РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » cry it out


cry it out

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s9.uploads.ru/cDgCi.jpghttp://s9.uploads.ru/KT7oX.jpghttp://s3.uploads.ru/S1zio.jpg

Bill Garrett, Paloma Krieg
10.10.2018, около часа ночи, городской парк


papa we all go to hell

+3

2

[indent] Сегодняшний тур по местным увеселительным заведениям можно было считать завершенным, тем более что час уже был поздний – и это несмотря на то, что заведения в этом городишке можно было пересчитать по пальцам. Он, пожалуй, слегка засиделся в «Лепреконе», а потому, идя в темноте, заметил исчезновение зажигалки только когда достал из портсигара свежую самокрутку и принялся шарить по карманам. Не найдя ее, Билл принялся пощелкивать пальцами, топтаться на месте и оглядываться по сторонам, с сигаретой в другой руке, будто надеясь, что вот сейчас зажигалка окажется прямо перед ним. Потерять ее было бы жалко, хотя бы потому что она была с ним с самого 1935 года, вся вытерлась и, конечно, выглядела из рук вон плохо в сравнении с современными зажигалками – но ведь и он уже далеко не красавец, даже не тот, каким был в том году, когда ему подарили ее ныне покойные коллеги. Пришлось щелкнуть пальцами раз-другой, чтобы материализовать крохотный огонек, с помощью которого он все-таки смог прикурить сигарету. Затем еще какое-то время Билл постоял, мучительно припоминая свой маршрут и с нарастающей мрачностью прикидывая, как это он в темноте будет шататься по парковой дорожке. И уже затем он снялся с места и побрел в обратную сторону, хотя больше всего ему хотелось добраться до своего номера в мотеле, лечь и уснуть: он, в конце концов, был уже далеко не молод, чтобы по ночам не спать, а разгуливать черти где. Войдя в парк, Билл не глядя выбросил сигарету, сдвинул неизменный «стетсон» на затылок, сунул руки в карманы брюк и устроил себе небольшую прогулку по дорожке, щурясь и внимательно глядя себе под ноги.
[indent] – Ну где же ты? – пробормотал он, отмахиваясь от неприятного подозрения, что кто-то успел прикарманить дорогую ему вещь в рекордно короткие сроки – не прошло и двадцати минут, черт бы его побрал, его и его карманы.
[indent] Зажигалка прошла с ним всю Вторую мировую и была ничуть не хуже тех, которые были у немцев, а немцы вроде как гордятся тем, что все делают качественно – но все равно нигде не делают так, как в Америке. Потому что здесь в это еще и вкладывают душу. И теперь – так глупо ее потерять!
[indent] Девчонку на скамейке он приметил еще до того как подошел достаточно близко, чтобы разглядеть ее как следует. Профессиональные заскоки, чтоб их – и они не раз спасали Биллу жизнь, так что жаловаться не приходилось. Опасной она не выглядела – скорее то ли потерянной, то ли расстроенной, насколько можно было судить на расстоянии, и он вернулся к первостепенной задаче. Он видел слишком много чужих переживаний, чтобы всякий раз изводиться, сталкиваясь с ними – да и можно подумать, ему мало собственных проблем. На ней вроде как не было синяков, одежда не выглядела так, как будто ее недавно крайне небрежно или грубо срывали, с волосами все было в порядке, насколько может быть что-то в порядке с волосами в двадцать первом веке. Сидит и сидит – ее чертово дело. Он почти прошел мимо нее, но по наитию остановился и задал безнадежный вопрос – но хуже-то от него никому не будет?
[indent] – Эй, девочка, не видела тут в траве зажигалку? Чертова штуковина, должно быть, выпала у меня из кармана.
[indent] За спрос вроде бы даже в современном мире денег пока не берут. Остановившись, Билл достал портсигар, но вовремя вспомнил, что он вроде как только что потерял зажигалку, а потому вроде как не может закурить, и со вздохом убирал портсигар обратно во внутренний карман пальто.

Отредактировано Bill Garrett (02-03-2019 17:19:51)

+4

3

johnny cash - hurt

Полли занималась самым предосудительным делом во вселенной — жалела себя. На неё периодически накатывала тяжёлая удушающая волна истерики, гнавшая её из тёплого дома куда-то на улицу, где плакать совестно и не принято. Дома Мишель, слёзы её расстраивают. И, что страшнее, она всегда хочет дознаться до правды — чем в действительности вызвана та влага из глаз, которую подруга так старательно вливает в подушку. А обсуждать это так не хочется, это так травмирует, это так неприятно. Это делает ещё хуже. Или и вовсе заставляет взглянуть на ситуацию рационально. А трезвый взгляд на вещи в такой ситуации — полный абсурд, всё становится только хуже и гаже.

   Поэтому Палома ходила страдать на улицу. В парк. В маленькие уютные кафешки, в которых можно сидеть всю ночь, замотавшись в серый мягкий плед. И вот там она давала волю эмоциям. Жизнь суккуба — полное говно, если так подумать. Во-первых, сам факт того, что ты суккуб в случае с девушками означал, что свою девственность ты потеряла либо по глупости, либо насильственно. Уже прикольно, правда? Во-вторых, теперь ты, хочешь — не хочешь, а хочешь вступать в разного рода контакты с людьми. А что делать, если тебя воспитали едва ли не пуритане, и тебе просто физически неприятно, когда к тебе прикасаются без разрешения? А что, если ты стала суккубом в результате насилия? Ладно, чёрт с ним, скажем, что это было двадцать лет назад, сделаем скидку. А сейчас? Что стало существенно лучше сейчас?

   Дерьмовая работа, маленькая зарплата. Отсутствие самоконтроля, которое уже дважды привело к непоправимому. И Полли не знает, что с этим делать. Кажется, у неё вообще медленно, но верно, едет крыша — всё чаще суккуб ловила себя на мысли, что, возможно, с большим удовольствием убила бы ещё. С особой жестокостью, как она делала это в астрале. Ладно, дальше. Она не видела родителей двадцать чёртовых лет. Они созванивались, даже недавно болтали по скайпу, но Палома отдала бы ещё двадцать лет, чтобы уткнуться лицом в материнские колени, поплакать и узнать, как она справилась с собой и на кой чёрт решила родить на свет ещё одного уродливого недо-человека недо-монстра.

   Палома сидела, низко съехав по неудобной скамейке и запрокинув голову на её спинку. Только звёзды, может быть, видели, как обыкновенно весёлая милая девочка заливалась горячими слезами обиды на весь мир. Всё казалось ужасно несправедливым, неправильным, сломанным, покорёженным. Как будто вся её судьба отразилась в мутном кривом зеркале. Убожество, мерзость и грязь. Рядом, на берегу моря её отчаяния, кто-то заворчал, захлопал себя по карманам. Полли инстинктивно выпрямилась, больно приложившись затылком о спинку скамьи и влажно всхлипнула красным носиком. Рядом, в голубоватом свете уличного паркового фонаря, из темноты и жизненного опыта соткался убелённый сединами господин, по возрасту, возможно, сравнявшийся с её отцом. Зажигалка. Паломе требуется некоторое усилие, чтобы осознать что от неё хотят и как выглядит так штука, которую нужно найти. После рёва длиной в два часа с перерывами на брожение вокруг лавки утомлённый мозг не сразу отрисовывает картинку. Зажигалка.

  - Д-да, - Полли утирает нос тыльной стороной ладони, - давайте, я посвечу, мы поищем.

   Камера смартфона вспыхивает фонариком, а суккуб кусает верхнюю губу, давя очередной истеричный всхлип. Вот только перед незнакомыми людьми не надо, а?

0


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » cry it out


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC