РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » ты - нежность с весною


ты - нежность с весною

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

[icon]http://sg.uploads.ru/zrnR0.png[/icon]

кристина кошелева - снилось, как люблю ♪
https://i.imgur.com/hLuAJM3.png

Hope Birch & James Birch
09-13.05.18, Лейквуд, Миннесота, США.


Проси, чтоб она вела тебя, дурака, вела за собой, легко, по своим стопам, по запаху терпкому, по золотому дну, вела осторожно, бережно, не спеша… Проси ее быть сильнее. В ее плену ты сам отвечаешь за каждый неверный шаг. И всё, что ты выберешь, будет твоим, пока она продолжает распутывать свой клубок… В ладонях ее прохладные облака, ты к ним прикасаешься молча горячим лбом.

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:37:29)

+3

2

[icon]http://sg.uploads.ru/zrnR0.png[/icon]Морща нос и хмуря лоб, Джеймс продолжает считать, что нельзя приручать его способность таким методом [о чём заявил голубоглазой пару мгновений назад], однако перестает ругаться, уступая спокойному, мягкому настроению спутницы. У неё слишком много власти над характером полицейского, но это правило далеко не всегда распространяется на огненную стихию и однажды девушка может пострадать опять, если не научится быть осторожней. «Но ведь сработало», - парирует собеседница, с лёгкой улыбкой отметая возмущение стража порядка и тот громко фыркает в ответ, не считая сказанное достойным аргументом. Полученный им дар был еще более непостоянным, чем вспыльчивый нрав помощника шерифа - с тем же успехом Хоуп могла притащить домой дикую рысь или волка, гарантируя, что лаской и заботой остановит зов природы и желание при первой возможности перегрызть человеку глотку. Складывая руки на груди, мужчина скептически глядит на блондинку, стараясь унять нарастающую дрожь: воспоминания о том, как оранжевые всполохи причиняют возлюбленной боль до сих пор обитают в кошмарах, разбавляя иные ужасающие картины. «Я не хотела тебя пугать, прости», - произносит девочка, подходя ближе и касаясь ладошкой щеки офицера. Вздрагивая от неожиданности [был слишком сильно погружен в собственную тревогу], блюститель закона прикрывает веки, шумно и облегченно выпуская воздух изо рта. Сейчас с ней все нормально, это самое главное, а в следующий раз, если выкинет подобный фокус, будет немедленно отстранена от тренировок. Впрочем, эту угрозу брюнет не проговаривает вслух [выразительного взора, возвращающегося к подопечной, вполне хватает без слов], замирая и позволяя избраннице говорить дальше, касаясь сначала его виска, а потом груди. Ей хочется отыскать в пламени нечто прекрасное, живое, тёплое, тогда как коп видит лишь опасность и смерть. Ощущает на уровне интуиции, что именно это в себе хранит первородный элемент и не задумывается о том, что, вполне вероятно, получает от него то, чем насыщает своё проклятье. Пожинает плоды ненависти, страха и злости, ведь эти эмоции так просто спустить с цепей, позволив им сожрать всё вокруг. И именно об этом ему рассказывает Огден, пытаясь достучаться до своего защитника.
- Я уже давно делаю всё только ради тебя, - уголки губ приподнимаются вверх, демонстрируя, что волнение понемногу спадает. Белокурая имеет право не верить, однако правда от этого не станет другой: с декабря месяца жизнь Бёрча закрутилась вокруг жертвы преступления и больше не меняла своей орбиты. Каждый поступок [зачастую ошибочный и тянущий за собой неприятные последствия] полицейский пытался мерить желанием сделать существование голубоглазой лучше. «Попробуй подарить ему немного… любви», - предлагает спутница, отчего бровь её собеседника вопросительно изгибается, показывая, что поначалу Джим считает прозвучавшую фразу чем-то слишком наивным и детским, навеянным добрыми сказками про принцесс. «Представь, что огонь это я. Как бы ты хотел взять меня в руки, будь я этой огненной стихией», - не останавливается девушка, улыбаясь шире и складывая его ладони в импровизированную чашу словно в крохотный очаг для маленькой искры. Тонкие прохладные пальцы на его запястьях смущают стража порядка своей уязвимостью и потому он не рискует призвать силу в таком близком контакте. Однако, идея Хоуп падает семенем в благодатную почву, готовую принимать советы родного человека. Помедлив и обдумав услышанное, помощник шерифа кивает, соглашаясь попробовать двигаться в новом направлении. - Хорошо, - приглушенно одобряет мужчина. - Но позже, - мягко меняя положение рук, Джеймс забирает девичье ладошки в свои. - Этот подход... Мне надо переварить. Перестроиться, - офицер не знает как правильно объяснить, но Огден, кажется, понимает, что одарённому нужно время - стихия рождается от его чувств и в них пирокинетик должен быть уверен. Поцеловав блондинку, блюститель закона отходит к собакам, отвязывая питомцев, и предлагает всем поиграть у воды, дабы оставить учёбу позади.
Вдоволь набегавшись и промокнув [у псов влажные лапы и животы прекрасно сочетаются с довольными мордами], семейство собирается в обратный путь. Животные свободно бегают без поводков, рыская среди кустов и вспугивая мелкую дичь, а брюнет прижимает к себе избранницу, обнимая за плечи, дабы та грелась от исходящего от него тепла. Вернувшись в хижину, они переодеваются в чистую одежду и остаются ужинать у камина, давая зверью время просохнуть в помещении. Всё-таки за окном прохладная весна [в северном штате становилось по-настоящему тепло ближе к середине июня], поэтому Тайрону и Базу безопаснее набивать желудки под крышей и там же засыпать у хозяйских ног. Следуя заманчивому примеру четвероногих, коп тоже перебирается в постель, утаскивая светловолосую к себе под бок. Задремав на несколько часов, спутники просыпаются уже затемно и первым делом выглядывают в окно, радуясь тому, что вместо вчерашнего дождя у них чистое небо над головами. Собирая в рюкзак перекус, горячий чай, плед, книгу о созвездиях и прочую мелочевку, люди оставляют любимцев охранять жилище - толком не отдохнув за день, те нуждались в полноценном ночном сне, особенно это касалось щенка, даже не проснувшегося за время сборов. Проследив за тем, чтобы Хоуп одела куртку потеплее, Бёрч выпускает девочку за порог, запирает дверь и ведёт её узкой тропинкой на ближайшую открытую поляну. Дорога получается не слишком быстрой, занимая у них не меньше пятнадцать минут - в темноте, подсвечивая землю фонариком [неполная луна тоже помогает как может] путники ступают аккуратно, чтобы не споткнуться о какой-нибудь вылезший корень.
- Она казалась мне шире, - тихо смеется полицейский, первым выходя на вырубленный участок леса, поросший травой. Впереди низкий холм, на котором расположен их временный дом, заканчивается, уходя вниз пологим лысым спуском, из-за чего небо выглядит глубоким и вытянутым. Сбрасывая рюкзак на траву, Джеймс вскидывает голову, рассматривая насыщенную бескрайнюю синеву. - Единственное созвездие, которое я знаю сам, - усмехается помощник шерифа, указывая рукой на россыпь ярких искр. - Большая медведица, - хорошо узнаваемый ковш, который многие дети помнят еще со школьных лет, ведь именно он изображен на флаге Аляски. - А это, - мужчина чертит воображаемую линию до приметной точки, - Полярная звезда, - этому его уже научил Дэвид. - Она практически неподвижна и почти совпадает с направлением на север, поэтому по ней можно ориентироваться на местности, если заблудился и, например, нужно просто выйти, двигаясь всё время прямо. Хотя, если понимать куда надо вернуться, то курс так же можно рассчитать от неё, взяв за отправную точку, - заинтересовавшись полезной информацией, Огден становится ближе и страж порядка повторно показывает как определить нужную звезду, отталкиваясь от двух звезд Большой медведицы.

кукрыниксы - обнимай ♪

Отредактировано James Birch (01-03-2019 13:53:40)

+1

3

sasha mad feat. ksenia - раствориться

Хоуп кивает, прекрасно понимая, о чем толкует ее собеседник. Принять новые правила, новое видение того, что ты уже давно считаешь чудовищной ошибкой всегда непросто. И белокурая даже не надеется, что Джим сразу кинется пробовать новый подход к своей способности. Ведь, как ни крути, полицейский дважды едва не потерял возлюбленную после похищения и впоследствии выявленного огня. Хоуп на месте помощника шерифа беспокоилась бы не меньше, хотя, будучи по другую сторону, девочка смотрела на эти вещи несколько иначе. Например, что сверхспособность Бёрча помогла скрыть место преступления и защитить мужчину от последствий необдуманного плана мести.
- Главное, что ты не отметаешь мою идею сразу – для меня это уже повод для гордости, - Огден привстает на носочки и в знакомой манере тянется к губам офицера, коротко извещая брюнета, что настаивать она не собирается, а лишь хочет поучаствовать в его борьбе с неконтролированной силой, которая, чего скрывать, весьма симпатична белокурой. Склоняя голову набок, Хоуп едва заметно улыбается возлюбленному и немного отстраняется, чтобы перехватить его ладонь. «Я уже давно делаю всё ради тебя», вспоминает девочка, отзываясь глухой болью по прежним временам, когда оставалась слепа к истинным чувствам – своим и брюнета. Как можно было не заметить любви в его глазах, когда она была размером с океан? Девушка была слишком запугана и запутана отношением маньяка, заставившего ее считать себя недостойной любви. И гнилые зерна упали в благодатную почву низкой самооценки, взращивая ненависть и презрение к самой себе. И лишь купаясь в лучах нежности и обожания, исходящих от помощника шерифа, девочка распустилась цветком по весне, неожиданно понимая и принимая то, что может кому-то нравиться, что может быть любима и дарить счастье просто будучи рядом. Огден еще осознает эту истину, но мужчина с каждым днем укреплял ее начавшуюся зарождаться веру в себя, и за это светловолосая не устает благодарить возлюбленного.
Отвлекаясь от мыслей про тренировки, пара освобождает собак и дает им волю нарезвиться около воды, промакивая животы и лапы. Хоуп балуется, брызгая прохладные капли на теплую кожу избранника, а затем с громким заливистым хохотом дает дёру, чтобы быть пойманной через пару стволов деревьев. Окончательно устав, четверка возвращается в хижину ужинать и отдыхать. У теплой печи, развалившись на кровати, белокурая моментально засыпает в объятьях Джеймса, пригреваясь на его груди. Просыпаясь через пару часов, голубоглазая и ее спутник собирают рюкзаки в небольшой поход  – погода радует отсутствием дождя, а, значит, нужно уловить шанс и разглядеть звездное небо. Оставляя питомцев отсыпаться и сторожить дом, Хоуп натягивает теплую куртку [поздней весной по ночам еще довольно прохладно, не смотря на живую грелку под боком] и выходит на улицу перед полицейским. Подсвечивая себе фонариком, девочка старается не отставать от офицера и внимательно смотреть под ноги, ступая аккуратно, чтобы не зацепиться за камень или корягу, а так же не наступить на выползшую медлительную живность. Выбираясь на небольшую поляну, вокруг которой словно толкались деревья, щекотавшие своими кронами ночной небесный фонарь, блондинка  невольно восхищается красотой небосклона и ночного леса.
- Все равно восхитительно, - проходя к середине опушки, белокурая поднимает завороженный взгляд в небо, под мощью звезд чувствуя себя еще меньше, тоньше и беспомощнее. Ее жизнь на фоне десятком тысячелетний, что видели эти небесные тела, ничего не значит. Такие крошечные точки на синем небе, они поражают своей силой, реальными размерами и величественностью, что обрушивается на хрупкие плечи блондинки не грузом, а великолепием. – Я давно не видела их в столь… безмятежными, - ей вспоминается последние вылазки в лес, и где-то в животе ворочается неприятное чувство. Но сейчас, в тишине ночного леса, в компании любимого человека, Огден чувствует себя спокойно и счастливо. Безусловно, она видит созвездия не в первый раз, но лишь рядом с Джимом ей впервые открывается их романтика. – Да, - усмехается вслед за мужчиной, - Ее я тоже знаю, - улыбаясь, светловолосая жмется поближе к брюнету, обвивая его руку своими. – Помню со школьного курса астрономии еще парочку. Вот эти две звезды вроде созвездие Гончих Псов, - пальчиком блондинка показывает на две яркие звездочки, расположенные чуть ниже Большой медведицы, - Хорошо, что я совсем недавно закончила школу, - поворачиваясь к спутнику, Хоуп пожимает плечами, заговорчески улыбаясь и пожимая плечами. Разворачивая лицо обратно к небосклону, девочка слушает и кивает. – Созвездие Малой медведицы… я всегда теряла его на звездном небе, - с усмешкой замечает голубоглазая, разглядывая полярную звезду. – Удивительно… Земля движется, и через несколько сотен или тысяч лет звездой, указывающей на северный полюс мира, уже будет какое-то другое небесное светило. – Отрывая задумчивый взгляд от синего полотна, усыпанного россыпью ярких алмазов, Огден разворачивается всем телом к помощнику шерифа. – Давай разложим вещи и познакомимся с ними поближе, - лукаво улыбаясь, блондинка делает несколько шагов назад, но цепляется ногой за какую-то ветку и падает на спину, утаскивая за собой поспевшего словить ее офицера. С громким смехом, контастирующим на фоне ночной тишины, светловолосая и ее спутник падают в молодую траву, чудом не напоровшись на камень или торчавший из земли корень. – Тебе мягко приземляться, - усмехается белокурая, обвивая руками шею собеседника. Джим что-то ворчит про неаккуратность девчонки, но та фыркает, лишь сильнее обхватывая стража порядка ногами. После ленивого вечера сил ей прибавилось, как и озорного настроения. Игриво кусая возлюбленного за кончик носа, Хоуп пробует увернуться от ответной наглой выходки полицейского. Тот не успокаивается, пока не цепляется зубами в мочку уха, аккуратно сжимая на ней хватку. Светловолосая негромко вскрикивает, тут же заливаясь смехом, и возня заканчивается долгим успокаивающим поцелуем. Соглашаясь, что валяться на траве не слишком удачная затея, девчонка, принимая протянутую руку стража порядка, поднимается на ноги, чтобы расстелить спальник, на котором будет намного удобнее расположиться и наблюдать звездное небо.

То ли дым выпускает из губ, то ли говорит,
только руки дрожат и шатаются фонари.
Эта пьяная ночь, этот сдавленный шёпот "но...", дым выходит к рассвету в распахнутое окно.
То ли губы кусает, то ли дробит слова, но от этой истории кружится голова.
Выпадаешь из ритма, не попадаешь в ритм, то ли дым выпускает, то ли не говорит,
то ли просто не может осмелиться и сказать, мир, как дым, расползается, силится ускользать.
И фонарь недотлевшим окурком в ночи горит, все рябит и шатается, дыбом встаёт внутри.
От того, как она ухитряется говорить.
От того, как, сказав, умудрилась не говорить.
[nick]Hope Ogden[/nick]

Отредактировано Hope Birch (03-03-2019 18:38:52)

+1

4

[icon]http://sg.uploads.ru/zrnR0.png[/icon]грот & krec - я тебя вспомнил ♪
это внутри меня взрывы и грохот, на фоне галактики мы ничтожны и крохотны.
старый дом, оконные щели; я тебя узнавал в каждом из воплощений.

Поразительно, что рядом с ней невзгоды разбегаются и прячутся по углам, опасаясь попадаться на глаза. Еще в пятницу, в последний рабочий день перед отпуском, в другой части леса на него напали дикие звери, безумные и уродливые, заставив вступить в неравную схватку, а сегодня, меньше недели спустя, Бёрч стоит на поляне, чёрт знает как далеко от подмоги, и ничего не боится. Доверяет [наверное, в единственном пока возможном виде] своему дару и тому, что возле с возлюбленной его сила не позволит никому причинить им обоим вреда. А еще, безусловно, слишком отчаянно и крепко одурманен чувствами, чтобы оставаться достаточно рассудительным - как можно страшиться смерти, когда сердце делает сальто в груди и счастливо бьется в реберную клеть? Страж порядка поддается сладкому мороку притяжения и, вопреки возгласам здравого смысла, строит не защитную крепость [ох, как бы она им пригодилась!], а мосты, позволяющие подопечной находить его каждое утро. Совсем не думает о собственной безопасности - откуда такая наивность? - зато постоянно, будто опьяненный, переживает за блондинку и желает ей благополучия. С ним, конечно же - больше никаких отрицаний, ни единой нелепой фантазии о том, что спутница уходит от него к кому-то другому. Они - связаны. Четыре черные буквы, обёрнутые прозрачным защитным слоем, кричат об этом громче прочих земных звуков. Мельком бросая взор на заживающее запястье, Джеймс ощущает как сжимается солнечное сплетение, задыхаясь от обожания. Татуировка с именем девушки появилась на его коже в необъяснимом порыве, который брюнет обдумывал не дольше нескольких минут, и стала огромным доказательством перед самим собой, что жизнь [к великой радости] отныне не будет прежней.
- Таких гончих псов, как те, что остались сопеть в хижине? - Смеется мужчина, разглядывая две яркие звезды. Хорошо, что питомцы спокойно отдыхают дома и не нужно волноваться о том, куда они засунут свои любопытные носы в темноте. Офицер скучал по возможности общаться с Хоуп без помех, преград и свидетелей. Собаки, несомненно, не напрягали его [все-таки любимый зверинец], однако иногда хотелось остаться в совершенном уединении. Оборачиваясь, белокурая хитро улыбается, напоминая собеседнику о том, что еще года полтора назад была ученицей старшей школы. В ответ полицейский хмыкает, приподнимая уголки губ - он успел позабыть об их разнице в возрасте, быстро привыкнув к тому, что они с подзащитной находятся на какой-то одной, комфортной волне. К тому же, горожане наконец угомонились и перестали плеваться в их сторону, обвиняя блюстителя закона чуть ли не в педофилии - видимо, нашли себе сплетни поинтереснее, чем коп и жертва преступления с разницей в десять лет. Да, для их консервативного городка это довольно громкое и необычное известие, но оно явно уступает похищениям людей, найденным трупам и отравляющему туману. - Люди создают столько суеты, но с ними или нет - вселенная будет продолжать свой ход, - задумчиво произносит синеглазый, рассматривая россыпь блесток по темно-синему полотну и слушая речь избранницы про смену Полярного указателя. Джим редко склонен к философским рассуждениям о бренности бытия, однако подобный завораживающий вид и компания, вызывающая прилив откровенности, способствуют разговорчивости помощника шерифа.
Разворачиваясь к нему полностью, девочка предлагает располагаться и Бёрч, одобрительно качая головой, выпускает её из объятий. Делая несколько шагов назад, подопечная спотыкается обо что-то и падает спиной - страж порядка моментально бросается на выручку, пытаясь поймать возлюбленную, но тоже попадает в небольшую ямку ботинком и вместо спасения приземляется сверху на блондинку, чудом ничего ей не отдавив. «Тебе мягко приземляться» - шутливо возмущается светловолосая. Брюнет, не планируя так сразу выпускать спутницу из импровизированного плена, тихо хохочет и ворчит, что Огден опасно даже не миг оставлять без присмотра. Хоуп реагирует укусом офицера за нос и тот, не оставаясь в долгу, аккуратно хватает белокурую за мочку уха, урча баловством и победой. Бросив игривую попытку откусить юной особе какую-либо часть тела, Джеймс спускается к её губам с поцелуем, долгим и утихомиривающим разыгравшуюся баталию. Насытившись моментом близости, мужчина отстраняется от подзащитной, решая, что стоит устроиться на поляне со всеми имеющимися у них удобствами, а не морозить собеседницу, придавив к холодной земле. Поднимаясь, полицейский протягивает ладонь своей девушке, помогая ей встать на ноги. Доставая из рюкзака плед, коп расстилает его на молодой траве, сверху бросая спальник как более плотную прослойку между ними и стылой почвой. Присаживаясь первым и ловя опускающуюся следом избранницу, блюститель закона чувствует как ткань наполняется теплом, создающимся его способностью - одевшись довольно легко для ночной вылазки в лес, представитель власти специально провоцировал дар находиться в перманентной активности.
- Не понимаю только откуда такая тоска, когда смотришь на звёзды, - задумчиво произносит Джим, вытаскивая из небольшого отделения книгу и открывая страницу наугад. - Словно твой дом там, а здесь тебя просто забыли, - пожимая плечами, Бёрч едва заметно тушуется, смущаясь произнесенного признания. Укладывая справочник так, чтобы им обоим было удобно изучать рисунки и описания, помощник шерифа пристраивает небольшой фонарь в положении, пригодном для сносного освещения текста. - Ого, - синеглазый проводит пальцем под нарисованным созвездием, раскинувшимся на половину листа прямо под Малой Медведицей. - Где-то четырнадцать основных точек - большая змейка, - фыркает, не скрывая восторга о том, насколько Дракон оказался внушительным творением чьего-то воображения. Поднимая взгляд к небу, он вместе со спутницей находит материальную версию величественного мифического создания, мимолетно вспоминая предания об огнедышащих рептилиях. И почему для него пламя - это ад, а не сказка о рыцарях и принцессах? - А это... Следующее за ним... - брюнет вновь опускает взор на книгу, разглядывая, что идет дальше, - Геркулес, - хмурясь, страж порядка косится то на страницу, то на синее полотно. - Геркулес? Серьезно?! Да оно на медузу больше похоже! - Офицер смеется и качает головой. - Нет, у меня не настолько богатая фантазия, есть там что попроще? - Уступая перелистывание подопечной, Джеймс заразительно потягивается, разминая мышцы, и разваливается на спальнике, опуская затылок на сложенные под ним предплечья. Где-то вдалеке мигает огоньками летящий по своим делам самолёт, понятия не имеющий ни о маленьком Лейквуде, ни о двух людях на поляне, наблюдающих краткий отрезок его пути.

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:37:57)

+1

5

[nick]Hope Ogden[/nick]ivan torrent - glimmer of hope ♪

В идеальной тишине под брюхом ночного неба, Хоуп особенно явно ощущает себя ничтожно малой частью этого мира. Такое ощущение, что только глядя в яркие россыпи жемчужин на синем полотне, человек начинает задумываться о масштабах Вселенной и других галактик. Мир так огромен, что и не вообразить – и, сколько хватает глаз, целые созвездия становятся свидетелем твоей тоски и тяги к этим далеким небесным светилам. Засмотревшись на алмазную крошку на небосклоне, девочка думает не только о других цивилизациях, но и о том, что они с Джеймсом успели пережить с тех пор, когда Огден видела звезды посреди глухого леса в последний раз. Подумать страшно, что произошло за последние полгода. Столько событий, что их вполне хватит на целую жизнь. Тогда, прижимаясь к черно-белому символу надежды, голубоглазая и не надеялась, что найдет счастье с его хозяином. Как так вышло, что потерянный ребенок смог отогреться и повзрослеть в руках другого взрослого, сумевшего дождаться, пока белокурая обретет не без его помощи веру в себя? Присаживаясь на спальник рядом с полицейским, светловолосая не перестает благодарить небесные светила, ставшие свидетелями ее отчаяния, за то, что подарили ей счастье называться его девушкой.
- Теперь твой дом здесь, - смущенно улыбаясь, девчонка кладет ладошку себе на грудь, продолжая без слов говорить, насколько сильно дорожит моментами быть с ним рядом. Теперь его имя значит для нее больше, чем пять букв, оно – целый ее мир, как эти самые звезды, что лежат перед ними как на ладони. Хоуп не знает, сколько им отмеряно быть вместе: год, два, десять или лишь пару счастливых недель, но блондинка уверена, что будет благодарна за каждое прожитое вместе мгновение. Джим располагает между ними книгу, открывая на карте небо, которое показывается им в этот месяц. Подсвечивая фонариком с другой стороны, белокурая водит по белым точкам тонким пальцем, сверяясь с небесными фонарями и постоянно теряя нужную звезду.
- Так просто видеть их на бумаге, и так сложно провести воображаемую линию там, где итак много точек – слишком легко ошибиться. – Проговаривает блондинка, все-таки соображая, где на карте неба изображен Дракон. – Ого. Он … огромен, - даже по сравнению с и без того немалой Большой медведицей. Рассматривая яркие звезды, голубоглазая не перестает украдкой рассматривать возлюбленного под светом молочной луны. Кто бы мог подумать, что Джеймс Бёрч тот еще романтик. «Мой. Единственный», Хоуп забирает книгу к себе на колени, устраиваясь ближе, и как бы невзначай целует брюнета в плечо. Как вообще можно находиться рядом и не пытаться касаться его ежесекундно? - А вот и нет, - смеется Огден на восклицание избранника. - Смотри, это не медуза, а скорее раздавленная букашка, у которой лапы торчат во все стороны, - девочка изображает похожую фигуру распластанного насекомого и громко смеется на собственную шутку. Прерываясь от представления, белокурая листает дальше, подсвечивая фонариком более простые созвездия, - Лира мне больше напоминает воздушного змея, - повторяя пальцем линии ромба из звезд, говорит светловолосая, вспоминая, что альфа этого созвездия когда-то давно была полярной звездой их планеты. – Мне кажется, что до нас доходят упрощенные  версии созвездий, иначе… откуда у тех, кто дал им название, столько воображения? Ну… или они учитывали еще какие-то звезды. Или дорисовывали линии произвольно… - девчонка оборачивается, замечая, что Джеймс уже умостился на спальнике, и откладывает книгу в сторону. – Мне без тебя тут холодно, - передергивая плечами, блондинка льнет к боку возлюбленного, тут же ощущая себя намного теплее. То ли ей просто кажется, что вдали от брюнета ей становится дискомфортно, то ли ей, и правда, становится прохладно – блондинка не задумывается, укладывая голову на плечо помощника шерифа. – Здесь так тихо, - удивляется белокурая, рисуя пальчиком произвольные линии на груди полицейского. Джим разворачивает к Огден лицо, и та растворяется во взгляде теплых океанов. Взбираясь рукой вверх, светловолосая гладит пальцем линию носа, спускаясь к губам. – Я помню, как трогала их, не надеясь, что смогу прикоснуться к ним своими. А теперь, я надеюсь, только я имею право их целовать, - шепчет Хоуп так тихо, что сама едва разбирает слова. Тоска такой силы врывается в ее юное сердце, словно девочку вырвали из настоящего времени и забросили в прошлое – туда, где Джеймс еще не принадлежал ей. Страх потерять его или, что еще хуже, никогда не обретать парализует дыхательные пути, и воздух застревает в горле, словно кусок пищи. Голубоглазая стремится к губам полицейского, словно они и есть кислород, так жадно впиваясь в них, будто от этого зависит ее жизнь. Мужчина убирает ладонью упавшие ему на лицо светлые пряди, касаясь девичьей щеки, и Хоуп прикрывает глаза, нежась в ласковом касании. Накрывает руку брюнета своей и делает глубокий вдох-выдох, словно снимая с себя всю боязнь никогда не принадлежать ему. Взор Бёрча соскальзывает с ее лица куда-то за спину девочки, отмечая падающую звезду и шутливо спрашивает голубоглазую, не загадает ли она желание, но та лишь улыбается, не переставая с обожанием смотреть на лежащего на спине мужчину.
- А я загадала, - девчонка даже не оборачивается к прекрасным небесным светилам, - И оно уже сбылось, - безо всякой иронии продолжает она, склоняясь ниже и вновь увлекая спутника в новый, более спокойный и глубокий поцелуй. Все, о чем ей когда-либо мечталось, произошло – она влюблена и любима самым прекрасным мужчиной на свете. Большего, ей кажется, и не надо. И пусть их окружают недовольные люди, молчаливый лес или другой город – ей все равно. Самое главное счастье для девочки – Он. Рядом с ней. Остается просить у неба только о том, чтобы это не кончалось  н и к о г д а.

В каждом нашем молчании, долгом скупом молчании,
в каждом редком коротком написанном сообщении
столько света, идущего через часы скучания, что обычное время теряет своё значение.
Ни границ, ни суждений, ни логики в этих действиях - есть вселенные, что остаются необъяснимыми.
В этом буквостоянии, буквенном равноденствии мы хранимся, скупые, живые, простые символы.
Время вряд ли имеет значение, назначение, если в сердце и близость, и чуткость не истончаются.
Столько света в любом, даже вынужденном, молчании.
В каждом редком коротком написанном сообщении.

Отредактировано Hope Birch (12-03-2019 13:51:01)

+1

6

[icon]http://sg.uploads.ru/zrnR0.png[/icon]martin garrix ft. khalid — ocean ♪

Её смех - такой заразительный, воодушевляющий и живой - переливается весенней мелодией и растекается под кожей, наполняя каждую клеточку тела надеждой и светом. Без слов и громких заявлений он поддерживает веру в то, что они могут преодолеть все трудности, коль возьмутся за них вместе - нет такой преграды, которая могла бы устоять под натиском двух человек, стремящихся обрести друг друга. Прежде страж порядка мог об этом только мечтать, слепо и отчаянно идя по темному лесу сквозь сумрак страха, но теперь, глядя на результат своих стараний [счастливую солнечную девушку возле него], Бёрч знает наверняка, что способен решить любую задачу, если подопечная будет продолжать ждать его в конце пути. «Я подарю тебе новую, лучшую жизнь», - стучит в висках безумная, вбитая влюбленностью мысль, пока полицейский хохочет над сравнением созвездия с букашкой. Ему не обещали даже того, что блондинка однажды снова начнёт говорить, а Хоуп, вопреки всем печальным прогнозам, совершила гораздо больше маленьких побед в схватке со своими кошмарами. Блюститель закона безмерно гордится её успехами, не уставая любоваться голубоглазой: такая маленькая девочка и такое огромное сердце! Кто бы еще нашел в себе столько храбрости, чтобы опять поверить людям? Вспыльчивому незнакомцу? Отчасти, брюнет признает [и втайне хвалит себя за это], что его помощь была очень важна для избранницы, но в тоже время не перестает восхищаться готовностью спутницы делать шаги в его сторону: прислушиваться, прикасаться, проникаться их связью. Никто до неё не был так отзывчив по отношению к Джеймсу, не стремился принять мужчину без попыток перекроить под себя.
- Я тут подумал и решил, что они просто курили много незнакомой травы в лесу, вот и навыдумывали столько созвездий, - фыркает офицер, изучая небесное полотно и пытаясь вообразить как его видели другие люди много столетий тому назад, нанося схематичные обозначения. - Но мы за ними повторять не будем, тебе еще нет двадцати одного года, - не упуская момента, чтобы поделиться ироничным замечанием, коп переводит взгляд от сверкающего бисера к подзащитной, судя по голосу обернувшейся к нему лицом. Засматривается на правильные черты, вызывающие постоянное желание дотрагиваться до них, повторяя кончиками пальцев завораживающие линии. Без физического контакта, подтверждающего наличие рядом собеседницы, страж порядка ощущает себя потерянным и одиноким, словно ему никогда не удавалось вызволить белокурую из плена больничных стен. «Мне без тебя тут холодно», - произносит светловолосая, укладываясь на спальник и прижимаясь к пирокинетику, источающему тепло [хотя им обоим ясно, что свежий воздух лишь приятный повод не отлучаться ни на мгновение]. В ответ на её фразу, Джим сильнее притягивает подопечную к себе, обнимая одной рукой, а вторую оставляя в качестве подпорки под голову, чтобы было удобно сохранять зрительную связь, когда Огден поднимает к нему взор. Мягко и нежно девушка касается полицейского, вызывая у того рой взбудораженных мурашек, пробегающих от затылка к шее и вниз по предплечьям. «А теперь, я надеюсь, только я имею право их целовать», - акцентируя внимание на последнем предложении [с первым всё куда яснее], помощник шерифа едва заметно хмурится, но спустя миг сменяет непонимание легкой, благосклонной улыбкой. - Разве похоже, что в моей жизни есть место для кого-то еще? - Блюстителю закона нет смысла рассуждать о нравственности и верности, ведь для него вся ситуация гораздо проще - брюнету больше никто не нужен, Хоуп заполнила его душу до краёв. Вместо слов [они и не требуется, вопрос скорее риторический] блондинка льнет к губам спутника, запечатывая их негласное признание о том, что в их крохотном мирке существуют только два человека. Пряча за девичье ухо выпавшие золотистые пряди, Бёрч соскальзывает ладонью на щёку избранницы, наслаждаясь бархатистой кожей и упоением собственного сердца. Где-то за спиной возлюбленной проносится падающая звезда, привлекая внимание мужчины и исчезая за далекими верхушками деревьев.
- Хочешь загадать желание? - Спеша поделиться новостью, офицер вспоминает забавную детскую байку про то, что упавшие с небосклона искры способны исполнять сокровенные мечты. «А я загадала», - парирует голубоглазая, побуждая копа заинтересовано ожидать продолжения. «И оно уже сбылось», - белокурая не раскрывает карт, но новый поцелует наталкивает на идею о том, что имела в виду собеседница. - Я тоже загадал, - тихо смеётся страж порядка, на ходу придумывая просьбу. Первая же мысль, пронзающая сознание, оказывается такой простой, что ему прежде не доводилось рассуждать об этом всерьёз. Снова встречаясь взглядами с подопечной, Джеймс чувствует как солнечное сплетение сворачивается клубком, подкатываясь к самому горлу и мешая разговаривать. Воздух вокруг них становится душным и горячим, несмотря на все старания весеннего ветра вмешаться и разбавить влияние способности. Впрочем, полицейский вместо жары ощущает как холодеет лоб, а в ушах набатом стучит учащенный пульс. - Хочу, чтобы ты стала моей женой. Сбудется? - Внутренности леденеют и завязываются узлом, однако голос не подводит пирокинетика, звуча уверенно и искрясь испытываемым к Хоуп обожанием. Страх в предвкушении согласия [отказа?] нарастает с каждым мгновением, но параллельно ему точно так же прибывает решимость блюстителя закона. Если задуматься, то у него в запасе имеется сотня причин [как эмоциональных, так и рациональных] для того, чтобы сказать об этом сейчас. А самая главная, кроме безграничной любви и жажды быть конкретно с этой девушкой, видимо та, что он уже достаточно медлил. Сомневался, боялся и рассуждал, позволяя злому року или завистливым людям отрывать их друг от друга. Рисковал всем из-за нелепых опасений, заставляя их обоих мучиться в неизвестности. Странно, наверное, вспоминать об этом в такой момент, но в голову Бёрча лезет церемония свадьбы их друзей. Разговор о том, что Огден не видит себя невестой и глупое воображение, рисующее картины в которых блондинка берёт фамилию другого человека. Переигрывая ту мучительную фантазию, брюнет представляет в ней себя и, кажется, окончательно забывает как дышать.

«Его чувства - станция, где не останавливаются поезда, проносясь дальше, в манящую линию горизонта. Не существовало никогда человека, которого он бы впустил в собственную обитель, в мысли и переживания; которого захотел бы привязать к себе фамилией, штампом, божественным благословением. До неё. И им обоим об этом еще неведомо. Завернутая в упаковку из трудностей и кратковременных моментов счастья, правда пылится в старом шкафу, всё никак не попадаясь на глаза полицейскому. Рано - решает судьба, укрывая подарок тенью, отводя взгляды. Ему бы до этих эмоций подрасти, стать ответственнее и мудрее. Не совершить бы до встречи со своим персональным откровением всех тех ошибок, навстречу коим помощник шерифа уверенно идет в этот и все последующие вечера. Жаль, ни одному из них не дано ни видеть будущего, ни знать о теплом мае, где они наконец будут вместе.»

Часто снится, что осень движется по мосту, укрывает листву как душный, колючий плед. Я могу и войну, и славу, и красоту, но я глупый, безрукий олух в любом тепле. Я не помню, не знаю, как всё освещать вокруг, как делиться огнём — захочешь, мол, отвори...
Мне не нужно других сверкающих новых рук.
Я всего лишь прошу со мной разделить твои.
Закрываю глаза, смеюсь и ловлю поток — вот ладони твои, огниво да береста. Высекай нашу искру — первый, смурной росток, и смотри, как он станет выше небесных стай.

Отредактировано James Birch (21-03-2019 20:33:54)

+1

7

[nick]Hope Ogden[/nick]eden - forever//over
---------------------------
Yeah, lying on the grass, talk is so old
Living under Orion, we grew so bold

Она, по-видимому, даже не задумывалась, какой несет за собой смысл и что на самом деле значит для полицейского. Хоуп боялась копаться в чужой душе, боялась увидеть там недолговечные чувства, безусловно яркие, но кажущиеся лишь короткой вспышкой. Сердце уговаривало девчонку в том, что ее страхи напрасны, что брюнет безгранично любит ее, ровно как и она безмерно боготворит своего мужчину. Но оставшиеся в душе сомнения, вскормленные злыми языками, вытаскивали на поверхность ее неуверенность в себе и в том, что ее вряд ли возможно полюбить по-настоящему и что она недостойна такой чистой и открытой любви. В ней все еще живет та юная девочка, боящаяся прикосновений и не умевшая говорить. Та, что пряталась за левым плечом своего Защитника, когда в их дом пожаловала спятившая Бэтт, пытаясь отнять у Огден ее надежду. Тогда ей казалось, что брюнета пытаются вырвать из нее с корнем, вместе с кожей – ей было так плохобез него в тех белых стенах, что иногда ей самой казалось, что она сошла с ума, раз смела мечтать однажды стать ему кем-то. Однажды стать его. Если обернуться назад сейчас, смотря на прошлое понимающим взглядом, можно понять, что белокурая всегда желала быть с ним вместе. И эта мечта вместе с уверенностью в себе, которую Джеймс взращивал в своей подзащитной. Огден не понимала и обожала то, как смотрел на нее офицер: без презрения, без напыщенной чрезмерной жалости. Безусловно, мужчина сопереживал девочке – это было видно, но его тревога была обоснованной и негромогласной. Бёрч доказывал свою заботу не словами, а делом, ежедневно находясь рядом и поддерживая блондинку. Чего уж говорить о трех выстрелах преступнику в грудь – они кричали о небезразличии к судьбе его юной сожительницы ничуть не хуже признания в любви. «Прости, что я была так слепа тогда», - извиняется голубоглазая, все еще жалея о том, что из-за своих сомнений, светловолосая не могла поверить в чудо, что блюститель порядка может смотреть на нее и видеть девушку, в которую мог бы влюбиться.
Белокурая признается в том, что ее самое огромное желание сбылось, касаясь возлюбленного губами и даже не представляя, о чем еще возможно мечтать. О том, чтобы это не заканчивалось? Девушка боится показаться эгоистичной – разве будет она счастлива, если привяжет к себе брюнета насильно? Нет. Ей куда проще отпустить его, с огромным сожалением и тяжелым сердцем, но счастливой улыбкой из-за того, что смогла сделать для него самое лучшее – не становиться тяжелым якорем на шее. «Я слишком сильно тебя люблю, чтобы делать тебя несчастным», - обещает себе голубоглазая, даже не представляя того кошмара, который наступит, если Джиму понадобится свобода от нее. Хоуп улыбается брюнету, растворяясь в ласковом взгляде, совершенно не ожидая следующих слов. «Хочу, чтобы ты стала моей женой. Сбудется?». Мгновенно теряя дар речи, блондинка непонимающе глядит на полицейского, пытаясь отыскать в данном мгновении подвох. Ей причудились эти слова? Или они были шуткой? Голубоглазый не смеется и даже не улыбается – скорее на его лице отображена озабоченность. Он… ждет ответа?
- Что? – приходит в себя девочка, испытывая такое изумление, что едва готова разумно мыслить. - Что ты сейчас сказал? – блондинка меняет положение на сидячее, слегка отстраняясь и серьезно вглядываясь в глаза мужчины. - Хочешь, чтобы я стала… Это же… не шутка? Ты ведь… правда… - слова путаются в горле, но слезы выступают раньше, чем голубоглазая успевает донести степень своего приятного удивления. Соленые капли счастья катятся по щекам, отчего Хоуп едва успевает стирать их рукавом, - Я же… - «Кто меня возьмет такую?», «Мне никогда не быть на месте невесты», - вспоминаются ей ее же слова, - Я очень надеюсь, что сбудется, - наконец, обретая возможность адекватно доносить свои мысли, отвечает белокурая, - Сбудется… - повторяет она уже куда увереннее. – Боги, ты, правда, хочешь провести со мной всю оставшуюся жизнь? – шепчет девочка, утыкаясь в грудь лицом поднявшемуся за ней избраннику. Знает, что о таких вещах наверно некрасиво переспрашивать, но сейчас  ей с таким трудом верится в то, что офицер хочет связать с ней свою судьбу, что готова слышать это еще раз, и еще раз, чтобы уложить в сознании настоящую правду – он не просто хочет быть для нее временным сожителей, а спутником жизни. – Как у тебя выходить говорить мне такие вещи, о которых я даже боюсь мечтать? – полицейский ласково стирает влажные дорожки слез и убирает светлые пряди за уши, поглаживая ее лицо. – Но, знаешь, я стану самой счастливой девушкой на свете, если смогу назвать тебя своим мужем, - сквозь слезы Хоуп так светло улыбается, что и сама верит в сказку, где им обоим никогда не придется расставаться. Легко выдыхая воздух из легких, блондинка запечатывает свой ответ на губах стража порядка, чувствуя острую необходимость выразить без слов свою любовь. – Ты – все, о чем я когда-либо мечтала, - прерываясь, но не отстраняясь проговаривает Огден в губы избраннику, - Я не знаю, как у тебя получается делать меня такой счастливой, но… у тебя это так легко выходит, что я… - не договаривая, голубоглазая вновь увлекает брюнета в поцелуй, долгий и чувственный, ощущая, как внутри нее сплетаются нежность и вожделение. – Значит, ты станешь моим? Навсегда? – от этих слов у девочки кружится голова, и светловолосая расплывается в широкой улыбке, - Я даже боялась предположить, что этот день когда-либо наступит, - пересаживаясь к мужчине на колени, голубоглазая обвивает его ногами, плотнее прижимаясь к нему всем телом. Обхватывая прохладными от переживания ладошками полицейского за шею, блондинка заглядывает в его голубые глаза, пытаясь найти их дно, и не находит. – Ты сумасшедший… И я так сильно люблю тебя за это. - Они ведь вместе сколько? Неделю? То есть, по-настоящему вместе. Хоуп спускается пальцами к застежке легкой куртки и, сама не ведая зачем, расстегивает молнию, запуская под полы свои ладони. Воспринимает его на ощупь, не прерывая зрительного контакта, и от этой интимной крепкой связи, пульсирующей по их взглядам, блондинка едва ли помнит, как дышать. Они, и правда, сходят с ума, раз хотят [в том, что желание остро-обоюдное, Огден и не сомневается] скрепить их союз клятвами – пока другие пары проживают в неизвестности в лучшем случае несколько лет, им хватило нескольких месяцев знакомства, чтобы осознать, что в их сердцах больше нет места для кого-то другого. Пока разум занят осознанием того факта, что ни один из них не думает о расставании [если до этого момента у девочки еще были сомнения на счет продолжительности отношений, то теперь она точно уверена, что помощник шерифа не собирается бросать свою подопечную], ладони светловолосой скользят к плечам, невольно снимая с него куртку. Трогать его, окружая лаской и теплом – высшая награда за все ожидания. Хоуп исследует каждый сантиметр, желая запомнить Его в конкретно этом мгновении. Ощутить всю полноту его желания, понять, каким близким он может для нее стать. Счастье разрывается в груди сверхновой звездой, и голубоглазая льнет к губам возлюбленного с едва различимым стоном. «Мой. Мой. Мой», - звучит в ее голове, и сознание вспыхивает яркой ослепляющей вспышкой – невероятно, что это вообще происходит с ней. Девочка не ожидала такого от человека, не желавшего ни с кем делить свою жизнь.  Поверить в собственную исключительность, в свою значимость, в привилегию быть настолько желанной в каждом из существующих смыслов непросто. Иными словами – практически невозможно, особенно для той, которая никогда не считала себя часть нормального общества. Никто не должен был желать видеть ее рядом с собой всю жизнь. Никто вообще не должен был хотеть быть с ней, целовать ее, признаваться в любви. Она не умещалась в рамки нормальности этого мира, и нормальные вещи должны были происходить не с ней. И по какой-то неведомой причине помощник шерифа протянул руку именно ей – боявшейся даже мечтать о нем – и впустил светловолосую в свой дом и в свое сердце. «Я надеюсь никогда не разочаровать твоего доверия», - шепчет про себя белокурая, ни на миг не отрываясь от любимых губ.

Скоро май, время самой большой и больной любви,
время ломкого счастья, восполнившего уходы.
Если можешь - прощайся, прощай себя, не реви, май безумнее каждого времени дня и года.
Он сорвёт тебе голос, чтоб шёпот звучал слышней. Он напишет такие письма, в каких разрывы
будут дольше саднить, заставляя оцепенеть от того, что участники просто остались живы.
Скоро май, время самой большой нутряной любви, время счастья, добытого бездной других лишений.
Так выбрасывай старый и скомканный черновик.
И шагни в эту жизнь настоящей живой мишенью.

Отредактировано Hope Birch (12-03-2019 13:51:19)

+1

8

[icon]http://sg.uploads.ru/zrnR0.png[/icon]имя  т в о ё  бы высечь на сердце загодя —
не страшно тогда и в жизнь, и в другие странствия.
луна дрожит в небесных весенних заводях, и дрожь эта требует чуткости и участия.
имя твоё шифровать бы татуировками — деревом тургора, пятой стихией — в памяти.
луна сегодня робкая, небо робкое, тихо дрожат от лёгкого ветра заводи…

На мгновение белокурая пугает полицейского, резко присаживаясь на их импровизированной лесной постели и дважды переспрашивая озвученное мужчиной желание. Под её серьезным взглядом, наполненным непонятыми для стража порядка чувствами, Джеймс внутренне сжимается от ужаса, ожидая, что подопечная с треском отвергнет его наивную идею. Действительно, кто захочет играть свадьбу в девятнадцать лет? Спустя неделю отношений? Да еще с тем, кто собственную способность подчинить не может и регулярно упускает из-под контроля опасное пламя?! А если вспомнить, что прошедшей зимой голубоглазая подверглась изнасилованию и похоронила обоих родителей? Она едва оправилась после трагедий, а блюститель закона уже делает многозначительную татуировку, притаскивает в дом вторую собаку и пытается уговорить спутницу на штамп в паспорте! Девчонке алкоголь ближайшие два года продавать не будут, о каком браке тут заводить речь?! «Идиот!», - ругает себя помощник шерифа, тоже занимая сидячее положение. Дыша ртом и окончательно поддаваясь панике из-за слёз, покатившихся по щекам возлюбленной [огромных усилий стоит подавить искры, начинающие собираться в ладонях], Бёрч судорожно перебирает мысли, ища достойное объяснение своему поступку. Пытается отыскать фразы, годные для того, чтобы донести избраннице суть переживаний офицера: они совсем недавно решились быть вместе, но она дорога ему не первый месяц! Или несколько месяцев это тоже не срок? Надо было, наверное, посоветоваться с Дэвидом [у него опыта на одну жену больше] перед тем, как бросаться на подзащитную с подобными предложением! «Я очень надеюсь, что сбудется», - перебивая всполошившиеся думы, нежный женский голос врывается в сознание Джима, привлекая его внимание и побуждая сосредоточить синий взор на собеседнице. «Что?!», - блондинка не собирается... отказывать? «Сбудется», - повторяет Хоуп и её согласие наконец распихивает страхи, прорываясь к сердцу копа горячей волной. Да? Да! От облегчения у представителя правоохранительных органов вырывается тяжелый выдох, а за ним следует радостный тихий смех. Он сошёл с ума и стал самым счастливым человеком на планете!
- Хочу провести с тобой все свои жизни, - обнимая прижавшуюся к груди подопечную, полицейский зарывается носом в золотистую макушку, пахнущую травами и костром. Кто-то считает, что перед таким ответственным шагом надо подождать, присмотреться друг к другу, но... зачем? Ему не нужна свадьбы ради свадьбы - его интересуют только голубоглазая и возможность просыпаться рядом с ней каждое утро в этом чёртовом городе или в любом ином месте на карте. Это, безусловно, можно делать вне узаконенных отношений, однако от идеи поставить на девочке дополнительное клеймо со значением «моя» мужчина приходит в неописуемый восторг. Белокурая задает следующий вопрос, но в ответ на него Джеймс лишь пожимает плечами, стирая мокрые дорожки с раскрасневшейся от волнения кожи. Каким-то чудом Огден принимает все безумные затеи своего спутника - это ли не знак того, что они всё делают правильно? Или того, что свихнулись оба - тоже, кстати, неплохой вариант. «Но, знаешь, я стану самой счастливой девушкой на свете, если смогу назвать тебя своим мужем», - продолжает светловолосая и страж порядка задиристо фыркает, спеша поправить возлюбленную. - Не «если», а «когда», - шутливо ворчит блюститель закона, тут же стремясь встретить предназначенный ему поцелуй, пронизанный особенной, до изнеможения острой привязанностью. - Люблю тебя, - их слова переплетаются с прикосновениями языков и губ, становясь не перерывом, а частью близости, будто бы дыхание уже не способно разделиться обратно на две равные части. - Я уже твой. А ты моя, - кислорода катастрофически не хватает - помощник шерифа жадно наполняет бронхи, но все равно задыхается от ощущений. - Мы станем семьей. Не просто потому, что считаем так, а... на всех уровнях! Понимаешь? Ты будешь нашей, - улыбается, от воодушевления не представляя как передать эмоции. Брюнет не может вернуть избраннице маму и папу, но без единого сомнения делится единственным имеющимся эквивалентом - собственными близкими. Родителями, братом, племянницами, Базом, самим собой - Бёрч отдает всё. - Хочешь пожениться здесь, в Лейквуде? Или когда переедем? - Столько важных моментов роится в голове - как бы ничего не упустить! Миллионы мелочей проносятся и исчезают, раздразнивая серьёзностью грядущего поступка. - Я за любое твое пожелание. Готов хоть завтра вернуться в город и подать заявление! - Или правильнее будет убраться отсюда подальше и провести церемонию в безопасности и спокойствии? Не дожидаясь выбора, офицер подхватывает блондинку, помогает ей устроиться на коленях, соскальзывая руками на талию и плотнее прижимая к себе. Теряется в её васильковых глазах, отрицая необходимость искать дорогу назад. «Ты сумасшедший… И я так сильно люблю тебя за это», - признания электрическим током искрятся у него под кожей, заставляя Джима дрожать от возбуждения [не только сексуального] и взаимности. Несколько минут назад он сделал предложение любимой девушке и она согласилась! Немыслимо! Это все еще похоже на сон или параллельную вселенную! Ладони подопечной забираются под ветровку и коп урчит от удовольствия, совершенно иначе принимая их контакт от пьянящих разум чувств. Верхняя одежда падает на землю, ведомая движениями белокурой. Полицейский подается навстречу телом и даром, насыщая пространство вокруг них густым, знакомым теплом. Не отставая от спутницы, мужчина избавляется от женской куртки, скидывая ту на покрывало: ткань мешает ему растворятся в её запахе и нежности. Еле отрываясь от нового поцелуя, Джеймс спускается губами по шее, изредка прикусывая бьющуюся пульсом артерию; оттягивает воротник, пытаясь добраться до ключицы - неудобно; расстегивает толстовку и стаскивает вещь с [уже почти не] Огден, отправляя вместе с футболкой куда-то в сторону. Пальцы исследуют открывшееся полотно мягкой кожи, блуждая по нему хаотично и ненасытно. Губами, под слабым освещением луны и фонаря, страж порядка находит рассыпанные родинки собирая их в личные созвездия и шепча выдуманные названия - запредельная магия их невероятной любви.

загодя, вырезать имя на сердце загодя,
чтобы не страшно ни в омут, ни в жизнь, ни в заводи.
чтоб на изнанке, твёрдой рукой записано,
пульсировало и вело за дрожащей высью нас.
и в свете счастливого, и среди мрака лютого —
чтоб помнить, как я, несмотря ни на что, люблю тебя.

rag n bone man - love you any less ♪

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:38:21)

+1

9

в тишине распадаются звезды, уходит боль,
только ты разреши и прими. разгляди. позволь.
слушай сердца счастливый и мерный, и ровный стук,
это главный звук.


Сердце в груди сходит с ума от счастья – невероятно, как простыми словами мужчине удается окончательно избавить голубоглазую от сомнений, что однажды придет час, он разлюбит её. Целовать кого-то, шептать «люблю» и доказывать свои слова действиями  то же самое, что предлагать другому человеку руку и сердце. Быть может для некоторых этот жест кажется слишком пугающим своей громогласностью или ничего не значащим [расторгать браки еще никто не запрещал], то для девочки это значило всё. Зная брюнета и его отношение к семейной жизни [мужчина еще два месяца назад ясно давал понять, что не собирается обременять себя узами брака], голубоглазая не сомневается, что это предложение исходит от чистых, искренних чувств? «Почему я?», - до сих пор не может понять светловолосая, «Почему мне досталось такое счастье?». Неужели она настолько дорога и любима, что может разрушать чьи-то стереотипы? Подобное не укладывается в голове, но блондинка не смеет рушить очарование этой ночи глупыми вопросами. Ведь, кажется, ее согласие осчастливило ее возлюбленного. «Хочу прожить с тобой все свои жизни», говорит брюнет, и Хоуп вновь роняет счастливые слезы:
- Я тоже безмерно этого хочу, - купаясь в ласковых ладонях, она закрепляет слова поцелуем, не представляя, как еще словами описать собственную радость. Ей абсолютно все равно, сколько они вместе, девушка давно знает, что не может жизнь без полицейского. Даже, когда они еще не были официально парой, даже когда белокурая не знала о природе своих чувств – с момента переезда в его дом девчонка была убеждена, что мужчина наполняет ее жизнь смыслом, тем самым, которого ей всегда не хватало. Словно рядом с ним, голубоглазая впервые начала жить. Расставаясь с помощником шерифа на долгие тридцать дней, Огден мучительно умирала без него. Разве может что-то быть что-то сильнее этой тяги души и тела? Разве после этого не достаточно понять, что им не быть счастливыми друг без друга? Девочка уже не одергивает себя, называя мужчину своим, не сомневается в долговечности его чувств, не боится умереть вне его орбит. Вписывает себя в структуру его жизни, сплетаясь на клеточном уровне, мечтает о нем, не стесняясь и не отмеривая им короткий срок. «Я уже твой. А ты моя», продолжает брюнет, и из груди вырывается тяжелый взбудораженный выдох – тело дрожью отзывается в его руках, согласное с каждой произнесенной буквой.
- Давно твоя, - улыбается ему в губы, довольная тем, как он ставит на ней невидимое клеймо. Принадлежать любимому мужчине – в этом истинное блаженство белокурой. Её никогда не интересовали парни так, как обычно интересуют девочек в ее возрасте. Блондинка едва ли могла посчитать себя симпатичной, да и в целом не рассчитывала нырять во взрослые отношения, боясь стать чьей-то игрушкой. А после изнасилования лимит доверия к противоположному полу окончательно исчерпался. В каждом мужчине голубоглазая видела опасность, потенциального мучителя, всяко сильнее её, хрупкой девочки, которую так легко обидеть. И где только в ней отыскалась сила поверить офицеру, так мягко и аккуратно разгонявшему все её страхи. Она покорила его своей беззащитностью? Хоуп доходит до исступления от одной мысли, что среди всех доступных женщин, полицейского тянуло к самому далекому от отношений варианту. И в то же время голубоглазая не переставала благодарить все существующие и мифически высшие силы за то, что вручили ей в руки чудо – его безграничную любовь. Зная возлюбленного, тот не раскидывался подобными словами, а, потому, в этом наполняющем и опустошающем чувстве был, как никогда, уязвим. Теперь она – его слабость и сила. И знать это – означает обладать высшей силой доверия. «Я не подведу тебя», - произносит про себя блондинка, прижимаясь к избраннику. «Мы станем семьей», говорит Джеймс, и мурашки разбегаются по бледной коже.
- Значит, скоро я тоже буду Бёрч? – смеется девочка, но тут же серьезнеет, закусывая губу, - Мне нравится. Нравится называться твоей на каждом уровне, - шепчет тихо, гортанно, передавая всю интимность их момента. Она, определенно любила родителей, и данную фамилию при рождении тоже. Но стать продолжением своего мужчины было слишком заманчивым и необсуждаемым. Девчонке даже не хотелось спорить на тему того, станет ли вообще ее менять. – Я… не знаю, - запинается она на вопрос о том, где хочет пожениться. – Я тоже готова на любое твое безумство, - хихикает девочка, - Только пусть церемония будет тихой. Я не хочу ничего излишне помпезного, как у Ридлей, - вспоминает свои слова и понимает, что не готова проследовать к алтарю под десятки пар глаз. – Это ведь наш праздник? – смотрит возлюбленному прямо в глаза, - Хочу, чтобы так все и оставалось, - не то, чтобы ей не были понятны стремления разделить с кем-то такую радость, но созывать весь город для девчонки было слишком. – Поэтому… не знаю, может, и правда, лучше начать где-то с чистого листа. Давай не будем загадывать, - целуя своего теперь уже жениха, Огден успокаивает его пыл легким поцелуем, который впоследствии становится глубоким и насыщенным чувствами. Блондинка сбрасывает с копа верхнюю одежду, и брюнет подается вперед, окутывая девушку своим теплом. Воздух вокруг них прогревается, поэтому, стоит Джеймсу стянуть с девчонки куртку, свитер и футболку, та начинает дрожать в руках офицера не от холода, а от пробирающей легкие нежности и нарастающего возбуждения. Она хочет его, все так же пьяно и неистово, но теперь желание растекается негой принадлежности, не обремененной ненасытностью перед неизвестностью.
- Мой, - твердо и упрямо повторяет девочка, ничуть не стыдясь заявлять о своих правах. – Мой, - дышит глубже от понимания, что теперь может позволить себе такие слова. – Мой, - в подтверждение этому брюнет кусает девочку за ключицу, и внизу живота остро отзывается взбудораженные чувства. – Сильнее, - просит голубоглазая, желая наутро наблюдать на теле его отметины и знать, что ночь под звездами не привиделась никому из них. Бёрч впивается зубами в нежную кожу, и Хоуп взрывается стоном наслаждения, граничащего с болью. Да, именно этого она и хочет. Чувствовать его всеми рецепторами. Губы накрывают те места, которых коснулась боль, и Огден встречает их жадно – пальцы уже цепляются за край его футболки, чтобы в следующую секунду откинуть ее в неизвестном направлении. Прижимаясь к его горячей груди, голубоглазой так мало того, что между ними сейчас. Шепча на ухо полицейского свое желание, словно его нельзя было прочитать без слов, девочка почти не краснеет, признаваясь в сокровенном. Мужчина бережно укладывает светловолосую на импровизированную постель, помогая ей избавиться от обуви и теплых штанов - Хоуп взаимно ухаживает за избранником, с любовью и обожанием раздевая его и касаясь обнаженных участков кожи. – Люблю тебя… - тихо произносит она, - Каждую твою клеточку люблю, - сливаться воедино – высшая награда их любви. Та, что стала для белокурой неожиданностью – никто до него не был для блондинки столь желанным. Никто не будет после. Среди семи миллиардов людей ее тело, душа и сердце выбрали одного – Его.

пусть вода утекает быстро, взойдет зерно,
исчезает смысл, рождается солнце и жизнь - звено.
пусть вселенные - это вечность, умноженная на ноль,
я пойду с тобой.

slaves - one god ♪
[nick]Hope Ogden[/nick]

+1

10

[icon]http://sg.uploads.ru/zrnR0.png[/icon]мы расплавились, Милая, мир уплыл из-под ног, из-под нот, из любых систем, мы острели, как лезвия и углы, было слишком  н е м ы с л и м о  так хотеть обнажаться, разжаться и всем собой прижимать тебя к сердцу на всех ветрах. я не врал тебе, Милая, что любовь, я вообще ни про что никогда не врал.

Оно того стоило. Все риски, страхи, неудачи и моменты, когда его жизнь катилась под откос [например, возможность лишиться работы после драки с Сэмом] становились оправданными и ничтожными после того, как белокурая промолвила своё согласие, переплетая их судьбы на новый манер. Еще прошлой осенью Джим мог бы убежденно рассказывать, что не собирается никого впускать ни в свой дом, ни в своё сердце: страж порядка прятался от известной боли потери и предпочитал держаться подальше от романтических отношений, ухитряясь не попадаться в сети женского очарования. Однако, декабрь вильнул неожиданным поворотом, Огден свалилась в его руки почти без спроса и офицер сам не заметил как прикипел к девчонке душой. Подопечная проникла в грудную клетку синеглазого именно так, как это делает первая, сумасшедшая влюблённость - не объявляя о приближении и не давая шанса на побег. Бёрч никогда не жалел об этом [испытав столь сильные эмоции он был благодарен за то, что вообще о них узнал], но иногда волновался, что однажды их пути разойдутся, оставив вместо счастья пустынное пепелище. Теперь, прижимаясь к светловолосой и выдыхая на её алые губы, мужчина ощущал, что проделал непростую дорогу навстречу избраннице неспроста, а ради того, чтобы их история стала по-настоящему значимой. По крайней мере, в пределах двух человеческих мирков.
- Хоуп Элеонора Бёрч, - поддразнивая спутницу, помощник шерифа пробует на языке непривычное звучание и удовлетворённо урчит, одобрительно принимая будущее имя подзащитной. - Тебе идёт, - усмехается брюнет, воодушевлённый тем, что больше никто не станет причитать о том, что девочка рядом с ним слишком юна или вообще еще является подростком - они будут женаты и это отринет множество сомнений и вопросов, распирающих местных жителей, которым слишком скучно интересоваться собственными делами. - Как скажешь, - Джеймс согласно кивает, разделяя стремление собеседницы оставить их бракосочетание чем-то личным, доступным лишь узкому кругу лиц. Признаться, коп поддержал бы любое решение возлюбленной [блюстителю закона несложно уступить невесте в обычно столь щепетильном для противоположного пола мероприятии], но ему самому, в идеальном развитии ситуации, хотелось бы в такой день видеть только самых близких или вовсе остаться вдвоем с новоявленной женой. - Договорились, - смягчаясь под нежным поцелуем блондинки, полицейский позволяет себе немного пофантазировать. Представить бирюзовое море, золотистые поля или изумрудные горы, воображая в какой уголок вселенной они уедут, бросив в Лейквуд былые тревоги. Страж порядка прежде не слишком рьяно стремился покинуть город, являвшийся для него малой родиной, но сейчас идея о том, чтобы начать всё с чистого листа, будоражит разум офицера, маня его в неизвестные дали мечтами о безопасности и покое.
Им на двоих всегда мало воздуха. Мало друг друга. Мало часов, отмеренных на то, чтобы быть вместе. «Мой», - твердит белокурая, ставя на нём то же словесное клеймо, которым синеглазый щедро награждает подопечную с того самого мига, как она потянулась к нему в ответ, позволяя губам наконец соприкоснуться. «Мой», - Бёрч кусает светловолосую за ключицу, тяжело выдыхая на покрасневшую кожу, и слыша её просьбу впиваться сильнее, вновь вгрызается в избранницу, чувствуя расползающуюся по мышцам неуёмную дрожь. От её громкого, надрывного стона, всё прочее становится смазанным и незаметным - мужчина забывает о том, где они находятся, видя перед собой лишь самую желанную девушку на планете. Свою невесту. От странности и непривычности этого статуса, происходящее кажется каким-то чудесным сном или сбывшейся сказкой, загаданной джинну из старой лампы. Частыми поцелуями он покрывает наливающиеся краской отметины от зубов, позволяя спутнице стянуть с себя футболку, и когда та прижимается к его груди, отправляет туда же в темноту верхнюю часть её белья, дабы без помех ощутить жар и нежность подзащитной. Поддаваясь сокровенному и возбуждающему шепоту, произнесенному на ухо, помощник шерифа укладывает Хоуп на расстеленное покрывало, аккуратно придавливая к земле. Следом за сброшенной одеждой куда-то в темноту отправляются остальные вещи, позволяя пирокинетику и его возлюбленной изучать тела, выражая глубочайшую степень привязанности и обожания. Эмоций так много, что Джим сомневается в возможности передать хотя бы десятую часть той любви, которую он испытывает к спасенной блондинке.
- Не оставляй меня больше, - отчего-то тихо вырывается у блюстителя закона. Во фразе не слышится тоски [коп слишком счастлив в данный момент] или боли, скорее она наполнена безмерным притяжением и удушающей страстью [аж хрипит голос], однако это не делает просьбу менее значимой или необдуманной. Полицейский правда не представляет как обитать на этой планете, если возле него вдруг не станет Огден; если она все-таки решит, что устала жить или бороться с угрожающей стихией. - Люблю - это слишком слабо в сравнении с тем, как ты мне нужна, - собственные слова всегда выглядят для брюнета однобокими и холодными, не отражающими даже половины тех чувств, что разрывают изнутри его грудную полость, стремясь вырваться на свободу и поглотить белокурую, сделав частью себя. Действия [опека, забота, защита или тоже предложение пожениться] и физический контакт в адрес подопечной, демонстрируют его приверженность полнее и красочнее, описывая то, насколько ценен подарок судьбы в виде голубоглазой девчушки. Их близость здесь, вдали от города и проблем, приправленная смелым шагом [они оба слишком консервативны, чтобы вступать в брак, подразумевая хоть минимальный шанс разойтись в ближайшие годы], становится чем-то вроде мистической печати, скрепляющей устный договор и перевязывающей души.

zedd - clarity ♪

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:38:41)

+1

11

slaves - body on fire

Миг бурлит фантастическими красками – кто-то невидимой рукой прикрутил яркость красок и темное небо становится сине-фиолетовым с россыпью бриллиантов разной величины, отдают запахом мха, хвои и молодой травы. Необычный контраст – прохладной весенней ночью ей совершенно не холодно. Жар губ и тел [и не только из-за способности] сплетаются с нежностью и лаской, даруя необычное сочетание. В этот раз меньше грубой страсти – под звуки ночного леса, под колыбельную природы Хоуп растворяется в своей влюбленности к мужчине, стремясь навстречу его теплу. Губы встречаются на расстоянии короткого выдоха, сливаясь в единый поцелуй – Хоуп всем своим поведением вновь и вновь отвечает на его предложение, крича каждым ласканием рук и языка «хочу». Хочет прожить остаток жизни только рядом с ним, потому как без его родных глаз уже не желает видеть себя в этом мире. Не представляет утро без его улыбки, а вечеров без теплых объятий. Без своего защитника Огден все та же испуганная маленькая девочка, которой не выбраться из темного леса, не встретить отважную собаку и не быть вынесенной на руках из тьмы на свет. Избавляясь от одежды, блондинка избавляется и от оков прошлого, когда стыдилась поднять глаза, опасаясь, что в них окружающие прочитают ее сокровенную боль. Когда не думала, что однажды [и, если посудить, совсем скоро] она сможет так легко оставаться наедине с мужчиной. Ведь теперь они едины, принадлежащие друг другу до каждой клеточки – материи душ давно сплелись, ища путь навстречу, чтобы уже никогда не расставаться. Светловолосая все боялась, что однажды ей придется отпустить полицейского, и совершенно не знала, как это сделать, когда сама вписала брюнета в личные боги.
Накрывая губами места укусов, Джеймс выбивает из белокурой низкие выдохи, которые она теперь без стеснения роняла на его горячую кожу. Девочка едва не стонет не только от удовольствия [еще с момента первой близости факт физического удовлетворения стал для нее аксиомой], но и от бури эмоций – нет во вселенной такого языка и таких слов, чтобы описать то, как она его любит. С каждым днем ее тяга к мужчине нисколько не обращается вспять, да и нет ей пути назад – сожженные мосты оставляют блондинку перед блюстителем порядка обнаженной душой, вложенной ему в руки. Девочка знает – он не обидит ее, а потому доверяет больше, чем самой себе, покрываясь мурашками от каждого слова, оброненного в ее сторону.
- Никогда, - Хоуп изнывает от невозможности в полной мере показать всю глубину своей привязанности, а потому лишь прикрывает глаза, когда Бёрч бережно опускает ее на импровизированное покрывало. Голубоглазая не может надышаться запахом тела возлюбленного, утыкаясь носом в шею и жадно втягивая воздух – испытывает при этом сильное притяжение, отражающихся в потемневших [от ночного неба] чистых глазах. Не имея другой возможности, Огден тянется навстречу синеглазому, только так ощущая себя максимально близкой к любимому мужчине. Не придумали иного способа доказать свою любовь, и девочка с наслаждением впускает брюнета в себя дрожа в его руках не от холода, а от трепета. Она никогда бы не подумала, что станет чьей-то невестой, возлюбленной, любовницей, и вот сейчас ощущает в себе и на своих губах подтверждение тому, что такое возможно и случается сейчас именно с ней. И теперь она достойна – для самой себя – лучшей жизни, достойна быть любимой, желанной, красивой для того, кто так ей не безразличен. Офицер открыл ей самой такие грани, о которых раньше белокурая боялась и подумать, считая себя не такой, как все. Грязной, испачканной чужой грубостью – она едва не сломала ее, и лишь Он смог заставить ее жить одним лишь блеском своих глаз. Она растворялась в нем, еще задолго как смела мечтать стать частью его самого. В нем было так много жизни, уверенности и заботы к ничего не значащему робкому созданию, что, вверяя себя его ласковым рукам, голубоглазая больше не имела шанса ошибиться. Или поверить кому-нибудь другому. Он стал ее миром, закрыл собой от всех, и, оборачиваясь назад, Огден с усмешкой понимает, что таким образом он не только помог ей справиться с трудностями, но не дать ни малейшей возможности посмотреть на кого-то другого. В их маленьком городке было не так много людей, кто смотрел на девочку без осуждения и жалости. Еще меньше тех, кто действительно заботился о ней. И лишь один идеальный во всех отношениях. Проживая заново свою тоску по нему, признательность и изумляясь невероятности [едва ли блондинка устанет когда-нибудь удивляться, почему именно с ней ему захотелось прожить остаток жизни], светловолосая роняет счастливые слезы, никак не вяжущиеся с моментом близости. Они искренне очерчивали степень ее влюбленности и привязанности, иногда своей силой сводивших девочку с ума.
Отзываясь на слияние крупной дрожью, девочка сильнее прижимается к возлюбленному, не желая отпускать его от себя. Укрываясь им, словно пуховым одеялом, она утыкается носом в надплечье брюнета, восстанавливая дыхание и улыбаясь своему необъятному счастью – быть его.
- И ты тоже не оставляй меня, - вспоминает она недавние слова офицера. Поднимает на мужчину полные искристой соли глаза, она впервые умоляет его быть с ней рядом. Раньше не смела, не имела права, но теперь, слыша признание, она знает, что не сможет без него. Не после такого. Джеймс показал ей, что такое Любовь – после этого не возвращаются к исходной точке, и голубоглазая чувствует, как стоит на крою, где ее жизнь зависит только от того, будет ли с ней полицейский или нет. Покрывая остывающее лицо возлюбленного, блондинка ненадолго отпускает его, позволяя перевернуться на спину, но не имеет возможности быть вдалеке, отчего льнет к его груди, не позволяя прохладному воздуху разделить их.

+1

12

дима пермяков - твои мысли обо мне ♪

Они ещё здесь, в лесу, а полицейский мысленно уже пытается вырваться в тот день, когда девушка произнесёт заветное «да», разделив их жизнь на «до» и «после». Страж порядка никуда не спешит, не желает пропустить множество последующих часов, которые проведёт вместе с подопечной, однако невероятно сильно мечтает оградиться от тех страданий, что преследуют их последние месяцы. Ему наивно, как и положено влюбленному по уши мальчишке, кажется будто их свадьба способна всё изменить; словно Хоуп, приняв другую фамилию и сменив адрес прописки, спрячется от злого рока, гонящегося за ней и пытающегося утащить свою жертву во мрак. «И я больше никогда не опоздаю», - звучит заветной мольбой внутренний голос, затухая на кромке сознания потаенными страхами. Его вытесняют страсть и увлечённость избранницей - ей так легко избавить блюстителя порядка от волнений, утянуть в омут ярких, искрящихся звёздами чувств. Рядом с ней брюнет теряется, тонет в тёплой морской воде и не пробует выбраться. В прошлом году офицер полагал, что ему не понадобится ничего менять: он останется в родном городе, будет служить в старом участке и ни за что не разделит с кем-то судьбу. Это ведь страшно. И непременно больно. А в этом году, на самом краю весны, вселенная смеётся над его недавней уверенностью и Джеймс рад ошибаться. Счастлив оглядываться назад и смотреть как добровольно шагает в объятья маленькой напуганной девочки, отчего-то поверившей незнакомцу. Впрочем, куда удивительнее тот факт, что этот самый незнакомец её не подвел: по крайней мере, Огден запрещала помощнику шерифа говорить об этом, утверждая, что не разочарована в нём.
- Моя, - вторя выдохам, которые оставляла на коже блондинка, Бёрч называет подзащитную своей и дрожит то ли от физического наслаждения быть внутри неё, то ли от эмоционального удовлетворения утверждать о принадлежности, а не спрашивать. Столько сомнений рвало его в конце апреля, но май - этот чёртов восхитительный май! - стёр их, поставив вместо вопросительных знаков восклицательные. «И ты тоже не оставляй меня», - в тон недавней фразе просит белокурая и сталкиваясь с ней взглядами, коп замечает солёный блеск. Неоднозначная реакция светловолосой вызывает слабое смятение, однако собеседница, заметив растерянность синеглазого, крепче прижимает его к себе, не давая усомниться в обоюдном притяжении. - Никогда, - обещает мужчина, накрывая поцелуем веки и вновь возвращаясь к настойчивому темпу, смешивая заточенную нежность с обжигающим обожанием. Не представляет как можно не любить её, не зависеть от неё, не прикасаться при каждом удобном случае, а потому даже перекатываясь на спину после, чтобы перевести дыхание, тут же обнимает льнущую к нему спутницу, целуя влажный и жаркий лоб. Прохладные порывы ветра тщетно пытаются протиснуться между ними, но у них ничего не выходит: стоит свежему воздуху лизнуть пальцы, как стихия тут же становится на защиту, окутывая отдыхающих теплом. Наверное, без оружия и собак, ночью вдалеке от города, Джим не должен ощущать себя в безопасности, однако полученный в марте дар наконец приносит небольшую пользу - полицейскому не страшно, ведь, по сути, он не бывает беспомощным. Под спокойное течение этих мыслей [и немного тех, которые невольно возвращаются к согласию девушки, нерешительно вырисовывая картинки совместного будущего], страж порядка чует, что на него начинает накатывать сонливость, манящая провалиться в царство Морфея прямо сейчас. Видя, что подопечная тоже еле удерживается от дрёмы, блюститель закона организует переезд в спальник, уютно устраиваясь в походной постели. Еще некоторое время поговорив про узнанные сегодня созвездия, они вскоре засыпают, не отыскав ни сил, ни желания возвращаться обратно.
Утро наступает рано, вместе с весенним рассветом и поразительно громким пением птиц, наплевавших на незваных гостей. Лениво потягиваясь и неторопливо протирая веки, брюнет здоровается с Хоуп, тут же забывая про размеренность и приставая к ней с поцелуями. От твердой земли [в палатке обычно бывает матрас, но для офицера его отсутствие - вполне терпимый дискомфорт] разбалованные за зиму мышцы ноют, однако представитель правоохранительных органов игнорирует их, интересуясь самочувствием своей избранницы. Хорошая погода и события ушедшей ночи действуют на собеседников воодушевляющим образом и какое-то время они любуются природой, а уже позднее вылезают из импровизированного убежища, вспомнив про не кормленных собак. Собирая одежду, Джеймс вытряхивает из нее насекомых, подавая девочке пример, и с любопытством наблюдает за реакцией подзащитной, прежде не сталкивавшейся так тесно с тонкостями походных будней. Огден держится неожиданно стойко: не жалуется на ограниченные условия и не пищит на весь лес из-за божьей коровки, ползущей по руке. Подбадривая блондинку, помощник шерифа корчит рожицу букашке, демонстрируя, что сам с трудом переносит общество этих тварей. Собравшись и вроде бы ничего не забыв в притоптанной траве, спутники возвращаются к хижине вчерашней тропинкой. В доме об их отсутствии совсем не беспокоятся сопящие псы: разбуженные открывающейся дверью, они подскакивают и начинают радостно прыгать вокруг хозяев, но, похоже, вдвоем чувствовали себя не так уж плохо. Шутливо ворча про предательство База, который теперь любит Тайрона, коп выпускает питомцев на улицу, быстро насыпает корм в миски [остается надеется, что бордер не станет отнимать еду у товарища или что тот слопает её так же шустро] и уводит белокурую в душ, где, к огромной удаче, воды хватает на еще одно купание. Освежившись, мужчина вместе с голубоглазой принимает за завтрак, заодно заново просматривая, что они решили взять с собой и каким выбором продуктов обладают.
- Как ты хочешь провести этот день? - Жуя немытое яблоко, Бёрч гипнотизирует взглядом кружки с холодной водой пробуя нагреть жидкость без прикосновений. Сдавшись через несколько минут, под тихий смешок светловолосой, Джим фыркает и откладывает фрукт, забирая чашки в ладони. Моментально вскипая, они отвечают на манипуляции паром, а нагревшийся металл слабо жжет пальцы, отчего пирокинетик тут же одергивает руки, прикусывая одну из наиболее пострадавших подушечек.

и из высохших рек мы с тобой превратились в моря

Отредактировано James Birch (28-03-2019 11:39:34)

+1

13

Как легко, оказывается ощущать себя счастливой. Не нужно ни роскошное жилье с видом на океан, ни улучшение социального статуса, ни смена города – лишь бы Он был рядом. Простая составляющая, оказавшаяся для одной маленькой девочки целым миром. Любопытно, испытывают ли другие люди схожие чувства, встречая свою вторую половинку, или у нее какая-то особая привилегия – чувствовать возлюбленного на кончиках своих пальцев, отзываясь на прикосновение мелкой дрожью. Закрывая собой от любых невзгод, полицейский дал возможность белокурой не только выжить, но и вырасти над собой, расправить крылья, впустив в сердце привязанность и любовь к другому человеку. Стать его частью и частью его семьи значит для светловолосой слишком многое – такое доверие обезоруживает, пронизывает до самых глубин пульсирующего сердца. Хоуп улыбается, прижимаясь к влажной от пота груди, реагируя на касание мужских губ к своему лбу. Представляет – теперь отчетливо и без опасений – что у них впереди целая совместная жизнь, разделенная на двоих. Не будет других, брюнета не будет нужно отпускать или делить с другими, он всегда будет только её. Под эти обжигающие сознание мысли голубоглазая вновь и вновь примеряет на себя фамилию будущего мужа, до сих пор не веря в то, что помощник шерифа решился на такой отважный шаг так скоро. Но так же, как и Джеймс, девушка не видит смысла существовать вне линий родного тела, вне частиц дорогой души. Им слишком хорошо вместе – и эти слова лишь блеклые отражения того, что именно чувствуют влюбленные, находясь рядом друг с другом. Поставив на себе его отпечаток, блондинка надеется навсегда избежать косых взглядов и людей, шепчущихся, что им не стоит быть вместе [скорее всего, шептаться не перестали, но, зарывшиеся в свое счастье, Бёрч и Огден и думать забыли о посторонних] или же недопониманий со стороны чрезмерно активных ухажеров. Блондинку все еще не отпускает мысль полностью укрыться в объятьях офицера, исписать себя им полностью, обожая свою принадлежность ему. Вот оно – счастье – тихое, спокойное, оно теплым пушистым клубком сворачивается под ребрами, устраиваясь на ночлег. Прикрывая веки, белокурая растворяется в нем, проваливаясь в дрему, и только команда Джима не дает уснуть девчонке прямо на нем. Забираясь в спальник и не обременяя себя одеждой [со способностью избранника светловолосой итак очень тепло, а в его руках еще и комфортно], голубоглазая быстро засыпает, утыкаясь в мужскую грудь носом.
Утро наступает раньше обычного – виной тому ранний рассвет, ведь никакие стены не скрывают путников от назойливых теплых лучей. Да и птицы совершенно не думают умолкать, посчитав, что утро – идеальное время, чтобы петь свои песни. Не смотря на подъем не по расписанию, Огден чувствует себя выспавшейся, хоть и продолжает лежать с закрытыми глазами. Тело слегка ноет после сна на твердой поверхности, но голубоглазая лишь меняет положение, не желая так просто сдаваться новому дню. И все же, покоряясь бодрому настроению, блондинка потягивается, приоткрывая веки и наблюдая тянущегося к ней возлюбленного.
- Все хорошо, - убеждает полицейского блондинка, ничуть не тревожась о том, что провела ночь не на кровати. Отвечая на его поцелуи, Хоуп немного усмехается напору брюнета, кусая того нижнюю губу и напоминая, что в хижине у них остались некормленные питомцы. Еще некоторое время влюбленные нежатся в тепле способности, чистом лесном воздухе и лучах утреннего солнца, после выбираясь на поверхность, чтобы найти собственные вещи. Смахивая какую-то медленно ползущую букашку со своего бюстгальтера, Хоуп быстро застегивается и тянется к спортивным штанам. Тут же замечает на руке божью коровку – от ее лапок тут же становится щекотно, отчего в бирюзовых глазах появляются смешинки. Неизбалованная и отнюдь не капризная, Огден спокойно реагирует на отсутствие удобств, хотя отмечает про  себя, что душ ей бы не помешал. Смеясь скорченной рожице Джеймса, девчонка заканчивает одеваться и помогает собрать вещи – осмотревшись кругом в поиске забытых предметов [спальник, карта, да и они сами вкупе с одеждой], спутники возвращаются во временное жилище, отпуская питомцев на заслуженную утреннюю прогулку. Приняв душ и покормив собак, собеседники вместе готовят завтрак, заглядывая в рюкзаки, чтобы определить количество продуктов. Пока кипятится чайник, блондинка распечатывает упакованный в целлофановую обертку хлеб [в таком виде он дольше остается свежим], банку рыбных консервов и овощи и фрукты, которые не требуют специальных мест для хранения. Наблюдая за попытками избранника нагреть воду без помощи рук, белокурая тихо смеется, фыркая на то, что ради таких фокусов необходимо больше тренироваться, а не отлынивать.
- М-м-м, - протягивает блондинка, откусывая яблоко прямо из рук офицера. Ей, как и брюнету, совершенно все равно на гигиену продукта [в детстве для них никто не мыл фрукты перед подачей], так что перспектива слечь с дифтерией светловолосую не пугает. – Мне понравилось тренироваться, - неожиданно для себя признается Огден. Но стрелять девушке не хочется, зато в голове зреет другая идея. – Может быть… Не знаю… ты бы смог мне показать что-то будь новое. Например, из самообороны. – Девочка чувствует, как краснеют щеки, - Сомневаюсь, конечно, что мне удастся… Но вдруг мне это поможет как-то увереннее себя чувствовать, - голубоглазая встречается взглядом с помощником шерифа, - Когда тебя не будет рядом. – Зрительный контакт затягивается, становится более интимным и тягучим. – Только не подумай, что мне хочется стать от тебя более независимой, - улыбается белокурая, склоняясь к мужчине и коротко целуя его в губы. На самом деле, в ее плане есть скрытый мотив – ей понравилось обучаться у полицейского, а подобная тренировка могла предполагать тактильное взаимодействие. Пересаживаясь на колени Джеймса, девочка вновь откусывает поднесенное к ее рту яблоко. - Кстати, есть из твоих рук мне тоже нравится, - произносит уже чуть тише, словно опасаясь быть услышанной кем-то еще.

+1

14

Балансируя между баловством с огненной стихией и намерением навсегда избавиться от навязанного дара, брюнет насмешливо ворчит на замечание про необходимые тренировки - он помнит последний совет возлюбленной и думает о нём, но пока не готов сделать шаг навстречу оранжевым языкам пламени и подружиться с ними. Хоуп, безусловно, ни капли не торопит спутника, а потому тема исчерпывается сама собой и вот уже девушка нагло кусает яблоко, которое полицейский решает доесть перед началом завтрака. Последний, к слову, выглядит невероятно аппетитно после насыщенной ночи в лесу, так что страж порядка уже пододвигает продукты поближе, собираясь сделать для них несколько бутербродов по принципу «начинки должно быть столько, чтобы она выпадала». Тем временем, блондинка рассуждает о грядущем дне, отвечая на вопрос офицера о том, чем бы она сама предпочла заняться в свободное время. К счастью, мужчина решил не составлять им чёткий план действий, благодаря чему собеседники могли выбирать досуг в процессе или вовсе валяться на постели часами, довольствуясь тем, что им никто не станет мешать. Поразительно, но возможность побыть вдвоем, без срочных вызовов на работу или дотошных зевак, является для них роскошью - копу и его подзащитной редко удавалось насладиться обществом друг друга без помех. «Может быть… Не знаю… ты бы смог мне показать что-то будь новое. Например, из самообороны», - высказывает мысль девочка, вызывая у Джеймса бурную реакцию. Тот одновременно с любопытством и доброжелательным смешком встречает инициативу избранницы: с одной стороны она вряд ли сможет противостоять противнику в рукопашной, но с другой его безумно радует бойкий настрой подопечной.
- Ммм, знаешь... - задиристо осматривая светловолосую, протягивает блюститель закона, - тебе для самообороны больше всего пригодится бег, - тихо хохоча в надкусанный фрукт, синеглазый, между тем, не мешает белокурой продолжать, подбадривая её внимательным взором и согласным кивком, намекающим на то, что её предложение заинтересовало представителя правоохранительных органов. Огден отмечает тот факт, что само наличие подобного опыта позволит ей чувствовать себя увереннее и помощник шерифа проникается этой идеей, понимая насколько важно для Хоуп испытывать ощущение безопасности. После всего, что она пережила, они ведь добивались именно этого? Отсутствия постоянного страха и возвращения к миру, который не пугает неизвестностью за поворотами. «Только не подумай, что мне хочется стать от тебя более независимой», - убеждает невеста [так странно и приятно думать о ней в таком ключе] и Бёрч молчит, потому что разумом признает необходимость оставаться самостоятельными личностями, а сердцем мечтает привязать спутницу к себе навсегда. Принимая поцелуй, Джим с воодушевлением забирает блондинку к себе на колени и пока та ворует очередной кусочек яблока, он залезает свободной ладонью под футболку, своевольно поглаживая девичий живот. - Что еще тебе нравится? - Игриво щурясь, произносит брюнет, вовсе не рассчитывая на подробный доклад по всем пунктам. Покусывая ухо собеседницы [находиться так близко и не приставать - невозможно], пирокинетик соглашается позаниматься, общая придумать подходящие упражнения, и велит возлюбленной начинать есть, но не слишком увлекаться - полный желудок на тренировке будет некстати. Доедая огрызок, полицейский тоже присоединяется к подзащитной, уплетая бутерброды с чаем и утаскивая на сладкое сочную грушу. Разнюхав, что хозяева наполняют животу, двое псов тут же бросают уличные дела и появляются у ног своих владельцев, заставляя поделиться с ними спелым плодом. - Ваше везение, что это собакам можно, - фыркает офицер, наблюдая как Тайрон смешно пережевывает свою долю.
Разобравшись с приемом пищи, страж порядка и его бессменная ученица переодеваются в удобную спортивную одежду и, забирая с собой питомцев, отправляются на широкую поляну, покрытую густым травяным ковром. Раззадорив колли и щенка игрушкой, Джеймс оставляет им специальный канат, чтобы дальше те перетягивали его сами, развлекая друг друга [хотя это больше похоже на веселое катание овчарки по земле], а сам переключает внимание на девушку, начиная их занятие с небольшого инструктажа. Избранница, конечно, понимает, что вряд ли сможет дать кому-то отпор, но коп всё равно еще раз рассказывает ей о том, что не стоит оставаться без него в темное время суток или встревать в чужие конфликты, подставляясь под удар самой.
- Хочется сразу перейти к той части, где я повалю тебя на лопатки и ты не сможешь выбраться, - смеется блюститель закона, облизывая нижнюю губу, - но давай всё же начнем с серьезного наставления. Ничего нового я тебе не посоветую, на самом деле, - для всех девушек базовый набор одинаковый: глаза, горло, пах. В глаза давишь пальцами, в остальные места бьешь, а потом разворачиваешься и бежишь так, чтобы пятки сверкали, - усмехается, - принято? - Подопечная кивает. - На мне пробовать не будем, тебе это всё еще пригодится, - не изменяя ироничной манере [нет желания думать о плохом или о том, изменила бы что-то эта информация во время нападения маньяка], помощник шерифа притягивает белокурую для поцелуя, обнимая ладонями за талию. - Давай немного разомнемся, чтобы ничего не потянуть? - Отстраняясь, синеглазый просит повторять за ним и показывает движения шеей, плечами, руками, бедрами и ногами, помогающие разогнать по телу кровь, разогревая мышцы. - Готова? Тогда можешь нападать первая, посмотрим, что из этого получится, - с улыбкой пожимая плечами, Бёрч отходит на пару шагов назад, давая спутнице пространство для действий. Учить драться ему прежде никого не доводилось: Викторию и Веронику тренировал Дэвид, да и тот обходился описанным выше набором, вдалбливая девчонкам, что их цель вырваться и сбежать, а не победить. К тому же, гораздо разумнее иметь при себе пистолет [самый удачный вариант] или, например, электрошокер - с ними гораздо проще разрешить нападение в свою пользу. Впрочем, их целью сегодня были отдых и прибавление Огден решимости, поэтому полицейский больше не возвращается к наставлениям, расслабляясь и проникаясь необычностью момента.

Отредактировано James Birch (28-03-2019 22:16:18)

+1

15

Любопытным было даже не то, что девушка сама предлагает тренировку, а то, что это был еще один шаг навстречу самоуверенности. Хоуп реально смотрит на вещи, понимая, что с ее габаритами мало кому можно навредить. Однако иногда можно застать противника врасплох и хотя бы выпутаться из его цепких рук – девочка до сих пор с ужасом вспоминает, насколько тяжелым может быть чужое тело, какими болезненными проникновения и цепкими пальцы, впивающиеся в запястья. Лишь случай – один из ста – дал девушке шанс выбраться, и голубоглазая, воспользовавшись им, побежала навстречу своей судьбе.
- Да, я помню, что ноги могут спасти в самые подходящие моменты, - на секунду посерьезнев, отвечает девочка, теряя игривый настрой. Безусловно, Джеймс не пытался обидеть возлюбленную, но, невольно вспоминая один из самых страшных случаев в своей жизни, Огден понимает, как важно знать, что следует делать в экстренных ситуациях. – На самом деле, - нахмурившись, задумалась девочка, - Я несколько раз думала о том, чтобы создать группу поддержки для тех, кто пострадал… в таких же… инцидентах, как и я, - вспоминает один из разговоров с Афродитой светловолосая. – Не знаю, насколько это реально в нашем городе и насколько выполнимо сейчас, когда мы собрались переезжать, но понимание того, что ты не один – важно... Хм... Я ударилась в психологию? – улыбается блондинка, подумав о том, что эта сторона медицины ее тоже увлекает. Отбрасывая ненужные мысли, белокурая лукаво глядит на полицейского, задавшего ей вопрос, но не отвечает, прикусывая губу. Ей нравится слишком многое, чтобы это можно было перечислить - ей не хватило бы и вечности собрать даже примерный список. Поэтому Хоуп только целует избранника в щеку, принимаясь за завтрак и поглядывая, чем заняты собаки. – Не волнуйся, я все равно ем мало, - фыркает голубоглазая, - Не хочу, чтобы ты однажды сказал, что я толстая, - негромко смеется девушка, забирая себе грушу поменьше. Откусывая кусочек, девчонка берет пример с Джима, кидая его Тайрону и тот, тщательно обнюхав лакомство, осторожно начинает облизывать фрукт.
Доев и убрав со стола, блондинка и ее учитель переодеваются [Хоуп выбирает спортивную майку, леггинсы и кроссовки, завязывая волосы в высокий хвост] и выбираются на улицу, забирая псов с собой. Забравшись по узкой тропе на возвышенность, спутники оказываются на небольшой полянке, полностью покрытой густой молодой травой. Баз тут же сгоняет с ближайшего дерева какую-то птицу и громким лаем напоминает ей, кто здесь хозяин. Тайрон старается поспеть за товарищем, но не замечает углубления в земле, зарываясь носом и смешно распластавшись на травяном покрове. Возвращаясь обратно, питомцы принимаются за игру, а после увлекаются перетягиванием каната, хотя сразу видно, что бордер явно сильнее своего меньшего друга.
- Мы перейдем к этой части чуть позже, обещаю, - подхватывает смех возлюбленного девушка, лукаво глядя на него и щурясь от яркого солнца. – Если ты, конечно, сдержишь обещание, и таки не дашь мне выбраться, - улыбается шире, закусывая нижнюю губу. Чтобы не нарваться на «неприятности», Огден демонстративно делает два шага назад, заливисто смеясь и убирая за уши выбившиеся пряди. – Ладно, - серьезнеет девочка на пару со своим наставником, выслушивая краткую лекцию. Ничего нового? На самом деле девочка догадывалась только про третий пункт – и то только потому, что сама пользовалась им целых два раза. Но полицейского голубоглазая не перебивает, жадно впитывая информацию и пытаясь запомнить ее и представить. – Угу, - кивает блондинка, вновь улыбаясь избраннику. Мужчина тянется к светловолосой, обнимая ту за талию, и Огден с удовольствием отвечает на поцелуй, не имея понятия, существует ли вообще хоть малейшая возможность не желать касаться любимого человека каждую секунду. Соглашаясь на разминку, девочка отстраняется от офицера примерно на четыре шага и оставаясь к нему лицом, чтобы видеть и повторять за ним движения. Разогнав кровь по телу, блондинка вновь кивает на оброненную стражем порядка фразу.
- Это именно тот момент, где ты укладываешь меня на лопатки и не даешь выбраться? – Демонстративно делая указательным пальчиком круг в воздухе, задает вопрос белокурая, тут же расплываясь в широкой улыбке. – Эм… Ладно… А как это делается? – несколько тушуясь и понимая, что сама выглядит довольно забавно в этот момент, блондинка почесывает затылок, думая, с какой стороны подобраться к брюнету. Переводя взгляд куда-то за спину, светловолосая перестает улыбаться, а ее глаза становятся большими от удивления, - Баз?! – успевает воскликнуть голубоглазая, и мужчина оборачивается, становясь уязвимым в этот момент. Понимая, что это нечестный ход [который, впрочем, повышал ее шансы], девчонка бросается вперед, но вместо нападения [сама она не особо понимает, что нужно делать в такой момент], начинает щекотать растерянного мужчину. Не понимая, как сама оказывается на земле, блондинка звонко хохочет, прокручивая в голове, как ловко Джеймс успел поставить ей подножку. – Ладно, попытка номер раз провалилась, - клацая в воздухе зубами в попытке добраться  до уха своего жениха и отомстить за собственную неудачу, признается девочка. – В следующий раз скажу, что Тайрона унесли вороны, - пища от новой порции щекотки [помощник шерифа в долгу не остался], продолжает смеяться белокурая.

+1

16

Быть вместе с Хоуп - настолько невероятная, выстраданная мечта, что брюнет не всегда вспоминает о том, каким непростым путём они обрели друг друга. Счастье застилает стражу порядка взор, делая его хмельным от радости и одурманенным запахом Её волос. Оказывается, совсем несложно [для него, по крайней мере] оставлять позади всё плохое и наслаждаться жизнью, задыхаясь от сладкого привкуса молодой травы и весенних цветов. Несложно забывать о боли, о страхе, об опасениях и угрозах - рядом с возлюбленной самые пугающие неприятности теряют свой масштаб и кажутся мелочными, легко преодолимыми. Отчасти, это ощущение позволяет полицейскому улыбаться, не оглядываясь на боль. Помогает быть свободным в общении и смелым в поступках: например, делать татуировку с именем белокурой и звать избранницу под венец, позабыв о стремлении судьбы упорно разлучать их в самые неожиданные мгновения. С другой стороны, такой подход усыпляет его бдительность. Расслабляет Цербера, неустанно охраняющего подопечную, и, вполне вероятно, однажды эта вольность дорого им обойдётся. А еще, как иногда предполагает мужчина, Огден наверняка не хватает поддержки. Синеглазый часто ловит себя на том, что последние недели относится к ней так, словно совсем недавно она не стояла у самого края смерти. Впрочем, этот факт тоже является неоднозначным, приносящим как сомнение, так и уверенность. Вдруг это именно то, что ей нужно? Близкий человек, не прячущий от неё ножи и не относящейся к ней как к больной? «Тяжелые вопросы», - сам себе отвечает блюститель закона, размышляя о желании подзащитной позаботиться о других жертвах насилия. Его маленькая девочка - доброе существо, испытывающее необходимость беспокоиться об окружающих, сопереживать им. «Если это не вернёт тебя в те дни, то пускай», - мысленно соглашается офицер, давая себе зарок сказать об этом за сегодняшним ужином. В Лейквуде, скорее всего, такая группа не понадобится, слишком крохотный городок, однако после их переезда эту идею можно будет попробовать развить. «Научит их самообороне еще, буду потом ловить побитых маньяков», - иронизирует внутренний голос, стараясь скрасить мрачность дум. Несмотря на чувство победы они всё еще скованы отголосками психологических травм. Даже Джеймс, прикидывающийся спокойным, не знает как избавиться от кошмаров и перестать торговаться с совестью после убийства человека.
- Да, это тот самый момент, - смеётся коп, убирая со лба выбившиеся пряди - надо сходить подстричься, а то он мало того, что обзавёлся бородой, так и на голове чёрт знает что творится. - У меня слишком красивая ученица, чтобы я с ним затягивал, - фыркнув, помощник шерифа одобрительно кивает спутнице, подбадривая ту начинать. «Эм… Ладно… А как это делается?», - пытается отыскать подсказку блондинка. - Прояви воображение, - строит рожицу Бёрч, совершенно ей не помогая. В нём бывает излишне много ироничности, которая никому не идёт на пользу. «Баз?!», - вскрикивает светловолосая, глядя куда-то за спину. Вздрагивая от волнения, брюнет оборачивается, уже нафантазировав тысячу способов, которыми питомец попытался совершить суицид и сейчас, по логике, должен истекать кровью пожирая ежа. Вопреки этому, пёс смотрит на хозяина с не меньшим удивлением, не понимая какого лешего его отвлекают от игры, а Хоуп, тем временем, уже бросается щекотать обманутого собеседника. Давясь от смеха и возмущения, страж порядка оборачивается к нападающей, без какого-либо труда подбивая опорную ногу девушки - не испытав никакой боли, та заваливается назад и представитель правоохранительных органов подхватывает возлюбленную, позволяя ей мягко встретиться с землей. - Это нечестно! - Журя белокурую, мужчина наваливается сверху, удачно избегая попытки укусить его за ухо. - Я так скоро поседею! - Продолжает ворчать синеглазый, смеясь вместе с хитрой избранницей, извивающейся под ним из-за попыток защекотать её до икоты. «В следующий раз скажу, что Тайрона унесли вороны», - обещает подопечная и Джим забирается под девичью футболку, добираясь до чувствительных к прикосновениям боков, отчего Огден пищит громче прежнего. - Но ты молодец - не растерялась и проявила смекалку. Только в следующий раз после такого фокуса либо бей по затылку чем-то увесистым, либо беги, - положительно оценив вторую часть урока, блюститель закона накрывает губы подзащитной своими, увлекая её в долгий поцелуй. Который, между тем, пытаются прерывать собаки, уже окружившие людей, оказавшихся на их высоте. - Тай, отстань, - осторожно отпихивая щенка, офицер улыбаясь поднимается с травы и тянет за собой девочку. Отряхнув её леггинсы от мелких соринок, коп командует второй раунд, на этот раз сначала показывая как правильно наносить классический удар кулаком, одновременно прикрывая свободной рукой рёбра. Немного помучившись с тонкостями выпрямления локтя и сохранения равновесия, они оба остаются довольными результатом и переходят обратно к более шутливой борьбе. Блондинка пробует повалить помощника шерифа на лопатки, а тот попутно показывает ей другие уязвимые места: например, демонстрирует как заламывать пальцы или оглушать хлопком ладонями по ушам. Запыхавшись, спутники устраиваются под широким деревом, лениво бросая зверью их слюнявую игрушку.
- Как ты смотришь на то, чтобы всё-таки носить с собой пистолет? Позже, конечно. После переезда, например, можно попробовать получить для тебя лицензию, - вряд ли кто-то даст её без вопросов тому, кто недавно пытался покончить с собой, но Бёрч рассчитывает прибегнуть к рабочим связям. Недолго порассуждав на эту тему [брюнет обрисовывает свою позицию, делая упор на то, что огнестрельное оружие - самый надежный метод личной защиты], собеседники незаметно переходят к другой и покидают поляну, делая большой круг по лесу перед тем, как возвращаются назад к хижине. Оставляя светловолосую заниматься ужином и своими делами, Джеймс наполняет бак водой, дабы у них снова появился горячий душ. Предусмотрительно разведя потушенный прошлой ночью камин [или, возможно, по привычке, он ведь мог согреть их самостоятельно], страж порядка обнаруживает девушку во дворике, почесывающую шею нахальному колли, не уснувшему после прогулки как его младший товарищ. - Завтра можно будет сходить к реке, искупаться и поглядеть как Тайрон отреагирует на первый заплыв, - а еще дать способности выбраться наружу, сбросив напряжение. Пускай прошедшую неделю огненная стихия не слишком его волновала, но мужчина ощущает тревожность, затягивая с обязательным выплеском силы.

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:38:48)

0

17

Звонкий смех исключительной чистоты наполняет легкие и пространство леса своими нотами, искря жизнью, и не выражая граней прошлых горестей. Блондинка верещит от забравшихся под майку пальцев, упорно щекотавших выступающие ребра. На смех хозяев прибегают радостные собаки, готовые побеситься в шумной компании, и Огден забывает, что вообще когда-либо хотела умирать. Что были похищения, насилие, убийство родных и расставание с возлюбленным. Они всегда были вместе, счастливы, как в этом моменте. Отвечая на долгий поцелуй, девушка чувствует в груди растекающуюся негу – любовь и нежность, сплетенные воедино. «Я так сильно тебя люблю», - тянется к полицейскому радостное сердце.  Поднимаясь на ноги, блондинка не без помощи избранника отряхивает леггинсы, и, не переставая улыбаться, напоминает, что не собирается бить своего жениха по голове, но учтет это на будущее, если потребуется. Джим командует продолжать тренировку, но для начала увлекает девчонку в изучение нового элемента движений. Хоуп увлекается и проникается процессом, дотошно и с любопытством повторяя за мужчиной. Оставшись довольным девочкой, помощник шерифа отпускает ученицу готовиться к новому шуточному нападению. Белокурая двигается уже значительно увереннее, не испытывая смущения из-за неловкости своих движений и легко поддается обучению. Кивая на каждое наставление, девушка взглядом выражает избраннику благодарность за возню с ней. Устав и пожелав отдохнуть, возлюбленные устраиваются под кроной широкого дерева [кажется, дуб], бросая собакам игрушки. Хоуп обхватывает руку жениха [так приятно и непривычно звать возлюбленного именно так, но белокурая перекатывает это слово в своей голове, лаская его своими мыслями], кладя голову на плечо и щурится в весенней теплой погоде, так кстати радовавшей их в этот отпуск.
- Что? – переспрашивает девчонка, прекрасно слыша вопрос, - Пистолет? Мне? – блондинка никогда не позиционировала себя, как человека, предназначенного для оружия. Да, ей понравилось стрелять по банкам, это было забавно и любопытно, но даже в самообороне ей не хотелось бы никого пристрелить. – Я не совсем уверена, что это будет столь… необходимым, - все-таки девчонка не рассчитывала больше вляпываться в неприятности, считая, что отъезд из родного города поможет ей в этом. – Но, хм… - нахмурившись, она глядит на Бёрча, ставя себя на его место. Наверняка он предлагает это только чтобы обезопасить девочку, которая ему не безразлична. Ведь и сама Хоуп переживает за брюнета, зная, насколько его работа опасна. – Я подумаю, ладно? – не спеша с решением, голубоглазая возвращается в исходное положение, плотнее прижимаясь к избраннику. Офицер не впервые предлагает светловолосой обзавестись лицензией на оружие, но блондинке все равно надо свыкнуться с этой мыслью.
Возвратившись в хижину, белокурая принимается за готовку ужина. Попросив мужчину развести огонь [желание поесть чего-то горячего и сытного перевешивает лень], девчонка быстро отбирает картофель для запекания и достает банку привезенной с собой тушенки. Пока костер медленно тухнет, оставляя тлеть угли, светловолосая присаживается в раскладное кресло неподалеку, почесывая шею подбежавшего колли. Тай давно дрых у кровати в хижине, умотавшись за длительную прогулку, так что Огден с наслаждением ласкает своего спасителя, даруя ему порцию нежности. Здесь, на заднем дворе, ее и находит полицейский, справившись с чисто мужской задачей по наполнению бака водой. Присаживаясь в кресло рядом с девушкой, он предлагает план на следующий день.
- Если только ты не позволишь мне замерзнуть в воде в начале мая, - звонко смеясь, соглашается девочка, закусывая нижнюю губу. – Не зря же мы брали с собой купальник, да? – лукаво сверкнув взглядом, светловолосая поднимается с места, забрасывая в почти потухший костер картошку. Обсудив некоторые воспоминания Джима, касательно лесных вылазок с Дэвидом, блондинка достает ужин, перекладывая его поближе и случайно обжигая пальцы. Шикает, потянувшись за солью и желая поскорее приступить к трапезе, но уступает здравому смыслу и дает еде остыть. После ужина спутники тушат костер, перебираясь в хижину и глядя, как проснувшийся черный комок забавно пытается отыскать хозяев. Забираясь в постель, собеседники долго разговаривают, делясь воспоминаниями и впечатлениями. Переходят от одной теме к другой до тех пор, пока ночь не убаюкивает их, толкая придвинуться ближе друг к другу. Хоуп по привычке утыкается в грудь стража порядка, чувствуя себя особенно уютно, когда в его объятьях ей практически нечем дышать. Просыпаются поздно, когда солнце уже давно взошло, от собачьей возни. Питомцы поднялись раньше людей, и теперь требовали прогулки и завтрака. Баз, обнаглев до беспредела, забирается сверху на белокурую, облизывая той лицо и заставляя открыть глаза. Тай пытается поспеть за товарищем, но слишком мал, чтобы самостоятельно забраться на кровать, и теперь грызет уголок одеяла, перетягивая его на себя и забавно урча. Шикая на мелкого, чтобы тот не разорвал пододеяльник, голубоглазая сдается под натиском животных и поднимается первая, оставляя Джеймса лежать в постели. Не разрешая мужчине встать, девочка насыпает корм в миски, быстро кипятит чайник и разливает по чашкам кипяток. Отдавая кружку с ароматным напитком возлюбленному, Огден на скорую руку делает бутерброды и приносит тарелку в постель, пряча ноги под одеялом. Спутники нежатся в обществе друг друга еще некоторое время, прежде чем отправиться вместе в душ, где Бёрч слегка балуется, увлекая белокурую под струи холодной воды, которая, впрочем, тут же становится приемлемо теплой. Слыша собачий лай неподалеку, блондинка позволяет себе расслабиться, жалея, что у них нет бесконечного ресурса воды, чтобы немного побыть вместе. Вытираясь, девчонка спешит на поиски купальника, устраивая переодевание прямо перед избранником, отчего едва не оказывается зажатой между ним и стеной. Сдавшись планам, Джим отпускает возлюбленную, напоминая той не играть с огнем, и, лукаво ухмыляясь, блондинка натягивает шорты и футболку, выскакивая на улицу в поиске собак. Те оказываются за кустом, лающими на непонимающую, в чем дело, черепаху. Оттаскивая питомцем от несчастной рептилии, Хоуп дает команду Базу искать Джеймса, и они вместе с Тайроном, повсюду сопровождающего черно-белого пса, мчатся обратно. Полицейский вскоре отыскивается ими, а девочка, наблюдая за троицей из-за дерева, улыбается потрясающей картине своего семейства. Опомнившись, брюнет начинает искать глазами девочку, и та моментально прячется за более широкий ствол, негромко хихикая. Офицер принимает правила игры, направляясь в ее сторону, и белокурая тут же юркает за следующий куст, а затем за очередное дерево. Звонко хохоча, Огден не надеется спрятаться, а лишь выпускает на волю свое ребячество, отчего, схваченная бросившимся наперерез полицейским, она заливисто смеется, шутя прося отпустить ее. Брюнет перекидывает избранницу через плечо, несильно, но звонко приложившись ладонью по пятой точке, и светловолосая возмущенно пищит, требуя поставить ее на землю. Пользуясь тем, что белокурая свисает головой вниз, отчего руками она практически не может себе помочь, блюститель порядка забирается пальцами под шорты, щекоча нежную кожу и выбивая из голубоглазой новую порцию смеха. Сжалившись над девчонкой, коп все-таки опускает ее на покрытую тонкими еловыми иголками и прошлогодней листвой землю и прижимает собой к стволу дуба, поднимая ей руки над головой и увлекая в долгий поцелуй, от которого та начинает ёрзать. Мстительно оставляя белокурую ни с чем, помощник шерифа негромко посмеивается, прикусывая губу и напоминая о том, что впереди у них заплыв моржей. Ничуть не обижаясь на избранника и показательно надувая губы, Хоуп прыгает на возлюбленного сзади, используя его плечи как дополнительную опору и на секунду подрыгивая в воздух. Немного раззадоренная, девочка уже рисует картины, где можно будет предаться с мужчиной близости, а не останавливаться на самом интересном.

+1

18

Упоминание в беседе купальника отзывается мелкой дрожью в мышцах и приподнятыми волосками на предплечьях и шее. Воображение моментально, без единой запинки подбрасывает будоражащие образы примерочной в магазине, раздразнивая полицейского и заставляя того улыбаться, пристально глядя на собеседницу. Там, в самом неподходящем месте их города, девочка впервые столь близко подпустила к себе стража порядка, приняв не только его заботу, но и желание. Джеймс всё еще чувствует отголоски того острого влечения [с примесью какой-то мазохистской злости, когда он старался держаться подальше от подопечной, но сходил с ума от снов в которых кусал её губы до крови], ни чуть не меньше обожая свою спутницу в настоящее время. Блондинка переживала, что станет для офицера очередной партнершей на пару ночей и привязанность не затронет того слишком глубоко, однако сам помощник шерифа уже давно [кажется, с зимы] подозревал, что не испытывал прежде ни к кому подобных эмоций. Любовь взросла в нём неожиданно, словно зеленая трава прорезавшаяся под снежным покрывалом, и теперь во взоре блюстителя порядка читались вожделение к новоиспеченной невесте [как же всё-таки непривычно!] и благодарность за её доверие. То, что реабилитация прошла так успешно и быстро - персональное чудо, заставляющее надеется, что во вселенной существует равновесие между страданиями и счастьем.
За болтовнёй проходит неспешный ужин, а после разговоры сопровождают их на протяжении вечера, пока они гладят собак, заносят вещи и укладываются в постель. Вслушиваясь в мягкий голос подзащитной, брюнет вновь удивляется тому, что им всегда есть о чём поговорить, хотя и молчание не ставит никого в неловкое положение. Странно и приятно, рассуждая об этом, осознавать: Хоуп будто бы является продолжением его сознания или частичкой сердца, поселившейся вне основного тела. Он точно не свихнулся? Не выдумал белокурую после очередного потрясения? Прикусывая щёку мужчина удостоверяется в своем нахождении в реальности и придвигается теснее, с удовольствием ютясь на узкой кровати. Ему импонирует отсутствие возможности отодвинуться друг от друга во сне, несмотря на то, что даже дома, в просторной спальне, у Огден всё равно не получается сбежать от своих охранников, зажимающих девушку со всех сторон. Постепенно проваливаясь в царство Морфея, Бёрч уже не помнит сути диалога, но успевает надышаться ароматом Её кожи и волос, с привычной жадностью наполняя им лёгкие.
Утро наступает поздно, точно не спеша нарушать умиротворяющий покой хижины, и только собаки оказываются не согласны с этим, всё-таки не выдерживая и наводя суету. Им, отдохнувшим еще вечером, хочется двигаться, завтракать и играть, оттого питомцы окончательно наглеют. Баз, пользуясь физическим превосходством, запрыгивает на хозяев, оттаптывая внутренние органы, а Тай грызет покрывало, воюя с противников попроще. Отвечая на повышенное внимание ворчанием, Джим придает колли ускорения, аккуратно спихивая на пол, и уже собирается подняться следом, когда избранница останавливает его, веля не покидать нагретого места. Заинтригованный планами собеседницы, синеглазый остается дожидаться завтрака на подушке [поднимается на ней чуть выше, опираясь спиной] не без тихого восторга одобряя право испачкать простынь крошками. Неспешно перекусив, спутники отправляются в душ, где коп не упускает шанса побаловаться: затаскивает девочку под прохладный поток [она забавно пищит], который вскоре прогревается под действием активизировавшейся способности. Накупавшись, выключив воду и вытеревшись, полицейский и его подопечная возвращаются в комнату, чтобы собраться на прогулку до реки. Забавляясь, блондинка рискует предстоящим приключением, вдруг решая переодеться прямо перед офицером: тот тут же отзывается на знакомую синюю ткань, пытаясь утащить возлюбленную к стене и соглашаясь никуда не ходить. Протестуя и хихикая, Хоуп ухитряется выскользнуть из нахального плена, напомнив про необходимость устроить небольшое моржевание, и одевая шорты с футболкой, выскакивает на улицу. Выбирая аналогичный комплект одежды [майские дни бывают прохладными, но солнце сегодня печёт на славу, да и огненная стихия обещает позаботиться об удобстве], страж порядка вешает на одно плечо рюкзак [заблаговременно сложив туда полотенце, собачьи пуллеры, бутылку с чаем и остальную полезную мелочевку], выбираясь следом за умчавшейся белокурой.
- Хватит белок пугать, - журит помощник шерифа подбежавших к нему псов, подозревая, что те не просто так голосили за кустами несколько минут назад. Потрепав животных за ушами, брюнет ищет взглядом подзащитную, замечая как та, едва попав в область обзора, тут же прячется за стволом высокого дерева. Соглашаясь с игрой, похожей то ли на догонялки, то ли на прятки, блюститель порядка следует за светловолосой беглянкой в подходящий момент резко сворачивая вправо и перехватывая Огден, выскочив ей наперерез. - Попалась?! - Хохоча на пару с девушкой, Джеймс закидывает её на свободное плечо, звонко шлепая по пятой точке, из-за чего пленница шутливо визжит громче прежнего, прося поставить обратно на землю. Конечно же, не планируя делать этого так скоро, мужчина забирается под короткие шорты, щекоча нежную кожу. Вдоволь помучив маленькую хулиганку, Бёрч опускает её на ноги возле дерева, тут же прижимая к шершавой коре и поднимая руки над головой. Возбуждённый возней, синеглазый увлекает избранницу в поцелуй, одной ладонью удерживая бледные запястья, а второй блуждая по стройной девичьей фигуре - дождавшись отзывчивости со стороны невесты, представить правоохранительных органов отступает, с усмешкой напоминая, что у них другие планы. Не теряя задорного настроя, они наконец спускаются к реке, продолжая подшучивать друг на другом. Пробираясь к широкой заводе, где почти не ощущается течение, пирокинетик оставляет рюкзак на берегу, снимая рядом с ним одежду и обувь, но их благоразумно укладывая на высокий камень, дабы собаки не бегали сверху грязными лапами. Питомцы, к слову, тут же принимаются лакать чистый холодный поток, по причине торопливости пуская носами мелкие пузыри. - Готова? - Интересуясь у спутницы, полицейский помогает ей остаться в одном купальнике, лукаво рассматривая свою полуобнаженные собеседницу и едва сдерживая желание безостановочно дотрагиваться до неё. - Не отходи от меня далеко, чтобы не замерзнуть, - База и Тайрона об этом предупреждать не надо, они всё равно в такую низкую температуру дальше животов не сунутся. Заступая в ледяную воду, Джим тут же чувствует как сила стремится к ногам, распространяясь вокруг него и прогревая пространство, после чего протягивает блондинке руку, приглашая следовать за ним. - Не волнуйся, я уже много раз это делал, - и никогда стихия не оставляла его замерзать. Заманивая возлюбленную всё дальше, на глубину, страж прядка слабо вздрагивает от разбегающихся по телу мурашек, вызванных осторожным погружением.

никогда утро так не бодрило, теперь тепла и радости не счесть.
ты — лучшее, что со мною было,
[indent]  [indent]  [indent] ты — лучшее, что со мною есть.

+1

19

У радости есть тысяча причин,
привычных черт, обычных мелочей.
Прошедшее уже не зазвучит, встречай весну, пока ещё ничей.
Пока в тебе незнание рычит — чтоб  х о л о д  затяжной твой расковать —
она отыщет верные ключи и выпустит на божий свет слова.
И вырвется, как дождь, простая речь, и хватит, чтобы горло промочить.

Спускаясь к реке, белокурая чувствует дуновение прохладного ветерка и жмется ближе к полицейскому, уповая на его уверенность и способность. Улыбка не сходит со светлого лица, отчего счастье кажется безграничным и стабильным – Хоуп совершенно забывает про внешний мир, оставаясь жить в таком коротком и одновременно безгранично долгом отпуске. Заниматься только друг другом и вещами, которые раньше казались невероятными [да у нее что ни день то новое приключение!], Огден кажется, что так будет продолжаться всегда – уж кто-кто, а они с Джеймсом точно заслужили свое счастье быть друг с другом.
Добираясь до заводи [течение реки здесь было намного меньше, отчего тишину нарушало лишь пение птиц], светловолосая смешно морщит нос, наблюдая, как псы тут же побежали пробовать на вкус источник воды. Пока блюститель порядка оставляет вещи на небольшом камне, девушка тянется к шортам, стягивая их первыми. Джим приходит на помощь, помогая снять футболку и со знакомым жаром в глазах разглядывает стоящую перед ним блондинку.
- Готова, сэр, - игриво закусывая нижнюю губу, белокурая переплетает пальцы и следует за помощником шерифа к воде, чувствуя, как у нее от предвкушения и чувства неизвестности сводит судорогой бронхи. А что, если мужчина не сможет помочь ей остаться на плаву? Или вода не окажется слишком теплой. Терзаясь сомнениями, девочка, тем не менее, продолжает следовать за своим защитником, ведь другая часть ее существования верит ему.
- Хорошо, - улыбаясь, отвечает голубоглазая, - Готова следовать за тобой, куда бы ты меня не повел, - говорит искреннюю правду, ступая в прохладную, но необычайно теплую для этого времени года воду. Следует дальше, чувствуя, как мурашки бегут вверх по лодыжкам, стоит только теплой коже столкнуться с поверхностью воды. – Щекотно, - смеется негромко, когда река достает ей до ягодиц. Покрываясь гусиной кожей, белокурая тянется к возлюбленному, стуча зубами от перепада температур. Утыкаясь лицом в теплую грудь возлюбленного, девушка ощущает, что вода и воздух вокруг нее становятся теплее. Горячие ладони ложатся на плечи, и Огден едва заметно вздрагивает, поднимая небесный взор на избранника. Купается в его любви и обожании, кивая, соглашаясь следовать дальше. Вода понемногу смачивает купальник, делая его прохладным и тяжелым – добираясь до глубины [где прохладная жидкость достает девочке до шеи], Хоуп тормозит офицера, задыхаясь от нарастающей паники. – Я же… не умею плавать, - дрожит уже не сколько от прохлады, сколько от прилива адреналина, но Джеймс мягко накрывает ее губы своими, уверяя, что белокурой нечего бояться, пока он рядом с ней. Обхватывая любимого человека за шею, голубоглазая позволяет жениху [как же все-таки непривычно звучит!] подхватить ее на руки [с учетом выталкивания воды это сделать проще простого] и пройти еще с десяток шагов, прежде чем светловолосая начинает бить тревогу. Не испытывая по-настоящему страха, девочка с удовольствием пользуется моментом и прижимается к стражу порядка, легонько прикусывая мочку его уха. Выпущенная на свободу, блондинка остается держаться за мужчину, чувствуя, как легкое, но упорное течение пытается унести ее вниз по реке.
- Я не достаю! – больше с восторгом, чем со страхом замечает белокурая, тщетно пытаясь достать илистое дно. Негромко пищит, от необычности и невероятности ощущения полного погружения [максимально возможного на данном этапе] и бултыхает ногами, крепко держась за Бёрча. – Только не отпускай, - просит тише, чувствуя, как поток с новой силой пытается ее смыть. Притяжение нарастает, дыхание учащается – Хоуп шумно выдыхает воздух через рот, но, стоит полицейскому склониться над девочкой ради поцелуя, как та позволяет себе маленькую вольность, не отпуская мужчину, коснуться дна пальцами ног. Прикрывая глаза и рот, голубоглазая ощущает, как вода накрывает ее с головой, смачивая волосы до самой макушки. Не осознавая на самом деле степень глубины, девушка тут же выныривает, ошарашенно хлопая мокрыми ресницами и еще крепче цепляясь за возлюбленного. – Там… глубоко… - возможно ей так показалось из-за разницы в росте - Джеймс нисколько не ощущает дискомфорта, находясь на одном месте. Принимая поражение, блондинка тянется к мужчине, жадно впиваясь в его губы и увлекая его в долгожданный поцелуй. Ладонями, подхватившими белокурую, брюнет проводит по тонкой талии, согревая девочку и вызывая рой мурашек. – Это фантастически, - негромко смеясь, Огден закусывает губу. – Ты делаешь меня самой счастливой на свете, - без преувеличения замечает светловолосая, касаясь ладошками отросшей за время отпуска щетины. – Я люблю тебя, Джеймс Бёрч. Я так сильно тебя люблю… - голубоглазая дрожит в руках избранника, с трепетом относясь к их единению а этом богом забытом уголке земли.

Напишем нас, чтоб больше — не стереть.
Встречать весну есть тысяча причин,
бери тетрадь, записывай и  г р е й.
И лампочку, и лампочку включи.

с.к.а.й. - я тебе люблю

Отредактировано Hope Birch (15-04-2019 08:59:03)

+1

20

я устал от скитаний.
впусти меня в свой водоем.
в воздухе витают миллиарды дыханий,
одно из них - твое.
и от этого мне не уснуть.
и от этого - следующий шаг.
набираю воздуха полную грудь.
я обожаю дышать.

Гораздо реже, чем хотелось бы, его способность оборачивается к внешнему миру не оружием, а волшебством, дарящим восторженные улыбки. Офицеру нравится, несмотря на множество опасений, показывать огненные «фокусы», делая нечто поражающее воображение возлюбленной. Нравится быть для неё героем, сбежавшим со страниц бумажных комиксов. Как бы разум не отрекался от навязанного дара, как бы не кричал о том, что хочет вернуться к прежней жизни, где-то в глубине души закрадываются и другие эмоции, помогающие брюнету постепенно принимать свою новую сущность. В конце концов, человеку свойственно привыкать ко всему, адаптируясь под обстоятельства - Джим не становится исключением, шаг за шагом уступая выкрутасам судьбы, которых не может изменить. Наверное, просто невозможно сопротивляться каждой новости, бесконечно вступая в сражения, и потому полицейский обходит наименее опасные случайности. Сейчас, когда сила поддается контролю, подчиняясь умиротворенному состоянию души, страж порядка предпочитает не думать о ней, выдвигая на первое место иные переживания. В том числе приятные. Мысли о переезде и свадьбе дают ему уверенности, наполняют дни особым смыслом, выходящим за рамки инстинкта самосохранения. Они не просто спасают свои шкуры и бегут от проблем, а идут к определенной цели, по итогу которой обретут желанное уединение. «Я люблю тебя. Люблю, люблю, люблю», - повторяет до бесконечности, разглядывая как синяя ткань переходит в бледную кожу. Так невероятно испытывать к кому-то подобные чувства; находить счастье в девушке, стоящей напротив. Бёрч никак не прекратит пытаться распробовать эти громкие пять букв - он никогда прежде не осмеливался говорить о подобной привязанности.
- Скоро будет еще теплее, - обещает блюститель закона, обнимая Хоуп, гонимую к нему контрастом температур. Прикрывает веки, коротко целуя собеседницу, и дает толчок для стихии, позволяя той действовать активнее. Если в воздухе её влияние обычно остается незамеченным до тех пор, пока не станет душно, то в воде коп ощущает как энергия перетекает из каждой клетки его тела, наполняя собой жидкость вокруг. - Это так... круто, - негромко усмехается мужчина. - Словно кто-то выключил блокировку, отчего весь запас бодрости и сил теперь может покидать... оболочку, - вслух звучит куда безумнее, чем представлялось в голове, но именно так синеглазый ощущает свое взаимодействие с окружающей природой. Не понимает только по какой причине он связан именно с огнем, почему конкретно на него распространяется влияние. Помедлив, пирокинетик зовёт спутницу следовать дальше, аргументируя тем, что таким образом они точно вскоре замерзнут и от прохладного весеннего воздуха следует спрятаться на глубине. Дойдя до того момента, когда влага касается шеи, белокурая останавливает их продвижение, напоминая о неумении плавать. Представитель правоохранительных органов кивает, не видя в этом никакой проблемы. - Я рядом, всё будет хорошо, - накрывает её губы своими, безмолвно отклоняя противоположные аргументы. - Давая я буду тебя держать, - подхватывая подопечную, успевшую обвить руками шею защитника, Джеймс следует вперед, спокойно ступая по дну - до уровня его горла еще идти и идти. Спустя пару минут девочка вновь бьет тревогу, но на этот раз паникует меньше и даже отстраняется от офицера, используя его предплечья как опору. Интерес побеждает страх, подталкивая Огден попытаться дотянуться ступнями до дна - ничего, конечно же, не выходит. - Как же ты мелкая! - Поддразнивает помощник шерифа, которому вода едва достает до ключиц. Разница в росте изначально была очень заметной, однако со временем брюнет привык к ней и перестал обращать внимание. «Только не отпускай», - просит возлюбленная. Фыркнув [он не настолько глуп, чтобы пугать избранницу дурацкими выходками, она ведь правда волнуется], полицейский наклоняется за новым поцелуем, но девушка успевает ускользнуть, ныряя на дно.
- Для трусихи ты слишком смелая, - ироничная фраза, естественно, оказывается неуслышанной. Выплывая спустя несколько мгновений, новоиспеченная невеста жадно хватает ртом воздух и пытается убрать с лица мокрые пряди, мешающие обзору. Стража порядка забавляет их возня: Бёрч улыбается и помогает очистить лоб, попутно гарантируя, что скоро его ученица будет нырять не хуже какой-нибудь русалки или дельфина. - Там даже двух метров нет, - фыркает временный наставник по плаванию, не переставая тихонько посмеиваться над огромными приключениями в крохотном водоёме. Собирается добавить что-то еще, подбодрить Хоуп, но та прерывает собеседника поцелуем от которого улизнула. Углубляясь в прикосновениях губ [кажется, Джим уже до чертиков соскучился по близости, к тому же блондинка раззадоривала его с самого утра], блюститель закона касается языком девичьего нёба, ладонями сжимая тонкую талию. «Ты делаешь меня самой счастливой», - прерываясь, заявляет светловолосая, вынуждая копа мысленно ворчать - мужчина как всегда считает, что такой мелочи недостаточно для полноценной радости и ему следует стараться больше. - Я тоже люблю тебя, - отзывается синеглазый, беззвучно урча под прикосновениями к заросшей щеке. Когда он последний раз полноценно брился? В январе? В декабре? Водоворот ошеломляющих происшествий вынудил пирокинетика отпустить бороду - с ней проще существовать в хаосе, чем с постоянно обновляющейся щетиной.
- Ты согрелась? - Прислоняя белокурую ближе, Джеймс подтягивает её так, чтобы спутница обвила его ногами, прижавшись к синтетической ткани плавательных шорт. - Я тут подумал, - хитро заглядывая в небесный взор, представитель правоохранительных органов прикусывает нижнюю губу и перекладывает одну руку на надплечье подопечной, - зачем мы вообще тебе купальник выбирали? Тут же все равно никого нет, можно было бы и без него купаться... - Усмехаясь, офицер стягивает бретель, дотрагиваясь губами до мокрой кожи, покрывающейся мурашками то ли от его действий, то ли от порыва свежего ветра. Сжимает зубами проступающую косточку, медленно смещаясь укусами в сторону шеи, а затем проделывает тот же трюк со второй стороны, освобождая левое плечо. Отступая на несколько шагов к берегу, помощник шерифа останавливается вместе с Огден у крупного камня, расстегивая бюстгальтер и под слабые протесты засмущавшейся избранницы закидывает его на сухую гладкую поверхность. - Если его унесёт течением, то тебе точно придется до конца отпуска ходить на реку так, - поддразнивает брюнет, - такой расклад меня устраивает, - всё равно сюда вряд ли занесет еще каких-либо путников, уже слишком далеко расположены остальные лесные хижины, а без них путешественники предпочитают уходить дальше, углубляясь в вековые леса. Уговаривая Хоуп примерно такими доводами, дабы та перестала стесняться, Бёрч покрывает поцелуями невесту от подбородка до груди, собирая губами остывающие капли пресной воды. Ладони скользят по стройному телу подзащитной и от них, сообщая о настроении полицейского, исходит жар, будто печка согревающий пространство возле себя.

+1

21

[indent] Между моим должна и моим могу холодное море, деревья на берегу - белые кости стволов, оловянный мыс, это все навсегда про любовь, это все - не мы. Оказавшись здесь, в безвременье, на песке, я иду к воде, но точно не знаю, с кем, знаю, с кем, но не знаю, кто я и где иду, сердце эльфа за дюной Эффа, граница - тут. Между моим могу и моим должна янтарная пропасть, северная волна, красное солнце бьется в лесных сетях, чайки стоят на месте и так летят. Песни печальные ветер поет с листа, косы песчаные медленно расплетать, камень на камне, след попадает в след, раскаемся, Каин, расселимся по земле. Между моим моим и моим моим, заливы, лиманы, закат, поднебесный дым, аквамарин на небе, янтарь у ног, ветер поет с листа, но не знает нот.
Белые кости стволов, оловянный мыс.
Это все - навсегда - про любовь, это все не мы.

Счастье – огромное, размером с целую планету – накрывает ее с головой, не давая никаких шансов скрыться. Девочка дрожит от восторга и адреналина, подступающему к горлу ощущению умиротворенной эйфории. В сердце эхом отражаются слова любви, но, кажется, их недостаточно, чтобы описать свою радость от возможности быть рядом с человеком, являющимся для юной блондинки целым миром. Мужчина вторит признаниям, пробирается под кожу и обосновывается в реберной клетке, где ему самое место.
- Не отпускай меня, - слова звучат иным смыслом – голубоглазая не имеет в виду страх глубины и не умение плавать. В ней говорит ужас, ведь для Огден нет ничего страшнее: узреть исполнение заветной мечты, а после потерять всё, разбиваясь вдребезги о скалы жестокости мира. – Я без тебя не сумею… - продолжает шептать в губы, дрожа от волны накатывающей нежности, - Ты – моё желание жить, - нисколько не преувеличивая произносит белокурая, без сомнений вкладывая свою жизнь в теплые руки возлюбленного. Не смотря на громкие слова, в девочке нет грусти – есть только бесконечное желание показать, что мужчина значит в ее судьбе. «Всё», - резюмирует внутренний голос, и светловолосая нисколько не желает спорить. Было время, когда Хоуп была, как ей казалось, одна. Страшное время беспросветной ночи, где каждый удар сердца, каждый вдох давался ей с трудом. Но сейчас для нее открывается неизведанный мир, в который она не могла ступать без такой надежной поддержки, какая есть у нее сейчас. «Ты согрелась?» - задает вопрос полицейский, и девчонка улыбается стражу порядка, не в силах отвести взгляда от его лица. Влюбленные люди прекрасны – взор искрит счастьем, и белокурая теряется в этих искрах, благодаря все силы на свете за такое невиданное счастье – быть любимой этим человеком. Мужчина притягивает голубоглазую ближе, побуждая обхватить его ногами – Огден с плохо скрываемой улыбкой прижимается к избраннику сильнее, сходя с ума от близости тел. С тех пор, как девочка осознала глубину и взаимность своих чувств, желание и наслаждение присутствовали в ее крови постоянно. То ли считывая нарастающее возбуждение блюстителя порядка [которое невозможно не заметить в таком тесном контакте], то ли проникаясь интимностью момента, голубоглазая замирает, вслушиваясь в следующие фразы, нежась в хитрости лукавого взгляда. Бросив взгляд на берег и проверив псов [оба развалились пузом к верху на песчаном берегу и грелись на солнце], девушка хмурится, едва заметно, игриво называя Джеймса сумасшедшим, и сама теряет рассудок, когда помощник шерифа стягивает бретель с надплечья и касается губами места, где совсем недавно была синяя ткань. Хоуп прикрывает веки, издавая низкий стон наслаждения – низ живота наполняется тянущей знакомой болью, и блондинка невольно ёрзает, поддаваясь общему взбудораженному состоянию. Дрожа от ветра и нежных прикосновений [Бёрч проделывает те же манипуляции со второй бретелью], голубоглазая крепче впивается пальцами в стража порядка, когда тот направляется к большому камню, торчащему из воды, словно кусок айсберга. – Что ты делаешь? - усмехается белокурая в шею избраннику, когда тот расстегивает верх купальника, оголяя бледную грудь, и закидывает бюстгальтер на сухую гладкую поверхность. Глядя на один из символов своей капитуляции [все-таки на ней еще оставались трусики], светловолосая ощущает, как кровь приливает к щекам, делая их пунцово-красными. Сглатывая на следующую фразу брюнета, девчонка не сразу осознает, что дышит ртом глубоко и часто, спускаясь взглядом к губам мужчины. Несмотря на легкое стеснение, возбуждение уже бьет в голову, отчего маленькая путница едва заметно усмехается, - Говорят, что по ночам вообще традиция купаться голышом, - она ни на что не намекала, но, кажется, нарочито нарывалась. Закусывая нижнюю губу, блондинка тянется за поцелуем, ощущая, как возлюбленный обхватывает шею горячей ладонью, запуская пальцы в мокрые волосы. Языки сплетаются нежностью, набирая обороты и разгоняя кровь по телу – от очередного особо острого укуса за губу, Огден заметно стонет, вкладывая в свое звучание смесь одобрения и возмещения. – Здесь? – почти без удивления спрашивает девчонка, когда Джим нетерпеливо стягивает со спутницы вторую часть купальника, не оставляя той шансов на сопротивление. Мокрая ткань плюхается на сухую поверхность камня, пока светловолосая привыкает к новым ощущениям. Нигде ничего не давит, не пережимает, вода плавно обтекает линии тела – приятно. Слишком. Возвращаясь к мужчине поцелуем, голубоглазая поддерживает обоюдно нарастающее возбуждение – молит, требует губами продолжения, хоть внутри нее еще пытается колебаться совесть. Полицейский затыкает ей рот новым поцелуем, жадно исследуя под водой женское тело – ладони накрывают грудь, по-видимому пользуясь моментом, что белокурая держится руками за шею избранника. Отзываясь однозначным звучанием, блондинка вздрагивает, когда пальцы едва ощутимо проходятся по косым мышцам живота, поглаживая тазовые кости – щекотно. Брюнет не останавливается, спускаясь ниже и просовывая руку между собой и прижимающейся к нему девушки – сдавленный громкий стон нарушает тишину, а голубые глаза распахиваются, с жадностью впиваясь взглядом в офицера. Открытый доступ позволяет полицейскому ласкать белокурую без преград – впиваясь руками в надплечья полицейского, блондинка прикрывает глаза, пытаясь спрятать лицо где-то в его шее, но помощник шерифа не разрешает голубоглазой скрыться от него, почти приказывая показать, как ей хорошо. Мучительно сладкая пытка выбивает из блондинки последние крупицы совести, и та, закусывая нижнюю губу, без стыда рассыпается громкими подбадривающими стонами в такт умелых движений. Большим пальцем свободной руки страж порядка проводит по девичьим губам, и Огден слизывает с него пресную воду, касаясь горячим языком. Сколько проходит времени, прежде чем эйфория накрывает ее с головой? Пытается понять: пять минут, пол часа или больше, но безрезультатно. Время стирается в пыль, оставляя только пик удовлетворения и мужчину, доводящего девочку до оргазма. Громко извещая полицейского о своем удовольствии, Хоуп на несколько минут повисает на его шее, прижимаясь к телу возлюбленного, прежде чем понять, что от воды исходит пар. – Ещё, - буквально требует белокурая, усмехаясь собственной смелости, когда, стягивая [не без помощи брюнета] с него плавки, по знакомой схеме закидывает их к своему купальнику. – Теперь мы равны, - улыбается довольной улыбкой, лаская под собой возбужденную плоть, а после приподнимается, чтобы, наконец-то, впустить его в себя.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » ты - нежность с весною


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC