РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » не буди во мне зверя


не буди во мне зверя

Сообщений 1 страница 30 из 31

1


http://media.tumblr.com/de2418523c37e4c79be79c35249873de/tumblr_inline_njbql74dQj1scgyp8.gif https://i.gifer.com/605L.gif

Иветт Баркер, Палмер Уилсон
ноябрь, улицы и клуб


если я ревную, значит ты моя. и я убью любого, кто на тебя смотрит.

Отредактировано Palmer Wilson (09-03-2019 20:37:53)

+1

2

Очередная ночь в клубе, очередная смена и снова ощущение, что я что-то упускаю. Последние полторы недели я была сама не своя, тем более что Палмер кажется снова про меня забыл. На самом деле я просто сбегала с работы куда раньше него, просто потому что боялась собственного к нему влечения. Меня так пугали собственные эмоции, что я, опасаясь, что просто буду молить его хотя бы еще об одной минутке внимания, в итоге сбегала, стоило только клубу закрыться. Я даже не брала дополнительную работу на руки, просто потому что боялась, стоит ему подойти ко мне, я просто сдамся. Окончательно и бесповоротно. Пока я старалась держаться на расстоянии, я была как будто чуточку спокойнее, хотя все равно никак не могла отвести от него взгляда, стоило ему появиться на сцене и диджейским пультом. Я все время наблюдала за ним из темноты, в перерывах между заказами и вспоминала ту единственную ночь, когда все мои барьеры рухнули. Он сломал их так легко, на самом деле даже не применяя усилий, что мне это просто вводило в ужас. А теперь он не пытался ко мне приблизится, словно для него это ничего не значило… Противоречивые мысли, не так ли? Да, так оно и есть и за это я ненавидела себя еще сильнее. Я сама избегала разговора с ним, но втайне жалела, что он не пытается поймать меня раньше, прежде чем я сбегу опять. Может быть он давал мне время подумать, а может быть его просто не волновали мои мысли, потому что спустя полторы недели мы так ни разу и не заговорили. С того момента, как я покинула его квартиру, меня грызла совесть. Как я могла отдаться ему в первую же ночь? Страшно подумать что он вообще теперь обо мне думает…
  Темно синяя юбка карандаш длинной чуть выше колена, белая блузка, застегнутая на все пуговицы под самое горло, синяя жилетка, Черные туфли на высокой платформе и каблуке и белокурые волосы, убранные в высокий конский хвост, открывающий тонкую шею. На моем лице сияла улыбка, такая же пустая и профессиональная, как электрическая лампочка, но все равно работающая просто превосходно. Посетителям всегда нужно улыбаться, даже если они оказываются еще тем дерьмом, за это нам платят деньги. Многих подкупают мои милые ямочки на щеках, некоторых привлекает аккуратный чуть курносый нос, но все как один они часто оставляют мне хорошие чаевые, которые сейчас мне просто необходимы.
  Сегодня народу особенно много, я разочарованно думаю о том, что нет времени даже полюбоваться Палмером и послушать, как он поет. Его голос ласкал кожу так, что казалось, он поет именно для меня… Но так думала явно каждая девушка в клубе, потому что стоило Уилсону выйти на сцену и встать у микрофона, как на танцопл повалили восторженные девицы, в юбках, едва закрывающих задницу. Я с тоской подумала, что возможно кому-то из них повезет сегодня оказаться в его объятиях и сердце кольнула ревность. Хотя, безусловно, я не имела права его ревновать. Одна совместная ночь точно ничего не меняет. Я прошла мимо визжащей толпы с подносом в руках, на котором стояли напитки и прошла к одному из столиков, чуть присела, расставила красивые бокалы на столик и с улыбкой спросила, нуждаются ли молодые люди еще в чем-то. Один из них с теплой улыбкой заметил, что пока я свободна и как-то задержал на мне взгляд, что мне тут же стало неуютно. Я поспешила ретироваться и уже через  несколько мгновений оказалась в коридорчике, ведущем в подсобные помещения клуба. Кухня, раздевалка, кладовки и служебный туалет, это крыло полностью принадлежало персоналу. Но не успела я и нескольких шагов сделать, как услышала позади себя голос.

- Иви, вот ты где! – послышался знакомый и такой надоедливый голос. – А я тебя повсюду ищу!

- Оо, Крис, - я обернулась, натянув на себя такую же дежурную улыбку, которую дарила всем посетителям, не собираясь давать повода парню подумать, что я флиртую.  – Что-то случилось?

- Да… - начал было парень, - То есть нет… То есть, я хотел сказать…

- не тяни Крис,у меня не так много времени на разговоры, - да, поучилось слегка грубо, зато честно, ведь парень может до неприличного долго пытаться начать разговор. Еще одна из причин, почему я не рассматриваю его как претендента на роль моего бойфренда. Слишком стеснительный и нерешительный для того чтобы соответствовать моим предпочтениям. Я  люблю решительных парней… Заметив, как парень изменился в лице, я тут же пожалела что была с ним груба. Он же не виноват, что я ему так понравилась, что рядом со мной он теряет уверенность в себе. – Прости, я немного устала… - я махнула рукой, показывая, что не хочу об этом говорить, - Так что там у тебя?

- Я хотел пригласить тебя куда-нибудь сегодня после смены, - выпалил парень, засовывая руки в карманы штанов, а я даже не удивилась. Он давно пытался меня пригласить куда-нибудь, но до сих пор попытки не увенчивались успехом. Ничего не поменялось и сейчас… - Если ты конечно не против…

- Крис, - я устало закатила глаза, - Я уже говорила тебе, что у нас ничего не получится. Ты просто не в моем вкусе, прости, - опять слишком резко, но каждый раз объяснять ему одно и то же я устала. – ты хороший парень и все такое, но наверное для меня ты слишком хороший, понимаешь?

- А он значит достаточно хороший для тебя? Не больше, не меньше, а в самый раз? – вдруг резко ответил парень, нахмурившись. Откуда-то наконец у него появилась решимость, но это все равно уже ничего не меняло.

- ты это о ком? – спросила я, сложив руки на груди.

- О Уилсоне конечно, - фыркнул парень. – Ты думаешь, я не видел, как ты на него пялишься? – он сделал в мою сторону пару шагов, тогда как я машинально сделала пару шагов назад, стремясь не уменьшать между нами расстояние.  – Я думала ты умнее, ты ведь ему нафиг не нужна! – он начинал наступать на меня, что все таки меня удивило. Я двигалась назад, пока он пытался ко мне приблизится, пока не уперлась спиной в стенку. – Он только поиграет с тобой и бросит! Зачем он тебе, когда есть я? Ты ведь мне действительно нравишься, Иветт…

- Крис, отодвинься от меня, - попросила я, чувствуя неладное, - я не собираюсь вести с тобой этот разговор. Ты позвал меня на свидание, я отказала. Все. Разговор окончен… - только почему-то я была уверена, что это только начало и продолжение врят ли мне понравится…

+1

3

[indent] Слишком много смен, даже для вампира. Слишком устал, слишком измотан и даже понимал, что с радостью провел бы ближайшую неделю вне клуба, вне города, да и вне себя тоже. Последнее время было слишком сложно. А масло в огонь подливал хороший друг, с которым Палмер пересекся сразу после того, как Иветт Баркер покинула его дом. Его постель. Фак, куда опять потекли мысли, скажите на милость? Словно и не было той недели, в течении которой он убеждал себя, что маниакальное преследование - это плохо, и уж тем более плохо, если причина ему - вкус ее крови и ее громкие стоны в постели. Врет. Сам себе врет, не сознаваясь, что причина этого - сама девушка. Что он следил за ней всю неделю, пока она шла домой, или разносила напитки не потому что он вампир, который возжелал крови, а потому что она ему понравилась. Он просто не допустил пока еще подобной мысли в свою голову.
Его лучший друг убеждал его, что все, что было - голод, вкус крови и желание секса. Что париться не стоит и он успокоиться через неделю, когда попьет донорской. Только вот не работало, становилось все хуже, он сам себе напоминал психа-маньяка.
[indent] Сегодня ничем не отличалось в этом вопросе от вчерашнего дня или позавчерашнего. Он стоял за пультом, делал вид, что усердно работает, а сам прислушивался к каждому диалогу Иви, словно от этого зависела ее жизнь. И да, пока еще он не знал, что зависит не жизнь, а благочестие. Она кружила вокруг столиков, а он понимал, что сегодня обещал владельцу развлекать толпу живой музыкой - черт, это кайф, но он так устал. Хотя, стоило ему взять микрофон и услышать первые ноты музыки, начать петь, как усталость отступала, словно понимала, что ей не рады, и стоит катиться нахер, если она не хочет огрести по полной. И непередаваемое наслаждение, когда песня разносится по залу, когда толпа подхватывает каждое чертово слово, беснует, кричит, просит тебя обратить внимание на каждого в отдельности.
[indent] Он слышит крики фанаток, что просят посмотреть на них, позвать на сцену, уделить им крупицу внимания. Но его не тянуло так поступать. Не тянуло, пока он не увидел за сценой владельца, который намекал жестами, что сейчас убьет певца. Ох, срань господня, ты не мог не прийти сегодня? Хотя о чем это мы, бесплатная выпивка, да, мистер Диллиган?
[indent] Он вылавливает из толпы девчонку, что визжит громче остальных - от ее криков разболится голова и у мертвого, но он на работе и приходится терпеть. Он спрашивает ее имя и узнает, что девчонка, что готова умереть от счастья - Ханна. Какое стремное имя, а. И он позволяет ей находиться на сцене, пока поет сам. И радуется, что не выдал ей микрофон, потому что этой девочке корова не просто наступила на ушт, но попрыгала и позвала подружек. Ужас.
[indent] -Спасибо!! Палмер помогает девчонке спуститься, предварительно, при всем зале, расписавшись над ее грудью - удивительно, что эта дура не разделась перед всеми прямо тут, лишь бы привлечь его внимание. И он вздыхает, возвращаясь к пульту и включая набор композиций - можно немного расслабиться, пока толпа снова не запросит живого звука и Палмера на сцену. Толпе всегда мало, больные люди не понимают, что иногда хочется не вставать с места. Даже если ты вампир, у которого на завтрак была порция любимой донорской первой отрицательной. Но усталость штука стервозная, не позволяющая просто так расслабиться.
[indent] И он вздыхает, смотря на толпу, выискивая взглядом Иветт - слишком долго не видно. Пытается услышать ее голос среди толпы, шума и музыки, и впервые задумывается о том, что стоит её найти. Мысль о том, что все глупости и она не маленькая как приходит, так и уходит из его головы, когда он ловит голос. Парня, а не милой девчонки, но он произносит ее имя, вынуждает обратить на себя внимание, что Палмер сразу и делает. И злобная мысль посещает сознание. Ищет он её. Дебил, сложно не заметить единственную красивую девушку в зале, а он ее ищет. Ты случайно свои мозги там не находил, пока искал Иви? Закатывает глаза, но прислушивается дальше. Сам не понимает зачем. Ревнует? Было бы к кому. Да и кто она, чтобы ревновать?
[indent] Ответа на свой вопрос он так и не получил, и даже не успел задуматься о причинах собственной ревности, услышав милый голос, который буквально успокаивал дьявола в душе. Он уже почти прекратил слушать, когда тон голоса Криса сменился, заставил Палмера напрягаться и выпрямляться. Стискивать кулаки и сжимать челюсть. Хотелось разбить ему лицо просто за утверждение о ненужности Иви для него. Но с чего вдруг? Господи, эта чокнутая головная боль от мыслей! Ты ведь мне действительно нравишься, Иветт... Скотина! Палмер психовал. Потому что это он любил называть ее полным именем, это он имел право приближаться к ней, а не этот жалкий ублюдок, который даже не в состоянии был бы защитить ее. И голос милой девушки, который окончательно обращает Уилсона в чудовище, которым он по факту и был. Рычит, срывается с места и спустя пару секунд кладет руку на плечо Криса, который нависает над маленькой по сравнению с ним девушкой и резко разворачивает к себе, не пытаясь уменьшить силу рывка. Хруст. Кажется, вывихнуто плечо? Прости. Хотя нет.
[indent] -Мне кажется, тебе сказали отодвинуться. Пойти мимо. Разговор окончен - так она сказала? Он зол, он удерживает Криса за плечи, и ему плевать, что сейчас, сжимая руки, он может сломать его кости. -Урод! Ты мне плечо вывихнул! Совсем спятил?! Откуда такая дурь только... Палмер рычит, -закрой свой рот! И запомни, последняя ты крыса, Иветт не пойдет с тобой на свидание, даже если ты того захочешь всей своей душой. И если... Но его перебивает этот идиот. -Она пойдет туда, куда захочет и я добьюсь ее. Нафига тебе она, ты же можешь трахнуть все, что движется, попробуй откажи Палмеру.. Все вешаются.
-А ты завидуешь? Он лишь усмехается в лицо парня.
-А я заберу себе Иви. Все в выигрыше. Ой, зря ты это сказал. Уилсон поднимает его, держа за плечи. Оглядывается на Иветт, и срывается с места - не лучший вариант выяснять отношения посреди клуба. А вот в переулке возле него всегда пусто. И Палмер пользуется этой пустотой, когда оказывается в переулке, швыряет парня в стену, а через доли секунды поднимая и прижимая к стене, обнажая клыки и испытывая единственное желание - убить. -Иветт Баркер - моя. И он уже готов вырвать ему глотку клыками, предварительно лишив крови. Делая это максимально больно.

+1

4

что с нами могут сделать эмоции? Те, которые разъедают твои сердце и душу, те, которые кипят в тебе раскаленным маслом и которые никак не получается справиться. Они сводят нас с ума, час за часом, день за днем, до тех пор, пока не вырываются наружу. Крис для меня был прекрасным примером человека, который поддался своим эмоциям, буквально обезумел от них и уже не видел грани, за которую не стоит перешагивать. Он ее перешагнул в тот момент, когда задел тему моих чувств к Палмеру, которые я и так старалась запрятать как можно дальше. Пусть для себя самой я уже поняла, что безнадежно влюблена в него, остальным об этом знать не обязательно. Тем более самому Палмеру. А то что у вампиров прекрасный слух, я не сомневалась. Крис двигался в мою сторону медленно, но решительно, словно хищник, который готовился к броску. А я прижалась спиной к стене, почувствовав беспокойство вперемешку со страхом, который до этого кажется забыла, благодаря Уилсону естественно.

- Я терпел от тебя отказы целый год, - шипел мне в лицо Крис, приближаясь так близко, что расстояния между нами почти не осталось. - Но я увидел, как ты смотришь на него и понял, больше времени я не могу тебе дать...

-Мне кажется, тебе сказали отодвинуться. Пойти мимо. Разговор окончен - так она сказала? - я увидела, как резко кто-то развернул Криса, одновременно услышала хруст костей и на мгновение зажмурилась, подумав что Палмер ему что-то сломал. А именно его голос разрезал тишину. Я тут же распахнула глаза, увидев разъяренного вампира, сжимающего плечи парня. Крис возмущенно воскликнул, на что Палмер лишь зарычал. - Закрой свой рот! И запомни, последняя ты крыса, Иветт не пойдет с тобой на свидание, даже если ты того захочешь всей своей душой. И если... - мои глаза расширись от ужаса, я закрыла рот ладошкой, не в силах пошевелиться. Я не боялась Палмера, ведь он сам сказал мне его не бояться, но я боялась того, что он сделает с Крисом. И вообще я не понимала, отчего он вдруг впал в такую ярость, за целую неделю он ни разу не показал, что я ему все еще интересна, а тут взбесился так, словно я целиком и полностью принадлежу ему.

  Разговор между парнями продолжался, словно меня вовсе здесь не было и Крис на удивление держался храбро. Хотя я бы назвала это глупостью, ведь он все еще не понимал, что ему грозит. Я понимала и даже сочувствовала, ровно до того момента, пока не прозвучала следующая фраза.

-А я заберу себе Иви. Все в выигрыше - сказал Крис уверенно и я вскипела.

- Эй! Я вам что, вещь? - возмущенно воскликнула я, но меня уже никто не услышал. Палмер схватил Криса и ринулся в сторону запасного выхода, туда, где был узкий и темный переулок. Там стоял большой мусорный контейнер, куда мы сбрасывали все отходы и скорее всего, участь Криса была похожей. Если Палмер его убьет, лежать парню в мусоре и гнить... И почему-то я совсем не сомневалась в том, что должно произойти. По этому я бросилась следом, едва дыша, боялась не успеть, ведь Палмеру нужно всего несколько секунд, чтобы убить парня. - Палмер! - воскликнула я, выбегая в переулок, даже не заметив, как там холодно. Мне нужно было только остановить вампира, пока не стало слишком поздно. - Палмер, не убивай его! - я вцепилась тонкими пальчиками в его плечо, зная, что не смогу даже сдвинуть его с места. Сейчас доя меня было главным не позволить ему убить, ведь тогда я буду считать себя виноватой. Мне не было жаль Криса, как не странно, но я боялась, что если Палмер подастся собственному зверю, еще одна маленькая часть человечности в нем умрет. И умрет что-то во мне. Но как объяснить это парню, который сейчас во всем видит негатив? Я несколько раз судорожно вздохнула, глянув в испуганные глаза Криса, кажется только теперь он понял, что его жизни угрожает опасность, только потом попыталась говорить с вампиром спокойно. Я все еще не боялась его, я до ужаса испугалась ситуации, в которой может погибнуть человек. - Тебе не обязательно его убивать... Ты можешь... - пауза, я сама испугалась собственной мысли, но все таки озвучила ее. - Ты можешь внушить ему...

+1

5

На улице тихо, пусто. Красота просто, одним словом. Никто и ничто не помешает ему вгрызаться в шею, оставляя жалкое создание без последней капли крови, а после просто сжечь тело. И откуда эта животная злость? Он всего-то подкатывал к Иви. К моей Иви! И новая волна злости окутывает, как туман, мешает дышать, душит собой, вынуждает рычать и срываться с обрыва в кровавую пучину, из которой не выбраться без потери. Правда вопрос хороший, что будет потерей - жизнь этого выродка он потерей не считал. А вот крупицу своей души - какая душа, он труп. И уже больше ста лет он труп, который убивает, чтобы жить. И ничто не останавливало его по сей день.

Крик девушки даже не отвлекает, хотя она зовет его по имени. Он не оборачивается, сжимая руку на шее парня, который начинает задыхаться и стонать от недостатка кислорода. Сдохни. Никто даже не будет тебя искать, жалкое ты подобие человека. Хрип задыхающегося - приятная музыка, которая наполняла слух, закрывала все остальное и жажда крови нарастала с каждой минутой.
Он ощущает прикосновение к себе, но лишь дергает плечом. Слышит ее голос, но не отпускает руку, оборачиваясь на блондинку, которая смотрит на него. Он - чудовище. Что там сказал Крис? "как ты пялишься"? Ну, как тебе такой вид, когда он готов не просто выпить крови, а убить? Когда глаза затуманены желанием крови, а клыки блестят в темноте, царапают губу, когда нет преград, чтобы сорваться и убить жалкое создание, что тебя хотело получить.

-Не влазь! Он срывается. Кричит. Не лезь,мой маленький и милый человек, это не твое уже дело. Вернись в клуб, тут холодно. Я просто уничтожу эту тварь и вернусь к тебе. Успокойся. -Какого ты вообще кинулась его защищать?! Теперь ревность поднимается с новой силой. -Или что, так важно, будет ли жить твой фанат? Приятны ухаживания? Отчего же ты не сказала это с неделю назад? Или не согласилась пойти с ним на свидание сегодня? Отличный же вариант. Он просто сдает себя с головой, показывая, что подслушивал, контролировал, проверял и опасался. И тихо рычит, -да он даже защитить тебя не сможет! Глянь, трусливое подобие человека...
Палмер поднимает руку выше, и ноги парня перестают касаться земли.
Он хрипит, бормочет его имя, он боится смерти. Трус. Нет ничего страшного за рубежом. И снова оборачивается на Иветт. Он так зол, так переполнен ревностью, что сейчас готов высказать ей все, а после просто свернуть шею ее несостоявшемуся ухажеру, оставив ее горевать над жалким телом, вернуться в клуб и отдаться сладким утехам, чтобы просто забыть, как ты спасала человека. Что, Иветт, может, ты его любишь? Его?
С презрением переводит взгляд на это создание. Как можно его любить вообще? Это? Жалкое, противное. Серьезно, Иветт? И откуда эта тупая боль от мысли об этом? Чего вдруг его так волнует, любишь ты эту тварь или нет? -Ты ебаное.. Какого, Пал.. Монстр.. Пусти!
Отрезвляет. Он держит за шею, он видит синяки, что уже расползаются по шее парня и дергает на себя, душа. Смотря, как лопаются капиляры в глазах от давления. Как он теряет остатки сознания. -Ты не достоин даже следов от ее ботинок на песке. Ты жалкое создание, которое даже не понимает, насколько великолепна эта особа. Ты блять жить в одном мире с ней не должен. Слегла ослабевает хватка, оборачивается на Иветт. Скрывая боль во взгляде. -Что, дорог тебе так, что даже не дашь его грохнуть? Усмехается. Горько. -Может, внушить ему быть твоим рабом? Целовать каждый твой шаг, молиться на тебя, или наоборот пусть навсегда забудет о том, что ты существуешь. Зол. Ревнив. -Или убить и конец всему? Никаких проблем. Лишь усмехается.

+1

6

Я не уверена, что могу хоть как-то повлиять на Палмера, особенно сейчас, когда он в такой дикой ярости. Причину этой ярости я не до конца понимаю, хотя все симптомы на лицо. Кажется этот вампир ревновал, ревновал так сильно, что готов был убить Криса только за то, что тот посмел ко мне подойти. Я вспомнила слова Уилсона, когда он говорил мне, что больше не должен видеть его поблизости, но я не придала значение этим словам, ведь отвечать взаимностью Крису я не собиралась, а совсем избежать его общества все равно бы не получилось. Мы же работаем вместе! Но сейчас, видя как пальцы вампира впиваются в его горло, сжимая так сильно, что останутся синяки, я подумала, что отшивать Криса нужно было более доступно и прямо... Хотя, куда еще доступнее? Я же прямым текстом ему сказала, что у нас ничего не выйдет. Я сжимаю тонкими пальчиками плечо Палмера, желая привлечь к себе его внимание, но тот кажется даже не замечает моего прикосновения, все его внимание сосредоточено на своей жертве. С его губ срывается рычание зверя, но я не отступаю и тогда он все таки оборачивается ко мне, давая возможность увидеть его во всей красе. Налитые кровью голубые глаза, которые я так полюбила, клыки, царапающие губы до крови, те самые, что я с упоением целовала, боясь оторваться хоть на секунду. Я не боюсь его зверя, он запретил мне бояться. И я хочу приласкать его, успокоить, дать понять, что волноваться не о чем...

-Не влазь! - кричит он полным от ярости голосом, так что я вздрагиваю, но не отступаю. -Какого ты вообще кинулась его защищать?! - его пальцы чуть сильнее сжимаются на горле Криса, я вижу краем глаза, как он пытается вырваться, но не рискую смотреть на него прямо. Сейчас я должна успокоить Палмера, уговорить его не убивать. -Или что, так важно, будет ли жить твой фанат? Приятны ухаживания? Отчего же ты не сказала это с неделю назад? Или не согласилась пойти с ним на свидание сегодня? Отличный же вариант. - я лишь качаю головой, поражаясь тому, как сильно его захлестнула ревность. Разве он не понимает, что мне никто не нужен кроме него? Хотя, откуда же ему знать, последнюю неделю я вообще его избегала. Голос Палмера снова срывается на рычание, мои пальчики чуть сильнее сжимают его плечо, не отпуская. -да он даже защитить тебя не сможет! Глянь, трусливое подобие человека...

- Не говори глупостей, - я говорю почти спокойно, только голос выдает волнение и страх, хотя боюсь я вовсе не вампира. - мне не нужен Крис! Я же сказала ему прямо, что ничего не выйдет! Просто не нужно убивать человека только за то, что он полез не к той девушке! Палмер, послушай меня... - но он меня уже не слышал. Он снова повернулся к своей жертве, поднимаю руку так, что парень перестал доставать ногами землю. Я видела как наливаются кровью его глаза, как он хрипит и как боится смерти, это пугает так сильно, что глаза едва не вылезают из орбит. Я не хочу смотреть как он умирает, он не должен умереть из-за меня. И я начинаю трясти Палмера за плечо, в панике думая что можно сделать.

-Ты не достоин даже следов от ее ботинок на песке. Ты жалкое создание, которое даже не понимает, насколько великолепна эта особа. Ты блять жить в одном мире с ней не должен - наверное в другой ситуации я сочла бы это признанием в любви или еще какого-то чувства, но сейчас я думала только о том, что еще немного и человек погибнет из-за меня. Сердце колотилось так бешено, что я не сразу поняла, что Палмер обернулся ко мне и что-то говорит. -Что, дорог тебе так, что даже не дашь его грохнуть?  Усмехается. Горько. -Может, внушить ему быть твоим рабом? Целовать каждый твой шаг, молиться на тебя, или наоборот пусть навсегда забудет о том, что ты существуешь. - Зол. Ревнив. -Или убить и конец всему? Никаких проблем

- Ты идиот, Уилсон! - кричу я, все еще пытаясь оттащить вампира от его жертвы, который кажется уже потерял сознание. - Он мне не нужен! Слышишь? - я обхватываю ладонями лицо парня, заставляя смотреть на меня. Я хочу, чтобы он услышал меня, понял, что я хочу сказать. - Я не хочу, чтобы из-за меня кто-то умирал! Я не хочу быть виновницей чьей-то смерти, пусть это даже будет кто угодно, понимаешь? Я этого не перенесу! - я провожу одной ладонью по щеке вампира, запускаю пальцы в волосы, заглядывая в его глаза, где не пойми откуда вдруг плещется боль. - Мне ты нужен, Уилсон, слышишь? А он того не стоит. Не стоит марать об него руки! Отпусти его... Пожалуйста... - постепенно мой голос становится тише, я словно уговариваю суицидника от своего решения умереть, хочу чтобы он понял смысл моих слов и отступился. Мне холодно и страшно, меня сотрясает мелкая дрожь и меня пугает одна мысль о том, что я могу бытьвиновницей смерти Криса, просто потому что понравилась ему...

+1

7

-Плохо сказала, раз он был готов тебя изнасиловать чуть ли не отходя от стенки клуба! Палмер фактически кричит, забывая о том, что несмотря на глухость переулка, рядом была улица. И не дай бог кто решит обратить внимание на закоулок. Впрочем, сейчас ему было настолько все равно, что он мог просто убить половину города, наплевать на конклав и даже не задуматься о том, что, возможно, вернуться сегодня в свою квартиру у него уже не выйдет, как бы он того не возжелал. Хотя, однажды он убил человека и ничего не было - может, повторить? Убить Криса, отправить его нахер на помойку и забыть о существовании претендента на сердце Иветт Баркер. Почему бы и нет, учитывая, что она слишком сильно привлекала к себе внимание этого жалкого человечишки. Тем более, пытаясь защитить его. Словно это жалкое тело хоть что-то значит. Ага, сто раз.

И он не слышал, что она пыталась донести до него дальше - он не был в силах слышать ее слова, готовый буквально вгрызаться в шею урода, вырвав смачный кусок плоти, навсегда окончив его не сильно занимательный путь. И вряд ли было хоть что-то, способное остановить чудовище, которое желало убивать сильнее, чем оставить в живых. Это не Иветт, укусив которую можно надеется, что будут силы и здравый смысл прийти в себя.

И крик, разрывающий холод улицы. Он наконец реагирует, смотрит на девушку. Отличный вариант - назвать вампира, что готов убивать, идиотом. Рабочая схема, так сказать. И он замирает, хотя уже был готов просто уничтожить жалкое подобие живого существа, что еще пытается вырваться, цепляясь за его руку. Но ее слова о нежелании быть причиной гибели кого-то не работают. Внушит забыть и успокоиться. Не её вина, а вина Криса, что стремиться убедить ее встречаться. Сам дурак, нечего было подходить к девушке, которую уже выбрал вампир. Это как попытка отобрать львицу у льва, что готов уничтожить каждого. кто приблизиться к ней ближе, чем на сотню ярдов. Неужели Крис настолько был идиотом, что спокойно наплевал на ощущение опасности? Они же недавно обсуждали. Этот диалог походил, конечно, на жалкую шутку, но Палмер достаточно весомо объяснил, что стоит перестать ухаживать, если девушка не отвечает взаимностью. Он старался говорить спокойно, но в данный момент спокойствием от него и не пахло. Пахло желанием убивать, растерзать жертву, слышать его крики перед тем, как он отправиться на тот свет. Рыдай, последние минуты на земле всегда слишком коротки.

Замирает. Что ты только что сказала, милая Иветт? Ты сама услышала ту мысль, что донесла до ушей вампира, который сейчас, здесь, в этот долбанутый момент замирал, будто пораженный громом. Словно твои слова правда значили больше, чем любое его желание. Чем желание убить Криса. начихав на правила. Что ты сказала, Иветт? Ты убеждена, что нуждаешься в вампире, который не сможет не быть последней сволочью, не превратит тебя в прекрасную куклу, любимую игрушку, которая будет готова оголять свою шею? Чокнутая, ты в курсе, Иви?

Но ее слова действовали, успокаивали Палмера, он даже слегка разжал руку, которой буквально душил Криса. Однако, так просто отпустить его, даже внушив - не по правилам и не стандартно. -Отпустить? Позволить ему снова домогаться тебя своими жалкими признаниями? Я так не могу поступить, Иветт, даже не проси меня. Он лишь пожимает плечами, словно ее слова не изменили его решения. Словно ее нежная рука, что касалась его плеча никак не повлияла на тот факт, что сейчас кто-то умрет. Словно ничто не было способно изменить его решения, даже если от него зависела его жизнь. Только вот это было не совсем так, потому как повлияло. Не изменило до конца, но повлияло сменить гнев на мимолетную милость. Но он не такой дурак, что просто отпустит человека, который успел понять, что мир теней слишком близко и слишком реален.

Палмер дергает плечом, вынуждая Иветт отпустить его. И смотрит на нее, словно видит впервые. Пытается абстрагироваться от того факта, что она рядом, и, возможно, будет не в восторге от увиденного. Но не собирается извиняться. Или он нужен тебе целиком и со всем ужасом, или лучше тебе просто убежать, забыв о существовании Палмера. И он срывается, когда и тихим недовольным рычанием вгрызается в шею Криса. Нервы дают о себе знать и он желает крови. Однако, делая лишь пару глотков, открывается и сплевывает. Слишком много алкоголя и, судя по всему, травы, делает вкус горьким и настолько тошнотворным, что приходится бороться с тошнотой. И с грязными от крови губами, смотрит на орущего Криса, словно тот был лишь тараканом. -Ты Монстр! А она все знает! И... Он срывается, -захлопни свою пасть! Делает глубокий вдох, и смотрит в испуганные глаза, словно не замечая страха. -Ты пойдешь домой. Отмоешься и забудешь о встречи. Завтра решишь, что упал после вечеринки или налетел на ветки - мне похер, сам придумаешь. И не вспомнишь, что видел. Умолкает, собирается отпустить, но заканчивает, -и ты забудешь о своих жалких чувствах к Иветт. Она моя. Говорит спокойно, словно рядом не стояла девушка, что могла услышать. А после резко

отпускает парня, слыша, как тот падает, разбивая колени о холодный асфальт. Плевать. Оборачивается и смотрит на Иветт. Красавчик - испачканные в крови губы, подбородок, и злобная ревность во взгляде. Проводит ладонью по своим губам, стирая кровь, и наблюдает за реакцией девушки - пара секунд, чтобы сорваться с места и буквально зажать ее у стены, нависнуть над ней и впиться в губы, плюя на то, что они все еще не до конца очищены от крови. И несколько минут наслаждаться вкусом ее поцелуя, прежде чем оторваться и выпрямиться, смотря на эту симпатичную блондинку.

+1

8

Я знаю, достучаться до Палмера сложно, он словно не слышит моего голоса, даже не слушает. Мой голос перебивает его собственный, тот что звучит в его голове, заставляет убивать, не оглядываясь назад, тот которому наплевать на опасность быть пойманным или замеченным, тот что распаляет сердце в обжигающей ярости. Он все так же сжимает горло Криса, вдавливая несчастного в стену, словно надеется ее пробить с помощью его тела. И все жалкие попытки Криса высвободиться лишь ничего не значащие движения, а я вижу, как он лишается последних сил, как его глаза вываливаются из орбит от страха. Он не хочет умирать... никто никогда не хочет умирать и я цепляюсь в плечо вампира сильнее, выкрикивая то, что в нормальной ситуации никогда бы не сказала. Я не знаю, нужна ли я ему, или вся эта злость на Криса лишь чувство собственности, ничего общего не имеющее с остальными чувствами. Может быть я для него лишь мешок с кровью, девчонка, что побывала раз в его постели, а потому он решил, что у него есть все права на меня... Может быть мои слова никак и не подействуют на него, я лишь хочу, чтобы он успокоился, чтобы усмирил чудовище, живущее внутри него. И пусть ценой тому будет это признание, которое с такой легкостью срывается с губ, что я сама на мгновение удивляюсь. Как легко признаваться в своих чувствах... Успокаивает только то, что я не сказала о своей влюбленности... хватаюсь за эту последнюю соломинку так, словно от нее зависит моя жизнь, словно так я еще смогу сохранить остатки собственного разума... Но вот Палмер слышит мои слова, оборачивается ко мне, смотрит ошалело, словно я его только что битой по голове ударила. Его пальцы чуть разжимаются и я шумно выдыхаю, поняв вдруг, что задержала дыхание. В его глазах скользит растерянность и удивление, а я боюсь даже пошевелиться, ведь он только что начал успокаиваться...

-Отпустить? Позволить ему снова домогаться тебя своими жалкими признаниями? Я так не могу поступить, Иветт, даже не проси меня. - его голос тоже звучит спокойнее, он пожимает плечами так, словно они разговаривают о покупке чего-то незначительного.

- Нет. Внуши ему забыть... - я сама слышу свой голос словно со стороны, потому как кажется сама не до конца понимаю, что говорю. Я бы не хотела, что бы что-то внушили мне самой, так какое я имею право править чужими жизнями? Хотя если это спасет его жалкую душенку, я готова усмирить свою совесть.

  Палмер дергает плечом и я наконец отпускаю его, делаю шаг назад, словно давая ему возможность поступить правильно. Глупая, я надеялась, что он послушает меня... Его взгляд, словно он видит меня впервые, после чего снова смотрит на свою жертву, которая вроде бы немного уже пришел в себя и восстановил дыхание. Тихое рычание и Палмер резко вгрызается в его горло клыками, от чего я вскрикиваю и закрываю рот ладошками. Почему-то понимание того, что я не спасу Криса, его жалкую жизнь оглушают меня, я смотрю на них с широко открытыми глазами, словно приросла в земле ногами, даже не в силах отвернуться или просто пошевелиться. Первая слезинка скатывается по щеке как раз в тот момент, когда я уже думаю о том, что Крис труп, а Палмер с отвращением отрывается от его шеи и сплевывает на землю. Кажется кровь Криса не пришлась ему по вкусу...

-Ты Монстр! А она все знает! И... - Крис верещит не своим голосом так громко, что я вздрагиваю и еще одна слезинка скатывается по второй щеке. Я все еще напугана, словно не понимаю того, что все самое страшное позади и смерть этому кретину больше не грозит. Я все еще закрываю рот ладошками, не в силах пошевелиться, но сердце уже отпускают стальные тиски, я позволяю себе надеяться, что что-то значу для Палмера, раз он все таки прислушался ко мне, а не к голосу собственной ярости.

-захлопни свою пасть! - секунда и Крис молчит, смотря испуганными глазами на вампира, сжимающего его словно куклу. -Ты пойдешь домой. Отмоешься и забудешь о встречи. Завтра решишь, что упал после вечеринки или налетел на ветки - мне похер, сам придумаешь. И не вспомнишь, что видел. - я судорожно вздыхаю, окончательно понимая, что убивать сегодня Уилсон не будет. Это успокаивает, я даже позволяю себе улыбнуться уголками губ так, чтобы он не видел и вздрагиваю от следующих его слов. -и ты забудешь о своих жалких чувствах к Иветт. Она моя. - значит ли это, что я ему тоже не безразлична? Или это просто слова того, кто определил для себя свою собственность, свою игрушку, своего... донора...

[float=left]http://funkyimg.com/i/2QB2C.gif[/float] Он наконец отпускает парня и тот падает на грязный асфальт, разбивая и пачкая колени и руки. Он все еще восстанавливает дыхание, приходит в себя после внушения, но я уже забыла о его существовании, я смотрю на Палмера, который обернулся ко мне, испачканный кровью и с горящими от ревности глазами. Я снова замираю, словно теперь его ярость может обрушиться на меня, но не боюсь... Он говорил мне не бояться, но еще откуда-то появляется чувство, которое нельзя испытывать к вампиру. Я доверяю ему... верю, что он не причинит мне вреда. Я наблюдаю, как тыльной стороной ладони он стирает кровь с лица, как что-то мелькает в его глазах, прежде чем он не срывается с места, чтобы схватить меня и прижать спиной к стене, нависая надо мной стеной. Он целует меня и я резко выдыхаю в его губы, прежде чем ответить на поцелуй. Снова этот привкус крови на его губах, кажется теперь он неотъемлемая его часть, особенность, к которой я должна привыкнуть. Или не должна? Мои руки обхватывает его шею, я привстаю на носочки, чтобы быть чуть выше и запускаю пальцы в волосы, чувствую, что снова готова расплавиться в его объятиях, если он только захочет... И когда он отрывается и смотрит мне в глаза, я смотрю в ответ, даже не замечая, что сама немного испачкалась в крови Криса. На подбородке остались небольшие разводы, но это ничего...

- Спасибо, - говорю я искренне, чуть улыбнувшись, провожу ладонью по его щеке, - Тебе не нужно что-то доказывать или убивать кого-то, чтобы доказать что я твоя... я и так твоя. - и снова слова слетают с губ с такой легкостью, что я сама пугаюсь своей откровенности.  Может и зря я все это говорю ему, но почему-то сейчас мне хочется заверить его, что никакой крис мне вовсе не нужен.

Отредактировано Evett Barker (09-03-2019 19:22:04)

+1

9

Внимательно слушает ее, словно от ее слов зависит нечто большее, чем его спокойствие. Впрочем, если кого волновала жизнь жалкого человека, который сейчас единственное, что делал, это смывался подальше из переулка, то можете быть спокойными, ему уже вряд ли угрожало хоть что-то. Максимум - боль в шее с утра, но и она пройдет быстрее, чем можно подумать. А вот Палмеру было глубоко плевать, даже если сейчас это тело собьет машина или он пропадет без вести. Туда и дорога. Палмер никогда не ревновал, но сейчас чувство собственничества, ревности, буквально гложило его, не позволяло трезво мыслить и могло довести до греха. Так себе перспективка, да? Но ему правда было плевать.

Спасибо? Ты правда благодаришь? За что? За то, что это ущербное создание будет жить? Этим "спасибо" ты лишь усугубляешь ревность, и заставляешь Палмера желать закончить начатое, и он с радостью сорвался бы с места, просто вырвал бы кусок плоти из шеи парня и наблюдал, как он корежится, умирая от боли. Ага, ревнивый вампир фактически равно страшный вампир, а вы не знали?
Доказывать? Он уже собирается сказать, что никому и ничего не доказывал (неправда, доказывал. Показывал Крису, что Иветт нельзя трогать, потому что она его. Потому что только ему можно ее касаться, целовать, сдирать ее чертову одежду и оставлять обнаженной, срывая стоны с ее пухлых губ). Но он не успевает сказать и слова, потому что не желает перебивать девушку. И тихо, глубоко вздыхает.

...я и так твоя. Уилсон замирает и внимательно смотрит на девчонку, которой неделю назад внушал себя не бояться. Может, не стоило? Это сейчас что говорит в твоей милой головке, красавица? Он задумчиво смотрит на нее, слегка склоняя голову набок, словно так появлялся шанс получше рассмотреть каждую черту ее лица. Но не видит в глазах того, что могло бы подтолкнуть к мысли, будто девушка говорит это не от себя. Кажется. Или нет? Черт, эти мысли кашей в голове сведут его с ума и заставят рычать. Он поднимает руку, проводит кончиками пальцев по ее щеке, стирая кровь, которой сам же и испачкал. Усмехается, растирая между пальцами, словно это была лишь жалкая грязь. Как и владелец крови - убить бы и не париться. Нет же, ей спасти его захотелось. Маленькая наивная Иветт. Но какого ж черта он послушался?

-Больше никогда не вставай у меня на пути, если я собрался кого-то убить. Ни-ког-да. Это плохо для тебя кончится, Иви. Он говорит серьезно. Он не может гарантировать, что жажда крови не сдвинет остальное на задний план и он не очнется, опустошая прекрасную блондинку. И на данный момент он такого допустить не мог. Правда не понимал, почему и какого хрена это хоть что-то значит.

Тихий вздох. -Чокнутая. Ты видела, что на улице холод? Еще бы сняла совсем все и выперлась. Он психует. Еще соплей не хватало. Снимает с себя жилетку и накидывает на плечи девушке, оправдываясь в своем стиле, -простынешь - мед и чай таскать не стану, будешь сама по себе.. Врет, конечно, но напугать хоть слегка стоит. Пусть думает головой, прежде чем вылетает на улицу, чтобы кого-то спасти. Маленькая глупая девчонка. Словно без нее бы никто не разобрался. Выпивать до последней капли крови человека, чья кровь хуже стухших помоев - нет, так Палмер бы не поступил. Вот шею бы свернул, это точно.

Убирает руки в карманы и делает шаг назад. Пытается успокоиться, словно это ему было необходимо и внимательно смотрит на девушку. Ведь она говорила спокойно. Словно это правда было само собой разумеющееся. Усмехается и разворачивается, думая о том, что стоит вернуться в клуб. И мысль о том, что можно не просто туда вернуться, посещает его голову быстрее, чем он отражает, что иногда подобные поступки - не совсем правильно. Молча хватает Иветт за руку, тянет за собой и не позволяет ей сопротивляться. Останавливается лишь перед выходом в зал со стороны служебного помещения, оборачивается к девушке, осматривая ее. Огромные красивые глаза, слегка непонимающий взор, красивая фигурка. Куколка, на которую смотрят все, и будут смотреть дальше. Он даже может список составить тех, кто с радостью поиграл бы роль ее парня. И он ухмыляется, бросая взгляд в небольшое зеркало, стирая с собственного лица остатки крови и вновь беря ее за руку. -Ты мне доверяешь? Он не ждет ответа, просто снимает с неё свою жилетку, бросая ее в сторону и тянет за собой на сцену.

Запрыгивает на сцену, помогая забраться мисс Баркер и оставляя ее в тени. Пока что в тени. -Хей, соскучились? Оглушительный свист толпы. Конечно, соскучились. -А у меня для вас потрясающий сюрприз! Он усмехается, оборачиваясь спиной к зрителям. Голый торс, а ему плевать на все крики. Он направляется к Иви, по пути кидая ей микрофон. -Сейчас одна милая девушка одарит вас своим голосом. Она ведь сделает это... он тянет время, а после заканчивает фразу, почти забивая гвозди в крышки гробов фанаток, которые явно теперь будут злы, ...-ради собственного парня?

+1

10

Удивительное дело, еще пару часов назад я была уверена, что Палмер вовсе забыл о моем существовании, ведь целую неделю он делал вид, словно не замечает меня. Конечно я не была в этом уверена на сто процентов, но все факты были на лицо. Палмер затащил меня в постель и тут же выбросил из головы, стоило мне только покинуть его квартиру. Но вот стоило только Крису стать чуть более настойчивым по отношению ко мне и вуаля, Палмер тут как тут, разъяренный и готовый порвать сопернику горло. Это стало для меня неожиданностью, но как только я поняла, что небезразлична ему, тут же решила, что нужно ему доказать, у него нет соперников и врят ли когда-нибудь будут. Собственно говоря, наверное именно по этому признание слетело с губ с такой легкостью, так что я даже не успела запаниковать. И теперь смотрела в удивленное лицо вампира, все еще держащего меня в своих объятиях. Он наклонил голову чуть набок, разглядывая мое лицо, видимо ища признаки того, что я могу говорить неправду. И наконец не найдя подвоха, поднимает руку, стирая с подбородка остатки крови, которая так же была и на нем, растирая ее между пальцами и усмехаясь. Не знаю что именно ему показалось смешным, я даже не думала об этом, я лишь надеялась, что Крису больше не грозит опасность. Да, он только что приставал ко мне, он напугал меня, он едва не вжал меня в стену, пытаясь навязать свое внимание. Но все же я никогда не желала кому-то смерти, попросту уверенная в том, что мы не в праве решать ком жить, а кому умирать. Наверное я все таки слишком идеализировала Палмера, раз так отчаянно не хотела, чтобы он поддавался внутреннему чудовищу и убивал кого-то, пусть это даже был и Крис. Я знала что он зверь, хищник, который питается кровью людей и убивает их, знала, что по другому он просто не сможет, но все равно пыталась сделать так, чтобы он не убивал лишний раз зря. Питаться можно же и не убивая человека, верно?
  Я улыбнулась ему, показывая на щеках милые ямочки, пусть он думает что поступил неправильно, отпустив Криса, я им гордилась...

-Больше никогда не вставай у меня на пути, если я собрался кого-то убить. Ни-ког-да. Это плохо для тебя кончится, Иви. - он говорил так серьезно, что я первым делом кивнула, соглашаясь с ним. Но тут же снова улыбнулась мягко и почти нежно.

- Я тебе доверяю, - конечно это было ошибкой, конечно доверять Палмеру безоговорочно было нельзя, но в тот момент я поняла, что я действительно ему доверяю. Верю в то, что он не причинит мне вреда, а если и причинит, значит так тому и быть... Странно, как легко и спокойно я рассуждала сейчас от возможности собственной смерти. Так не должно быть, но что поделать, кажется сегодня на мои глаза были накинуты розовые очки и я видела перед собой только того, в которого была влюблена. То что он вампир и может быть для меня опасен, ничего для меня не значило.

-Чокнутая. Ты видела, что на улице холод? Еще бы сняла совсем все и выперлась. - он тихо вздохнул, стягивая с себя жилетку и набрасывая ее мне на плечи, словно она могла хоть как-то меня согреть. Но я не стала сопротивляться, только улыбнулась, чувствуя, как снова меня окружает его запах и жадно втянула носом воздух. Он так приятно пах для меня... - простынешь - мед и чай таскать не стану, будешь сама по себе.. - продолжает он ворчать тем временем, а я лишь тихо смеюсь.

- Тогда я умру от простуды и ты потеряешь источник моей крови, - говорю я с улыбкой, уверенная что смогла пошутить. Хотя кто знает, может быть он так ревностно относится ко мне только потому что я для него ценный источник крови? Я не подаю вида, что меня немного расстроила эта мысль, продолжаю улыбаться, ровно до тех пор, как парень резко не хватает меня за руку и не тянет обратно в клуб. Я не сопротивляюсь, хотя немного была растерянна, куда он так торопится? Быстро передвигая ногами, я пыталась успеть за парнем, мои каблучки часто - часто стучали по кафелю, пока мы не остановились у самого выхода в зал. Я непонимающе уставилась на вампира, пока он быстро оглядывал меня. Что он задумал такое?

[float=right]http://funkyimg.com/i/2QSXH.gif[/float]-Ты мне доверяешь? - спрашивает он, словно прочитав мои мысли и я киваю прежде чем успеваю даже подумать. Парень снимает с меня свою жилетку и кидает ее куда-то в сторону, после чего тянет меня в зал, в сторону сцены. Я удивленно распахиваю глаза, оглядываясь по сторонам и ловя на себе взгляды влюбленных в Уилсона фанаток. Каждая из них мечтает вот так держать его за руку, а тут я, не понятно откуда взявшаяся, да еще и в форме официантки. Что же такое собирается сделать Палмер? Он забирается на сцену, подхватывает меня и с легкостью ставит рядом, после чего двигается в сторону микрофона, оставляя меня в тени. Меня это устраивает, я и так кажется уже была тысячу раз проклята, пока мы шли сюда. -Хей, соскучились? - спрашивает он в микрофон и его чуть хриплый голос раскатывается по залу, заставляя мурашки бежать по коже. Так я всегда реагировала на его голос, уверена что еще множество девчонок реагировали так же. К тому же сейчас он обнажен по пояс, а от этого зрелища его фанатки готовы падать в обморок. Уверена, каждая из них уже мысленно сделала столько всего... -А у меня для вас потрясающий сюрприз! - он направляется в мою сторону, на ходу кидая мне микрофон, так что я машинально его подхватываю, непонимающе смотря на него. -Сейчас одна милая девушка одарит вас своим голосом. Она ведь сделает это... - театральная пауза и все замирают в зале, все фанатки, которые до этого визжали и кричали как сумасшедшие. замерла даже я, чуть испуганно смотря на него. ...-ради собственного парня? - сердце ухает куда-то вниз, делает внутри тройное сальто и начинает биться так быстро, что я чуть не хожу с ума. Что он только что сказал? Назвал себя моим парнем? Я растерянно оглядываюсь по сторонам, словно здесь может быть еще кто-то, про кого он может говорить. Вижу как побледнели девчонки у сцены, как их лица медленно становятся злыми, практически вижу, как каждая из них уже придумала тысячу и один способ расправиться со мной.

- Ты с ума сошел? - шепчу я, испуганно смотря на него, но видя это лицо просто невозможно сопротивляться. И я делаю один неуверенный шаг в его сторону, потом еще один, и еще, пока не оказываюсь с ним рядом. Начинает играть музыка, песня словно подходит к этому моменту... Первые строчки я начинаю петь тихо и неуверенно, все еще непонимающе смотря на Палмера. - A million thoughts in my head, should I let my heart keep listening, cause up 'til now I've walked the line nothing lost but something missing... - я поворачиваюсь к залу, вижу каждое лицо, смотрящее в нашу сторону, множество с ненавистью, некоторые с любопытством, даже с интересом, парни так и вовсе разглядывали меня словно куклу на выставке. С каждой строчке мой голос становился увереннее, и вот я уже овладеваю собственными эмоциями. - Am I crazy? Maybe we could happen. Yeah! Will you still be with me. When the magic's all run out? - снова смотрю на Палмера, который все это время находится рядом. Не знаю что происходит и зачем он это сделал, но кажется я действительно схожу с ума...

+1

11

Он не отвечает на ее едкое замечание по поводу источника крови. Лишь удивленно смотрит на нее, словно проверяет, а не больна ли эта прекрасная блондинка, которая вдруг решила выдать подобную откровенную чепуху. Вздыхает, закатывая глаза и усмехаясь - интересная точка зрения, милая, но мы обсудим ее как-нибудь потом. А может и не обсудим. Палмер задумывается о том, что и правда не сильно понимает сам себя - она лишь его источник крови (который, к слову, был изумительным не только на вид, но и на вкус. Он с удовольствием повторил бы то, что случилось в переулке, да и эффектное продолжение вечера было бы грех не желать повторить.) Или же она важна не только потому, что стала первой, кого он не убил, когда поддался звериному и растерзал ее нежную шейку клыками. Из-за подобных мыслей он бросает короткий взгляд на ее шею - если присмотреться, можно даже заметить следы от ран, но он быстро отводит взгляд - не хватало сейчас еще поддаваться мыслям о вкусе ее крови. Кстати, многим лучше, чем у придурка Криса, который словно состоял из аклголя в этот вечер. Ублюдская кровь у выродка. Логично, если подумать.

Однако, мисс Баркер была его. И делить ее с каким-то Крисом он не собирался, даже если не понимал истинной причины, по которой его так трясет от мыслей, что хоть кто-то может положить на нее взгляд. И именно поэтому, из-за дикой ревности он творил то, что творил. Пусть весь клуб слышит. Пусть фанатки орут и плачут, а парни кусают локти, глядя на Иветт, которая им не достанется.

Гул толпы всегда наполнял силой. Словно личный наркотик для Палмера. И он наслаждается, черт возьми, словно это действительно единственно важное в его жизни, что было. Если забыть о том, что по городу бегает братец, который лишь приехав, доставил массу хлопот. И если вычеркнуть девушку, из-за которой просто психоз накрывает, если задуматься, что она может быть с кем-то. Отличная жизнь вампира, который не понимает, что творится в его башке, но не собирается отказываться от происходящего, а лишь желает наполнить себя моментами жизни до краев - удивительно, что за сотню лет он не перенасытился жизнью, или не перебрал сто красоток, надоев себе этим до такой степени, что переключился бы на одинокую жизнь.

Сошел ли с ума? Очень может быть, а что? Тебя смущает сумасшествие, которое происходит? Смирись, красавица. Он лишь улыбается, пожимает плечами, словно не знает ответа. Но знает, что она не сможет ему отказать, к тому же толпа сейчас поделилась на пару лагерей, оба из которых жаждут услышать голос девушки, что лишила половину фанаток мечты о Палмере. А уж как сам Палмер мечтает услышать ее голос, вы себе представить не можете, даже если сильно захотите. Именно поэтому он отступает назад, нагло любуясь красивой девушкой на сцене. И ее голосом, который буквально разливается по залу, привлекая внимание даже тех, кого до этой минуты не заботили новые лица на сцене. Уилсон скрещивает руки на груди, находится в тени, но видит все - и милую девушку, что привлекает к себе внимание своим голосом, и людей в зале, которые смотрят на нее с такой палитрой эмоций, что можно сразу вычленить тех, кому можно раздавать номер блондинки, если бы она нуждалась в поклонниках.

И стоит отметить, что голос у этой девушки действительно шикарный, настолько, насколько вообще может быть идеальным звучание женского голоса. И невозможно не заслушаться, когда ее слова вместе с музыкой проникают в душу. Даже если ты вампир, который вроде не умеет проявлять должные эмоции. Но жизнь меняется, равно как и люди, и вампиры не сильно в этом отличаются от живых существо, что бредут по планете. Поэтому нет ничего удивительного, что сам Уилсон замирает, пока она поет, и слушает так внимательно, как только может, буквально утопая в мелодичности ее голоса, который наполняет до краев и заставляет переосмыслить все то, что творится вокруг.

Ничто не вечно, да? Даже музыка, которая, кажется, будет играть постоянно, имеет свойство оканчиваться. И когда тишина настигает, словно вакуум, Палмер слышит визги толпы, обращенные к блондинке. Звуки, среди которых есть дичайший восторг, ненависть, умиление сейчас обрушивается на певицу, которая, кажется, сама не ожидала столь бурной реакции на свое появление. Сам Палмер не ожидал, что она произведет подобный фурор, но именно так оно и вышло, и сейчас он улыбался своей кривоватой улыбкой, смотря на все также удивленное лицо девушки, что не понимает причину поступка, но явно польщенной таким вниманием толпы. Хочешь еще больше внимания? Хочешь слышать, как толпа будет орать, смотря на сцену? Хочешь слышать, как тебя любят и одновременно ненавидят?

[float=left]http://file.mobilmusic.ru/25/c6/b7/1356648.gif[/float] Пара шагов по сцене, чтобы оказаться совсем близко к девушке. Забрать у нее микрофон, развернуться к толпе и осмотреть ее. -Понравилось? Одобрительный гул, свист, ну конечно, эмоций море, Уилсон с вами согласен, ребята, -вот мне очень! Кажется, стоит уговорить эту прекрасную леди появляться на сцене пару раз за вечер, вы же в восторге? И дикий крик согласия. Кажется, кто-то нашел для Иветт дополнительную работу. Осталось согласовать повышение зарплаты и все просто супер, не так ли? Ну, почти супер. Благодарность за подобное пение просто обязана быть, и будет. И Палмер надеется, что Ивеет понравится. Отходит от сцены, чтобы включить музыку. Отличный вариант сказать все, что есть где-то в голове, но формируется в обычные слова. -The writing's on the wall... Your crimson touch is goin nowhere... Ему кажется, или он слышит, как тихо стало во всем зале? Наверное, лишь кажется, но сейчас он и не заботился о том, что там происходит. -Can you hear me?.... Слышишь, что он еще сам не понимает, зачем ему все это, но он убьет любого, кто попробует тебя отобрать, да и готов умереть за тебя. Просто еще сам не осмыслил.

-With every breath I feel you there...
И он прерывает пение посреди текста, просто ловя милую блондинку за локоть. Тянет к себе, склоняется, мысленно усмехаясь мыслям о том, что каблуки - штука иногда полезная, и на глазах у всей толпы, которая взрывается эмоциями, уверенно целует Иветт, словно показывая этим и ей, и всем, чья эта прекрасная особа. И отчего-то чувство, как по обнаженной коже, лишенной даже обычной жилетки, пробегают мурашки. Эмоции, вы ли это?

+1

12

Что сказать, сегодня моя жизнь слишком круто перевернулась, чтобы я смогла оставаться к этому равнодушной. Еще утром я была уверена, что парень, в которого я влюблена уже несколько месяцев, на меня даже и не смотрит. Я была уверена, что Палмер, затащив меня в постель, тут же забыл о моем существовании, решив, что хватит с него тратить время на какую-то официантку. Ведь столько девчонок жаждут его внимания, каждая из них готова на все, чтобы сейчас оказаться на моем месте. Вот та высокая жгучая брюнетка, с пышной грудью и крутыми бедрами, смотрит на вампира так жадно, словно готова трахнуть его прямо здесь. Впрочем, может быть так оно и есть. А вон та миленькая блондинка приложила ладони к груди и смотрит с таким восхищением,как будто только одно позволение смотреть на него ее устраивает. Ей только струйки слюны не хватает с краю губ, ей богу. Или вон та девчонка, с его автографом на груди, так и не застегнула рубашку до конца, словно хвастаясь тем, что он к ней прикоснулся. Меня колет ревность, когда я смотрю на нее, ведь он прикасался к ней, может быть даже трогал ее грудь... И таких девчонок много, каждая из них готова душу дьяволу продать только за то, что бы он обратил на нее внимание.Я даже не пыталась стать для него заметной. Меня вполне устраивало то, что я каждый вечер слышу его бархатный голос, от этой хрипотцы в его голосе мурашки бегут по коже... меня устраивало то, что я наблюдала за ним из темноты, зная что он не видит. И что же сейчас выходит? На самом деле всю эту неделю он не забывал обо мне? Может и вправду давал время подумать?
  Я даже не знаю что думать. Более того, мозг напрочь отказывается думать вообще, рядом с Палмером я теряюсь и наверное выгляжу крайне глупо. Сначала он едва не убивает Криса только за то, что тот посмел ко мне подойти и проявить решимости чуть больше обычного. Только чудом мне удалось убедить его не убивать парня, хоть при этом и пришлось раскрыть часть своих чувств. Теперь он затащил меня на сцену и заставил петь перед всей этой толпой, представив меня как свою девушку. Множество взглядов полных ненависти и презрения тут же обрушились на меня, тогда как мужская часть посетителей смотрели с явным любопытством. Признаюсь, мне понравилось то, какое действие я произвела на зал, около половины лагеря фанаток Палмера уже через пару минут смотрели на меня с улыбкой, словно бы одобряя его выбор, многие столики в зале, которые до этого оставались безразличны к происходящему на сцене, вдруг оживились и обратили на меня внимание, некоторые явно удивились тому, что поет та самая официантка, что приносила им напитки буквально двадцать минут назад. Конечно я удивилась, но приятно удивилась, а когда обернулась на Палмера и увидела его кривоватую ухмылку, вовсе успокоилась... Как оказалось зря.
  Стоило песне закончиться, в зале повисла тишина и я уже было испугалась, что очарование спало и на самом деле мое исполнение никому не понравилось, но уже через секунду зал разразился криками и визгами, толпа громко аплодировала и свистела, а я, пораженная и растерянно улыбающаяся стояла и смотрела на них всех, не веря, что произвела такой фурор. Палмер вдруг оказывается рядом и забирает из моих рук микрофон, а я завороженно смотрю на него, словно пыталась увидеть, понравилось ли выступление ему.

- Понравилось? - одобрительный гул голосов и я снова обращаю внимание на толпу, смущенно улыбаясь и показывая ямочки на щеках. - вот мне очень! Кажется, стоит уговорить эту прекрасную леди появляться на сцене пару раз за вечер, вы же в восторге? - тем временем продолжает Палмер и снова возвращает к себе мое внимание. Я словно и не слышу этого крика одобрения, меня куда больше интересует идея Уилсона. Он хочет, чтобы я выступала на постоянной основе? Отворачиваюсь от него и смотрю в сторону бара, где на высоком стуле сидит сам владелец клуба и задумчиво смотрит на нас. Кажется в его понимании здесь разворачивается что-то невероятное... Скорее всего он уже мысленно подсчитывает денежки, которые можно получить на наш счет. Пока я думала о чем-то своем, Палмер включил музыку и вернулся на сцену. Я продолжаю стоять на сцене, хотя наверное пора бы уже ретироваться отсюда, только вот голос Уилсона намертво припечатывает меня к полу, я не могу и шага сделать. Неверящим взглядом смотрю на него, ловя каждое слово песни, которую он явно выбрал не просто так.  -The writing's on the wall... Your crimson touch is goin nowhere... - Наверное я выгляжу слишком удивленной и растерянной, но это даже близко не передает того, что твориться внутри. Он готов умереть за меня? Не думаю что ему придется, он же вампир. От этой мысли улыбаюсь уголками губ, неотрывно следя за ним, забыв сделать и пару шагов назад, чтобы оказаться в тени. В зале так тихо, словно вокруг решается судьба мира, словно мечты каждой из фанаток сейчас рушатся прямо на глазах. И я понимаю их... - With every breath I feel you there.. - внезапно его голос прерывается, он хватает меня за локоть и тянет к себе, от неожиданности я едва могу устоять на ногах, падая прямо в его объятия. Ладони оказываются лежащими на его груди, тогда как одна его рука уже обвивает мою талию, прижимая к себе. Его губы легко и уверенно находят мои губы, впиваясь жадным поцелуем и я неосознанно отвечаю на поцелуй, хотя все еще выгляжу немного удивленной. Зал взрывается свистом и одобрительными криками, хотя не все были рады такому повороту событий. Кажется краем уха я даже услышала чьи-то рыдания, но именно сейчас мне было все равно. Одна рука огладила грудь и поднялась к шее, запуская пальцы в волосы, вторая так же неспешно переползла на спину, оглаживая твердые мышцы. Не знаю, я действительно не знаю для чего он все это делает, но сейчас я чувствовала себя счастливой. Теперь я знала, что не одна из тысячи девчонок, которые сохнут по нему, теперь я особенная, особенная для него. И я явно что-то для него значу, раз он показывает это так явно.
  Наши языки сплетаются в танце, а сердце в моей груди бьется так сильно и быстро, я словно утопающий, хватающий воздух, ловлю его губы, все еще ощущая на языке металлический вкус крови. Ощущаю, как его клыки удлиняются, но лишь ближе прижимаюсь к нему, обвожу языком каждый из острых клыков, слегка царапаясь о них. Теперь у него во рту вкус моей крови, а не крови Криса и это мне нравится. Кажется я и вправду схожу с ума...

+1

13

Она отвечает, и Палмер буквально ощущает себя победителем. Словно между ним и Крисом действительно могло быть сражение, после которого выйдет победителем лишь один из пары парней, которым важна Иветт Баркер. Несложно, конечно, было догадаться, что победителем будет Палмер Уилсон, но даже ожидаемая победа так приятна, как никогда и ничто, и она буквально пьянит. Особенно, когда Иви отвечает на поцелуй, не смущаясь толпы, которая пожирает их глазами, а открыто и с удовольствием. Господи, да это лучше алкоголя пьянит, ей Богу. И Палмер ощущает, как победа не просто опьяняет, но возбуждает, и на несколько долгих секунд, но теряет контроль. И понимает, что клыки стали длиннее и острее, чем мгновением ранее, лишь когда безумно сладкий, с нотками терпкого вина, вкус крови милой девушки, попадает на его язык, обжигая сладостью, заставляя почти стонать от наслаждения - интересно, есть такое заболевание у вампиров, при котором они буквально не контролируют себя от вкуса определенной крови? Вкуса определенного человека? Хороший вопрос, осталось найти того, кто сможет на него дать вразумительный ответ.

А она не торопится разрывать поцелуй. Он ощущает, как ее пальчики играют с прядями его волос и ухмыляется сквозь поцелуй. Да уж, рейтинг данного клуба они точно подняли. Кажется, владелец просто обязан поднять им зарплату - они будут целоваться на сцене, толпа будет фотографировать и визжать, как сумасшедшие, а владелец будет отстегивать половину чаевых, что будет сыпаться рекой. Отличный вариант, если задуматься. Однако, Палмер точно забудет о нем, когда этот вечер окончится и он сможет оказаться наедине с собственными мыслями. Но не сейчас, не сейчас.

Ухмыляется, разрывая, крайне нехотя, поцелуй и поднимая голову. Говорит тихо, хотя и понимает, что без микрофона, сейчас его услышит только мисс Баркер, -кажется, сегодня тебя придется проводить домой, чтобы некоторые не попытались испортить твой вечер. Он улыбается, продолжая, -обещаю, в этот раз срываться и обижать не буду. Отводит взгляд, словно считает себя виноватым за тот инцидент. Хотя, разумеется, не считает так. Он не убил ее, вечер окончился отличным провождением его в постели, и с утра он едва удержался, чтобы не проводить Иветт домой. Ага, хер знает, почему, но была такая мысль. Да и всю неделю эта блондинка не покидала его голову. Словно специально появлялась на работе вовремя, мельтешила между столиками. Конечно, это её работа, но он не мог не следить за ней, как маньяк. И лечиться от этого он не собирается, как не просите.

Выпускает прекрасную девушку из объятий, позволяя ей делать шаги в тень, а вот сам бросает взгляд на часы и они его радуют. -Я вас не слышу! Он уже успел вернуться к микрофону, и направлялся к своей аппаратуре, когда обратился к залу, который тут же среагировал, показывая, что они здесь, просто слегка в шоке. -Кажется, мы забыли следить за временем. И я вас разочарую, но уже пора завершать этот безумный вечер. Поэтому, ваши официанты будут рады рассчитать по счету, и до встречи завтра! Он выключает микрофон, запускает пару треков, чтобы не возвращаться к технике до того момента, как закроются двери за последним клиентом. Оборачивается на Иветт, которая вынуждена вернуться к работе и улыбается. Потрясающий вечер. И он остается при этой мысли, пока спустя полчаса, отключает технику, проверяя, чтобы все было в порядке. И, лишь убедившись в этом, спрыгивает со сцены, направляясь к подсобке. Заходит, натягивая куртку на ходу и выискивая взглядом блондинистую макушку девушки, улыбаясь, как только увидел ее.

Подходит к ней сзади, по-хозяйски обнимая за плечи. И плевать, что здесь сейчас половина коллектива. Вернее так даже лучше. -Ну что, ты готова? Улыбается. Нагло так. Словно и не ждет отрицательного ответа (хотя нет, все же правда не ждет). И лишь получив его, благополучно направляется к выходу. И откровенно обрадовался, что забыл о джентльменских манерах, потому что выходит на улицу первым - Иветт еще натягивала куртку, когда он открыл двери. И получил черт знает чем в лицо. Жидкость, на запах напоминающая ацетон, стекала по его лицу, смывая весь дурацкий мейк, который он рисовал для работы в клубе, уже точно испортила куртку, на которую попала и, вероятно, выглядел он сейчас совсем не мило. Особенно, когда в шоке остановился и распахнул глаза. -Блять, что за хрень?! И дикий испуганный визг. Отлично, оглушить сверху? Мало вам испорченной куртки? Пара пятен, но все равно. -Палмер! Прости, я думала.. Нам казалось, что это эта.. Он медленно стирает с лица капли какой-то херни, так и не разобравшись в том, что это, и поднимает взгляд злых глаз на пару девчонок, чуть старше двадцати. -То есть подарок предназначался Иветт? Вы это имели ввиду? Он поднимает брови, и слышит шаги сзади. Отлично, Иви будет прямо свидетелем. Пускай.

-Если я еще раз увижу вас обеих возле клуба, я превращу ваши жизни в ад. Уяснили? Он видит испуганные глаза, но ему глубоко плевать. -И что за дрянь это была вообще? Все еще старается оттереться, но лишь сильнее размазывает подводку по лицу, -да вода.. с каплей ацетона.. Но ему уже все равно. -Пошли вон. Или я убью вас сейчас же. И взор зверя, готово напасть сопровождает слова, после которых девчонок сдувает, словно ветром. И Палмер оборачивается к Иви, все еще злой и грязный. -Супер. Теперь я могу пугать людей, не сообщая им, что я вампир. Есть пара салфеток? Говорит спокойно, словно надеется, что она не слышала, какого черта все это было.

+1

14

Так волнительно целоваться с ним здесь, на сцене, на публике... Кажется мне окончательно сносит крышу, потому что обычно такая скромная и не застенчивая, я вдруг совсем не беспокоюсь о том, что на наш поцелуй смотрит весь ночной клуб. Я чувствую, как Палмер улыбается, не разрывая поцелуй и мои губы тоже растягиваются в улыбке. Он наконец разрывает поцелуй и выпрямляется, выпускает меня из своих объятий и я даже чувствую разочарованность, что пришлось разорвать поцелуй. Мне ведь так нравятся прикосновения его губ... к любым частям моего тела. от этой мысли щеки розовеют и я смущенно прячу улыбку.

-кажется, сегодня тебя придется проводить домой, чтобы некоторые не попытались испортить твой вечер. - Он улыбается, продолжая, -обещаю, в этот раз срываться и обижать не буду.

- В прошлый раз все закончилось хорошо, - шепнула я в ответ, вдруг вспыхивая, вспомнив насколько хорошо все закончилось. так что утром я покидала его квартиру. На мгновение наши взгляды встречаются и он окончательно выпускает меня из объятий, так что я могу наконец отступить в тень. Кидаю последний взгляд на публику, некоторые девушки кажется настроены не очень дружелюбно, Я их понимаю, не каждый день у тебя из под носа утаскивают твою мечту. Конечно далеко не каждой удалось бы хотя бы к нему притронуться, но ведь они то думали иначе...

  Я наконец покидаю сцену, пока Палмер прощается с публикой, прохожу мимо столиков в сторону бара, чтобы потом разнести счета их владельцам. Каждый из них смотрит теперь на меня с интересом, словно на собачонку, которая выучила новый трюк, но в глазах некоторых я могу прочитать не такой интерес. Я стала интересна им как девушка... Один из клиентов даже попытался взять мой номер телефона, мне больших трудов стоило его убедить, что свой номер телефона я никому не даю, тем более, как он сам видел, я вроде как занята. Знаете, порой наличие бойфренда не останавливает особо настырных ухажеров... Я задумалась над словом "бойфренд", пока шла в сторону раздевалки и ухмыльнулась про себя. Никогда бы не подумала, что это слово можно применить к Палмеру. Да мы две недели назад даже не общались! Лишь изредка здоровались и все, я в тайне радовалась тому, что он хотя бы замечает меня. А сейчас... сейчас он мой парень! Если конечно то что он говорил на сцене правда...
  Я сняла униформу официантки, аккуратно сложила ее в шкафчик и стала переодеваться. Короткая темная юбка, кофта сверху и ботинки на высоком каблуке. Да, без каблука я вообще никогда не ходила, слишком уж переживала из-за своего маленького роста... Волосы я распустила и прошлась по ним пальцами, чтобы хоть немного расчесать, потому что расческу забыла дома. В тот момент, когда я уже закрывала шкафчик, в комнату вошел Палмер и с улыбкой направился в мою сторону.

-Ну что, ты готова? - спрашивает он и улыбается так нагло, обнимая меня за плечи. Я улыбаюсь в ответ, не обращая внимания на то, что половина коллектива сейчас находятся здесь. Наверное ногие из них думают, что он всего лишь играет, что на самом деле я ему вовсе не нужна... Может быть они даже правы, я не могу быть уверенной ни в чем, но когда он так открыто улыбается мне, я ему верю... более того, я кажется теперь верю ему всегда. Кивнув в ответ на его вопрос, я направляюсь за ним к выходу, попутно натягивая куртку и шарф, стараясь, чтобы сумка не свалилась с плеча. И все таки у самого входа я слегка замешкалась, доставая волосы из под шарфа и поправляя сумку на плече, только после этого направляясь в сторону выхода, туда, куда только что ушел Уилсон. У самой двери я слышу чей-то крик и открываю дверь как раз в тот самый миг, когда Палмер подает голос. То есть подарок предназначался Иветт? Вы это имели ввиду? - две девчонки, стоящие около него, перепуганные и растерянные, прикрывают рты руками и мотают головой, как бы отвечая на вопрос парня. Они кажется даже не видят меня, все их внимание приковано к нему. Я замираю на пороге, удивленно оглядывая присутствующих и пытаясь понять, что же произошло. Пока Палмер отчитывает девчонок, я начинаю анализировать и понимаю, что они видимо хотели как-то насолить мне, но так как он вышел первым, весь удар пришелся на него... Вот идотки, а если бы кто-то еще вышел? Девчонок как ветром сдувает, а я наконец делаю несколько шагов к парню, в то время пока он оборачивается ко мне. - Супер. Теперь я могу пугать людей, не сообщая им, что я вампир. Есть пара салфеток?

- Да, конечно, - обманчиво спокойно отвечаю я, залезая в сумку и доставая пачку влажных салфеток. Взглянула на парня, после чего сама достала салфетку и потянулась к его лицу, чтобы стереть размазанную косметику. Несколько мгновений мы молчали, после чего я тихо сказала, - Не стоило тебе всего этого делать на сцене... - стирая с его щеки следы косметики я старалась не смотреть ему в глаза. Безусловно меня огорчило то, что девчонки хотели отыграться на мне, но это ничто по сравнению с тем, что у него самого могут быть проблемы. С начальством, с фанатами и популярностью. На мгновение глянув на него и поняв, что он не понимает, к чему я веду, я начала еще усерднее стирать краску с его лица. - Часть фанатов в тебе разочаруется, часть решат стать еще более решительными, часть захотят устранить конкурентку. И еще у тебя могут быть проблемы с начальством. Не уверена что Диллиган в восторге от всего этого... ведь у него из рук могут уйти деньги... - я опустила руку с грязной салфеткой, оставляя лицо Палмера чистым и легко улыбнулась, словно вся эта ситуация вовсе меня не тронула, хотя сердце колотилось как бешеное, а мозг подкладывал разные картинки, что еще могут сделать обиженные фанатки их сопернице? - Вот и все. Теперь пойдем?

+1

15

Удивленно смотрит на девушку. Не стоило? Что? Он уже собирается задать ей вопрос, дабы уточнить, чего именно по её мнению, ему не стоило делать этим вечером на сцене, и еще интереснее узнать по какой причине она так считает. Но он молчит, подбирает слова. Потому что задать в лоб "что ты несешь? Что хочу, то и делаю" - крайняя степень грубости, какая только может быть в принципе, поэтому он старается найти подходящие к вопросу слова, но ему не приходится спрашивать - Иветт была урайне умной девочкой.

Она не отдает ему салфетку, но ему приятны ее прикосновения. Удивительно, но факт, да? Ему приятно, когда она стирает поплывшую подводку. Кажется, пора покупать водостойкую, кто знает, что еще придумаю фанатки. А отказываться от того стиля, который он уже выбрал - парень вот точно не собирался этого делать. И он молчит, слушая все ее доводы, пока она стирает краску с его лица. Наверняка у нее получится это лучше, чем у самого вампира, поэтому это еще один повод позволить ей стирать самостоятельно те рисунки, что поплыли и превратились в кашу на физиономии.

Лишь фыркает, слушая Иветт, и, когда та заканчивает, делая шаг назад, ловит ее за запястье, крепко держа и заглядывая в эти огромные красивые глаза. Даже замирает. Слышали же, что глаза - зеркало души? Вот это тот случай, когда в глазах отражается не только красота ночи, но и душа милой девушки, которая сейчас перед ним стояла, и явно не опасалась близости чудовища, которое успели разозлить. И он не отвечает, лишь с силой тянет ее к себе, заставляя прильнуть к его телу. И уверенно целует, давая ей понять, что плевать он на все хотел с высокой башни. Оттуда же можно отправить владельца клуба, тупых фанаток и прочую чепуху. А саму блондинку в обиду он не даст, поэтому нет ничего удивительного, что он спокоен, словно памятник самому спокойствию в камне.

Спустя пару минут он отпускает Иви и усмехается. -Твой мистер Диллиган уже посчитал, сколько он выиграет денег, если убедит тебя выходить на сцену хотя бы пару раз за неделю, уж поверь. Считай, что у тебя появится контракт на дополнительную зарплату. Вряд ли этот жмот согласиться платить достаточную сумму, но кто откажется от прибавки? И уж поверь, он явно рассчитал, что получит в пару раз больше той суммы, что потеряет с уходом той части фанаток, что просто желали получить певца. Палмер жмет плечами и улыбается, вновь обнимая девушку за плечи, увлекая подальше от клуба - ночь была полна эмоциями, и сейчас она наверняка, устала от всего происходящего. А Уилсон не желал терзать ее долгими прогулками, тем более некоторые точно одевались не по погоде.

-Это мода такая, носить юбки столь короткие, чтобы точно нашелся желающий согреть? Он улыбается, словно не было столкновения возле клуба. Правда уже подумывает, что придется пару недель прислушиваться к тому, что происходит вокруг девушки еще тщательней, чем он делал это последнюю неделю. Потому что если нашлись идиотки, что просто поливают водой, могут найтись и более ущербные кадры. Которым придется оторвать руки, голову или вырвать язык, чтобы успокоить их нервы. Нашли повод приставать к девушке, придурки.

Палмер лишь крепче обнял Иветт от тех мыслей, что закрадывались в его голову. И бросил взгляд на ту, что шла рядом. Хрупкая, милая, она привлекала к себе внимание своей кукольной внешностью. И сейчас он не понимал, какого хера его так тянет запретить всем прикасаться к ней. Чувство собственничества, от которого не избавиться, даже если тебе сто лет? Видимо, это оно и было. Только вот уровень откровенно напрягал парня, который отвык считать кого-то своей собственностью. Он пытался задать себе вопрос, а не влюблен ли он, но как и все влюбленные в стадии отрицания, отмахнулся от сей мысли. Поэтому получить ответ на собственный вопрос пока что не представлялся возможным. Может, оно и к лучшему? Пока что не понимать, влюбился ли он в хрупкую блондинку, которую чуть было не убил, а после.. Соблазнил? Получается, что так, если учесть тот факт, что она пыталась сказать ему "нет", а после просто сдалась, поддавшись собственному желанию и убеждению вампира, который не собирался тормозить себя. Не в тот раз, красавица.

И он вздыхает, ощущая как прохладный воздух остужает разум и чувства. -У меня слишком много фанаток, чтобы ощутить потерю разочаровавшихся, уж поверь, Иветт. Да и на их место придут другие. Готовые с визгом расстегивать блузки, умолять расписаться на их груди или просто падающие в обморок от того, что я сказал "привет". Он жмет плечами, это угнетает, если задуматься. Когда все, что интересно людям - лишь твой талант открывать рот на сцене. Он почти смеется, смотрит на реакцию Иви - насколько ее напрягут мысли о том, что в жизни Уилсона всегда будут чокнутые фанатки? Будешь ревновать? -К тому же, теперь хотя бы часть твоих ухажеров отстанет, если будут знать, что ты занята. А вот это уже откровенное признание, что Палмер Уилсон - собственник до мозга костей, даже если не ощущает влюбленность или не признается себе в ней.

+1

16

Конечно я знала как он отреагирует на мои слова. Конечно предполагала, что всем ответом на то что я говорила, будет лишь фырканье и закатывание глаз. И то что я оказалась права лишь вызвало у меня улыбку. Я вытирала косметику с лица Палмера, а он словно замер под моими прикосновениями. А мне нравилось к нему прикасаться, пусть даже для того, чтобы стереть разводы подводки. И как только с ней было покончено, я хотела было отстраниться, но парень мне не дал. Вместо этого он поймал меня за руку и заглянул в глаза так, что у меня даже дыхание перехватило. Не помню, когда на меня так кто-нибудь смотрел в последний раз. Он молчит, ничего не говоря, но я и так знала, что он ничего на это не скажет. Уилсон потянул меня к себе, заставляя прижаться и снова накрыл мои губы своими, настойчиво и уверенно целуя, так что все мои подозрения и страхи тут же вылетели из головы. Если он все время будет меня так целовать, я готова терпеть все. И его сумасшедших фанаток, и мистера Диллигана, который обязательно загонит нас в какие-то рамки, которые будут удобны только ему самому. Я тут же отвечаю на поцелуй, чуть приподнявшись на носочки, словно это могло как-то помочь. Я обхватила руками его шею, прижимаясь максимально близко, так что к концу поцелуя он почти полностью держал меня, а я едва касалась носочками земли.

-Твой мистер Диллиган уже посчитал, сколько он выиграет денег, если убедит тебя выходить на сцену хотя бы пару раз за неделю, уж поверь. Считай, что у тебя появится контракт на дополнительную зарплату. Вряд ли этот жмот согласиться платить достаточную сумму, но кто откажется от прибавки? И уж поверь, он явно рассчитал, что получит в пару раз больше той суммы, что потеряет с уходом той части фанаток, что просто желали получить певца. - говорит он, наконец отпуская меня и обнимая за плечи, утягивая подальше от клуба. Чувствуя его руку на своем плече мне было так спокойно и уютно, как не было уже давно. Я шла и улыбалась, чувствуя себя полной дурой. Зато счастливой дурой. Инцидент с девчонками уже кажется был забыт, тем более врят ли кто-то нападет на меня пока со мной рядом Палмер.

- Дополнительная плата уж точно не помешает, - ответила я раньше, чем успела подумать. Прикусив нижнюю губу я замолчала, мысленно умоляя, что бы Палмеру эта фраза не показалась странной. Спустя минуту я все таки решилась подать голос, - Ты действительно умаешь что он попросит меня петь чаще? Я всегда мечтала выступать на сцене... - даже не знаю зачем поделилась этой мыслью, но почему-то сейчас мне хотелось ее сказать.

-Это мода такая, носить юбки столь короткие, чтобы точно нашелся желающий согреть? - спросил вдруг парень и я усмехнулась, посмотрев на него.

- Может быть я пыталась соблазнить тебя в таком виде? - спросила я со смешком, чувствуя, как он чуть сильнее сжимает пальцы на моем плече, прижимая меня к себе. Я взглянула на парня с широкой улыбкой и наши взгляды встретились, меня почему-то с ног до головы обдало жаром, перед глазами вновь стали картинки ночи, которую мы провели вместе. Что ж, тут еще можно поспорить, кто кого все таки соблазнил. Я представила что мы могли бы устроить у меня дома и уши тут же покраснели, а я быстро решила продолжить балтать, что бы не забивать себе голову откровенными картинками. - К тому же на улице не так уж и холодно - я пожала плечами, снова смотря на дорогу и только понадеявшись, что в темноте Палмер не заметит моих пылающих щек.

  Какое то время мы идем молча, каждый думает о чем-то своем. Хотя кто его знает, о чем же думает Уилсон? Лично я ни о чем другом кроме него думать не могла, тем более что его рука так и покоилась на моем плече, а меня саму окружал его запах. Запах сигаретного дыма, одеколона и его собственной кожи, как же мне нравилось это сочетание.

-У меня слишком много фанаток, чтобы ощутить потерю разочаровавшихся, уж поверь, Иветт. Да и на их место придут другие. Готовые с визгом расстегивать блузки, умолять расписаться на их груди или просто падающие в обморок от того, что я сказал "привет". - Он жмет плечами, - это угнетает, если задуматься. Когда все, что интересно людям - лишь твой талант открывать рот на сцене. - я слегка напрягаюсь от его слов, особенно осле того как представила этих самых фанаток, расстегивающих собственные блузки и выставляя свои сиськи напоказ, мечтая, чтобы пальцы Палмера к ним прикоснулись. Сердце тут же забилось чаще, невесть откуда взявшаяся злость едва не задушила меня, только чудом мне удалось остаться внешне невозмутимой, хотя глаза все таки гневно блеснули. - К тому же, теперь хотя бы часть твоих ухажеров отстанет, если будут знать, что ты занята

- О, я не сомневаюсь, об этом ты уж точно позаботишься, - я хохотнула, пытаясь унять злость внутри и невозмутимо продолжила, - Как твоей девушке, мне наверное положено ревновать и злиться по поводу всех этих фанаток...Но... это часть твоей карьеры, кто я такая чтобы устраивать сцены, верно? - с широкой улыбкой продолжила я, словно мы тут шутили шли, а не говорили о чем-то серьезном. - Ты большой мальчик и разберешься с этим сам, - я снова усмехнулась, отворачиваясь к дороге, - Ты все сделаешь правильно.

  за всеми этими разговорами я даже не заметила, как мы оказались возле нужного дома, где я жила. За спиной были двери, к которым вела лестница, там, поднявшись на седьмой этаж, была моя маленькая квартирка студия, которую я снимала с недавнего времени, чтобы скрыть от отца дополнительный заработок. Ведь тогда бы пришлось рассказать ему, что я подрабатываю официанткой.

- Зайдешь? - спросила я, останавливаясь напротив парня так, что за спиной была дверь.

планировка квартиры

--

+1

17

Слишком темно, чтобы простые человеческие глаза могли разглядеть хоть что-то в этой ночи. И кто запретил включать фонари в этом городе, скажите на милость? А то мало ли, может это нормально, а Палмер просто вредничает, и вообще стоит ему успокоиться и прекратить злиться в этот вечер. Только вот сделать это было достаточно сложно, как минимум по нескольким причинам — он был голоден, попытка утолить голод кровью ублюдка была провальной, а дебилки, что решили облить Иветт водой (смешно же, что), буквально добавили масло в огонь. Поэтому чему вы удивляетесь, когда Уилсон говорит о том, что его бесят выключенные фонари? Кажется, еще немного и он будет готов обратиться в инстанции для наказания виновных. И нет никакой гарантии, что виновные не будут наказаны самым ужасным образом — ага, заодно покушает. Между прочим, он свято верил, что в подобных местах люди не бухаю на рабочем месте, поэтому есть надежда испробовать более сладкую кровь, чем та, что текла по венам Криса. Фу, блять, вспомнил, тоже мне.

Он не отвечает на брошенную девушкой фразу - не считает ее особо важной, потому как понимает, что всем людям нужны деньги. Эти сраные бумажки словно способны что-то изменить в жизни. Да, способны, но он вампир и ему они не особо нужны. Буквально пыляться на счетах, куда их стабильно переводит работодатель. Веселые бумажки, которыми можно расплачиваться, если вдруг захочешь ощутить себя живым человеком. Что вряд ли случится в ближайшие пару сотен лет. Он слишком сильно кайфовал, будучи вампиром.

-Кому-то стоит быть внимательнее. Он пожирал тебя взглядом, отслеживал реакцию толпы и, мне кажется, радостно завтра объявит, что ты еще и петь будешь. И плевать он хотел на задавание вопросов, это будет приказ. Не знаешь его что ли. Он смеется. Да уж, владелец клуба вопросы не задавал, просто бил в лицо приказами и плевать хотел, сколь они неудобны, -а ты будешь рада, как я понимаю. Так что, спасибо еще должна будешь мне сказать за выходку. Он буквально набивал себе цену, когда это говорил. Или, может, нарывался на благодарность? Тоже не исключено. -Удачно, что я творю, что хочу в рамках своей жизни, да? Он ухмыльнулся, как довольный кот, которому выдали коробку сметаны и пообещали, что не заберут, даже если он умрет, пока будет ее поедать.

-Меня? Он опешил от ее вопроса. Нет, конечно, это чрезмерно приятно, но он реально заткнулся быстрее, чем вы можете себе представить. На самом деле, мысль, что она одевалась столь откровенно и красиво чтобы привлечь конкретно его внимание, безусловно, льстила, чертовски причем. Даже в вопросе собственнических мотивов, ему было чертовски приятно понимать, что она вырядилась не во имя других парней, которые итак можно просто с метлой поганой отгонять от красотки, а для того, чтобы Палмер Уилсон обратил на нее внимание. Да уж, кажется, неделя игнорирования твоего существования буквально была слишком длинным сроком. Придурок? Он задумался, погружаясь в собственные мысли и не замечая, как она сообщает о том, что в городе достаточно тепло, даже учитывая ее короткую юбку. Ага, конечно, тепло. Особенно теплым был западный ветер. Сейчас принесет с собой простуду вместе Мери Поппинс, поржем..

Ревнуешь? Он ухмыляется, слушая, как откровенные нотки злости и ревности проскальзывают в речи девушки и лишь крепче обнимает за плечо, давая понять, что стоит успокоиться. Возможно, смириться с тем фактом, что Палмер Уилсон почти медийная личность. Нет, не всегда это круто и здорово, уж поверьте. Иногда от фанаток хочется спрятаться куда подальше, а еще лучше скрыться в неизвестном направлении, но черта с два он откажется от работы и музыки. Это как наркотик. Хер избавишься. -Знаешь, начинаю думать, что роль "девушки Палмера" тебе даже идет. Уже представляю, как ты стираешь с моего лица чужую помаду и обещаешь отлучить от поцелуев, секса и нежности до конца дней моих. Он смеется. Нет, конечно, являться к ней в помаде он не собирается, но проверить реакцию на подобные, пускай и шутливые заявления, хотелось буквально до дрожи. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Палмер не просто выдал это, но буквально затаил дыхание, ожидая реакции. Словно части его хотелось, чтобы она ревновала и сейчас злилась. Может, даже ударила своими нежными кулачками в его грудь, заявив, что так себя мужчины не ведут, и он лишь глупый вампир столетней выдержки. К слову, мысль посетила голову Палмера быстрее, чем он успел отразить, что вообще вякнул, -ты хоть в курсе, что твоему парню столько лет, что даже твой дедушка будет в шоке от выбора? Снова заливисто смеется, потому что его на самом деле веселит сей факт. Не понимает, почему, но веселит до дрожи.

Он задумчиво смотрит на Иветт. -На чай? Он улыбается. На самом деле, почему бы и нет? Тем более, что в отличии от людей, он меньше нуждался во сне. -Разве что ты настаиваешь. Конечно, наигранная фраза. Но он с радостью зайдет, и более того, отчего-то хотел узнать девушку. Странное чувство, когда тянет не просто трахнуть и испить крови, но понять. Чокнулся, вероятно.

Поднимается по лестнице, оценивая подъезд и попадает в маленькую, уютную студию. Знаете, прямо подходящую образу милой девушки. Хрупкая куколка маленького роста вряд ли будет жить в огромной квартире. И эта демонстрация маленькой, но до ужаса уютной квартиры буквально была наслаждением для взгляда. Все стояло так, чтобы создавать неповторимый уют и радовать глаз. И это великолепно. Палмер даже замер, словно оказался не в простой квартире. Словно эти стены также как и сама девушка рассказывали ее историю.

+1

18

Вообще Палмер был прав, мистер Диллиган действительно пожирал их сегодня взглядом, мысленно уже подсчитывая прибыль. Да в его зрачках только разве нолики не плясали. И зная его, завтра он действительно скажет мне, что теперь я еще и петь буду на постоянной основе. Причем он не предложит это, а именно поставит перед фактом, так что хочешь не хочешь, а подчиниться придется. Конечно я буду только за, ведь я всю жизнь мечтала выступать на сцене, пойти по маминым стопам и стать певицей... думаю, она бы гордилась мной. К тому же это неплохая добавка к зарплате, ведь долг сам собой не погасится, а такие люди, как те, кому я этот самый долг отдаю, не умеют долго ждать... Скоро и так истекает срок очередной выплаты, мне бы успеть собрать нужную сумму. Теперь, когда скрываться и прятаться от Палмера уже не нужно, я снова могу вернуться к привычным обязанностям, подрабатывать на кухне после закрытия клуба, чтобы получить несколько десятков дополнительных долларов. Я утешала себя лишь тем, что когда я полностью расплачусь с долгом, смогу начать копить на собственную квартирку, может быть даже выкуплю ту, в которой живу сейчас, наконец запишу свою первую песню, стану к своей мечте еще на шаг ближе. От этой мысли вдруг стало так тепло на душе, что даже все остальные проблемы показались такими пустяками...
  Да, мне безусловно будет не нравится то, что вокруг Палмера всегда столько фанаток. Признаюсь, мне и раньше это не нравилось, но если тогда я могла остановить себя тем, что попросту не имею права на ревность, ведь между нами даже ничего нет, то сейчас выходит, у меня на это права есть. Я спрятала руки в карманы куртки, чтобы Уилсон не увидел, как пальцы сжимаются в кулаки, несмотря на то, что я пыталась успокоиться и не сходить с ума от ревности. Я его девушка всего то какой-то час, если не меньше, а уже готова разорвать каждую, кто подойдет близко... И эти его слова про расстегнутые блузки и росписи на груди...

- Знаешь, начинаю думать, что роль "девушки Палмера" тебе даже идет. Уже представляю, как ты стираешь с моего лица чужую помаду и обещаешь отлучить от поцелуев, секса и нежности до конца дней моих. - говорит вдруг Палмер, внимательно смотря на меня, улыбаясь и смеясь. Я поджала губы и закивала, приподнимая брови, словно оценивая его предложение. Собственно говоря, скорее всего в такой ситуации я именно так и сделаю, хотя еще куда более вероятно, просто пошлю ко всем чертям. Что я себя, на помойке нашла?

- Ты знаешь, а это отличная идея, - наконец говорю я, делая вид, что действительно задумалась на этот счет. - Наверное я так и буду делать, если ты не дай бог хоть раз придешь с чужой помадой на лице. - я с вызовом глянула на парня, стараясь не улыбнуться. Конечно одна мысль о том, что рядом с ним может быть кто-то еще, неимоверно бесила, но в то же время я понимала, что совсем лишить фанаток внимания он не может... Кажется это будет для меня то еще испытание, которое я даже не уверена, что смогу пройти. Чуть помедлив я добавила, - А лучше вообще отправлю тебя к той, кто эту самую помаду оставит. - услышав фразу про возраст я задумалась, а ведь правда, я даже не задумывалась о том, сколько лет может быть Палмеру. Внешне он выглядел примерно моим ровесником, но кто знает, сколько лет назад его обратили? Но вслух я произнесла конечно другое, тем более что на его смех я не могла ни улыбнуться. - Ну... может быть меня привлекают мужчины в возрасте? Ну знаешь, опыт и все такое... - я усмехнулась и глянула на парня, словно ожидая его реакции. ну а что? Я сное же дело, что он этим разговором о фанатках меня проверяет, почему и я не могу сделать так же?

  Мы поднялись и оказались около моей квартирки. Признаюсь, я даже немного нервничала, впуская еще кого-то в мою маленькую обитель. Кажется здесь уже давно никого не было кроме меня, ни друзей, ни подруг, ни парней... Я жила здесь одна, к тому же в последнее время бывала здесь только для того, чтобы поспать, после чего снова бежала на работу или учебу. К счастью, в шкафу остался чай и кофе, а в холодильнике лежала бутылка скотча. Признаюсь, она была на особый случай, но... чем этот случай не особый? Кажется Палмер первый, кто появился здесь за последний год, ну кроме меня конечно. Я оставила парня у дверей, сама прошла на кухню, снимая попутно куртку и шарф и кидая их на диванчик у стола.

- Что будешь? Чай или кофе? - крикнула я с кухни, а потом выглянула в коридор. - Или могу предложить скотч... - помахала бутылкой, которую только что достала из холодильника. А потом замерла. - Ты чего? Проходи, не стой у дверей... Я в отличие от тебя не кусаюсь, - улыбнулась, надеясь, что он оценит шутку, после чего снова вернулась к холодильнику. К тому времени, когда Палмер наконец оказался на кухне, я уже достала два стакана для скотча и теперь раздумывала над закуской, открыв дверцу холодильника. - А вы, вампиры, вообще едите твердую пищу или только кровь? Потому что если закусывать... я предпочитаю сыр или дыню.... а ты? - спросила я, даже не оборачиваясь, словно этот разговор был сам собой разумеющийся.

+1

19

Смеется, потому что не может быть серьезным, когда речь заходит о фанатках, помаде и теоретических поцелуях и не только, которые могут ему достаться, когда одна из девушек решит поймать его, идущим к сцене. Мда, картина, конечно, прикольная, но кто гарантирует, что будет красиво, как в голове? Тем более, каким бы подонком не был Палмер Уилсон, если он сказал, что у него есть девушка, значит сказал, и сосаться по углам с другими - не его стиль в таком случае. Он будет много шутить о возможных изменах, помаде на своих губах и теле, но никогда не совершит подобный поступок, потому что это единственное, что сам никогда никому не простит - предательство не прощается. Даже если предателя любишь.

-Отправишь к той теоретической красотке с четвертым размером груди, даже не став доказывать, что ты - явно лучший вариант чем та, чьи достоинства оканчиваются уже указанным размером? С улыбкой на лице он даже не пытается скрыть шутки, которые льются явно быстрее, чем мозг успевает заставить парня заткнуться. Кажется, сегодня он просто в ударе, демонстрируя свою скотскую натуру. Ну да, шутки у него реально отвратительные, но каков есть, что поделать то.

Правда, сама девушка явно не уступает ему. Морщится, изображая крайнюю степень обиды. "Мужчина в возрасте" звучит так, словно он Карлсон, который наконец решил начать жить половой жизнью и ударился в фитнес. Короче, так себе звучит, на самом деле. С другой стороны, не будет же он сейчас обижаться на шутки. По-крайней мере, он точно этого не планировал делать. К тому же, девушка выбрала такие формулировки, что не ответить ей - нереально! -Опытные нравятся, значит? С ухмылкой смотрит на девушку. Отметает мысль, которая посетила голову относительно "сколько опытных знаешь", зато выдает нечто другое, -почему мне кажется, что более опытного ты вряд ли найдешь? И да, он серьезно. Где еще вы найдете вампира, который рехнется настолько, что будет спать с человеком без желания его убить? А если задуматься о том, что люди редко в восторге от вампиров... И чаще всего предаются утехам между собой, найти подтянутого, опытного старика ста девятнадцати лет отроду - сложновато. -По-крайней мере, мне показалось, что мой опыт пришелся тебе по вкусу. Ухмыляется, как мартовский кот, которому выдали порцию сметаны.

-А? Придурок. Кажется, он правда завис, когда оказался в небольшой, но уютной квартирке этой милой девушки. Усмехнулся самому факту, что вообще это могло заставить его замереть, и улыбнулся, помотав головой, -ничего.. Проходя в комнату, он старался осмотреться максимально незаметно, уловить то, как она расставила мелкие статуэтки, как стоят чашки. Гиперболизированный порядок - потрясающе. Хотел пошутить о том, что кусается он не так и больно, поэтому могла не вредничать. Впрочем, он просто улыбнулся ее заявлению, не уточняя, что мог просто убить, но не захотел. И почему не захотел?

-Какое интересное выражение. "Твердую пищу". Словно мы дети, - он смеется, потому что подобную формулировку услышал впервые, и даже растерялся, как на нее отвечать, чтобы не выглядеть инструктором в мир вампироведения. -Вампиры не едят человеческую пищу, - делает акцент на этом слове, словно мстит за странную формулировку, -не нуждаются в воде, а алкоголь, пускай и безбожно вкусный, предпочитают пить не "чистым". Пожимает плечами. Знаете, все эти сказки о вампирах, конечно имеют весомую базу, но часто слишком притянуты за уши.

Решает поиграть. Ощущает себя котом, у которого в лапках безумно прилагательная мышка, поэтому сокращает расстояние между собой и Иветт, замирая в сантиметрах от девушки. Медленно, издевательски, проводит рукой по ее плечу, убирая распущенные волосы, открывая доступ к шее. Стоит за ее спиной, когда перекидывает пряди волос на другое плечико Иви, и проводит подушечками пальцев по ее шее. Касаясь слабых следов от клыков, что остались с вечера, когда мисс Баркер открылся мир, который скрывается в тени городов. -вампиры любят вкус алкоголя.. Но самый лучший способ насладиться - кровь человека, который опьянел от хорошего виски или скотча.. Говорит тихо, все еще находясь за спиной Иви, а после с улыбкой на губах, мимолетно целует ее в шею и убирает руку. Нет, конечно, мысль испить ее крови буквально возбуждала аппетит, даже клыки заболели, но зачем портить эту изящную шейку, когда она трезва? Тем более, интереснее брать, если она сама предложит. Господи, ну и мысли в его чокнутой голове гуляют.

И он делает шаг назад, словно позволяя девушке расслабиться. С легкой ухмылкой на губах следя за ней.

+1

20

-Отправишь к той теоретической красотке с четвертым размером груди, даже не став доказывать, что ты - явно лучший вариант чем та, чьи достоинства оканчиваются уже указанным размером? - продолжает шутить Палмер, а я едва заметно вздрагиваю. Это что же, он думает, что я буду за ним бегать, как верная собачонка? Ну уж нет...

- А ты слишком самоуверен, - со смешком сказала я, делая вид, что вопрос меня не задел... хотя, судя по тому, что сказала дальше, все таки задел. - Даже представить себе не можешь, что кто-то может от тебя отказаться по собственной воле? На помойке я себя нашла что ли? - я пожала плечами с широкой улыбкой, хотя было ясно, я ответила четко и правдиво, что будет, если я хоть раз увижу на его лице чужую помаду.

  Тем временем Уилсон уже во всю говорил о опытности и о том, что более опытного я врят ли найду. В ответ я лишь с ухмылкой покачала головой. Этот парень и вправду слишком в себе уверен... Неужто он сейчас набивает себе цену? Да ладно, он то? Палмер Уилсон, за которым готова бежать любая девчонка сейчас пытается набить себе цену передо мной? Я глянула на парня, но тут же мои щеки вспыхнули румянцем, стоило ему только сказать, что его опыт вроде как пришелся мне по вкусу. Что ж, в этом он прав, опыт весьма впечатляет, я бы с удовольствием повторила... Особенно если учесть тот факт, что через несколько минут мы оказались в моей квартирке. Я встряхнула белокурыми волосами, пытаясь отогнать красочные картинки, которые тут же заполнили мою голову. Да что же это с такой такое, Иветт Баркер7
  Пока я возилась с закуской, Палмер уже успел оглядеться, а я украдкой пыталась понять, нравится ли ему моя обитель или нет. Да, здесь всегда был идеальный порядок, но главным образом потому что я появлялась здесь не так часто, как хотелось бы. Работа и учеба отнимают слишком много времени... Подумав немного, я наконец достала дыню и полезла за ножом, чтобы ее порезать, но Палмер меня слегка отвлек.

-Какое интересное выражение. "Твердую пищу". Словно мы дети, - он усмехнулся и я не смогла не ответить улыбкой. И правда, звучит нелепо... хуже, чем это звучало в моей собственной голове. -Вампиры не едят человеческую пищу, - продолжает он тем временем, а я начинаю таки резать дыню на небольшие кусочки. -не нуждаются в воде, а алкоголь, пускай и безбожно вкусный, предпочитают пить не "чистым"

- Не чистым? - переспрашиваю, не отрываясь от нарезки дыни. Палмер вдруг оказывается позади меня, проводит рукой по плечу и медленно отводит белокурые волосы в сторону, перекидывая их на другое плечо. Я замерла, перестав орудовать ножом, не смея пошевелиться. Подушечки пальцев пробегают по нежной коже шеи, там, где остались слабо заметные следы от его укусов.

-вампиры любят вкус алкоголя.. Но самый лучший способ насладиться - кровь человека, который опьянел от хорошего виски или скотча.. - он говорит тихо, его дыхание опаляет кожу и от этого по всему телу бегут тысячи мурашек.Я поняла что он имеет в виду. Куда вкуснее будет, если я выпью скотча, а он потом выпьет моей крови. От этой мысли внезапно заныла кожа, мне вроде понравилось в прошлый раз, верно? А если потом еще его поцеловать... пока на его языке останется вкус моей крови... кажется мне это начало нравится... ведь это было... по особенному. Легкой поцелуй в шею, едва заметное прикосновение его губ и я тихо вздыхаю, не в силах сдержаться. Руки исчезают, он делает шаг назад, а я готова разочарованно застонать... Что со мной творится вообще?

- А ты умеешь заинтриговать, - наконец говорю я, но голос звучит немного хрипло и неуверенно. Вот как на меня действует всего лишь одно его прикосновение, дразнящее и игривое. Что он может сделать со мной, перестань он играть? Да все что угодно... - Идем... - я беру бутылку и бокалы в одну руку, во вторую тарелку с дыней и иду в ту часть квартирки, где стоял диван. Мини гостиная, если быть точнее. Я аккуратно ставлю все содержимое рук на журнальный столик, чуть наклонившись и вдруг думаю, что вообще-то не мешало бы переодеться... Но... не подумает ли Палмер, что я его соблазняю? Подумав мгновение я все таки решила, что переодеться стоит. К тому же... я разве не у себя дома? - Располагайся, я сейчас вернусь. - и ненадолго задержавшись у шкафа, юркнула в ванную, чтобы переодеться. Только разглядев что именно я взяла, вздохнула... Ничего другого видимо под руку не попалось... Черная маечка, обтягивающая формы и такие же коротенькие шортики... твою мать...

+1

21

Сделать что-то, а после проверять, какова будет реакция на поступок. Словно ты маленький ребенок, который не в состоянии не вести себя именно так - играюче. Как кот с мышкой, прежде чем напасть и убить, Палмер играл с милой Иветт, обжигая своим дыханием ее нежную кожу, касаясь ее, ощущая сладкий вкус ее духов, и делая шаг назад, проверяя, как среагирует милая мышка на такие игры кота - станет ли податливее, чем была минутой раньше, или испуганно отпрянет. А может с тихим недовольным стоном даст понять, что ей нужны эти чертовы прикосновения, даже если она о них молчит? Боже, люди, особенно Иветт, были столь интересными, а уж эта особа как фарфоровая кукла, о которой мечтаешь десять лет, а после получив, изучаешь каждую деталь, как выполнены руки или насколько элегантно очерчены скулы. Как кукла реагирует на тепло и ненависть. Станет ли смирно сидеть, если ее любить, или сбежит при первых признаках агрессии?

Пожимает плечами с легкой улыбкой, что касается его губ. -Я еще не начинал интриговать, Иветт. На самом деле интриговать он не хотел, а вот завлечь... Еще как, чего греха таить. Завлечь, как канарейку в клетку и смотреть, как она будет петь только для него. Ох, он бы не отказался запретить ей петь всем, слишком приятный голос. Но это было бы что-то странное, поэтому он молчит, отгоняя довольно странную, непрошеную мысль от себя. Может, подслушать, как она поет в душе? Хороший вариант, тем более, в душе она точно без своей короткой юбочки и чертовой кофты, которая слишком открыта учитывая погоду. Ее слова проносятся в голове, вызывая улыбку. Соблазнить пытается.. А что, очень даже выходит.

Кивает, когда девушка говорит, что ей нужно переодеться. Он остается один и получает полную свободу - осмотреть каждый уголок ее квартиры. Словно эти книги на полках или закрытый ноутбук могут рассказать о девушке больше, чем она сама. Впрочем, так оно и есть, если задуматься - вещи вокруг часто более сговорчивы предоставить информацию, чем люди. Почему же сейчас ситуация должна быть исключением из правил? Тем более, что вокруг было слишком прибрано - словно она приходила домой поспать, или просто не сильно много проводила времени дома из-за работы? Пара учебников - что, ты все еще учишься? Как мило. Милая невинность, учится и работает. Нарвался на совсем молоденькую студентку, значит? Интересно становится с каждой минутой. Нравится ли тебе твоя профессия, работа? Может, ты живешь мечтами о том дне, когда сможешь покинуть клуб и пойти в мир, где твой диплом решает за тебя, какой будет твой оклад, форма одежды и расписание жизни? Палмер задумался настолько, что не заметил, как хлопнула дверь из ванной и в комнату вернулась хозяйка квартиры. И тут Палмер обрадовался, что вампиры не пьют. Потому что делай он сейчас глоток скотча (который, точно был восхитительным), то подавился бы махом, сливая свои эмоции как на блюдце этой милой особе.

[float=left]http://s3.uploads.ru/oFSsd.gif[/float]Ох, вау. Снова радуется, что не открыл своего рта. Осталось еще прекратить пялиться, и будет вообще замечательно. Поэтому нет ничего удивительного, что он пытается перевести взгляд на обстановку, но вместо этого лишь скользит взором от ее милого личика вниз. Да, ты явно специально так оделась? Или просто случайно? Слабо верится, конечно. С ее светлыми волосами черная майка явно контрастировала и выделяла все особенности женского тела. А шортики... Хотелось задать вопрос, когда женская одежда стала походить скорее на белье, но Палмер (оцените) все еще молчал, как рыба. Потому что просто проводил взглядом с головы до ног и обратно по этой милой, притягательной красотке, которая стояла посреди собственной гостиной. Твою мать, открой рот, Уилсон, придурок.

-Отлично выглядишь.. Супер. Дежурный комплимент - ты б еще просто поднял палец вверх, чтобы высказать мнение, и было бы просто идеально. Дебила кусок. И он делает глубокий вдох, слегка откидывается на спинку дивана. Черт, она правда специально оделась так, чтобы мысли вампира витали лишь вокруг нее? Представляли, что даже стягивать эти чертовы шортики не придется, если она сядет ему на колени.. Отлично,

Озабоченность - это лечится вообще? Тихо вздыхает, беззвучно ругая себя. -Вспоминая твой ответ на улице - решила проверить, насколько быстро твой милый образ соблазнит меня? Так можешь не проверять, быстро... Улыбается. Искренне. Старается начать думать о чем угодно, и взгляд падает на учебную литературу - отлично, появился шанс отвлечься от ее груди и коротких шортиков. -На кого учишься? Вопросительно смотрит на Иветт, -и как юную студентку занесло в ночной клуб? Неужели это был лучший вариант для милой девочки? Ухмыляется. А ведь она правда девочка. Кажется, именно в ее годы Палмер перестал стареть. Иронично...

+1

22

Держа в руках одежду, которой и одеждой то сложно назвать, я раздумывала как поступить. Выходить снова из ванны и брать другую одежду было бы глупо, одевать то что есть, слишком напоминает то, что я снова пытаюсь его соблазнить. И пусть на деле я была бы совсем не против повторить то, что случилось между нами в его квартире, то слишком явно показывать это не хотела. Что он тогда может обо мне подумать? Я вздохнула и положила майку и шортики на край раковины, сама уставилась на свое отражение. Белокурые длинные волосы, надают на плечи и спину, щеки заливает румянец, глаза блестят лихорадочно, губы сами собой растягиваются в улыбку. Теперь я его девушка, он сам так решил, причем даже не спрашивая моего мнения, все решая за двоих. Но мне грело душу то, что он и не оставил мне выбора, просто сзял то что ему нужно и подарил уют... Странно, не правда ли? Какой может быть уют рядом с монстром? С человеком, который в любой момент может убить тебя? С тем, кто убивал тысячи и тысячи раз, даже не задумываясь, просто потому что мог это сделать...
  Я прикусила губу, вдруг задумавшись об одной вещи. Да, он стал моим парнем, теперь мы встречаемся... Но если наши отношения кончатся через пару - тройку месяцев, это еще не страшно... не так страшно как то, если наши отношения затянутся на долго.. на годы, которые обернутся для меня врагом. Что для вампира человек? Лишь мгновение, пролетевшее так незаметно, что и не вспомнишь через несколько лет. Что для человека вампир, особенно если испытываешь к нему чувства? Это все что остается, до тех пор, пока твое тело не состарится и ты не умрешь... Да и вообще, кто сказал, что у него есть ко мне какие-то чувства? С чего я это взяла? Может быть он вообще держит меня рядом только потому что ему приглянулась моя кровь, вот и все. А своего донора нужно держать поблизости, вдруг утащит какой-то более шустрый вампир?
  Разозлившись на саму себя и на то, что позволяю себе думать о всяких романтических вещах, которым скорее всего и места то нет в наших отношениях, я переоделась, наплевав на то, что шортики скрывают так мало, а майка так сильно обтягивает тело, словно вторая кожа. Бросив ту одежду, в которой была до этого в корзину для грязного белья, я перекинула волосы за одно плечо и вышла из ванной. Правда вот поймав на себе взгляд Палмера я тут же остановилась, нерешительно переминаясь с ноги на ногу на входе в комнату.

-Отлично выглядишь... - выдает парень и я замечаю, как он скользит взглядом по моему телу, примечая каждый изгиб. Щеки тут же застенчиво вспыхнули, только усилием воли я удержала руки, которыми почему-то сразу захотелось прикрыться, словно так станет лучше... -Вспоминая твой ответ на улице решила проверить, насколько быстро твой милый образ соблазнит меня? Так можешь не проверять, быстро...

- Это было случайно, - зачем-то начала оправдываться я, делая в его сторону пару неуверенных шагов. - Просто обычно я так и хожу дома, по этому они оказались лежать сверху... и... - я вздохнула, вдруг поняв, что слишком сильно пытаюсь оправдаться. А чем сильнее ты оправдываешься... всем ясно, да? - Не обращай внимания, я могу одеть что-нибудь другое... - дура, ты вообще заткнешься сегодня? И откуда вся эта нерешительность? мы ведь вроде уже перешли все границы, какие только можно было пройти, к тому же мы вроде как встречаемся, почему бы не получить от ситуации максимум удовольствия? Нервно я прохожу к дивану и сажусь рядом с Палмером, хватая стакан со скотчем и делая большой глоток. Идиотка, маленькая глупая идиотка, ты перестанешь вести себя так глупо?

-На кого учишься? - Палмер вопросительно смотрит на меня, -и как юную студентку занесло в ночной клуб? Неужели это был лучший вариант для милой девочки?

- колледж Сайлем-Стейт, факультет искусства и музыки. Учусь дистанционно. Я мечтала пойти по стопам мамы и стать певицей. - ответила я, радуясь, что наш разговор нашел тему, пусть я и не сказала, что учебу бросила, кроме моего внешнего вида, но не на долго я обрадовалась, потому что следом Палмер спросил, как я оказалась в клубе и я прикусила пухлую губу, после чего снова сделала пару больших глотков алкоголя. - На самом деле... - начала я, смотря в свой стакан и избегая смотреть на парня, - Мне просто понадобилась большая сумма денег, пришлось найти работу, а устроиться официанткой роще простого, особенно если у тебя смазливое личико, - я пожала плечами, надеясь только, что Палмер не станет расспрашивать дальше. Я взяла кусочек дыни и отправила ее в рот, чувствуя приятный сладкий вкус, захотелось почему-то поцеловать Уилсона, чтобы он почувствовал этот сладкий вкус на моих губах. Но естественно я осталась сидеть на месте.

Отредактировано Evett Barker (09-03-2019 20:09:26)

+1

23

Улыбается, лишь кивая. Случайности не случайны, знаете такое утверждение? Вот Палмер Уислон его придерживался, если думал о том, что люди называют "случайно". Это как случайно пойти в кино и завернуть в кафе, случайно признаться в чувствах или случайно выбрать билет на поезд в Новый Орлеан. Все не случайно. Правда встает вопрос - это мы управляем судьбой, или все давно прописано за нас, и как бы мы не старались изменить течение времени, придем в ту точку, что оно запланировало? Рано или поздно, так или иначе. Хорошая фраза из хорошей книги. Палмер никогда не планировал обращать брата - уж поверьте, он знал, что такое быть вампиром, как это иногда хреново, и не желал родному брату такой участи. Но когда перед тобой стоит выбор - дать братцу испустить последний дух или позволить ему самому выбирать, жить или умирать.. Тут сложно устоять, уж поверьте. Сложно не дать ему шанс жить. Именно поэтому Палмер годы назад вернулся назад домой, поэтому переборол себя и не убил, но обратил братца в себе подобное чудовище. Черт, а ведь они правда чудовища, как не погляди.

-Нет, не можешь. Он говорит спокойно, не внушая, но убеждая - не стоит переодеваться лишь потому, что у тебя гость. Тем более, если гость в откровенном восторге от твоего внешнего вида. Ага, снимите с него джинсы и все будет более, чем очевидно. Но пока он старается оставить все в тайне, спокойно сидя на диванчике в ее гостиной, наблюдая за тем, как девушка сокращает расстояние и оказывается с ним рядом. Берет дыню и отвечает на простой вопрос, который он задал. -Минус людской жизни - вечно нужны бумажки, которые пахнут грязью и лицемерием. Словно нельзя придумать иной вариант расплатиться. Он усмехается, не вдаваясь в подробности - каждому может потребоваться сумма денег. Кто-то идет воровать, кто-то зарабатывает сам. Людям свойственно преувеличивать ценность долларов.

Морщится. Да уж, так себе комплимент в ее адрес. -Смазливое личико? Я бы сказал, милое. Для смазливого не хватает чуток. Он усмехается. Скорее уж кукольное. Фарфоровая кукла, которая оказалась в реальной жизни. И кто посмел выбросить в океан людского дерьма это миловидное создание, интересно? Ведь был же человек, который не стал помогать ей заработать денег, не сберег от вампира, который чуть было не убил, и уж тем более не защищал сейчас, когда этот самый вампир в прямом смысле оказался на диване у этой миловидной куколки, которая, кажется, не сильно против была сложившейся ситуации. А Палмеру все нравилось с каждой минутой больше и больше. Кажется, вампир никогда не научится быть милым, всегда будет играть, творить безумства и потакать своему чувству собственничества, даже если оно сведет его в могилу. Однажды он уже гроб посетил, и следующее свидание с ним назначать пока не планировал. Но кто знает, как распорядиться его жизнью судьба.

-И почему сама не просила выйти на сцену у Диллигана? Боялась, что он откажет? Или что? Если хочешь пойти по стопам мамы, стоит быть чуть наглее, милая. Он улыбнулся. Не стал спрашивать, что случилось с матерью и есть ли у девушки семья в принципе - судя по ее голосу, когда она говорила о матери, той не было рядом, и вампир понимал, что задавать вопрос, почему, - как минимум крайне некорректно в отношении самой девушки. Ага, есть в нем капля адекватности, мелькает эпизодически.

Уилсон откидывается на спинку дивана, оглядывает помещение, взгляд фокусируется на виде из окна - да, если девушка выбирала квартиру по критерию "дешевле и симпатичнее", то здесь просто идеальный вариант. Черт, ему даже стало слегка стыдно за свое "логово" - в нем такой красоты из окна не увидишь. Даже хуже - окна всегда закрыты, потому что солнечный свет - самое ужасное, что мог придумать мир в качестве кары для детей ночи. Делает глоток скотча и перевод взгляд на Иветт. Ага, вкуснее, если выпьешь ты, но кто говорил, что вампиры не пьют алкоголь в чистом виде? Правильно, никто. Тем более он и правда ужасно вкусный.

Он протягивает руку, касаясь ее волос и наблюдая за реакцией. Боишься? Он может напасть в любую секунду, наплевав на то, что ты его девушка. Он монстр, которому чужды чувства, когда пелена голода застилает разум. Он чудовище, которое внушило тебе не бояться, и теперь радостно пользуется отсутствием твоего страха. Он чудовище, которому безумно понравился вкус твоей крови. Сладко-кислый, словно с пряностями, он буквально манил, когда Палмер ощущал, как под его пальцами, которые переместились с волос на шею, пульсируют венки. Твое сердце ускоряется, он чувствует это, и легка кривоватая ухмылка касается его губ. Ты не боишься, а обязана. Должна в ужасе бежать, скрываться, желать, чтобы он ушел из твоей квартиры, забыл дорогу и никогда не произносил твое имя. Но ты сидишь, замирая, и ждешь чего-то.. Что за мысли в твоей хорошенькой голове, Иветт Баркер?

-Если скажу тебе бояться.. Испугаешься? Он ухмыляется, смотря в ее глаза. -Если скажу, что в любую секунду ты можешь стать жертвой? Видит, что в ее глазах нет страха. Черт. Прекрасно понимает, что сам внушил ей не бояться, но от этого не легче. Не становится проще, мать вашу. Поэтому Палмер отдергивает руку, пытаясь отрубить ту часть эмоций, что отчего-то переживают, что так не очень правильно. Неправильно не значит плохо, да? И он с любопытством смотрит на юную красавицу, которая не боится чрезмерно опасного чудовища.

+1

24

Слава богу Палмер не продолжил развивать тему о деньгах. Лишь заметил, что эти бумажки теперь нужны всем. Разве нельзя придумать расплатиться по другому? Перед глазами всплыла картинка из прошлого. Привязанная к стулу, заплаканная и испуганная, на щеке уже проявляется синяк от удара того мужлана, который меня похитил... на шее совсем свежий порез от ножа. Он чуть поранил меня, когда я вздумала вырываться, хотел просто испугать, сама виновата, не нужно было дергаться так сильно, может и пореза бы тогда не было... Тоби, стоящий на коленях, губа разбита, кулаки в крови, он не может отдышаться от удара... Наверное они с удовольствием придумали бы другой способ оплаты долга, ведь кажется им я сильно приглянулась. Вспомнила грязные руки, которые пробирались мне под юбку и передернулась... Нет, уж лучше отдать долг деньгами. И нужную сумму мне нужно собрать за ближайшую неделю, ведь тогда пройдет срок очередной оплаты и только одному Богу известно, что они решат со мной делать...
  Кажется я слишком сильно задумалась, потому что пропустила мимо ушей слова Палмера про милое личико и что до смазливого я немного не дотягиваю. Я просто таращилась в пространство и пила скотч, даже не замечая, как стремительно опустел стакан. Только когда на дне оставалось совсем немного я как будто очнулась и с недоумением глянула на стакан в руках, словно и сама не знала откуда он взялся. Поджав губы, я поставила стакан на стол и сделала вид, что слышала все, что сказал парень, тем более что он как раз задал мне вопрос.

-И почему сама не просила выйти на сцену у Диллигана? Боялась, что он откажет? Или что? Если хочешь пойти по стопам мамы, стоит быть чуть наглее, милая. - сказал он и усмехнулась. На самом деле я не раз пыталась подойти к мистеру Диллигану с этим вопросом, правда слушать он меня не желал, говорил, что нам вполне хватает одного певца, притом такого хорошего, чтобы делить сцену на двоих. Он даже слушать не хотел мои песни, будучи убежденным, что я пою гораздо хуже Палмера. Слишком жадный, он не хотел платить двум певцам одновременно, но теперь то ему все равно придется это делать. Я не стала отвечать на вопрос Палмера, вместо этого задав встречный.

- откуда ты вообще знаешь, что я пою? - спросила я. - Ты же ведь откуда то знал, что я умею петь... Врят ли вытащил на сцену просто так, а если бы я опозорилась? - на этом месте я улыбнулась, представляя какой позор мог бы быть, если бы я действительно не умела петь. Я не раз видела такие провалы в универе, когда шли прослушивания. Ей богу, есть у нас пара девчонок, которые попали на факультет благодаря папиным денежкам, слушать их пение просто невозможно, хочется руками уши зажать... но их держат, еще бы, папочки вкладывают приличную сумму, для того чтобы их деточки учились и шли к мечте, пусть даже эта мечта недостижима... хотя, зная сегодняшние технологии, голос легко подправить и сделать, как говорится, из говна конфетку.

  Вдруг рука Палмера тянется ко мне и он касается моих волос и я поднимаю на него глаза. Он смотрит как будто задумчиво, мне хочется даже спросить о чем именно он думает, но спустя пару мгновений это уже не требуется, я и так понимаю. Потому что его рука перемешается на шею, туда где бьется жилка. Мое сердце само ускоряет ритм, но не потому что я боюсь, просто настолько приятны его прикосновения. Я замираю, боясь пошевелиться, ведь тогда он может перестать ко мне прикасаться... Я желаю, чтобы он сократил между нами расстояние и поцеловал меня, прижал к себе и никогда не отпускал...

- Если скажу тебе бояться.. Испугаешься? - Он ухмыляется, смотря в глаза. - Если скажу, что в любую секунду ты можешь стать жертвой? - я пожимаю плечами, потому что действительно не знаю, что будет, скажи он мне бояться. Я спокойна, я верю ему, я верю в то, что он не причинит мне вреда... а если причинит, на то его воля...

- Не знаю, - наконец тихо отвечаю я, смотря в его голубые глаза. - Ты разве хочешь, чтобы я тебя боялась? - эта мысль кольнула болью в груди, словно таким образом он пытается меня оттолкнуть. Не нужно меня отталкивать, когда только подпустил так близко... Я решаюсь и передвигаюсь к нему ближе, так, что наши колени соприкасаются. Я касаюсь ладонью его щеки, снова заглядываю в глаза и чуть улыбаюсь. - Я не хочу тебя бояться. Я просто хочу быть с тобой... - улыбаюсь чуть шире, - мне, как девушке Палмера это положено по статусу. - я тянусь к нему, целую в губы, мягко и нежно, после чего немного отстраняюсь, ожидая реакции.

0

25

Откуда он знает.. Упс, кажется, кто-то откровенно палится, и ничего не может с этим сделать - пора начинать держать язык за зубами, иначе может сложиться жизнь так, что придется пояснять, откуда ты знаешь о человеке больше, чем она о том может подумать. И ведь не соврешь, что видел в интернете - он не знает, есть ли там хоть одно видео этой особы с микрофоном. Сказать, что выпытал у подруг - официанток? Не сказать, потому что не знал, насколько хорошо она дружит с трудовым коллективом. Сказать, что Крис ляпнул - так тоже неправда. Да, он рассказывал всем, какой приятный голос у Иветт, предполагал, что та может петь, но не говорил, что в курсе ее вокальных данных и уж тем более не утверждал, что она певица. Так откуда Палмер Уилсон, старый вампир (ладно, почти старый) узнал о том, что милая девушка шикарно поет? Отличный вопрос, и ответ на него он знал, но вот признаваться в этом не желал. Поэтому внаглую соврал, -слышал пару раз, как ты поешь под нос, когда остаешься помочь ребятам с посудой. Пожимает плечами, словно это правда - но ведь правда слышал. Пару раз. Но не поэтому знал. А потому что умудрился проследить за девушкой на следующий вечер после их прекрасного "свидания" и видел, как она пела, пока думала, что находится одна на улице. Не будет же он сознаваться в таком девушке, правда? Вот именно, что правда..

Хочет ли он, чтобы она боялась? Определенно нет. Хочет ли, чтобы в ужасе смотрела, когда он становится зверем? Нет. Хотя, он хотел бы, чтобы она понимала, что он - зверь. Чудовище. Но понимал, что его внушение не позволит девушке бояться, даже если в глубине своей красивой души она возжелает этого больше прочего. Черт, да он не хотел, чтобы она боялась, он хотел, чтобы она позволяла ему все - узнавать о ней больше, касаться ее нежной кожи, прокусывая шею ощущать вкус ее крови (боже, такой сладкой и манящей, что от одной мысли болели клыки и жажда впиться в ее шею была невероятной). Хотел, чтобы она отдавалась ему в порыве страсти, когда все, что она может делать - стонать, умолять не останавливаться, просить больше, сильнее. Он хотел, чтобы она отдавалась, зная, кто он такой. Понимая, что ходит по грани, но не боялась. Боясь не станешь спать с вампиром, правда ведь? Вот сбегать от него - станешь точно.

Он ухмыляется, собираясь ответить, что не только это положено ей по статусу, но не успевает и рта открыть, как ее мягкие теплые губки касаются его, заставляют улыбнуться, ответно касаться ее. Целовать, ощущая, как легкий запах не выветревшегося шампуня, духов и самой Иви врывается в сознание, завладевая мыслями. Черт, молодежь учат целоваться, или это врожденный талант? Так или иначе, целовать эту девушку ему нравилось, поэтому, когда она отстраняется, Палмер морщится - он с радостью продолжил бы поцелуй. Его, словно ребенка, лишили возможности целоваться, пока не надоест и это его даже расстроило, даже разозлило. И какого же он так реагирует, скажите на милость?

Играешь? Проверяешь, или что? Он ухмыляется, смотря на девушку, которая так спокойно находилась подле вампира, словно ничего ей не угрожало. Милое создание, право. -Полагается по статусу, значит? Легкая ухмылка не покидает его губ, когда он продолжает говорить, -тебе много что полагается по статусу. Например, одеваться вот так, чтобы все мысли вампира крутились вокруг тебя. Словно не хочешь, чтобы я допускал хоть одну мысль не касающуюся твоей обнаженной шеи, груди или всей тебя. Он улыбнулся, обхватывая Иветт за талию и притягивая к себе ближе, смотря в ее глаза, что блестели при свете ламп, которые освещали ее квартиру. И он собирается играть, проверять, мучать и изводить, потому как с тихим рычанием, словно на самом деле собирается нападать, он кидается на нее, прижимая спиной к дивану и заглядывая в глаза, проверяя реакцию. Касается губами ее шеи. Там, где под тонкой кожи пульсирует венка. Там, где ее кровь бежит по венам, наполняя всю ее жизнью. Шутливо, но с тихим рыком кусает ее, даже не царапая, следом целует место укуса и ухмыляется. -Ты же понимаешь, что сама нарвалась? Юбка покороче, шортики меньше, чем бикини.. Он шепчет, а сам изучающе скользит руками по ее телу, мягко сжимая ладони на груди, соскальзывая еще ниже и проводя по низу шортиков, которые действительно больше напоминали белье. Даже если делала она это неосознанно, желание вампира просыпалось быстрее, чем можно было подумать, и оно пришло не одно - дикое желание впиться клыками в ее шею шло по пятам, не отпуская. И, кажется, он сорвется. Если она ему не запретит. Хотя, разве он спросит? -Представляешь, как сладка твоя кровь с примесью скотча?.. Некий вопрос, в стиле "я тебя укушу, ты не будешь орать?". И взгляд в глаза. Яркие, красивые девичьи глаза.

+1

26

Слышал пару раз, когда я оставалась помочь с посудой на кухне? Я чуть прищурилась, глядя на парня и пытаясь понять, врет он или нет. Нет, иногда я напевала что-то тихо, когда думала что меня никто не слышит, на кухне пока мыла посуду, тоже напевала... но никогда не думала, что Палмер мог услышать. Я вообще была уверена, что он не замечал меня вплоть до прошлой недели, а предложил проводить чисто из вежливости... хотя черт его знает зачем, если тебе совсем не хочется... Я была более чем уверена, что моя симпатия не взаимна... Но то что произошло тогда и то что произошло сегодня наводило меня на мысль, что я могла ошибаться. Что если и он заметил меня куда раньше? Что если и он наблюдал за мной из темноты, не показывая своего интереса? Бред конечно, парень, который мог выбрать любую из той толпы фанаток вдруг будет наблюдать за простой официанткой... Опять же, пару раз работая в зале, кидая взгляд в его сторону я вздрагивала, потому что наши взгляды пересекались... Значило ли это что-то или это просто моя фантазия?
  Он улыбается мне в губы, стоит мне только начать его целовать. В ответ мои губы тоже растянулись в улыбку, реакция Палмера мне нравилась... Он с готовностью отвечает на поцелуй, так что моя голова тут же начинает кружиться. И пока я окончательно не растаяла от его губ, я отстранилась, снова заглядывая в глаза и чуть усмехнувшись, когда он морщится, словно у него отобрали сладкую конфету. Я снова вижу как в его глазах мелькает что-то хищное, но я кажется уже настолько привыкла к этому, что воспринимаю это как часть его самого.

- Полагается по статусу, значит? - он ухмыляется и я улыбаюсь ему в ответ. Все таки это должно было прозвучать как шутка, но продолжение его фразы вгоняет меня в краску... - тебе много что полагается по статусу. Например, одеваться вот так, чтобы все мысли вампира крутились вокруг тебя. Словно не хочешь, чтобы я допускал хоть одну мысль не касающуюся твоей обнаженной шеи, груди или всей тебя. - он обнимает меня за талию и прижимает ближе к себе, так что я обнимаю обеими руками его за шею, продолжая улыбаться. Даже мой собственный румянец уже не так смущал... пусть видит, как я реагирую на него, пусть знает, что я вспыхиваю каждый раз словно спичка, стоит ему лишь прикоснуться ко мне.

- Идея неплоха, - говорю я со смешком, - Если ты будешь думать обо мне постоянно, у тебя не будет времени думать о фанатках и их груди, которую они все готовы показывать на всеобщее обозрение...

  Тихое рычание и Палмер опрокидывает меня на диван, нависая сверху. Я взвизгиваю от неожиданности, но тут же тихо смеюсь, стоит ему шутливо укусить меня за шею. Я продолжаю обнимать его за шею, но еще я обхватываю его пояс ножками, прижимаясь к нему всем телом. Он целует там, где только что укусил, и я снова хихикаю, пытаясь увернуться от щекотки.

- Ты же понимаешь, что сама нарвалась? Юбка покороче, шортики меньше, чем бикини. - он шепчет, оглаживая каждый сантиметр моего тела, вызывая тем самым волны удовольствия. Его ладонь сжимается на груди и я вздыхаю, запуская пальцы одной руки в волосы. Его ладони скользят по низу шортиков и я едва не выгибаюсь на встречу его прикосновениям.

- Значит все идет по плану, - снова усмехаюсь я, глядя ему в глаза. - Скоро ты будешь постоянно думать о том, что находится у меня под одеждой, - я снова тихо смеюсь, - Это мой такой коварный женский план... - услышав его слова о том, на сколько вкусной должна быть моя кровь с примесью скотча, я снова улыбаюсь. Одной рукой убираю волосы в сторону, оголяя шею и чуть отворачивая голову в сторону. - Тогда чего же ты ждешь? - спрашиваю я, чувствуя, что даже от этой опасной мысли я возбуждаюсь. Настоящая мазохистка, ей богу... Но я хочу ощутить его клыки в своей коже, хочу чтобы он пил мою кровь, хочу чтобы сходил с ума от желания... хочу чтобы он был моим целиком и полностью...

0

27

-Не на всеобщее обозрение, а на мое. Испачкать своей помадой и умолять, чтобы в следующей песне прозвучал хоть намек на их имя. А не всеобщее. Это чрезчур, милая моя.. Он ухмыляется. Да, сейчас ему точно глубоко наплевать на то, какие там могут быть дамы вокруг, когда перед ним буквально раскрывалась эта блондинка. Интересно, это мужское желание, вампирское или человеческое? Была ли душа в его желаниях? Отчего ему казалось, что была? Отчего ему кажется, будто не только вампир или мужчина желает эту девочку сейчас, но и человек, что еще жил где-то в глубине его рассудка? Хороший вопрос, если задуматься о нем, но сейчас он уже не в состоянии размышлять о подобном.

-Ах, по плану? Какие коварные женщины, все же.. Я невинный вампир, всего лишь убивший сотню людей, а ты так со мной.. Ох, чертовка. Он смеется, а сам покрывает поцелуями эту нежную шейку, каждый чертов сантиметр нежной кожи, и сам не улавливает тот момент, когда клыки становятся длиннее, царапают его губу. Черт, кажется, это уже сродни наркомании, когда ты крайне зависим от чего-то. В данном случае зависим от крови, и ничего с этим поделать не можешь, даже если захочешь. Черт возьми, конечно..

И ее вопрос, который реально отключает сознание. Вопрос, после которого реально заходят шарики за ролики и стоны готовы сорваться с губ. Чертовка, что ты делаешь, скажи на милость? Что ты творишь с вампиром? Знаешь его слабость и используешь против него? Или наоборот сама сошла с ума и желаешь того же, чего и сам Палмер Уилсон? Похоже на чертову сказку, но так хочется, чтобы было правдой.

И он не ждет второго приглашения, его клыки вонзаются в ее шею, он слышит ее вздох, но теряет разум, с упоением наслаждаясь вкусом крови. Черт, он реально не способен себя контролировать. И тот факт, что девчонке это нравится, лишь возбуждает безумно, заставляет терять себя в каждом маленьком глотке ее крови. Старается делать их поменьше, чтобы не навредить, и с диким трудом отрывается, когда что-то в голове напоминает, что людям нужна кровь для поддержания жизни. Мелкие глотки, ее вдохи, его наслаждение, это словно витало в воздухе, пока клыки парня вскрывали ее шею, погружали в нежную кожу, разрывали ткань и позволяли ему делать такие желанные глотки ее крови.

И нечему удивляться, что стоило ему оторваться от ее шеи, он проводит по ней языком, зализывая ранки, ощущая остатки сочившейся крови, и чуть отстранившись, целует ее шею, осыпает поцелуями, поднимается выше. Возбужден ли он? Она точно знает ответ, потому как его пах давно прикасается с ее ногой, сдавая его девушке ярче любого доказательства того, как пара глотков ее крови способны возбудить вкупе с ее стонами. Черт тебя дери, Иветт Баркер, но ты попала. И он впивается в эти губы, страстно, настойчиво целует, требует ответа на свои прикосновения, требует ответных поцелуев, когда дает ей попробовать вкус своей крови и со стоном забирается под ее маечку - легкие и невесомые касания к ее животику, груди.

Нежность, страсть, адреналин в крови. Он настолько неистов в своих поцелуях, насколько только может быть вампир. И он царапает ее губы клыками, вновь ощущая вкус ее крови, сходя с ума, поэтому прекращая себя контролировать, поэтому не замечая, как стягивает ее шортики (впрочем, они же ничего не прикрывали, поэтому какая к черту разница?) Он настолько уверен в своих желаниях, что не пытается их скрыть, когда его рука нагло скользит по ее телу вниз, забирается под нижнее белье и когда ласками он срывает с ее пухлых губ первые стоны - он насыщен вкусом ее крови, сам факт ее отдачи возбуждает, и перед ним та, кто возбуждает.

Нет ничего удивительного, что он страстно желал овладеть той, что была готова умереть, если он пожелает ее крови. Ведь должна она понимать, что он действительно может убить, если забудется в какой-то момент. Может навредить, если прекратит себя контролировать. Может сделать больно, если сорвется. Может убить, если будет слишком голоден. Бесстрашная, секусуальная Иветт оставалась без майки, потому как этот предмет гардероба раздражал вампира, который требовал отдачи.

Легкие прикосновения рук и губ к ее телу. Тихое дыхание. Возбуждение, которое не скрыть. И он не пытается скрывать, что желает не только крови этой невинной красавицы, когда уверенно изучая руками ее нежного тела, мимолетно бросает взгляд, полный желания в ее глаза. Вампир, который желает маленькую девочку - человека. Как тебе такой расклад, человечек?

+1

28

На слова Палмера я только смеюсь и широко улыбаюсь. Почему-то сейчас совершенно не верится, что он может думать о других девушках. Может быть в другое время, но не сейчас, когда я нахожусь в его власти, готовая на все ради него. Наверное я сошла с ума, раз ничего не боюсь. Всего на мгновение меня начинает заботить эта мысль, ведь я всегда была осторожной девушкой, а уж после истории с Тоби и вовсе опасалась парней. Но с Палмером слово все было по другому, я не боялась его, я не боялась быть раскрепощенной, я не боялась быть собой... Я плавилась в его руках каждый раз, стоило лишь ему обнять меня, что уж говорить о том, что происходит со мной, стоит ему начать меня целовать. Да если ему понадобится моя жизнь, я с готовностью отдам ее... Наверное это не правильно, но мне все еще не страшно. Если умирать, то только в его руках.

  Каждый его поцелуй сводит с ума, голова туманится и я готова мурлыкать от удовольствия, перебирая пальцами темные волосы. В тот момент, когда его клыки прокалывают нежную кожу на шее, с губ срывается тихий вздох, я непроизвольно выгибаюсь ему навстречу, прикрывая глаза. Черт, а ведь это и вправду приятно, чувствовать как моя жизнь потихоньку уходит в него с каждым глотком крови, знать что он в моей власти, что сейчас он зависит от меня, что он желает меня... Доказательством тому служит то, что бедром я чувствую как он возбужден. Голова начинает кружиться, с губ срывается тихий стон, тогда как вампир с видимым усилием наконец отрывается от ранки на шее, тут же ее зализав. Кровь тут же перестает бежать, а я понимаю, что возбуждена до предела, натянута как струна, готовая в любую секунду порваться. Его губы тут же находят мои, поцелуй выходит горячий и страстный, с привкусом моей крови. Тихий стон срывается в губ сквозь поцелуй, когда руки Палмера начинают снова гулять по моему телу, забираясь под майку. Мои же руки уже давно гуляют по его коже под футболкой, все выше и выше ее задирая. Жгучие поцелуи заставляют меня плавиться, я хочу поскорее освободиться от одежды и освободить от одежды его, но непослушные руки не слушаются и блуждают по его телу, оглаживая грудь и живот, касаясь пояса джинсов.
  Мне наконец-то удается стянуть с него футболку, тогда как сама я уже лишилась шортиков. Губы расцарапаны его клыками в кровь, завтра снова будут болеть, но это ничего. В моей голове мелькает мысль, насколько будет приятно, когда двигаясь во мне, он снова укусит меня? Желание проверить забирается в сердце и я с улыбкой тянусь к его джинсам, когда он на мгновение отрывается от моих губ. Его рука тем временем уже забирается под белье и начинает ласкать, заставляя меня выгнуть спинку и откинуть голову назад. Сто за стоном срывается с губ, его пальцы творят со мной что-то невообразимое. Я же сама уже расстегнула пуговицу на джинсах и потянула молнию вниз, чтобы в следующее мгновение уже обеими руками приспустить с него штаны. Рука тут же скользнула под ткань белья, обхватывая и сжимая твердую и готовую плоть. Я хочу чтобы и он стонал для меня, чтобы он так же изнывал от желания, как и я...
  Я остаюсь без майки, она летит куда-то на пол, но какая разница, если там и так уже находится почти вся наша одежда? Каждый поцелуй, каждое прикосновение, каждая ласка просто сводит с ума, я кажется готова начать рычать, лишь бы он уже не мучил меня...

- сними их, - я снова дергаю ткань джинсов вниз, но не могу сама их снять, по этому приходится практически требовать этого от Палмера. Что ж, кажется я с каждым разом становлюсь все уверенее, когда нахожусь в его объятиях...

0

29

Он отнюдь не нежен в своих прикосновениях, иначе как еще объяснить, что подле следов от его укусов появляются багровые синяки, которые сдают его страсть с головой, давая понять девушке, что он не был бы против, если завтра на работе все будут видеть, как даже из-под тонального средства проступают следы прошедшей ночи. Он не будет против, что ее шея будет ныть от этих прикосновений. И уж тем более не будет против, когда поймает ее рядом с ее шкафчиком, заставит прижаться к нему спиной и коснется ее шеи - невесомо, ласково, лишь напоминая о том, что творилось несколько часов назад. Будет не против услышать ее стон, что срывается с губ до того, как начинаешь себя контролировать. Он будет не против, если к ней не станет

подходить ни один парень. Это чертово чувство собственничества, из-за которого ты просто сжимает в своих руках девушку, чтобы она ощущала, кому принадлежит. Права девушки хочешь? Принимай и особенности бытности девушки, которую выбрал Палмер Уилсон.

Её руки чрезмерно нежны, это словно контраст с его действиями - он готов порвать к чертям ее белье, потому что не собирается контролировать свои желания. Потом, может, даже устроит этой особе поход в женский магазин, но сейчас не до таких мыслей. Хотя, чего греха таить, эта чертовка его возбуждала, как и мысли о том, как она будет выглядеть в тех отличных вариациях, которыми полнятся женские магазины. Ох мать вашу, одна мысль и он еще более возбужден, чем минутами ранее. И хочет ее еще сильнее. Хочет показать ей, чья она девушка. Чтобы все, что она могла стонать было его именем.

Ее прикосновения, когда она пробирается своими ловкими ручками под ткань белья срывают с губ вампира стоны - он напряжен до предела, он хочет ее, и она будоражит его фантазию лучше любой фантазии. Она столь нежна и уверенна в своих действиях, что буквально крошит сознание вампира, который подается навстречу ее руке, стонет и стягивая гребанный лифчик, который неуверенно пытался скрыть ее девичье тело. И ее шепот, которому хочешь подчиниться, поэтому на скорости, в разы превышающую ту, что уловил бы человеческий глаз, он стягивает свои джинсы вместе с боксерами, под которыми становилось лишь все более тесно с каждой чертовой минутой этой безумной ночи. Она пробуждает в нем страсть, которую не унять, от которой не спастись, которой хочешь подчиняться. Которую хочешь в своей жизни. Хреново возбуждение, которое сковывает тело и разум.

Она все еще на спине, и остатки ее белья летят нахрен, а вампир впивается в ее губы - сладостный, терпкий вкус ее поцелуя смешивается со вкусом ее крови и он стонет, желая ее здесь, сейчас, невероятно, изнывая от собственного возбуждения. Хочет видеть, как меняется ее красивое личико, как она стонет, умоляя его не останавливаться. Как капли крови с прокола на шее стекают ниже, но она не замечает. Как она выгибается, всем своим телом давая понять, как ей приятно. Как она желала сама этого. Палмер неистово желает видеть это, поэтому не собирается растягивать прелюдии - смирись, красавица, ты заводишь быстрее и сильнее, чем можешь себе представить. Ты сводишь с ума и ты буквально заставляешь вампира становиться нетерпимым к течению времени.

Его руки жадно исследуют ее тело, ее шепот и стоны срывают крышу, заставляя забывать о том, что ты подле человека. Хрупкого, нежного, милого. Заставляют податься тому животному, что есть в любом человеке, что усиливается, когда становишься вампиром - поддаться и потребовать отдачи. Кажется, Иветт придется умолять его быть нежнее. Напоминать, что он - некий подвид чудовищ. Но сейчас она не стремилась напомнить. Поэтому он играл и действовал так, как охотник с жертвой. Его руки скользят по ее ножкам, замирают на коленках и резко вынуждают раздвинуть ножки, раскрывшись и сдавшись ему. Он достаточно возбужден и не в состоянии не поддаться желаниям. Склоняется, вновь касаясь ее губ, касаясь меж ее ножек возбужденным членом, пытая и мучая. Чувствуя, что единственное, что желает он - взять. Его игры непродолжительны, спустя минуту поцелуя - резкий, уверенный толчок и тихое шипение от наслаждения, когда ты получаешь желаемое. И уверенные движения бедрами, ощущая, как жарко. Упирается руками в диван, отрывается от ее губ и касается ими шеи, набирая темп движений. Сходя с ума от девушки, что стонала и извивалась от его действий. Ты лишишь его рассудка, Иветт...

+1

30

Кажется еще никогда мне так не срывало крышу. Кажется еще никогда раньше я не сходила с ума от чьих-то ласк. Я просто плавилась от прикосновений и поцелуев, пусть все эти ласки были не такими нежными и невесомыми, как нравится большинство девушек. Вообще в руках Палмера я словно становилась какой-то другой девушкой, не той скромной и нерешительной Иветт, которой была большую часть своей жизни. Я словно бы сбрасывала тот образ хрупкой девчонки и становилась уверенной в себе, знающей чего хочет, девушкой. И я хотела Палмера. Всегда и всюду, на протяжении уже такого долгого времени. Узнает ли он когда-нибудь, что я влюблена в него так давно? Врят ли... может быть он даже никогда не узнает о моих истинных к нему чувствах. Он и так знает, что рядом с ним мне срывает крышу... Инстинкт самосахранения, который и так рядом с ним почему-то дремал, вовсе уходил в отпуск бессрочно, а я все ближе и ближе подходила к самому краю. К краю, упав с которого дороги назад уже не будет. Я либо умру, либо навсегда стану другой...

  Остатки белья летят на пол, всего доля секунды есть для того, чтобы снова увидеть его обнаженным... Боже, да я готова все отдать за то, чтобы видеть его таким почаще. От одной только мысли от этого тело едва ли не сводит судорогой, мое желание так велико, что я непроизвольно тянусь к Палмеру, желая притянуть его к себе поскорее. Но он и сам уже впивается в мои губы поцелуем, стонет в губы, сжимая меня в своих объятиях так сильно, что наверное завтра на коже тут и там останутся синяки от его пальцев. Но мне все равно, пусть остаются, зато я знаю, что он тоже желает меня так же сильно, как я его. Зато я знаю что возбуждаю его, знаю как сильно он меня хочет... Подтверждением тому становится прикосновение, от которого уже с губ слетает протяжный стон. Его напряженная плоть касается влажных складок, мучая и словно пытая, дразня, гладя... Я так сильно хочу почувствовать его внутри себя, что едва не хнычу, двигая бедрами ему навстречу. Палмер Уилсон, да что же ты со мной делаешь!! Чертов вампир, не издевайся надо мной, разве ты не видишь как сильно я тебя хочу? Долгожданный толчок заставляет меня охнуть, распахнуть глаза и выгнуть спинку, впиваясь ноготками в его спину. Кажется я ждала этого момента целую вечность... Ощущение, что он внутри меня смывает остатки разума, перед глазами пелена удовольствия и больше ничего. Я чувствую, как он начинает двигаться во мне и тут же пытаюсь подстроится под его ритм движений. Стон за стоном, шепот за шепотом, его имя срывается с моих губ, кажется я уже где-то за гранью, потому что весь мир вокруг пропадает, остается только он и я...

  Кажется я потеряла счет времени. И кажется я потеряла рассудок, окончательно и бесповоротно, отдаваясь в руки зверя, который умудрялся одновременно быть жестким и нежным. Его поцелуи, покрывающие мое тело, и пальцы, сжимающие почти до боли, губы не прекращающие целовать и клыки, время от времени царапающие кожу. В какой-то момент Палмер оказывается сидящем на диване, а я у него на коленях. Движения становятся медленнее, я словно дразню его, не торопясь, не давая ему разрядки. Но так выходит только глубже, приятнее, горячее... Я запустив пальцы в его волосы, я сжимаю их, чуть потянув. Глаза в глаза, дыхание к дыханию, я так хочу видеть его бездонные глаза, хочу видеть каждую его эмоцию, убедиться, что я для него не только пакет с кровью. Может быть он и сам еще не до конца это понимает, может быть и вовсе не знает... Но разве может в его глазах плескаться такая бушующая страсть, если бы я для него ничего не значила?

  Признаюсь, наверное я не так хорошо разбираюсь в отношениях... Ведь тогда наверное не попала бы в такую глупую ситуацию, как с Тоби. Но видя так близко лицо Палмера, вглядываясь в его сияющие глаза я почти готова поверить, что значу для него куда больше, чем просто донор. Я наклоняюсь, покрываю его шею и грудь поцелуями, нежными, невесомыми, едва касаясь губами кожи и чувствуя, как под каждым прикосновением он вздрагивает. Возвращаюсь губами к его губам и улыбаюсь, прежде чем мягко поцеловать и чуть потянуть на себя за нижнюю губу, играя с сережкой... Я хочу наслаждаться им, хочу растягивать удовольствие, хочу чтобы эта сладкая пытка никогда не заканчивалась...

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » не буди во мне зверя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC