РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Делай, что должен, и будь, что будет...


Делай, что должен, и будь, что будет...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Ava Harlow &Caleb Patterson
Дата, 1.11.2018. 5.pm  Аркхем. Дом Эвы Харлоу


Дороги, вымощенные благими намерениями, непрошеной помощью и столь же не прошенными советами приводят...

Отредактировано Caleb Patterson (12-02-2019 06:54:41)

0

2

Хотелось думать, что всё случившееся ночью – не более чем горячечный бред, сродни тому, что испытывают литературные герои, страдая трехстраничной лихорадкой под неусыпной заботой прекрасной незнакомки. Но город представлял собой печальное зрелище и, вспомнив картины Женевьевы Карстен, владелицы дома не берегу, Калеб подумал, что ей понравилось бы, как сейчас выглядит Аркхем.
Разбитые фонари, перевёрнутые автомобили, беспомощно показывающие всякому своё брюхо, словно тараканы, волей жесткого ребенка оказавшиеся на спине, разбитые окна и витрины, мусор – от бумажно-пластикового содержимого  перевернутых где-то баков до веток и битого стекла – стихия вдоволь порезвилась на улицах тихого, чопорного городка.
Первым делом Калеб позвонил Рою – убедился, что с дядей всё в порядке, насколько это только возможно, сообщил ему, что сам цел, а так же сказал, чем намерен заниматься.
Гиперответственность, одна из отвратительнейших черт его характера, требовала узнать, как лавка мистера Мура, где он работал, пережила буйство стихии.
Калеб склонен был полагать ураган – следствием своего, казалось, такого невинного, магического эксперимента. Но понимал, что ему потребуется получить новые подтверждения и как можно скорее. Даже если от Аркхема останутся одни руины. Не в Иннсмут же уезжать ради нового ритуала?
«Лавке дурных снов» тоже досталось. Дерево, росшее рядом, на расстоянии ширины тротуара, не проявило достаточной стойкости перед стихией и теперь ствол его образовывал острый угол, около тридцати градусов, со стеной двухэтажного дома, на первом этаже которого и находилась сама лавочка. Ветки, кажется, разбили окно на втором этаже. Но в целом, Калеб остался удовлетворён увиденным. Убирать дерево будут городские службы, дверь на замке. Работать в такой день не было ни малейшего смысла.
И решив, что, возможно его помощь понадобится в музее, Петтерсон направился к месту своей второй работы, где делать ему приходилось больше, чем у мистера Мура, а вознаграждением за это бывало лишь: «хорошо, спасибо, а теперь займись вот этим». Файлы, пополнение картотеки, составление описаний… помощь в подготовке новой экспозиции – дел хватало.

До своей следующей цели Калеб не дошёл. Ему потребовалось некоторое волевое усилие, чтобы, задержавшись у дома, в конце улицы, за которым он обычно сворачивал в сторону музея, переменить решение и  направится к выгнутым, подобно парусу, железным створкам ворот, увенчанных сверху рядом штырей с острыми пиками. Для человеческих голов кованые пики  выглядели несолидно, а вот птичьими или кошачьими черепами, при желании, ворота можно было бы украсить.

Этот дом выглядел оставленным, почти заброшенным, но еще хранил следы человеческой заботы – можно было догадаться, что невысокие вязы с пышными кронами, некогда стригли, придавая им овальную и шарообразную форму. Мощеные светлым природным камнем дорожки еще несколько дней назад были усыпаны опавшей листвой, но теперь всю её сдуло ветром. Калеба обеспокоило, что он не увидел высокой, в два ствола ели, шишки с которой нет-нет да попадались ему, когда он проходил мимо этого дома. Нетрудно было предположить, что дерево упало, как многие другие в парке Аркхема и на его улицах. Но вот каковы последствия этого падения – стоило узнать. Заодно проверить, не оборвалась ли проводка.  А потом, если дом нуждается в восстановлении или ремонте, сообщить в муниципальные службы – там уже найдут, как связаться с владельцами. Или примут какое-то решение.
Провода и впрямь были оборваны. Но это было видно с улицы, и электрики не пропустят этот участок, а вот во дворе… Ураган снес какой-то деревянный сарайчик в дальнем углу широкого двора, и тот теперь завалился на бок грудой досок,  прикрывавших, очевидно, какой-то садовый инвентарь.  Решив  осмотреть это место в последнюю очередь, Калеб  направился вдоль дома.  Окна были закрыты изнутри и занавешены плотными шторами, так что за ними ничего нельзя было рассмотреть. Разбитым оказалось только одно, и то, только с правой стороны. А вот деревянный флигель с отдельным входом серьёзно пострадал.  Ель легла аккурат на него, спрятав под своими зелеными ветвями часть крыши и козырек крыльца. Петтерсон нырнул  под неё и обнаружил, что окна еще с допотопными деревянными рамами высажены еловыми ветками.
Заглянув в одно из них, Калеб, разобрал очертания мебели, какие-то стеллажи, заставленные папками и книгами, пузатое резное бюро у стены напротив и большой белый прямоугольник со двудверной тумбой – завешенное тряпкой зеркало.  Сорванные шторы, вместе с карнизом, валялись на полу.
Раздумывал он не долго.
Выбив куском доски остатки стекол, открыл  задвижку, удерживающую оконные створки, и забрался внутрь. Первым делом раздвинул пыльные шторы на других окнах и перешел во вторую комнатку, больше похожую на творческую студию дамы с весьма разносторонними интересами. Здесь стоял и мольберт, и какие-то, нагроможденные один на другой ящички, большая корзина в углу, накрытая куском вытертого бархата. Какая-то странного вида рама, по всему периметру которой были просверлены отверстия одинакового диаметра, заставила Калеба поломать голову над её предназначением.
Но самое печальное было вверху – потолок просел на добрый фут вниз почти в самом центре так, что края сломанной балки выглядывали в дыру, а на полу под этим местом, прямо на ковре с прихотливыми восточными орнаментами, лежали куски отвалившейся штукатурки.
Первый же дождь зальет в этой комнате пол, а всё, что не пострадает от него сразу, потом деформируется или заплесневеет от влаги и сырости.

Самое простое и выполнимое решение заключалось в том, чтобы перенести отсюда вещи в соседнюю комнату, хотя бы те, которые нуждаются в этом в первую очередь. Деревянный комод, настенные часы и кованую подставку для зонтов, века эдак XIX, можно было пока и не трогать.

Осмотревшись, Калеб начал с коробок, иногда открывая их, чтобы полюбопытствовать, что внутри. Какие-то уродливые игрушки, клубки, коробка, настолько легкая, что показалась ему пустой, была набита золотистой, тускло мерцающей шерстью. В другой лежали ломанные и целые пастельные мелки. В самой нижней обнаружился ворох пожелтевших кружев. Все они были перенесены в соседнюю комнату и аккуратно составлены в углу.  К обеду Калеб убрал почти всё, не требующее серьезных усилий, включая кресло-качалку и пыльные подушки бордового плюша, расшитые пошлыми золотыми маками.
Оставалось  либо перетащить диван, либо принести  сюда чехлы для мебели, или, на худой конец, мусорные мешки и скотч, чтобы закрыть  его.
За ними, да за тем, чтобы перекусить, Калеб и отлучился.
Работа эта позволила упорядочить сумбурные мысли, вызванные ритуалом и встречей с призраками, и Калеб, чувствуя определённое удовлетворение уже сделанным, отправился к ближайшему пункту оказания помощи. Стакан горячего, растворимого кофе и бутерброды. Школьница, стоявшая на раздаче, вымученно ему улыбнулась, подавая бутерброд. Он спросил её про мусорные пакеты, но девчонка только пожала плечами.
Мусорные мешки удалось заполучить у бригады волонтеров-уборщиков. Скотч Калеб реши поискать в доме.
Но, когда он вернулся,  у ворот стояла машина.
Пройдя во двор, парень обнаружил входную дверь открытой и, чуть помешкав, поднялся на крыльцо и вошел в дом следом за тем, кто воспользовался, очевидно, своим ключом.
В холле никого не было.
- Эй, - проговорил он, - Привет. Кто здесь?
Где-то дальше, в глубине дома послышались шаги, и он прошел туда.
Женщина. Молодая, темноглазая с выразительным лицом и удивительно светлой кожей. Петтерсон отметил небрежную гармоничность странного, но нередко встречающегося у женщин, ведущих богемный или околобогемный образ жизни, стиля её одежды. На плечах незнакомки лежал живописными складками широкий шарф тонкой вязки, длинный настолько, что концы его, украшенные длинной бахромой, свешивались ниже подола  широкой юбки, закрывающей колени.

Волосы незнакомки определенно были уложены, а не расчесаны наспех, или стянуты в хвост на затылке, как у всех девушек и женщин, замеченных им сегодня на улицах Аркхема. Неужели, она нашла этим утром время на прическу и макияж? Или просто не изменяет привычке следить за собой?
- Прошу, прощения, мэм, - Калеб задержался в дверном проёме между небольшим коридорчиком и гостиной, - но кто Вы и что… здесь делаете?

+2

3

Бостон был неузнаваем. Эва прилетела несколько дней назад в аэропорт Логана. Шла среди сотен других пассажиров, встречающих, провожающих и с любопытством оглядывалась. Ей почему-то казалось, что она обязательно увидит знакомых. Обычная женская глупость. Люди давно мертвы, с магами же она встретится лицом к лицу и все равно пройдет мимо. Как узнать в нынешнем импозантном мужчине с аккуратной бородкой и в мягком буклированном пальто молодого человека, который в 1910-х носил щегольские усики, канотье и узкий клетчатый костюм? Да и ее никто не узнает.
Один день она позволила себе посвятить прошлому. Шла туда, куда вела толпа, бродила в городском парке, приехала в район, где жила в детстве. Вместо родительского дома с аккуратным садиком стояли серые зеркальные высотки. Оно и к лучшему, от старого Бостона из ее детских воспоминаний не осталось ничего, и это успокаивало. Она здесь по делу и у нее заказан билет на обратный самолет в Старый свет. Домой.
Уже это было тревожным сигналом. Эва так никогда не поступала. Жила одним днем, делала то, что приходило в голову, с легкостью меняла планы. Но сейчас ей хотелось зримых подтверждений того, что через несколько дней она будет есть пирожные в любимом кафе на Брунненгассе и на следующие сто лет забудет про чертов Массачусетс. Она все рассчитала. Адвоката, чтобы ускорить решение дела с наследством, наняла еще из Вены. Оттуда же оплатила налог. Зарезервировала время в бостонской конторе, где ее должны были ознакомить с завещанием. "Своей внучке Эве Юджинии Харлоу завещаю дом по адресу Норт-Амити стрит, 3 со всем движимым имуществом", подписи свидетелей, фамилии которых Эве ничего не говорили. Все. Она выдохнула. Никаких приписок и условий. Теперь дело за малым - съездить в Аркхем, войти в дом, заглянуть на могилку и... дать заявку в местную контору по продаже недвижимости. Чем быстрее она избавится от этой обузы и разорвет все связи с Аркхемом, тем лучше.
Она арендовала не новый, но вполне в неплохом состоянии форд пикап и рано утром выехала из Бостона с тем, чтобы вечером уже вернуться обратно. Завтра ее ждет прекрасный уютный белый самолет. Занятая своими мыслями, Эва не слушала новости, сразу же переключила радио на джазовую станцию, только с интересом наблюдала, как ее несколько раз обгоняли то пожарные, то ремонтные машины. Надо же, как хорошо нынче работают государственные службы, просто позавидовать можно. Только на подъезде к Аркхему она поняла, что в свои планы придется вносить изменения.

Улицу перегородило упавшее дерево, пришлось выбираться задним ходом и сворачивать в проулок. Уже в который раз. Эх раз, еще раз, еще много-много раз... Она уже давно перестала понимать куда едет. Крошечный городок, в котором едва-то был десяток улиц, превратился в головоломку; в стеклянный кубик, где маленький шарик нужно перевести на следующий уровень среди бесконечных ложных поворотов и тупиков. Мысль о том, чтобы взглянуть на экран навигатора, даже не приходила в голову. Не мог в Аркхеме работать навигатор. Не мог и все тут. От этого городка оторопь брала. Эва не была здесь почти сто лет - век! - а он ничуть не изменился. Все те же частные дома, маленькие лавочки, аккуратные улицы. Ей сейчас даже казалось, что ураган - это проделки мертвой старухи, не желавшей, чтобы Эва уехала сразу. Она шестым чувством угадывала, что сегодня придется здесь ночевать. И вообще, неизвестно когда она отсюда уедет. Завязнет, как муха в патоке, в этом городишке и своих воспоминаниях.
- Вот спасибо, бабуля, удружила, - с чувством проговорила Эва, а в следующий момент узнала ворота. Наконец-то.
Замок, конечно, заржавел. Эва выбрала место, где ограда была пониже, и попросту перелезла. Вот точно так, как она множество раз это проделывала в детстве. Деревья и кусты были неузнаваемы, но дом тот же самый. Правда, крыльцо рассохлось, облезла краска и просела балка второго этажа. Эва не стала обходить дом вокруг, а потому разрушенной пристройки не заметила и с некоторым трепетом подошла к главному входу. Бабуля была той еще старушенцией и вполне могла оставить сюрприз беспутной внучке, в назидание.
Прежде чем войти она провела перед собой рукой, создавая охранительное заклятье. И не зря. На притолоке ярко вспыхнули и медленно погасли четко прочерченные знаки - привязка к дому. Чары старые и действенные - чтобы у новой хозяйки не возникало желания ни продать дом, ни уехать отсюда. Однако то ли они выдохлись от времени, то ли мастерство Эвы было вполне сопоставимо с колдовством бабушки, то ли кто-то уже успел нарушить заклятье и принять часть его силы на себя. Особого умиления от возвращения в родные пенаты Эва не почувствовала - в доме пахло пылью, старостью и котами. Она уже начала открывать окна первого этажа, наплевав на прохладную ноябрьскую погоду, когда услышала незнакомый голос. Гость! Живой гость в мертвом доме. Это точно хороший знак, кем бы он ни был.

Эва вышла в гостиную и с беззастенчивым любопытством оглядела незваного визитера. Молодой парень, одет просто - джинсы, куртка, немодный, но теплый свитер, аккуратная стрижка, чистое лицо с правильными чертами. Никаких пирсингов, тату, дредов... Что там еще носит юное поколение, все дольше и дольше продлевавшее свое детство? На первый взгляд хорошенький домашний мальчик. Маг? Вряд ли. Маги так нагло не лезут в дома старых ведьм, знают, что это может быть чревато.
- Привет-привет, милый, - Эва улыбнулась и боком присела прямо на край обеденного стола. Парень смотрел так серьезно и спокойно, что захотелось немного его подразнить.
- Я-то? М... Как это слово будет в женском роде... Мародерка? Знаете, это такие люди, которые приходят на поле боя или на руины после стихийного бедствия, чтобы поживиться чужим добром. А вы здесь какими судьбами? Коллега? Как делиться будем? - она по-птичьи склонила голову набок и весело сощурилась.

Отредактировано Ava Harlow (12-02-2019 00:32:57)

+2

4

- Знаю, - серьёзно кивнул Калеб, не видя смысла отрицать очевидное или игнорировать вопрос.
Он понимал, что за этим вопросом, после столь откровенного признания, стоит что-то помимо желания незнакомки получить обратную связь и удостовериться, что собеседник её понял. Но что?  Ни в позе, ни в выражении её лица не читалось угрозы и даже намека на негативное отношение к факту его появления.
- А вы знаете, что мародёрство относится к действиям, имеющим весьма негативную оценку с точки зрения большинства людей, - констатировал он проходя на кухню и осматриваясь.
Количество ненужных вещей, выставленных хозяевами дома на всеобщее обозрение просто поражало. Коллекция фарфоровых кошек на отдельной полочке, мертвые розы в пузатой фарфоровой вазе, украшенной рельефными  медальонами с ажурными, рококойными рамками, вызолоченными и переходящими в прихотливый растительный орнамент, покрывающий основную часть вазы. На медальонах тоже были розы. Здесь же был узкий, темно-вишневый шкафчик от пола до потолка с резной дверцей.  Калеб прикинул мысленно, что пространство внутри него всего дюймов пять шириной и ему стало интересно, что же там может хранится. На стенах висели картины - не репродукции,  а именно картины, написанные маслом и сюжеты их странно дисгармонировали с общим интерьером кухни. Еще одна ваза, низкая, ровная, совершенно белая стояла на тумбе возле плиты и украшена была чернильным росчерком, являющимся, очевидно, частью более осмысленного рисунка или знака. Но ваза стояла так, что рассмотреть его с того места, где находился Калеб, было невозможно. Заварочный чайник в виде домика на полке, рядом с банками в виде кошек, большой, медный чайник - на плите. Подносы - один медный, но совершенно не утративший блеска и не окислившийся, словно начищен был, самое большое, неделю назад, а второй обычный, пластиковый, с дешевым цветочным принтом, стояли вертикально на другой тумбе, прислоненные к стене. Перед ними красовалась каменная ступка с пестиком и тут же лежали, тускло поблескивая стеклами, солнечные очки "стрекоза" и  лежали стопкой пять или шесть квадратный фарфоровых подставочек с китайскими сюжетами. На полу у холодильника обнаружилась скамеечка-пуфик для ног, обитая вытертым плюшем а на стене слева от двери  висели часы с кукушкой и литыми чугунными гирьками в виде двух чертенят.
Глядя на эти часы, Калеб испытал сразу два желания - завести их и забрать себе, присоединившимся к акту разграбления дома.
- Надеюсь, я смогу вас разубедить, мэм, - продолжил он, поймав взгляд темных, любопытных глаз незнакомки, - если вы расскажете, что хотели найти здесь. А еще, мне кажется, что если связаться с хозяевами и сообщить им о проблемах, возникших после урагана, при личной встрече можно будет договориться о встрече и покупке многих вещей.  Просто попросить...
У Калеба не было проблем с тем, чтобы просто попросить желаемое. Разумеется, не всегда ему отдавали книги или вещи, и не всегда уступали право на последний товар на полке, места, или очередности, но процент положительных решений был достаточен, чтобы не отказываться от этой практики.
- Мне, в любом случае, придётся это сделать, - вздохнул он, - и не хотелось бы сообщать, что дом пострадал не только от урагана.

+2

5

Эва слушала юношу со все растущим изумлением, а потом расхохоталась.
- Ты прелесть, милый. Но откровенно говоря, мне наплевать, что там думает большинство людей. И тебе, судя по всему, тоже. Ты ведь не бежишь за полицией. Кстати, почему? Из-за ворот не видно входную дверь. Значит... - она подняла указательный палец, будто обозначила ударение, - в сад ты зашел не потому, что желал спасти ценности от мародеров и вывести меня на чистую воду. Что же ты тут искал?
А действительно, зачем он заглянул в чужой дом? Теперь Эве было любопытно, и отпускать случайного гостя просто так она не собиралась, вне зависимости от того, пришел ли он ее ловить или нет. Это было бы даже забавно. Хотя опыт подсказывал, что все очень прозаично - душеприказчики попросили знакомых присматривать за домом, мальчик увидел у ворот машину, вот и...
Юноша не отреагировал на ее заявление как на шутку, но и не вел себя с ней как с преступницей. Явно не ждал, что она сбежит, иначе не отвлекался бы на рассматривание кухонной дребедени. А здесь было на что посмотреть, миссис Тирни всегда была хламушницей.
Эва знала, что в таких домах можно найти сокровища, а можно - кошачьи экскременты. С равной степенью вероятности. Если бы дом был чужим, то она уже вооружилась бы резиновыми перчатками и перебирала рассыпающееся тряпье и фаянс с потрескавшейся глазурью. Но чего ждать от родной бабули, предсказать невозможно. Она зашла сюда, как хозяйка, значит, заклинания от воров и чужого дурного глаза на нее не подействуют, даже если не выветрились за такое время. Но не оставлено ли здесь что-то специально для нее, помимо сюрприза на входе? Если этот милый интеллигентный котик поможет ей тут порыскать, для нее будет польза, а для него не будет вреда. Скорее всего, не будет.
- Видишь ли, я не хочу покупать. Некоторые вещи нужно просто взять, потому что они для тебя предназначены. А вот что именно я хотела здесь найти... - эхом повторила она вопрос и опять осмотрелась. - Ну давай порассуждаем, что здесь вообще может оказаться. Хозяйка явно ценила те вещи, что ей нравятся, а не те, что дорого стоят. Вон та ваза на видном месте, вся в позолоте - жуткий китч, зато вон там, - она указала на дальний угол одной из полок, - стоит симпатичная японская ваза из перегородчатой эмали. И если это не подделка, то она стоит денег. Погляди на нее поближе. По-моему, неплохо для начала, а? Живопись немного провинциальная, на любителя, из числа той, что антиквары берут не ради холста, а ради рамы... А вот эта белая глыба холодильника все портит. Тут должен стоять прекрасный металлический холодильный шкаф, отделанный красным деревом, с настоящим льдом внутри. Вполне возможно, что мы еще сможем найти его в сарае.
Именно такой вот шкаф с резными филенками Эва помнила в своем детстве. И когда она приезжала, там всегда стояло мороженое... Эва тряхнула головой, отгоняя непрошеные сентиментальные воспоминания.
- Печально видеть такие старые дома... Не находишь? Не лучше ли дать тем вещам, которые еще можно спасти, вторую жизнь. Особенно если речь идет не о наживе, а о том, чтобы взять их для себя? Тебе что-то понравилось? Признайся, слова ведь ни к чему не обязывают.

+2

6

Незнакомку, казалось, развеселил их разговор. Калеб был уверен, что она выглядит так, словно рассказала удачную шутку. Пусть даже смысл этой шутки и не дошел до собеседника. Но, с его точки зрения, причин для веселья, не было.
Впрочем, причин признаваться вот так вот сразу незнакомому человеку в желании поживиться барахлом из пустующего дома – тоже.

Калеб мягко улыбнулся и отрицательно покачал головой.
Если он ответит ей, то этот разговор будет бесконечной чередой провокаций. А такие вот разговорчивые женщины, говорящие почти без остановки так, что собеседник теряется и не знает, что ответить, легко вывернут ситуацию сообразно своему желанию. И вопрос «Тебе что-то понравилось?» через пять шесть фраз превратиться в утверждение: «ты захотел сюда, чтобы забрать…».
- Извините, - Калеб постарался выглядеть спокойно и доброжелательно, - но я действительно не заинтересован в совершении кражи. Мой дядя – офицер полиции и мне хотелось бы доставлять ему неприятности.
Он назвался:
-Калеб Петтерсон. А вы… Если вы живёте в Аркхеме то точно знаете моего дядю.  Но, думаю,  что это не так. Все, наверное, все сейчас заняты своими проблемами после урагана. Или стараются помочь другим.
Он очень надеялся, что ему удалось перехватить инициативу в разговоре, хотя и сознавал, что едва ли ему удалось удачно сменить тему и задать новый алгоритм развития беседы.
А еще из головы никак не желала уходить фраза собеседницы:
«речь идет не о наживе, а о том, чтобы взять их для себя? Тебе что-то понравилось?»
Он обвёл взглядом кухню и сообщил:
- И раз уж вы спросили… Хотите посмотреть часы? Во флигеле есть красивые настенные часы. В них вы тоже разбираетесь, как в вазах из перегородчатой эмали?

+2


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Делай, что должен, и будь, что будет...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC