.

В связи с довольно большой продолжительностью жизни магов, у последних появляется прекрасная возможность успеть увидеть не только собственных внуков или правнуков, но и их собственных детей. По крайней мере, так бы оно было, считай маги необходимым заводить детей почти сразу по достижению определённого возраста, как это нередко принято в человеческих семья. Обзаводиться детьми маги не слишком-то спешили, по крайней мере в семействе Муров. Сам Илай был лично знаком ну максимум со своей прабабушкой, да и то, только по материнской линии. Теперь подобная участь ожидала и самого Элиаса. Земную жизнь пройдя до половины, он всё ещё не имел возможности именовать себя чьим-то дедом, что с каждым новым десятилетием всё сильнее начинало его беспокоить.

Пока Элайджа совершает свой удар, Илай возвращается к столику и поднимает свой всё ещё наполненный стакан. Желание сделать хотя бы пару глотков во время подобных разговоров скорее похоже на навязчивую привычку, чем на необходимость. Волнение можно спокойно пережить и на трезвую голову, и без никотина в крови, однако человека это никогда не останавливает. Прежде всего употребление спиртных напитков – это определённый ритуал, а уж потом панацея от всевозможных душевных расстройств. Изначально было понятно, что разговор с Фонтейном так или иначе заставит его поволноваться, но вначале ему всё же хотелось надеяться на некоторую собственную сдержанность. И всё-таки подобное проявление собственной слабости Мура сейчас не слишком беспокоит. Пусть Элайджа видит, что он действительно переживает за дальнейшую судьбу своей дочери, что действительно заинтересован в наилучшем будущем для неё. Глупое хладнокровие и желание скрыть собственное небезразличие уже давно ему осточертели, а потому если Илаю хочется запить не самые приятные новости, он просто берёт и делает это, без посторонних мыслей и оглядок на мнение окружения.

- Ну, пока ещё твоими, - теперь стакан справедливо можно было бы именовать опустевшим. – Хотя нет, - по одному выражению лица можно заметить, как в голове его рождается новая мысль. – Нашими общими силами.

Хватает ли тривиальной похвалы, чтобы получить родительское благословение? Вопрос совершенно неоднозначный и ответ на него скрывается в том презабавном факте, что это самое благословение никому больше и не требуется. Всё, на что способен сейчас Илай, так это попытаться наладить отношения с этим не самым понятным человеком, что совсем скоро станет мужем для его дочери. И если для это потребуется сыграть ещё пару десятком партий в бильярд и выпить тройку сотен бутылок, он определённо на это согласен.

+2


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » герои нашего времени


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC