РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » This mirror's no illusion


This mirror's no illusion

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

— Ты здесь один?
— Да, я и мои демоны. Но тебя они не тронут.

http://www.gifki.org/data/media/90/ogon-animatsionnaya-kartinka-0370.gif

Эйден Мосс, Алисия Мур
17.11.2018, около 15-00, особняк семьи Мур


"Дорогой Эйден. Наша прошлая беседа прошла несколько скомкано, и это не дает мне покоя. Надеюсь, ты не откажешься посетить меня семнадцатого числа в 03:00 pm, чтобы я могла исправить это недоразумение и угостить тебя чаем, который на этот раз тебе не придется заваривать самому. С нетерпением ожидаю нашей встречи. Алисия Мур"

Отредактировано Alycia Moore (28-02-2019 09:26:18)

+1

2

Кажется, Эйден никогда в жизни не получал таких вот бумажных писем. Были всякие записки в приюте и в школе, которые подкидывали под подушки, в рюкзак или просто в капюшон куртки, например. Были всяческие официальные письма от разных структур и организаций, где-то даже лежала дома коробка с такими письмами. Ну, еще в почтовый ящик исправно приходили счета, также в бумажном виде. На этом пожалуй и все. А потому обнаружив непривычный конверт, мужчина весьма удивился. Еще более удивил его адрес и данные отправителя. Впрочем, нельзя не отметить, что все, что было в жизни Эйдена связано с Алисией Мур - было воистину странным, начиная от обстоятельств знакомства, заканчивая ее внезапным недавним визитом.
Приглашение звучало официально, хоть и имело некое личное отношение. Мосс не был знатоком какого-то свода правил (если такой существовал вообще), регламентирующего как именно следует писать такие приглашения, в зависимости от адресата, конечно же. Но невольное желание провести ревизию галстуков появилось само собой. Правда, учитывая то, что они не были излюбленным предметом гардероба у мужчины, работа ревизора надолго бы не затянулась. Вообще было несколько странно, что в первую очередь Эйден задумался о внешнем виде. Вероятнее всего - это была некая защитная реакция от потока информации и событий, толком не поддающихся его все еще человеческому пониманию. И самое главное - мужчина пока не понимал, кому он может доверять, а кому - нет. Сомнений не вызывала только Мисти по вполне очевидным лично для него причинам. И не то, чтобы Мосс чего-то боялся, но, во-первых, та информация, что он узнал от Саманты (или кого он тогда вообще встретил?), а, во-вторых, определенные догадки по поводу того, что люди вокруг зачастую не так просты как кажутся, да и не факт, что они именно "люди", давали мужчине весьма обоснованные опасения в излишней открытости всем и каждому.
Возвращаясь к более приземленным вещам - ни один из имевшихся галстуков Эйдена не устроил, а пара из них и вовсе взялись непонятно откуда, по крайней мере он не помнил, чтобы когда-то покупал нечто подобное. Так что он решил ограничиться полуофициальным видом, вскользь упрекнув самого себя в слишком странном способе психологической защиты в виде зацикленности на внешнем виде. Стоит отметить, что особняк, возле которого мужчина сейчас припарковался, выглядел весьма красиво и даже, наверное, внушительно. Когда-то, по возвращению в Аркхем, у Эйдена был вариант не продавать родительский дом, а просто его отремонтировать и жить там. Дом был достаточно большой и, в принципе, неплохо за эти годы сохранился, даже при отсутствии жильцов. Но стоило ему однажды зайти внутрь, как он понял, что жить тут не сможет. И не только из-за событий тридцатилетней давности, как недавно выяснилось, не совсем правдивых, но и потому что для него там было слишком много пространства. Квартира была куда уютнее.
- Привет, - Эйден улыбнулся, проходя за Алисией вглубь гостиной, - Я получил приглашение и это было... неожиданно, - прошлый разговор и правда вышел несколько странным (и снова это слово), но и сейчас Эйден сомневался, что настоящая причина его приглашения была лишь в желании угостить чаем, который не придется самостоятельно заваривать. - Красивый дом, - просто, зато честно. - И я вовсе не против чая, но мне кажется, что дело далеко не только в нем, да?

+1

3

Алисия в последний раз мазнула мягкой кисточкой по скуле и критически оглядела себя в зеркале. Сегодня она принимала гостя дом, в самой неофициальной обстановке, в отсутствие всех остальных родственников, поэтому броский макияж был ни к чему. Светлая помада, легко подведенные глаза, едва тронутые румянами скулы – все это должно создавать впечатление естественности и беззащитности. Разве что волосы… Алисия вынула из них заколку, чтобы пряди небрежно растеклись по плечам. Ну тут уж ничего не поделаешь.
Ведьма встала из-за туалетного столика, оправила светлое батистовое платье и улыбнулась собственному отражению. Возможно, вовсе не было необходимости так стараться, но любопытство было пороком любой женщины, и Алисия в этом плане ничем не отличалась от других. Она была настойчива в достижении своей цели – всех своих целей – так почему этот случай должен был стать исключением? Алисия хотела знать. И она была совершенно уверенна, что узнает.
Леди Мур спустилась вниз, дошла до кухни, убедилась, что у Нэн все готово к приходу гостю и взглянула на золотой браслет с часами на левой руке. Без пяти три. Ворота она открыла заранее, чтобы мистеру Моссу не пришлось пользоваться коммуникатором, который отпугивал некоторых не очень уверенных в себе посетителей. Интересно, придет он вовремя или нет? Как там было? «Английские кролики терпеть не могут опаздывать!». Кроликом Эйден не был. Англичанином, впрочем, тоже.
- Здравствуй, - сказала Алисия, открывая дверь сразу же после звонка в дверь. Она видела в окно, как мужчина идет по дорожке к дому. К счастью, двор уже более-менее привели в порядок. – Давай куртку… Да, - добавила она улыбаясь чуть насмешливо, когда они прошли в гостиную. – Мне хотелось тебя удивить. Знаешь, в Ирландии до сих пор так принято. По крайней мере, среди тех, с кем рядом мне приходилось жить.
Она указала Эйдену на кресло, что стояло около панорамного окна в малой гостиной. Обои на стенах были насыщенно синего оттенка. В льющемся снаружи дневном свете паркет отливал сусальным золотом. Между двумя креслами стоял круглый столик в марокканском стиле. Это было приобретение papa и, видимо, он дрался за него, как лев, потому что со стилем гостиной столик явственно дисгармонировал, но все равно оставался здесь, вопреки безупречному вкусу maman.
- Нэн сейчас принесет чай, - сказала она, присаживаясь напротив Эйдена, но не в кресло, а на его подлокотник. – Я довольно банальна и потому предпочитаю «Эрл Грей», но если тебе не по вкусу бергамот, то в кладовых этого дома чая столько, что им можно торговать. Или, может быть, ты хочешь выпить чего-то покрепче? – Алисия улыбнулся. – Думаю, коллекцию чая в этом доме способна перебить только коллекция спиртного.
Она на мгновение сцепила руки в замок у себя на коленях и улыбка ее стала чуть напряженнее. Впрочем, мгновение прошло, Алисия небрежно отвела назад прядь волос, упавшую на грудь. Немного помолчала.
- Ты прав, разумеется. У меня действительно есть к тебе разговор, Эйден. Об огне, - она покачала головой. – Мне кажется, с момента нашей встречи, мы все время говорим об огне. Ты так не думаешь?

+1

4

- И это получилось, - мужчина улыбнулся в ответ. Что-то было необычное, но в тоже время весьма симпатичное в таких вот официальных письмах, на бумаге высочайшего качества. Само собой, это ни шло ни в какое сравнение со всякими вышеупомянутыми записочками, и уж тем более, с так плотно вошедшими в нашу жизнь электронными средствами связи. Реши Алисия просто отправить ему сообщение в мессенджер или на электронную почту, можно было бы автоматически перейти в карту, нажав на указанный в тексте адрес, выстроить маршрут... Все было бы быстрее и проще, зато потерялось бы некое очарование, тот официоз, который не раздражает, но словно погружает тебя в некое прошлое, в котором пожить-то толком и не удалось. По крайней мере Эйдену уж точно.
Мужчина с интересом рассматривал окружающую обстановку. Ему не часто доводилось бывать в домах, обставленных подобных образом. И они, как ни крути, напоминали Эйдену больше музейные залы, нежели жилые помещения. Здесь, само собой, было безумно красиво, и наверняка практически каждая вещь, даже самая маленькая и незаметная, имела свою историю, свое некое значение, а также проделала определенный путь, прежде чем осесть в доме семьи Мур. И все же Мосс не мог себе представить, что человек утром просыпается в постели, встает и идет босиком, зевая, в одних пижамных штанах, чистить зубы и умываться. Именно в таком доме. Наверное, ему было бы немного некомфортно, и уж точно пришлось бы значительно расширить ассортимент галстуков в гардеробе. И это было не хорошо, и не плохо, конечно же.
- Я люблю бергамот, спасибо, - мужчина не хотел отступать от намеченного курса. Ему было важно понять, что послужило причиной для этой встречи. И он искренне надеялся, что Алисия будет честна с ним. - Спасибо большое, но, я думаю, чая будет вполне достаточно, - кресло было весьма удобным, а столик, стоящий рядом, и вовсе походил на произведение искусства каких-то восточных мастеров.
- Так уж получается, - Эйден пожал плечами, посмотрев собеседнице в глаза, - Кто же виноват, что без огня не обходится ни одна наша встреча? - Мосс понимал, что речь вовсе не о фокусах и пожарах. Точно также, как понимал, что Алисия наверняка знает больше, чем говорит. А еще, возможно, понимает больше, чем он сам. Вопрос оставался лишь один: насколько он может себе позволить доверять ей? И на этот вопрос ответа пока у мужчины не было. При этом было весьма значительное любопытство. - И мне отчего-то кажется, что речь не о простом огне, так ведь? Поэтому если ты хочешь у меня что-то спросить, можешь спрашивать напрямую, - он снова улыбнулся, желая тем самым показать, что не настроен враждебно, напротив, вполне не против поговорить откровенно.

+1

5

Беседа была почти светской. Насколько, насколько может быть светской беседой с человеком бесконечно далеким от ужимок принятых в архаичном обществе магов, застрявших традициями в веке, пожалуй, в семнадцатом. Аркхем в этом вопросе был чуть прогрессивнее. Алисия определила бы местные традиции, как относящиеся к началу девятнадцатого века.
Выглядел Эйден тоже соответствующее. Брюки, а не джинсы, рубашка, а не майка, туфли, а не кроссовки. Возможно, Алисия несколько переборщила с приглашением, следовало ограничиться какой-то лайт-версией, вроде письма по электронной почте, однако, видимого неудобство Мосс не демонстрировал. «Спасибо», «вполне достаточно». Ведьма улыбнулась ему. Некая скованность, пожалуй, была совершенно уместна. Желай Алисия, чтобы Эйден чувствовал себя комфортно и расслаблено, пригласила бы его в парк или кофейню.
- А к миндальному печенью как относишься? Нэн, кажется, готовила макаронас, - сказала она легко, словно бы разговор об огне и всем, что с ним связано, еще не начался. – Думаю, как раз сейчас… А вот и чай.
В этом огромном тихом доме звук шагов и шуршание колес передвижного столика были почти оглушительны. Старушка Нэн появилась в малой гостиной, толкая впереди себя столик с чашками, чайником и маленькими тарелочками, полными самой разной выпечки. Она приветливо улыбнулась Эйдену – темное лицо пересекли глубокие морщины - и начала расставлять все это на марокканском столике.
- Я налью чай сама, - сказала Алисия, кивнув женщине. – Спасибо, Нэн. Выглядит замечательно.
- Приятного аппетита, мисс Алисия, - еще раз улыбнулась Нэн. – Сэр.

- Попробуй, - сказала ведьма своему гостю, когда старушка удалилась. – Думаю, никто в Аркхеме не печет миндальное печенье так, как Нэн. Помнится, в детстве мне мечталось, что когда я вырасту, то буду питаться исключительно им.
Она разлила чай – и если кто-то думает, что чай разливать просто, пусть повесится на собственном языке, потому что это целое искусство, которому учат настоящих леди. Потом опустилась в кресло. Отложила себе на тарелку маленькое пирожное с воздушным кремом, но есть не стала. Дождалась, пока Эйден пригубит чай.
- У меня много вопросов, которые я хотела задать тебе, - сказала Алисия, сложив руки на коленях. – Но, возможно, у тебя есть вопросы, которые ты хотел задать мне? Ты гость, это твое право – задать их первым, - она рассмеялась. – Даже если обычно это и не так работает.

+1

6

Это был бесконечно красивый дом, с красивой гостиной, креслами, столиком и соответствующей всему этому великолепию хозяйкой, но все же Мосс чувствовал себя немного неуютно. Правильнее сказать - не в своей тарелке. Ему и правда была чужда эта обстановка, даже не визуально, а по наполнению. Может быть, где-то в далеком прошлом, корни его матери и соприкасались с аристократией, но этого Эйден не знал, да и даже само знание вряд ли бы дало ему повод вести себя как-то иначе, чем сейчас. А вот корни настоящего отца, а не невинно убиенного мистера Мосса, как недавно выяснилось, брали свое начало вообще не в этом мире, и иерархические устои своей второй Родины мужчине вовсе знакомы не были, как и все остальное, что с ней было связано. Так что сейчас Эйден старался вести себя подобающе, но при этом не строя знатока аристократических манер - это было бы безумно смешно и глупо.
- Я вообще печенье люблю, - он улыбнулся, мельком подумав, что именно из-за любви к печенью, бегает по утрам на полчаса дольше. Зато это помогает держать себя в прекрасной физической форме, а также в определенной степени иллюстрирует профпригодность, но это уже другая история. - Спасибо большое, - Мосс кивнул пожилой женщине, которая принесла чай. И это тоже было непривычно. Он, конечно же, знал, что рабство в Соединенных штатах, да и вообще в подавляющем большинстве государств на планете земля, отменено, но одно дело, когда тебе в ресторане приносит заказ официант, и совсем другое, когда в частном доме есть люди, которые готовят, убирают и накрывают на стол. И, конечно же, Эйден догадывался, что женщина, скорее всего, получает за это хорошую заработную плату. Но некоторый диссонанс все равно давал о себе знать, едва заметный и где-то глубоко внутри.
- Извини, сэром меня в этой жизни назвали впервые... - мужчина рассмеялся, заговорив лишь тогда, когда Нэн покинула гостиную, ни в коем случае не хотелось смущать человека. Но это обращение несколько выбило его из колеи, и потому он посчитал нужным объяснить Алисии свой несколько растерянный вид. - Очень вкусно, вполне понятно, почему ты мечтала именно об этом, - печенье и правда было божественным, тут не было никакого смысла приукрашивать действительность.
Много ли у него было вопросов? Пожалуй, да. Вот только Мосс не знал, кому их лучше адресовать. А учитывая тот факт, что Алисия сама пригласила его сегодня, вероятно, какую-то часть этих вопросов она знала сама заранее. Так что положение у них было не равным, но к такому мужчина уже начал постепенно привыкать. - Ну... я мог бы спросить про шар, - Эйден усмехнулся, сделал еше глоток чая, после чего поставил чашку и продолжил, - Но почему-то мне кажется, что это - капля в море. Мелочь. На фоне того огромного пласта, о котором я не имею ни малейшего представления. - Эйден замолчал, задумчиво глядя на собеседницу, - И я бы, наверное, хотел задать много вопросов, но, понимаешь, в чем проблема? Очень сложно их сформулировать, когда вообще ни черта не понимаешь.

+1

7

Очевидно, состояние Эйдена ближе всего описывало понятие «культурный шок». Алисия слегка улыбнулась. У нее было немного знакомых «не того круга», как сказала бы maman, а тех, что были ведьма не приглашала в гости, чтобы показать, как живут ирландские снобы. Впрочем, она и сейчас не преследовала этой цели, но, откровенно говоря, рассчитывала немного выбить Мосса из его колеи. Как тогда, с шаром, но с другой стороны.
Впрочем, держался мужчина куда лучше, чем она ожидала. Очевидно, профессия и умение работать в стрессовых ситуациях накладывала свой отпечаток. Эйден был ощутимо растерян, но Алисия видела, что случилось это не только что, когда его назвали «сэр» и даже не в момент, когда он переступил порог старого особняка, который хоть и не дотягивал до городского дома Муров в Белфасте, все же был весьма претенциозным. У пожарного был вид человека, которого долго и упорно колотили по лбу, пока он спал, и теперь он проснулся, и пытается понять, что же все таки случилось во сне, а что – наяву.
Алисия подняла чашку и блюдце, сделала глоток чая и немного помолчала, глядя на Эйдена с легкой улыбкой, которая обозначала лишь степень вежливости и не претендовала ни на что иное. Именно так делают леди – приветливо улыбаются, ведут неспешные беседы и не затрагивают тем, которые кто-то назвал бы спорными. Алисия Мур, безусловно, была леди. Правда, временами предпочитала об этом забывать.
- Спросить про шар, - эхом повторила она за Моссом и отпила еще чаю. Вернула чашку на столик. – Можно и про шар, конечно, почему нет. Но пока ты формулируешь вопрос, я задам тебе свой, ты не против? Эйден, - Алисия чуть подалась вперед и легко, кончиками пальцев, коснулась тыльной стороны ладони Мосса, как раз застывшей над столом. – Скажи, ты – человек?

+1

8

Он был не против. Более чем. В конце концов, Алисия явно знала, о чем хочет спросить, и что желает узнать. В отличие от самого мужчины. Но, стоит отметить, что вопрос оказался, скажем так, прямее, чем Эйден мог ожидать. Какое-то время он молча смотрел на собеседницу, даже не пытаясь что-то сообразить или сформулировать, а просто пребывая в состоянии некоего ступора. - Я бы хотел, чтобы это было так, - уклончиво, конечно, но вот так сходу было сложно ответить как-то иначе.
Эйден нервничал, и ему это было более чем очевидно. И даже легкое прикосновение отозвалось чем-то, слишком напоминающим удар током. - Я... я не знаю как это называется, - Эйден усмехнулся, потянувшись к чашке с чаем, чтобы хоть как-то сбавить градус напряжения, отчаянно в нем нарастающий. К сожалению, Мосс догадывался уже, чем это может грозить ему и окружающей обстановке.
- Я ведь жил как обычный человек почти тридцать лет, и мне это нравилось вообще-то, - мужчина пожал плечами, пожалуй, для него это было все еще слишком психологически сложно. Выстроенная с самого детства картина мира в один прекрасный момент перевернулась с ног на голову. Оказывается, и мать его была не сумасшедшая, вот только ее ситуацию это теперь уже никак не исправишь. А ему надо как-то смириться. Да что там, надо как-то учиться справляться со своими новыми способностями, чтобы не причинить вред никому вокруг себя. А получалось это пока что из рук вон плохо.
- Черт, - рука у Мосса дрогнула, вследствие чего он обжегся чаем, плеснув его аккурат себе на руку. Как ни парадоксально, но на фоне сильного эмоционального напряжения, это, вероятно, стало своеобразной последней каплей. Очень сложно объяснить словами, что именно в эти мгновения происходило с мужчиной. Больше всего это было похоже на сильную головную боль, которая мгновенно нарастает, а затем вдруг резко исчезает. Целиком и полностью. И именно в эту долю секунды - появляется огонь. Слишком быстро, чтобы успеть хоть что-то попытаться сделать.
Эйден вскочил со своего места, наблюдая как пламя шустро перебирается по тяжелым шторам к креслам. Хотя бы реакция не подводила, уже хорошо. Он схватил Алисию за руку, буквально вытягивая женщину из кресла, которое уже готово было вовсю загореться. - У тебя нет огнетушителя случайно? - вопрос скорее как защитная реакция. Лучшим вариантом было бы вызвать пожарных, но Мосс упорно не понимал, где сейчас его телефон, а еще он как-то интуитивно понимал, что по идее должен уметь все это прекратить. И у него однажды это уже получалось. К тому же, этот огонь почему-то не мог причинить ему настоящего вреда, а вот насчет Алисии у мужчины такой уверенности ровным счетом не было. - Я не знаю как это прекратить, - практически отчаяние, по крайней мере его можно было при желании расслышать в интонациях, - Так что лучше бы вызвать пожарных.

+1

9

Она ожидала, что он будет все отрицать. Хотя бы попытается отрицать. Будет смеяться или возмутится, испуганно отпрянет или вообще решит сбежать. Вопросы самоидентификации были непростыми для кого угодно, и уж тем более для того, кто еще месяц назад определенно был кем-то другим. Алисия ведь проверила. В тот день, когда Эйден самоотверженно ринулся спасать ее от иллюзорного пламени, в тот день, когда пришла к нему в гости вместе с Персефоной и сейчас – коснувшись его руки. Раньше это простое заклинание никогда не давало сбоев. Но, очевидно, все когда-либо бывает впервые.
Мосс нервничал все больше. У него дергался уголок рта, а в глазах мелькнуло затравленное и обиженное выражение, напоминающие отражение глаз маленького щенка, которого незаслуженно пнула хозяйская нога. Алисия протянула было руку, чтобы поймать его ладонь и сказать что-то вроде «все будет хорошо», но не успела. Эйден вдруг словно бы весь съежился, как если бы его скрутила судорога, а потом вспыхнул огонь.
Просто вспыхнул. Без заклинаний. Без жестов. Просто. Вспыхнул.
Алисия ошеломленно смотрела как пламя ползет по дорогим портьерам, пожирая ткань цвета лазури, шитую золотой ниткой. В первый раз она не смогла этого разглядеть, но теперь понимала куда лучше. Это была магия. И, одновременно, нет. Это пламя ведьма ощущала не только кожей, но и всем нутром, что то глубокое откликалось на зов, который и зовом то не был. Она бы так и сидела в кресле, пораженная и почти испуганная, если бы Эйден не выдернул ее из объятий ступора.
- Удивительно, - выдохнула она, глядя, как огонь разрастается, как окно превращается в огромный зев пламени. Было в этом нечто фантастичное. Алисия не сразу сообразила, что Эйден ей что-то говорит. – А? Что? Огнетушитель?..
Только тут до нее дошла вполне обыденная и разумная мысль. Огонь в доме – это плохо. По крайней мере, до тех пор, пока он не в камине, портит мебель и вообще. Любимая мамина гостиная, надо же какая неприятность. Алисия вздохнула.
- Ладно. Сто лет этого не делала… как же это… - она нахмурила лоб и подняла руку с раскрытой ладонью, пытаясь вспомнить подходящий жест. Это вам не вытащить из воздуха воды для чашки кофе, тут надо было сделать что-то посерьезнее. Большой водяной шар, пожалуй, справился бы с проблемой. Как и вакуум, но с ним у Алисии не ладилось. Ведьма пробормотала несколько слов по-гэльски, очертила ладонью два полукруга и прищелкнула пальцами.
В гостиной пошел дождь.
- Черт возьми, - сказала Алисия по-английски и посмотрела на Эйдена. – Ты как? Остыл?

+1

10

Все происходило так, будто бы Эйден наблюдал за этим со стороны. Сидел где-нибудь в кинотеатре, с ведром попкорна и стаканом колы, удобно устроившись в кресле, и наблюдал очередной фантастический фильм. Кто-то силой мысли устраивает пожары, а кто-то движением руки их тушит, устраивая ливень в закрытом помещении со стенами и крышей. Для столь любимых ими фильмов про супергероев - вполне логичный сюжет. Вот только... это был не фильм. И Мосс не был наблюдателем, напротив, непосредственно и лично участвовал во всем происходящем.
Однажды он уже видел, как можно управлять водой, но, кажется, Мисти делала это совсем иначе, не так как Алисия. И если тогда его завораживало зрелище, то сейчас обстоятельства не предполагали к эстетическому созерцанию. Мужчина даже не сразу понял, что стоит под самым настоящим дождем, в успевшей промокнуть практически насквозь рубашке.
- Пожалуй, - он все еще не мог прийти в себя. Нервное напряжение ушло, в принципе, это случилось уже в тот момент, когда появилась первая искра, схватившаяся за портьеры, теперь представляющие из себя жалкие обгоревшие остатки. - Прости, мне правда очень жаль, что так получилось, - Мосс чувствовал себя виноватым, в конце концов, пожар случился по его вине, хотя всю жизнь получалось с точностью до наоборот - он был причиной прекращения пожаров. - Я не умею это контролировать, - не страшно было уже сейчас признавать свое же поражение. - Я помогу тебе здесь всем, чем нужно, - а что он еще мог сказать, в конце-то концов.
Если несколько минут назад у Эйдена еще были надежды на продуктивный разговор, с теми самыми вопросами и ответами, теперь же и вовсе было непонятно, что делать дальше. - Я бы вышел покурить, если ты не против, - это сейчас и вовсе было жизненно необходимо. Состояние шока потихоньку отступало, Мосс практически пришел в себя, чувствуя, как липнет к телу намокшая от вызванного Алисией дождя рубашка, а еще будучи в силах оценить масштаб бедствия. - Я же говорил, мне нравилось быть просто человеком, - он грустно усмехнулся, закатывая промокшие рукава.

+1

11

Ситуация была не то чтобы хуже не придумаешь, но где-то близко. Портьеры – черт бы с ними. Но пол, мебель… Пятачок на котором непослушное заклинание устроило дождь был небольшим, но его хватило чтобы поставить крест на дорогом паркете, если воду сейчас же не убрать. А кто будет убирать? Не заставлять же Нэн, а еще одно заклинание могло сделать только хуже. Алисия тяжело вздохнула. Когда тебе с таким скрипом дается магия стихий, лучше и не пытаться, пора бы запомнить очевидное. Ведьма-недоучка.
Впрочем, кому-то приходилось хуже. Алисия откинула назад налипшую на нос прядь волос и внимательно вгляделась в Эйдена. Весь вид его говорил о том, что мужчина переживает магический откат. Вот только магом он не был. Такой вот парадокс.
- Пойдем-ка, - сказала ведьма и потянула Мосса за руку из гостиной. – Пойдем, пойдем, наверху покуришь. И сигареты мои возьмешь, ничего с тобой не будет.
Около лестницы Алисия столкнулась с Нэн, попросив ее ничего не трогать в гостиной и только открыть окно, а так же сделать горячий шоколад. Извиниться за то, что вымочила печенье старушки, она решила позже. Тяня Эйдена на буксире, Алисия понялась на второй этаж, прошла по коридору и толкнула дверь в свою комнату, показавшуюся ей еще более безликой чем раньше. Она отпустила руку мужчины, потом толкнула дверь в ванную.
- Душ. Горячая вода. Банный халат на крючке, - коротко сказала ведьма, для верности тыкая пальцем во все вышеперечисленное. - Он меньше, чем нужно, но придется потерпеть. Одежду брось в корзину, Нэн ее высушит. Я найду тебе какую-нибудь сухую одежду, принесу сигареты, а там посмотрим. Договорились?
Она вышла из комнаты не дожидаясь кивка, а когда вернулась обратно, неся в руках комплект домашней одежды, позаимствованный из комнаты лорда Мура, в ванной уже шумела вода. Алисия кивнула сама себе, взяла из плательного шкафа свою одежу и направилась в комнату Леты, намереваясь воспользоваться ее ванной, раз возвращаться из объятий Элайджи Фонтейна сестра пока не торопилась.
Когда Алисия вновь вернулась в комнату, Эйден уже успел выйти из ванной и даже переодеться. Одежда была слегка не по размеру, но наверняка лучше, чем женский банный халат. Ведьма улыбнулась, открыла свою сумочку, протянула Моссу сигареты и зажигалку и кивнула на окно.
- Пепельница там.
Потом она села за туалетный столик боком, чтобы не терять мужчину из поля зрения. Взяла расческу. Провела по влажным волосам.
- Итак, - сказала она, когда Эйден выкурил тонкую сигарету до половины, - У тебя есть проблема, да? Что там с твоей нечеловеческой сущностью и связанных с ней проблемами? С тобой уже кто-то об этом говорил?

+1

12

Спорить, пожалуй, было совершенно бессмысленно. Да у мужчины и моральных сил на то не было. Была бы на то его воля, он бы предпочел отмотать назад на пару часов, а лучше суток. Договориться о встрече где-нибудь в другом месте, желательно состоящем целиком и полностью из невоспламенющихся материалов, ну или предупредить хотя бы заранее. Сделать хоть что-то, чтобы не наблюдать сейчас столь печальный вид некогда прекрасной гостиной чужого дома. Эйдена чертовски волновал факт его собственной опасности для окружающих. Мог ли он, просто понервничав, представлять из себя реальную опасность? В конце концов, он жил не один, вокруг него всегда, или почти всегда, были другие люди. От этих мыслей становилось не по себе, и мужчины пытался не акцентировать на них свое внимание, просто на всякий случай.
- Халат, душ... - Мосс все еще был несколько рассеян, - Да, договорились. - наверное, Алисия поступила правильно, не только из-за того, что было не слишком комфортно ходить в насквозь промокшей одежде, но более всего потому, что ему нужно было это время, чтобы немного прийти в себя. Горячий душ здесь был лишь хорошим подспорьем. Мосс дождался, пока Мур покинет комнату, после чего включил воду, разделся и забрался под горячие потоки воды.
В женских халатах он, кажется, никогда раньше не ходил. Скорее было наоборот, но большое спасибо Алисии за то, что к моменту окончания банных процедур, помимо халата тут появилась еще и мужская одежда. Немного тесновато, но хотя бы по швам не трещит. И, можно повторять это снова и снова, значительно лучше, чем женский банный халат. После душа он чувствовал себя значительно лучше, спокойнее. Что не могло не радовать.
- Спасибо, - не было смысла рассказывать, за что именно. Мужчина закурил, боковым зрением замечая, как Алисия садится и принимается за расчёсывание волос. - Действительно проблема, - он усмехнулся, пусть и не слишком весело, - Кто-то говорил, я, к сожалению, не совсем понимаю кто, - он до сих пор толком не понимал, что тогда было с Самантой, то ли она никогда не была тем, кем он ее считал, то ли... слишком уж сумасшедший вариант, но отчего-то все более напоминающий правду, - Знаешь, сложно верить в то, что кажется слишком нереальным,- Эйден покачал головой, - Я всегда считал, что моя мать, будучи беременной мной, сошла с ума, убила отца и провела остаток жизни в стенах психиатрической клиники здесь, в Аркхеме. А тут выясняется, что якобы у нее не было никакой шизофрении, она просто хотела убить... демона? - Мосс до сих пор толком не понимал, как на это можно нормально реагировать. Тонкие сигареты Алисии были еще и весьма слабыми, так что он, чуть помедлив, все-таки закурил вторую. Благо табачный дым уходил в открытое окно, и даже если бы здесь что-то и осталось, это всяко лучше, чем пепелище в гостиной, о котором Эйден просто старался хотя бы на время не задумываться. - Раньше я ничего подобного за собой не замечал, все началось после урагана, - он вздохнул, - Какие-то непонятные существа, которых я почему-то могу убить, и даже почувствовать... не знаю, как это правильно объяснить. И... огонь. И это проблема, ты права, - Эйден развернулся, предварительно затушив почти докуренную сигарету, чтобы посмотреть прямо на Алисию, - Ты и сама видела. Я не умею им управлять.

Отредактировано Aiden Moss (04-03-2019 11:10:35)

+1

13

Сказать, что под влиянием теплой водички и желанной сигареты из мистера Мосса извергнулся поток откровения, было бы сильным преувеличением, но кое-что он все-таки рассказал. Алисия слушала очень внимательно, не перебивая, не задавая вопросов, которые могли бы сбить Эйдена и увести его мысль в другую сторону. Сначала нужно было дать ему сказать, что он мог сказать. Поэтому Алисия водила расческой по волосам – два раза от корней вниз с одной стороны, два раза с другой – и просто смотрела на застывшего у окна мужчину. Голос его звучал неуверенно, но едва ли это можно было поставить ему в вину.
- Конечно, я видела. И, конечно, ты не можешь, - сказала Алисия, когда он закончил. Звучало это как «само собой разумеется, почему ты вообще думал, что будет иначе». Она отложила расческу, взяла со столика длинную китайскую шпильку и заколола волосы в пучок на затылке. Бросила взгляд в зеркало, убедившись, что за прошедшие несколько минут ее кожа не высохла и не подурнела. Потом поднялась со стула и подошла к окну, у которого стоял Мосс, чуть сдвинула пепельницу, запрыгнула на подоконник, взяла сигарету и тоже закурила. Ноябрьский воздух с нотами приближающейся зимы холодил влажные волосы на затылке и забирался под ворот тонкого трикотажного платья, посылая по позвоночнику цепь мурашек.
- Было бы странно, если бы ты смог. Мы учимся этому годами, с самого детства, а ты… после урагана, говоришь? То есть, прошло полмесяца? Тебе не стоит из-за этого переживать, Эйден, - мягко добавила Алисия и улыбнулась ему. – В твоем даре, каково бы ни было его происхождение, нет ничего ужасного. Когда в наших детях просыпается магия, они тоже не способны применять ее осознанно. Но никто не умер в процессе обучения – ни дети, ни взрослые. Понимаешь? Все будет хорошо. Я могу тебе помочь.
Говорить уверенно было просто. Говорить полностью откровенно – уже сложнее. Правда состояла в том, что Эйден не был магом – или же верное заклинание, которое никогда не давало осечек, сейчас сбоило. И даже если и да. Если Мосс был магом. Сколько ему лет? Двадцать пять? Тридцать? В таком возрасте магия не просыпается, это в принципе невозможно. Дар можно получить – Алисия это знала. Заключить договор с богом… или демоном.
Вот последнее ее всерьез смущало. Как он сказал? «Пыталась убить демона»?
- Вряд ли мне нужно тебе объяснять, что ты живешь в странном городе, - добавила ведьма. – Мне жаль по поводу твоей матери. Не знаю, правда ли то, что тебе сказали, я никогда не встречала ни одного демона – что, безусловно, благо. Но, все же, откуда ты узнал? С кем ты говорил? Эйден, это может быть очень важно.

Отредактировано Alycia Moore (04-03-2019 12:19:48)

+1

14

Эйден чуть подвинулся, оставляя место на подоконнике. Развернулся в сторону забравшейся на подоконник Алисии, прислоняясь стеной к оконному откосу. - Дар? Магия? Что-то это не похоже ни на то, ни на другое, - если добавить толику пафоса, можно было бы сказать, что это проклятье, не иначе. И в какой-то степени на данный момент мужчина именно так и считал. - Только я уже давно не ребенок, - мужчина улыбнулся, не слишком весело, правда, но тут уж как получилось, так получилось.
Он слушал Алисию достаточно внимательно, пусть и отказывался так легко и просто во все это верить. Магия, дар, помощь... Слишком уж сильно это было похоже на сказку. Еще совсем недавно все демоны, маги и прочие существовали для Мосса лишь как персонажи фильмов и книг. Это в существование русалок он так легко поверил, и даже скорее не потому, что увидел все своими глазами, вовсе того не ожидая, а потому что считал, что при всех прочих условиях и обстоятельствах, она не будет ему лгать. Но, видимо, лимит веры на это и был исчерпан. Сейчас она давалась с невероятным трудом.
- Помочь в чем? - нет, он прекрасно слышал каждое слово, точно также как и то, что Алисия, вероятно, сама до конца не понимала, с кем имеет дело. Не понимал и он сам. А потому, Моссу было приятно получить столь уверенное предложение помощи, но сам мужчина не был насчет этого очень оптимистично настроен. Что, если он опять разнервничается, тем самым выпустив стихию наружу, подвергая кого бы то ни было смертельной опасности. Сейчас в нем любопытства было куда меньше, нежели здравого смысла. А последний утверждал, что такие дары лучше не принимать вовсе. Жаль только особого выбора у мужчины не было.
- Ну, я их тоже не видел. Наверное, - Мосс рассмеялся, забирая из пачки еще одну сигарету, - Теперь буду должен тебе не только новую гостиную, но и сигареты. А если серьезно, - иначе и не получалось, вечно не будет отшучиваться и прятаться, - Я встретил знакомую. Девушку, ее зовут Саманта. Не то, чтобы я очень хорошо ее знал, но мы не раз виделись. Я это к тому, что у меня есть представление о том, как она разговаривает, о мимике, интонациях, обычных темах для разговора... - здесь было удобно, и хотя прохладный ветер чувствовался весьма ощутимо, отходить от окна не хотелось. - Ты не замерзнешь? - Эйден вопросительно посмотрел на Алисию, - В общем, если по существу, мы встретили странное существо, которое убило минимум двух человек, а еще крайне эффектно превращало в черную гниль все, чего касалось... конечностями, - было сложно описать это хотя бы относительно понятно для того, кто не видел своими глазами, - И если опустить подробности, то... она была странной. Саманта, я имею в виду. - Эйден пожал плечами, - Не знаю. Внешне - она, по разговорам и поведению - я до сих пор не понимаю. - он не мог быть ни в чем уверенным, в конце концов они не был с Сэм настолько близко знакомы. И если бы не некоторые ее фразы, он бы просто решил, что она ужасно устала, - Она рассказала мне о том, что мой отец был, как это, сосудом для демона. И, получается, что я наполовину человек, а наполовину - непонятно что.

+1

15

- Скажем так, - усмехнулась Алисия в ответ на горькое утверждение Эйдена в том, что он де, давно не ребенок, - в этом отношении я бы не была столь категорична.
Срок жизни мага не предполагал признание кого-то, кто не подошел вплотную к рубежу своего первого столетия, взрослым и самостоятельным. По крайней мере, в обычных случаях, когда дело не шло о последних наследниках рода или еще чем-то подобном. Самой Алисии уже исполнилось пятьдесят четыре – отрезок времени, когда у людей уже начинается старость – но она все еще была маленькой девочкой по мнению магического сообщества. Иногда это было даже к лучшему.
- Просто – помочь, - коротко сказала ведьма, стряхивая пепел с сигареты и глядя на Мосса искоса, но внимательно. Он ей не верил. Конечно же, он ей не верил. Понимая разумом, что она говорит правду, он не мог уложить в своей голове, что есть те, кто устраивает дождь в гостиной. Что он сам способен устраивать пожары без помощи спичек. Пожалуй, в последнее ему верилось меньше всего, хотя, казалось бы…
Рассказ о девушке Саманте Алисия выслушала молча. Просто потому, что идей о том, что же это все значило, у нее было не больше, чем у Эйдена. Другие интонации. Необычные познания. И лгала она или говорила правду? Ведьма задумчиво смотрела прямо перед собой, забывая стряхивать пепел с сигареты, поэтому он падал на пол. Когда раздался деликатный стук в дверь, Алисия вздрогнула, выронила сигарету и чертыхнулась.
- Да, Нэн, входи, - сказала она, спрыгивая с подоконника и подбирая окурок, чтобы бросить его в пепельницу. Старая негритянка вошла, втянула носом воздух и укоризненно покачала головой.
- Закрыли бы Вы окно, мисс Алисия, - сказала она, подходя поближе и поставив поднос с двумя дымящимися чашками и вазочкой с печеньем на тумбочку у кровати. – Опять расчихаетесь и горло заболит, не лето уже. И у Вас, сэр, волосы еще мокрые. Простудитесь.
- Сейчас закроем, - ведьма улыбнулась и взяла чашку с подноса. – Спасибо, Нэн.
Женщина укоризненно покачала головой и вышла. Алисия протянула чашку Эйдену и взяла свою.
- Я много болела в детстве, - сказала она. – Постоянно ходила с ангиной. Нэн до сих пор об этом вспоминает, словно я до сих пор могу подхватить банальную простуду и слечь с ней на неделю. А я уже не могу.
Алисия села на постель, взяла из вазочки очередное печенье и  хрустом откусила от него. Некоторое время она молча жевала, пила какао и была деланно беззаботна. Спустя еще два печенья и полкружки какао, она вновь заговорила:
- Есть такое заклинание, - Алисия задумчиво покачала головой из стороны в сторону, - так и называется – «черная гниль». Относится к области некромантии, часто используется для убийства вампиров… ну и всех остальных, конечно. Но оно очень сложное и энергозатратное, к тому же даже опытный некромант создает его долго. А ты говоришь – «все, чего касалось». Интересно.
Она еще немного помолчала, глядя на Эйдена со странным, исследовательским любопытством. Потом улыбнулась.
- Есть такая теория, - сказала она. – Даже, если разобраться, легенда. Сказка. О происхождении магов. Говорят, мы произошли от связи людей с демонами и богами. В древности маги гордились этим объяснением своих сил. Старались не разбавлять свою кровь с человеческой, потому что тогда силы в роду становилось все меньше и меньше. Теперь в эти сказки не принято верить, но… - Алисия вернула кружку на поднос и чуть откинулась назад, опираясь ладонями позади себя. – Если все так, как говорит легенда, ты вовсе не «непонятно что». Ты один из тех магов, которых принято почитать, как основателей целого рода. Я спрошу еще раз, Эйден, - добавила она без перехода и паузы. – У тебя есть вопросы, которые ты хотел бы мне задать?

Отредактировано Alycia Moore (06-03-2019 10:29:56)

+1

16

Умом мужчина понимал, что помощь ему сейчас жизненно необходима. Именно жизненно, потому что отделаться от мысли, что он может быть источником опасности, никак не получалось. И это было объективно оправданно. Правда сейчас он более или менее начал приходить в себя, стараясь трезво воспринимать информацию, чуть отодвигая в сторону излишне критическое мышление. Потому что если не начать хотя бы на некоторую долю начать верить, дальше он точно не продвинется. А это было просто необходимо.
Эйден хотел что-то ответить о помощи, когда в комнату вошла пожилая женщина, неся поднос с чашками с чем-то горячим и печеньем. Отчего-то перед ней Моссу было и стыдно, и неудобно одновременно. Особенно за гостиную. И даже за открытое окно, за толику сигаретного пепла на паркете, за чужую одежду, которая была на нем, и свою, промокшую, которую ей необходимо было привести в сухой и надлежащий вид. - Спасибо большое Вам, - он кивнул негритянке, после чего отвел взгляд, потому что с этим дискомфортом ничего сделать пока что не получалось. Разве что мужчина отошел от окна, закрывая его, и искренне надеясь, что сейчас, по закону подлости, под его рукой не треснет рама и не отвалится ручка. Это было бы уже слишком.
Мужчина взял из рук Алисии чашку, в которой оказалось ароматное и горячее какао. Как раз то, что было сейчас лучше всего. Как и печенье. - Боюсь, это не совсем то, - Эйден покачал головой, выслушав о заклинании. Удивительно, но эти вещи начинали смущать его меньше с каждой минутой. - Оно передвигалось, превращая в гниль вообще все - землю, траву, кустарник, все, что угодно, - это было воистину жуткое зрелище, и вспоминать было неприятно, но сейчас действительно важно, потому он продолжил - Знаешь, такое существо, повыше меня, серое, с... конечностями, штук восемь, наверное, я, честно говоря, не считал. Не до того было, - это странное создание не было похоже ни на одно из тех, что обитают на планете земля, и которых Мосс видел раньше вживу, по телевизору или на каких-нибудь фотографиях и картинках. Примерно так должны выглядеть монстры из ночных кошмаров, пожалуй. Если хватит фантазии.
Эйден допил какао, приятное тепло растеклось по телу, и стало как-то уютнее и легче, пожалуй. Легенда была интересной, но ему требовались подтверждения. Хоть что-то, как будто собственноручного пожара было мало, честное слово. Принять так много на веру за пару часов было для мужчина непосильной задачей. - Мне кажется, или ты смотришь на меня как на лабораторного кролика? - Мосс улыбнулся, у него не было задачи обидеть или задеть, просто промолчать не получилось, слишком уж сильно горело любопытство в женском взгляде.
- Думаю, да, - Эйден вздохнул, - Что мне теперь делать? - с этим вопросом лучше было бы отправиться к психологу, но учитывая имевшиеся обстоятельства, это было бы плохой идей. Мосс точно не хотел провести большую часть жизни так, как его покойная мать. - Я понимаю, что вряд ли получится сделать вид, что все также как было раньше. А значит, мне надо научиться с этим справляться, - разговор снова приобрел более серьезный тон, - В этом ты можешь мне помочь? - он прекрасно помнил о предложении помощи, и хотел уточнить, верно ли интерпретировал слова Алисии.
- И, знаешь, - Эйден внимательно посмотрел ей в глаза, - Есть такие как я,- он так и не смог подобрать правильный эпитет, - Есть маги, как ты, верно? - все необходимо было уточнять, пока он еще толком не разбирался в нюансах. А еще были глубоководные, о которых Мосс знал, но сейчас упоминать не стал, пока что не понимая, насколько может доверять Алисии, даже несмотря на то, что ничего дурного она точно не сделала. - Есть кто-то еще? Другие... виды?

+1

17

Существо. Восемь конечностей. Превращающее в гниль все, чего касается. Нет, Алисии это ни о чем не говорило, но само по себе было интересно. Странные монстры наводнили Аркхем и окрестности, и, пожалуй, тот, с которым столкнулись Алисия и Асгейр, был вполне безобиден. В конце концов, даже при способностях к гипнозу это была всего лишь измененная крыса. Эту крысу можно было отогнать ультразвуком и проткнуть копьем. А ту тварь, что была воплощением одного из самых неприятных заклинаний некромантии? Интересно.
- Интересно, - вслух повторила Алисия. – И правда, очень необычная ситуация. Никогда не слышала ни о чем подобном, но, возможно кто-то другой слышал. Так как ты говоришь зовут ту девушку, которая показалась тебе на себя не похожей? Саманта – а дальше? Когда именно ты видел ту странную тварь и говорил с той девушкой?
Возможно, это имело значение. Возможно – нет. Но Алисия считала, что тайны созданы для того, чтоб их раскрывать, а магия, какой бы она ни была, для того, чтобы ее познавать. И у нее, к счастью, было к кому пойти со всеми этими вопросами. Нужно было только решить – к кому именно. И когда.
- Может и смотрю, - сказала она, улыбнувшись. Снова выпрямилась, взяла кружку с какао и допила его несколькими большими глотками, не очень подходящими леди. Рассмеялась. – Тебя это угнетает? Кролики милые.
Она, конечно, понимала, что он имеет ввиду, и отрицать, что именно исследовательский интерес вел Алисию в этой беседе, отрицать было бы глупо. Ей было необыкновенно любопытно, что же из себя представляет нынешний Эйден Мосс, который все еще казался ее заклинаниям человеком, но на деле был кем-то отличным и от людей, и от магов, и от всех тех существ, с которыми ведьме доводилось сталкиваться. Ее так и подмывало предложить ему полное обследование – хотя бы то, которое она могла провести сама, как маг-целитель. Узнать, как работает измененное проявившимся даром тело. Чем Эйден отличается сейчас от ребенка, у которого впервые проявляется магия. Алисия сдерживалась, потому что понимала, что сейчас Мосса волнуют куда более насущные проблемы, чем исследовательский интерес, но все-таки, все-таки… Кролик. Да, пожалуй, очень на то похоже.
- Это целых два вопроса, - она заставила себя посерьезнеть, встать на ноги и вновь подойти к окну. За ним не происходило ничего интересного, и Алисия снова взяла сигарету. Дым? Какая ерунда. – Давай начнем со второго. На него просто ответить, Эйден, - ведьма закурила и улыбнулась. – На этом свете не так уж много легенд, которые ни на что не опираются. Поэтому если ты встречал описание какого-то сказочного существа, то можешь быть почти уверен, что нечто подобное существует и в реальности. Кто-то из них разумен. Кто-то нет. Кто-то разумен ровно настолько, чтобы быть опасным убийцей, а высокоразвитым интеллектом не обладает. Многие корни разумных существ ведут к людям. Вампиры, которые умирают и возрождаются измененными. Оборотни – люди в шкуре животного. Русалки – люди, решившие закончить свою жизнь в океане. Я, разумеется, утрирую и все далеко не так просто в… - она усмехнулась, - происхождении видов, но правда в том, что мир полон чудовищ, если тебе угодно так называть тех, кто отличается от хомо сапиенс. Аркхем их полон. Со многими ты знаком лично, дружишь, работаешь. Тебя это пугает?
Алисия выпустила дым, повисший клубом в воздухе и сквозь него взглянула на мужчину. Вопрос был не праздный. Даже страх может быть опорой, но это опора хлипкая. Если разум Мосса нестабилен, то учить его бессмысленно. По крайней мере – прямо сейчас. Но и не учить нельзя. Огонь – стихия непредсказуемая. Особенно, в руках ребенка, коим сейчас и являлся Эйден.
- Что же до другого твоего вопроса, то… Скажи, ты смотрел «Звездные войны»? – конечно он смотрел, американец который их не смотрел будет навеки проклят всей нацией. Даже Алисия смотрела. Вместе с отцом. Помнится, ей не понравилось, но концепт… Пожалуй, это хороший пример. – Темная и Светлая сторона силы. Ситхи использовали темную сторону. Они опирались на эмоции, и те позволяли им управлять своими способностями. Точно так же проявляется дар у детей-магов, Эйден. Первые всплески случаются, когда ребенок расстроен, злиться или, напротив, чему-то очень рад. Сильные эмоции пробуждают дремлющую в крови магию. Вектор эмоций значения не имеет. Именно это и происходит с тобой. Ты боишься, расстроен или просто очень волнуешься – и огонь вырывается из тебя. Управлять им, конечно же, ты не можешь. Для этого нужен разум, а не чувства, а тебе никто никогда не объяснял как управлять своим разумом.
Алисия немного помолчала, задумчиво вдыхая и выдыхая дым. Потом погасила недокуренную сигарету в пепельнице.
- Светлая сторона силы – это покой. Контроль над эмоциями. Особое состояние мысли, когда ты осознаешь силу, которая в тебе есть, как часть себя, руку или ногу, и учишь свой мозг отдавать ей правильные команды. Младенец бессмысленно размахивает руками и ногами тысячи и тысячи раз, прежде чем сумеет научить свой мозг отдать команду так, чтобы хотя бы засунуть кулак себе в рот. Для того, что упростить задачу ребенку магу в каждой семье есть  свои техники обучения. Медитации. Упражнения. Наш дар обычно наследственный, и в моей семье стихийников было крайне мало, но в первое время, чтобы… снизить градус твоего разрушения… хватит и того, что я могу тебе дать.
Она улыбнулась.
- Будешь сидеть в позе лотоса и бормотать детские считалочки. Готов к такому?

+1

18

В конце концов, он сам решил рассказывать, и теперь не было смысла что-то утаивать или отпираться. Чем больше Эйден размышлял о той встрече с Самантой, тем больше он убеждался, что с ней было что-то не так. И это еще мягко сказано. Он уже задумывался о том, что если в тело его отца когда-то вселился, условно, демон, и это можно принять за правду, то наверняка такое событие не было исключительным. А значит, есть вероятность, что и с Сэм могло случиться нечто подобное. И интуиция подсказывала мужчине, что это не есть хорошо. – Саманта Райан, кажется. Она студент-медик, мы и познакомились, когда она проходила практику у парамедиков, - это была, пожалуй, не самая важная информация, но что сказано, то сказано. Ничего особенного про Сэм он и не знал, они не были близкими друзьями. – Я не могу сказать, что мы хорошие друзья и отлично ее знаю, но крайне сомнительно, что люди настолько резко меняются, даже если вдруг начинают обладать какими-то способностями, - это было лишь его мнение, и, в принципе, оно могло отличаться от действительности.

- Кролики? Пожалуй, - он все же усмехнулся, посмотрев на собеседницу. Быть подопытным, честно говоря, совершенно не хотелось. Эйдену и самому было безумно интересно узнать, что с ним на самом деле происходит. Он не был великим ученым, но знал достаточно много о строении и функционировании человеческого организма, чтобы понимать, что огонь просто так из него взяться не может. Да что там, он даже прочитал несколько заумных статей о спонтанном самовозгорании. И все бы было хорошо, если бы не тот небольшой нюанс – он не самовозгорался, если так можно выразиться, он поджигал все вокруг себя, при этом ни капли не страдая при этом физически. У мужчины не было ни ожогов, ни даже малейших признаков встречи с огненной стихией во всей ее красе. В отличие от предметов вокруг. Следовательно, теория к нему никак не подходила. Даже над столь любимыми им героями вселенной Марвел, в основном, проводили опыты, специально или случайно, но это было внешнее воздействие, делающие их не совсем обычными людьми. Мосс же не был жертвой пожаров, к примеру, а по долгу службы часто проходил обследование у врачей, и ни разу они не находили в его организме, составе крови ничего необычного.

- Интересно, скорее, - он внимательно слушал Алисию, а прежде чем ответить на вопрос, не пугает ли его тесное соседство со всякими мистическими существами и видами, подошел к окну, также беря сигарету. Он и так уже бессовестно пользовался гостеприимством вне всякой меры.  – Лучше покажи мне того, кто не смотрел, - Мосс улыбнулся, после чего закурил, последовав примеру Алисии. – Значит в итоге ситхи становятся рыцарями джедая? – забавная выходила аналогия, тут ничего не скажешь. – Выходит, Энакина просто плохо обучали? Ведь именно эмоции, ну и чувство собственной исключительности, сделали из талантливого джедая монстра. – как уже было ясно по разговору, вселенную звездных войн мужчина любил не меньше, чем аналогичную у марвел. – Я, наверное, не хочу превратиться из Энакина Скайуокера в Дарта Вейдера, каким бы мощным последний не был, - мужчина снова улыбнулся, всматриваясь в лицо собеседницы, - Так что поза лотоса – это еще не самое страшное.

Оставался один вопрос, который Мосс все никак не мог максимально корректно сформулировать. Но задать его стоило, и прямо сейчас. – Алисия, - он сделал шаг вперед, чуть сокращая расстояние, и заглядывая женщине прямо в глаза, - Я не хочу тебя как-то задеть или обидеть, но не мог не спросить – зачем тебе это нужно?

+1

19

С кроликами определились. Уже хотя бы одна точка соприкосновения. Алисия иронично покачала головой. Разговор, если разобрать его на составные элементы, выходил странноватый. Чудовища, загадочная Саманта, о которой стоило непременно рассказать Уайтферну – тот, как-никак, был ее деканом – кролики и Энакин Скайуокер. Впору стучать в двери архемской лечебницы для душевнобольных. Впрочем, этой мыслью Алисия с Эйденом делиться не стала. Вряд ли с этим местом у него связана хоть одна забавная ассоциация.

- Примерно так и есть, - усмехнулась она аналогии о том, что из ситхом получаются джедаи, глядя как Эйден закуривает. Ментоловый дым висел в воздухе, отчего ее аккуратная комната, где к личным вещам можно было отнести разве что тюбики на туалетном столике, наполнилась неким подобием жизни. Алисия ощутила внезапный и острый приступ тоски, что был сродни физической боли. Ей вдруг захотелось рассказать Моссу про то, как она устала жить в чужом доме, и как она любила свой, который ничем не напоминал… музей, да.
«Что ты делаешь? – спросила она у себя. – Зачем ты это делаешь? Ты хоть сама понимаешь?»
Ответа не было, да и не могло быть. Алисия потянула было руку к пачке на подоконнике, но тут же убрала. Пожалуй, сигарет на сегодня было достаточно. Ведьма подняла голову вверх, чтобы посмотреть на поднимающийся к потолку дым.

- Аналогия и впрямь забавная, - сказала, наконец, она. – Но если хочешь мое мнение, это не только Энакина обучали неправильно. Всех их обучали неправильно. Одно дело – умение действовать в покое и добиваться его, когда это требуется. Другое – попытка отказаться от сильных эмоций вообще. Подобная смехотворная система все равно не просуществовала бы вечно. Полагаю, дело было не в личных качествах Энакина Скайуокера, а в стечении обстоятельств, что были благоприятны для развала Ордена. Думаю, у них и до Энакина случались… накладки.

Воистину, ей никогда не представлялось, что говоря о магии, ей придется приводить аналогии с фильмом, который ей, вообщем-то, никогда и не нравился. Пожалуй, только сейчас, в этой беседе, она смогла обозначить для себя некие закономерности, которые и правда стоило учитывать при его просмотре. Ситхи. Джедаи. Два тупиковых пути развития Силы. Объединения вроде Ковенов, которые должны бы сохранять и приумножать магию, но в итоге все, что нынешние маги могли – рыться  в древних текстах, потому что ни одного по-настоящему стоящего ритуала за последние века так и не было создано. Все что нам осталось – это взгляд в прошлое, - думала Алисия. Больше ничего нет.
Или есть?

Эйден стоял вплотную к ней и спрашивал о причинах. Взгляд его словно бы собирался превратится в дрель и просверлить ее насквозь, до самого нутра, и Алисия посмотрела на мужчину в ответ не менее пристально. Она могла бы солгать, и он бы не понял, что это ложь. Какие буравчики не были встроенные в его зрачки, читать мысли он, кажется, не умел. Однако…
- Мне сложно объяснить тебе в двух словах, что из себя представляют маги, Эйден, - сказала она спокойно. – Просто прими, как данность мои слова. Не все, но самые могущественные из нас, стремятся вперед и живут только ради одного – ради самой магии. Но с каждым поколением, с каждым рожденным ребенком, мы теряем что-то. Знания. Могущество. Крупицы и крупицы, но они оказываются утеряны безвозвратно. Сейчас мы можем оказаться на пороге больших перемен, и я не знаю, что нас будет ждать за этим порогом. Поэтому, - ее голос стал тверже, - мне так важно знать, на что именно ты способен. Что ты из себя представляешь. Если суть твоя – не в магии, если я просто все придумала, но смогу тебе помочь, то я это сделаю и ничего не попрошу взамен. Обещаю. Но, - она вдруг схватила руку Эйдена и сжала обеими его кисть ладонями, - если все окажется иначе, есть ты действительно – начало чего-то нового для всех нас, я прошу тебя остаться рядом со мной, как мой друг. Помочь мне. Потому что, - ее губы дрогнули в нервной улыбке, а руки сжались сильнее, - мне тоже очень страшно.

+1

20

- Ну да, был еще Ксанатос... - Эйден задумчиво покачал головой, несколько погрузившись в воспоминания о всяких ответвлениях огромной фантастической вселенной. Еще до основных событий, когда Оби-Ван обучался в Храме джедаев, его будущий наставник Куай-Гон потерял падавана. Тот был жив, но перешел на темную сторону Силы. Парень из богатой семьи и с хорошей планеты, польстившийся на те возможности Силы, которые не несли благо никому другому, кроме него самого. Обиженный ребенок в теле сильного взрослого. Считавший себя могущественным и самодостаточным, а на самом деле все также искавший одобрения учителя, похвалы и признания. Он был опасен точно также, как бывает опасна трусливая бойцовская собака. Ее можно выдрессировать так, что она станет машиной для убийств, но не дрогнет без приказа одного конкретного человека. Но если она испытывает страх, патологический, боится людей или других животных - то становится смертельно опасной для всего живого, что ее окружает. Страх заставляет терять голову, и использовать свои возможности во вред себе и другим. Именно страх стоит за всем остальным - за алчностью (страх потерять средства к существованию), за жаждой власти (страх быть никчемным, с кем никто не считается и не воспринимает всерьез), даже за жаждой могущества. За всем стоит страх. И он является истинным корнем каждой проблемы.

Все это звучало слишком странно и неправдоподобно, пожалуй. Знаете, так обычно бывает во всяких фантастических фильмах. Живет себе герой обычной жизнь менеджера среднего звена. А в один прекрасный момент, весь его привычный уклад жизни рушится. В один миг он узнает, что все, что было раньше - обман. А он сам - вовсе не тот, кем считал себя всю свою жизнь. И тут бы сойти с ума, ну или перейти в жесткую и длительную стадию отрицания, но нет, герой бежит спасать мир. То есть вся самая гнусная ложь начинается именно с этого момента. Мосс не хотел спасать мир, вообще нет. Он занимался примерно тем же самым, только более просто и локально, служа в пожарной части. И его это устраивало. Ему это нравилось. Сейчас он не ощущал себя избранным, героем, называйте как хотите. Он считал себя угрозой. Бомбой замедленного действия. Даже не так. Скорее гранатой с выдернутой чекой.

- Я не спасательный круг, прошу тебя, - Эйден говорил спокойно, и даже вполне дружественно, не давая жесткий отпор, но стараясь донести свое мнение и свою позицию. - И я не просил ни у кого этих способностей, понимаешь? - кажется, до этого они вполне мило беседовали, сейчас же разговор внезапно резко стал куда более серьезным, как будто автоматически преодолел с десяток ступеней по возрастающей, - Сейчас я чувствую себя угрозой, потому что в любой момент, бесконтрольно, я могу нанести вред близким и дорогим мне людям. Вспомни свою гостиную, Алисия, - а лучше бы не вспоминать, Мосс пока даже представить не мог, как можно ее хоть немного реанимировать. - Я хочу лишь, чтобы тем, кто находится со мной рядом, тем, кто мне дорог и кого я люблю - не угрожала опасность. Исходящая от меня самого. Да, мне сложно пока понять, что из себя представляет магия. Точно также, как трудно осознать, что кто-то посвящает именно ей всю свою жизнь, не размениваясь ни на что другое. - пожалуй, такая самоотверженность должна была бы вызывать восхищение, но, возможно, для него еще просто не пришло свое время, а лгать о своих мыслях мужчина совершенно не хотел. - Но если не в магии, то в чем? - несмотря ни на что, мужчина сейчас был вполне спокоен, пусть и разговор был далеко не из простых. Он не ожидал, что Алисия внезапно возьмет его за руку, но мешать не стал. Кажется, сейчас эмоциональный градус был, напротив, куда выше у нее. - Чего ты боишься? - Эйден не был уверен, что ему стоит это знать, но они говорили достаточно откровенно, даже более, чем он изначально предполагал, а потому, рассказав столько о себе, и о том, что с ним происходит, он мог задавать встречные вопросы.

+1

21

Кто такой Ксанатос Алисия не имела ни малейшего понятия, но, кажется, аналогия завела Эйдена куда-то не туда. По крайней мере, он сначала задумался, а потом попытался отстроиться от ответственности, как заправский продавец в автосалоне. Словно бы это могло кому-то понадобится и кого-то обмануть.

- Никому и никогда не будет просто понять, что представляет из себя магия, - мягко сказала ведьма, все еще удерживая ладонь Мосса в своих руках. – Ни тебе. Ни мне. Я вовсе не просила тебя понимать, Эйден. Я даже не просила тебя кого-то спасать или нести за что-то ответственность. Ты боишься, что я назову тебя спасителем джедаев? – она тихо рассмеялась, отпустила ладонь мужчины, легко коснулась пальцами его щеки и отступила на шаг. – Я всего лишь объяснила тебе причины, почему мне так важно понять. Или было бы лучше, если бы я солгала?

Алисия вернулась к кровати, села, схватила из вазочки печенье и захрустела им, как ни в чем ни бывало. На мужчину она смотрела внимательно, но не напряженно. Дожевала печенье. Отряхнула от крошек руки.
- Перемен, - просто ответила она на вопрос Эйдена. – Того, что они нам принесут. Сначала тот ураган. Потом разнообразные твари, повылезшие из всех щелей. Твоя девочка-медик, которая ведет себя не так. Рассказ о твоем отце, который мог быть, а мог и не быть демоном. Старые легенды ожили и бродят по улицам. Мы на пороге. Я ведь уже говорила. Но это мои страхи, ты ничего не сможешь сделать с ними, кроме как исполнить мою просьбу – остаться рядом, если сможешь помочь.

Ведьма медленно покачала головой. Улыбнулась.
- Или дружба – это слишком много? Хорошо. Тогда я помогу просто так. Теперь ты не побежишь от меня со всех ног?

Отредактировано Alycia Moore (06-03-2019 22:51:36)

+1

22

- Не боюсь, - мужчина покачал головой, - Не хочу быть спасителем джедаев. Это другое, - он вымученно улыбнулся. - Нет, я очень благодарен тебе за честность, Алисия. Серьезно. - он нисколько не лгал, честность действительно была наиболее ценна в данном случае. Мосс невольно проследил взглядом за рукой собеседницы, еда коснувшийся кончиками пальцев его щеки. А затем и за ней самой, вернувшейся к кровати и вазочке с печеньем. Эйдену есть не хотелось совершенно.

- Все сошлось в одном времени и в одном месте, получается так? - слишком много слишком серьезных событий и происшествий для одного маленького городка, о котором мало что известно за его пределами. Успев пожить и тут, и в Салеме, и в Бостоне, мужчина точно понял, почему ему так нравится именно здесь. Атмосфера камерного комфорта. Так ему казалось. И люди, которых не могло бы быть с ним рядом, отправься он покорять мегаполисы и агломерации. Возможно, к этим, вполне логичным аргументам, могло бы добавиться еще что-то, что всегда тянуло Эйдена в родной Аркхем. Как будто он должен был находиться именно здесь, и нигде в другом месте. - Разве такое можно придумать? Я видел шизофреников, - не самое приятное воспоминание, но все же, Мосс несколько раз посещал местную психиатрическую лечебницу, сначала пока мать еще была жива, а затем когда пришлось заниматься всем, что было связано с наследством с ее стороны. И он невольно видел пациентов. Некоторые были крайне разговорчивы, но даже их феерический бред не шел ни в какое сравнение с тем, что рассказала Саманта о его рождении. - Честно, не могу себе представить такое. Откуда кому бы то ни было знать, что тогда речь тоже шла о демоне? Она именно так его и называла, на допросах, - и все же приятного в этих воспоминаниях было слишком мало. Эйдену тогда дали ознакомиться с делом матери, он читал это сам. И это не могло не врезаться в память.

Он снова почувствовал себя неуютно. Пытаясь разобраться в том, что волновало его, мужчина несколько отодвинул личное отношение Алисии, и теперь испытывал некоторую вину за свою же невнимательность. - Я и не собирался бежать, - Эйден улыбнулся, отходя от окна и садясь в кресло напротив Мур. - Если я смогу помочь тебе в ответ - я буду рад это сделать. - пока что сложно было говорить однозначно, слишком много оставалось белых пятен. Но Мосс привык платить добром за добро, и этот принцип никуда не делся. - Скажи, пожалуйста, а ты как маг можешь точно определить, откуда все же эти способности? Я понимаю, что мне надо научиться контролировать их, но я бы также хотел понимать, правда ли то, что Сэм сказала о моем отце. Наверняка же есть какой-нибудь способ проверить, правда? - он все еще хотел получить хоть какое-то, пусть даже пресловутое магическое подтверждение. Для мужчины это было важно чисто психологически. - Знаешь, я сейчас вспомнил, - он откинулся на спинку кресла, скрещивая руки на груди, - Она, кажется, говорила имя. Сейчас, попробую вспомнить. Вдруг это поможет.

+1

23

Алисия хрустела печеньем. Что еще она могла сделать?
Эйден был растерян и напуган, но дать ему утешение, облечь его страх в привычные ему формулировки, и тем самым его нивелировать, она не могла. Не потому что не смогла бы придумать формулировок для обычного – «нормального» – человека. Потому что их просто не существовало. Реальность вдруг показала оскал чудовищной пасти, и он был внове и для нее тоже, а она все-таки родилась в семье потомственных некромантов. Было о чем задуматься, что и говорить.
- Твое право, - усмехнулась ведьма на высказанное Моссом нежелание становиться спасителем джедаев. – А убийцей ситхов быть хочешь? Ладно, ладно. Я шучу.
Не так уж она и шутила.

- Придумать… - Алисия едва заметно дернула плечом. – Придумать можно что угодно, Эйден. Особенно, если не осознавать, что фантазия – это фантазия. Ты читал протоколы допроса? Я могу их увидеть?
Она вовсе не была уверенна в том, что показания женщины, которая убила своего мужа – или вселившегося в него демона – помогут им разобраться хоть в чем то. Ведьма не считала демонов страшной сказкой, потому как ей находилось слишком много подтверждений, но сама никогда не сталкивались с подобными существами. С другой стороны, если показания матери Эйдена верны – она каким-то образом убила демона. Или – человеческую оболочку? Значит ли это, что демоны, вселившиеся в людей – слабы? Алисия недовольно сжала губы. Она ненавидела не понимать.

- Чтож, это делает тебе честь, - она улыбнулась, когда Мосс сел напротив нее и склонила голову набок, глядя на него изучающе. Да-да, кролики милые. – Я на твоем месте могла бы и сбежать. Тогда мы договорились, Эйден.
Алисия поднялась на ноги, прошла мимо мужчины к окну, мимолетно опустив ладонь ему на плечо, а потом повернула ручку и открыла раму, вновь впуская в комнату холодный ноябрьский воздух. Окно выходило в сад, который все еще был в некотором беспорядке, хотя поломанные деревья уже убрали, а пни выкорчевали. Мишень, которую Алисия вернула в сад пару дней назад, стояла на своем месте, завораживая красно-черными кругами. Дом Муров, как и весь Аркхем, медленно, но верно приходил в себя после буйства стихии. Однако, некоторые последствия все же оставались необратимы.

Ведьма взглянула на Эйдена, подошла к нему ближе и присела на подлокотник его кресла. Приложила палец к своим губам, призывая к молчанию, потом взяла его руку и повернула ее ладонью вверх. Аккуратные ногти, покрытые прозрачным лаком, обрисовали на запястьем мужчины несколько вен, складывающиеся в одной Алисии понятный знак. Она сосредоточилась, но почти сразу покачала головой и отпустила руку Мосса.
- И, конечно, короткий путь еще раз не сработал, - вздохнула она и устало потянулась. – Если огонь изменил что-то в тебе, вот так, сходу, я этого определить не могу. Хотя, обычно у меня все получается… - ведьма задумчиво пожевала губу, потом пожала плечами. – Что же, значит мы пойдем по долгому пути. Можно поискать что-то в книгах, когда я пойму, какие именно книги нужно читать. Найти какие-то артефакты. В конце концов, в Мискатоние вполне приличная лаборатория, которой мы можем воспользоваться. Ты как, кровь сдавать не боишься? – она рассмеялась. – Имя и правда может помочь. Я, увы, не демонолог и с таковыми не знакома, но…
Она оставила это «но» висеть в воздухе, позволяя Моссу додумать его самостоятельно.

Отредактировано Alycia Moore (07-03-2019 16:11:38)

+1

24

Do bez-tęsknoty i do bez-myślenia,
Do tych, co mają tak za tak - nie za nie,
Bez światło-cienia...
     Tęskno mi, Panie... (с)
(C.K. Norwid "Moja piosenka II")

Если бы не Звездные войны, этот разговор наверняка был бы еще тяжелее. Почему-то в этом мужчина практически не сомневался. Он рассмеялся в ответ, мимолетом подумав, что убийцей ситхов бы тоже не хотел быть. Каждый выбирает свой путь, а сам Эйден уже был достаточно взрослым и зрелым, чтобы не делить мир на черное и белое, без полутонов. Хотя порою думал, что тем, кто сохранил этот прекрасный юношеский максимализм - жилось легче и проще, чем остальным. Меньше мыслей, меньше переживаний, все вокруг тебя - просто и понятно, без лишних сложностей, без сомнений, изъедающих душу, без неизбежного выбора. Вот и перед ним сейчас стоял выбор, с большой буквы. Он мог принять то, что происходит с ним, даже с поправкой на все недосказанности и неясности, или же все отрицать, спрятаться в кокон, упорно делать вид, что его это не касается, что он может жить также, как жил все эти почти тридцать лет. А для простого человека - это немалый срок, между прочим. Но отчего-то, с каждой минутой Эйден все сильнее понимал, что спрятаться не получится, даже если он этого очень сильно захочет. Он будет каждую минуту своей "обычной" жизни помнить, что в любую минуту, от неожиданности или сильного всплеска эмоций любого спектра, он может запустить тот механизм, что не сможет остановить, просто потому что не научится это делать. И это, как уже говорилось и думалось не один десяток раз, может принести непоправимый вред. Что если он случайно устроит пожар дома? Что будет с ним, если в этом пожаре пострадает Мисти? Сможет ли он когда-нибудь себе это простить? Ответ был более чем однозначен. Нет. И еще раз нет. И этого было достаточно, чтобы принять четкое и взвешенное решение, без толики экспрессии. Кем бы там не был его отец, чтобы не творилось вокруг - он обязан научиться жить по-новому, так, чтобы держать свою же собственную жизнь под полным контролем. Не только, отнюдь не только ради себя.

- Читал, - он согласно кивнул, - Но, боюсь, их будет не просто получить еще раз на руки, - ему и тогда далось это с очень большим трудом, далеко не факт, что удастся сделать это еще раз. - Я узнаю. Но разве такое существо можно убить обычным кухонным ножом? - этот вопрос не давал покоя Моссу с того самого момента, как в его голове сошлось несколько кусочков мозаики, - Не могло случиться так, что он просто оставил... тело? Тело, которое и было убито? - безумно сложно было так говорить о собственных родителях, пусть Эйден и не знал их толком. Отца видел вообще только на старых фотографиях, как и мать, если не считать пары визитов в психиатрическую клинику. Но в той женщине, измученной тяжелыми препаратами, прикованную к инвалидной коляске, слишком трудно было узнать когда-то наверняка счастливую молодую девушку, однажды взявшую в руки нож, из-за страха - за себя и своего будущего ребенка.

Изучающий взгляд Эйдена уже не смущал, возможно, он даже начал немного привыкать, - Но я здесь, - мужчина чуть улыбнулся, устраиваясь в кресле поудобнее. Алисия снова открыла окно, впустив в комнату прохладный ноябрьский ветер. Радовало уже то, что этот ветер не вырывал с корнем деревья и не срывал крыши домов. Мешать Мосс не хотел, а потому молча смотрел, как Алисия пересела на подлокотник его кресла, а затем взяла его руку в свои, проводя совершенно не понятные ему манипуляции. - А что ты делала? - мужчина дождался пока она закончит, и лишь затем договорил, медленно убрав руку. - А я похож на тех, кто боится? - Эйден посмотрел на собеседницу с улыбкой, вопросительно приподняв одну бровь, и чуть развернувшись, чтобы было лучше видно. - И что кроется за этим "но"? Вряд ли среди моих знакомых таковые имеются, - Мосс пожал плечами, все еще смотря Алисии в глаза.

+1

25

Она только пожала плечами на высказанное Эйденом сомнение в том, что те самые протоколы можно вот так, запросто, получить в свои руки. Вот уж в чем Алисия никогда не испытывала недостатка, так это влияние на, так сказать, власть светскую. Как-то так всегда складывалось, что в Белфасте семьи Мур и Маклафлин стояли настолько высоко, что могли требовать от мэра работать их шофером, если бы им пришло бы подобное в голову. В Аркхеме Муры были чужаками и вряд ли мистер Холт – к слову сказать, дракон, а не человек – пришел бы в восторг от требования чего бы то ни было, но Алисия нисколько не сомневалась, что или с ним, или с полицией, всегда можно будет договориться.
Если только нужные протоколы все еще находятся в полицейском архиве. Ведьма чуть нахмурилась, но заставила себя перестать себя накручивать. Есть большая разница между тем, чтобы знать, как думает воображаемый противник, и в самом деле думать за него. Первое может быть полезно, второе же не оборачивается ничем кроме лишних проблем и истрепанных нервов.

- Может быть все, что угодно, - сказала она просто, чтобы что-то сказать. Потом вгляделась в Мосса внимательнее. – Эйден, я ни в коей мере не подвергаю твои слова сомнению. Но почему этого не делаешь ты? Почему ты вот так сразу поверил в то, что сказала тебе эта твоя… Саманта? Вряд ли о сведениях в протоколах мог узнать каждый второй, но все же о низ было известно не менее, чем троим людям, не включая твою мать. Большим – если она делилась своими мыслями с санитарами или другими пациентами. Да, теория «мой отец – демон» объясняет многое, но ни ты, ни я еще не получили весомых подтверждений. Это лишь домыслы. А домыслы только смущают разум. А это, - она подняла руку и наставила указательный палец на лоб мужчины, - нам точно ни к чему. Как думаешь?

Она немного подержала палец нацеленным на невидимую точку посреди лба Эйдена, потом убрала его. Немного помолчала. Что и говорить, история с демонической кровью ей самой казалась более привлекательной, нежели мистификация и, к примеру, вживленный в тело Мосса артефакт, генерирующий пламя. Хотя, нет, пожалуй, инородное тело в живой плоти Алисия бы почувствовала… или нет? Ведьма смерила мужчину задумчивым взглядом и ободряюще  улыбнулась. Обследование. Эта мысль все же была одной из самых разумных, что посетили ее за сегодняшний день. В мед-лаборатории  Мискатоника было отличное оснащение, но что из него уцелело после урагана? Возможно, все – лаборатория располагалась в подвале. И что с электричеством? Все ли работает? И куда она делала ключ? Где-то он точно был…

- Это такое заклинание, - рассеянно ответила Алисия, продолжая размышлять о ключе. Потом встрепенулась и покачала головой. Улыбнулась. – Прости, я задумалась. О чем я?.. А, да. Заклинание. Я как бы… считываю информацию с твоего тела. Задаю ему вопрос. И получая ответ о том, кто ты такой. В смысле, к кому виду принадлежишь. Но, мое заклинание говорит мне тоже, что говорило раньше. Что ты человек. Впрочем, заклинание, на которое требуется всего секунда и не должно быть совершенным, - она немного помолчала, потом вздохнула. – Знаешь, о чем я забыла? Твои вещи. Я так и не отдала их Нэн. Сейчас схожу.
Ведьма спрыгнула с подоконника, зашла в ванную, но почти сразу выглянула обратно.
- Кстати, ты голоден? Я могу попросить Нэн подать ужин раньше. Вряд ли сегодня кто-то из моих домашних вернется домой до наступления ночи.

Отредактировано Alycia Moore (08-03-2019 15:49:06)

+1

26

- Я не верю. Но... Разве есть другие версии? - спонтанный пирокинез уже был отметен за несостоятельностью варианта, а о других речи не шло, по крайней мере, пока. А потому Эйден если и не верил, то предпочитал придерживаться той версии, которая хоть как-то, пусть и крайне сомнительно, но объясняла происходящее. - Я все же достаточно знаю об огне, чтобы понимать, при каких условиях он может возникнуть, а при каких - нет, - Мосс мягко улыбнулся, тем самым стараясь продемонстрировать, что он даже не спорит, а просто высказывает свою точку зрения. - Я знаю только, что моя мать после вынесения решения суда и отправления ее в психиатрическую клинику, ни с кем не разговаривала. Со мной в том числе. А Саманта родилась несколько позже, чем все это случилось, но... Пойми, я правда не настаиваю. Но даже несмотря на то, что и эта версия мне все еще кажется сумасшествием, других пока все равно нет.

Эйден проводил Алисию взглядом, когда она удалилась в ванную, вспомнив о напрочь промокших вещах. Честно говоря, он и сам о них успел забыть, все же тут вопросы были куда более сложные и глобальные, чем промокшая рубашка. - Не знаю, - он пожал плечами, оборачиваясь на голос женщины, выглянувшей из-за двери в ванную комнату, - Но если ты тоже хочешь есть, я не откажусь, - вряд ли Мосс хотел бы, по крайней мере сегодня, встречаться с родственниками Алисии, учитывая то, в каком виде сейчас находится их общая гостиная. Да, он все еще периодически вспоминал о принесенных разрушениях. И это было совсем неприятно.

Правда физические проблемы все же можно было устранить понятными способами, то же, что стало главной темой этого дня (месяца, и, есть такая вероятность, всей его оставшейся жизни) устранить, а еще лучше - усмирить было куда сложнее. Эти мысли и так постоянно крутились у мужчины в голове, заставляя последнюю чуть ли не раскалываться. Надо было сделать передышку, и Эйден это прекрасно понимал. В данном случае ужин был нужен даже не ради утоления голода, о котором до того самого момента, пока Алисия не предложила, он даже не задумывался, будучи занят размышлениями иного рода, а скорее ради смены обстановки. Просто чтобы немного переключиться, даже отдохнуть, если так можно выразиться.

- Спасибо, что несмотря ни на что, ты предложила мне поужинать, - мужчина рассмеялся, снова невольно вспоминая про несчастную гостиную. - Ты говорила о проявлениях магии... во сколько это начинается у "ваших" детей, - он вопросительно посмотрел на Алисию, - Мне просто кажется, что это должно бы случаться несколько раньше, чем у меня, - крайне трудно назвать ребенком человека, которому вот-вот исполнится тридцать. Даже при условии, если бы его продолжительность жизни была раза в три-четыре больше, чем предусмотрено природой.

+1

27

Алисия никогда особенно не любила эту столовую. Слишком много охристо-коричневого, как на ее вкус. Большой овальный стол из орехового дерева, стулья с резными спинками, тяжелые портьеры на окне, ковер с ненавязчивым узором у камина, на котором стояла тщательная подборка фотографий в аккуратных рамках. Фото Алисии здесь тоже было, еще школьное. Выглядела она на нем как истинная зубрилка с волосами, заплетенными во французскую косу и втянутой в плечи головой. Ведьма его ненавидела.

Спустившись вниз, Алисия не удержалась и заглянула в голубую гостиную, чтобы оценить масштаб разрушений. Нэн справилась на удивление хорошо, и, возможно, паркет вовсе не придется менять. Вот шторы, те приказали долго жить, так же как и обивка стен, но здесь уж ничего не поделаешь. Так что на месте Эйдена Алисия бы так не переживала. Но, с другой стороны, если ему так хочется…

- До шестнадцати, - ответила Алисия, опускаясь в кресло по диагонали от Мосса. Глупо было бы устраиваться в разных концах этого огромного стола, придавая значение тому, где и кто должен сидеть по этикету. Нэн уже сервировала стол к ужину, но столик с приготовленными блюдами вкатила в столовую только сейчас. Ведьма улыбнулась и дождалась, пока женщина расставит блюда на столе. – Пахнет замечательно, Нэн, спасибо. Ты можешь идти, я сама поухаживаю за мистером Моссом.
- Как скажете, мисс Алисия, - ответила старая негритянка. – Когда прикажете подать десерт?
- Я позову.

Алисия поднялась с места и подошла к Эйдену, по пути снимая крышки с блюд. Суп – кажется, грибной, мясо, запеченное с черносливом, салат из овощей с куриной грудкой. Это было явно больше, чем можно было ожидать для ужина на скорую руку. Алисия давно подозревала, что Нэн готовит, даже если ей сказать, что в этом нет необходимости. Ведьма взяла в руки тарелку и опустила черпак в супницу.

- Понимаешь, - сказала она так, словно бы они продолжали мгновение назад прерванный разговор, - магом нельзя «стать». По крайней мере, этот феномен не был зафиксирован на моей памяти, да и в книгах я не встречала упоминаний о конкретных случаях – только теоритические выкладки, которые, как раз и относятся к области демонологии. В магической традиции, в которой выросла я к подобному относятся довольно… скептически, поэтому столкнулась с позицией «обретения силы» только в Оксфорде, но мне пришлось уехать, так что…
Она оборвала свою болтовню, улыбнулась и поставила тарелку перед Эйденом.
- Извини, - сказала Алисия. – Жаркое положить сразу или позже? И что будешь пить? Есть вино. Есть виски – ирландский, конечно же, никакого шотландского виски в этом доме, - она усмехнулась. – Так к чему это я все. Наш дар наследственный и потому, если маг позволяет себе... так, сказать… неразумный, брак, в и этом браке появляются дети, их магическая сила гораздо менее… выражена. И потому проявляется позднее. Но до  шестнадцати – всегда. Хотя, конечно, большая часть наших методик предполагает более раннее проявление силы, поэтому про детские считалочки я не шутила.

Отредактировано Alycia Moore (09-03-2019 15:31:25)

+1

28

Шестнадцати... Как он мог бы опоздать аж на четырнадцать лет практически! Вот именно это Эйдена больше всего и смущало, с того самого момента, как они вообще заговорили с Алисией на эту тему. - Спасибо большое, - Мосс поблагодарил Нэн, которая принесла ужин, пусть и количество блюд больше подходило для локального пиршества, нежели для того, чтобы хватило поесть двум людям. Но к тому, что в доме Муров жили по тем правилам и традициям, от которых Эйден был далек, и считал, что такое осталось только в кинематографе, ну или в крайне ограниченном количестве семей где-нибудь, например, в туманном альбионе. Но это уже лирика. Потому что столовая заполнилась такими ароматами, от которых даже самый сытый на свете человек, хотя бы на сотую долю, но испытает чувство голода.

- Я, признаться, никогда и не пытался, - Мосс улыбнулся, благодарно кивнув на наполненную супом тарелку, - И я понимаю, о чем ты говоришь, - все равно, хотел оно того или нет, все сводилось к тому, что магов в семье Мосса, вероятно, никогда и не было. А значит тот вариант, что был озвучен "кем-то в теле Саманты" все еще держит планку первенства. Мужчина не видел смысла скрывать, хоть и не говорил об этом вслух, что его этот вариант, несмотря на некоторую фантастичность, вполне устраивал еще и потому, что он оправдывал Лорейн Мосс. Женщину, которая, если все это было правдой, просто спасала свою жизнь и жизнь своего еще нерожденного ребенка. Значит она не была сумасшедшей. Это позволяло прекратить некоторую стигматизацию, которая вроде бы и не мешала жить, но все же зиждилась где-то на задворках подсознания, время от времени напоминая о своем существовании.

- Я за рулем, извини. Можно просто воды, - Эйден мог выпить бутылку пива или бокал коньяка, но по случаю и в хорошем настроении. Пить, когда ты находишься в состоянии расшатанном, нервном, а еще и с поправкой на возможность все это воплотить в очередном пожарище, нет уж, лучше не стоит. - Потрясающе вкусно, - все же разговор прерывался на собственно ужин, - Вообщем-то мне почти в два раза больше. И я совершенно точно знаю, что до этого месяца никаких проявлений чего-то необычного у меня не было. Видимо, надо и правда кровь сдать? - мужчина усмехнулся, переходя к жаркому между делом. - Если это хоть как-то прояснит ситуацию, конечно. - вероятно, никаких других идей все равно не было сейчас, как и вариантов, что еще можно сделать, чтобы узнать правду.

+1

29

Хозяйкой Алисия была так себе, это она знала точно. Все эти «прошу Вас», «пожалуйста», «если пожелаете» давались ей не без труда, и потому, в те времена, когда ей приходилось быть очаровательным приложением к Асгейру и принимать его гостей, она всегда чувствовала себя в не в своей тарелке. К счастью, любезный супруг предпочитал сам ходить по гостям, а не приводить их в свой дом, и потому Алисии не доводилось пробовать себя  в этой роли слишком часто.

Впрочем, быть радушной хозяйкой рядом с Эйденом было несложно. Ему бы совершенно точно не пришло бы в голову считать количество зубчиков на вилках по левую руку. Поэтому Алисия все таки наполнила вторую тарелку. Просто как бонус. Потом налила ему воды из хрустального графина и вернулась на свое место.
- Нэн хорошо готовит, - откликнулась она, опуская ложку в свою тарелку.

Некоторое время они оба молча поглощали ужин. Часы на камине пробили шесть вечера. Никогда Алисия не любила это ужасное старье, но маман почему-то притащила их из Ирландии и водрузила на почетное место в столовой. В полдень и, что странно, полночь, окошечко в верхней части часов открывалось, и оттуда выезжала механическая фигурка арлекина, которая проезжала свой полукруг другая ногами и руками. В детстве Алисия боялась часов до ужаса.

- Не знаю насчет крови, - сказала она, отодвинув суповую тарелку и промокнув губы салфеткой, - но МРТ, я думаю, сделать будет необходимо. Проверю завтра, как там лаборатория. Но это все вторично, Эйден. В первую очередь нам стоит начать твое обучение. Вот только – где?

Алисия задумалась. Обучение пироманта могло быть сопряжено с разрушениями. Выбрать один из покинутых домов? И где гарантия того, что потолок не обрушится им на головы? Помещения вроде подвальных тоже не подходили. Слишком велик был риск задохнуться, если пламя сожжет весь кислород. Проблемка. Ведьм поднялась, потянулась к бутылке вина на столе, постучала по пробке, заставив ее вылететь, налила вина в бокал и выпила. Потом улыбнулась Моссу.

- Пожалуй, я знаю неплохое место, - сказала она. – За городом. Но мне нужна пара дней, чтобы все устроить.
Алисия понятия не имела, куда Асгейр дел те… тела, пожалуй, как еще назвать не трупы еще, но лишенные воли куклы?.. Следовало встретиться с любезным супругом. Телефона его ведьма так взять и не удосужилась.

+1

30

- А что ты предполагаешь найти на МРТ? - аж интересно стало, Эйден хоть и не проходил самостоятельно данную процедуру, как-то везло ему с состоянием здоровья, но принцип и результаты примерно представлял. Потому слабо понимал, что Алисия хочет там вообще увидеть. Впрочем, если представить на месте Мосса другого человека, тот бы только порадовался, воспринимая это как возможность пройти внеочередное обследование. Эйден же не страдал особенной любовью к медицинским манипуляциям, и соглашался по совершенно иным причинам. Алисия согласилась ему помочь, а потому у него не было оснований отказывать ей в удовлетворении то ли любопытства, то ли научного интереса.

Насчет места для обучения у мужчины особых вариантов не было. Он точно не стал бы даже пытаться делать это дома, тем более гостиная особняка Муров являла собой живой пример самых неоспоримых аргументов, почему этого делать категорически не стоит. Так что вариант с каким-то отдаленным место на свежем воздухе было куда приемлемым, хотя бы в плане отсутствия случайных свидетелей, да и безопасности. И оставалось только надеяться, что Эйден случайно не устроит крупный лесной пожар. Благо за окном был ноябрь, близилась зима, а в это время города поджечь лес так, чтобы его пришлось тушить пару недель с вертолетов было бы слишком сложно.

- Хорошо, - Мосс согласно кивнул, тем временем закончив с ужином. Было не очень удобно излишне пользоваться гостеприимством, но, как минимум, один вопрос все еще оставался неразрешенным, и для самого Эйдена действительно важным - Чем я могу помочь с гостиной? - он все еще чувствовал свою прямую вину за нанесенный ущерб, и хотел сделать хоть что-нибудь в свое оправдание.

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » This mirror's no illusion


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC