РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » hell, they better hide


hell, they better hide

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s5.uploads.ru/7aCFs.png
Относительно родственников можно сказать много чего... и сказать надо, потому что напечатать нельзя.

Алисия Мур, Элайджа Фонтейн
12.11.2018, 14-00, Аркхем, одно из уцелевших кафе в центре


У рыжей ведьмы есть разговор к магу-блоггеру. Или - дела семейные

Отредактировано Alycia Moore (08-04-2019 10:34:08)

+2

2

Если дело не касалось родителей, которые в этом случае стояли особняком, в сторону которого младшие Муры предпочитали лишь морщить носы, то в их семье вообще не было принято лезть в дела друг друга. Алисия могла прийти к Коулу и побурчать по поводу того, что у него в лавке бардак, сам он черте-как одет и ест все время какую-то гадость, но даже Коулу, с его гипертрофированной независимостью, было понятно, что бурчание сестры его ни к чему не обязывает. Тоже самое касалось и Леты, чье чувство стиля заставляло Алисию укоризненно качать головой, а эксперименты в магии вуду и вовсе морщиться. На памяти леди Мур не было еще случая, когда вслух высказанное чужое мнение действительно среди Муров считалось тем, о чем стоило беспокоиться. Очевидно, Лета решила так и в этот раз. И очень зря.

Алисия поймала свое отражение в зеркале на входе, поправила волосы, подкрасила губы и улыбнулась сама себе. Не потому, что ей было весело. Улыбка означала уверенность, а уверенность была нужна ей как никогда.

Маг сидел за столиком у окна, пил кофе и смотрел в телефон. Алисия повесила на спинку стула напротив свое траурно-черное пальто и присела. Сложила ладони «домиком» и улыбнулась Элайдже Фонтейну поверх них.

- Жасминовый чай, - сказала она официантке, оказавшейся поблизости в рекордные сроки. Несмотря на то, что кофейня сейчас была одна на несколько кварталов, посетителей было удручающе мало. Улица за окном напоминала о фильмах-катастрофах. Привычный уже пейзаж.
- Кажется, мы еще не были представлены друг другу, мистер Фонтейн, - сказала Алисия. – Что довольно странно, учитывая обстоятельства. Думаю, нам стоит исправить это недоразумение. Алисия Мур.

Она не стала спрашивать, располагает ли он временем для беседы с ней. Разумеется, да. Или нет, но тогда это совершенно неважно. Некоторые вещи неизбежны.

Отредактировано Alycia Moore (06-03-2019 14:47:17)

+2

3

Пасмурный день, затянутое ребристой поволокой туч небо и мелкий дождь, который ударяется о высокие стёкла окон, через которые открывается удивительный вид на спешащую домой девушку с собакой, бегущую вдоль проезжей части, поднимающую брызги звонкими каблуками, цокающими по брусчатке, или старика, из рук которого порывы ветра вырывают газету – есть в этом свой шарм, когда ты спрятан в коробке небольшой кофейни в самом центре города и наблюдаешь за происходящим как будто на экране телевизора, считаешь мгновения до того, как первый раскат грома ударит по сигнализациям машин, приводя из в действие, а яркая молния разрежет небо пополам.

В том, что его спонтанный и слишком спешный брак вызовет много вопросов, не только внутри ковена, но и у просто любопытных носов, Элайджа ни капли не сомневался. Что странно, его семья такому повороту событий нисколько не удивилась, с шестнадцати лет Фонтейн ни с кем не советовался и принимал все взвешенные и не очень решения самостоятельно, а интерес со стороны родственников новоявленной супруги его догнал немного запоздало. Странно, что они опомнились вообще, если вспомнить в какой напряжённой атмосфере прошёл ужин двух семей, больше напоминающий переговоры о выкупе, и как засияло лицо его матери, когда единственный сын, на будущем которого миссис Фонтейн уже давно поставила крест, объявил о помолвке.

Рыжая девушка, на кончиках волос которой как будто пляшут всполохи огня, сразу привлекает внимание, ради неё хочется оторвать взгляд от экрана телефона и отложить гаджет в сторону, её глаза проходятся острым лезвием по щеке, и мужчина неосознанно склоняет голову к плечу, невольно уклоняясь. Алисия и Лета действительно похожи, только если в его благоверной ещё много угловатости и детской непосредственности, которую так и тянет стереть с её очаровательного лица, то старшая из дочерей Мур утончённая, как красивый камень, который уже предали огранке, но ещё не сделали частью изысканного ювелирного украшения.

«Быть может, судьба свела меня не с той из сестёр Мур?» - разумеется, шутит про себя маг, усмехается самому себе и откидываясь на спинку стула, обтягивая вниз полы пиджака, после чего встаёт с нагретого стула и едва заметно кивает девушке.

- Элайджа Фонтейн, - лаконично представляется и кривит губы в сдержанной улыбке, - Но можете обращаться ко мне Элай, мы же теперь семья, - не упускает возможности  отпустить эту колючую шпильку и обходит столик полукругом, отодвигая стул для дамы, тем самым приглашая присесть.

Кажется, даже лампочка над их головами сверкнула от напряжения, или виной тому перепады электричества из-за бушующей стихии, всё ещё угрожающей унести Аркхем (или то, что от него осталось) как домик малышки Элли вместо с Тотошкой.

+3

4

Странное у него было лицо. Привлекательное, пожалуй, даже красивое. Взгляд голубых глаз, блещущий непонятным весельем. Словно бы он один знал шутку, никому более непонятную, и оттого еще более смешную. Скульптурно вылепленные нос и скулы. Печать боли на красивом лице – физической или нет? Алисия удержалась от желания проверить. Пожалуй, она вполне понимала, чем он очаровал Лету, что та, забыв о какой-либо рациональности, бросилась в объятия – его и его ритуала. И понимание это не делало ситуацию проще.

- Ах, - ведьма медленно улыбнулась и повторила, - «Элай». А моего отца иногда называют «Илай». Может и не врут предположения о том, что женщина ищет в своем избраннике черты родителя?

Можно было продолжать говорить, но Алисия только мягко улыбалась и молчала. Официантка принесла чайник и чашку. Алисия постучала пальцем по белому фарфору, заглянула под крышку и разочарованно вздохнула. По сценарию, очевидно, следовало предложить Фонтейну называть ее «Алисой», но сценарий ведьма не прочла. Она подождала еще немного, потом налила чай в чашку. Вдохнула запах.

- У меня было к Вам дело, Элай, - сказала Алисия, ожидая, когда чай в чашке немного остынет. – Я собиралась прийти к Вам раньше, но тут этот ужасный ураган… Никогда бы не подумала, что Лета сочтет подобное время подходящим для переезда.

Отредактировано Alycia Moore (06-03-2019 14:46:27)

+3

5

Элайджа отличный игрок, азартный, захватывающийся игрой с головой, но умеющий вовремя остановиться, когда карта не идёт. Не позволяет охватить жажде наживы себя с головой, если Фортуна поворачивается к нему своей худшей стороной, не ставит на кон последний цент, чтобы уйти из-за покерного стола с пустым кошельком.

Однако ему совершенно не нравятся игры, правил которой он не знает. У Алисии свои условия, вникнуть в которые пока не удаётся, Фонтейн нервничает, может не так заметно, как многие, но костяшки пальцев белеют, сжимая округлые тёплые бока чашки. Кофейная пенка уже давно осела вниз, его цепкий взгляд хватается за такие знакомые черты лица, огненные волосы, но непривычно чистое без веснушек лицо. Безупречна как фарфоровая кукла, такая же идеальная будто игрушка, которая стояла у его сестры на полке в детстве до тех пор, пока брат не обкорнал её рыжие локоны в отместку за очередную колкость.

- Лестно, - хмыкает тихо мужчина, беря с края пепельницы оставленную сигарету и с наслаждением делая глубокую затяжку, пропуская дым прямо в лёгкие. Выдыхает сизое облако, которое моментально растворяется под потолком, - Но я сомневаюсь, что есть хотя бы что-то, что могло бы роднить меня и вашего отца, - ведь даже не догадывается, как перекликаются их истории. Быть может, будь Элайджа и Илай представлены друг другу, они могли бы стать хорошими друзьями.

Не допускает фривольный тон, хотя их семьи теперь скреплены нерушимым союзом. Слишком хорошо за недолгие пол века с небольшим усвоил, что такие непринуждённые разговоры за чашечкой чая – предвестники плохих новостей и не сулят ничего хорошего, а поэтому держит язык за зубами до последнего.

- И что вам нужно? – старается казаться сдержанно вежливым, даже улыбается, проводя рукой по волосам и убирая их назад. Не любит говорить загадками, но теперь его интерес достаточно разогрет. Видимо, это отличительная черта Муров – уметь заинтриговать и привлечь к себе внимание не только внешним видом, но и напускной загадочностью.

+3

6

Хотелось бы ей сказать, что она читает его, как открытую книгу, но нет. Элайджа Фонтейн и книгой то не был. Скульптурная композиция. Тонко вылепленные крылья носа, дрогнувшие от злости – или, может быть, от изменившегося запаха подстывшего кофе? Длинные нервные пальцы, сжимающие чашку. Дешевый пластиковый стул, на котором он сидел небрежно, как мог бы сидеть на королевском троне. Идеально вписывающийся в любой интерьер, мимикрирующий под время, в котором существует в эту конкретную секунду – и выделяющийся в нем, как черное в абсолютной белизне. Алисия сделала медленный глоток чая. Напиток обжег горло.

- Вот как? – сказала она в ответ на его отказ родиться в чем-либо с Элиасом Муром. – Что же. Возможно так даже лучше.

Возможно, стоило заказать чизкейк, хотя бы чтобы вонзить в него сейчас вилку. Вилочку. Такую маленькую десертную вилочку, созданную именно для того, чтобы тыкать ей в чизкейки. Каждой вещи, любила приговаривать maman, должно быть свое место. И время – добавляла про себя Алисия. Каждой вещи свое время. Чаще это важнее, чем место.

Мистер Фонтейн, очевидно, тоже так считает, или же его просто раздражают великосветские маневры кругами. Алисия могла это понять. Она подняла чашку, сделала еще глоток и снова сцепила руки над столешницей, с доброжелательным любопытством глядя в глаза своему недо-родственнику.

- Вы же знаете, - сказала она без вопросительной интонации. – У меня и у Вас пока есть лишь один повод для беседы… Элай, - ведьма улыбнулась, пробуя на вкус эту премилую фамильярность. Особенно милую в свете причины ее визита. – Лета. Простите, что не поздравила Вас с… - она едва заметно скривила губы, - помолвкой, но все было так неожиданно. Слишком неожиданно. Никакого званого обеда. Даже родню не пригласили. Не очень хорошо получилось, не находите?

Отредактировано Alycia Moore (06-03-2019 14:45:45)

+2

7

Элайджа откидывается на спинку стула и едва сдерживается, чтобы откровенно не засмеяться в лицо. Только впитанное с кровью матери чувство такта, идеальные манеры и правило «не проявляй пренебрежение к тем, что может быть тебе выгоден» заставило его лишь сдержанно улыбнуться, кривя губы в совершенно не подходящей его лицу фальшивой улыбке, из-за которой на щеках проявились ямочки.

Слушать такие нелепые обвинения в свой адрес от железной леди семьи, которая отказалась от собственного наследника как от паршивой овцы как минимум смешно. Как максимум – умилительно и почти так же трогательно, как если бы они выбросили свою гадкую по общему мнению и неудавшуюся дочь, а потом опомнились о пропаже, попытались её снова найти, когда все ниточки, ведущие к ней, уже сгорели.

Костяшки пальцем белеют от напряжения, желание плеснуть остатками действительно гадкого горького кофе в утончённое лицо слишком сильно. Становиться третьей стороной в конфликте внутри семьи ему точно ни к чему, хватает своей головной боли, а хитрая девчонка Мур буквально вынуждает его вмешаться, нарушить данное самому себе обещание не встревать в хитрые переплетения внутри дома рыжего семейства. Свою часть сделки он выполнил безукоризненно, впрочем, всего и надо было, что утешить горюющих матерей и подтвердить, что браку быть. Хитрый расчёт, такое устаревшее единение семей, сплетающее два семейных древа в одно, сгоряча брошенное обещание, что однажды мир увидит наследника, в чьих венах будет течь кровь обоих магических родов, в своё время положивших жизнь на служение ковену.

- Что-то я не помню вас, Алисия, - намеренно выделяет голосом не только обходительно-сладкое, звучащее из его рта пренебрежительно «вас», но и мягкое имя, - На ужине, когда вашу сестру представляли мне как дешёвый товар по скидке, лишь бы от неё избавиться побыстрее.

Щурится, склонив голову по-птичьи к плечу, больше не пытается быть таким идеальным и ласковым, как сразу.

- Ваша мать, - в очередной раз подмечая между ними семейное сходство подаётся чуть вперёд, опускает чашку на стол и упирается локтями в стол, - Мне явно дала понять, что судьба Леты её не слишком волнует. Паршивая овечка, от которой легко избавились, ещё и поимев с этого выгодного союзника.

Не ему судить других и пытаться пристыдить, сам Элай не образец сдержанности и праведного поведения, но и держать язык за зубами он не намерен, как и терпеть обвинения в свой адрес.

+2

8

Дрожь стен храма. Трещины по мрамору. Теперь злость Фонтейна была видна невооруженным глазом. Это даже удивляло. Что его так разозлило? Невинное замечание об отце? Помолвке? То что леди Мур вообще посмела помянуть имя Леты всуе? Алисия взглянула на мага напротив с умеренным любопытством. Слова его настолько же вписывались в ее картину мира, насколько черное способно укрыться в белизне. Или меньше. Гораздо меньше. И сейчас ей стоило решить – говорит Элайджа все это намеренно, чтобы вызывать ее злость, или же искренне заблуждается. Почему, интересно? Что же такого могла сказать ему Вивьен?

Или не Вьвьен? Алисия подавила желание потереть лоб. Определенно, это была не Вивьен. Но вряд ли сейчас стоило звонить Лете и спрашивать о том, что именно она наговорила своему, так называемому, супругу. Это все могло и подождать.

- Полагаю, Вы действительно меня не понимаете, - мягко ответила Алисия, аккуратно поставив чашку на блюдце так, чтобы не раздалось ни звука. – А я не понимаю Вас. Я всего лишь спросила, что вызвало столь поспешный брак. Если Лета стала Вам так дорога, что Вы готовы защищать ее даже передо мной, возможно, стоило дать нам всем повод порадоваться за нее. Поздравить. Посмотреть на невесту в белом платье. Вместо этого…

Ведьма замолчала. Некоторое время она просто смотрела на Элайджу – спокойно и без улыбки. Потом взялась за заварочный чайник и вылила в свою чашку все, что там оставалось. Напиток приобрел насыщенно желтый цвет, как бы говоря о его ядовитой горечи. Она сейчас, впрочем, была кстати. Алисия смочила губы в едком чае, задумчиво провела по ним языком. Вновь посмотрела на Фонтейна.

- Поспешные браки так часто оборачиваются проблемами. Особенно, если говорить о наших кругах. Например, говорили ли Вам, Элай, что в нашей семье наследование происходит по женской линии? И что дочерей рода Мур не отдают в чужой род, а напротив – принимают в наш род мужчин, которые становятся мужьями наших женщин? К сожалению, меня не было на том памятном вечере, но у меня есть некоторые сомнения по поводу того, что моя матушка сказала именно то, что Вы изволили обозначить. Впрочем, - она откинулась на спинку стула и вновь поднесла чашку к губам, - это уже перестало иметь значение, не так ли? Я имею ввиду, проведенный вами ритуал.

Отредактировано Alycia Moore (06-03-2019 14:44:43)

+1

9

Клубок недопонимания запутывался всё сильнее, как будто когтистые лапы тянут за невидимые нити, превращая всё в полную неразбериху. Элайджа устало вздыхает и растирает лицо рукой, чувствуя, как его всё сильнее утомляет компания Алисии. С таким же успехом можно попросить слепого провести тебя через топь и наивно полагать, что он не запутает тропы под ногами сильнее прежнего. Вот и маг при своём ограниченном зрении чувствовал себя так, будто доверил слепому вывести себя из мрака.

Пустое сотрясание воздуха двух людей, которые по природе своей не могут прийти к компромиссу, слишком упёртые, чтобы уступить друг другу путь. И нелепое «будь лоялен к девушке» здесь не работает. Фонтейн слишком много упёртых сук на своём веку повстречал, и знает, что большие невинные глаза или мягкий бархатный голос – уловка, обманка, на которую можно попасться раз, второй, но на третий уже наученный опытом поступишь осторожнее и не будешь опрометчиво падать в липкую паутину, чтобы восьмипалое создание сковало тебя своими путами и высосало до конца.

- Двери моего дома всегда для вас открыты, Алисия, и вы в нём – желанная гостья, - в тон ей спокойно, даже почти лояльно вторит некромант, небрежно закинув ногу на ногу и болтая острым носком туфли в воздухе, - Мы же теперь практически семья, - будто давится улыбкой, самим фактом того, что может быть не сразу, но по истечении какого-то время их гербы могут оказаться рядом, а семейные древа тесно переплестись своими раскидистыми ветвями. Смехотворная издевка, пусть и не слишком очевидная.

Невероятным усилием воли Элай заставляет себя держать язык за зубами и выслушать всё, что ему высказывает рыжая ведьма, при этом не слишком сильно закатывать глаза.

- Вы правы, - опершись ладонями о подлокотники маг приподнялся, меняя положение на более удобное и поправляя полы пиджака, - Всё это уже не играет никакой роли. Наш с Летой союз – это не просто штамп в паспорте, как у людей, который не имеет никакой ценности, не скупая формальность, - и, чтобы обозначить, что продолжать этот бессмысленный разговор дальше он не считает нужным, впрочем, как и тратить драгоценное время друг друга, выгибает вопросительно бровь, интересуясь: - Ещё вопросы?

+1

10

Вряд ли Элайджу Фонтейна можно было винить в его игольчатой настороженности, которую он даже не давал себе труд обернуть ватой аккуратных полунамеков. То есть, разумеется, попытку он сделал, но из тех, кто не могла служить даже самооправданием, а значит была просто пшиком. Пустым сотрясанием воздуха в дежурных фразах, которые никому не были интересны.
Алисии так точно.

- Да, - сказала она, поднося к губам чашку чая. – Семья. Практически.

Горький вкус крепкой заварки был совершенно невыносим, но очень здорово прочищал мозги. Алисия ощутимо вздрогнула и скривилась, не в силах совладать с лицом. Поставила чашку с дьявольским отваром обратно на блюдце. Смерила ее взглядом. Потом вернула внимание Фонтейну и смерила взглядом уже его. В отличии от чая, Элайджа выглядел безукоризненно. Если не считать за укоризну тот огонек острой неприязни, которую он то ли не смог, то ли не дал себе труд спрятать. Его сложно было за это винить. Мнение о семье Мур у него явно было… своеобразное, а ведь он не знал и доли истины. К тому же Алисия никогда не обманывалась своим внешним видом. Выглядела она отнюдь не безобидно. Она, вообщем то, прилагала к этому уйму усилий. Поэтому на это резкое, уже выходящее за грань вежливости: «Еще вопросы?», ведьма лишь улыбнулась.

- Конечно, - сказала она, вновь поднимая ладони над столом и глядя на мага поверх пирамидки из пальцев. – Мы с Вами придем к разрыву этого ритуала… мирными способами? Не мирные мне известны, и я действительно – действительно – не желаю к ним прибегать. Это не угроза, - сказала Алисия и впервые с момента, как она пришла, взгляд ее перестал быть колким, а губ пропала улыбка. – Я очень хорошо понимаю, что и как должно быть сделано. И не хотела бы доводить… до этого.

Свои собственные слова заставили ведьму поморщиться, словно бы она вновь выпила что-то горькое. Вся эта ситуация до боли походила на ловушку, но не Фонтейн же ее устроил на самом деле. И что теперь беглецам-Мурам было делать? Объявить войну чистокровному роду, входящему во Внутренний круг местного Ковена? Даже если ведьмы Муров сделают все как надо – а они всегда делали все, как надо, если дело не касалось воспитания детей – победа будет по меньшей мере пирровой. Сколько там тех Фонтейнов? Три? Пять? Десять? Алисия тихо вздохнула и прикрыла глаза. Как до этого вообще дошло?

- Лета нужна семье Мур, - сказала она почти через силу, не открывая глаз. – Прямо сейчас. Это вопрос нашего выживания. Найдите другую… невесту.
«Донора» могла бы сказать ведьма. Но не сказала. Уже победа – пока что над собой.

+2

11

Что его до сих пор останавливает от того, чтобы встать из-за стола и покинуть заведение Элайджа мог только предполагать. Точно не любопытство, его он удовлетворил сполна и уже не надеялся услышать для себя что-то новое. Собирающиеся за окном свинцовые тучи? Для него, медленно теряющего зрение колдуна, это была идеальная погода, так и тянет пройтись пешком, ловя закрытыми веками первые осенние капли намечающейся бури. Но зачем-то он даёт ещё немного времени, приподнимается на стуле и поправляет пиджак, ведёт плечом, разминая уставшую шею.

Такой контраст двух, казалось бы, родных людей. С Летой легко, они быстро нашли общий язык, а желание доказать другим, что совершенно разные люди могут прийти к компромиссу, если попытаться свести их против воли, взяло вверх над прочими. Алисия эмоционально тяжёлая, прикладывает слишком много усилий, чтобы скрывать истинные мотивы, которые преследует, и свои мысли, следует за одной ей понятной целью. Это и забавляет, и озадачивает, казалось бы, два человека, выросшие в одинаковых условиях, а по итогу ставшие такими разными.

На дне его чашки, которую Элай то и дело берёт в руку, крутит, описывая в воздухе полукруг, осталась только липкая кофейная гуща. Наверняка если всмотреться, то можно найти на покатых боках ответы не интересующие его вопросы, но глаза его то и дело перепрыгиваю на сухую улыбку идеально подведённых губ, затем на рыжие локоны, и обратно. И так до тех пор, пока не задерживаются на тонкой шее, слишком чистой для рода Муров, чьей визитной карточкой стала пёстрая сепь веснушек.

- Мы с вами? – нет-нет, а смешок вырывается. Полноценный смех застревает в горле, - Нет никакого «мы», Алисия, и никогда не будет.

Их имена, упомянутые в одном предложении, даже звучат неуместно, но Элайджа тактично молчит. Не хочет, не готов брать на себя такую ответственность, как и встревать между сёстрами, чьи отношения так или иначе при его участии теперь висят на волоске. Будто у глупого ребёнка в его горячей голове вспыхнула горячная мысль, а он не потушил её, а лишь подлил в пламя керосина. И теперь ещё за это будет платить.

Чёрта с два.

- Она не заложница, Алисия, - снова цедит её свистящее имя через зубы и устало закатывает глаза, растирает пальцами переносицу, - Лета не прикована к батарее, не заперта в комнате, как вы, видимо, ошибочно полагаете, и даже не ограничена финансово. Я даю ей всё, о чём она попросит, ровно столько, сколько она хочет, и в то же время она вольна уйти, когда ей вздумается.

Она не сука на привязи, - чешется на языке, но даже в его исполнении это прозвучит слишком унизительно. Впрочем, может от Элайджи этого только и ждут?

Ему остаётся только развести руками, но чашка в руках мешает. Фонтейн ставит её на столик и, наконец встав с места, выпрямляется, застёгивая пиджак на все пуговицы одну за другой, обозначая, что собирается уходить, уже смотрит не в глаза, цепляет взглядом только рыжую макушку, насмешливо добавляя: - Вам будет лучше поговорить об этом с ней лично, а не со мной.

Будто признаётся, что его полномочия не так безграничны, как хотелось бы, и в то же время соглашается отступить.

+2

12

Почти постапокалиптический пейзаж за окном резко контрастировал с уютом кофейни, что полностью соответствовало внутреннему состоянию леди Мур. Поэтому Алисия не отвела даже – оттолкнула собственный взгляд от Фонтейна, чтобы оглядеться. Это, можно сказать, вернуло ее в подобающее расположение духа. А именно – она вновь была слегла зла, как и в тот момент, когда пришла в эту кофейню. Воистину, Элайджа Фонтейн был опасным человеком. Обыкновенно Алисию было не так то просто сбить с избранной траектории движения.

- Прозвучало так, - усмехнулась ведьма, - словно бы я давно и безуспешно добиваюсь Вашего внимания… Элай. Мне не приходилось чувствовать себя отвергнутой поклонницей уже… нет, пожалуй, вообще никогда.

Фонтейн настолько явно хотел от нее отвязаться, что было бы просто преступлением заставлять его и дальше терпеть ее ненавистное общество. Алисия была вполне законопослушной… ведьмой, а потому преступления совершать не любила. Однако, она все еще не довела до Элайджи свою мысль, а уйти, не сделав это, было бы пустой тратой усилий. Бессмысленные действия леди Мур не любила еще больше, чем совершать преступления.

Она не очень хорошо понимала, всерьез маг говорит о всех этих вещах или просто пытается свести разговор на «нет». Нет, правда. Не заложница? Финансовые ограничения? Пожалуй, Алисию и правда обеспокоило бы, будь Лета прикована к батарее, но при всем своем скепсисе в отношении младшей сестры, она была более чем уверенна в способности последней решить подобные смехотворные проблемы. Лета была юна по любым меркам, а тем более по меркам чистокровных магов, но она была могущественна уже сейчас. И вряд ли Фонтейн бы посмел…
Алисия сощурилась, пронаблюдав, как Элайджа встает с места. Он и правда немного… отвлекал. Она даже забыла, что Фонтейн именно что «посмел». И лучше бы в деле все же фигурировала батарея.

- Вы правы, - сказала она мягко, словно бы не замечая его вполне ясно обозначенного намеренья и спокойно продолжая беседу. – Мне обязательно стоит побеседовать с Летой еще раз. Похоже, в прошлый раз я неправильно поняла ее. Кажется, Вы вовсе не провели с ней ритуал, который ввел ее в Ваш род и позволяет Вам паразитировать на ее магических способностях. Я вполне ясно дала ей понять, что неприемлемо именно это, а не то, под чьей крышей она живет, чьими деньгами пользуется и в чьей постели спит. Мне жаль, что я так необдуманно обвинила Вас. И, раз того, чего я боялась, не произошло, пожалуй, я поговорю с сестрой в ближайшее время и попытаюсь прояснить ситуацию. А Вы так любезно пригласили меня в свой дом. Так мило с Вашей стороны, Элай, - Алисия улыбнулась, поднялась со своего места и протянула руку Фонтейну. – Мне было очень приятно познакомиться с Вами.

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » hell, they better hide


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC