РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » предсказатель мотивов vol. 2


предсказатель мотивов vol. 2

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


http://s3.uploads.ru/h9RsC.gif

Goran Djatlov, Sebastian Valentine
13.10.2018, вечер, перетекающий в ночь; дом Валентайна


Трагедия, драма, комедия или фарс – всё это одно и то же событие, увиденное лицом к лицу, сбоку, сзади, с близкого расстояния или издалека. Или разными людьми. Или не людьми.


Переигрываем.

[nick]Goran Djatlov[/nick][status]огонь святого урала[/status][icon]http://s9.uploads.ru/0PaOt.png[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p77867">Горан, 452</a>.</b> Дракон, автомеханик в «Marlowe Car Service».[/lz]

Отредактировано Miguel Garcia (08-03-2019 23:38:38)

+2

2

Выслеживая самодовольного ублюдка по тёмным улицам, Горан старается убедить себя в том, что ему будет достаточно просто поговорить. Никаких ссор, никакого рукоприкладства, никакой крови. Тихо, мирно и спокойно. Так, как поступил бы любой разумный и осторожный человек — так планирует поступить и Горан. И ему даже хватает терпения, завернув за Мэттом в подворотню, не сломать ему шею сразу же.

Там, под светом единственного, блёклого фонаря Горан толкает парня к стене и загораживает ему путь на выход правой рукой.
Мы просто поговорим, и ты пойдёшь дальше по своим делам, — предлагает он, вполне дружелюбно шевеля усами.
Мэтт, видимо, не умеет «просто разговаривать». Поэтому спустя пять или шесть минут атмосфера накаляется до предела, и у Горана начинает сводить зубы от того, какой же перед ним мерзкий, наглый и самоуверенный тип. А самое главное — как же сильно от него несёт безумием. Не нужно шестого чувства, чтоб это ощущать — Горан повидал достаточно людей, чтобы разбираться в них не хуже дипломированного специалиста в области психологии. Он смотрит в глаза Мэтта и понимает, что разговаривать тут бесполезно. И это заставляет его тихо рычать себе под нос в бессилии. «Я не могу позволить ему приблизиться к Аспен ещё раз».
Горан не успевает развить в голове мысль, как Мэтт без заминки вдруг приходит в ярость. Кулак, нацеленный точно в челюсть, видится Горану боковым зрением, словно в замедленной съёмке, но он даже не думает уворачиваться. Удар он чувствует всем телом, но этой силы недостаточно. Всё человеческое Горан уже оставил позади.

Он делает шаг назад и сплёвывает на асфальт кровь. Потирает ушибленное место и вздыхает так тяжко, будто только что потерял в лице Мэтта лучшего друга.
Но не друга, нет. Лишь надежду на то, что удастся справиться мирным способом.
Бог мне свидетель, я пытался, — по-русски говорит Горан, в миг обращаясь и без пауз хватая маленького ублюдка огромной пастью. Тот даже не успевает испугаться и закричать.
В зубах крошатся кости, на асфальт падают рваные лоскуты дорогой куртки. На земле остаются стоять две обкусанные до колен ноги в белых кедах. Старательно прожевав и сглотнув, Горан прикладывается к земле большущей змеиной башкой и смотрит на кеды с неким сожалением — модные, всё-таки, — затем осторожно дует на останки пламенем, сжигая любые улики, и бьёт когтистой лапой по фонарю, уничтожая единственный источник света.


Он лежит в переулке ещё какое-то время, осознавая самого себя. Таких срывов с ним не случалось давно, и ему непонятно, какова должна быть реакция. Стоит ли ему задумываться об этом? Стоит ли намекать Аспен на то, что Мэтт её больше не побеспокоит? Должен ли ещё кто-то узнать, что случилось? И, самое главное — стоит ли себя сдерживать, если это вновь повторится?..
Проходит час. Прожрав внутри себя огромную дыру, Горан без удовольствия отмечает, что нужно, всё-таки, идти домой. Он с тяжестью поднимается на задние ноги, чтобы трансформироваться — ну и пусть, что голым домой пошлёпает, ему тут идти-то два квартала. Но  вдруг понимает, что трансформации не происходит.

Ему что-то мешает, и он не может понять, что. Это не магия, это физиология, но она отказывает ему так же спокойно, как человеческая часть отказалась принимать ситуацию, произошедшую час назад. Здесь сложно сделать что-то «не так», но факт остаётся фактом: ничего не происходит, и Горан в недоумении изгибает надбровные дуги.

В таком виде ему некуда идти, так что он принимает единственное кажущееся верным решение. Он практически бесшумно забирается на ближайшую крышу, расправляет крылья и взлетает как можно выше, чтобы ни единая живая душа не видела, как он планирует над едва уснувшим городом.

Дом Себастиана Валентайна находится сразу (Горан, без преувеличений, очень любит сталкерить людей, поэтому знает, где живут все его знакомые), стоит дракону вылететь к окраине. В том виде, в коем он пребывает, Горану доставляет небольшие трудности просто постучать в дверь, так что он, убедившись, что вокруг никого нет, осторожно, но определённо не бесшумно приземляется на задний двор. Складывает крылья и встаёт на пясти, пригибаясь поближе к земле, чтобы заглянуть в ближайшее окно. Встретившись взглядом с явно не ожидавшим увидеть у себя в саду дракона доктором, Горан с непробиваемым выражением морды медленно моргает и ложится на землю полностью, кладя морду на крыльцо и тяжело вздыхая. Он в печали, и ему сейчас не помешала бы чашка чая. Или хотя бы дружеская беседа...

Кажется, у меня небольшие проблемы, мистер доктор, — с грустью произносит дракон ментально и переводит взгляд вперёд себя.
[nick]Goran Djatlov[/nick][status]огонь святого урала[/status][icon]http://s9.uploads.ru/0PaOt.png[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p77867">Горан, 452</a>.</b> Дракон, автомеханик в «Marlowe Car Service».[/lz]

Отредактировано Miguel Garcia (08-03-2019 23:37:45)

+1

3

Вечерело.

Рабочий день в субботу в очередной раз закончился поздно и остался в памяти набором сухих, как больничные листы, приемов: парочка хандрящих и апатичных пациентов, один особо буйный сумасшедший, доставленный санитарами психической больницы для интенсивной терапии, утренний и вечерний обход ради стандартной процедуры передачи каких-то бессмысленных и беспощадных документов. День как день, ничего особенного.

Доктор Валентайн закончил свои ежедневные рабочие дела, собрал саквояж, вытащив из ящика стола запасы алхимических зелий от Родерика (дома он их не хранил по каким-то собственным причинам), после чего сменил медицинский халат на длинное пальто и быстрым шагом вышел в ночь, держа путь в свою одинокую обитель.

Кирпичный домишко, внешне похожий скорее на барак с пристройкой второго этажа, чем на современный дизайнерский пентхаус в стиле модерн, все так же уныло стоял на отшибе города и, кажется, будет стоять еще тысячу лет, обдуваемый ветрами со всех сторон. Единственный более-менее родной угол в этой дыре (кроме собственного кабинета) был для Себастиана островком спасения и внутренней концентрации, поэтому он каждый день возвращался туда с удовольствием, предвкушая заслуженный отдых на софе.

Домашний быт врача ничем не отличался от быта любого другого человека – разогретый в микроволновке вчерашний ужин, теплый душ и привычное вечернее разгребание электронной почты по рабочим вопросам, консультациям и расписанию. Закончив с основными задачами, Себастиан мельком взглянул в панорамное окно в гостиной, провожая взглядом остатки осеннего заката, после чего отвернулся к столу, наливая себе очередной стакан чая с шиповником.

За окном послышалось завывание холодного ветра, как будто сам бог Шу решил дунуть в кирпичный домик, но Валентайн не придал этому никакого значения и лишь методично размешивал сахарозаменитель в чае. Однако уже секундой позже он услышал глухой удар о землю и раскатистый шелест лесной чащи. Погодите-ка, но дом врача стоит на холме и имеет только один богом забытый клен на своей территории, какая чаща?

Себастиан повернулся и, пристально смотря себе под ноги, чтобы не разлить свой трехминутный труд при перемещении в пространстве, снова подошел к окну для вычисления источника звуков. Становясь прямо напротив закаленного стекла, Доктор поднял голову…

…и с шумом выдохнул воздух из легких, увидев перед собой голову огромного, прости господи, дракона, нет, дракона, который смотрел прямо на его вылизанную гостиную. Любой нормальный человек в такой момент от испуга выронил бы из рук любой предмет, но пальцы Себастиана, проверенные десятилетиями терапии, хоть и дрогнули, но лишь сильнее сжали горячую керамическую чашку.

Валентайн не видел этого дракона раньше – во всяком случае, в Аркхеме. Темно-серый, морда вся в крови, среди зубов виднеется остаток какой-то кости, судя по первому взгляду, лучевой. Острые шипы по хребту, длинные прямые рога на черепе… Подождите, это что, усы?

- Горан? – валентайновская бровь взлетает наверх так же быстро, как это огромное стометровое в холке существо оказалось на заднем дворе дома.

Горан и Валентайн знали друг друга давно – они познакомились практически сразу после переезда последнего и были вполне неплохими приятелями, которых связывала их абсолютная противоположность: уравновешенный и великовозрастный британский мозгоправ, и не менее великовозрастный, но в разы более неуравновешенный русский заводила-автомеханик. Они иногда встречались на улице, порой даже пили пиво в баре при автомастерской Марлоу (отвратительное там подают пойло, конечно), где обменивались городскими новостями и сплетнями. Себастиан знал о расе Горана, но никогда не видел воочию его трансформацию. А теперь пожалуйста, получите-распишитесь. На заднем дворе его дома материализовалось гигантское огнедышащее существо, печально свернувшееся клубочком на влажной вечерней земле.

- Кажется, у меня небольшие проблемы, мистер доктор, - слышится в голове Себастиана. Врач вновь протяжно вздыхает, накидывает на плечи висящий рядом домашний халат (поверх домашних штанов и водолазки с горлом), вновь берет чашку в руки и выходил на задний двор, оказываясь прямо в центре горановской окружности из лап, туши и усатой морды.

- Надеюсь, никто не видел тебя в таком виде, - вслух произносит Доктор. – Прежде чем выслушать твои оправдания на счет окровавленной пасти, позволь мне кое-что сделать, - Валентайн подходит ближе и с характерным звуком вытаскивает вышеописанную кость из зубов горячего во всех смыслах приятеля, после чего осматривает ее. Точно лучевая.

- У меня где-то завалялся таз. Могу налить тебе чаю из проточного кипятка, - не дожидаясь ответа, Себастиан уходит в дом и через пару минут возвращается на улицу, ставя внушительную такую металлическую чашу, из которой торчит с десяток чайных пакетиков. Отхлебнув из своей человеческой кружки, Доктор бесцеремонно садится на краешек горановского хвоста, выбрав местечко между колючими шипами и вновь бросает на морду уральского tovarishcha вопросительный взгляд.

- Выглядишь неважно. А теперь я слушаю тебя, мой дорогой огнедышащий друг.

+1

4

На огромный таз с чаем Горан смотрит, как на свою последнюю надежду — как будто это единственное, что спасёт его от неминуемой гибели. Так что и выпивает он всё содержимое одним махом, не церемонясь: хватает пастью и поднимает голову вверх, вливая в горло и чай, и пакетики. Облизывает клыкастый рот длинным языком, смывая заодно и кровавые подтёки, и с довольным урчанием выдыхает: ему почти полегчало.
Но стоит Себастиану напомнить о себе одним коротким предложением, как Горану снова застилает глаза пелена скорби и отчаяния.

Я человека убил, — спокойно думает он и снова роняет башку на землю со звучным стуком и шелестом чешуи. — И теперь не могу обратиться обратно. Мне о-очень грустно, мистер доктор. А ещё я сломал Ваше дерево.

Горану очень не хочется заново возвращаться в тот миг, когда он, откусив излишне самоуверенному козлу голову, чувствовал, что готов убить ещё кого-нибудь за компанию. Ему хочется, чтобы Себастиан сам обо всём догадался и принёс ему каких-нибудь волшебных таблеток, которые бы сразу всё исправили. Горан бы с радостью съел сразу пачек шесть или семь — с его бешеным метаболизмом можно не переживать. А потом он закусил бы соседской кошкой. Или почтальоном. К Валентайну вообще ходят почтальоны? Интересно, он согласился бы вместо собачки завести дракона? Горан бы ему в саду кости закапывал. Человеческие.

Я сегодня как обычно ходил навещать Аспен, — с многовековой печалью думает Горан. — Прихожу, а она нервная, дёрганая, как будто сейчас расплачется. А потом этот mudak к ней пришёл, он мне сразу не понравился. Как должен себя вести мужчина, чтобы при виде него девушка в страхе пряталась за прилавок и начинала рыдать?

Горану хочется завесить морду крылом, и он чувствует себя нашкодившим мальчишкой. Мама бы сказала, что отменой трансформации его бог наказал, и была бы права. Ну, если на свете взаправду есть драконий бог.

Я смог её успокоить, хотя Вы меня знаете. Стоило трудов, но получилось. Она мне рассказала, как он её третировал и чуть не убил. Мне в тот момент так хотелось её обнять, что у меня аж усы затопорщились! Бедная, маленькая девочка, я ведь не мог оставить её там в одиночестве? Я даже нервничать начал, захотелось схарчить какого-нибудь кролика, пока она не видит, но я сдержался.

Кролики у Аспен в магазине, к слову, очень даже аппетитные. Белые, мясистые, и уши у них, наверное, такие хрустящие!.. Горан очень широко зевает и, осторожно столкнув доктора со своего хвоста, переворачивается на спину, вытягивая задние ноги вверх. Когти на лапах поочерёдно сжимаются и разжимаются, Горан сублимирует на максимальном уровне, пытаясь прогнать подкатывающую тоску. Если бы позволяла анатомия, он бы даже заскулил, как побитая собака, но физиология позволяет ему лишь неоднозначно стрекотать и урчать. И урчание выходит вполне грустным.

Я проводил её до дома. Заметил, что этот хмырь крутится в нашем квартале. Я хотел просто поговорить, но в итоге я откусил ему голову. Но он первый начал, правда! Я начал с мирного разговора. А он сказал, что такой усатой образине, как я, не стоит вообще контактировать с людьми. Вот чем ему мои усы не понравились? — на этом моменте дракон даже зубами щёлкнул в досаде и опять застрекотал. — По-моему, прекрасные усы. Меркьюри и Дали бы обзавидовались, если б увидели... а ещё я его сожрал. Ну, Вы в курсе.

Горан намеренно упускает в своём рассказе слова Мэтта о том, что никто не сможет помешать ему держать Аспен на коротком поводке. Что, если захочет, он будет избивать её, запирать в квартире, морить голодом, если её поведение не будет ему нравиться. Он не озвучивает их мысленно, но понимает, что Себастиан и так всё услышит — телепатия она такая. Горану становится противно, и он несдержанно рычит в пустоту, сжимая когти и впиваясь ими в подушечки лап. Слабая, но острая боль его немного отрезвляет, и он поворачивает голову на Валентайна, глядя на него с такой трагедией в глазах, словно сейчас расплачется крокодильими слезами и утопит весь Аркхем за пару минут.

Мне очень нравится быть человеком, но у меня это плохо получается, — в конце концов делает вывод Горан и отводит взгляд в землю. — И судьбинушка злая меня наказала. Велит мне вспомнить, кто я есть на самом деле, и доказать, что так себе из меня человек выходит. Можно мне ещё что-нибудь сломать?

[nick]Goran Djatlov[/nick][status]огонь святого урала[/status][icon]http://s9.uploads.ru/0PaOt.png[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p77867">Горан, 452</a>.</b> Дракон, автомеханик в «Marlowe Car Service».[/lz]

+1

5

- Я человека убил.

Драконий русский акцент и общее почти истерическое состояние Горана придало его сказанным словам настолько негативную окраску, что Себастиан на секунду съеживается, пытаясь поскорее прогнать посланные в его голову мысли. Однако убийство в Аркхеме – дело настолько обыденное, что Доктор мгновенно возвращает внутреннее самообладание и продолжает слушать, не высказывая никакого возмущения или удивления. Через его кабинет проходило слишком много сумасшедших или одержимых убийц, каждый из которых раскрывал свою мотивацию во время терапии, что врач не удивился очередному скоропостижно скончавшемуся персонажу, у которого бесцеремонно забрал жизнь кто-то более сильный. Убей или будешь убит.

- А ещё я сломал Ваше дерево.

Валентайн задумчиво смотрит за огромную драконью голову, провожая скорбящим взглядом сломанный пополам клен, который был последним растением на выжженной земле холма.

- Посажу новое. Как раз вырастит к моей смерти, - врач смиренно улыбается, что добавляет и без того пессимистичной ситуации максимально негативный оттенок.

Себастиан слушает монолог в своей голове, не вставляя ни ремарки, ни комментария, ни какой-либо эмоции. Он лишь периодически прикладывается к чашке с чаем, да продолжает задумчиво смотреть на своего самопровозглашенного пациента. Горан действительно накосячил. Сильно. Даже в таком продвинутом и вроде как толерантном к выходкам всякой нежити Аркхеме пропажей человека может заинтересоваться полиция, Ковен Прилива и прочие органы руководящей и исполнительной власти. А могут и не заинтересоваться. В этом плане руководство было настолько непостоянным, что проще было бы бросить монетку после очередного уголовного преступления. Толку было бы больше.

Позволив опечаленному дракону изменить свое положение в пространстве (но, к сожалению, не во времени), Себастиан отстраняется от опасно движущегося хвоста и подходит ближе непосредственно к морде – так и телепатический сигнал лучше, и в принципе более безопасно. Даже самый близкий и понимающий друг рядом с огнедышащим недоразумением не может полностью быть уверенным в том, что его а) не пришибут конечностью; б) не проткнут одним из многочисленных шипов; в) не сожрут в приступе прокрастинации. Доктор протягивает руку и начинает медленно гладить Горана по массивной шее – в масштабах существа это что-то вроде упавшего перышка, но Себастиан знает, что его собеседник прекрасно чувствует его прикосновения, потому что он все-таки не полностью дракон, а лишь наполовину. Ну может быть на 75%. Но все-таки человеческое ему не чуждо – а это самое главное.

- У тебя великолепные усы. Если бы не они – я бы как минимум тебя не узнал бы и сбежал, тем самым обидев тебя еще больше, - Доктор высказывает какие-то совершенно приземленные слова поддержки, но в данном случае и не нужно уходить в глубокую философию. Все-таки перед ним не романтичная воодушевленная девушка, а суровый russki muzhcina.

Себастиан слышал про Аспен. Слышал про их практически родственные отношения с Гораном. Он не вдавался в подробности и в том самом баре возле автомастерской не пытался расспросить пьяного приятеля о его романтических или сексуальных отношениях, семье, недругах или религии. Но даже по тем крупицам информации, которые существовали в его памяти, а так же в текущем потоке мысли полудракона, ему становилось совершенно очевидно, что Горану не все равно на одинокую продавщицу в зоомагазине.

- Если ты его убил, значит, на то были причины, - Валентайн не перестает водить ладонью по грубой шкуре. – У тебя есть некоторые проблемы с самоконтролем, но ты как минимум прожил не одну сотню лет и прошел несколько довольно кровавых воин. У тебя все еще осталось посттравматическое расстройство, которое ты вовремя не вылечил, а теперь оно дает вот такие плоды в виде депрессивных эпизодов.

Вердикт озвучен. Доктор пару раз одобрительно хлопает по шее Горана, после чего отстраняется на пару шагов назад и вытаскивает сигареты из кармана халата.

- Ох, зажигалка осталась в доме. Можешь, пожалуйста, медленно и аккуратно выдохнуть? Только не спали меня, умоляю, мне еще работать над тобой.

Любой мимопроходящий житель Аркхема схватил бы сердечный приступ, увидев эту совершенно сюрреалистичную картину: какой-то мужчина в домашнем халате и тапочках прикуривает сигарету от плюющегося огнем дракона, лежащего на спине и машущего своим массивным хвостом. Скорее всего, после этого человек был бы и прибит этим самым хвостом, но, к счастью, вокруг не было ни души.

Доктор делает шаг назад и, все-таки заметив слегка подпаленные пряди своей челки, глубоко затягивается и выдыхает дым в сторону.

- Послушай меня, Горан. Судьбы не существует; вся твоя жизнь и социализация зависит сугубо от твоего собственного желания и самоконтроля. Тяжело жить в мире, в котором твоя сила на порядок выше, чем у большей части человечества, но мы все находимся в одной лодке, поэтому нам приходится коммуницировать друг с другом и порой идти на компромисс, сокращая собственное эго до приемлемых значений.

Сигарета уходит слишком быстро, однако Валентайн старается максимально ее растянуть, чтобы не быть в очередной раз сожженным божественным огнем собеседника.

- Я не одобряю твои действия. Совершенно. Но и винить тебя не могу; ты должен самостоятельно расставить приоритеты в своей жизни. Если ты продолжишь убивать людей так просто, - в голове всплывает образ той самой лучевой кости. – То Ковен заинтересуется тобой, и тогда ты больше не сможешь так просто разгуливать по улицам и поедать неугодных обидчиков Аспен. Подумай о ней – сможешь ли ты оставить ее одну в этом несправедливом мире?

Доктор выбрасывает окурок и посильнее кутается в махровый халат, отмечая за собой слабую дрожь от подступившего холода.

- Давай ты сейчас соберешься с мыслями и в очередной раз попробуешь трансформироваться, а то я замерз. Зайдем домой – у меня как раз припасена бутылочка русского напитка. Кажется, она называется vodka, - последнее слово было сказано с характерным британским акцентом.

+1

6

Вообще-то, если честно, война была единственной вещью, которая приносила мне настоящее удовольствие, — смущённо признается Горан, аккуратно подув огнём в лицо Валентайну. О подпалённых локонах он предпочитает умолчать, скосив глаза в сторону — а ну как ему ещё тазом засветят по мордасам. — На поле я мог отказаться от контроля и делать то, что мне хочется. Мне нравилось убивать, я чувствовал удовлетворение. Это было весело. А вот полтора часа назад вообще не весело было... Было тоскливо. А ещё знаете что? Я не чувствую себя виноватым в том, что убил его.

Бунты, восстания, заговоры против царей и прочие прелести прошлых веков — вот, в чём Горан был хорош. Рубить головы надвое, отсекать уши и вырывать языки — вот, что ему нравилось делать, когда он был молодым и звонким парнишкой с лохматой шевелюрой и задиристой ухмылкой. Каждый раз, когда затихала война, затихала в Горане и жажда бунтарства, но стоило лишь малой капле крови пролиться из-за каких-то раздоров, и вот в его руке старая-добрая сабля, под поясом кобура, ойся ты ойся, и всё такое. А уж шашкой фланкировать Горан любил пуще всего — любил и умел, красиво и с чувством. С тем же самым, с каким рубил головы — трепетным превосходством.
Он давно научился с этим справляться, да и не было в нём желания убивать всё живое — не по-казачьи это, да и не по-драконьи. Но ему этого не хватало. Он признавал лишь одно: зверю — зверево, и Мэтт был удостоен той смерти, которую заслужил. Быстрой и жалкой, в зубах того, кто смог дать ему отпор. И о нём никто не вспомнит, а если и вспомнит — не найдёт. Был зверь — и не стало его, а кость лучевую Горан себе заберёт, когда обратится.
Ну, или «если» обратится.
Ему не хочется признавать, что он с какой-то стати боится. Боится не справиться в следующий раз. Если Аспен вызывает в нём такие эмоции, значит ли это, что в другой ситуации он может сорваться, когда вокруг будет полно народу? А потом его поймают, коготки на скрабы для лица обдерут и чешую ножичком будут соскребать каждый раз, когда кому-то нужно дьявольский суп сварить. Было уже нечто похожее пару сотен лет назад, спасибо, накушался. Горану всегда нравился концепт свободы, и он поддерживал его в любых ситуациях, но сейчас он — свой собственный узник, неспособный справиться со своими эмоциями. Ему не хочется думать, что спустя несколько кровопролитных войн он вдруг банально струсил.

Не первый раз, когда им был нахально сожран человек, с которым не удалось договориться мирно, но первый — когда его это насторожило.

Послушай меня, Горан, — говорит Себастиан, и дракон оборачивается к нему, глядя снизу вверх. Слушает вежливо и даже проникается, аккуратно кивая головой. Судьбой проще себя оправдать. Легче свалить вину за свои поступки на кого-то более возвышенного и всесильного, чем ты сам. Горан наклоняет голову вбок по-птичьи, соглашаясь с доктором, но всё же говорит:

Обычно я хорошо с этим справлялся.

Но сегодня вечером как-то, ну, не задалось. Со всеми бывает. Хорошо, что не каждый первый — дракон, как некоторые. Хотя в таком случае было бы неудивительно, почему их осталось так мало.

Я не могу, — с жалостью стонет Горан на предложение доктора, — у меня не получается, и я это чувствую. Ощущаю всем телом. И так знаю, но Вам могу показать, если не верите.

Ему не хочется показывать, но он уже здесь, Себастиан уже уверовал, что перед ним, мать его, дракон (причём почти что самый крупный из всех оставшихся видов), и деваться некуда.

Горан неуклюже переворачивается на ноги, помогая себе крыльями (аккуратно, чтоб не влепить доктору подзатыльник), и опирается на пясти. Секундная задержка — глубокий вдох, как фрустрация от безвыходности, — и он пытается начать обращение насильно. Вёрткое тело изгибается, когти впиваются в землю, разрыхляя её в груду, из горла вырывается неприятный, злобный рык бессилия. Обратная трансформация пытается ломать кости под себя, дракон старается устоять на месте, терпя боль, и выглядит это, как настоящий хоррор, но итог — никакой: не получается.

Резко остановившись, Горан остервенело разворачивается и в безвластии плюёт на клён, мгновенно сжигая крону и тонкие ветки. Тяжело выдохнув, он грузно и максимально неосторожно падает обратно на землю, будто обессилевший, но на деле — просто крайне обиженный.

Не могу, — констатирует он и жалобно свистит сквозь сжатые зубы. Растягивается по всему двору, насколько ему позволяет пространство, и хвостом случайно задевает забор, мастерски ломая его и роняя на землю.

Пытаясь отвлечься от неудачной попытки обратиться, Горан обращает внимание на доктора и понимает, что в чешуе и с горячей кровью тут только он, а Валентайну не помешало бы ещё пару свитеров сверху натянуть.

Если в гостиную открывается дверь, я просто суну туда морду, — предлагает он и снова встаёт, чтобы проводить доктора два шага до дома. — Могу разжечь камин.

Или спалить весь дом, потому что эмоции скачут, как у обдолбанной неформалки.

[nick]Goran Djatlov[/nick][status]огонь святого урала[/status][icon]http://s9.uploads.ru/0PaOt.png[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p77867">Горан, 452</a>.</b> Дракон, автомеханик в «Marlowe Car Service».[/lz]

Отредактировано Miguel Garcia (08-03-2019 23:45:42)

+1

7

- Это и есть один из видов посттравматического расстройства – когда ты упиваешься войной и хочешь устроить ее даже в мирное время, хотя бы локально, - Себастиан усмехается, вспоминая первую серию небезызвестного сериала про частного детектива и его помощника, где последний как раз и был зависим от желания продолжить участвовать в боевых действиях.

Валентайн чувствует горановскую печаль и тоску. Не мозгом – сердцем. Чувствует, как огромный крылатый дракон упорно пытается решить внутренний конфликт интересов, найти в глубине души ответы на какие-то абстрактные вопросы и справиться с приступом излишней эмоциональности, которая была исторически свойственна взрывному характеру русских мужчин.

Горан расстроенно шевелит крыльями, опускает клыкастую морду вниз и тупит взгляд о землю, то и дело ковыряя ее же своей когтистой лапой. При любой другой ситуации сейчас можно было бы сравнить усатого мужчину с обиженной собакой, которая не получила лакомство за правильно выполненные команды. Но, к счастью или сожалению, во дворе доктора сейчас был вовсе не дружелюбный песик, а огромная летающая рептилия, которая может в момент сдуть и самого врача, и его дом, и треклятые остатки единственного дерева рядом.

Кстати, о дереве. Оно в конечном итоге пострадало окончательно – когда у Горана в очередной раз не удалась трансформация и он непосредственно это продемонстрировал, то в порыве внутренней злости и бессилия он плюнул огненным шаром в остатки клена, тем самым спалив даже корни, растянувшиеся по земле. На это Себастиан провожает скорбным взглядом разлетающийся от ветра пепел и вновь поворачивает голову к собеседнику:

- Вижу. Ладно, подожди меня здесь минутку, - врач быстро уходит в дом и одним движением снимает с крючка в прихожей свое длинное теплое пальто, после чего меняет домашние тапки, пришедшие в негодность от сырой земли, на простые резиновые сапоги.

Валентайн возвращается на поле битвы Горана с самим собой более экипированным и, как минимум, слегка согревшимся. Он подходит к товарищу практически вплотную, улавливая глухой звук стучащего о ребра грудной клетки огромного драконьего сердца и поднимает правую руку прямо перед вытянутой мордой.

- Можем попробовать насильную трансформацию. Я же все-таки специалист по гипнозу – смогу на время обмануть твой мозг и заставить его работать в нужном контексте. Но предупреждаю - это больно. Очень, - Себастиан рассказывает о своем потенциальном плане, после чего хмурится и бросает вопросительный взгляд на Горана, давая последнему время на принятие решения.

Валентайн был совершенно бесполезен в боевой магии, алхимии, некромантии, гадании на рунах и остальных видах распространенных в Аркхеме занятий волшебного сообщества. Но при этом добрый доктор владел самым разнообразным арсеналом влияния на человеческое (и не очень человеческое) сознание. Он умел заговаривать, внушать, заставлять и управлять существами после единственного тактильного прикосновения; он мог повлиять на чужую магическую силу, текущую в крови, и поменять вектор ее направления. Другой вопрос, что Себастиан пользовался такой агрессивной магией крайне редко и в исключительных случаях. Его локально-боевые способности были очень болезненны для человека, потому что шли вразрез с его родным физиологическим состоянием. Но именно сейчас прагматичный врач не видел другого выхода из ситуации с застрявшей трансформацией.

- Горан, помни о том, что это не исправит проблему. Нам с тобой все равно придется поговорить; и если не по душам, то как пациент с психотерапевтом. Поэтому если ты к этому готов, то я единожды обману твое сознание, чтобы ты мне как минимум не спалил дом и остатки участка.

Себастиан держит руку вытянутой и прямой с углом запястья в 90 градусов, однако все еще не касаясь толстой кожи лежащего напротив дракона. Его рука уже источает еле заметное магическое тепло и свет, готовая в любой момент ворваться в мозг нового пациента и пошевелить в нем необходимые шестеренки.

+2

8

« критический максимум был достигнут. »

Уходящего в дом доктора Горан провожает взглядом, полным тоски и грусти. На секунду он даже успевает усомниться в его действиях: а вдруг Себастиан сейчас просто закроет двери и пойдёт себе спокойненько газету под радио читать? А Горан останется на улице, как провинившийся кот, и будет полночи скрести когтем в стекло, пытаясь привлечь внимание. Может, он уже успел надоесть доктору, и тот так ловко от него убежал?

Но нет, Себастиан возвращается более укомплектованным, и Горан почти позволяет себе облегчённый вздох. Не бросил, слава всем богам уральских драконов.

Можем попробовать насильную трансформацию, — предлагает Себастиан. Горан отводит взгляд вверх, задумчиво уходя в себя, но оставаясь на задворках сознания и слушая последующие объяснения, — Я же все-таки специалист по гипнозу — смогу на время обмануть твой мозг и заставить его работать в нужном контексте. Но предупреждаю — это больно.

Горан возвращается взглядом к доктору.

В каком месте я похож на того, кто боится боли? — насмешливо думает он, почти игриво ударяя кончиком хвоста по земле и укладываясь перед доктором в удобную для коммуникации позу. Ему немного неловко: Себастиан, в самом деле, точно знает, кто перед ним лежит, какого он роду и что он пережил за свою долгую (по человеческим меркам) жизнь. Он не для галочки предупреждает о том, что будет. Не сказать, что Горан взаправду сильно нервничает или не верит, но толика сомнения закрадывается в его мозг бессознательно. Прекрасно понимая, что доктор - телепат 94lvl, Горан немного беспокоится за его собственное ментальное состояние. В конце концов, он многого не рассказывал о своём прошлом. Что конкретно Себастиан затронет своей магией? Не отразится ли это на нём самом? А вдруг Горан непроизвольно поделится с ним кровавыми картинками прошлого? Острые сабли, плачущие дети, рваные раны на лицах бойцов... красота неописуемая, но доктор не похож на ценителя подобных вещей. Вдруг потом придётся его самого водкой отпаивать.

Горан задумчиво оглядывает протянутую к нему руку.

Если ты к этому готов, то я единожды обману твое сознание, чтобы ты мне как минимум не спалил дом и остатки участка.

Дракон фыркает. Он с полминуты смотрит на терпеливо ждущего его решения доктора, а потом чуть подаётся вперёд и поддевает его ладонь чешуйчатой мордой.

<...>

Ему неприятно вспоминать ощущения, которые он испытывал. Ему казалось, что это длилось целую вечность, тогда как на деле Себастиан  вывернул его сознание наизнанку всего за пару секунд. Возможно, они оба не ожидали такой мгновенной реакции. Возможно, доктор немного смутился, когда осознал себя, трогающего статного усатого автомеханика за лицо. Возмо-ожно, он даже зарделся, поняв, что автомеханику не помешало бы хоть халатик накинуть, чтоб не промёрзнуть на голое тело.

Возможно.

Горан предпочёл не запоминать детали.

Ему гораздо приятней осознавать себя, замотанного в тёплый пушистый плед (он никому не расскажет об этой маленькой тайне) и сидящего на диванчике в уютной гостиной. Горан с любовью смотрит на руки доктора, заботливо разливающие по гранёным стопкам водку. Глаза сверкают от удовольствия и предвкушения: Дятлову так редко удаётся испить с кем-то родимой водочки, что он всегда ждёт этого сильнее, чем новых серий «Сватов».

Если честно, — не отводя взгляда от бутылки, произносит Горан, и медленно тянется к стопке, — я всё ещё не до конца понимаю, что конкретно произошло. Не люблю, когда в моих мозгах кто-то пытается копаться, но Ваше мнение я точно хотел бы услышать. Надеюсь, Вы там, у меня в голове, не увидели ничего лишнего. Не увидели же, а?

[nick]Goran Djatlov[/nick][status]огонь святого урала[/status][icon]http://s9.uploads.ru/0PaOt.png[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p77867">Горан, 452</a>.</b> Дракон, автомеханик в «Marlowe Car Service».[/lz]

Отредактировано Miguel Garcia (12-04-2019 01:37:06)

+1

9

Себастиану совершенно очевидно, что только реализация насильственной трансформации поможет Горану хотя бы на время принять свой человеческий облик. Если бы доктор владел пулом вариантов, которые обязательно сработали бы, то точно выбрал бы для товарища путь наименьшего сопротивления и безболезненного безоперационного вмешательства. Ну, или просто рассказал бы про каждый из способов в стиле телемагазина, позволив дракону определиться с самым привлекательным. Но, к сожалению, в данном случае все было немного сложнее – проблемы с трансформацией некоторых рас Валентайн проходил довольно много раз в своей жизни, от того прекрасно знал, что есть лишь три способа вернуть все «как было»:

1. Простое человеческое «Just do it», которое воодушевляет объект на самостоятельное решение проблемы;
2. Ментальная терапия, позволяющая проникнуть в чужое сознание и де-факто договориться с конфликтующей животной стороной существа, задавив того магией;
3. Проведение насильственной трансформации под давлением мощной гипнотической силы, что обеспечит кратковременный результат, но даст и значительные побочные эффекты.

Первый вариант не работает, потому что уральский товарищ чересчур подавлен и зациклен на произошедшей днем ситуации, от того он совершенно не может, что называется, «взять себя в руки» и договориться с параллельной огнедышащей сущностью. Второй невозможен без предварительной подготовки и определенных условий со стороны врача вроде полной концентрации и сосредоточенности – он и так сейчас еле-еле стоит на ногах из-за плывущей под сапогами мокрой грязи, от того абсолютно не готов копаться в чужой голове без регистрации и смс. Остается третий вариант – единственный доступный и самый очевидно хреновый. Но деваться уже некуда; не может же Себастиан оставить Горана на заднем дворе своего дома и спокойно пойти читать газету под радио?

Ладонь Валентайна слегка нагревается и начинает будто светиться изнутри, источая ментальную магию любой формы и вида. И стоит доктору получить прямое согласие пациента на проведение процедуры в виде простого тыка мордой о руку, сила сразу же проникает через все внешние и внутренние барьеры огромного дракона, выворачивая его черепную коробку наизнанку.

***

Бутылка водки, которую Себастиан достает из морозилки, покрыта тонким слоем инея и неприятно холодит пальцы. Вроде как именно эта марка 40-градусного спирта считается вполне неплохой по меркам русских суровых жителей, во всяком случае, один из пациентов потратил целых пятнадцать минут, рассказывая доктору о чудо-свойствах этого подарка сибирских богов (психотерапевт был полностью уверен, что речь идет о Путине). Так или иначе, сегодняшняя неожиданная встреча с представителем уральской диаспоры была тем самым событием, ради которого можно было откупорить прозрачную бутылку с голубоватой этикеткой и разлить жидкость с характерным запахом по стопкам.

Что доктор, собственно, и делает, дополняя картину потенциальной пьянки единственной более-менее подходящей закуской, найденной в доме – лимонными дольками.

Горан выглядит уже лучше, чем в тот момент, когда почти рухнул на мокрую землю от усталости и бессилия после проведенного ритуала; Себастиан схватил его под руки, не дав поцеловать коленками грязь, и быстро транспортировал в теплый дом, где устроил возле трескучего камина, выдал полотенце и плед. К сожалению, одеждой поделиться не смог – не было нужного размера, да и собственная брезгливость не позволяла – но они договорились, что сегодня Горан останется ночевать в гостевой комнате, а завтра Валентайн попросит кого-нибудь из своих знакомых-магов оформить портал между его домой и аркхемской квартирой механика. Так действительно будет проще.

- Смотри, в каждой расе, связанной с животным, внутри человека живут две сущности – непосредственно человеческая и звериная, - Себастиан садится рядом Гораном и хочет вставить шутку про два стула, но сдерживается. – Например, в случае оборотня это сама личность и ее волчья форма. В твоем – драконья. И иногда случается так, что в виду тех или иных обстоятельств между двумя сторонами рвется коммуникация или происходит конфликт. Я же на время вырубил твоего беснующегося дракона и оставил его валяться без сознания. Поэтому это было так неприятно.

Доктор подносит стопку с водкой к носу и ежится от специфического аромата. Затем снова смотрит на усатого собеседника.

- Наш телепатический контакт был слишком коротким, чтобы я успел рассмотреть твое прошлое. Но, думаю, если подобная ситуация повториться, то тебе придется провести некоторое время в кресле моего кабинета, и уж там я точно доберусь до твоих кровавых воин и прочих радостей военной жизни. А пока давай выпьем за встречу и за то, что как минимум сейчас все закончилось хорошо. Либо не закончилось, мало ли ты спьяну захочешь мой дом спалить.

Себастиан поднимает руку и протягивает стопку Горану ради такого классического и понятного во всех странах жеста «чин-чин».

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » предсказатель мотивов vol. 2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC