РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » [AU] Судьба в лицо колодой карт


[AU] Судьба в лицо колодой карт

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Иногда кажется, будто я состою целиком из воспоминаний, а ночью у них карнавал.

Алисия Мур в роли птичьей маски, Лот Уайтферн в костюме Такседомаска
25.02.2000, вечер, Кёльн


Это день, когда женщинам все можно

+1

2

Маска была красивой. Алые и желтые перья, прошитые золотой ниткой плотно укрывали верхнюю часть лица. Перья украшали и лиф платья из золотистой тафты, стекали по широким рукавам, ими был расшит длинный подол с острыми хищными разрезами. Золотой пояс корсажем обхватывал талию.
Алисия не знала, кто был тот модельер, что придумал этот странный броский костюм. Хозяин парижского магазинчика на окраине тоже не знал, но это не помешало ему продать костюм по цене, которая просто не укладывалась в пределы разумного.
Но Алисия просто купила его. Просто так. Полгода назад. Она вообще не собиралась никогда его надевать.
Она взглянула в зеркало сквозь прорези маски и не узнала себя. Но ведь в этом и был смысл, не так ли? Забыть о том, кто ты есть. О том, что тебя ждет завтра или, скажем, через неделю. Быть кем-то другим. Не Алисией Мур. Ей очень хотелось перестать быть Алисией Мур.

Она покинула свой номер в отеле, накинув на плечи черное пальто. Увы, чудесный костюм, очевидно, был придуман не для февральской погоды. Днем было довольно тепло, но все еще не настолько, чтобы отказаться от верхней одежды насовсем, к ночи же погода и вовсе напомнила о том, что февраль – это все еще зима, чтобы по этому поводу не думали сами кельнцы. Мостовые старого города кое-где уже были залиты пивом и забросаны обертками от закусок. Под яркими зонтиками на улицах возле баров что-то распевали и смеялись люди. Кто-то из тех, кого Алисия то и дело встречала на улице, был в костюме, кто-то нет, но все были неизменно веселы. Особенно, дамы. Сегодня был их день.
- Сестра! – какая-то женщина в сбившемся набок белом парике, подскочила к Алисии, схватила ее за талию и закружила в диком подобии танца. Лицо женщины было размалевано, но маски на ней не было. Алисия могла бы поклясться, что видит ее впервые в жизни. – Держи! – сказала женщина дотанцевав и вытащила из своей необъятной сумки… ножницы. – Повеселись! – добавила странная немка и, дико захохотав, бросилась вприпрыжку по улице. Учитывая что на ней было некое подобие кринолина, выглядело это, мягко говоря…
Алисия стояла под фонарем и озадачено смотрела вслед незнакомке. Потом перевела взгляд на ножницы. И что с ними полагается делать, чтобы стало весело? Она растерянно огляделась. Она шла к набережной, но не преодолела еще половины пути. Впереди слышались звуки скрипки и смех, смех, везде смех. Алисия еще раз взглянула на ножницы и, пожав плечами сделала уже шаг вперед, но остановилась, чтобы не налететь на парочку, остановившуюся под очередным фонарем. Женщина стояла близко к мужчине и, кажется, улыбалась. В руках у нее были ножницы, которыми она… что?
Алисия растерянно глядела, как дама помахивает перед лицом своего кавалера куском его галстука, а потом с хохотом удирает дальше по улице. Какие странные традиции, право же. Она поняла, что ей просто необходимо выпить. Прямо сейчас.

Там где играла скрипка подавали весьма недурное светлое пиво. Денег у Алисии не было, потому что она оставила сумку в номере, но угощали ее охотно. Атмосфера всеобщего веселья расслабляла настолько, что после двух бокалов ведьма даже забыла зачем и куда шла. И про ножницы тоже забыла. Пока не увидела мужчину, который целеустремленно шевствовал мимо. Алисия прыснула.
Трость! У него была трость! И цилиндр! И тот нелепый короткий плащ, который носили при королеве Виктории. Алисия поднялась из-за уличного столика, чмокнула в щеку двух мужчин, которые ее так усиленно угощали – кажется, греков, но тут ни в чем нельзя быть уверенной – и направилась в погоню. К счастью, но ногах она все еще стояла твердо. Кажется.
- Стоять! Руки вверх! – сказала она, когда догнала викторианского джентльмена под очередным фонарем. Она обошла его по кругу и приставила ножницы к его горлу. – Вы попались, герр.
По-немецки Алисия говорила с явственным акцентом, но кого это волновало. Она улыбнулась, протянула руку, подхватывая шейный платок мужчины в бархатной черной полумаске, и щелкнула ножницами. – Вот так!
Алисия помахала в воздухе отрезом шелковой ткани и улыбнулась. Пожалуй, в этой безнаказанности и правда что-то есть.

+1

3

Кёльн во время карнавала превращался в шальной балаган, отпуская все тормоза, нормы и рамки. Веселье без границ и оглядки на «вчера» и «завтра». Клерки, врачи, ученые, домработницы и мусорщики превращались в единорогов, клонов-штуромовиков, бетменов и фей.
По меньшей мере за неделю до начала основных празднеств город наполнялся игристым предвкушением. По улицам то и дело расхаживали гусары и пираты, в сопровождении колумбин и вампирш, улицы затягивала сеть мишуры и гирлянд, а официальные учреждения и магазины заранее сообщали о дополнительных нерабочих днях. Все внимание было приковано только к одному событию. Город жил ради него. И искренне радовался, отдавая все свои силы веселью, наплевав на неприветливую погоду, серые будни повседневности и сопутствующие им проблемы.
Все взгляды были обращены к карнавалу. Административные учреждения пустовали, а улицы наводнили бравые стражи правопорядка. Внимание, которых было целиком и полностью занято безопасностью празднующих.
Документы недавно найденные в тайниках старого здания Гестапо представляли для некроманта необычайный интерес. И для его противников тоже. Бумаг в которых фигурировало бы имя полу-легендарного обергруппенфюрера Вайсферна. Забрать их сейчас было куда проще, чем пресловутый леденец у ребенка. Благо, все имеющие глаза смотрели в другую сторону.

Отказать себе в небольшой прогулке было бы верхом снобизма. И Уайтферн шел вдоль набережной, наблюдая за мельтешащими вокруг костюмами, слушая смех и музыку. Его викторианская тройка, предназначенная для выхода в театр или на светский раут, дополненная плащом, цилиндром, тростью и перчатками, как требовал неумолимый дресс-код того времени, служила сама по себе лучшим мороком. Приблизиться к нему не отваживались даже самые отчаянные и ободренные полной вседозволенностью и алкоголем дамы. Коим принадлежал целиком и полностью весь этот сумасшедший день.

Внезапный окрик не застал колдуна врасплох. Но заставил остановиться с любопытством, мелькнувшем в прорезях бархатной маски, обернуться на обиходящую его по кругу даму, вооруженную ножницами, совершенно не подходящими к ее броскому облику. Неизвестная фройляйн выделялась на фоне общей слегка потертой разнузданности, столь же резко, сколь райская птица выделяется в стае воробьев. Или крикливых попугаев, если говорить о Кёльне.

- Я в Вашей власти, фройляйн. - улыбнулся Уайтферн, разглядывая незнакомку. Уверенный приказ поднять руки, колдун понял по своему, приветствовав полноправную хозяйку сегодняшнего дня церемонным поклоном.
Ножницы щелкнули у его шеи, безжалостно казнив небольшой шедевр венецианских мастериц прошлого века. И, пожалуй, оно того стоило.
- Великолепно. - рассмеялся Лот. - Теперь вы должны мне поцелуй. Нельзя идти против традиций.

+1

4

Рук викторианский хлыщ не поднял. Зато поклонился. Алисия нахмурилась было, но тут же вновь расслабилась. Ну и ладно. Не очень то и хотелось. Она вновь задумчиво смерила взглядом сначала огрызок галстука в своих руках, потом ножницы, и только потом мужчину в цилиндре. Плащом тот не ограничился. Костюм целиком и полностью соответствовал эпохе. Он что ли из этих?.. которые мечами машут на ярмарках?.. Она вновь нахмурилась, пытаясь припомнить правильное слово и уточнить, но оно не желало находиться даже на английском, что уж говорить о немецком?
Все-таки, немножечко пьяна она была, стоит признаться в этом самой себе. Но только самую ка-а-апельку!..
- Поцелуй? – спросила она, недоуменно глядя на мужчину в цилиндре. Глаза в прорезях маски были очень светлого оттенка голубого. Того, который обычно называют «льдистым». – Традиции? Вы о чем?
Она опустила взгляд ниже, на кусок шелкового галстука, еще недавно повязанного по моде эпохи, к которой джентльмен явно испытывал слабость. Вновь посмотрела на ножницы. Вспомнила сцену под фонарем. И тут до нее, наконец-то, дошло.
- О, - она невинно хлопнула глазами и засмеялась. – Я не знала. Но разве настоящий викторианский джентльмен не целует даму лишь в день свадьбы? Сегодня точно не он, я знаю.

+1

5

Фройляйн, конечно же, была туристкой. Это объясняло ее некоторое невежество или легкомыслие в отношении местных традиций. Но незнание, как известно, ни в коей мере не освобождает от отвественности.
Некоторое понимание блеснуло в глазах, видных сквозь прорези золотой маски. Очевидно, все же, какие-то примеры поведения аборигенов, которые она вероятно списала на алкоголь и общую разнузданность все же привели ее к пониманию. Пусть на это и ушла пара-другая секунд. Но Лот готов был сегодня проявить снисхождение к даме, тем паче столь яркой и не лишенной определенной доли смелости.
- О, - повторил он недавний возглас дамы. Впрочем, с совсем иной интонацией, - Вы совсем ничего не знаете о викторианских джентльменах, фройляйн. - улыбнулся в ответ на ее предположение Уайтферн. - Но коль-скоро Вы любезно зачислили меня в их ряды, очевидно, мне прийдется про…
Что именно собирался проявить колдун, так и осталось загадкой. Общий карнавальный шум разорвал в клочья разорвала череда выстрелов. С ближайших деревьев вверх вспорхнула стая все тех же вечно орущих зеленых попугаев.Первую череду тут же нагнала вторая. На сей раз произведенная явно из какого-то автоматического скорострела. Скорей всего УЗИ. Стреляли не целясь, просто по площади, срезая ветки с кустов, разбивая окна ближайших магазинов и баров, прошивая навылет случайных людей.
- Вниз! - Лот дернул незнакомку вниз, сбивая ее на землю, тем самым прикрыв от очередной беспорядочной очереди.

- Внутрь! Живо! - громкие, рубленные команды. Людей оказавшихся зажатыми в проулке сгоняли в один из баров, соседствующих с закрытым сейчас банком, окна которого прикрытые на время празднества фанерными щитами, сейчас были разбиты градом пуль.

- Вы в порядке? - совершенно спокойно, словно не происходило ничего из ряда вон выходящего уточнил Лот.

- Чего пялишься? - гаркнул один из террористов, выстрелив под ноги, замершему на месте от ужаса мужчине. - Пшол, внутрь, пока бошку не продырявил! - еще один выстрел в асфальт окончательно привел несчастного в чувства.

- Пуль они не жалеют. - отстраненно заметил Лот, поднимаясь. - Он подал руку незнакомке, - Сегодня все нарушают традиции. Какая неприятность. - цилиндр упал, когда он спасал даму от пуль и некромант нагнулся за ним, отряхнул вновь водрузив на голову. - Пойдемте? - предложив спутнице опереться на локоть, он как ни в чем не бывало прогулочным шагом намеревался отправиться ровно туда, куда господа с автоматами любезно приглашали всех желающих. - Это может быть очень увлекательно. Освежает, не правда ли? - улыбнулся он женщине и оглянувшись на пару детин с пушками, кивнул им. - Думаю это не займет много времени, но надеюсь, Вы никуда не спешите? - не меняя светского тона продолжил беседу Лоту.

+1

6

Немецкий Алисии она сама никогда бы не назвала идеальным или даже просто очень хорошим. Но он был вполне сносен, как для того, чтобы понимать спокойную внятную речь викторианского дворянина. Ведьма скорее догадывалась, чем слышала признаки того, что и для мужчины в полумаске немецкий не был родным языком. Впрочем, смутные догадки никогда не были тем, на чем Алисия останавливала свое внимание более минуты. Она уже открыла рот, чтобы перебить вещавшего о джентльменах незнакомца, чтобы спросить его о том местный ли он, но не успела.
Резкий и чуждый звук на этой, отнюдь не тихой, но вполне мирной улочке, ударив в уши и поразил Алисию своей неуместностью. Она еще даже не понимала, что именно слышит, но диссонанс звука и окружающего был столь явственен, что ей хотелось зажать уши.
Она, конечно, не успела. Внезапное движение мужчины в цилиндре опрокинуло ее на мостовую. Алисия больно ударилась коленом и локтем, уронила с плеч темное пальто, которое тут же собрало с земли всю пыль и лишь каким то чудом не порвала платье, хотя разрез на подоле угрожающе затрещал. Потом, позже, она сама себе поразилась – как ей удалось заметить, услышать, ощутить столько малозначимых и едва различимых подробностей, но упустить главное. То, что на улице стреляют, она поняла далеко не сразу.
- Не знаю… - растерянно ответила ведьма мужчине, когда тот осведомился все в порядке или не все. – Думаю, в Африке все еще голодают.
Она приняла руку незнакомца и поднялась на ноги – довольно неловко, как на ее собственный вкус. Попыталась отряхнуть пальто и платье, но быстро бросила это гиблое дело. Поглядела на людей в автоматами. Потом взглянула в прорези маски мужчины в цилиндре. Светлые глаза были спокойными и насмешливыми. Ни следа страха. Алисия, вообщем то, тоже не слишком боялась, хотя мастером щитовых чар отнюдь не была, и вряд ли сумела бы выдержать автоматную очередь в упор. Возможно, алкоголь был тому виной, а может быть у некоторых ведьм в принципе отсутствует инстинкт самосохранения. Алисия редко попадала в ситуации, где риск для жизни был прямым и явным. Не новое заклинание, которое может быть обернется к тебе своим темным ликом. Дуло автомата, которому все равно, что ты дочь благородного чистокровного рода.
- Это и правда… любопытно, - согласилась ведьма, опираясь на локоть незнакомца. – Полагаете, будет что-то занятное?

+1

7

Спокойствие незнакомки, ее манера держать себя в купе с экстравагантным нарядом и любопытным акцентом, наводили на некоторые мысли относительно того, с кем колдуну довелось иметь дело. Впрочем, на лавры знаменитого сыщика Уайтферн не претендовал и дедукции предпочитал эмпирические исследования, по тому, предпочел, не уделять собственным догадкам чрезмерное внимание. Сейчас это, определенно, было излишним.
- Как давно Вы в Кёльне и как Вы его находите? - в давешней светской манере осведомился он у дамы, ведя ее под руку в один из баров, куда террористы, или кем там были эти невежливые господа с оружием, сгоняли всех попавших в ловушку в переулке прохожих.

- Bewegt euch! - подгоняли сзади, сопровождая команды выстрелами в воздух.

- 17. Наш друг сделал ровно 17 выстрелов. Если я не ошибаюсь в его распоряжении не самый новый швейцарский SIG. Любопытно, как обстоят у них дела с осечками? - словно бы рассуждая, задал совершенно риторический вопрос Уайтферн. На первый взгляд риторический. Если бы вслед за этим сзади не послышалась характерная ругань и щелчки. - Вероятно, не слишком радужно. - усмехнулся он.
Они как раз достигли того самого бара. Народу здесь было не так что бы много. Их сгоняли в центр небольшого зала, растолкав столы в стороны. Пара человек следили за порядком внутри, остальные занимались улицей, блокируя ее. Внутри уже была пара трупов. В частности бармен. Которому судя по характерному пятну на стене за барной стойкой вышибли мозги.
- Достаточно приятное заведение. - отметил колдун андеграундовскую обстановку и графити на стенах. - Простите, я был бестактен и несколько рассеян. Вы прекрасно выглядите. Великолепное платье. Могу я предложить Вам выпить? - галантно осведомился Лот, подведя даму к барной стойке, а сам обошел ее, заняв место покойного бармена, труп которого валялся здесь же.
Кто-то из невольных посетителей уставился на него, при этом глаза бедняги рисковали оставить свое законное место в орбите.
- Здесь достаточно неплохой выбор. Что предпочитает леди в это время?
Надзиратели спохватились примерно в тот момент, когда Уайтферн изучал палитру напитков.
- Ты что творишь?! - заорал один из типов с оружием. К его чести, беспорядочно палить он не стал. Просто наставил оружие на колдуна. - На пол живо! К остальным!
- Собираюсь, выпить. -  как ни в чем не бывало, ответил Лот, - И угостить даму. С удовольствием налью и Вам. Чего изволите? - он улыбнулся.- И не нужно так кричать, я Вас прекрасно слышу. 
Один из трупов, должно быть охранник, лежал как раз за расшумевшимся бандитом. Тело покойника едва заметно дернулось. Но внимание на это, разумеется никто не обратил.

+1

8

Не будь лица людей вокруг полны паники, а лица конвоиров озлобленной решимости, Алисия решила бы, что эта очередная неизвестная ей традиция. Развлечение для местных из тех, что туристам никогда не понять. Немцы вообще странный народ и любят пострелять. Об этом непрозрачно намекали обе мировые войны. Однако, в защиту этой версии не было решительно никаких аргументов кроме воистину слоновьего спокойствия франта в цилиндре.
- Очень дружелюбный город и милые люди, - в тон мужчине ответила Алисия и указала пальцем на огрызок галстука, оставшийся на его шее. – Ножницы мне подарили. Дама, что дала мне их, сказала, чтобы я повеселилась. Не утолите мое любопытство? Этот захват заложников – очередной карнавальный аттракцион или мне уже можно начинать паниковать? Никак не могу определиться.
Человека в цилиндре подгоняющие выкрики и автоматные выстрелы, похоже, нисколько не смущали. Он не только не ускорил шаг, продолжая держаться темпа, что подобает джентльмену, который прогуливается с дамой, но и позволял себе комментарии о качестве стрельбы террористов. Алисия улыбнулась и чуть сместила ладонь, что лежала на локте мужчины. Ее замерзшие пальцы коснулись теплой кожи его запястья. Она улыбнулась снова.

«Приятным» этот бар Алисия не назвала бы и в его лучшие дни. Сейчас же, когда в воздухе стоял острый запах страха, крови и пороха, обстановка казалась  еще более отталкивающей. Словно бы идеально оборудованная сцена для этой низкопробной пьесы, где главными героями были мозги, растекшиеся на барной стойке. Алисия проследовала вслед за викторианским франтом, но присаживаться не стала. Барные стулья тоже выглядели чем-то забрызганными.
- Думаю, меня линчуют на любой из площадей, если я буду пить в этом городе что-то кроме пива, - сказала ведьма, продолжая осматриваться. – Если я правильно понимаю, Вы здесь не в первый раз, так что выберете что-то на Ваш…
Договорить она не успела. Террорист, которому вежливо хамил ее новый знакомый, выругался по-немецки – Алисия узнала лишь бессмертное «scheiße», остальное осталось неопознанным – и двинулся вперед, держа автомат, как дубинку. Вот странный человек, подумалось ведьме. Если есть автомат, то стреляй. К чему умножать сущности? Но нет, надо скорчить злобную рожу, подойти, схватить за горло…
Что?
Алисия так была поражена, когда чужая потная ладонь легла на ее шею, что на пару мгновений просто застыла, пытаясь осмыслить происходящее. Дуло автомата уперлось ей в горло.
«Это же не нож, чтоб им тыкать» - мелькнула у нее невнятная мысль.
- Шевелись, ***, - выкрикнул террорист что-то непереводимое, глядя при этом на мужчину в цилиндре. Очевидно, сделал какие-то неверные выводы. Объяснять низшему существу всю глубину его заблуждений бессмысленно и даже опасно, а Алисия уже вышла из ступора и  была достаточно зла. Поэтому воспользовавшись тем, что террорист держал ее абы как, надеясь на ее испуг, она развернулась и влепила ему хлесткую пощечину. Водянистые глаза террориста сначала распахнулись, а потом закатились.
Он упал.
- Ой, - неискренне сказала Алисия ткнув ногу бедняги носком туфельки.

+1

9

Грубость и отсутсвие манер стояли в личном списке смертных грехов некроманта где-то рядом с невежеством и глупостью. И первое, как правило, являлось прямым следствием второго.
- Вы правы, - согласился Лот и взялся за рычаг пивного крана, наполняя высокий, похожий на мензурку бокал, - не стоит оскорблять гостеприимных хозяев. А раз так, то только Кёльш. - конец фразы он договаривал как раз в тот момент, когда к ним направлялся, считающий возможным вмешиваться в чужие разговоры, воинствующий бюргер с автоматом. Уайтферна же это ни чуть не беспокоило. Он продолжил свои манипуляции с пивом. - Я бы сказал, что светлое пиво вообще и Кёльш в частности - удовольствие весьма специфическое. Но есть один нюанс… - он положил на стойку подстаканник, водрузил на него бокал и прежде, чем предложить даме, добавил в пиво дольку лайма.
Террорист тем временем наглядно продемонстрировал воплощенную метафору грубиянства и глупости сразу. За его спиной неслышно встал мертвый еще пару минут назад охранник, обнажив пистолет и направив его точно в затылок агрессора. Лот же, взялся за второй бокал, казалось бы, не слишком интересуясь происходящим. Взгляд он поднял лишь, когда уже мертвый по сути невежда схватил даму за шею. А дальше случилось ровно то, что случиться должно было.  Право, грубость в отношении леди совершенно непростительна.
- Прошу прощения, - вздохнул Лот, - очевидно, я привел Вас в совершенно неподобающее место. Некоторые бюргеры совершенно утратили представление о манерах.

- Хорст, что с… - второй террорист, обернулся, и заметил товарища на полу. Но договорить он не успел. Восставший охранник резко развернулся и пустил пулю тому в голову.
Кто-то в толпе не выдержав закричал. Уайтферн мягко улыбнулся паникующим людям.
- Слишком много впечатлений. Стоит отдохнуть. - легкая дымка пробежала по залу сероватой волной. А вслед за этим глаза людей закатились и они отправились то ли в объятия Морфея, то ли его брата. Так сразу и не разобрать.
- Не позволяйте пиву согреться. Это будет ужасной ошибкой. - колдун поднял свой бокал. - Могу я предложить тост за Вас? И за приятные сюрпризы.
Рация на плечах обоих покойников ожила. Через треск прорвался голос кого-то из их подельников снаружи, услышавших выстрелы.
Тот самый грубиян, что валялся теперь у ног дамы, встал, как ни в чем не бывало.
- Порядок. - отрапортовал он. 
Секундой погодя, покачиваясь поднялся и его подельник с аккуратным отверстием во лбу.
- Все же, - заметил Лот, делая глоток из своего бокала. - здесь сегодня чрезвычайно многолюдно, Вы не находите?

+1

10

Вся эту кутерьма – выстрелы, поднимающиеся на ноги мертвецы, паникующие люди, бессмысленное размахивание автоматами – скорее забавляла Алисию, чем оставляла недовольной. Она еще раз лениво тронула второго террориста-грубияна носком туфельки, взглянула на опускающего пистолет живого мертвеца и пожала плечами. В том, что вечер карнавала свел ее с магом, она была и без того уверенна, но было что-то ироничное в том, что этим магом оказался именно некромант.

Или нет? Или это наоборот – большая удача. Было бы обидно, если бы в толпе ей понравился кто-то посредственный. Это погубило бы ее представления о собственном тонком вкусе.

Алисия вернулась к стойке и взяла с нее бокал. Посмотрела сквозь тонкие стенки на свет. В золотистом пузырящемся напитке плавала долька лайма. «Нюанс» - так он сказал? И еще «Кёльш» - название, очевидно. Ведьма пожала плечами и сделала глоток, глядя на то, как красиво летит по воздуху серебристая пыль. Сон, похожий на смерть и смерть, подобная сну.

- Грезы Танатоса, - определила она, присаживаясь к стойке. – Красивое заклинание. Чуть более напоказ, чем с практическим смыслом, но будем считать, что Вы просто желали произвести на меня впечатление, - она улыбнулась и подняла свой бокал в ответ на движение франта в цилиндре. Он улыбался ленивой улыбкой кота, удерживающего под лапой полузадушенную мышь. Чуть-чуть любопытства. Немного насмешки. Полная уверенность в своей силе. Вот только глаза у франта не улыбались. Немного пугающее сочетание, но разве время сейчас критиковать подарки судьбы?

Внезапно ожила рация и мертвый террорист ответил на запрос своего бывшего подельника. Алисия повернула голову и смерила восставших задумчивым взглядом. Даже если учесть как быстро был поднят труп, функция речи – одна из самых сложных функций человеческого тела – была воспроизведена превосходно. Она вновь повернулась к викторианскому джентльмену.

- Хотела бы я встретить Вас раньше, - сказала она, делая еще глоток из стакана и чувствуя пряную горечь на языке. – Попросилась бы к Вам в ученицы. Хотя, конечно, моя семья бы не одобрила.

+1

11

Следовало поблагодарить террористов-неудачников. Для своего нападения они выбрали не самый худший бар. По крайней мере пиво здесь было отменным. И пусть Уайтферн с полной уверенностью предпочитал темное, но не мог не признать достоинства правильно выдержанного Кёльша идеальной температуры. Или национальное пиво было одинаково хорошо во всех кёльнских барах? Лот с удовольствием сделал еще глоток прохладного напитка.
Уточнять удалось ли ему произвести то самое впечатление о котором говорила незнакомка он не стал. В конце концов значение он придавал поступкам, а не словам. Еще глоток и некромант достал серебренный портсигар, раскрыв предложил даме.
- С Вашего позволения. - уточнил он прежде чем закурить. Пепельница уже имевшаяся на барной стойке ясно давала понять, что на пропаганду здорового образа жизни в этом заведении смотрели с подобающим презрением.
- Никогда не поздно вызвать неодобрение семьи. - ухмыльнулся он из-под маски и взяв бокал дамы без дальнейших уточнений наполнил его вновь не забыв о лайме. Но на сей раз к пивному бокалу присоединилась еще стопка шота. Две стопки, если быть точней. - Если уж взялся за дело, то следует делать его наверняка. - пояснил он и поднял свою рюмку.

0

12

Было что-то гротескное в том, чтобы распивать пиво среди заполненного телами бара. На ногах остались поднятые некромантом зомби. «Пир во время чумы» - подумала Алисия и рассмеялась. Прежде ей никогда не доводилось испытывать ничего подобного. Но, в конце концов, именно в поисках того, чего она не испытывала ранее, она и вышла сегодня из гостиничного номера.
Она неуверенно взяла сигарету. Она курила в школе, потом бросила и начинать снова не планировала, но почему-то ей показалось стыдным в этом признаться. Ведьма обняла фильтр губами, дождалась пока щелкнет зажигалка в руках франта в маске и закурила. Дым был мягким, но куда крепче, чем она ожидала. Алисия медленно выдохнула, посмотрела на сигарету в своих пальцах и снова поднесла ее к губам. Даже забавно.
- Боюсь, в моем случае уже поздновато, - усмехнулась она, стряхивая пепел и по примеру мужчины подхватывая рюмку. – Тогда выпьем за дела, которые сегодня свели нас вместе? Пусть каждое из них будет сделано наверняка и с успехом.

+1

13

Так и было истинное лицо карнавала: золотые маски, дым сигарет, горьковатый привкус алкоголя и мертвецы танцующие джигу. Здешние, правда, к танцевальной программе еще не перешли, но это пожалуй, было вопросом времени.
Лоту нравилась золотая маска напротив. Незнакомка в наряде птицы словно бы завершала картину. Делала ее цельной.
- Полно Вам, - улыбнулся колдун из под маски. - Оглянитесь вокруг. Это - карнавал. Здесь нет понятий «поздно» или «рано». Здесь каждый может быть, кем заблагорассудится. - он поднял рюмку и отсалютовал даме, - Некоторые, правда лишаются в итоге галстука. 
Лот едва успел опрокинуть стопку, как дверь распахнулась и в нее буквально впихнули еще троих человек, сопровождаемых очередным подельником ныне покойной парочки. Уайтферн вздохнул и одним жестом без лишних слов отключил сознание заложников, оба мертвеца же поспешили пополнить собственные ряды за счет вновь прибывшего товарища.
Колдун вздохнул, оставил бокал.
- Крайне бестактные господа. Очень не вежливо с их стороны прерывать нас. -посетовал он и отдал приказ теперь уже четырем мертвецам разобраться с подельниками.

На улице воцарился хаос. Крики, выстрелы и почему-то музыка. Она не стихала ни на минуту.
- Еще кёльша? - предложил он под аккомпанемент криков и выстрелов где-то снаружи. - Подождем доблестную полицию здесь или воспользуемся задней дверью? - меланхолично предложил он. - Кстати, на кого Вы ставите? Команда живых или не очень?

Отредактировано Lot Whitefern (23-05-2019 00:40:05)

+1

14

Алисия выпила еще пива и облокотилась на стойку – на ту ее часть, что не была забрызгана кровью и мозгами. Брезгливости к… остаткам жизнедеятельности… она не испытывала, равно как и трупам, окружающих ее. Все это было настолько в духе семейных ценностей Муров, что ведьме даже стало смешно. Решила на день сбежать от своего долга и семьи, но все равно окружена постоянными напоминаниями о них. Алисия улыбнулась себе и викторианскому джентльмену и опустила сигарету в пепельницу.
- Можно я не буду извиняться за галстук? – спросила она чуть насмешливо. – Я не люблю извиняться, это никогда не кончалась для меня ничем хорошим.

Ничем особенно трагичным, правда, тоже не кончалось. Если исключить свадьбу. Но о свадьбе ей думать не хотелось. Алисия задумчиво посмотрела сквозь бокал на некроманта, сделала еще глоток, а потом опустила бокал на стойку. Заправила за ухо непокорную рыжую прядь. Мир сквозь прорези маски казался немного зыбким, а человек напротив неправдоподобно привлекательным, но, возможно, дело было в алкоголе.

- Мертвое всегда побеждает живое, - сказала она, усмехаясь. – Но только в том случае, если получает поддержку. Насколько эффективны Ваши восставшие в режиме автономии?
Она и так знала, что неэффективны. Сила заклинаний некроманта была здесь совершенно не при чем. Для координации требовался разум, а разума у кукол как раз и нет. Можно вложить в их головы определенный набор команд, но на каждую требуется время, которого викторианский франт почти и не потратил. Пока он был здесь, рядом со своими созданиями, то управлял ими сам. Если его здесь не будет, глупых кукол просто задавят массой. Если, конечно, он не шутил и правда планировал оставить восставших дожидаться полиции. И все же…
- Я предпочту заднюю дверь, - сказала Алисия, делая шаг от стойки и потягиваясь. Пальто на плечах сковывало движения, но это, право же, была ерунда. – Прогулку по набережной, быть может. Составите мне компанию?

+1

15

- Извиняться? - некромант изобразил удивление, той частью лица, что не была скрыта маской. - Вы оказали мне честь. Хоть за Вами все еще долг. - улыбнулся он и опустошил свой бокал.
Ниточки, что тянулись от колдуна к его куклам дергались, словно леска над поплавком. Лот чувствовал это постоянно. Куклы исполняли приказ. Кукол становилось больше. Но им доставалась лишь толика внимания некромнанта. Где-т на грани его сознания. Все же остальное было целиком и полностью поглощено незнакомкой в золотой маске. И она того, определенно, стоила.
Колдун неопределенно дернул уголком рта в ответ на риторический вопрос дамы:
-Все зависит от того, какая перед ними стоит задача. Иногда, мертвым достаточно просто вовремя умереть. - он встал, обошел стойку и подал спутнице руку. - В этот карнавал я не склонен устраивать зомби-апокалипсис. Но на счет следующего еще не уверен. - Уайтферн улыбнулся. Оценил масштаб выпитого и положил на стойку крупную купюру прижав ее бокалом.
Уходили они по-прежнему под аккомпанемент криков, выстрелов и музыки. Какофонию разбавили полицейские сирены.  Последняя была ближе, чем хотелось бы Уайтферну. И если местные стражи правопорядка не полные идиоты и обучены хоть чему-то, то заднюю дверь уже должны были держать под тщательным наблюдением. А лучше прицелом. Вновь разбрасываться массовыми чарами Лоту не хотелось. Возможно, алкоголь и приятное общество сделали свое дело и некромант позволил себе некоторую толику лени. По этому распахнув заднюю дверь шаг они сделали не в грязный задний двор с мусорными баками и сырой кирпичной кладкой, а в портал, что бы выйти уже на набережной.
- Прошу прощения.  - учтиво извинился Уайтферн. - Я позволил себе несколько сократить наш путь и избежать излишнего внимания. Было бы не очень вежливо околдовывать доблестных стражей порядка.
Впрочем, колдун несколько слукавил. Вышли они куда ниже по течению Рейна, чем находились прежде. Здесь было гораздо спокойней, о празднующих напоминало разбросанное по мостовой конфети и обилие пустых пивных бутылок, преследующая их музыка и сами празднующие. Которых, впрочем было куда меньше, чем еще совсем недавно. За то эти почтенные бюргеры о случившейся поблизости трагедии явно ничего не слышали.
Лот обернулся, указав на виднеющуюся южнее гряду холмов на правом берегу.
- Зибенгебирге. Или Семигорье. Пожалуй, не менее легендарное место, чем Шварцвальд. Вон он, - некромант махнул куда-то в сторону одной из виднеющихся гор. - Драхенфельс. Драконья скала. Говорят именно там обитал Фафнир невинно убиенный Зигфридом. Но мне больше нравится другая легенда. Местному ящеру обычно скармливали преступников всех мастей. Диетой он, видимо, был доволен. Но в один прекрасный день кому-то пришла в голову идея перевести дракона на более подобающий его статусу рацион, подсунув несчастному прекрасную юную деву. Увидав ее  чудовище издало дикий рев и бросилось в Рейн. С тех пор несчастного больше не видели. - он рассмеялся,- Но сокровища его ищут по сей день.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » [AU] Судьба в лицо колодой карт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC