РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Tempus edax rerum


Tempus edax rerum

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Элиот Уотли, Венделл Пенвелин
22 октября 2018 года, дом Венделла


Рано или поздно страдать ерундой надоет всем. Особенно тем, кто делал это слишком долго.

+3

2

Чипсина величаво кружилась в воздухе, выделывая замысловатые пируэты. Из стоящей поодаль банки выскользнула ещё одна и присоединилась к танцу. Потом ещё одна.
Элиот следил за их движениями так сосредоточенно, словно был от этого зависела его жизнь, а на поверхности картофельных ломтиков ему виделись причудливо изогнутая сетка линий, как на картинке.
Теперь он знал, что это не просто чипсины, но гиперболические параболоиды, вот только что делать с этим свалившимся на него знанием пока не понимал. Звучало, во всяком случае, внушительно и кому-то это наверно всё очень важно. Если дочитать статью до конца, то, наверно, можно сказать кому. Элиот скосил глаза на лежащий рядом планшет, но тот уже успел погасить экран, зато чипсины, воспользовавшись моментом попытались улизнуть, свалившись на пол.
Нет-нет-нет. Элиот магией подхватил все три и танец продолжился.
Интересная это штука - Википедия. Начал он с… с… - он задумался, - ах да, со статьи о восстановлении родного университета, а закончил вот, параболоидами, при этом где-то на этом пути ему попалось Йеллоустонский национальный парк и статья о вымирании динозавров.
Он до сих пор не мог привыкнуть к доступности абсолютно любой информации в этом новом мире. Вот стал бы он когда-нибудь раньше читать про всё это гиперболическое? Конечно, нет. Поленился бы ради этой непонятно зачем нужной вещи плестись в библиотеку, искать нужную книгу, а потом ещё и нужную главу. А тут десяток ударов пальцем в стекло, - и вот вам, пожалуйста. То и дело приходилось напоминать себе, что магия по-прежнему является достоянием лишь небольшой группы избранных, а вот это всё - оно обычное. Такое же обычное, как стол, шкаф или табуретка. Сам себе напоминал, сам с собой соглашался, но то и дело тянуло проверить да хоть тот же планшет на наличие неведомых чар.
Сумей кто-нибудь сейчас подслушать мысли Элиота, он решил, что молодой маг занят осмыслением произошедших за последние почти сотню лет изменений, но реальность состояла в том, что Уотли был занят глубокомысленным ничем. Ну, кроме прихотливого чипсотанца. Мысли же, отпущенные на самотёк, скакали с темы на тему, как будто у них там где-то была своя Википедия.
Это было пугающе знакомое состояние, к которому он вернулся, кажется впервые с начала своей новой жизни. Точно так же он бродил по пустынным улицам ненастоящего Аркхема, зная, что никакой цели перед ним нет и не появится. Будущего нет и больше никогда не будет, а впереди лишь бессмысленная вечность и много, очень много смертей.
Элиот резко стиснул кулаки, и все три чипсины разом рассыпались в картофельную труху, и как лёгкий снежок припорошили ковёр.
А ведь ничего не изменилось!
Мысль была неожиданной и, на первый взгляд, совершенно дурацкой. Как это не изменилось? Что значит ничего? Достаточно просто посмотреть вокруг, но…
Но будущего всё ещё не было. Он не замечал это, с головой погрузившись в эйфорию новой жизни, увлечённый потоком информации и впечатлений. Он вёл себя так, словно бы спустя все эти годы он как ни в чём ни бывало вернулся в родительский дом к прежней жизни наследника семьи Уотли и будущего - в этом Элиот не сомневался - верховного Ковена Прилива. А что теперь?
Он ведь даже не знал, что стало с тем самым родительским домом. Кому он теперь принадлежит? Венделлу - пусть и кровному родственнику, но уже не Уотли? Или, хуже того, Эстервудам? А может, и нет уже того дома… Он до сих пор так и не решился проверить.
А Ковен прекрасно жил и без Уотли и, кажется, собирался не менее прекрасно жить дальше. Да и не только Ковен - весь мир. Элиот был отломившейся веткой, чьё место на дереве жизни уже давно затянулсь многолетней корой. Он словно наяву увидел ещё одну вечность блужданий по Аркхему. Куда более приятную да и, строго говоря, не вечность вовсе, но столь же пустую.
Нет, - Элиот мотнул головой. Будь он проклят, если допустит подобное. Ни за что. Лучше умереть.
Когда Элиот отправился искать Венделла, он ещё очень смутно представлял, что собирается сказать, но решимость толкала в спину и не давала мешкать. Он даже не поленился использовать магию, чтобы побыстрее найти хозяина дома, не заглядывая во все комнаты подряд.
Впрочем, прежде чем войти, Элиот выдохнул, натягивая подходящую случаю маску дружелюбия и вежливо постучал.
- Я тебя не отвлекаю?
Вопрос, по мнению Элиота, был не более чем формальностью - он уже усаживался напротив Пенвелина.
- Я хотел уточнить, когда мы встретимся с Советом Ковена? Я бы не хотел и дальше обременять тебя своим присутствием.
Точнее ему претило ощущать себя нахлебником. И даже то, что Пенвелины получили часть имущества Уотли - его имущества - и, по сути, предоставление ему жилья и средств к существованию было их обязанностью, уязвлённое самолюбие не спасало.

+2

3

— what's the smallest thing you've ever seen?
— human kindness.

Беспокойная выдается осень. Беспокойная и тревожная, раздражает. События частят, как капли стылого октябрьского дождя. Отвратительно, думает Венделл, стряхивая воду с потемневших волос. Отвратительно, думает Венделл и трет ладони до скрипа. Одну о другую, одну о другую, пока в душе не поселится хлипкое ощущение спокойствия. Его жизнь претерпевает чересчур много перемен за последние пару лет, ему требуется больше времени, чтобы привыкнуть ко всему этому, осознать и в полной мере пропустить через себя. Оно не пропускается, застревает плотной массой где-то в теле и мешает. Мешает двигаться дальше, жить дальше. Внешне с ним будто ничего и не происходит, свою тревогу, трансформированную в злость, Венделл передает только определенным людям. Тем, кого не жаль.

Кэррин на седьмом небе. Он вспоминает о ее существовании и видится с нею почти каждый день этой дурной недели, тянет ее на себя, заставляя сильно, до боли прогнуться. Наматывает волосы на кулак, несколько пшеничных прядей остается в ладони. Я, говорит Кэррин, убью для тебя. Кого пожелаешь. Не надо. Венделлу не нужны ее кровавые подарки, не нужны мертвецы с неумело перегрызенным горлом. Он милосердно взмахивает ладонью: заткнись, милая, молю. Не надо пустой романтической брехни, дорогая, давай займемся тем, ради чего мы оба здесь. Кэррин не сводит с него глаз, сияющих, восторженных и смотрит снизу вверх, жадно ловит каждое слово и запирает в клетке памяти. Покажи, что ты мной доволен. Улыбнись, засмейся, протяни мое имя так сладко, как умеешь только ты один. Я, говорит Кэррин, отирая ладонью влажные губы, умру для тебя. Венделл равнодушно кивает, словно она предложила ему конфетный фантик, а не свою жизнь. Смятая бумажка несет в себе больше ценности.

Она спрашивает, почему они не могут пойти к нему. Кэррин нравится его широкая кровать с бежевым итальянским покрывалом, нравятся еле колышущиеся газовые занавески, нравится плеяда флаконов и пузырьков на черном мраморе в ванной комнате. Венделл не горит желанием вдаваться в подробности. У него гостит родственник. В нескольких скупых словах он обрисовывает ей ситуацию. Да, родственник со стороны матери. Той самой покойницы. Не расспрашивай. Как и все связанное с Эммой Гослинг, ускользнувшей из его рук Венделла интересует Элиот Уотли. Он привечает его у себя, дает еду и кров, обещает позаботиться в силу возможностей. Ему ничуть не стыдно, что имущество, наследником которого был Элиот, перешло сначала к матери, а потом влилось в семью Пенвелинов.

Венделл кропотливо заносит расходы за месяц в один из столбцов таблицы. Внушительная выходит цифра, надо отметить. Когда ему нужно будет созваниваться с отцом, тот наверняка выскажет свое недовольство. Пожалуй, даже хорошо, что его отвлекает стук в дверь. Почему-то сначала ему кажется, будто это Грейс решила заглянуть сюда, но у нее вроде бы сегодня были иные планы. Вроде бы. Надо узнать точнее.

— Не отвлекаешь, — Венделл закрывает ноутбук и жестом приглашает Элиота устроиться поудобнее напротив. Впрочем, можно было обойтись и без приглашения. Он сразу берет быка за рога, это, пожалуй, даже хорошо. Долгие прелюдии уместны в занятиях другого толка.

— Налить тебе выпить? Время сейчас самое подходящее для виски, — миролюбиво замечает Венделл, улыбаясь.

Благо обеденные часы давно минули.

— Так вот, о совете. Тебе не кажется, что появляться на нем и сходу заявлять о себе было бы несколько...

Глупо.

Неправильно.

— Опрометчиво.

+2


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Tempus edax rerum


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC