РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » [AU] don't tell anyone


[AU] don't tell anyone

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

hurts - only you
https://i.imgur.com/KTTvVQe.png

[разное время] ↳ Лейквуд, Миннесота, США
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖
Hope Ogden & James Birch


Мир, где нет способностей, других видов и похищений.
Мир, где Хоуп еще шестнадцать и преступник не до конца сломал её жизнь.

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:36:55)

+1

2

[lz]Джеймс Бёрч, 29. Помощник шерифа в полицейском участке Лейквуда. Опекун Хоуп Огден.[/lz][icon]http://sh.uploads.ru/82OSQ.png[/icon]Джеймс перекатывается на спину, выпуская изо рта тихий, долгий выдох. Рассматривает потолок, бездумно изучая отблески праздничной гирлянды, и не испытывает ни стыда, ни происков совести, ни чего-либо подобного. Ему хорошо. Или даже больше - замечательно. Физическое удовлетворение переплетается с эмоциональным всплеском, даруя ощущение освобождения и радости. Здесь, на пушистом покрывале, с растворяющимся алкоголем в крови, мужчина словно прячется в другом мире, не имея ни малейшего желания возвращаться обратно. Всё так удивительно просто: любить её, раздевать, делать своей. Наплевать на устои и ограничения, сказав себе, что ничего серьезного не происходит и творить одну из самых важных вещей в жизни. «Ты больной», - мысленно смеется над самим собой, сгребая подопечную под бок, чтобы не переставать на тактильном уровне осознавать, что она до сих пор находится рядом с ним. Спустя несколько минут, когда дыхание выравнивается и температура тел становится приемлемой, они оборачиваются друг к другу, встречаясь взглядами, и полицейский целует светловолосую. Легко, мимолетно - так, будто бы они не нарушили только что несколько строжайших законов Соединенных Штатов Америки.
- Мне тоже понравилось, - усмехнувшись, страж порядка приглушенно отзывается на признание блондинки, касаясь губами её виска. Поднимается, помогая голубоглазой тоже встать на ноги, и собирает их разбросанные вещи, вручая девушке принадлежащую ей одежду. Одеваясь, не перестает любоваться воспитанницей и замечает, что у неё на внутренней поверхности бёдер остались следы утерянной девственности, чем подтверждает своё подозрение о том, что до сегодняшнего вечера подзащитная была невинна. Не представляет как реагировать на данный факт и нужно ли это делать в принципе, поэтому улыбается Хоуп, ничего не произнося. Полностью собравшись, они наводят визуальный порядок в помещении и спускаются на первый этаж, где выключают электричество, после чего запирают кафе и ставят его на сигнализацию. Путь до дома совсем короткий, так что они рискуют посадить за руль не совсем трезвого офицера и тот крайне аккуратно доезжает до пункта назначения, стараясь держать минимальную скорость, чтобы не встретить утро в больнице или в участке. Возвратившись в родную обитель, спутники первым делом забираются в душ, несмотря на усталость и накатывающую сонливость. Настраивая не слишком горячую воду [всё-таки они оба отчасти пьяны], Бёрч тщательно купает девочку, окутывая её пеной и заботой. Довольный результатом, блюститель закона отмывается сам, они вместе вытираются мягкими полотенцами и перебираются в спальню. Помогая школьнице натянуть свою футболку, брюнет мешает ей добраться до чистого белья и утаскивает под одеяло прямо так, запирая в объятьях. Ощутив, что подопечная укладывает голову на его плечо, мужчина едва бормочет пожелания доброй ночи и проваливается в крепкий сон.
Утро наступает плавно, пробуждая не сигналом будильника, а зимним солнцем, заглядывающим в окно. Зная, что планирует погулять на свадьбе друзей, коп предусмотрительно отпросился с работы, поэтому его понедельник начинается не с суматохи и поисков холодной воды, а ленивого ворочания в постели. Переворачиваясь с одного бока на другой, полицейский подминает под себя белокурую, приоткрывая веки и рассматривая жертву, придавленную его весом. Девочка, явно уставшая после прошедшего насыщенного вечера, еще пытается ухватиться за остатки сна, тогда как любующейся ею помощник шерифа медленно собирает осколки воспоминаний в единую картину. На мгновение, не совсем вырвавшись из царства Морфея, их близость кажется брюнету видением, вызванным наглым изучением друг друга сутки назад. Впрочем, запах геля для душа, исходящий от кожи подзащитной, подтверждает совместное принятие ванной и не слишком сочетается с последствиями обычной вечеринки, после которой гудит голова и еле шевелится язык. Ища подтверждения своей уверенности в том, что они переспали, Джим забирается ладонью под футболку, прикрывающую фигуру спутницы, и на ощупь убеждается в отсутствии на блондинке нижнего белья. Не приснилось. Прикусив губу, страж порядка застывает, пытаясь разобраться со своими ощущениями по этому поводу. Снова тормошит совесть, интересуясь не надумала ли та высказаться, но она захлопывает дверь перед носом своего владельца и отказывается комментировать произошедшее. Больше всего, наверное, офицера беспокоят не собственные чувства, а реакция воспитанницы и, если до такого дойдет, окружающих. «И где твои мозги были вчера?» - возникает внутренний голос, однако его ворчание не вызывает никаких негативных эмоций. Быть может, в самом деле не стоило уподобляться подросткам [кажется, «взрослый» из блюстителя закона получился не слишком ответственный и рассудительный] и заниматься сексом на чужой свадьбе, рискуя быть пойманными и наказанными? «Я ни о чем не жалею», - резюмирует мужчина, прерывая череду неоднозначных размышлений осознанием, что о мнении Огден по этому поводу поведает только сама девушка и нет резона гадать об этом. Придется ждать пока светловолосая проснется.
- Соня, подъем, - Бёрча хватает на тридцать секунд. Остатки сна окончательно покидают стража порядка и тому становится скучно выжидать добровольного пробуждения школьницы. Прижимаясь к ней теснее, синеглазый кусает подопечную за плечо, когда та не слишком активно отвечает на улыбчивую фразу. Ладонь копа до сих пор находится под одеждой Хоуп и тот, припоминая данный факт, спускает её с живота вниз, устраивая между девичьих бёдер. Джеймс фыркает на забавную реакцию белокурой, немного ошарашенной наглостью полицейского, и отмечает, что при этом воспитанница не пытается ни сбежать, ни прервать прикосновений, что воспринимает как одобрение всему случившемуся. - Доброе утро, - сквозь усмешку произносит брюнет, заглядывая в голубые глаза собеседницы. - Как ты себя чувствуешь? - Любопытствует опекун, стараясь не думать о пульсирующей боли в затылке, и наклоняется к подзащитной, оставляя на её губах поцелуй.

заржавеет нож и растает соль, догорят, затрещав, угли,
и взойдет ленивое колесо, и исчезнет оно вдали,
и оставит нас на конце пути, где примята росой трава,
где проснусь с тобою под пенье птиц и начну тебя целовать.

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:39:44)

+1

3

Ей снятся мягкие губы, что так целеустремленно тянутся к ней навстречу; касания, бережные и возбуждающие; дыхание – такое горячее и сбивчивое то ли от сдерживаемого возбуждения, то ли от важности происходящего. С ее губ срываются стоны, такие громкие, что их приходится сдавленно прятать на мужской груди. Темп, ускоряющийся внутри нее – и финальную точку уже не отдалить, не обойти. Девочка опасается такой неприкрытой гаммы чувств и взрывается под мужчиной фонтаном бурных эмоций. Не успевая свыкнуться с новыми ощущениями, блондинка встречает оргазм возлюбленного – первого с ней – во все глаза глядя на брюнета снизу вверх. Он замирает внутри нее, чтобы потом облегченно выдохнуть ей на кожу, извещая свою малышку о собственном удовлетворении. Хоуп принимает его обратно, обнимая и прижимая к себе на несколько долгих секунд. Вдыхает запах, распространившийся по помещению и означающий лишь одно – они были вместе в самом интимном смысле этого слова. А после отпускает, позволяя перевернуться на спину в попытках не задушить своим весом светловолосую.
Все эмоции такие возбуждающие, желанные и яркие, что голубоглазая сквозь сон исходит соком, надеясь лишь на то, что никогда не проснется. «Соня, подъем», - родной голос звучит так близко, что блондинка грешным делом подумывает о том, что все было наяву, и теперь они лежат под одним одеялом после ночи любви. Распахивая голубые глаза, девочка сталкивается с лицом Джеймса, которое так близко, что… У Огден сбивается дыхание, стоит белокурой догадаться, что она в его комнате, в его постели. Неужели все, что ей приснилось, не было сном? Восторг от этой мысли столько же силен, как сильно смущение от откровенно наглых прикосновений. Лишь теперь голубоглазая осознает, что на ней нет нижнего белья, и ладонь брюнета по-свойски устроилась между ее ног. Задыхаясь воздухом и еще не до конца проснувшись, Хоуп пробует свести ноги, но пальцы касаются возбужденного пространства [спасибо сновидениям] и тело девочки простреливает от накатывающей волны вожделения.
- Доброе… утро, - прерывисто выдыхает блондинка, не сводя с Бёрча взгляда, словно боясь, что он в ту же секунду растает мучительным видением. – Ты… здесь, - говорит уже тише, обращаясь скорее к самой себе. – Я? – прикидывает, что ответить, сверяясь со своими ощущениями, - Отлично, - улыбаясь широко, неожиданно для себя самой. Осознание того, что они все-таки переспали, пробирает голубоглазую до мурашек. Джим склоняется к белокурой, накрывая ее губы своими и увлекая в долгий поцелуй. Светловолосая аккуратно отвечает на движения языка, вторит общему желанию не прерывать контакта и касается ладонью плеча полицейского. Но косвенных улик девочке недостаточно. Ей хочется услышать это, прочувствовать, понять, насколько все реально. Прерывая поцелуй, белокурая заглядывает в голубые глаза возлюбленного с мольбой. – Мне ведь не приснилось, правда? Мы вчера… - «занимались любовью», - Там на свадьбе… мы… - пытается подобрать слова, и мужчина совсем не желает ей помогать, словно заставляя краснеющую под ним девчонку произнести вслух правдивые слова. – Ты был во мне, - наконец выдавливает из себя блондинка, тут же покрываясь румянцем от смущения. Но взгляд прикован к наставнику, ожидая ответа. Джим дает подтверждение вчерашнему поступку и, вопреки здравому смыслу, светловолосая расслабленно и облегченно улыбается. – Хорошо, а то я… подумала, что мне… - замолкая, белокурая прячет личико на груди мужчины, ровно как вчера прятала там выдохи наслаждения. Словно напоминая об этом, помощник шерифа ласкает школьницу, не обремененную одеждой, и, застеснявшись такого открытого удовольствия, малышка сдавленно стонет на горячую кожу. Однако на этот раз брюнет не просит ее быть тише, все больше отдаляя девчонку от глупых размышлений. Словно пытается не словами, а действиями подтвердить тот факт, что она теперь отныне принадлежит ему всецело, и от этих мыслей девочка тянется к блюстителю порядка, практически на ощупь отыскивая его губы и рвется навстречу не под действием алкоголя, а осознанно подходя к тому, что хочет ощутить его в себе снова. Джеймс уводит руки блондинки за голову, чтобы без помех снять с нее свою [Хоуп смутно припоминает, как ночью страж порядка одевал ее в свою одежду, запрещая уходить от него в поисках нижнего белья] футболку и тут же обхватывая белокурую за талию, чтобы подтянуть ее ближе к себе. Губы встречаются, и про себя светловолосая во всю признается брюнету в любви, но на деле подтверждая это лишь готовностью принять его в себя. Для кого-то другого понятия секс и влюбленность звучат по-разному, но невинная душа блондинки никак не разделяет этих двух понятий, отчего ей кажется, что мужчине все понятно. Что влечет ее не только тело и физическая удовлетворенность, но и он в целом. Весь. До единой родинки.
- Джеймс, - вырывается сквозь страстное вожделение Его имя, ставшее для девочки настоящим якорем. Подтверждать их  единение здесь, в кровати его спальни становится таким интимным жестом, что белокурая едва не стонет от одной мысли о скором сближении. Бёрч кусает ее за плечо и шею, ходя по тонкой грани возбуждения и боли, что Огден вновь краснеет – ей кажется, что при свете дня секс становится чем-то утвердительным и утверждающим: они больше, чем просто наставник и его подопечная. Документы, что теперь хранятся под замком, отдаются в сердце голубоглазой жаром, отчего светловолосая выдыхает ему в губы: - Твоя. Полностью. – Факт того, что ее доверили человеку, от которого она без ума во всех смыслах, становится куда более будоражащим, чем тот, что, согласно документации, для них запретны подобные отношения. На трезвую голову подобные мысли врываются в сознание не осуждением – блондинка даже удивляется, что совесть до сих пор молчит, а вожделением. Она – его. Так должно было быть всегда. Джеймс устраивается между горячих бедер спутницы, и голубоглазая ощущает его твердую плоть. Где-то в груди просыпается едва усыпленный страх, но голубоглазая не закрывается, а подается навстречу, позволяя любимому человеку вновь делать ее своей.

По гортани - туда,где звук,
перелью твое имя в слово.
Из-под ангельских этих рук
на бумагу ложится новый,
твой, творимый стихами мир.
Замирает дождем и джазом
в уголках городских квартир.
Я узнала об этом сразу,
как из тысяч фальшивых нот
слышишь только чистую ноту.
Я люблю вспоминать про тот
день,когда я узнала, кто ты.
[nick]Hope Ogden[/nick][status]только твоя[/status][icon]https://i.imgur.com/DEX7xva.png[/icon][lz]<b>Хоуп Огден</b>, 16 лет. Ученица старшей школы города Лейкбери[/lz]

Отредактировано Hope Birch (27-02-2019 11:42:21)

+1

4

[lz]Джеймс Бёрч, 29. Помощник шерифа в полицейском участке Лейквуда. Опекун Хоуп Огден.[/lz][icon]http://sh.uploads.ru/82OSQ.png[/icon]the weeknd & ariana grande — love me harder ♪
Лёжа в постели со своей приёмной дочерью, страж порядка удивляется тому, насколько легко, забавно и естественно ощущает себя возле неё, совсем не беспокоясь о том, что девочке нет восемнадцати или о том, что она слишком юна для его желаний. Напротив, разглядывая аккуратные черты светлого лица, полицейский задумывается, что это, вероятно, их единственный шанс не потерять друг друга в сложившейся ситуации - быть вместе во всех смыслах, ставя на взаимную тягу метку «повышенный приоритет». Ему не хочется сейчас рассуждать о серьёзных намерениях и загадывать наперед, поэтому блюститель закона молчит, улыбаясь и не делясь с голубоглазой мыслями. Однако это не мешает какому-то странному чувству в груди сжиматься, стоит блондинке потянуться навстречу, и сладко утопать в её тёплой мягкости, поддаваясь продолжительному поцелую. Их языки сталкиваются, сливаются в собственном ритме, вспоминая вчерашний вечер, и Джеймс настойчивее дотрагивается до нежной, горячей кожи своей полуобнаженной спутницы, отзываясь волной желания на её влагу, обволакивающуюся пальцы. Прерываясь, офицер глядит на белокурую любопытно и хитро, гадая, что стало причиной неожиданной утренней готовности и невероятно возбуждаясь от столь приятного факта. Его организм вторит девушке, забывая про всё остальное и напрягаясь от стремления ощутить близость между ними без спешки и алкогольной пелены.
«Мне ведь не приснилось, правда?», - интересуется воспитанница, выражаясь вполне ясно [учитывая, что у них имеется лишь один повод для подобных вопросов], но брюнет делает вид, что не понимает о чём толкует собеседница. «Мы вчера… Там на свадьбе… мы…», - коп ухмыляется, ожидая более точной формулировки. Отчасти им движет миролюбивая ирония, а отчасти нарастающее вожделение от того, как в подзащитной сочетаются скромность и сексуальное притяжение. Она едва может выдавить однозначную фразу насчёт прошлой ночи, тогда как в тоже время невольно разводит ножки шире, позволяя помощнику шерифа раздразнивать себя редкими, поверхностными прикосновениями. «Ты был во мне», - всё же выдыхает Хоуп, получая от наставника подтверждение. Был. И хочется оказаться снова. Заявляет об этом, когда девушка утыкается носом в его грудь, переходя к более активным ласкам, вынуждая светловолосую отзываться нарастающими стонами. Спрятавшись ото всех в собственном доме, они могут расслабиться, не опасаясь быть пойманными врасплох, и вести себя смелее, открыто демонстрируя удовольствие. Воодушевленный этим осознанием, Бёрч жмется к избраннице теснее, проникая в подопечную пальцами и накрывая её губы своими. Позвоночник пронзает переменным током от того, насколько волнительно происходящее: такая хрупкая, уязвимая девочка извивается под ним, истекая влагой от наслаждения. Давая ей небольшую передышку, полицейский снимает с голубоглазой футболку, откидывая ту на пол, и притягивает Огден к себе, замирая между стройных бёдер. Его имя, вырывающее у спутницы, балует стража порядка, ложась на солнечное сплетение печатью принадлежности. Есть бумаги в которых черным по белому написано, что они не чужие друг другу люди, но искреннее признание вслух стоит гораздо большего.
- Малышка, - урчит мужчина, укусами спускаясь к шее, надплечьям, ключицам и груди, а после поднимаясь обратно дорожкой поцелуев. - Моя, - шепчет, проводя языком по девичьим губам, и блондинка вторит устному клейму, на выдохе подтверждая сказанное. «Твоя. Полностью», - нега растекается в груди, перемешиваясь с обостряющимся желанием. Выбирая положение поудобнее и чувствуя, что возлюбленная льнет навстречу, Джим медленно входит в маленькую воспитанницу, с трудом пробиваясь в узкое пространство её горячего лона. Офицер стонет сквозь зубы, прикрывая глаза, пока мышцы сворачиваются в тугие узлы от напряжения и возбуждения, и белокурая отвечает смесью удовольствия и боли, сильнее раскрываясь перед блюстителем закона, понемногу набирающим темп. От резких толчков Хоуп вздрагивает, звуча надрывно, но не позволяет опекуну прерываться, ладошками хватаясь за плечи и спину. Вдавливая девушку в кровать, коп ускоряется, чтобы вскоре замедлиться и продлить для них обоих дорогу к финишу. Размеренно и выверено двигаясь, брюнет исследует ртом и руками фигуру избранницы до тех пор, пока подзащитная не начинает капризничать. Джеймс усмехается, опять прикидываясь непонимающим, и светловолосая принимает правила заигрываний, робко прося дать ей больше. - Так? - Любопытствует Бёрч, совершая глубокий и скорый толчок. Школьница реагирует громким, одобрительным звучанием. Наклоняясь к ней, помощник шерифа делится тем, как ему нравится заниматься сексом со своей послушной девочкой. Рассказывает ей на ушко, как хочет поставить голубоглазую на четвереньки в той короткой юбочке, которую она часто носит на занятия, чтобы войти в неё стянув белье до середины бёдер; о том, что собирается в скором времени узнать какая она на вкус и что для её нежных, пухлых губ у него тоже есть дополнительное применение.
От собственного разыгравшегося воображения, мужчина едва успевает продержаться до того момента, как подопечную пробирает оргазм, чтобы тут же сдаться желанию, подбирая темп под себя, и последовать её примеру, заканчивая в ней не прервав единения. Головной боли давно нет, зато теперь вместо бодрости и воодушевления на него наваливаются вселенная усталость и облегченное удовлетворение, лучащееся неозвученной  любовью. Заставляя повиноваться мышцы, налившиеся свинцом, полицейский целует Огден и перекатывается на спину, с блаженством ощущая под собой прохладу смятой простыни. Дыхание восстанавливается и подобно вчерашнему вечеру, девушка забирается под бок к наставнику, выжидая вместе с ним пока температура в помещении спадет, остужая их кожу. Постепенно силы возвращаются к брюнету [хотя выпитый меньше суток назад алкоголь не дает чувствовать себя на сто процентов свежим] и тот переводит взор на блондинку, рассматривая амплитуду вдохов и выдохов. Улыбается, убирая с её лица прилипшие пряди, и поворачивается так, чтобы беспрепятственно заглядывать в лазурной взор.
- Проголодалась? - Впрочем, сначала не помешает принять душ, а уже после можно набивать животы и, наверное, обсудить случившееся. Не саму близость, а необходимость скрывать этот факт от остальных, дабы никто не попытался разлучить их, решив побороться за честь и безопасность приёмного ребенка.

[indent] послушай, как нежно может внутри гореть, как солнце играет листьями во дворе, как губы подбирают для звука медь, как мне не хватает воздуха – умереть. послушай, как срывают с письма печать, как паузы заставляют меня молчать, как лодки носы царапают о причал – моя щека шершава и горяча, и доски пахнут свежестью и смолой, и чайки громко спорят над глубиной, и время накрывает своей волной
  [indent] [indent] ты можешь меня почувствовать?
  [indent] будь со мной.

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:39:50)

+1

5

jacob lee - breadcrumbs ♪

Ей стыдно – за свое столь открытое желание, за свои действия, за нежелание останавливать мужчину. Напротив – льнуть к нему, невольно разводя бедра, скрывая возбуждение под алым румянцем и полуприкрытыми веками, пряча взор под светлыми ресницами. Они определенно сошли с ума, и белокурой школьнице это нравится. Несмотря на то, какие они разные, насколько им запретно и неправильно быть вместе, ни один из них не скрывается за пеленой отчуждения. Оба тянутся навстречу друг другу, обнажая душу и тело в прекрасном интимном слиянии. Девочка приоткрывает губы, глядя на наставника и понимает в один миг – никто не мог бы сделать это лучше него. Никто не смог бы стать для светловолосой настолько дорогим и близким, кому она смогла бы доверить себя, пойти до конца, расставаясь с невинностью и разрешая вести себя в мир взрослых отношений. От этого Джеймс в ее глазах возносится в статус персонального бога, и девочка тянется к нему нежностью, глядя в голубые глаза влюбленно, с обожанием и страстью. Хоуп ощущает между бедер возбуждение копа, одновременно смущаясь и восторгаясь тем фактом, что он хочет ее. Что его привлекает неопытная шестнадцатилетняя девчонка, не познавшая в жизни ничего, кроме страха и опасности. Блондинка на миг задумывается, как же хорошо, что преступник не успел ее обесчестить, и девчонка смогла сама распорядиться своим телом, отдавая его в руки достойному и, главное, любимому мужчине. Голубоглазая ощущает медленное, но настойчивое проникновение, и девушка сдавленно стонет от удовольствия и боли – вчерашний первый опыт не остался незамеченным на ее сегодняшнем состоянии. Но этот факт никак не мешает блондинке выгибаться навстречу, ощущая, как тяжело возлюбленный наполняет ее своей возбужденной плотью. Девочка оставляет на коже любимого мужчины обжигающий выдох, едва Джим овладевает ею полностью, и прикрывает глаза, расслабляясь окончательно в руках наставника. Привыкает к ощущениям, которые едва познала вчера в алкогольном дурмане, и теперь, на трезвую голову, звучит стонами чистого удовольствия – куда более яркого, чем вчера. Мужчина  двигается отчетливо и резко, наполняя белокурую собой, отчего блондинка жмурится от контрастных ощущений внутри себя. Все происходящее так заводит голубоглазую [осознание близости, которая не приснилась ей, а происходила и происходит сейчас, в то время, как еще вчера школьница и думать не могла о взаимности], что девочка готова уже сейчас дойти до пика, но брюнет замедляется, остужая чувства своей воспитанницы, продвигаясь вглубь более спокойно и неторопливо. Хоуп поначалу рада смене тактики [ей совсем не хочется прерывать интимный контакт так скоро] – подставляя под губы и зубы избранника шею, грудь и плечи, светловолосая одобрительно стонет, изредка ловя полицейского в поцелуе. Но совсем скоро девчонке становится мало. Огден выгибается навстречу сильнее, без слов прося мужчину ускориться, после капризно стонет, но Джеймс ожидает, когда приемная дочь попросит. Сдаваясь на волю стыду и краснея от смущения и неловкости, голубоглазая тихо и робко выдает в мольбе фразу:
- Джеймс… Я… Быстрее… Пожалуйста, - просит голубоглазая, выдавливая из наставника усмешку. «Так?» - уточняет помощник шерифа, делая резкий и глубокий толчок внутри девушки, и светловолосая, вздрагивая, отзываясь одобрительным острым стоном. Слова излишни – реакция ее тела совершенно однозначна, и блондинка, не переставая краснеть от невозможности скрыть удовлетворение и испытывая по этому поводу неловкость, тянется к губам брюнета, подтверждая поцелуем готовность продолжать. Утопая в голубых глазах возлюбленного [и любовника] Хоуп жмурится от накатываемого волнами перевозбуждения, впиваясь пальцами в плечи и спину офицера и прижимая того к себе. Теряясь в сильных мужских руках, девочка задыхается от наслаждения под весом его тела – воздуха едва хватает, чтобы дышать, но частое поверхностное дыхание не способно достаточно насытить кислородом, отчего у голубоглазой кружится голова. Или это от волнительной близости с приемным отцом? Джеймс склоняется к уху школьницы, говоря о том, как ему нравится заниматься с ней сексом, и блондинка, возбуждаясь от таких речей, прячет раскрасневшиеся щеки в надключичной ямке избранника. Но Бёрч не перестает говорить ей фразы, наполненные фантазией – девчонка красочно представляет, как блюститель порядка берет ее в школьной форме. Услышанное нравится ей настолько, что белокурой хочется попросить обязательно воплотить в жизнь все то, о чем говорит ей мужчина. Но мысль ускользает от девчонки, уступая место освобождающей волне оргазма. Хоуп извивается под стражем порядка, глядя на брюнета огромными, как блюдца, глазами и спускает с губ тяжелый стон. Искры перед глазами на миг слепят ее, и в следующую секунду блондинка беспомощно откидывается на влажную подушку. Смотрит на мужчину снизу вверх, чувствуя, как наставник меняет темп, делая его более грубым и быстрым. Джеймс заканчивает следом, дрожа, задерживаясь внутри светловолосой подопечной. Огден прижимает его к себе, обхватывая за плечи и выгибаясь ему навстречу. Глухим стоном полицейский извергается внутри ее лона, чтобы, успокоившись, оставить на губах блондинки запечатывающий поцелуй. Джим перекатывается на спину, и школьница льнет к нему под бок, укладывая голову на плечо наставника. Урчит про себя от удовольствия, прикрывает веки, словно довольная кошка у теплого камина. Положив ладошку на влажную грудь избранника, девочка слышит, как сердце успокаивается, приходя в обычный ритм. Остыв и выровняв дыхание, блондинка поднимает полный умиротворения взор на мужчину.
- Немного, - признается она, улыбаясь, когда мужская рука ласково убирает с лица влажные пряди. – Который час? – поздно спохватывается девочка, приподнимаясь на кровати. Часы стоят на тумбе со стороны Бёрча, отчего голубоглазой приходится практически навалиться на собеседника, чтобы рассмотреть цифры. – Я опоздала куда только можно, - сиплым голосом отзывается белокурая, понимая, что из-за утреннего занятия любовью совсем позабыла про школу. бросает взгляд на Джеймса сверху вниз, замечая его довольное лицо. Оказывается, пока девчонка тянулась к будильнику, ее обнаженная грудь оказалась на уровне его глаз. – Ой, - стесняясь, голубоглазая пытается прикрыться одеялом, но наставник, хмурясь, не дает ученице провернуть этот ход, полностью скидывая с них покрывало. Щекоча девушку, помощник шерифа подхватывает ее  на руки и под легкое хохотание уносит ее в душ. Отмывшись от следов утреннего слияния, Хоуп сбегает в свою комнату за нижним бельем, оставляя за собой право облачиться обратно в мужскую футболку. Спускаясь на первый этаж вместе [Огден робко переплетает их со спутником пальцы], девчонка тут же бросается закрывать на кухне шторы, дабы никто из любопытствующих не застал из с офицером врасплох. Доставая из холодильника молоко, белокурая принимается варить какао, пока полицейский достает остатки вчерашней еды. Подогретую пищу блондинка накладывает в тарелки. После снова краснеет, поглядывая на брюнета из-под густых светлых ресниц. Когда мужчина замечает на себе голубой взор, голубоглазая, смущаясь, задает ему вопрос.
- Все, что ты… говорил этим утром… Наверху… про форму и все такое, - щеки становятся пунцовыми от стыда, - Это… было просто так или… - Тяжело выдыхая, Хоуп сдается, - Или это было обещание? – смотрит на наставника с волнением, - То, что было сейчас и вчера… Предполагает продолжение? Или… нет? – закусив губу, голубоглазая глядит на Джеймса с надеждой, что он скажет первый вариант.

любить тебя
           неоправданно
                        отчаянно
[nick]Hope Ogden[/nick][status]только твоя[/status][icon]https://i.imgur.com/DEX7xva.png[/icon][lz]<b>Хоуп Огден</b>, 16 лет. Ученица старшей школы города Лейкбери[/lz]

Отредактировано Hope Birch (27-02-2019 11:41:40)

+1

6

[lz]Джеймс Бёрч, 29. Помощник шерифа в полицейском участке Лейквуда. Опекун Хоуп Огден.[/lz][icon]http://sh.uploads.ru/82OSQ.png[/icon]rozhden - знаешь, моя душа рваная ♪
я просто привязал бы тебя к себе,
чтоб всю жизнь

ц е л о в а т ь.

Джеймс смеётся, беззаботно забавляясь волнению девушки из-за пропущенных уроков. Несколько минут назад она занималась сексом со своим отчимом [полицейским, который старше её на тринадцать лет], а вчера, делая тоже самое, еще и пила алкоголь на свадьбе знакомых - прогул одного учебного дня, по сравнению с этим, не самый будоражащий из проступков и, по мнению брюнета, не стоит никакого внимания. Своими размышлениями Бёрч делится с подопечной [не забывая иронично фыркать], как новоиспечённый отец разрешая никуда не ходить и обещая передать записку куратору, дабы преподаватели не переживали об успеваемости школьницы. Хочет добавить ещё пару шуточек на эту же тему, кажется, совсем перестав переживать о последствиях их близости, но теряет нить повествования, когда голубоглазая упирается грудью в его лицо. Оставаясь крайне довольным своим положением, мужчина не тревожит спутницу, желая как можно дольше ощущать мягкость её тела, но та слишком быстро замечает радостное настроение стража порядка, пытаясь тут же лишить его обзора. Отнимая покрывало, офицер раскрывает их обоих, и сразу же пользуется обнаружившейся наготой избранницы, щекоча её в наиболее нежных и восприимчивых местах. Хоуп заливается хохотом, не слишком активно отбиваясь от нападения блюстителя закона. Налюбовавшись белокурой в столь расслабленном виде, коп подхватывает воспитанницу на руки, уходя вместе с ней в ванную комнату. Вновь искупавшись вдвоём [такие сеансы начинают входить в приятную привычку], они расходятся по комнатам, чтобы отыскать домашнюю одежду - помощник шерифа одевает боксёры и серые спортивные штаны, в коридоре присоединяясь к подзащитной, облачившейся обратно в футболку не по размеру, и спускается со светловолосой на кухню. Где-то на лестнице их пальцы сплетаются и Джим не может в точности сказать кто послужил инициатором этого жеста, потому что тоже тянется к Огден, желая не расставаться и не возвращаться в отчужденный мир, запрещающий им приближаться друг к другу.
- Без База так непривычно, - делится мыслями полицейский, тоскуя по питомцу, оставленному на попечение Дэвиду и Виктории. Старший брат планировал вернуться домой пораньше, поэтому отправить бордера погостить у него показалось всем лучшим вариантом. - Надо будет забрать его после завтрака, - доставая остатки еды, брюнет отправляет блюдо разогреваться в микроволновую печь. «И поскорее вернуться назад», - добавляет внутренний голос, напоминая о надежде урвать как можно больше возможностей побыть в обществе юной подопечной. Протискиваясь между Джеймсом и трезвонящей техникой, девочка достает горячую пищу, раскладывая еду по тарелкам, а Бёрч не упускает момента прикоснуться к собеседнице, снизу залезая ладонью под майку. Перенося на обеденный стол кружки с шоколадным напитком от которого еще исходит пар, наставник присаживается на стул, ловя на себе внимательный взгляд школьницы. Вопросительно приподнимая бровь, мужчина подталкивает блондинку заговорить, делясь тревожащими её думами. Робко выдавая причину волнения, голубоглазая застывает в ожидании реакции и первым делом страж порядка желает напомнить той, что никогда не давал пустых обещаний, если не планировал сдержать своё слово. Однако, опасаясь запутать спутницу слишком витиеватым ответом, офицер просто утвердительно кивает и улыбается.
- Если ты этого хочешь, - поясняет коп и протягивает руку, маня девушку поближе. Прихватывая обе порции, Хоуп оставляет посуду на столе, пытаясь присесть напротив блюстителя закона, но тот усаживает её к себе на колени, поймав хрупкую ладошку. - Мне нравится то, что теперь есть между нами, - пальцы ныряют под хлопковую ткань, поглаживая бёдра подзащитной, - но ты должна помнить, что это добровольное решение. Тебе не нужно делать то, чего не хочется, и ты всегда можешь отказаться от таких отношений, вернувшись к варианту «опекун - приёмный ребёнок». Понимаешь? - Совесть требует донести до белокурой свободу выбора и неизменную защищенность. - Я в любом случае останусь для тебя поддержкой, как и обещал твоей матери, - упоминание о погибшей женщине резко колит тоской и угрызениями: вряд ли бы той понравилось то, что нынче творит помощник шерифа со вверенной ему воспитанницей. - Прости, - извиняясь за то, что растревожил свежую рану, Джим целует светловолосую в губы [она уже подтвердила своё намерение продолжать их связь, так что ни к чему сдерживаться] и переводит разговор в другое, не менее важное русло. - Есть еще кое-что... - Полицейский медлит, подбирая правильные формулировки. - Ты же осознаешь, что никто не может про нас знать? Ни наша семья, ни твои друзья, ни психолог - совсем никто, без исключения, - брюнет немного хмурится, стараясь донести необходимость секрета наиболее прямо и чётко. Огден всего шестнадцать, поэтому несмотря на всю её сообразительность и не по годам развитую мудрость, Бёрч испытывает ответственность за любые возможные проблемы. - По закону мы не имеем права заниматься сексом. Во-первых, потому что я согласился взять на себя опеку. И, во-вторых, потому что я - коп. Если кто-то узнает, то тебя заберут в другую семью, а меня, как минимум, уволят, - о том, что заодно его способны посадить в тюрьму, страж порядка помалкивает, дабы не пугать юную собеседницу.
- Вот и славно, - убедившись в разумном подходе блондинки к сложившейся ситуации, мужчина расслабляется, вновь возвращая себе весёлую улыбку и озорной блеск в глазах. Раз уж они не удержались от чувств, толкнувших их в одну постель, то нет смысла переживать об этом больше того, что крайне необходимо. - Ешь, - подталкивая тарелку к подопечной, офицер желает приятного аппетита и тоже берет вилку в руки, накалывая первый кусочек и отправляя пищу в рот. Пережевывает, рассматривая как аккуратно справляется со своей порцией избранница. - Силы тебе еще пригодятся, когда попадешься мне в школьной форме, - фыркает голубоглазый, имея в виду тот стандартный набор одежды, который предпочитает Хоуп, так как строгого ограничения во внешнем виде образовательное учреждение не предполагало. Пронаблюдав проступающий на девичьих щеках румянец, довольный собой блюститель закона возвращается к остывающему блюду, наконец утоляя нарастающий голод.

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:39:56)

+1

7

Голубые глаза заворожено и немного с опаской глядят на стража порядка, боясь, что тот решит произнести фразу «знаешь, я тут подумал, нам лучше не возвращаться к этому больше». Девочка очень привязалась к офицеру, больше, чем думала, и на фоне влюбленности боится терять едва обретенный контакт. И как любознательный человек, ею движет любопытство, подчеркнутое удовольствием и удовлетворением. Еще вчера малышка Хоуп краснела и прятала смущенный взгляд, стоило только подумать об интимном сближении, а сегодня она так безропотно отдавалась возлюбленному мужчине, не терзая себя сомнениями. И, как нежный цветок тянется к теплым лучам солнца, так и Огден тянулась к приемному отцу, который теперь представлялся ей не как опекун или вынужденный некровный родственник, а как любимый человек, взрослый, способный научить ее любить его в каждом смысле этого слова. И белокурая, вздрагивая от неги и  понимания того, что вчера она выросла и стала женщиной благодаря его стараниям, больше всего страшится, что кто-то отберет у нее Джеймса, его тепло, заботу, нежность и страсть. Ей так нравится каждая грань их волшебства, их магического притяжения, что голубоглазая не отказалась бы от нее ни под какими угрозами. И теперь, стоит брюнету признаться в том, что ему нравятся их отношения, заставляют девочку выдохнуть.
- Хочу, - поспешно отвечает блондинка, принимая руку стража порядка и подходя ближе, желая усесться напротив, но помощник шерифа забирает светловолосую к себе на колени. От тепла его груди [Джим не надел футболку, отчего прохладные ладошки девочки пробивает электрическим током от желания постоянно прикасаться к нему, трогать вовсю, наслаждаться бархатом и рельефом его кожи] белокурая снова вздрагивает, прижимаясь к нему ближе в попытках не обрывать контакт. – Мне тоже нравится, - пряча светлый взор под ресницами, признается девчонка. Еще как нравится! Она и не думала, что заниматься любовью может быть так приятно. От мыслей об этом внизу живота вновь появляется тягучая боль, отчего блондинка слегка ерзает. – Я не хочу отказываться. И возвращаться назад тоже не хочу, - спешит с ответом девушка, в ужасе распахивая огромные голубые глаза, которые теперь кажутся размером в пол-лица. – Я, правда, не хочу терять… нас, - закусывает губу девочка, - Мне все нравится. Более чем, - улыбается украдкой, тут же стыдясь собственной довольной реакции. Мужчина упоминает мать Хоуп, и белокурая несколько теряет радостный настрой, - Ничего страшного, - пожимает плечами голубоглазая, ведь полицейский не виноват в смерти дорогой для девчонки женщины, и в его словах есть смысл. Джеймс продолжает, взгляд его серьезнеет, и светловолосая отзывается на его слова легкой тревогой. Выслушивает до конца, хотя хочет перебить в самом начале. – Я знаю, - говорит мягко, без упрека, даруя собеседнику улыбку мудрого человека, невесть откуда вырывающегося из шестнадцатилетней девочки. – Я знаю, что никто не должен знать про… нас. Нас ведь… и быть не должно, - снижая голос, блондинка вновь закусывает губу, заглядывая в глаза офицера. Выдыхает медленно, чувствуя, как проваливается в бездонные океаны, отчего отводит взгляд, с сожалением прерывая зрительный контакт. – Бэтт говорила мне о последствиях, пыталась… запугать, но… Я, видимо, не такая послушная девочка, как ей казалось, - с легкой озорной улыбкой, отвечает голубоглазая, - Значит, теперь ты… моё что-то очень личное? – внезапно голос ее наполняется глубинной страстью, дыхание утяжеляется, а взгляд спускается к губам брюнета. – Что-то… только моё? Как и… наоборот? – как же ей чертовски нравилось называть его своим и подчеркивать свою принадлежность ему. От этих формулировок она едва не сходила с ума. Никто не должен знать, что они спят друг с другом – с одной стороны это плохо, им придется быть осторожными. Но с другой запретность их отношений была так изысканно манящей, что блондинка забывала, как дышать, задумываясь об этом. Пока все думают, что в их доме царит родительская любовь, они любят друг друга иначе. Не как отец и дочь, а как мужчина и женщина. Взбудораженной девочке стоит огромных усилий отвести взгляд и вспомнить про еду. Глянув на часы, школьница дает себе установку после завтрака не забыть выпить таблетку, и забирает в руку вилку, подчиняясь приказу брюнета. Усмехается тому, что готова безропотно выполнять все, что он ей скажет, отдаваясь его желанию, воле либо же иным чувствам. «Силы тебе еще пригодятся, когда попадешься мне в школьной форме», - услышав это, блондинку резко кидает в жар, а кровь приливает к щекам и низу живота. Замирая на долгих несколько секунд, Хоуп отчетливо представляет, как они занимаются сексом в позе, озвученной полицейским ранее. Пульс звучит в ушах нарастающим возбуждением, и голубоглазая сама не контролирует свой язык: - Только если ты останешься в рабочей форме, - понимая, что сказала это вслух, Огден прячет бардовые щеки за тщательным пережевыванием пищи и до конца завтрака не произносит ни слова. Вымыв посуду и приняв лекарство, белокурая переодевается в теплый вязанный свитер и брюки, согласившись с Джеймсом, что без  собаки в их доме слишком тихо и скучно. Подъезжая к дому Виктории и Дэвида, светловолосая намеренно держится отчужденно и спокойно. Практически не смотрит на Джима, боясь выдать своим взглядом свои чувства, но не сбегает от мужчины на километр, чтобы не вызвать подозрений. Немного посидев в гостях и ответив на пару уточняющих вопросов [например, когда спутники отправились домой], Хоуп и ее наставник возвращаются домой, предварительно заехав в магазин за продуктами. Собака радостно носится по дому, облизывая поочередно каждого из хозяев, красочно заявляя о том, насколько он по ним соскучился. Про себя светловолосая отмечает с удивлением, что для База все осталось, как прежде, и, собственно, ничего не изменит тот факт, что девушка окончательно переедет [переедет же?] в спальню своего опекуна. «Надеюсь, он будет только рад, что не нужно будет разрываться между нами двумя», - думает про себя блондинка, поглаживая ласкового пса и уводя того на диван, обещая, что обязательно погуляет с ним на заднем дворе или, если Джеймс не будет против, даже в лесу, где для игривого колли будет достаточно места.[nick]Hope Ogden[/nick][status]только твоя[/status][icon]https://i.imgur.com/DEX7xva.png[/icon][lz]<b>Хоуп Огден</b>, 16 лет. Ученица старшей школы города Лейкбери[/lz]

Отредактировано Hope Birch (27-02-2019 11:41:13)

+1

8

[lz]Джеймс Бёрч, 29. Помощник шерифа в полицейском участке Лейквуда. Опекун Хоуп Огден.[/lz][icon]http://sh.uploads.ru/82OSQ.png[/icon]Его не удивляет известие о том, что психолог обсуждала со старшеклассницей такой вариант развития отношений между опекуном и воспитанницей, как и то, что врач всеми силами пыталась донести до пациентки негативный подтекст возможной близости. Бэтт поступала правильно и благоразумно, следуя данной некогда клятве заботиться о человеческих жизнях - Бёрч, в иной ситуации, сам бы волновался за шестнадцатилетнюю девочку, слишком явно тянущуюся к молодому мужчине, ставшим для неё единственным родителем. При похожем раскладе нетрудно принудить или склонить ребенка к чему-то противозаконному, однако полицейский надеется, что не давит на подопечную, ведь правда никогда не собирался причинять ей боль или доставлять неудобства. Возможно, он поступал не слишком ответственно, втягивая блондинку в сексуальный контакт - взрослым положено думать о последствиях - но у него не получилось отстраниться от школьницы, игнорируя нарастающее день ото дня притяжение. Поэтому помощник шерифа мог только честно и открыто разговаривать со спутницей, интересуясь её мнением и состоянием. Их непростая история располагала к тому, что светловолосая то ли не умела, то ли не хотела обманывать своего наставника, и Джеймс опирается именно на это знание про открытость голубоглазой - если ей станет плохо, то девушка непременно поделится с ним переживаниями.
«Значит, теперь ты… моё что-то очень личное?», - неожиданный вопрос застает стража порядка врасплох, отчего мужчина на несколько мгновений замирает, переваривая услышанное. «Что-то… только моё? Как и… наоборот?», - несмотря на размытость формулировки, интерес Хоуп однозначен и понятен её собеседнику. Открывшись брюнету, подзащитная делала это не ради физического влечения [или, вернее, не из-за него одного], а потому что впускала его в свою юную душу. Быть может, не любовью [копу пока немного страшно думать о том, что их чувства настолько масштабы], но чем-то не менее важным, чистым и невинным, вопреки тому, как это выглядело со стороны, учитывая нарушение строжайших запретов. Умолкая на две-три минуты, офицер погружается в собственные ощущения, ища там правдивого ответа. Не желает обманывать или обнадеживать Огден, однако быстро понимает, что для него их связь не менее значительна. Прикусывая губу, блюститель закона пристально рассматривает избранницу, испытывая волнение - не так легко спустя столько лет холостяцкой жизни одним утром признать, что с одиночеством покончено. Впрочем, опекун не тушуется и кивает, шепотом проговаривая «да». Разум ворчит про глупые рамки, но какой смысл философствовать об этом, если сердцу больше никто не нужен? На этой приятной ноте они приступают к завтраку, тут же перескакивая на не менее любопытное обсуждение. Забавляя и поражая Джима, воспитанница не тушуется после его шутливой угрозы, а реагирует в том же тоне, поддразнивая полицейского. «Только если ты останешься в рабочей форме», - заявляет девчонка и, тихонько смеясь, Бёрч обещает, что условия приняты и вскоре будут исполнены, чем сильнее вгоняет старшеклассницу в краску. Её розовые щёки напоминают о будоражащих стонах и влажной от пота коже, вновь возбуждая помощника шерифа.
Последующие дни, несмотря на невероятность происходящего, наполняются поразительно естественной нежностью. Возвращаясь домой [после работы, учёбы или прогулок с Базом], наставник и его приёмная дочь окунаются в искрящиеся эмоции, не стесняясь тянуться друг к другу. Прикосновения и задёрнутые шторы становятся нормой - истосковавшиеся в разлуке или на позволительном расстоянии, они не оглядываясь бросаются в омут бурлящих чувств. Обнимаются, ластятся, занимаются любовью, ходят вдвоем в душ и вместе ложатся спать, превращая спальню Джеймса в общую обитель, а комнату блондинки в помещение для выполнения домашних заданий. Смеются, балуются, безобразничают и гоняют задиристого пса - дышат возможностью на которую решились опрометчиво пьяными и счастливыми. Если бы не критичная необходимость прятаться от окружающих, то, наверное, в их головах не существовало бы ни одной попутной заботы, однако такая обязанность сохраняется за ними и сожители, переступившие черту закона, строго за ней следят. Одергивают себя на улице, дабы по привычке не переплетать пальцы, и стараются впихивать между собой довольного бордер-колли - единственного хранителя их секрета, полностью одобряющего перемены. В такое размеренное течение времени звонок психолога врывается резким напоминанием о том, что еще пару лет за ними всегда будет кто-нибудь приглядывать, силясь выискать подтверждение пугающих догадок. Поднимая телефонную трубку, страж порядка недолго беседует с женщиной: обязательные сеансы походили к завершению и Беатрис хотела встретиться не только с девушкой, но и с её опекуном. Соглашаясь с просьбой [глупо и подозрительно было бы отказываться], офицер назначает удобное для него время и прощается с собеседницей. Подозвав Хоуп [белокурая уже высунулась из-за угла заинтересовавшись разговором в котором упоминалось её имя], мужчина делится с ней новостями, предлагая не накручивать себя заранее. Однако, проводя вечер вместе блюститель закона старается иногда возвращаться к завтрашней поездке, пытаясь успокоить и поддержать воспитанницу.
- Она не умеет читать мысли, так что просто расслабься и всё пройдет гладко, - мягко уговаривает брюнет, расположившись на диване и перебирая светлые пряди Огден, облокотившейся на него и поглаживающей устроившегося рядом питомца. - Расскажи про своего нового друга, - советует полицейский, кивая на черно-белый комок, - или про второго, который провожает тебя после школы до машины, - улыбаясь, Джим показывает, что мальчишка его вполне устраивает - хорошо, что у девочки появляются товарищи или те, кто может приглядывать за ней во время уроков. - Еще можешь поделиться успехами, у тебя много хороших оценок... Или отставанием по физической культуре, - фыркнув, помощник шерифа не упускает шанса подшутить над единственным предметом с плохими отметками. - Ничего, скоро потеплеет и ты тоже начнешь бегать с нами по утрам, - прищуриваясь, синеглазый хоть и не меняет веселого тона, однако угрозу собирается исполнить. - Мало ли, куда ты захочешь поступать - тебе пригодятся высокие баллы по всем предметам, - возможно, они не всегда вели себя как примерные родитель и ребёнок, однако это не отменяло того факта, что Бёрч волновался за будущее своей подопечной. Поболтав еще немного об оценках, колледже и Бэтт, коп подхватывает спутницу на руки и зовя за собой собаку поднимается с девочкой наверх, сообщая о том, что им уже давно пора ложиться спать.

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:40:09)

+1

9

[nick]Hope Ogden[/nick][status]только твоя[/status][icon]https://i.imgur.com/DEX7xva.png[/icon][lz]<b>Хоуп Огден</b>, 16 лет. Ученица старшей школы города Лейкбери[/lz]martin garrix & david guetta - so far away feat. jamie scott & romy dya ♪

Она достаёт, словно козырь из рукава,
когда тишина уже сводит собой виски,
простые слова, пробирающие слова о близости и единении вопреки.
Март вырвался в мир, как первый горячий луч - обжёг, ослепил, сбил с толку, и с дел, и с ног.
Простые слова целуют тебя в скулу так, чтобы ты на ногах устоять не смог.
Когда тишина как тонкая корка льда, чтоб снять её надоевшую скорлупу,
она достаёт слова, чтобы их отдать, чтоб ими отсчитывать чей-то неровный пульс.
Все, чем владеет, козырь из рукава -
простые слова. Пробирающие слова.

Счастье, оказывается, имеет физическую оболочку. Она не знала об этом, считая, что это скорее духовное дополнение, состояние сердца и души. И уж точно блондинка не рассчитывала, что можно так тонуть в одном-единственном человеке, бросаясь в него с головой, словно в теплые воды летнего моря. Огден уже успела позабыть [если вообще знала], что значит просыпаться с улыбкой на губах. Захлебываясь любовью, школьница рада возможности открыто [в пределах их дома или вдали от посторонних глаз] любить своего мужчину, учиться жить с кем-то бок о бок не просто как соседи/сожители/соседи, а как возлюбленные. Не прятать влюбленных глаз, не одергивать руки, когда хочется забраться  пальцами ему под футболку – голубоглазая едва сдерживается, чтобы не пищать от восторга каждый раз, когда блюститель порядка подхватывает ее на руки, унося в спальню. Такой была бы их идеальная жизнь, будь она хотя бы на два года старше? Никакая ответственность не висела у них над головами гильотиной, оставляя влюбленных в покое.
«Спасибо, что не отказываешься от меня», шепчет про себя белокурая, поглаживая полицейского по влажным после душа волосам. Если кто-нибудь узнает о них двоих, ему первому разгребать последствия – блондинка так боится потерять наставника, что беспрекословно выполняет все негласные правила не показывать своих отношений на публике. Даже больше – девочка не прогоняет крутившегося вокруг нее парнишку, внезапно поняв, что его присутствие отведет любые подозрения. У нее, как и у любой другой шестнадцатилетней девушки есть возможность завести отношения с ровесником, и пока Сэм будет где-то неподалеку, все будут считать, что Хоуп светится от счастья из-за него, а не из-за приемного отца. Однако, стоит им с Бёрчем спрятаться за дверями их обители, как оба льнут к губам друг друга, истосковавшись друг по другу за долгий день. Теперь это их обычные будни, их выстроенное счастье, мощный щит от злых языков. Спрятавшись в нем, голубоглазая совершенно забывает про весь остальной мир, так что звонок психиатра становится громом среди ясного неба, напоминанием о том, что юная школьница и ее опекун не должны заигрываться и всегда быть на чеку. Высовываясь из-за угла, Огден дослушивает остальную часть разговора, нервно кусая губы и заламывая пальцы. Смогут ли они играть свои роли перед психиатром так же легко, как и перед другими людьми, вроде учителей в школе или Дэвидом, ничуть не смущенным тем фактом, что теперь его брат воспитывает подростка. Вешая трубку, полицейский подзывает подзащитную, пересказывая ей полученную информацию, о которой белокурая уже догадалась, подслушав вторую половину разговора. На побледневшем лице отражается тревога и беспокойство, и офицер, предполагая, что его девочка начнет нервничать, предлагает не торопиться с выводами и страхами. В конце концов эти встречи всегда были обязательными, с чего бы Бэтт отменять их теперь? Ничего сверхъестественного не происходит, поэтому нужно вести себя как обычно. Кивая, блондинка уходит за помощником шерифа в гостиную, где тут же пересаживается к нему под бок, пытаясь в объятьях утихомирить свою тревогу. Бледные пальцы цепляются в наставника так, словно это последний их вечер, а надышаться его запахом становится практически невозможно. Каждой клеточкой тела Хоуп признается стражу порядка в любви – пока магия не разрушилась и у нее еще есть такая возможность, но слова застревают в горле страхом неуместности.
- Иногда мне кажется, что она видит меня насквозь, - ведет плечом голубоглазая в ответ на слова полицейского. Конечно, Беатрис не обладала паранормальными силами, но язык тела может сказать о многом, а она, как назло, умеет его читать. Девочка кусает губу, зарывая пальцы в шерсть умостившегося рядом пса. – Про Сэма? – Точно! Отличная идея! Нужно использовать парня, как козырь в рукаве. С этими мыслями совесть глядит на блондинку поверх очков-половинок, напоминая о том, что нехорошо использовать Сэмюэля в корыстных целях. Однако чувства парнишки сейчас волнуют школьницу куда меньше, чем возможность раскрыть правду перед Бэтт – уж она точно не станет прикрывать их связь только потому, что оба скажут о том, что влюблены.
- Мне кажется, или ты злорадствуешь? – наигранно нахмурившись, белокурая игриво кусает полицейского за плечо, у которого примостилась светловолосая. – Мои неудачи в физкультуре всегда были… постоянными, - улыбается Хоуп, - С этим мало что могли поделать родители, так как никто из них спортивным не был, - разговор о маме с папой не приносит боли, так что голубоглазая не акцентирует на этом внимания, - То есть ты решил исправить этот мой недостаток? – усмехается блондинка, перелезая на колени наставнику, - Есть еще какие-то недочеты, которые ты хотел бы изменить во мне? – задает вопрос голубоглазая, хитро щурясь, не изменяя своему игривому настрою. Еще немного поболтав об учебе и Бэтт, полицейский подхватывает девчонку на руки и уносит в спальню. Огден задиристо и негромко смеется, крепко обхватывая возлюбленного за шею – не потому, что боится упасть, а скорее из-за желания быть к нему ближе. Подобное проявление нежности и заботы [всяческие попытки Джеймса не спускать подопечную с рук] смущает юную школьницу, однако это совсем не значит, что это ей не нравится.
Следующее утро на время уносит заботы о предстоящей встрече с психиатром до послеобеденного времени, увлекая старшеклассницу в учебный процесс. После уроков, не задерживаясь дольше положенного, Хоуп выходит из здания и направляется к парковке, на которой ее уже поджидает Бёрч. Здороваясь с помощником шерифа и закидывая портфель на заднее сидение, блондинка машет на прощание Сэму и занимает свое место рядом с водителем. У них есть еще час времени, чтобы пообедать и не спеша выдвинуться в сторону кабинета психотерапевта. Лишь у самого порога больницы, девчонка вновь начинает нервничать и вытаскивать несуществующую грязь из-под ногтей, чтобы хоть как-то успокоить нервы. И лишь теплая ладонь, накрывшая ее ледяные пальцы, приводит девчонку в чувства.
- Прости, - поджимает губы Огден. – Знаю, нужно вести себя как можно естественнее, но почему-то именно сейчас мне, как никогда, хочется тебя поцеловать, - знает – этого делать нельзя, особенно перед дверями больницы, но молчать об этом не видит смысла: ей хочется, чтобы брюнет знал, что дорог ей. – Пошли? – напоследок она крепче сжимает пальцы мужчины и выходит из авто.
Бэтт открывает дверь перед их носом, едва Джим успевает поднести кулак к деревянной поверхности, чтобы постучать. Она явно видела, как они припарковались у здания, и поджидала их заранее. От этого по спине Огден проскальзывает холодок, но она не подает виду, заходя внутрь помещения. Присаживаясь на небольшой диван, блондинка заведомо занимает место на расстоянии в пол локтя от помощника шерифа – не слишком близко и не слишком далеко. Стандартные вопросы о том, как проходило время с прошлого сеанса, кажутся Хоуп слишком навязчивыми, однако девочка старается не закрываться, но и не рассказывает слишком подробно – она ведь никогда не была чересчур разговорчивой.
- С учебой все хорошо, как и всегда, - пожимает плечами белокурая, - Успела нагнать программу благодаря Виктории, да и Сэм много в чем мне помог. – Закусывая губу, Хоуп слабо улыбается психиатру, но та, кажется, удочку не заглотила.
- А есть что-то, с чем у тебя проблемы? – успехи ее, кажется, не особо интересовали [девчонке показалось, что эта информация была для нее не новостью], - Например то, в чем ты себя неуверенно чувствуешь, - от белокурой не скрывается мимолетный взгляд в сторону помощника шерифа.
- По физподготовке в этом году у меня, кажется, будет самый низкий бал, - виновато улыбнувшись, школьница поворачивается к спутнику, - Но Джеймс пообещал мне, что, как только потеплеет, будет заставлять меня вместе с Базом, - пряча глаза в пол [голубоглазая немного нервничала], девчонка вновь поворачивается к доктору. Следующий перечень вопросов слегка успокаивает – Бэтт хочет знать, как воспринимают ее в школе после произошедшего с маньяком и ее родителями. Огден убеждает женщину, что ее не обижают, вновь возвращаясь к тому, что у нее появился друг в лице одноклассника. Акцентировав на нем некоторое внимание, Беатрис с любопытством смотрит в сторону спутника Хоуп, словно изучала его реакцию на произнесенные девочкой слова.
- Он тебе нравится? – внезапно задает вопрос женщина, на миг повергая девчонку в ступор.
- Не то, чтобы очень, - в который раз пожимает плечами Хоуп. – Он хороший… помогает мне адаптироваться в школе, и с некоторыми домашними заданиями, например… - стараясь подбирать такие формулировки, которые не разочаровали бы психиатра и не обидели бы Джеймса, Огден уносится в своих мыслях в совсем другую помощь по урокам. Там, где Бёрч всячески мешает ей заниматься. Не замечая, что слегка краснеет, девочка на несколько секунд выпадает из реальности, вспоминая о том, как они с мужчиной проводят свой вечерний досуг.

Отредактировано Hope Birch (11-03-2019 20:47:13)

+1

10

[lz]Джеймс Бёрч, 29. Помощник шерифа в полицейском участке Лейквуда. Опекун Хоуп Огден.[/lz][icon]http://sh.uploads.ru/82OSQ.png[/icon]Несмотря на то, что Джеймс чувствует себя более уверенным и лучше подготовленным к предстоящей встрече с психиатром, чем его юная подопечная, мужчина всё равно волнуется, предвкушая важность грядущего события. Сам того не желая, он регулярно прокручивает в голове варианты диалога, подбирая максимально корректные ответы, словно сможет за несколько утренних часов подготовиться к возможным каверзам со стороны бдительной женщины. Беатрис, конечно же, не станет бросаться с обвинениями, однако имеет право прикасаться к скользким, неоднозначным моментам, убеждаясь в том, что её пациентке, пережившей столько трагедий, пора перестать считаться больной. Исходя из этого, брюнет не просто намеревается остаться не уличённым в близости с приёмной дочерью, но так же рассчитывает продемонстрировать выздоровление воспитанницы, готовой снова стать частью обычного, ничем не примечательного общества. Отказ от сеансов даст им возможность расслабиться, позабыв о дополнительном контроле со стороны врача, и, что не менее серьёзно, позволит старшекласснице опять ощутить себя нормальным подростком. Влюблённой, счастливой девчонкой. Бёрч желает для неё именно этого: поверить заново в то, что земля больше не будет ускользать из-под ног, и спокойно шагать в новые насыщенные будни. Поэтому совсем не удивительны ни его беспокойство, ни стремление поскорее закрыть задачу «беседа с доктором», подталкивающие копа уехать с работы чуть раньше необходимого, дабы припарковаться напротив школы и немного посидеть в автомобиле наедине со своими мыслями. Ничего путного за эти пятнадцать-двадцать минут одиночества полицейский не придумывает, зато наконец переключается на насущные дела. Например, на чувство голода, всё активнее вмешивающееся в мозговой штурм. Заприметив на горизонте подзащитную, синеглазый через стекло приветственно машет блондинке и её однокласснику, а когда девочка подходит к автомобилю, страж порядка открывает дверцу и толкает ту ей в руки, расплываясь в радостной улыбке. «Я скучал», - то ли потому что день сегодня тянулся очень долго, то ли из-за того, что они не скоро смогут оказаться дома, развалившись на диване бок о бок. Сверившись со временем, наставник и его спутница решают сначала пообедать в ближайшем кафетерии и уже после того, как набивают животы, отъезжают к широкому зданию больницы, оставляя транспортное средство на краю заполненной стоянки.
- Хэй, - тихо обращается блюститель закона, замечая тревогу, накатившую на светловолосую, и кладёт ладонь поверх холодных девичьих пальцев, нервно скребущих ногти. - В тебе заговорил дух противоречия? - Насмешливо любопытствует офицер, пытаясь не акцентировать внимание на подступающем волнении. Он тоже хочет прикоснуться к её губам, но молчит об этом, чтобы не раздразнивать белокурую запретной темой. - Идём, - кивнув, помощник шерифа выбирается на улицу, закрывая машину и ставя её на сигнализацию, после чего собеседники проходят в медицинское учреждение. Сообщив о цели своего визита на первом этаже, они поднимаются выше, оказываясь напротив нужной двери, и даже не успевают постучать, как Бэтт уже встречает их на пороге. Хмурясь такой поспешности, Джим здоровается с психиатром, пропуская Огден вперед. Предпочитая не быть излишне мнительным, мужчина проходит внутрь, мельком осматривая помещение и присаживаясь на диван. Всё-таки, мисс Уилкс сама однажды подтолкнула его в сторону пострадавшей девушки - значит, наверное, не считает его априори каким-то извращенцем или насильником. «Надеюсь». В разговоре брюнет почти не принимает участия, изредка отвечая на односложные вопросы или кивая в знак согласия, когда голубоглазая упоминает о нём. Воспитаннице уже пошел семнадцатый год, поэтому она в состоянии сама поведать о себе - пару раз Бёрч даже удивляется зачем вообще сюда пришел, но под пристальным взором врача вспоминает о её сомнениях насчёт маленькой [как для родителя и ребенка] разницы в возрасте между новоявленными сожителями. Ближе к концу обсуждения [если сверяться с часами и отведенным для пациентов графиком], старшекласснице всё же удается обратить интерес Беатрис на Сэма. Понимая для чего блондинка переводит стрелки на товарища, полицейский не испытывает по этому поводу ни толики ревности, хотя ему и не нравится дотошность доктора.
- Мисс Уилкс, - страж порядка встревает в диалог, глядя на покрасневшие щёки спутницы [чего это она?], а после переводя серьезный взгляд на женщину, - Вам не кажется, что подобное... настойчивое изучение подростковой симпатии, вряд ли пойдет Хоуп на пользу? Никому из нас неприятно выставлять на показ свои чувства... - Опекун берёт выразительную паузу на пару секунд. - К тому же, нам здесь явно не о чем волноваться. Сэм - хороший мальчишка, он всегда переживает за Хоуп и даже звонил нам домой, когда она несколько дней назад приболела и пропустила уроки. Я не психиатр и могу ошибаться, но мне кажется, что наша задача - помочь Хоуп, а не запугать её еще сильнее. Я хочу, чтобы на примере меня, Дэвида и своего друга она видела, что может доверять людям и что не все из них попытаются причинить ей вред, - блюститель закона в самом деле давно беспокоится о том, чтобы школьница снова научилась относиться к окружающим равнодушно, не видя насильника в каждом представителе противоположного пола. Улыбнувшись белокурой, офицер делает вид, что не замечает как Бэтт недовольно поджимает губы. Собеседница, в свою очередь, видимо, решает, что от копа не добьется никакой информации кроме той, что соответствует границам его обязанностей, и потому просит оставить её с Огден наедине. Убедившись в том, что девочка не против такого расклада [мысленно Джеймс напоминает себе, что является представителем несовершеннолетней подзащитной и имеет право регулировать её общение с медицинским работником], мужчина согласно качает головой. - Хорошо. Я буду ждать в коридоре. Не потеряйся, - доброжелательно усмехнувшись оставшейся подопечной, помощник шерифа выходит из кабинета, тихо прикрывая за собой дверь и присаживаясь на ближайшую длинную скамью.

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:40:20)

+1

11

[nick]Hope Ogden[/nick][status]только твоя[/status][icon]https://i.imgur.com/DEX7xva.png[/icon][lz]<b>Хоуп Огден</b>, 16 лет. Ученица старшей школы города Лейкбери[/lz]
Ей не нравилось лгать – будучи по своей сути довольно правильной девочкой, откровенная ложь в лицо психиатра становилась для белокурой нестоящим испытанием. Стараясь не выдавать себя [во многом успокаиваясь благодаря близости возлюбленного – то, что Джим находился на расстоянии вытянутой руки, придавало голубоглазой сил] Хоуп перебарывала свой страх быть уличенной во вранье. Уговаривала себя, что лишь скрывает правду, акцентируя внимание на Сэме, не говоря ничего, что не являлось неправдой. Они ведь общались, занимались вместе и проводили время в школьных стенах. Остальное женщину касаться не должно. Да и Огден прекрасно понимала, что облегчение души принесет лишь вред – страх своими словами или неопытностью и бесхитростностью в разговорах с другими людьми навредить полицейскому был слишком силен, оправдывая свои действия, но не заглушая происков совести. При всем своем желании голубоглазая ни за что не смогла бы отказаться от наставника, которого ей посчастливилось полюбить неожиданно и открыто. Невозможность отказаться от искреннего счастья с офицером становилось не ярмом, а единственным выходом не только пережить утрату и насилие, но и подняться над своими фобиями, смело шагая в будущее, держа его руку в своей ладони. У блондинки было не так много выбора – жизнь с молодым и симпатичным мужчиной, готовым ради нее на слишком многое, рано или поздно привела бы к первой влюбленности. В помощнике шерифа практически не было отрицательных качеств [или, скорее, девочка практически их не замечала, предпочитая акцентировать внимание на положительных сторонах своего избранника], кроме его вспыльчивости, которая, впрочем, ни разу не была направлена на нее саму. Забота и ласка – вот, чем была окружена юная школьница в доме блюстителя порядка. И хорошее отношение мужчины не могло не покорить сердце девочки, до этого ни разу не тронутое стрелой любви. Не ожидавшая в свой адрес ни комплиментов, ни восхищенных взглядов, голубоглазая в его руках внезапно раскрыла свою сексуальность и привлекательность – по сути, впервые видя в себе молодую девушку, способную кому-то нравиться. Джеймс учил ее любви не только в постели – он показал Огден, что через призму его восприятия можно любить себя. Потерять все это означало потерять себя и веру в будущее, что означало возвращение со света обратно во тьму. Думая об этом, Хоуп сильнее сжимает в кулак подол юбки. Голос Бёрча разносится по кабинету спокойной волной, но в его тоне уже слышится некоторое раздражение чрезмерным любопытством врача. Девчонка медленно выдыхает, все еще чувствуя на щеках румянец, который, впрочем, понемногу начинает сходить на нет. В благодарность за то, что приемный отец мягко вступился за нее, Огден едва заметно улыбается мужчине, расслабленно опуская плечи и поудобнее усаживаясь на диване. Однако Бэтт не спешит расслабляться – явно недовольная тем, что в присутствии мужчины все идет не по плану [по крайней мере по ее недовольному лицу это становится слишком заметно], женщина выражает желание переговорить с блондинкой наедине. Светловолосая бросает на врача испуганный взгляд, после переводит его на Джеймса, про себя всячески протестуя подобному напору и необходимости остаться без поддержки, но все-таки соглашается с условиями, посчитав, что таким образом сможет показать Беатрис, что настроена на разговор.
- Хорошо, - школьница дергает уголками губ в неком подобие улыбки и оборачивается в сторону Уилкс лишь после того, как за мужчиной закрывается дверь. Несколько секунд короткостриженная кареглазая женщина в упор смотрит на блондинку, вновь вгоняя ту в краску.
- Ты ничего не хочешь рассказать без присутствия опекуна? – в упор спрашивает врач, и Огден едва не задыхается от возмущения и наглости медицинского работника.
- М-м-м, нет, - протягивает девочка, пожимая плечами и складывая руки на груди. – А что Вы хотите услышать?
- Хоуп, я тебе не враг, - меняет тактику темноволосая, снижая голос и делая его куда мягче, чем до этого, - Пойми, мы волнуемся за тебя и хотим для тебя самого лучшего, - избитые фразы, от которых Огден начинало тошнить. – Не подумай ничего плохого, помощник шерифа Бёрч взял на себя огромную ответственность, приняв тебя под свое крыло, и опекунский совет хочет быть уверенным, что не прогадали в своем решении разрешить ему заботиться о тебе.
- Моя мама так хотела, - зачем-то напомнила блондинка, не совсем понимая, чего хочет добиться Бэтт этими завуалированными фразами.
- Знаю, - женщина кивает, - Она хотела защитить тебя. Но она могла не понимать, что присутствие в доме взрослого мужчины может травмировать твою еще не окрепшую психику.
- Я выгляжу травмированной? – слишком резко дергается белокурая, и Уилкс улыбается.
- Нет, нисколько. Однако, я хочу, чтобы твое вступление во взрослую жизнь принесло как можно меньше стресса. – Врач знает, как сбить с толку, и у нее это получается – Хоуп выглядит растерянной, не понимая хода мыслей медицинского работника.
- Вы о Сэме? – непонимающе хмурится голубоглазая.
- Я о парне, с которым ты, как я понимаю, уже вступила в сексуальную связь, если я правильно делаю выводы, исходя из выписанного рецепта на противозачаточные, - выдает Бэтт, не называя имен, но Огден тут же думает о Джеймсе  и о том, как психиатр узнала про них.
- С чего Вы вдруг так решили? – чувствуя, что пересыхает во рту, блондинка косится на бутылку с водой, и Уилкс услужливо протягивает ее девочке.
- Хочешь сказать, что я не права? – вновь извивается кареглазая, и девушка застывает на месте.
- Хочу сказать, что это Вас не касается. – Отрезает светловолосая, - Мне шестнадцать, а не три, - утрирует она, - Все свои вопросы, касательно… сексуальных связей… - ей тяжело дается последнее словосочетание, - Я буду обсуждать со своим гинекологом, - и, судя по всему, уже с другим. Иначе откуда Беатрис узнала про таблетки.
- Хоуп, я ни в чем тебя не обвиняю. – Продолжает врач, - Ты абсолютно ни в чем не виновата, - она красноречиво гляди на девочку, - Но в прошлый раз после… травмы… ты едва не покончила с собой. Я просто хочу убедиться, что для тебя это… не слишком рано. И, если на тебя как-то, скажем, давит твой… парень… - психиатр вновь не называет имя Сэма, и блондинка делает вывод, что она намекает совершенно на другого человека. «Чёрт!»
- Хватит, - не выдерживает белокурая. только сейчас она замечает, что практически задыхается. – Хватит говорить так… хватит путать меня… Чего конкретно Вы от меня хотите? Спросить занимаюсь ли я сексом? Ответственно ли подхожу к выбору… партнера? Не принуждают ли меня… к этому? - Где-то внутри нее рвется тонкая ниточка, - Не принуждают. – Ей хочется кричать, но вместо этого голубоглазая говорит еще тише, боясь, что брюнет услышит ее за дверью. – Надеюсь, Ваш… интерес на этом исчерпан? Всего хорошего, - на давая Бэтт возможности вставить слово, блондинка срывается с места и мчится к выходу. Вылетая в коридор, белокурая тут же врезается в поджидающего ее наставника, на несколько спасительных секунд оказываясь в его руках. – Забери меня домой. Пожалуйста, - в последнее слово она вкладывает столько мольбы, что, кажется, слезы сами льются из глаз, без какого-либо сигнала мозга.

Отредактировано Hope Birch (25-03-2019 13:31:46)

+1

12

[lz]Джеймс Бёрч, 29. Помощник шерифа в полицейском участке Лейквуда. Опекун Хоуп Огден.[/lz][icon]http://sh.uploads.ru/82OSQ.png[/icon]Томясь в недолгом ожидании, мужчина специально не покидает своего места, не желая нарушать личное пространство подопечной и подслушивать разговор с лечащим врачом. Не сомневаясь в том, что белокурая поделиться с ним всеми важными моментами, если таковые вообще будут [мало ли о чем хочет поговорить Бэтт - вдруг обсудить что-нибудь сугубо женское], страж порядка спокойно коротает отмеренное время, запрещая себе волноваться. Нет никакого смысла переживать о подозрениях психиатра, пока та не заявляет о них напрямую - в конце концов, эта женщина изначально была не в восторге от выбора опекуна и могла всего лишь идти по намеченному курсу. Успокоив подступившую тревогу подобными доводами, синеглазый снимает с левой руки часы, вертя в пальцах застежку черного ремешка и рассматривая мельчайшие детали креплений. Своё незатейливое занятие, отвлекающее мысли, Бёрч бросает услышав шорохи в кабинете, и пряча предмет в карман, он поднимается на ноги делая шаг в сторону покинутого помещения. Спустя мгновение оттуда выскакивает воспитанница, врезаясь в него и тут же оказываясь пойманной - офицер с удовольствием придерживает блондинку, пользуясь обоснованным правом прикасаться к ней на людях. «Забери меня домой. Пожалуйста», - умоляет девочка, глядя на него сквозь солёную пелену, и полицейский коротко кивает, не задавая лишних вопросов и не отвлекаясь на прощание с доктором Уилкс. Отстраняясь от спутницы на вежливое расстояние [они всё-таки еще находятся в больнице], Джеймс позволяет себе мягко положить ладонь на плечо подзащитной и уводит ту в сторону выхода, провожая до автомобиля. Подождав, пока Огден устроится на сидении, помощник шерифа ухаживает за ней, застегивая ремень безопасности и поправляя замявшийся воротничок блузки. Давая школьнице перевести дух в тишине, коп молча трогается с места, уезжая покидая стоянку с давящим ощущением негатива.
- Знаешь, мы, наверное, можем отказаться от встреч с Беатрис, это больше не обязательно, - осторожно поднимает тему представитель правоохранительных органов, когда они отъезжают подальше. Хоуп уже признали дееспособной, согласившись с тем, что она впредь не будет пытаться покончить с собой, следовательно, посещение терапевтических занятий оставалось делом добровольным, направленным на то, чтобы старшеклассница легче перенесла утрату родителей и переход под патронаж своего спасителя. - Она работает психиатром, но тебя не нужно лечить, ты здорова, - пожимая плечами, мужчина слабо улыбается, - а если ты всё еще нуждаешься в поддержке специалиста, то можно обратиться к психологу - там тебя не станут запугивать, - сворачивая с основной дороги, блюститель закона уводить транспортное средство в густую рощу, обозначающую начало северного леса. Припарковавшись на небольшой полянке, подальше от случайных свидетелей, брюнет поворачивается к собеседнице, внимательно рассматривая светлое личико. Ей снова приходится бороться с трудностями [в общении с Бэтт чувствовались явное подозрение и совсем не профессиональная дотошность, та словно давила на пациентку пытаясь выбить из неё шокирую правду], только на этот раз из-за Джима. «Я не хочу быть причиной твоих слёз», - кусая изнутри щёку, страж порядка гладит подопечную по голове и заправляет выбившиеся золотистые пряди за ухо. - Что случилось? Она тебя обидела? - Синеглазый наконец высказывает мучивший его интерес, беспокоясь о том, по какой причине белокурая выскочила из кабинета столь поспешно и захотела поскорее убраться подальше. Прежде, даже в самые дурные дни, воспитанница никогда не вела себя подобным образом. Выслушивая краткий пересказ диалога, опекун всё сильнее хмурится, отчётливо прослеживая то, что уже становилось понятно ранее - Уилкс настойчиво полагает, что Бёрч спит со своей приемной дочерью. «А это уже проблема...» - внутренний голос цокает и офицер подавляет желание потереть виски, начинающее слабо гудеть.
- Значит, ей рассказали про таблетки? - Самое ироничное в том, что блондинка попросила их не ради секса, а потому что боялась того, что её снова могут изнасиловать и последствий к которым это зачастую приводит. От злости полицейский до боли в челюсти стискивает зубы - в очередной раз окружающие лезут не в свое дело. Почему эту идиотка [иначе назвать Беатрис не выходит] не могла сначала спросить у него? Зачем опять тормошить девочку?! - Это незаконно, - подавляя гнев, Джеймс возвращает взор к спутнице. - Врач не имеет права распространяться о твоём лечении - за это её можно наказать, - и ему очень хочется так поступить, но зависеть всё будет от решения подзащитной. - Но для начала, естественно, следует сменить, - город у них, конечно, маленький, но докторов хватает для того, чтобы иметь полноценный выбор и возможность послать некомпетентного специалиста прогуляться в пешее путешествие. Запрещая себе дальше размышлять об этом [иначе точно поедет ругаться прямо сейчас], помощник шерифа накрывает ладошку Огден своей, переплетая их пальцы. Почему ему настолько хорошо именно с ней? И почему мир устроен так, что из-за этого ему вроде как должно быть стыдно? - Ты дорога мне и поэтому мне не хочется, чтобы ты вновь проходила через что-то... травмирующее, - представитель правоохранительных органов морщится от того, насколько гадко даже представлять, что они перестанут быть вместе, - подумай о том, как для тебя будет лучше: может, нам стоит повременить с... отношениями? - Он просто надеется, что его взгляда побитой собаки достаточно, чтобы светловолосая поняла - копа самого тошнит от того, что он предлагает. Отстегивая ремень безопасности, надоедливо цепляющийся за китель, мужчина наклоняется к школьнице, мягко целуя её в губы. - Мы ведь выбираем самый сложный путь, понимаешь? - Заглядывая в бирюзовые глаза, блюститель закона оказывается не в силах сдержать улыбку. Если психиатр рассчитывала, что напугает или отвадит от старшеклассницы брюнета, то явно прогадала: чем упорнее между ними пытались вклиниться, тем острее Джиму хотелось быть с Хоуп. Не слишком здравая логика, искрящая адреналином: желать накрыть ладонью её колено, подняться выше, забраться под короткую юбку и касаться прямо здесь, в машине, наплевав на то, что быть обнаруженными для них - катастрофический риск.

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:40:27)

+1

13

[nick]Hope Ogden[/nick][status]только твоя[/status][icon]https://i.imgur.com/DEX7xva.png[/icon][lz]<b>Хоуп Огден</b>, 16 лет. Ученица старшей школы города Лейкбери[/lz]Как хорошо, что у нее есть кто-то сильный, готовый прийти на помощь, за чью спину можно спрятаться в случае чего. Хоуп старается не слишком прижиматься к опекуну, но не сдерживает порывов и утыкается носом в грудь, вдыхая аромат его кожи через форму. «Я так скучала», - проносится в светловолосой голове, словно они не виделись не пару минут, а несколько месяцев или даже лет. Все без него идет наперекосяк – стоит брюнету отпустить маленькую ладошку, как все коршуны тут же слетаются к свежему мясу, желая урвать себе кусочек. Огден слегка дрожит от волнения, так что, не перечащий ее просьбе и не задающий лишних вопросов наставник, молча уводит подопечную к машине, придерживая за плечо и укутывая блондинку своим теплом. Игнорируя возможные перешептывания [ведь мужчина все-таки играет роль родителя – мало ли из-за чего он поддерживает девчонку], Огден прижимается к голубоглазому, понемногу успокаиваясь. Джим открывает перед школьницей пассажирскую дверь, усаживая в кресло и ухаживая за белокурой. Хоуп с благодарностью смотрит на брюнета, улыбкой благодаря того за заботу. Тянется к нему – не телом, но душой, всячески пытаясь показать, как сильно нуждается в возлюбленном. Помощник шерифа захлопывает дверь и присаживается на место водителя, не тревожа голубоглазую расспросами, и старшеклассница благодарна ему за это. Желает пересказать разговор с психиатром, когда они останутся наедине, когда можно будет прижаться к его груди и успокоить нервы, вдыхая его запах. Отъезжая подальше от больницы [с этим местом связано столько негативных и печальных воспоминаний, что становится тошно], Хоуп приоткрывает окно, вдыхая свежий воздух. Офицер мягко заводит тему на счет Бэт, и блондинка поджимает губы, вспоминая недавние тревоги.
- Мы, правда, можем? – ей всегда казалось, что сеансы с психиатром – обязательная часть условий ее проживания в доме блюстителя порядка. Раньше голубоглазая не задумывалась о том, что любопытство и чрезмерная, выходящая за рамки опека над несовершеннолетней девочкой, может стать проблемой. И все из-за нее, школьницы, из-за ее нежелания и невозможности быть без своего наставника. Скорее уж девчонка еще раз станет на скользкую дорожку суицида, только бы Джима не смели у нее отбирать. В словах офицера была толика правды – она не больна. Поэтому логично, что ей не требуется посещать кабинет психиатра принудительно. – Я не задумывалась об этом… до сегодня, - не раскрывая всего разговора с женщиной, Хоуп соглашается [точнее даже – хватается за возможность] с предложением брюнета, желая лишь одного – спокойствия. – Хотя сейчас, мне кажется, я нуждаюсь только в том, чтобы меня не трогали, - особенно тогда, когда чье-то любопытство может стоить ее возлюбленному работы, если не сказать похуже. Вопреки ожиданиям, Джеймс сворачивает с дороги, увозя подопечную из центра города к лесной границе. Там, в густой роще просыпающихся от зимнего сна деревьев, брюнет заглушает мотор и разворачивается к белокурой. Вдали от случайных свидетелей, блондинка облегченно выдыхает, нежась в прикосновении родных рук. Бёрч с тревогой в голосе интересуется исходом общения с психиатром, и девочка, давно ожидавшая возможность поделиться с приемным отцом беспокоящей ее информацией, пересказывает диалог, едва не плача от обиды. Самое печальное  в том, что женщина права, однако смысл этой правды явно исковеркан. Напоследок извиняясь перед синеглазым за свое поведение [ведь, все-таки, излишняя эмоциональность и вспыльчивость не были свойственны светловолосой], школьница ищет поддержки, надеясь на то, что брюнет не осудит свою подопечную. Как и ожидалось, Джим не ругает девочку, лишь переспрашивая уже итак известный факт. Голубоглазая кивает, стирая тыльной стороной ладошки соленые разводы, невольно оставшиеся от слез.
- Разве… мой разговор с.. гинекологом… не должен быть конфиденциальным? – Огден знает о понятии «врачебная тайна» и понимает, когда нужно ее применять, - К тому же… про таблетки… Это было ее предложение! Я лишь поделилась своими страхами на счет… последствий изнасилования, - последняя фраза дается старшекласснице нелегко, и та опускает взгляд на сомкнутые острые коленки, торчащие из-под школьной юбки. Хоуп никогда не была слишком осведомлена об особенностях взрослых отношений, но ее опасения заставляли белокурую думать наперед, а не разгребать последствия. И контрацепция была вынужденным выбором [и могла бы точно уберечь от результатов нежелательного полового акта, если бы полицейский не успел вовремя – но об этом блондинка не хочет думать], оказавшись приятным бонусом в ночь свадьбы Миды и Себастьяна. Джим подтверждает догадки девочки, утверждая, что это незаконно, и за такое может последовать наказание. Блондинка готова смилостивиться, ведь одно слово не должно стоить карьеры, но после думает о том, что любая другая девочка может оказаться на ее месте, и желание навсегда закрыть рот нерадивым врачам взрывается новой силой. – Если они в любой момент могут раскрыть перед другим человеком такие личные подробности – это ведь не рассказать о сделанной прививке и даже не показать снимок зубов, это все-таки часть интимной жизни взрослого человека, - именно взрослого, ведь по законам штата Хоуп в теории может с шестнадцати лет вступать в сексуальную связь, - То что говорить о меньшем? Я не хочу… кардинально решать вопрос, но ведь это… неправильно. – Пожимает плечами светловолосая, вновь ищет поддержки, - Тем более, когда мне есть, что скрывать. Самое дорогое, что у меня осталось, - без задней мысли признается школьница, переплетая с мужчиной пальцы и слабо улыбаясь. Джим слегка наклоняется к девочке, вторя взаимной фразой, за которой прячется нечто большее. Хоуп хмурится и со страхом в глазах смотрит на наставника, стоит ему заговорить о перерыве.
- Ты… хочешь… - задыхаясь от представления о том, что их отношения можно повернуть вспять, девчонка невольно машет головой из стороны в сторону. – Пожалуйста, не надо, - она этого не выдержит. Он – ее отдушина, тайна, которую девочка готова прятать от всего мира. Только в его руках она живет – если это отобрать у белокурой, то уже точно не избежать ничего травмирующего. – Я не смогу… - роняя слезу, Огден поднимает взгляд из чистого льда на полицейского. Благо в его взоре читается облегчение, стоит ему услышать яростный отказ на свое нелепое предложение. – Джеймс, наши… отношения… Я не считаю их ошибкой, если, конечно, так не думаешь ты, - вопросительно глядя на офицера, юное дарование продолжает, - Только теперь я словно… начала жить, понимаешь? Может это звучит слишком, - голубоглазая хмурится, - Пафосно, громко, но это так. С тобой я научилась быть счастливой, не оборачиваясь на горести. И именно этой сумасбродной легкости мне не хватало – иметь возможность улыбаться и не чувствовать, что предаю память родителей. – Огден замолкает на несколько секунд, - Я не хочу все это терять. – Джеймс отстегивает ремень безопасности, наклоняясь к белокурой, и та вдыхает его запах, растворяясь в пьянящем аромате и мягких прикосновениях губ. Не задумываясь, девушка отвечает на поцелуй, чувствуя, как по нутру растекается нега. – Нет, - отвечает совсем тихо, - Мы определенно не выбираем легких путей, - хватаясь за ворот кителя, старшеклассница всеми доступными способами показывает, как не хочет отпускать от себя брюнета. Ей необходимо доказывать остальным, что они ошибаются, посчитав, что страх отвадит ее от полицейского. Что она, поддаваясь голосу разума, оттолкнет его или, что еще хуже, предаст и расскажет про их отношения. Но они не учли одного – Огден слишком преданно и рьяно любит своего наставника, чтобы сейчас, держа в руках свое счастье, так просто выпустить его из маленьких ладошек. – Ты мне очень нужен, - выдыхает в губы так искренне, что, кажется, сама готова наплевать на то, что они находятся не дома. – Им не отнять меня у тебя, - убеждает школьница, - Им не отнять мою верну в нас, - последние слова она почти шепчет, не задумываясь над формулировкой и над тем, что почти призналась офицеру в любви. Отстегивая свой ремень безопасности, блондинка полностью разворачивается к опекуну, притягивая его для очередного поцелуя. Горячая мужская ладонь ложился на угловатую коленку, поглаживая ее через тонкую ткань колготок. Вклинивается между бедрами – Огден шумно выдыхает одобрением быть исследованной прямо здесь, в авто. Адреналин бурлит в крови – опасность быть замеченными возрастает до максимума, но они оба так увлечены друг другом, что не думают последствиях, полагаясь на случай. Одно радует – в будние дни в этой части леса почти не бывает посторонних. Брюнет спешит забраться рукой под юбку, прерывая ход мыслей своей воспитанницы. Некоторое время он плавно поглаживает ее через ткань, а после тянет за капрон у самого перехода, разрывая тонкие нити. Прерывая поцелуй, блондинка глядит на мужчину смесью изумления и возбуждения – до нее не сразу доходит, что подобная вольность обоснована не только фантазией, но и может служить прикрытием – в случае повышенной опасности полностью одетая девочка вызовет куда меньше вопросов.

Отредактировано Hope Birch (30-03-2019 12:35:38)

+1

14

[lz]Джеймс Бёрч, 29. Помощник шерифа в полицейском участке Лейквуда. Опекун Хоуп Огден.[/lz][icon]http://sh.uploads.ru/82OSQ.png[/icon]Выслушивая сомнения голубоглазой, Джеймс согласно кивает, разделяя как её желание наказать нерадивого врача, так и стремление не вызывать лишний раз на себя внимание, дабы случайно не подсказать окружающим, что новые сожители друг другу больше, чем друзья. Склоняясь к тому, что безопаснее всё-таки молча сменить специалиста, ограничившись демонстративным отказом от услуг прежнего доктора, брюнет делится этими рассуждениями с подопечной, но окончательное решение они пока не принимают. Вопрос не является срочным, а потому собеседники могут отложить вынесение вердикта на несколько дней, чтобы еще раз оценить сложившуюся обстановку и обдумать всё на трезвую голову, когда улягутся разбушевавшиеся эмоции. «Тем более, когда мне есть, что скрывать. Самое дорогое, что у меня осталось», - белокурая продолжает говорить и, сплетая их пальцы, полицейский сосредоточенно изучает взором приборную панель, неожиданно остро осознавая тот факт, что у его воспитанницы не осталось никого из родных, кроме семейства Бёрч. За то недолгое время, которое спутники провели вместе как влюблённые, мужчина прежде ни разу не задумывался насколько важны для них обоих зарождающиеся отношения; насколько они рискованны не только нарушением закона, но и возможным разочарованием, если однажды девочка поймёт, что зря открылась перед опекуном. К счастью, у копа хватает ума не развивать эту мысль и не пугаться ответственности, невольно возложенной на собственные плечи. Да, она очень молода. Да, уязвима и, вероятно, заслуживает более деликатной заботы. Но... Но им хо-ро-шо. Счастливо. И потому страж порядка может лишь предлагать Хоуп отречься от близости [хоть когда-то поступая как «взрослый»], если та даётся ей тяжело, но никак не провоцировать разорвать возникшую между ними связь.
«Пожалуйста, не надо», - отказывается светловолосая и офицер облегчённо выдыхает, ощущая как исчезает сдавившая горло невидимая цепь. То, что помощник шерифа старше подзащитной почти в два раза не значит, что он не нуждается в ней столь же отчаянно и сильно, как это испытывает сама приёмная дочь. «Я не считаю их ошибкой, если, конечно, так не думаешь ты», - произносит Огден, в ожидании глядя на Джима, и тот отрицательно качает головой. Их чувства - едва ли не лучшее, что случилось с ним в жизни. И, несомненно, самое безумное. «Я тоже не хочу тебя терять. Никогда», - отдавать психиатрам, чужим людям, другим патронажным родителям или каким-то мальчишкам. Блондинка создана для него и весь пугающий путь, который дал им шанс быть вместе, подтверждает эту идею. Прерывая поцелуй ещё на несколько фраз, блюститель закона льнёт к девушке, желая находиться как можно ближе. Поддаваясь заманчивости её признаний, представитель правоохранительных органов и сам не сдерживается, шепча о том, как она важна для него. Плевать, что они не дома. Плевать, что кто-то может вдруг появиться на тропинке и испортить момент. Благодаря контрасту температур окна медленно запотевают, покрываясь мутной плёнкой, и синеглазый умоляет вселенную не прерывать душевного обнажения, позволил им снова спрятаться от остального мира. Щёлкает второй ремень безопасности, освобождая подопечную, и губы опять встречаются, спеша закрепить искрящееся притяжение и готовность идти вдвоем до конца. Следуя зародившейся фантазии, подогреваемой пульсирующим в крови адреналином, брюнет накрывает коленку старшеклассницы ладонью, медленно продвигаясь по гладкой тонкой ткани вверх. Нетерпеливо забирается под призывно короткую юбку, мысленно припоминая давнее намерение соблазнить белокурую когда та будет одета в школьную форму. Увы, колготки значительно ограничивают контакт для них обоих и полицейский, не особо анализируя ситуацию, разрывает капрон, тут же нахально улыбаясь изумлённой воспитаннице, кажется, не готовившейся к такому повороту.
- Не удержался, - фыркает наставник, отодвигая тёплую намокшую ткань белья и касаясь пальцами влажной кожи. Избранница реагирует шумным выдохом и вырвавшимся возгласом, вынуждая мужчину шикнуть на неё. - Тсс, - приглушенным голосом велит Бёрч, занимая рот спутницы долгим поцелуем, пока его ласки постепенно становятся более детальными и настойчивыми. Возлюбленная ёрзает на сидении, шире разводя ножки, а опекун спускается губами ниже, покрывая поцелуями и укусами шею. Притормаживая, коп тянет зубами за воротник блузки и светловолосая понимает его намёк, расстегивая пуговицы и пропуская стража порядка исследовать ключицы и грудь. Чувствуя как нарастает жар её тела, офицер придвигается теснее и проникает пальцами в девочку, в ответ на что та снова стонет слишком громко. - Тише, - отвлекаясь от приспущенного бюстгальтера, Джеймс ощутимо прикусывает подзащитную за нижнюю губу, требуя вести себя менее заметно. - Ты же не хочешь, чтобы кто-нибудь заглянул в окно и подсматривал за тобой? - Хмыкнув, помощник шерифа постепенно ускоряет движения, подбирая темп на котором приёмная дочь окончательно расслабляется, подаваясь навстречу. Заглядывая в помутневший от удовольствия бирюзовый взгляд, блюститель закона не прерывает зрительного контакта, впитывая каждое мгновение наслаждения Огден пока та не начинает дрожать от подступающей эйфории. Свободной рукой представитель правоохранительных органов закрывает девушке рот, дабы та случайно не оповестила округу о своём блаженстве, и убирает её лишь после того, как Хоуп стихает. Целуя блондинку, синеглазый ещё пару минут осторожно ласкает школьницу мягкими касаниями, побуждая вздрагивать и терять вдохи. Отдохнув, старшеклассница пытается расправить юбку, но брюнет останавливает её, притягивая ближе и укладывая прохладную ладошку к себе на пах. - Я так соскучился, - урчит полицейский, не мешая собеседнице самой расстегивать ремень и молнию. - Тебя было слишком мало, - последние три дня из-за службы он возвращался домой очень поздно и видел избранницу совсем недолго перед сном. Теперь же, когда они наконец остались наедине и никуда не спешили [и к тому же были подстегнуты попытками разлучить их], Джим не мог сдержаться оставаясь рядом со своей маленькой воспитанницей.

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:40:33)

+1

15

[nick]Hope Ogden[/nick][status]только твоя[/status][icon]https://i.imgur.com/DEX7xva.png[/icon][lz]<b>Хоуп Огден</b>, 16 лет. Ученица старшей школы города Лейквуда[/lz]Все их хотели разлучить – мало, кто верил, что полицейский и его маленькая воспитанница смогут ужиться под одной крышей надолго. Называли разные причины. Одни твердили, что Бёрч молодой мужчина, которому не нужен на воспитание подросток, когда на самом деле ему давно пора жениться и завести своих детей. На такую жертву можно пойти временно: месяц-два, а после ему надоест играть роль хорошего парня и он с легкой душой отдаст Огден другим людям. Другие считали, что для девочки, едва не подвергшейся изнасилованию, будет куда лучше в семье с обоими родителями, что ей, как молодой девушке, будет куда проще говорить о женских делах с женщиной. И в итоге блондинка все равно замкнется в себе или, того хуже, вновь попытается покончить с собой, сочтя переезд роковой ошибкой. Третьим, самым жадным до сплетен, хотелось знать, смогут ли сохранить самообладание два представителя обоих полов, законно поселившихся в одном доме. Неужели полицейский пройдет мимо хорошенькой миловидной девочки, спящей в соседней комнате? А Хоуп неужели настолько безнадежна, чтобы не влюбиться в статного и заботливого наставника? И самое обидное в том, что, оказываясь правыми, жители города из последней категории даже не могли предположить, что эти отношения значат для обоих. Видели только травмированную девочку и взрослого мужчину рядом, но никак не могли взять в толк, что опекун становится для голубоглазой проводником в жизнь. Не только в сексуальном плане. Что их притяжение было не исключительно физическое – навстречу друг к другу тянулись душа и сердце. Хоть кто-либо из них заметил, что светловолосая стала чаще улыбаться? Что в ее хрустально-синих глазах появились искорки жизни. влюбленность даровала счастье, вычеркивая прошлое без сожаления. И это нисколько не значило, что Огден забыла своих родителей, но теперь она вспоминала их с легкой теплой грустью, потому что рядом был человек, готовый поддержать девочку и разделить с ней боль. Хоуп видела в глазах возлюбленного чувство вины за то, что ему не удалось спасти ее семью. Но при этом же сам без сожаления заменял ей всех, и  в этом искреннем стремлении окружить блондинку теплом и заботой помощник шерифа был как никогда прекрасен. Что не симпатичное лицо и натренированное тело делало его притягательным, а внутренняя красота дополняла физические качества, представляя мужчину в еще более привлекательном свете. Он был нужен ей весь: от макушки до пят. Со вспыльчивым нравом, который, тем не менее, так безошибочно спокойно признавал ее приближение, не касаясь ее своим воображаемым пламенем. С небесно-голубым взглядом, проникающим, казалось, в самую душу и отражающим чистую, как горный ручей, душу. Джеймс никогда не лгал ей, никогда не искажал факты. Доверие, что пролегло между ними стало первым навесным мостиком, построенным с внешним миром. Полицейский встретил ее на другом берегу, протянул руку и не отпускал прохладную ладошку, пока ее хозяйка не окрепла достаточно, чтобы идти рядом без чьей-либо помощи. Да, жители Лейквуда были правы – у белокурой не было и шанса не влюбиться в представителя силовых структур. И это стало едва ли не самым правильным, что случилось с ней за последние месяцы. За возможность полюбить его беспрепятственно и открыто, за шанс видеть взаимность в голубых глазах, девочка готова была заново пройти тернистый путь, оказаться на волосок от смерти и дважды побывать в руках несостоявшегося насильника. Вспоминая пережитые эмоции, голубоглазую бросает в холод, но сидя здесь, в авто посреди густого леса, и ощущая, как горячие пальцы пробираются под тонкую ткань белья, Хоуп умоляет вселенную только об одном – просто дать ей быть счастливой в его руках.
«Не удержался», нахально улыбается офицер ей в губы, и, приоткрыв рот, девочка с шумом втягивает воздух. Она обожает его таким: раскованным, возбуждающе наглым и на этом фоне контрастно аккуратным. При всем относительно быстром сближении полицейский ни разу не напугал белокурую своим напором. Видимо потому, что сама школьница отчаянно желала разделить с ним все грани влюбленности и притяжения. Ничто из того, что предлагал ей возлюбленный, не шокировало ее, не заставляло пятиться назад. Напротив, светловолосая покорно уходила за мужчиной на дно страстной тяги, электрическим током закоротившим кончики пальцев. Поддаваясь дразнящим ласкам, блондинка шумно выдыхает, за что на нее тут же шикают, приказывая сохранять молчание. Огден едва не сходит с ума от накатывающего вожделения от неспешных движений и необходимости подчиняться. Джим так сладко мучал ее, что, ерзая в кресле, старшеклассница невольно разводила бедра, призывая брюнета исписать себя изнутри. Одной рукой хватаясь за поручень справа от себя, другой голубоглазая сжимает его колено [до плеча не слишком удобно тянуться], показывая, насколько ей хорошо и приятно. Бёрч накрывает губы воспитанницы своими, увлекая тут в долгий глубокий поцелуй, пока пальцы более детально изучая ее влажную кожу. «Глубже», - просит про себя белокурая, пока избранник спускается от подбородка к шее. Джим тянет зубами за ворот блузки, и Огден понимает без слов, подчиняясь желанию полицейского – тянется дрожащими пальчиками к хрупким пуговицам, расстегивая их до самого низа и позволяя стражу порядка вгрызаться в выступающие ключицы с удвоенной силой. Опекун придвигается ближе, одновременно с этим нетерпеливо проникая в девочку двумя пальцами – голубоглазая громко отзывается на действия мужчины, и приемный отец напоминает ей, что вести себя нужно тише. Прикусывая нижнюю губу, блюститель закона пытается донести до девочки, что они не дома, и в любой момент ее излишне бурная реакция может привлечь ненужное внимание. Джеймс накрывает рот девушки свободной ладонью, лишая ее возможности звучать под действием его ловких движений, но при этом остается с ней взглядом, впитывая любое проявление удовольствия. От зрительного не менее интимного контакта Огден заводится сильнее – разводит ноги шире, упираясь коленками в корпус автомобиля и запрещая себе сводить их. Полицейский продолжает глубокие ласки, ускоряя темп, чтобы довести возлюбленную до оргазма, и, не имея возможности сопротивляться нарастающей эйфории, голубоглазая взрывается удовольствием, извиваясь навстречу умелым пальцам. Ладонь на губах мешает девочке показать всю степень своего удовлетворения, но раскрасневшиеся щеки и пьяный взгляд без слов говорят о том, как ей хорошо. Убирая руку, полицейский целует школьницу, еще некоторое время выбивая из девушки низкие вздохи, отражающие послевкусие оргазма, а после вытаскивает руку меж ее бедер, растирая пальцами влагу. Девчонка пробует поправить складки юбки, но офицер забирает бледную ладошку, не позволяя голубоглазой закончить начатое – Хоуп подчиняется, осознавая, что смятая ткань, задранная почти до самого верха, прекрасное подтверждение произошедшему ранее. Страж порядка укладывает руку Огден на свой пах, где под грубой тканью рабочих брюк чувствуется его эрекция.
- Я тоже соскучилась, - признается девочка, поглаживая мужчину через одежду. Улыбаясь, блондинка хочет почувствовать возлюбленного ближе, отчего тянется к ремню, спешно расстегивая его и молнию. Забираясь ладошкой под ткань белья, голубоглазая стягивает ее, освобождая полицейского, и обхватывает возбужденную плоть, лаская ее пальцами. Переводит взгляд, наблюдая за своими действиями и возбуждаясь от того, как пошло и красиво это выглядит. Джим увлекает девочку в короткий жадный поцелуй, свободной рукой обхватывая ее затылок, а после неожиданно и целенаправленно тянет ее голову к своему паху, довольно однозначно показывая свое желание овладеть ее ртом. Хоуп вдыхает исходящий от него запах, улыбаясь каким-то своим мыслям, но понятия не имея, что нужно делать. Поддаваясь интуиции, девочка обхватывает член ладонью, касаясь его языком. Нежно ласкает его некоторое время, чтобы после впустить глубже, привыкая к необычным ощущениям. От непривычки челюсть сводит судорогой, отчего светловолосой приходится прерываться и действовать медленно. Рука мужчины, все это время покоившаяся на затылке чуть заметно надавливает, приглашая белокурую ускориться. Старшеклассница послушно подчиняется, пока помощник шерифа собирает ладонью ее волосы в хвост, а после притягивает голубоглазую плотнее, заставляя вбирать мужчину глубже – девочка дергается, пытаясь справиться с неприятными ощущениями, но безропотно опускается ниже, желая доставить избраннику максимум удовольствия. Останавливается лишь достигнув губами основания, а затем, под мягкими, обучающими движениями руки, продолжает ласку. Запах сводит Хоуп с ума, заставляя ее, не остывшую от предыдущего оргазма, желать возлюбленного сильнее. И вот уже девочка без посторонней помощи вбирает в себя возбужденную плоть, в надежде довести полицейского до пика. Но Бёрч мягко останавливает старшеклассницу, не спеша достигать финиша так скоро. Маня девчонку к себе, он слегка отодвигает водительское кресло, чтобы им двоим можно было умоститься. Огден перебирается к мужчине на колени, желая скорее соединить их тела в едином темпе. Перекидывает через полицейского ногу и умащиваясь так, чтобы иметь возможность опуститься сверху. Улыбаясь брюнету, светловолосая впускает его в себя с оглушительным стоном, отчего Джим глядит на нее с неодобрением и тут же пытается прикрыть девочке рот своими губами.

Отредактировано Hope Birch (20-04-2019 11:08:46)

+1

16

[lz]Джеймс Бёрч, 29. Помощник шерифа в полицейском участке Лейквуда. Опекун Хоуп Огден.[/lz][icon]http://sh.uploads.ru/82OSQ.png[/icon]Джеймс упускает тот момент, когда вероятность оказаться пойманными прекращает быть нависающей угрозой, смущающей новоявленных сожителей, и становится возбуждающим фактором, подливающим масла в костёр, который и без того полыхает до самого неба. Шумно выдыхая от нежных прикосновений прохладных ладошек, забирающихся внутрь брюк, мужчина жмурится от удовольствия, наслаждаясь тем, что теперь блондинка может дотрагиваться до него не только, когда считает, что её наставник спит. Усмехаясь воспоминаниям про смелое утро, продемонстрировавшее ему влечение подопечной [возможно, без этого они бы топтались в нерешительности немного дольше или алкоголь бы всё равно победил, подтолкнув их на свадьбе приятелей друг к другу], помощник шерифа притягивает девушку к себе, отвлекая её взгляд от аккуратных движений и уводя в короткий, переполненный желанием поцелуй. В настойчивом сплетении языков, дополненном лёгкими укусами на губах, отчётливо читается острота вожделения. Обстановка, несмотря на некоторые неудобства, выходит до дрожи располагающей к близости. Здесь, в автомобиле с запотевшими стёклами, неподалеку от леса, блюститель закона испытывает странный контраст эмоций: от чувства единения [Хоуп доверяет приёмному отцу, позволяя уводить себя в тонкости сексуального воспитания] до обжигающей похоти, толкающей его на более наглые и отчасти опрометчивые поступки. Укладывая ладонь на золотистый затылок, офицер чуть отстраняется от белокурой, вполне однозначно направляя её голову ниже, к своему паху, и девочка , на удивление, не отказывается от негласной просьбы копа. Не сопротивляясь, Огден опускается вниз, осторожно приступая к ласкам: для пробы касается языком, постепенно охватывая больше пространства. Стараясь следовать собственному правилу про тишину, Бёрч с трудом помалкивает, пристально наблюдая за каждым неопытным действием подзащитной. Когда же школьница обхватывает член губами, вбирая его глубже, брюнет подносит свободную руку к лицу, сжимая её в кулак и закусывая костяшки, дабы не сорваться на хриплый, подбадривающий стон. Мягко подталкивая спутницу к более активным ласкам, страж порядка облокачивается на сидение, тяжело дыша под ускорившимися движениями. Собирая светлые волосы в хвост, дабы те не мешали обзору и способствовали понятности подсказок, Джим продолжает обучение, побуждая голубоглазую впускать твердую плоть дальше. Едва не позабыв о том, что собирался не ограничиваться этим видом секса, полицейский плавно останавливает увлеченную избранницу, зовя её к себе. Отодвигая кресло, опекун придерживает возлюбленную, забирающуюся на него сверху, и помогает ей устроиться поудобнее. Проникая в старшеклассницу, мужчина на несколько секунд теряется в оглушительных ощущениях, не сразу успевая прервать громкое звучание блондинки.
- Тише, - напоминает сквозь поцелуй, своими губами приглушая реакцию воспитанницы. На ощупь отыскивая расстегнутую блузку [что выглядит крайне заманчиво, ведь остальные вещи скрывают наготу], наставник касается горячей ладонью полуобнаженной упругой груди, а второй придерживает подопечную за бедро, не мешая Хоуп самой подбирать ритм и руководить процессом. Впрочем, в этом потрясающем положении, находясь под истекающей соком девушкой, удерживаться от оргазма чересчур проблематично, поэтому вскоре [и с огромным сожалением], помощник шерифа притормаживает белокурую. Еще немного полюбовавшись восхитительным зрелищем [короткая юбка, частично задирающаяся от торопливости; раскрасневшаяся приёмная дочь с мокрыми прядями, прилипшими ко лбу; стянутый вниз бюстгальтер], блюститель закона предлагает переместиться на улицу, ссылаясь на свежий воздух, которого так не хватает, и Огден, открывая дверцу, первой вылезает наружу. Прохладный ветер врывается в салон, принося с собой облегчение, но офицер уже не думает о нём, а следует за подзащитной, прижимая ту лицом к автомобилю. Бегло оглядев поляну и убедившись, что они здесь одни, коп задирает юбку, сильнее разрывая податливый капрон, чтобы снова войти в девочку, оставляя на шее следы от зубов. - Не шуми, - повторяет условие Бёрч, делая очередной сильный толчок. Выбравшись из транспортного средства они отказались от последнего укрытия, а потому должны вести себя еще осторожнее, что выходило у них не слишком удачно: кто-то постоянно срывался на громкие выдохи или рычание, оповещая ближайшие несколько квадратных метров о происходящем на окраине леса. - Малышка, - урчит страж порядка, снова превращая нежное прозвище, появившееся еще в самом начале их знакомства, в пошлое обращение. - Моя, - произносит с жадностью, припоминая как недавно её пытались у него отнять, добавляя резкости движениям и ускоряясь в спутнице, тщетно пытающейся сохранить молчание под волной накатывающей эйфории. Приходя к пику чуть позднее голубоглазой, Джеймс до боли закусывает через ткань плечо светловолосой и придавливает её к холодному металлу, на пару минут сдаваясь нежеланию шевелиться. Лишь низкая температура на улице, начавшая пробираться под одежду, вынуждает полицейского выпустить избранницу, вместе с ней поправляя вещи и возвращаясь внутрь машины, чтобы там, рухнув на сиденья, какое-то время приходить в чувства, собирая разум в кучу.
- Домой? - Интересуется мужчина, получая в ответ согласный кивок обессиленной возлюбленной. День медленно и лениво уступает место весеннему вечеру, больше походившему на зимний, и, значит, им давно пора ехать в свою обитель, выгуливать База и заниматься ужином. Поцеловав воспитанницу в висок, брюнет заводит двигатель и, недолго прогрев его перед стартом, увозит их по известному адресу, довольный тем, что близость перекрыла собой неприятный осадок, оставшийся после встречи с психиатром. Решив, что делать рядом с ней блондинке теперь нечего и Бэтт скорее портит завершение реабилитации, чем способствует ей, помощник шерифа отправляет сообщение врачу сразу, как оказывается у телефона, сообщая о том, что Хоуп завершила курс сеансов и больше на приеме не появится.

Отредактировано James Birch (13-04-2019 13:40:39)

+1

17

[nick]Hope Ogden[/nick][status]только твоя[/status][icon]https://i.imgur.com/DEX7xva.png[/icon][lz]<b>Хоуп Огден</b>, 16 лет. Ученица старшей школы города Лейкбери[/lz] [indent] Напой меня, отпей от тишины,
[indent] послушай, как я вновь звучу иначе.

[indent] Весной сердца становятся нежны - такие под одеждою не спрячешь. Весной слова роняют в дрожь и в ночь, любовь идёт от живота к   г о р т а н и. Напой меня, сними с меня семь нот, пусть каждый звук согревшийся оттает. Пусть каждый звук оттаявший саднит, и крепнет неуверенно, и ноет. Напой меня, отпей меня, сними с меня все неродное ледяное.
И тишину срывая, и сорвав одежду, одиночество и голос, спой так меня, как будто целовал оглохшим от любви,
[indent]  [indent] шальным
[indent]  [indent]  [indent] и голым.

Сколько еще всем будет до них дело? Сколько еще люди будут совать нос в их личные дела, подсматривать в окна, подглядывать из-за кустов, проверяя, не целует ли полицейский украдкой свою воспитанницу. Хоуп надоело: осточертело до хрипоты, до острых лезвий под кожей – чувства рвутся вопреки предостережениям, сильней и чище вгрызаясь в возлюбленного, дышат им, тоскуют, поют. Под дугообразными костями бьется отчаянно и быстро хрупкое девичье сердце, доверенное мужчине одной холодной мартовской ночью. Их пытаются разлучить, но белокурая жмется к наставнику крепче, дышит глубже, желает его сильнее и яростнее. Жадность вырывается наружу, порождая азарт, и вот уже им почти все равно, кто увидит их. Он только её, а она – только его, они принадлежат друг другу, и нет силы во вселенной, способной это исправить. «Я люблю тебя! Люблю!» кричит про себя блондинка, ощущая под собой желание офицера. Здесь, на границе города и леса острота вожделения толкает их навстречу друг к другу: запретность и возможность быть застуканными подсыпает острого перца в сладкое блюдо, придавая невероятный привкус. Затуманенным взором голубоглазая глядит на избранника, ёрзая сверху и улыбаясь новым ощущениям. В этой позе в стесненном пространстве девочке особенно приятно впускать в себя полицейского. Шумно выдыхая и едва не срываясь на громкий стон снова, школьница начинает двигаться, прикрывая глаза и закусывая нижнюю губу до крови. Неудобно – но девочке плевать. Не время и не место – вот залог их отношений.
- Ты мой, - не думая, шепчет в губы, накрывая их поцелуем. Джеймс стал ее проводником в жизнь, в отношения между мужчиной и женщиной. Светловолосая, обожая каждый выученный урок, умоляет о новом – пошлая страсть мешается с трепетной нежностью, когда блондинка понимает, насколько они оба близки к своим фантазиям. Он в рабочей форме, она -  в школьной. Задранная юбка и его расстегнутые брюки, расстегнутая блузка и пряжка ремня, впивающаяся в ягодицы – новая картинка, которую голубоглазая старается запомнить до конца своих дней. Любовь и похоть скрещиваются в единый акт, симбиозом ложащаяся на едва сдерживающиеся стоны. Заглядывая в глаза помощника шерифа, девочка находит в них взаимную страсть и вожделение, отчего старается вобрать его глубже, ощущать в себе более явно, доводя себя до сумасшествия. Горячие ладони, придерживающие ее за бедро и грудь – Хоуп обожает каждое их прикосновение. Но неудобство побеждает, отчего Бёрч мягко останавливает приемную дочь, предлагая невероятные вещи. Усмехаясь безумию, белокурая открывает дверь и вылезает наружу, даже не подозревая, как может выглядеть для посторонних. К большому счастью, никого в округе не наблюдается, и вышедший из авто полицейский, оглядевшись, прижимает блондинку животом к корпусу машины. Холодный металл обжигает обнаженную грудь [блюститель порядка стянул его в процессе соития], но светловолосая улыбается, истекая соком в предвкушении продолжения – от возбуждения старшеклассница едва не стонет, желая поскорее ощутить мужчину внутри своего лона. Прикрывая глаза, и слегка дрожа от холода, девчонка чувствует, как коп задирает ей юбку, носком ботинка пролезая между ступней и негласно требуя развести ноги. Едва Хоуп расширяет стойку, как страж порядка просовывает пальцы под капрон – тонкая ткань с приятным треском рвется под натиском сильных рук. Сдвигая белье вбок, мужчина больше не медлит – входит в девочку до упора, и та приглушенно стонет от резких глубоких движений, едва не теряя сознание от восхитительных ощущений. Вгрызаясь зубами в шею, брюнет напоминает условие, и, прикрывая рот ладонью, Огден насильно заставляет себя молчать. Не щадя девчонку, полицейский наращивает темп и глубину, вдавливая воспитанницу в металл, и сдерживать наслаждение становится все труднее. Джим приникает в блондинку яростнее, вытравливая из нее сдавленные вздохи и срываясь на низкое рычание. Животная страсть рвется наружу, и белокурая уступает ей, прогибаясь сильнее и негласно давая добро делать с собой все, что захочет офицер. «Малышка… моя», урчит он ей на ухо, и в этом ласковом обращении столько пошлого смысла, что светловолосая отпускает поводья самоконтроля, поддаваясь ускоряющему темпу и звуча под брюнетом накатывающей волной оргазма. Джеймс, не останавливаясь, заканчивает следом, больно кусая девочку за плечо через ткань блузки – изливаясь внутри девочки, он до боли кусает ее плечо через тонкую ткань блузки, заставляя вскрикнуть. Хоуп дергается, но не отстраняется - зажатая между возлюбленным и автомобилем, блондинка чувствует дрожь в ногах и довольно улыбается себе в ладонь. Они сделали это посреди открытой местности: он, представитель правоохранительных органов, и она, обычная школьница.
- Сколько законов мы только что нарушили? – разворачиваясь к брюнету, задает вопрос Хоуп, пряча личико в полицейской форме? Губы встречаются отголосками былой страсти, и голубоглазая скрещивает ноги, гадая, остались ли в ее сумочке влажные салфетки – надо бы привести себя в порядок. Страж порядка поправляет девичью юбку, помогает поправить бюстгальтер и застегнуть блузку, а после застегивает брюки, которые теперь явно следует отправить в стирку. Улыбаясь этим мыслям [это ведь последствия их близости, что не может не радовать юную девушку], голубоглазая закусывает губу и возвращается в машину, поддерживая направление в сторону дома. В таком виде им больше никуда нельзя, но всю дорогу Огден улыбается произошедшему в лесу, тщетно пытаясь прикрыть рот тыльной стороной ладони.
Дома их встречает радостный пес, которому абсолютно все равно на то, как выглядит розовощекая маленькая хозяйка. Зайдя в дом, Хоуп спешит  в ванную, где белокурая наспех принимает душ и надевает домашний спортивный костюм. После этого сразу приступает к готовке ужина, не сильно раздумывая над блюдом – потратив достаточно сил, светловолосая желает справиться как можно скорее. База забирает гулять Джеймс, устраивая с псом активные игры вроде бросания мяча и перетягивания каната. Огден наблюдает за ними из окна, улыбается самой уютной и домашней картине, которая только может быть, и дает себе установку обязательно нарисовать нечто подобное. Девушка обожает свое семейство – оставляя еду запекаться в духовке, белокурая накидывает куртку и шапку [вечером довольно прохладно] и спешит занять свое почетное место в игре. Колли тут же прыгает сверху на маленькую хозяйку, повалив ту на снег, и тут же принимается вылизывать ей лицо.  Наигравшись и окончательно вымотавшись, троица возвращается в дом, оставляя вещи сушиться, и принимается за еду. Голубоглазая устраивается на коленях помощника шерифа, не желая отрываться от него – периодически касается его щеки кончиком носа или шепотом повторяет, как ей было хорошо вместе с ним, а после помогает отнести кружки с чаем в гостиную, чтобы снова забраться сверху и мешать смотреть какую-то передачу.
- У них ничего не получится, - шепотом говорит белокурая брюнету в губы. – Никому не удастся отобрать тебя у меня, - уверенная в этом, Хоуп закрепляет слова поцелуем, сплетая языки и издавая низкий выдох. Уставшие морально и физически, школьница и ее наставник допивают чай, чтобы после, сдаваясь, отправиться спать.

Отредактировано Hope Birch (08-04-2019 16:11:23)

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » [AU] don't tell anyone


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC