РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Better lock it, in your pocket


Better lock it, in your pocket

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://funkyimg.com/i/2RvjK.jpg http://funkyimg.com/i/2RvjJ.jpg http://funkyimg.com/i/2RvjH.jpg

Elias Moore, Silvia Moore, Berthold Ackermann
15 марта 1895, обед, поместье Муров


Got a secret
Can you keep it?
Swear this one you'll save
Better lock it, in your pocket
Taking this one to the grave

Отредактировано Berthold Ackermann (18-02-2019 23:52:51)

+2

2

В ровной и размеренной жизни небольшого, но очень гордого семейства не так уж и часто случаются какие-то действительно переворачивающие всё с ног до головы события. День рождения, как известно, бывает всего раз в году, Рождество тоже праздник совсем не ежемесячный, да вот только в середине марта для обычно спокойных Муров произошло происшествие, по значимости сравнимое, быть может, только с предстоящем Днём святого Патрика – домой приехала Сильвия.
Старшая и совсем уже взрослая дочь радовала своих родителей не сказать, чтобы очень уж частыми появлениями, а потому в честь каждого её приезда обязательно устраивался по своим размерам совсем семейный, но от того не менее грандиозный праздник. Даже четверых участников торжества было вполне достаточно, чтобы переполошить всю прислугу заставив суетиться над всяким, пусть даже уже тысячу раз поданным на стол блюдом. Графиня Мур всегда отличалась своими чертами матёрого перфекциониста, а потому требовала особого внимания ко всем деталям первого за долгое время всецело семейного ужина, что, и за то слава тебе Господи, прошёл благополучно ещё вчера.

День же нынешний даже невооружённым взглядом видится куда более спокойным и лишённым даже намёка на суету. И если вчера Илай ещё был прямо-таки вынужден каждую, а учёба его не могла была быть приостановлена даже в такой знаменательный день, свободную от занятий секундочку тратить на общение со своими домашними, то сегодня же внимание к его малолетней персоне уделяется едва ли. Достопочтенные родители всецело – и душой, и телом – заняты всевозможными расспросами дочери о её последних успехах и неудачах, что обсуждались уже раз как минимум пятый, но от того не ставшие им менее интересными. Безусловно, старшие Муры ужасно соскучились по своему первому и столь драгоценному ребёнку, а потому винить их за излишнюю назойливость было бы как минимум глупо. Сам же Илай на поведение родителей никак не обижается, наоборот, рад возвращению Сильвии побольше отца с матушкой, ибо теперь хотя бы временно их всепоглощающая опека докучала ему не столь сильно.
Обед длится непозволительно долго, граф Мур только и успевает подносить ко рту вилку – всё время задаёт дочери всё новые, будто бы совершенно бесконечные в своём количестве вопросы. Илай же сидит тихо да помалкивает, дожидаясь последнего блюда с не меньшим нетерпением, чем рождественский подарок – только тогда он сможет наконец отпроситься и выскочить из-за стола.
Почти бегом, то и дело усмиряя себя до просто быстрого шага, юноша проносится по коридорам в направлении собственной комнаты – именно там они условились с Бертольдом встретиться после обеда. Аккерман ждёт его у двери, будто не решаясь войти внутрь, и при одном его виде Илай крайне довольно улыбается. Буквально за руку втащив его в комнату и захлопнув за собой дверь, Мур коротко целует Берта в губы и уже через пару секунд оказывается у своего письменного стола.
Отец принёс ему эту книгу где-то неделю назад. Нечасто граф баловал сына подобными подношениями, вполне позволяя тому самостоятельно пользоваться домашней библиотекой и рекомендуя опираться на мнение преподавателей. Конкретно в данном случае причиной столь щедрого подарка стало не столь само произведение, так имя автора, значащееся на обложке. Самого Оскара Уайльда Илай никогда не видел, однако был прекрасно осведомлён о том, что писатель приходится ему каким-то очень дальним родственником по отцовской линии, и родитель даже поддерживает с ним довольно живую переписку. Вдаваться во все эти семейные подробности у юноши желания как-то не имелось, а вот сама книга не привлечь его внимания была просто неспособна. Совсем ещё свежая, не больше пяти лет с момента выпуска, так ещё и принявшая на себя такой разгром от достопочтимых критиков – как вообще отец решился предложить ему такое? Свой вполне объяснимый вопрос высказать вслух Илай нужным всё-таки не посчитал, а потому решил в кротчайшие сроки решил разобраться с этим произведением – вдруг отец всё же передумает и решит у него книгу неожиданно изъять.
О том, чтобы читать её в полнейшем одиночестве, мысли у юного Мура даже и не возникло. Настолько привыкший зачитывать Бертольду практически всю попадающую ему в руку литературу, он при первой же возможности загонял парнишку к себе в комнату, чтобы уже вместе с ним насладиться следующей главой столь интригующего произведения.
- … только усиливает её. Жизнь дарит человеку в лучшем случае только одно великое мгновение, и секрет счастья в том, чтобы это великое мгновение повторялось как можно чаще. – Илай резко останавливается и задумчиво хмыкает. Как бы в размышлении, он поднимает взгляд к потолку, затем ещё раз прочитывает последнее предложение, после чего выкладывает свою мысль вслух. – Вот Берт, скажи мне, ты как думаешь, было ли у тебя уже когда-нибудь это великое мгновение? Чтобы ты вдруг резко остановился и осознал, что именно сейчас непременно счастлив.
Они лежат у него на кровати, вернее Илай полусидит, опираясь спиной о большую подушку, приставленную к резной деревянной спинке. Одной рукой он удерживает книгу, второй же копошится в волосах Бертольда, чья голова покоиться у него на передней поверхности бёдер. Вообще, читать что-то Аккерману не такая уж и простая задача – тот постоянно лезет целоваться, чем безумно отвлекает от книги, после чего собраться с мыслями и вернуться к чтению уже не так уж и просто. Но Илай не жалуется. Напротив, в глубине души такой подход ему даже нравится, сколько бы он не возмущался и не строил недовольный вид.
Пока родители столь озабочены приездом Сильвии, о количестве имеющегося у них свободного времени можно не беспокоиться, хотя бы парочка часов в запасе определённо есть. А это значит, что у Илая имеется достаточно времени и на такие вот пространные вопросы, и даже на то, чтобы не особенно усиленно отбиваться, когда Бертольд в очередной раз попытается его прервать.

+2

3

В родном доме все было иначе. Спокойный, тихий Белфаст радушно встречал Сильвию весной. Каменная дорожка, ведущая к поместью Муров, тонула в объятьях кустовых роз, запах которых щекотал обоняние. Сильвия вдыхала аромат полной грудью, расплываясь в улыбке. Она дома. Родители показываются на пороге, вместе с младшим братцем, суетливо что-то щебеча о долгой разлуке, тоскливости и других вещах, а матушка даже позволяет себе пустить слезу. Старшая дочь крепко обнимает родителей и нежно целует брата в щеку, приговаривая, что тот вырос в прекрасного юношу, с их последней встречи.
В особняке практически ничего не изменилось. Прислуга все так же суетилась, выполняя поручения графини, отец все так же был увлечен магией, а вопросы с его стороны были неисчерпаемыми. Ему хотелось знать все, что происходило в жизни дочери за время отсутствия, в особенности, насколько далеко она продвинулась в изучении гримуара. Сильвия терпеливо отвечала на каждый вопрос, с легкой улыбкой на лице. Она действительно соскучилась по своей семье, поэтому ужин, который превратился в небольшой допрос, совершенно не докучал. В кругу семьи было тепло и уютно, словно Сильвия вернулась в детство. Семейный вечер закончился черничным пирогом на десерт, который так любила рыжеволосая Мур.
Все последующее утро, Сильвия провела с отцом в библиотеке, словно перенеслась на десять лет в прошлое. Вот только теперь говорила Сильвия, а отец задумчиво вслушивался в каждое слово, сидя в своем старом кожаном кресле. Их разговор затянулся к обеду, когда старший Мур завел тему о важности дочери в семье, важности гримуара, а под конец, пытался убедить Сильви остаться в Белфасте. К счастью, вмешалась матушка, которая пригласила всех к обеду.
За столом чувствовалось напряжение. Отец пытался снова гнуть свою линию, забывая подносить вилку ко рту; матушка растеряно бегала глазами, нахваливая жаркое из баранины поварихи Бьюлы; Элиас вовсе витал где-то в облаках, казалось, совершенно не слушая их разговоры. После трапезы, младшего брата словно ветром сдуло, что весьма заинтересовало Сильви - куда так торопится братец. Ссылаясь на небольшую усталость, рыжеволосая пообещала родителям закончить разговор немного позже, а сама же направилась к комнате младшего брата.
Легкий стук костяшками пальцев, но дверь оказывается незапертой.
- Илай, я хотела спросить...- Сильвия заходит без приглашения и замирает на пороге. На лице явно читается легкое недоумение, - куда ты так спешишь. - Она закрывает за собой дверь, проходя в комнату без приглашения. Сильвия узнает лежащего парня (на её брате), кажется Бертрам его звали, но это не точно.
- Представишь мне своего друга? - Следующим вопросом в голове крутилось: "а родители в курсе?", но рыжеволосая не стала его задавать, по крайней мере, пока что. С младшим братом они никогда не были столь близки, что бы делиться секретами и тому подобное. Все-таки, разница в тридцать лет давала о себе знать. Но сейчас, на Сильвию нахлынуло некое чувство ответственности за Илая и лучше, если он объяснить все ей, а не отцу.

Отредактировано Silvia Moore (03-03-2019 18:54:02)

+2

4

Приезд Сильвии, конечно же, не мог остаться для Бертольда, впрочем как и для любого другого слуги в этом доме, незамеченным. Бертольд слабо представлял,  что происходит наверху, то есть, у самих Муров, но кухня и все "рабочие" помещения гудели словно один огромный улей. Экономка, выполняющая роль, очевидно, королевы  улья, жужжала больше всех - стоило ей только показаться, что кто-то работает слишком медленно или не работает вообще крик поднимался такой, что хотелось порвать себе барабанные перепонки раньше, чем это сделает она своим противным голосом. Нет, Бертольд все понимал, но зачем же так кричать?..
Дом приводили в порядок так, словно к нм в гости приезжает не старший ребенок, а как минимум Папа Римский:окна мылись, полы подметались, ковры выбивались, посуда перемывалась в десятый раз. Горничные проводили ревизию над чепчиками: у некоторых они были уже не такими белыми, как в начале своей карьеры на головах девушек, так что их подобало заменить. В саду подстригали кусты и чистили дорожки, даже конюшни зачем-то вычищали. Бертольд, глядя на все это безумие, начинал подозревать, что Сильвия пребудет не с целью навестить родных, а с целью общей ревизии.
О самой девушке он знал не слишком-то много - к моменту, когда его приставили играться с Илаем, она была уже взрослой и занималась своими делами где-то там далеко, так что Бертольд знал о ней преимущественно по рассказам Илая и кухонным сплетням. То есть - почти ничего.
Откосить от работы по дому не вышло: у слуг была полная мобилизация и никакие привычные "меня ждет юный граф" не работали. Мол, подождет. А сейчас принеси дров. Как нет дров? Ну так наколи, рук что ли тоже нет?
И Бертольд наколол.
Встретил молочника, расплатился с посыльным, помог начистить пару десятков ботинок.
Илай к этому времени спустился завтракать.
На само прибытие старшей из наследников Муров Бертольд смотрел из-за спины Илая, и, как и положено было хорошему слуге, вежливо поклонился.
Она была красива, несмотря на холодный и какой-то даже отрешенный взгляд, из-за которого Берту было даже тяжело понять, похожа она хоть сколько-нибудь на младшего брата или все же не очень. Потом пригляделся - нет, на Илая мало похожа, а вот на родителей -очень. И рыжая конечно, как и полагается настоящей Мур.
На праздничном семейном обеде Бертольд был не нужен, ему даже удалось сбежать от очередного потока заданий, воспользовавшись обеденной суетой, спрятался в самом лучшем для этого месте - в спальне Илая.
Тот, впрочем, довольно скоро к нему присоединился.
Уайльд ему не очень понравился. Нет, конечно, Илай читал ему книжки и похуже, сейчас эт была хотя бы художественная литература, но в целом все эти стенания избалованного богача Бертольда не заинтересовали. Он бы предпочел что-нибудь про приключения. Или про войну, например. Но, как уже было сказано, вариант был не самый плохой, да и вообще когда становилось особенно скучно слушать можно было прерваться на поцелуи, отказать в которых Илай никак уж не мог.
Вопрос Илая заставляет Берта задуматься на пару секунд, но, впрочем, это не такой сложный вопрос, чтобы не найти на него ответа быстро.
Да, был. Бертольд, правда, не останавливался тогда, но это потому что никуда и не шел, а уже изначально стоял на месте. Илай тогда первый раз сам ео поцеловал, чтобы подтвердить свои предыдущие слова о том, что чувствует к нему тоже, что и сам Аккерман. Вот тогда Бертольд и ощутил это самое, что красивыми словами расписал этот Уайльд.
Но ответить он не успевает - дверь в комнату открывается. Бертольд вскакивает, даже толком не разобравшись еще, кто именно зашел. Одергивает рубашку, пятится от кровати подальше, понимая впрочем, что все уже напрасно - их наверняка видели.
Он поднимает на вошедшего тяжелый взгляд и опускает его, поняв, что застукала их Сильвия.Будь это слуга, Бертольд бы разобрался, ну, максимум бы среди прислуги поползли неубедительные слухи, от которых Илаю было бы ни горячо ни холодно, но вот Сильвия...Хуже было бы только если сам граф граф Мур ешил навестить сына в неудобный момент.
-Я Бертольд, мэм, - он запоздало думает, что, наверно, стоило все-таки молчать, потому что обращались не к нему, но в тоже время не мог же он просто все это скинуть на Илая и притвориться элементом декора? Хотя, в общем-то, для Сильвии он наверно таковыми и являлся.

+2


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Better lock it, in your pocket


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC