РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » the impossible dream


the impossible dream

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/STAyJjB.png
frank sinatra — the impossible dream

Isaac Kovacs & Maximillian Sage
15 ноября 2018 г., астральный мир & Аркхем;


Для того, чтобы астральное знакомство перетекло в реальность, им потребуется двенадцать лет.
nb! в эпизоде две временные линии: вторая протекает в 2006 г.

Отредактировано Maximillian Sage (19-02-2019 16:10:49)

+6

2

2006 год

В какой-то из многочисленных книг однажды Исаак прочитал, что нужно сначала как бы окрепнуть в астральном мире, и только потом может получиться встретиться там с другим магом или даже несколькими. На тот момент это показалось мужчине странным выводом, но спорить с автором было бы глупо, ибо того уже не было в живых лет этак четыреста, если не больше. Свою же собственную практику Ковач начинал словно слепой котенок, методом проб и ошибок пытаясь достигнуть желаемого результата. Ему было недостаточно просто научиться попадать в астральный мир, нет, особенно если учесть, что на это способны и самые обычные люди, не обладающие ровным счетом никакими магическими способностями. И с их техниками и практиками он успел ознакомиться, почерпнув для себя пару весьма занятных и полезных моментов.
Некоторые, правда, считают, что все, что мы видим в астральном мире есть ничто иное, как проекция нашего подсознательного. Как и самые обычные сновидения. Исаак точно знал, что это не так. Ему не один раз приходилось сталкиваться здесь с созданиями (будем называть их так), которые никоим образом не могло породить его подсознание. В конце концов мужчина считал себя здоровым и здравомыслящим, чтобы нафантазировать, даже неосознанно, нечто подобное.
Он всегда приходил именно сюда. Песчаное побережье то ли моря, то ли океана, а может быть и вовсе огромного озера, этого Ковач пока что не знал. Здесь было тихо и просторно, к тому же местность хорошо просматривалась. Исаак пока не чувствовал себя настолько уверенно в этом мире, чтобы беспечно идти куда глаза глядят. Сейчас он как обычно сидел на песке, пропуская его маленькие светлые песчинки сквозь пальцы и наслаждаясь прекрасным видом спокойной большой воды. Когда-то давным давно он хотел жить на берегу моря. С тех пор прошло слишком много времени. Сдвинулись в разные стороны государственные границы, родилось и умерло пара-тройка поколений, а ведь Исаак не был таким уж старым, по магическим меркам, конечно же. А желание иметь дом на берегу моря осталось где-то глубоко-глубоко, никак не проявляя себя в обычной жизни. Только тогда, когда мужчина приходил сюда, она давало о себе знать, очень тонко и ненавязчиво.
Посидев некоторое время и поняв, что все идет нормально, а Исаак прекрасно помнил свои первые попытки, когда его слишком жестко выкидывало в реальность, и при этом весьма быстро, он поднялся на ноги, неспеша направившись вдоль берега в сторону небольшой рощицы. Время от времени Ковач встречал здесь различных местных обитателей, но почти всегда они были безобидны и не причиняли никакого беспокойства. А некоторые даже оказывались в итоге вполне себе дружелюбными. Правда мужчина старался особо плотно с ними не контактировать, дабы ненароком или по незнанию не притащить их с собой в реальность.
Рощица осталась позади, и сегодня Ковач планировал отправиться по совершенно новому маршруту. Он уже видел вдали нечто, напоминающее старые руины, но пока так и не получалось до них добраться. Сегодня же именно это направление было основной целью, а потому Ковач решил не отвлекаться. Выглядело это все весьма и весьма внушительно. Старые грубо отесанные камни, местами поросшие мхом и какими-то похожими на него растениями. Они представляли собой остатки стен, сохранивших свою форму лишь у самой земли. Вероятно, это здание могло бы быть внушительным. Чем-то вроде ратуши и готической церкви. Здесь оставалось лишь фантазировать. Ковач медленно обходил руины по периметру, пытаясь высмотреть что-то еще интересное, но, пожалуй, меньше всего он ожидал увидеть здесь человека. Настолько, что в первые секунды впал в некое подобие ступора от увиденного. И выглядел, вероятно, несколько странно, если не сказать - глупо.
- Здравствуйте, - самое простое и банальное, что только могло прийти в голову, но Исаак и правда был, мягко говоря, удивлен. Где-то на задворках памяти всплыли те самые слова Джиневры о том, что он так рьяно изучает астральный мир, потому что хочет найти то, что найти уже невозможно. И мысли эти стоило гнать от себя так, как Ковач делал многие и многие годы. И в подавляющем большинстве случаев у него это неплохо получалось. - Это было банально, да, - мужчина развел руками.

15.11.2018

Временами Исаак уставал от Бостона, куда все также ездил с завидной периодичностью. Он никогда не был любителем больших городов, тех самых мегаполисов и агломераций, коими так были знамениты Соединенные штаты. Куда милее сердцу мужчины было нечто более аутентичное. Откровенно говоря, временами он ловил себя на мысли, что начинает тосковать по Лондону, с его сыростью, серостью и вечными туманами. Для многих это был очень тяжелый климат, но Ковач всегда чувствовал себя там прекрасно. Еще больше он тосковал по родному Будапешту, где не был уже очень и очень давно. Несколько раз он предлагал сестре и племяннице съездить на их историческую родину, но каждый раз в самый последний момент у кого-то из них не складывалось. А ведь строились планы, они даже собирались отбросить в сторону магию, хотя бы на время, и побыть обычными людьми. Гулять по городу, есть в маленьких национальных ресторанчиках, пройтись по тому району, в котором родились и росли, посмотреть, что стало с их домом, с тем домом, где на первом этаже располагалась отцовская аптека. Но отчего-то поездка постоянно откладывалась.
Все это к тому, что Ковач практически каждый раз был рад выбраться из шумного, заполненного современными высотками Бостона, в куда более тихий и спокойный Аркхем. А еще мужчина очень любил свой здешний дом, стоявший в некотором уединении, благодаря чему создавалась атмосфера некоего своеобразного уюта. В этот раз Исаак ездил в Бостон всего на день, но даже после столь краткого срока был рад вернуться обратно. Здесь даже его фирменный рукотворный кофе почему-то получался вкуснее. И это даже несмотря на то, что турку мужчина всегда возил с собой.
Вероятно, какое-то особенное меланхоличное настроение в этот вечер заставило мужчину пойти гулять по Аркхему пешком. В середине ноября это было особенно логичным решением. Впрочем, Ковач мог себе позволить небольшие внезапные странности. И именно в тот момент, когда он был вынужден поднять воротник пальто и спрятать руки в карманы, то есть все просто кричало, что было бы неплохо повернуть в сторону стоянки, сесть в машину и поехать домой, Исаак заметил среди редких прохожих очень знакомое лицо. Удивительным было то, что этого человека Исаак знал, но здесь, в их реальном мире, они ни разу не встречались. - Макс? Серьезно? - мужчина и правда был несколько поражен столь невероятной случайности. Он остановился, внимательно всматриваясь в лицо знакомого, и понимая, что ошибиться просто невозможно.

+2

3

how beauteous mankind is! o brave new world,
that has such people in't!

тогда
Первое время пейзаж вокруг не меняется, высокие деревья обступают Макса со всех сторон, и разномастные твари даже не решаются подойти к нему, ослабевшему и молчаливому. Не иначе, за своего принимают. Или же, напротив, не чувствуют в нем жизненных сил, таких сладких и заманчивых. Кроме всего прочего, он не находит и следа мамы. Метнувшийся сюда от отчаяния, потерявший призрачную возможность вернуться в реальный мир, Макс не оплакивает своего прошлого. Он только не знает, куда идти дальше, вот и двигается с места не сразу. Потом с ним что-то происходит, он вспоминает Эмму, свою рисковую Эмму, тянувшую его за руку в самую чащу, и следует ее примеру.

Вскоре оказывается, что поляна и озеро — малая часть огромной мозаики. Макс ставит себе цели — далеко не самые значимые, но выполнимые. Главное — двигаться, не давать страху расползтись по мыслям и заставить его вновь замереть, отдаться на волю здешних сил. Вина, снедавшая его изнутри, пока от наружной оболочки отхватывали куски жадные до крови брат и сестра, здесь притупляется, неспособная прорваться в астральный мир. Макс постепенно примиряется со своими демонами и, прежде не искавший компании, особенно остро ощущает свое одиночество. Найти здесь друга или хотя бы питомца непросто, не каждая тварь отваживается подойти, не всякому зверю Макс рискует шагнуть навстречу. Попытки совладать с астральной капризной природой до того занимают его, что Макс отказывается от своих упаднических настроений, меняет их на живое любопытство ученого-натуралиста и жалеет, что при нем нет ни блокнота, ни огрызка карандаша. Но, может, удастся найти и их? Максу уже попадались весьма занятные вещи: от серебряного канделябра до льняных полотенец с вышитыми гладью незабудками.

Болотистый овраг только кажется безобидным. Темно-серая жижа неромантично, но вполне понимающе хлюпает и пытается подобраться к замершей на кочке ступне, но Макс, наклонившись, с размаха шлепает колышущуюся поверхность раскрытой ладонью и она, что-то бурча, торопится схлынуть. Не на того нападаешь, милая.

Покинув лес, Макс на удивление не замечает привычных очертаний гор вдалеке. Нет, виднеются лишь каменные полуразрушенные стены. Его влечет к останкам постройки, чем бы она ни была. В конце концов, там можно будет отыскать что-то, брошенные декорации для чьего-то сна, оставленные за ненадобностью. Здесь все может пригодиться. Теплеет. Макс повязывает рукава чужого, найденного недавно свитера, на поясе, расстегивает ворот рубашки. Ветка, сорванная в чаще, кое-как оструганная, верным посохом замирает в ладони, вонзается в землю, когда вдруг накатывает усталость и начинает пошатывать.

Но до развалин Макс все-таки добирается. И, осматривая их, не может сдержать разочарованного вздоха, ступает по выгоревшей траве и раздосадованно прицокивает языком. Его отвлекает звук... шагов. Человеческих шагов? Макс несмело поднимает голову: даже здесь он так пока и не научился смотреть прямо перед собой.

— Нет, совершенно даже не банально. Со мной здесь еще никто не здоровался, — отвечает маг, еще хрипло с непривычки. Говорить ему пока приходилось только с местной живностью, а та чаще выступала в качестве молчаливого собеседника.

— А вы... ты, что же, тоже впервые тут? Я еще не забредал так далеко, — делится с ним Макс, разом повеселев. Он до того соскучился по человеческой речи, что готов говорить с кем угодно, хоть с самим Хастуром, который, как говорили, тоже обретается где-то в астральном мире.

— Макс, — представляется Сейдж и первым протягивает руку. Он как-то не сразу спохватывается, забыв о правилах вежливости, которые в него в свое время как следует вбили.

сейчас
К середине месяца город окончательно примиряется с последствиями урагана, пережевывает их, переваривает. К середине месяца, всего спустя несколько дней после похорон так и оставшейся незнакомкою младшей сестры, Макс осторожно наводит порядок в своей жизни, нанизывает события на нить памяти и время перестает казаться бесцветной и бесформенной массой. Он прежде выбрасывал из головы целые месяцы, а то и годы, а после проводил долгие часы, пытаясь вспомнить, ездили ли они всей семьей в Страсбург в семьдесят четвертом или нет, вертел в руках старые нечеткие фотографии и не узнавал ни себя, ни своего окружения. Опыт учит его бережнее относиться к прошлому. Опыт и, пожалуй, пароксетин.

Макс не поддается слабости, когда его накрывает желание остаться дома, не брать в руки ни планшет, ни карандаш, бросить работу и лежать в постели, позволяя солнцу и луне сменять друг друга где-то там, за плотными шторами. Он встраивает, втискивает свое существование в рамки им самим определенного порядка, и одно это дает призрачное ощущение контроля. Макс ведет тетради, выданные лечащим врачом, описывает свое состояние, старается не отмалчиваться на групповой терапии и не позволяет даже внешним обстоятельствам, к числу которых относится трагическая гибель Веры, одержать над собой верх. Кошка растягивается на постели, своенравная и опасная астральная тварь, признающая только куриные сердца, молоко и своего хозяина. Остальные вызывают у нее чувство глубокого отвращения, будь то Ванесса или же бесплотные тени прошлого. Боуи уходит когда пожелает, но всегда возвращается ближе к ночи. На улицах становится опасно, случайные горожане все чаще видят незваных гостей из страны снов, пишут в редакцию, оповещают полицию, сбиваются в группы и самолично истребляют хищников. Тогда Макс, опасаясь за свою Боуи (а если точнее — за тех, кого она, испугавшись, покалечит), наказывает ей пока не покидать территории «Близнецов», но кошка, зевнув и обнажив ряд острейших, как иголки, зубов, слушается его с явной неохотой.

В один из дней чертовка где-то задерживается, и Макс, мысленно готовясь к худшему, отправляется на поиски. Определенного маршрута у Боуи нет и никогда не было, но отличить ее от любой другой изящной черной кошечки будет легко тому, кто видит ее истинное обличье. В Аркхеме не так много магов, настолько чувствительных к астральному миру, как сам Макс. Кто станет приглядываться к обычной кошке, в конце концов, их сотни бродит в окрестностях. Может, обойдется.

На улице его окликают. Первая реакция — страх. Вторая — недоверие. К нему ли обращались? Преодолев себя, Макс прищуривается, сводит брови в недоумении. Не то узнает, не то нет. И понять не может, отчего ему так знаком этот голос. А осознание приходит только мгновениями спустя. Память, натренированная, залатанная память приносит имя, а с ним и воспоминания о случайной встрече на бесконечных астральных просторах. Впору поверить в судьбу — кто, кроме нее, станет шутить так изящно, столкнув их в реальном мире? Макс подходит ближе, протягивает руку для пожатия. Ай, да будто в вежливости дело — убедиться хочет, что не померещился ему давний знакомый. Нет, не ошибся: обладателя этой запоминающейся внешности трудно забыть.

— Исаак! Какими судьбами в Аркхеме?

Отредактировано Maximillian Sage (22-02-2019 20:25:18)

+2

4

2006 год

- Кажется, со мной тоже, - мужчина чуть улыбнулся, внимательно разглядывая неожиданного собеседника. Ковач пока что знал об астральном мире слишком мало, чтобы быть на все сто процентов уверенным в том, что перед ним реальный человек, а не чья-то недобрая шутка. С другой стороны, он слышал обычную человеческую речь, интонации, движения - все указывало на то, что именно человек перед ним и стоял. Исаак сомневался, что какая-нибудь из обитающих здесь сущностей, даже при должны умениях, способна настолько достоверно принимать человеческую форму. Если таковые вообще бывают. И это то, с чем Ковач сталкивался каждый раз, когда приходил сюда - со слишком малым знанием правил и законов этого мира. Он не имел исчерпывающего списка всего того, что в астральном мире быть может, а чего не может быть. Впрочем, в слабое утешение можно сказать, что велика вероятность, что нет в мире ни одного мага и сновидящего, который таким списком обладает.
- Именно тут - да. - Исаак согласно кивнул, - Раньше я ходил в другую сторону, - мужчина ответил на рукопожатие, - Исаак, - все же получалось весьма и весьма забавно, вот так вот жать друг другу руку, стоя возле непонятных руин и выженной травы, в другом мире, где впервые за столько времени ему встретился самый настоящий человек. - Я думал, здесь может быть что-то интересное, но... - Ковач пожал плечами, неопределенно махнув рукой в сторону руин. В своей обычной жизни мужчина не встречал других магов, действительно путешествующий в астральный мир и изучающих его, кроме бывшей супруги, хотя Джиневра делала это крайне редко, и по большей части из любопытства и супружеской солидарности. Поэтому сейчас мужчина испытывал странный прилив воодушевления. Учитывая то, что его новый знакомый тут тоже не впервые, иначе он бы не говорил, что раньше не заходил так далеко, Исааку захотелось о многом расспросить Макса. Касаемо астрального мира, с каждым своим сюда путешествием, у Ковача прямо пропорционально росло количество вопросов, ответы на которые получить было крайне и крайне сложно.
- Я еще не был в той стороне, - мужчина указал взглядом в направлении, откуда пришел Макс, - Наоборот, у меня там на берегу отправная точка. Ты там не был? - руины утратили хоть какую-то ценность при первом же ближайшем рассмотрении, так что Ковач не видел особого смысла около них задерживаться. Побережье нравилось мужчине значительно больше, и если Макс там еще не был, было бы неплохо пройтись, а заодно поговорить. Благо тем для разговоров, кажется, будет предостаточно у них обоих.

15.11.2018

Ровно тот же вопрос Ковач хотел задать внезапно повстречавшемуся знакомому. - Даже не знаю, - он улыбнулся, - Обычно я тут живу, - охотно пожал протянутую руку, почти также, как при их встрече возле тех самых руин в астральном мире. - А ты тоже отсюда? - что-то внезапно случилось с неплохими умением Исаака адекватно формулировать собственные мысли, искусно складывая слова в нормальные предложения. Впрочем, можно сделать скидку на неожиданность момента. В Аркхеме были свои особенности, которые хорошо знали те, кто посещал астральный мир. Как минимум, здесь это было делать проще, нежели чем во всех других городах, в которых бывал и жил сам Ковач, а они за годы его жизни могут составить далеко не самый маленький список.
- Ты спешишь? - не хотелось отвлекать человека от дел, но если бы у Макса не было сейчас ничего срочного, он был бы рад пообщаться. Они виделись более десяти лет назад, если говорить о мерках мира реального. Течение же времени в Астрале сильно отличается, и никогда нельзя сказать с полной уверенностью, как две эти временные системы можно корректно соотнести между собой.
Между тем, выглядел его знакомый несколько озадаченно, что ли. Или же обеспокоенно. И Исаак даже начал сомневаться, а не отвлек ли он Макса от какого-то действительно очень важного дела. Но пока что они продолжали стоять практически посреди улицы, благо город более или менее приходил в норму после разгула стихии, и людей на улицах поубавилось. Аркхем с каждый днем все больше напоминал свой наиболее привычный вид. Если не считать некоторых нюансов, недоступных восприятию простых людей.

+2

5

i might call him
a thing divine, for nothing natural
i ever saw so noble.

тогда
Может, впервые в жизни срабатывает везение? Такое ведь тоже случается: перестаешь верить в него, в то, что и ты отмечен перстом фортуны, а потом оно, словно дождавшись удобного момента, — бац! — и осыпает тебя дарами. Максимиллиан воспринимает эту встречу с незнакомым человеком именно так. Подарок. Подарок, который не был ему обещан, подарок, которого он не ждал. Тем сильнее радость согревает сердце, непрошеная улыбка не сходит с лица. Ему бы насторожиться, но счастье переполняет его, лопается пузырьками в игристом вине. Не чувствует он, что перед ним астральная тварь, принявшая человеческий облик. Привыкнув доверять своей интуиции, которая здесь еще его не подводила, Максимиллиан не тратит свое время на страх, только не на этот страх.

— Там лес, — просто отвечает Макс и оглядывается, словно чувствуя на себе янтарные и рубиновые взгляды многочисленных обитателей, опасных и не очень. Где-то далеко за его спиной темный лес полнится беспокойством, кроны деревьев встревоженно шумят, ветви трещат и тянутся в его сторону, прося вернуться. Лишь озеро, сокрытое в чаще, безмолвствует.

— А дальше горы. Я, правда, не взбирался на вершину, но впереди достаточно времени.

Все время мира к его услугам. Часы — отцовский подарок — будут идти так, как угодно Астралу. Макс смотрит на золотые стрелки и ловит смутное воспоминание: вроде бы при нем в больнице не было часов, их забрали. Больница? Он был в больнице? Макс отбрасывает обрывки прошлого за ненадобностью, упоенный встречей с живым разумным существом.

— Меняю лес на побережье, — шутливо предлагает Макс и первым устремляется вперед, прочь от груды мертвого камня. Оглядывается на Исаака и мысленно протягивает его короткое, но почему-то кажущееся сложным имя. Лицо, его в первую очередь заботит это худощаво-скуластое лицо. Яркие черты, жирно прорисованные, выделенные словно нарочно, чтобы непременно остаться в памяти, отпечататься в ней и проявиться потом, по прошествии лет, когда события и чувства начнут блекнуть и стираться. И орлиный нос, и отдающие колдовской зеленцой глаза, и прямые широкие брови — все достойно того, чтобы замереть на бумаге.

— А почему? Волны там, песок... Почему ты начинаешь свой путь оттуда?

Макс предполагает самое очевидное: потому что его новый знакомый живет в приморском городе. Может, он засыпает в просоленном Монтероссо, а дни проводит в холеной Ментоне. Да, должно быть, только побывав в самых разных уголках света и пресытившись, начнешь искать способ выйти за границу реального мира. Или же от отчаяния.
сейчас
— Отсюда, — спешно кивает Макс и отводит взгляд. Не знает, как объяснить то, что они ни разу не встречались здесь, в Аркхеме. Город мал, наткнуться на знакомого легко. Да, пожалуй, очень легко, если ты не провел последние восемнадцать лет в психиатрической лечебнице. Всего пару месяцев назад он покинул опостылевшие стены и все еще привыкал к ощущению свободы, пускай и несколько ограниченной. Но лучше все же спать в собственной спальне, отремонтированной, обставленной новой светлой мебелью, чем в больничной палате, пусть бы даже и просторной.

— Я нечасто раньше появлялся в городе.

«Я не вставал с постели сто девяносто два месяца».

— Недавно начал снова познавать мир.

«Столько раз пожалел об этом».

— Моя кошка, правда, в этом успешнее меня. Опять сбежала и не торопится вернуться, — объясняет Макс, попутно представляя, как забавно, должно быть, звучат его слова. Одно смешнее другого. Становится не по себе, да еще и холодает, кажется, впридачу. Макс продевает две пуговицы на пальто в петли, поправляет съехавший шарф.

— Вряд ли, конечно, я найду ее на аркхемских улицах, но попробовать стоит. Так что это я должен спросить, не торопишься ли ты? 

Ему даже нравится этот словесный бадминтон, он успокаивает, что ли. Вселяет надежду на то, что навык нормально коммуницировать с людьми рано или поздно возвратится. Впрочем, нет, это слишком оптимистично. Лучше сказать «появится».

+3

6

2006 год

- Тогда вперед? - не было никакого смысла продолжать рассматривать унылые и, как выяснилось, совершенно безынтересные руины. И Ковач бы мог даже пожалеть о том, что все-таки решил до них добраться, если бы не неожиданная встреча. Он впервые, за пусть и не самое долгое время своих сюда путешествий, встретил человека. И отчего-то в этом у Исаака не было ни малейших сомнений. Ему раньше встречались, скажем так, местные жители. Но даже если предположить, что они могли принимать человеческий визуальный облик, то крайне сомнительно, что им удалось бы удачно скопировать такие мелочи как нюансы мимики, интонации голоса и настоящий человеческий взгляд.

Море было спокойным, песок теплым - все как практически каждый раз, когда Исаак закрывал глаза и оказывался в астральном мире. - Однажды я застал здесь самый настоящий шторм, - они остановились, и мужчина повернулся к новому знакомому, рассказывая о том, что уже успел увидеть в этой местности, - Темные тучи, ветер с сильными порывами и волны, знаешь, высокие и сильные. Если бы здесь были лодки, они разлетелись бы в щепки наверняка. - Ковач очень живо помнил этот момент, кажется, он даже успел немного испугаться, ведь неизвестно, чем может грозить местный шторм, и есть ли у него какие-то отличия от самых обычных, земных. - Но это было невероятно красиво.

Исаак услышал вопрос и на какое-то время замолчал, раздумывая. Он не знал точного ответа, и, пожалуй, толком никогда и не спрашивал самого себя об этом. - Даже не знаю, - мужчина пожал плечами, чуть улыбаясь, - В самый первый раз я оказался именно здесь. Тогда мне не хотелось куда-либо идти, и я просто просидел тут на берегу какое-то время, - точно определить часы и минуты в астральном мире было практически невозможно, это Ковач уяснил уже достаточно давно. Он пытался наблюдать за наручными часами, но это было занятием бесполезным, ибо стрелки их вели себя непредсказуемым образом, не подчиняясь правилам, заложенным в механизм. - И теперь я каждый раз оказываюсь именно здесь. А это имеет какое-то значение? - он вопросительно посмотрел на Макса, - Я имею в виду, место появления обычно имеет какую-то связь с обычной жизнью? - с терминологией тут было сложно, что бы ни читал Ковач, там везде встречались разные описания и названия одного и того же. Вероятно те, кто занимался изучением Астрала, не утруждает себя объединением с единомышленниками, ради выведения каких-то общих знаменателей. Впрочем, что тут говорить, Исаак сейчас разговаривает с человеком, который является в его жизни вторым, с кем он обсуждает эту тему. Пожалуй, это было действительно очень ценно.

- А откуда обычно начинаешь ты? - Исааку казалось, что Макс знает об этом мире куда больше, нежели он сам. А потому вопросы роились в голове, требуя быть высказанными и отвеченными. И в тоже время он не хотел напрягать нового знакомого множеством вопросов сразу.

15.11.2018

- Понимаю, - Исаак кивнул, после чего поправил ворот пальто, поднимая последний повыше, - Я сам вроде как живу здесь, но много времени провожу в Бостоне. И в других городах, - время от времени приходилось возвращаться в Великобритания. Впрочем, "приходилось" - это не совсем верное определение. Все же Ковач любил бывать там, где прожил достаточно большой отрезок своей жизни, и по сути, стал тем, кем является сейчас. По большей части.

Сейчас мужчина уже никуда не торопился. Во-первых, он любил животных. И кошек тоже. Не мог завести свою лишь из-за частых отъездов. Конечно, можно было бы отдавать ее в специальную гостиницу для животных, но он справедливо считал, что это слишком жестоко, так поступать с живым существом, за которого ты взял полную и безоговорочную ответственность. Одно время правда у него в доме здесь, в Аркхеме, жила сиамская кошка, ее принесла Джин. Так что на старости лет это добрейшее животное успело еще и посмотреть на теплое побережье Калифорнии. Во-вторых, Ковач был рад видеть Макса. Сложно сказать, насколько хорошо они были знакомы, учитывая сами условия их знакомства. Но Исаак по-настоящему был рад. И этого сейчас было достаточно.

- Если поищем вдвоем, шансов будет больше, - он ободряюще улыбнулся Максу, - Идем в ту сторону? - двигаться в любом случае нужно было медленно, направляя все свое внимание на окружающую обстановку. Кошки, как-никак, животные юркие и быстрые. - Как она выглядит? - было бы неплохо не ловить всех кошек подряд, какие только попадутся на пути, и несколько сузить круги поиска.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » the impossible dream


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC