РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Buon sangue non mente


Buon sangue non mente

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Angela Carter & Vittorio Deodato
Дата, 17.06.1958, Италия. Рим


Импровизация, жестокая и беспощадная

[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

+1

2

Первые сто лет детства Витторио были самыми беззаботными, поскольку большую часть этого времени он полагал себя взрослым магом, но слушался маму с бабушкой и отца по воскресеньям. Точнее, полностью разделял практически все семейные интересы и признавал правильность решений старшего поколения, занимаясь любимыми делами, коих было столько, что Деодато не хватало времени выбраться к другу детства, после тридцати осевшего во Франции, не говоря уже о том, чтобы жениться.

Бабушка полагала, что жениться ему рано, потому что брак у потомственного мага из семьи Деодато должен быть один, и незачем отравлять сто или больше лет жизни женщины своим существованием, особенно если твой путь в магии не связан с риском для жизни. Следует брать пример с дедушки, умершего всего-то через тридцать лет супружества и благородно даровавшего тем самым синьоре Деодато долгие и плодотворные десятилетия счастливого вдовства. А все из-за вековой разницы в возрасте с супругой!

Времена изменились, Витторио через многое прошёл и теперь с равным усердием, как вникал в тонкости семейного дела, так и старался обособиться от семейной любви и заботы, что было не трудно в послевоенные годы. Только дурак, имея хоть какие-то деньги, и приличный резерв времени в будущем не воспользовался экономическим спадом, чтобы сделать разумные вложения в недвижимость. Именно вопросы семейного бизнеса и разумных вложений  и привели его сейчас на вокзал «Термини», той самой точке, где сходились дороги миллионов людей, приезжавших в Рим.

Но ждал Витторио только одного. И господин этот проделал долгий путь через Лондон из самой Индии, и хвала богам, даровавшим смертным авиаперелёты, что позволило так же созданиям тайного мира, не умеющими создавать порталы и не имевшими возможности отыскать магов, преодолевать большие расстояния за сравнительно небольшое время. Хотя, в морских путешествиях, тоже, вероятно, была своя прелесть.

Оделся Деодато во всё светлое – от шляпы до носков, разве что туфли цвета пенки капучино были на пару тонов темнее костюма. В руках он держал картонку, где красовалось только одно слово: «Индия».

И полагал своё решение написать именно так, чтобы приехавший заметил его – поистине соломоновым. Потому что сложнопроизносимое имечко индуса в телефонной беседе не с ним даже, а с его дядей, выговаривалось, если не спешить, сглатывая согласные, вполне нормально, но вот как оно писалось по-английски, Витторио задумался, только попытавшись написать: «Лакшмишвар Бхаттачарья». Его знаний английского хватало, чтобы понять, что напиши он это имя по-итальянски, для его обладателя выглядеть оно будет смешно, нелепо и, пожалуй, оскорбительно. А чтобы маг из семьи Деодато позволил себе быть смешным и нелепым? Да скорее падут христианские храмы и на Апеннинском  полуострове вновь начнут возносить молитвы Юпитеру и Минерве!

Поезд прополз пыльной и прокопченной в дороге гусеницей вдоль перрона, мерным, постепенно замедляющимся перестуком колес рассказывая о своей усталости и замер, шумно выдохнув из трубы облачко белёсого на фоне темного неба дыма.
Проводники открыли двери вагонов, опустили лесенки и за минуту перрон наполнился многоголосой толпой, двигавшейся, казалось, совершенно хаотически.

Витторио благоразумно подождал, когда большая часть людей покинет перрон и стал искать взглядом среди задержавшихся кого-то, кто бы точно так же, как он, искал глазами незнакомца.
- «Индия», - выкрикнул он, не найдя среди множества темных, смуглых лиц ни одного, похожего, по его представлениям на круглое, щекастое с крупным носом, лицо того, кого могли бы звать Бхаттар-чего-то там, - Индия!

[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

Отредактировано Caleb Patterson (30-01-2019 21:40:30)

+3

3

До сегодняшнего дня Италия была до прозрачности засушена между страницами книг, как чайная роза:  двенадцать цезарей, христианские мученики в Колизее, венецианский купец, последний день Помпеев, мрачный Данте, лукавый Бокаччо.  Тщательно пронумерованные музейные мумии.  Реальность оказалась… настоящей. Перрон римского вокзала полнился людьми самыми что ни на есть обычными, никаких тебе гладиаторов с багажными тележками. Анджела не сдержала улыбки, вообразив себе эту картинку, и покрепче перехватила ручку чемодана.  Даже если местные достопримечательности разочаруют, стоило затеять эту поездку только ради удовольствия оказаться в кресле самолета.  Восхитительный опыт!  Она искренне не понимала паники своей соседки, которая то шептала молитвы, то принималась за дыхательные упражнения.

Она приближалась к современной цивилизации постепенно, с двумя пересадками, в Каире и Женеве,  где ее полузабытого французского вполне хватало, чтобы объясниться с попутчиками и обслугой. Каждый новый день Анджела предвкушала, как лакомка – редкостный деликатес, и для существа, которое не видело солнца сто лет, это в самом деле было кое-чем особенным.  В этом году она отпраздновала юбилей со дня своего нового рождения. Самый цвет молодости, если учесть, что свою первую она истратила как-то незаметно и бездарно. Теперь ей хотелось наверстать упущенное, а новый мир открывал к этому возможности, о которых прежняя дочь священника не могла бы и мечтать. 

Дело даже не в коротких юбках и отсутствии корсетов, хотя в тропическом климате это было подлинным благословением. Можно было путешествовать из одного конца мира в другой, не беспокоясь о надлежащем сопровождении, притом быстрее, чем за полгода плавания на утлом кораблике в океане. Можно было поднять трубку телефонного аппарата в Дели и поговорить с кем-то на другом конце провода в Лондоне.  Мир пережил две ужасные войны, но теперь, кажется, уже достаточно залечил раны, чтобы люди могли радоваться жизни. И Анджела тоже хотела радоваться вместе с ними.

Пассажиры, как потревоженные муравьи, разбегались в разные стороны со своими чемоданами, корзинами, картонками, ноющими детьми и ворчащими стариками. Прошло уже достаточно времени, чтобы встречающие успели бурно поприветствовать путешественников, расцеловаться и увлечь их куда-то в недра вокзала, к выходу в город.  Теперь можно было осмотреться и выяснить, где же человек, которого она наняла в качестве гида и водителя на время своего пребывания в Вечном городе.

Возглас «Индия!» застал ее врасплох, и в то же время Анджела ощутила какое-то теплое чувство оттого, что вся Индия здесь – это она, маленькая женщина с большим чемоданом, в шелке в веселенький цветочек и кокетливой соломенной шляпке. 

- Италия! – ей удалось ловко сманеврировать между дородной монахиней с выводком школьниц и разносчиком лимонада. – Полагаю, вы ожидаете именно меня, синьор.

Отредактировано Angela Carter (01-02-2019 15:31:47)

+3

4

И тут Витторио обнаружил, что из всего сказанного подошедшей молодой женщиной понял лишь два слова "Италия" и "синьор".
- Signora! - расплылся он в самой нежнейшей улыбке, - Benvenuto a Roma!
В какой-то момент он подумал, что подошедшая просто хочет что-то у него спросить и взгляд его снова обратился к шедшим вдоль перрона пассажирам, в поисках индуса, но поскольку в поле зрения не наблюдалось никого, кого можно было бы назвать Брахмачарьей или подобным именем, он вновь взглянул на иностранку, понимая, что могло привлечь её внимание. Она тоже не была человеком. Не ощущалась, на уровне инстинкта узнавания существ своего вида и ведьмой. Чувствительность к нюансам такого рода не была сильной стороной магических талантов Витторио, но и бесчувственным чурбаном он не был.
- Могу я вам что-то подсказать? - поинтересовался он, скорее из вежливости, чем с твердым намерением завязать знакомство, но во взгляде, задержавшемся на чувственных губах незнакомки, сквозил отчётливый интерес к возможности это сделать.
И тут его посетило легкое сомнение. Имя оборотня, которого он ожидал и на чьи уникальные особенности рассчитывал, сразу вызвало у него ассоциации с именем одной из индийских богинь, но тогда, Витторио не придал этому значения. Теперь же, старясь восстановить детали трех телефонных разговоров с собеседником, говорившим на смеси английского с итальянским, судя по всему, состоявшим из заранее записанных кем-то фраз,  маг склонен был считать, что они с Брахма- или Батхачарьей недопоняли друг друга по нескольким пунктам. А внешность... убеждённость в том, что все индусы исключительно смуглые и круглолицые с мясистыми носами - такой стереотип, как то что все итальянцы - смуглые брюнеты с карими глазами. Но начать следовало с малого.
- Лакшми?  - осторожно спросил Витторио, полагая, что первой части имени будет достаточно, и не придётся вспоминать как в точности звучит вторая, - из Индии? Дели?

[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

+2

5

Вечная, почти священная игра местного с иностранцем, неважно, японец ты во Франции или ирландец в Пенджабе. Слова выбрасываются на кон, как кости, и переворачиваются в случайном порядке. Иногда они ложатся сразу в выигрышную комбинацию, и ты без труда узнаешь, как пройти к Красному форту. Иногда проигрываешь с разгромным счетом: спасенный полисменом от праведного негодования толпы, выясняешь, что только что жестоко оскорбил собеседника, поскольку он в потоке непонятной речи различил что-то вроде «ты свиной хрящик».

В женевском аэропорту Анджела предусмотрительно купила англо-итальянский разговорник, и даже успела его пролистать, прежде чем объявили регистрацию на рейс.  Увы и ах, книжечка так и осталась на сидении в зале ожидания, а в памяти осталось несколько самых расхожих фраз. 

- Си, синьор! – она расцвела в ответной улыбке.  - Индия, Дели!  Я приехала – эээ… лакшми, си? – из аэропорта.

Чемодан положительно утомил ее за сегодняшнее утро, Анджела чудом не изорвала о него чулки, и теперь с огромным удовольствием водрузила его у ног гида. Мистер Кривелли по телефону обещал послать ей своего лучшего сотрудника – но никто не обещал, что он будет бегло говорить по-английски, ведь правда?  Несмотря на это досадное обстоятельство,  незнакомец в самом деле выглядел очень располагающе. Если уж выбирать между ним и щупленьким очкариком с безупречным оксбриджским произношением, Анджела была согласна почитать о достопримечательностях в путеводителе. Собственно, при желании она сама могла бы выступить с лекцией по истории античного мира.

- Прего, возьмите багаж, - она с улыбкой легонько похлопала по крышке чемодана, и указала подбородком в направлении, куда тянулись вновь прибывшие.  – Выход в город – туда?  Автомобиль - там?  Скузи, нон парло итальяно.   
 
Странная ситуация искренне веселила ее – какими бы ни были намерения синьора Кривелли, он, сам того не зная, только предоставил заморской гостье еще одно развлечение.

+2

6

Искренне полагая, что существо,  намеревающееся изрядно улучшить своё финансовое положение за время визита Италию, приложит некоторые усилия, чтобы  быть достаточно понятным и понятным, Витторио ощутил веселое недоумение, выслушав набор слов, смысл которых сводился к предложению забрать багаж милой молодой женщины и её уверению, что да, она, именно она, прибыла из Индии.
И, чего греха таить, не будь собеседница столь красива, а Витторио так падок на всё прекрасное, разговор мог быть иным, нежели веселое выяснение того, кто и на каком языке не говорит. 

Изрыгнув последних пассажиров, двери вагонов поглотили новых и к концу третьей или пятой минуты веселых улыбок и многословных комплиментов, Дедодато, глянув еще раз на площадку, понял, что никто иной, кроме этой женщины, из Индии к нему не прибыл.

Если господин Бхаттар-чего-то там рекомендовал именно её, то стоило признать, что молодая дама европейской внешности привлечёт к себе внимания больше, чем индус, но внимания совсем иного сорта. Закончилась эта беседа, представляющая собой обмен улыбками и смешки от собственным попыток достичь взаимопонимания решительным «andiamo» и Витторио подхватил объемный чемодан Лакшми, заметив с философским смирением:
- Errare humanum est, perseverare diabolicum.

Он уже мысленно строил первые фразы, которые надлежало сказать не то слишком тупому, не то слишком ушлому индусу-посреднику, отправившему к нему красавицу вместо  толстой обезьяны, умеющей превращаться в пантеру.
С другой стороны, ошибка эта обещала прелестное развлечение и венецианец, окинув взглядом точёную фигурку Лакшми, подумал, что язык любви доступен всем, чьё сердце еще живо к страстям, а губы готовы дарить поцелуи.
[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

Отредактировано Caleb Patterson (03-02-2019 16:52:32)

+2

7

Кажется, ей послышалось. Было почти невозможно поверить в то, что ее Вергилий говорит на хорошей латыни, взамен «американского», как это с досадным упорством называл синьор Кривелли. Нет, это обман слуха. В конце концов, разве итальянский – не благородный язык римлян, медленно перемолотый тяжелыми челюстями варваров? 

От изумления Анджела даже слегка споткнулась, но взмахом лакового ридикюля сумела удержать равновесие.

-  Absit omen! – со смешком провозгласила она, снова размеренно цокая каблуками вслед за гидом.

С другой стороны,  в последние полвека колесо Фортуны вертелось так быстро и беспорядочно, что никого уже не удивляли великие князья в роли швейцаров и официантов. Ее отец любил порассуждать о том, что светский человек – это не профессия, а образ жизни, который требует больших затрат на мишуру. Идея за вознаграждение покатать на личном авто состоятельную иностранку не выглядела для джентльмена чем-то столь же предосудительным, как, например, работа на обувной фабрике. 

Анджела немного помолчала, подбирая слова: живая речь все-таки разительно отличалась от чеканной риторики Цицерона, который понятия не имел о существовании летучих кораблей и самоходных повозок. 

- Мы можем поехать на постоялый двор позже? Я не хотела бы тратить время понапрасну.

Священный Город. Врата Апостолов. Престол святого Петра. Вампирше следовало бы начать корчиться от одной идеи прогуляться по улицам Рима, но Анджела успела убедиться, что священнослужители, независимо от вероисповедания, сильно преувеличивают свои возможности. Святое слово, несомненно, обладает великой силой, но святое слово и серебряный крест были бы надежнее.

+2

8

Радостное удивление на лице Витторио, обернувшегося к иностранке, чьи слова он понял прежде, чем осмыслил, что понимает, вылилось в улыбку и полный столь страстного восхищения взгляд, словно бы с ним заговорила, как некогда с Пигамалионом мраморное изваяние. Впрочем, Деодато, потратив в отроческие годы пару часов на размышления над строфами овидиевских «Метаморфоз» точно знал, что ни о чем безымянная дева с критским царём Пумаийатоном не говорила. Да и не задушевных бесед искал он, вожделея к деве из слоновой кости . Как пришёл из храма, где молился Афродите о жене, сходной со статуей из хрисоэлефантина, так и начал ту лап…лобызать, обнимать и иными способами проверять действительно ли та жива и способна дарить ему то, чего он так желал.

- Можем? Божественная, мы можем всё! Не представляешь, как меня радует твоё желание не тратить драгоценное время напрасно. Но, боюсь, даже если нас пустят в храм ночью, придётся отвечать на вопросы служки или сторожа. Завтра, явимся к мессе, и я всё покажу, а пока…ты голодна?

Он не сомневался в положительном ответе, разве, что кокетливо завуалированном в желание выпить чашку чая.
- Почему твой дядя не сказал, что ты… прекрасно образована, Лакшми? Латынь! Я и представить не мог, что мой помощник окажется столь прелестной девой, к тому же прекрасно образованной.

И он не лукавил. Знание латыни еще в его юные годы не являлось для людей, а уже тем более для магов, получивших достойное образование, чем-то удивительным. Но то магам… Представить существо со звериной ипостасью из звериных джунглей изучающим латинские падежи Витторио мог с трудом.
[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

+2

9

Где-то после упоминания мессы Анджела начала смутно подозревать,  что ее принимают за кого-то другого, а после и окончательно уверилась в этом. Впрочем, понимание того, что незнакомец обознался, нисколько не изменило ее намерения следовать за ним. Ом Шри Махалакшмийаи Намах! Мисс Картер едва не рассмеялась.  Видно, ей на роду было написано воплощать собой то одно, то другое индуистское божество. Почему бы и не подержать в руках лотос вместо отрубленной головы, это может стать приятным разнообразием, особенно когда на тебя смотрят с таким неподдельным восторгом. 

Она в любой момент могла просто исчезнуть для своего спутника, оставив его с головной болью и провалом в памяти. Самое большее, чем сейчас рисковала Анджела, это потерей модного гардероба, но с вещами она всегда расставалась легко. Каждый раз, перебираясь из одной жизни в другую, она бросала после себя дом со всей обстановкой, одеждой, книгами, утварью. Еще никому не удавалось родиться на свет при полном параде, включая серебряную ложечку во рту.

Если в одном месте убыло,  в другом прибыло. Оставалось надеяться, что настоящая Лакшми получит от общения с посланцем  синьора Кривелли такое же удовольствие.

- Дядя не считает это чем-то примечательным, - скромно отозвалась она. – Всегда было сложно понять, каким образом он рассуждает. Например, он даже не назвал мне твоего имени.

Голод. От одного этого слова в висках начинало ныть, но Анджела уже пережила тот возраст, когда каждый закат означал пробуждение жажды,  заставляющей терять контроль над собой. Да, она не отказалась бы подкрепиться, поскольку в прошлый раз питалась перед вылетом, но это при необходимости вполне могло подождать пару-тройку часов. Ночь еще только угадывалась в теплых сумерках,  ни солнце, ни луна не были в своем праве, и это междуцарствие Анджела любила больше всего. 

- Если несложно, пожалуйста, отвези меня поужинать куда-нибудь, где есть музыка.

Отредактировано Angela Carter (02-02-2019 10:26:04)

+2

10

О странностях представителей старшего поколения говорить можно было бесконечно, как и мусолить темы: «куда катится этот мир?», «никчемное молодое поколение, которое непременно разрушит все достижения отцов и дедов» а так же «что могут понимать ровесники Бернардо Тануччи в политике Эйнауди»?
Подобные беседы спасали когда говорить становилось не о чем или же разговор грозил перерасти в сору и ненужный спор.  В том, что с дядей Лакшми не повезло, Витторио согласился легко. И исправил его упущение, назвавшись.
- Витторио Деодато, прекрасная синьора. Но для тебя – просто Витторио. Надеюсь, мне будет позволено обращаться к тебе столь же просто?
Латынь в его речи смешалась с итальянским столь же легко и органично, как в языке Данте и Буркьелло, разве что в иной пропорции, но, тем не менее, именно она задавала нюансы, которые Деодато стремился решить, сокращая время с перехода от «Вы» к «ты» от нескольких часов до пары минут.
- Оставим "госпожу" и "господина", - согласно кивнула Лакшми. - Это слишком для людей, у которых общее дело.

Когда с милыми формальностями было покончено, он подхватил чемодан теперь уже своей подопечной, а в ближайшем будущем помощницы и сообщницы и даже удивился тому, что эта изящная, пусть и далекая от анемично-болезненной хрустальности восприятия, девушка дотащила его  хотя бы те несколько метров, что  ей пришлось пройти от вагона к месту их встречи.  Напомнив себе, не в первый раз, что не стоит обольщаться нежностью, хрупкостью, миниатюрностью и изяществом оборотней в человеческой ипостаси, Деодато пожалел только, что в столь поздний час поблизости не ошивался никто из носильщиков, кому стоило бы препоручить все тяготы пути до машины, оставив себе лишь радости общения.

Он не сомневался, что в ресторане отеля, где их ждали два номера по соседству, играет какой-нибудь квартет, но понимал, что ужин там неизбежно завершится вежливым прощанием у двери номера спустя час или полтора, потому предпочёл отыскать одно местечко в паре кварталов от виа Деи Пастини, где бывал последний раз лет пять назад и не был уверен, что милый в своей претенциозности ресторан, само название которого «Сицилия» говорило о том, какая там кухня, не разорился и не исчез.
Но нет… эта «Сицилия», плевать хотевшая на географические нюансы, как и прежде, находилась почти в центре Рима.
За время недолгой поездки, они с Лакшми убедились, со взаимным удовольствием, что беседы о высоких материях, позволяющих не ограничивать круг тем делами и личными проблемами, в равной мере легки для обоих, а потому Витторио коснулся личного лишь спросив, галантно открывая дверь перед спутницей:
- Надеюсь, вы не из тех, кто презирает джаз и считает рок бессмысленным набором звуков?

Его рассмешило, то как звучат названия музыкальных жанров в обрамлении латинских слов, но это только добавляло пикантности к их общению. Следующее «надеюсь»  прозвучало, когда официантка подала им меню, и предваряло осторожный вопрос о вкусовых пристрастиях. Витторио надеялся, что спутница его не принадлежит к числу тех, кто отказывается от куска сочной телятины, предпочитая фасоль, морковку и что-то столь же малосъедобное без мяса.

[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

Отредактировано Caleb Patterson (02-02-2019 13:59:30)

+2

11

Из окна автомобиля  Анджела могла видеть, как мимо проплывают фасады разной степени потрепанности,  своим зрением ночного охотника она невольно различала все приметы времени – сколы на лепнине, щербины на статуях,  осыпанную штукатурку и пятна сырости.  Недаром говорят, что успех туристической поездки зависит от развитости воображения. Нужно отчетливо представить себе, каким был мраморный портик до того, как его изувечили люди и погода, чтобы насладиться изяществом замысла и исполнения… или просто знать это.  Мимолетно она задумалась о том, есть ли в городе существа настолько древние, чтобы ворчливо припоминать: «А вот при Тите-благодетеле такого непотребства не было!».   

Любопытство все сильнее снедало ее:  имеющиеся в наличии элементы головоломки никак не желали складываться в сколько-нибудь стройную картину, но в то же время ей не хотелось, чтобы загадка разрешилась слишком быстро. Незнакомец по имени Витторио Деодато по пути в ресторан проявил себя идеальным компаньоном, ненавязчивым, доброжелательным, наделенным приятным чувством юмора.  Латинское «ты» одним мощным толчком перенесло их через ту полосу препятствий, которое общество сооружает между мужчиной и женщиной просто так, на всякий случай, как бы чего не вышло.  Ей определенно нравилась эта иллюзия близости – то самое, что она упустила, пока была живой, то самое, в чем она себе отказывала, уже переродившись. 

- Я люблю Элвиса, - честно призналась Анджела. Маленькое виноватое удовольствие:  звеня браслетами, скакать по залитой лунным светом комнате в лехенга-чоли и подпевать радио, когда оно задыхается на высоких нотах. 

Рестораны были одним из тех мест, которые она видела преимущественно снаружи, но время от времени решалась посетить.  Разумеется, у нее не было потребности в человеческой пище, но иногда просыпалась тоска по ритуалу еды за белой скатертью, из красивой посуды, с помощью многочисленных приборов. В свое время Анджела счастливо избежала назиданий о том, будто леди есть на людях неприлично (теперь-то леди вообще в некотором смысле ела людей, этого точно при свидетелях делать не стоило). Преподобный Картер считал  это греховным жеманством, ибо Господь посылает пищу, за которую надо быть благодарными. Тем более, в их доме были нередкими дни, когда на стол подавался рис с рисом.

Анджела недрогнувшей рукой взяла меню. Проблема была в другом: прочесть и понять, что именно предлагал своим гостям шеф-повар «Сицилии».  С горячими блюдами она не церемонилась, наугад указав официанту на нужные строки, как на номера лотерейных билетов.  Знакомые буквы складывались в слова, смысл которых ускользал напрочь, и она вопросительно взглянула на Витторио, поворачивая к нему карточку с золотым обрезом:

- Что из этого… эээ… очень холодные сливки? Сладкий лед? Я хочу самое большое, с орехами, сушеными фруктами и ликером.

+3

12

Любить Элвиса было теперь для хорошеньких девушек так же привычно, как носить короткие платья, открывающие нескромным взорам  коленки прелестной формы, и Деодато ничего не имел против новшеств, но в «Сицилии» Элвиса не подавали.
Тощий молодой мужчина с прилизанными волосами, за плечами которого стояли два гитариста и саксофонист, пел что-то томное о любви и море. Голос его напоминал слащавый баритон Микелле Монтанарри, чьи патриотические песни в военные годы не знал только глухой.
Рядом с ним стояли, покачивая бедрами, две девушки – золотоволосая блондинка с пышным бюстом и изящная брюнетка, не красивая, но с хорошей фигуркой.  Микрофоны возле обеих намекали на то, что обе они не просто украшают собой сцену.

Витторио оценил решительность своей спутницы, но, поскольку в меню «Сицилии» самого его ничто не смутило, не стал мешать Лакшми вытягивать наугад свои билеты гастрономической лотереи. Разве что когда она сама обратилась к нему за подсказкой, протянул ласково, чтобы Лакшми могла запомнить:
- Gelato.
Затем перевёл официанту всё её пожелания, не задумываясь и не дожидаясь уточнений, попросив добавить к мороженому именно молотый фундук, а не какие-то другие орехи. А вот вино заказал сам, хотя и не слишком придирчиво изучал винную карту.
В ожидании заказа предстояло скоротать за беседой не менее получаса и Витторио, чуть подавшись вперед, позволил себе первый личный вопрос:
- Лакшми, дорогая, расскажи мне, что такая чудесная девушка делала в Индии? И как твой дядя вообще отпустил тебя одну. Я думал, что Лакшмишвар, - он вспомнил имя того, кого ждал на перроне, - мужское имя и что он, то есть ты – мужчина.  Не буду лгать, будто разочарован. Напротив. И рад, что мы понимаем друг друга лучше, чем я мог предположить.

Предположить, что делал оборотень её вида в Индии, Витторио тоже мог, но предпочитал услышать рассказ самой Лакшми.

[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

Отредактировано Caleb Patterson (04-02-2019 06:55:12)

+2

13

На самые простые вопросы всегда сложнее всего давать ответы. Стоит вспомнить хотя бы знаменитое «Человек – двуногое существо… ээээ…. и без перьев…. ээээ….  да, с широкими и плоскими ногтями!».  Впрочем, Платон стремился отвечать на вопросы так, чтобы спрашивали еще, давая лишний повод блеснуть премудростью, тогда как мисс Картер годами оттачивала навык уклончивых ответов.

-    Я там родилась, - она сделала круговое движение кистью, будто вращала невидимый глобус.  Вот он, Индостан, к вашему вниманию, почти полтора миллиона квадратных миль и почти полтора миллиарда человек. 

Музыканты начали новую песню, и несколько пар поднялись из-за столиков, чтобы заскользить в танце по паркету – Анджела с восхищением проводила их взглядом , невольно покачивая головой в такт.

- Все произошло так быстро, я едва успела собрать вещи. До сих пор не могу поверить, что я здесь.   

В начале своего путешествия Анджела время от времени закрывала глаза только для того, чтобы убедиться – когда она их снова откроет, никуда не исчезнут ни любезные стюардессы, ни Сфинкс под звездным небом, ни портной с подушечкой булавок, скалывающий на ней тяжелый розовый атлас в изящное вечернее платье.

- Лакшмишвар – мой двоюродный брат.  Его короткое имя звучит так же, как мое. Оно довольно распространенное, и для мужчин, и для женщин. Лакшми – это Фортуна, многие родители хотят, чтобы богиня была благосклонна к их детям, - она доверительно улыбнулась, давая понять, что считает подобные взгляды забавным суеверием.

- В последний момент оказалось, что у брата Лакшми все бумаги в беспорядке.  Обстоятельства сложились так, что немедленно выехать могла только я.

Подробности вроде «дядя боится летать сам» и «он не успел вас предупредить» могли бы придать повествованию больше живости, но в то же время создавали дополнительные  и притом  совершенно ненужные риски.  Поди узнай, вдруг пресловутый дядюшка – летчик-истребитель в отставке!

- Мне ничего толком не объяснили. Пожалуйста, расскажи, как я могу быть тебе полезна?

Отредактировано Angela Carter (04-02-2019 12:31:15)

+2

14

В «быстро» и «едва» Витторио не поверил. В индийское происхождение своей собеседницы – поверить был готов, хотя такое удачное совпадение имен брата и сестры вызывало сомнение, впрочем, Лакшми. Вполне убедительно объяснила этот нюанс.
И всё же…
Венецианец устремил на свою собеседницу внимательный взгляд.
- Что ты знаешь об амулетах, покровительствующих роду? – Спросил он, позволив себе легкую иронию, - точнее об условиях их передачи?

Впрочем, братец Лакшми тоже знал не больше необходимого. Ему необходимо было провести в своей звериной ипостаси несколько дней, а потом обернуться человеком и просто уйти. Ну или не просто – как получится. Риск был невелик. Витторио намеревался иметь дело с человеком. Да, с баснословно богатым человеком, пакистанским принцем, чей род восходил к Пророку, имеющим влиятельных родственников на родине и менее влиятельных – в Европе. Но не магом. И в его окружении магов тоже не было. Подступы к Халиду аль Латифу венецианец искал не один год – тот охотно проводил время в обществе Деодато, бывая в Венеции, но не более. И всё же мягкая настойчивость Витторио дала свои плоды – за последние годы они достаточно сблизились, чтобы легко звучавшее в устах Халида «друг мой» стало не просто приятным обращением, а констатацией факта.  Принц приобрел через посредников и с помощью баснословных взяток участок земли в Кампании, где имелись живописные руины аббатства, и отстроил там дом – пока скромное временное пристанище в дюжину комнат. Особняк же, где славный потомок Пророка намеревался провести старость, в обществе юных любовниц, занимаясь своими мемуарами и вкушая все доступные радости жизни, был на стадии завершения первого этажа.
И сколь бы долгими ни были часы сиесты, сколь бы необязательными  итальянские подрядчики и поставщики, сад и двор, где принц намеревался воссоздать кусочек своей родины уже позволяли ему приглашать туда гостей и хвастаться своими павлинами и ручными антилопами. Витторио сказал, что может доставить ему тигра.
Халид аль Латиф захотел двух котят гепарда. Витторио поднял все связи своего семейства и через несколько месяцев показал принцу фотографии тигра, рядом с которым позировал индийский  юноша.  Обнимал зверя за шею, сидел на нем, лежал, устроив голову на боку  спящего хищника, словно на подушке. Халид спросил: «что ты желаешь за этого зверя, друг мой?».
И Витторио пожелал одну вещицу, которая ушла неоправданно везучему потомку Пророка из рук не менее везучего грабителя могил. Магам тоже нужны деньги. И ничего страшного в том, что, будучи проданным, амулет утратит свои свойства. За тысячи лет чары его и так ослабли. Но Деодато амулет нужен был активным, а следовательно отданным добровольно и с чистым сердцем. Подарок за подарок.

Теперь же, лаская взглядом изящную шею Лакшми, Витторио думал о том, что весь его прекрасный план идет тигру под хвост, если, конечно, его очаровательная собеседница, как и её брат не умеет обращаться в большую полосатую кошку. Хорошо бы семейство её являлось потомственными оборотнями, а если нет?

[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

Отредактировано Caleb Patterson (06-02-2019 09:02:45)

+2

15

От неожиданности Анджела сморгнула:  разговор приобретал совершенно непредсказуемый поворот. Она сама толком не представляла, чего ожидает от таинственного «дела», но раз уж ему понадобился ассистент с другого конца света, это вряд ли был сюрприз к дню рождения любимой бабушки.  Витторио вел себя так, словно речь шла о вещах общеизвестных, более того, казалось, что ее невежество – нечто стыдное и странное одновременно, вроде неумения пользоваться ложкой. 

Что знала об амулетах дочь священника?  Языческие побрякушки, мерзость перед лицом  Господа, признак маловера, готового в любой момент склониться перед размалеванным идолом.  Ее отец не делал разницы между кроличьей лапкой, «ладонью Фатимы» или футлярчиком с мантрой. 

Что знала об амулетах столетняя вампирша? Не намного больше:  довольно того, что они не защищают от ее зубов. Так было до недавнего времени, пока однажды ночью на пороге ее бунгало в окрестностях Бомбея не появился равви Лейб, жилистый старик в дхоти и ермолке.  С ним они тоже говорили на латыни, и это была самая странная беседа в жизни Анджелы, включая пока что и сегодняшнюю. 

Худая рука в старческих пятнах, ряд выколотых на коже синих цифр, спрятанных под нечистым бинтом.  Жили-были давным-давно в Праге… Умерли совсем недавно в Аушвице.  "Госпожа моя знает, где это? Нет? Госпожа счастлива".  Начался ливень, они сидели на прогнившей веранде в темноте, и слова падали, как капли сквозь прохудившуюся крышу. Каббала. Голем. Тетраграмматон.  Возможность снова побыть человеком, а взамен – сущий пустяк,  напоить бледные, сухие губы своей кровью, сделать равви Лейба мертвым и жаждущим.

Лишь на третью ночь она решилась спросить, зачем, такой страшной показалась ей эта просьба.  «Б-жьи жернова мелют медленно, - отвечал равви Лейб, - люди забывают быстро, а у меня так много памяти и так мало времени!».  Из уст в уста, из Бомбея в Беэр-Шева, до него дошло известие о человеке, который убил его близких, а теперь радуется тихой семейной жизни в домике с видом на океан.  "Госпожа понимает?" Анджела кивала. «Только его. Одного.  И потом дождусь рассвета». 

Она невольно подняла руку к груди, где под шелком и кружевом пряталась ладанка с амулетом.

- Не очень много, - искренне призналась Анджела. – Это должна быть какая-то вещь, которую легко перемещать. Вряд ли в какой-то семье есть фамильный сундук на удачу.  Скорее всего, она появилась у предка случайным образом. Например, была подарком от незнакомца или неожиданной находкой. Потом ее передают в определенном для каждой семьи порядке. Только старшей дочери или только младшему сыну, например. Почему ты спрашиваешь?

Отредактировано Angela Carter (06-02-2019 00:04:01)

+1

16

Витторио удовлетворённо кивнул. Хоть что-то определённое.
- Потому что помощь твоего брата или твоя нужна мне, чтобы заполучить один такой амулет, не нарушая правила чистых рук и чистой души. С твоим дядей мы обсуждали мою поддержку в обустройстве в Италии или во Франции для Лакщмишвара, в качестве вознаграждения за эту услугу и возможные дела подобного рода. Но одно дело - мигрант-индус, и совсем иное - ты.
Он отвлекся только затем, чтобы жестом подозвать проходившего мимо официанта, попросить принести воды и узнать, скоро ли им подадут ужин.
-  Давай начнём с того, что нужно тебе, Лакшми? Деньги? Сколько? Помощь в получении гражданства? Через брак?  Рекомендации?
Последнее слово прозвучало с особенной интонацией.

Сменилась музыкальная тема и два довольно приятных сопрано запели бодрую песенку на английском языке. Витторио слышал её по радио, но смысла не понимал. Зато воспользовался этим моментом, чтобы отвлечься и спросить с самой наивной непринуждённостью:
- Ты ведь говоришь по-английски?  - к итальянскому "inglese" он сразу добавил "english", хотя полагал, что Лакшми поняла бы его и так, - О чём они поют?

Вопросов к Лакшми у него набралось много и он рад бы был, в обычной своей манере, высыпать все их разом, мешая важное с личным и рабочий интерес с сиюминутным любопытством,  но тут вернулся официант с графинчиком воды и сообщением, что ужин скоро подадут.
Как будто другой ответ, сведенный к минутам и секундам оставшегося ожидания, вообще был невозможен.

[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

Отредактировано Caleb Patterson (06-02-2019 09:54:58)

+1

17

Что представляло собой правило, упомянутое Витторио, догадаться можно было легко:  довольно существовало сказок, где украденный или полученный обманом волшебный предмет навсегда терял свои способности.  Помнилось, не срабатывал даже выкуп, магию вышибало, как пробки, пока изначальный владелец не вступал в свои права снова. Вот обмен – другое дело.  Получается, загадочный синьор Деодато собирался обменять на  амулет ни много, ни мало, а целого Лакшмишвара? 

Анджела прислушалась внимательней – да, пели по-английски, и мелодия была знакомая, но можно было догадаться, что слова заучивали на слух, при этом не зная языка.

- Там, где перламутрово-синие воды омывают серебристо-белые пески, влюбленные целуются по велению сердца. We watched the sun set in the evening… - тихонько подпела она, знакомый мотив, наконец, всплыл в памяти. – Мы смотрели по вечерам, как заходит солнце...  See the moon yellow and pale…  Песни всегда ужасно странно звучат в пересказе.  Исчезает вся прелесть.

Один из гитаристов перебирал струны, полуприкрыв глаза, полностью отдавшись музыке.  У него был вид человека, который отчетливо понимал, что никакие океанские пляжи ему не светят, в лучшем случае, поездка на выходные к теще в Остию, но в глубине души хранил веру в прибой, пальмы и поцелуи, как Грааль.

- Я хочу увидеть мир. Хочу забраться на Пизанскую башню и уронить с нее что-нибудь.  Хочу управлять автомобилем.  Хочу покататься по Венеции на лодке. Хочу надеть бикини и играть на пляже в мяч. Хочу учиться в университете. Словом, по большей части я хочу невозможного, - рассмеялась Анджела.  – Прямо сейчас я хочу танцевать, но совершенно не умею.

+1

18

Перевод Лакшми Витторио выслушал с таким радостным вниманием, словно собеседница открыла ему, как минимум, где находится Александрийская библиотека. Чужой язык, такой уродливый, если слышать, не понимая, обрывки сторонних разговоров, в сочетании с музыкой казался даже приятным. Бабушка, синьора Деодато, дама, чьё появление на венецианском рынке в прошлом столетии, вызывало безо всяких чар, минутное затишье среди горластых торгашей права была во многом, кроме одного? Венеция – не центр мира.
Да и мир не особенно хотел говорить с Деодато на его языке, так что стоило, определенно стоило задуматься о том, чтобы самому приложить некоторые усилия к достижению лучшего понимания с миром и людьми.
В пожеланиях Лакшми Витторио не увидел ничего невозможного. В Италии, во всяком случае, где за хорошую взятку в правильные руки и несколько мелких, для ускорения дела можно было творить такие бюрократические чудеса, какие ни одно заклинание обеспечить не может.
- Ну я же волшебник! - Витторио расплылся в кошачье-довольной улыбке, - и мы начнём прямо сейчас с последнего вашего желания.
Веселая, почти кокетливая игра слов, даже зная, что Лакшми –оборотень и посвящена в тайны, неведомые людям, Деодато вёл диалог, избегая прямых утверждений и заявлений – многовековой опыт предков, чьи магические негоции и внутриполитические махинации заставляли оттачивать искусство игры словами и учить ему детей.
Венецианец легко обогнул столик и чуть поклонился, подавая Лакшми руку в приглашающем жесте.
- Такие танцы, как этот, cara mia, - проворковал он, снова мешая латынь и итальянский, - от дамы требуют только одного – расслабиться и позволить партнёру себя вести.
Впрочем, когда их пара присоединилась к другим танцующим, Витторио всё ещё полагал признание Лакшми в неумении танцевать всего лишь умело-кокетливым способом сообщить собеседнику о своём желании. Однако первые же движения заставили его убедиться, что иногда женщина говорит «не умею», потому что действительно не умеет.
- Пара напротив, - шепнул он, склонившись к самому ушку Лакшми, - просто следите за ногами девушки и постарайтесь повторять. Если не успеете, - последнее под эту мелодию было бы сделать сложно, - маленький шаг назад.

Ах какие были ножки у той девицы, которую Витторио избрал в качестве образца для Лакшми. Атлетические, с крепкими икрами, ровные и сильные… И чертовка, несомненно, знала об этом – недаром же надела такое короткое платье! И в следующее мгновение Витторио задумался уже о том, насколько изящны ножки его спутницы. Рассмотреть это, когда Лакшми только-только подходила к нему, как-то не удалось. Мысли были совсем о другом.
[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

+1

19

Еще одна вещь, которую ее отец находил суетной.  Как может добропорядочная, серьезная девушка выделывать вензеля на паркете, когда не все голодные Канпура накормлены, а плачущие – утешены?  На ее робкие возражения, что сами-то страдальцы находят силы для песен и танцев на праздниках, следовало резонное объяснение:  как только туземцы узнают, что можно черпать силу в Господе, им больше не понадобится эта жалкая отдушина в бесконечных скорбях.  Коль скоро мисс Картер рождена и воспитана под сенью животворящего креста, ей не следует измерять себя одной меркой с несчастными язычниками. Лучше лишний раз почитать им Библию, например, из книги Иова, это очень воодушевляет. Что может быть почетней и радостней, чем нести свет истины?  Сейчас она с уверенностью, подтвержденной опытом, могла бы спорить: в мире есть множество вещей, куда более полезных, чем проповедь.

В кинофильмах героини не танцевали, а порхали, независимо от высоты каблуков и длины шлейфа, при этом влюбленно глядя в глаза герою.  Анджеле первые несколько минут пришлось внимательно смотреть под  ноги, а потом, следуя доброму совету, наблюдать за движениями соседней пары.  Витторио ненавязчиво, легкими касаниями направлял ее, и постепенно чудо свершилось – она двигалась, не опасаясь запутаться в собственной юбке, оттоптать ноги партнеру или натолкнуться на столик. Магия как она есть!

- Значит, у меня осталось еще два желания? Или в этом волшебники приятно отличаются от гениев из лампы?  - улыбнулась Анджела.

Никогда прежде она не приближалась настолько к мужчине, от которого не собиралась бы испить крови. Если не считать, конечно, тех случаев, когда склонялась над больными, чтобы сменить компресс или наложить повязку. 

Изредка, когда она позволяла себе задумываться на такие темы, Анджела приходила к выводу, что ей казался привлекательным именно тот тип, к которому принадлежал синьор Деодато.  Однако она давно запретила себе смотреть на симпатичных мужчин иначе, чем на особенно удачные Божьи творения, но сейчас поняла всю глупость такого самоограничения.  Миновали и благополучно забылись те времена, когда три кадрили подряд рассматривались как предложение руки и сердца.

В каждой шутке есть доля шутки, и до встречи с равви Лейбом ей не пришло бы в голову всерьез принять слова Витторио о магии и амулетах. Старик дал ей понять, что в мире есть и другие не-люди, которых принято считать персонажами страшных сказок. И, конечно же, есть другие хранители тайного знания, кроме каббалиста из Праги, который хной чертил на ее лбу,  ладонях и ступнях загадочные знаки, наподобие свадебных мехенди.

+2

20

Вести Лакшми в танце оказалось легко и приятно – она не цеплялась пальцами за рукав его пиджака, не деревенела от смущения так, что её пришлось бы передвигать по танцполе, словно куклу – просто привыкала, двигалась, ощущала. Училась тому, что столь же прекрасно, сколь и прочие радости жизни – от игры в мяч до занятий любовью.
- Ты еще не пожелала ничего, для чего бы требовались тайные искусства, - легкомысленно сообщил Витторио и привлёк Лакшми к себе чуть ближе, а спустя несколько па, когда они как раз были напротив сцены, еще чуть ближе.
- Ужинаем в Риме, завтракаем в Пизе и идём ронять яблоки с пизанской башни?  - уточнил он дальнейшие планы Лакшми таким тоном, словно в том, чтобы полночи проехать на машине от Рима до Пизы было в порядке вещей.
Впрочем, ради красивых женщин, мужчины во все времена совершали поступки, совершенно лишенные логики и здравого смысла.
Вспомнить хотя бы  Париса.
Хотя, не умыкни этот молодчик жену спартанского царя, кто знает, как сложилась бы судьба славного Энея и какой была бы затем история Апеннинского полуострова? Может, и не Италией звалась бы теперь эта страна, а Этрурией или Лацией…
Они оставались на танцполе до последних аккордов, а потом тощий певец решил порадовать слушателей бодрой песенкой и Витторио увлек свою спутницу обратно к столику.
-Завтра, дорогая, я научу тебя танцевать вальс. Это восхитительно и просто, через два месяца, клянусь Аполлоном, мы сможем танцевать танго.

Подали ужин. И Витторио, попробовав телятину, многословно восхвалили мастерство повара, а потом, правда уже заметно сдержаннее сказал Лакшми, что доволен качеством здешней кухни.
И если его интерес к собеседнице несколько угас, то только до тех пор, пока он не утолил первый голод и не потянулся к бокалу с вином.
- За Индию! – провозгласил он, поднимая бокал, и задержал взгляд на лице Лакшми, - за страну тигров и сказочных красавиц.

[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

Отредактировано Caleb Patterson (10-02-2019 20:40:21)

+1

21

Танго! У Анджелы даже было подходящее платье, одно из множества новых, еше ни разу не надетых на выход – они лежали в чемодане, переложенные тонкой шуршащей бумагой, ожидая своего часа. Переливчатый зеленый муар напоминал прозелень павлиньего оперения, а фасон – фильмы с Рудольфом Валентино. Туфли в тон она собиралась приобрести в Риме, смакуя сам процесс хождения за покупками. Никогда раньше она не нуждалась в вещах для вечерних выходов, собственно, и цели их были куда как далеки от танцев и дегустаций.

Фантазии унесли ее так далеко, что пришлось одернуть себя: провести с Витторио два месяца, не открывая ему своей подлинной сущности, было бы чрезвычайно сложно. Вряд ли все маги одинаково терпимы к ночным охотникам… и все же ей очень не хотелось превращаться в подобие Золушки, которая сломя голову неслась по лестнице под неумолимый бой часов.

Официант выложил на столик приборы, обернутые в тонкие льняные салфетки нежного кремового оттенка – виднелись только сложные вензеля на утяжеленных черенках, и Анджелу бросило в холодный пот. Она напрочь позабыла о существовании столового серебра. Неторопливо она развернула ткань, украдкой коснулась мизинцем лезвия ножа, заранее напрягаясь в предчувствии боли, но ничего не почувствовала. «Сицилия» обошлась без лишнего пафоса, так что можно было спокойно приняться за еду, поддерживая кулинарный панегирик Витторио одобрительными кивками.
 
- За Индию! – Анджела коснулась бокалом бокала, поддерживая тост.

Из всего разнообразия ассоциаций, которые могли бы возникнуть у европейца, почему-то прозвучали именно тигры. Можно было посчитать это просто удачным продолжением комплимента, скажем, «родина красавиц и слонов» прозвучало бы странновато. Но что-то подсказывало ей, что это была не просто фигура речи.

- Теперь я пытаюсь представить, что такого мне нужно пожелать, чтобы ты применил свое искусство, - со смешком она чуть зажмурилась, катая на языке терпковатое винное послевкусие. -  Поменять местами Пизанскую башню и собор святого Петра, чтобы не тратить время на дорогу?

Отредактировано Angela Carter (13-02-2019 16:51:15)

+1

22

Сицилийское «Пелегрино», несмотря на все свои достоинства осталось обеделно комплиментами Витторио, поскольку тот причислял себя исключительно к поклонникам тосканских вин скорее из давней прихоти, чем из за какого-то действительного превосходства содержимого одних бутылок над другими.
С ответом он не спешил, позволив себе взгляд несколько более пристальный, чем прежде на свою собеседницу. В темных глазах венецианца читался откровенный интерес.
Он готов был счесть последнюю фразу Лакшми началом флирта, если бы они не говорили сейчас на латыни. Хотя… они ведь говорили на языке Овидия, Плавта, Катулла, Апулея в конце концов! Не удивительно, что сама структура фраз располагала беседующих к некому пафосу, до которого они пока еще не дошли, в силу отсутствия привычки пользоваться еще в недавнем прошлом языком всех образованных людей утилитарно, для обсуждения настроения каждого на любовную интрижку.
Витторио мысленно укорил себя за столь игривое настроение – ну. Подумаешь, вместо круглолицего губастенького индуса явилась богиня Лакшми, говорящая на латыни – это совсем не повод, чтобы думать о возможном приключении. Она-то ведь сюда приехала ради дела и ради обещанного вознаграждения за услугу или услуги, если они сработаются.
Сработаются, конечно…
- Достаточно пожелать, божественная, просто не тратить время на дорогу – и завтрашний день мы встретим на куполе Святого Петра. Конечно, если ты не боишься нарушать законы и не обращаешь внимания на запреты. Ну и, разумеется, если ты не устала. Возьмем вина, и… - он запнулся, подыскивая эквивалент слову «конфеты, - сладости. И, пожалуй, обсудим наши дела.

Венецианец отвел взгляд от теплых, карих глаз собеседницы, вспоминая уже ставшее классикой: «Verrà la morte e avrà i tuoi occhi*».
Пожалуй, он найдет для Лакшми перевод на английский.

*Придет смерть и у неё будут твои глаза.
[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

+1

23

Можно ли было не ответить на такое предложение немедленным согласием? Конечно, Анджела с большим воодушевлением согласилась на дерзкую выходку.

Не знай она достоверно, что вампиры не пьянеют, то решила бы, будто вино ударило ей в голову, потому что никогда раньше не ощущала такой чистой, не омраченной ничем беззаботности. Даже голод почти не напоминал себе, будто получилось насытить его радостью от приятной беседы и танцев.

Вечер плавно перетекал в ночь, музыканты пели и играли, официанты меняли приборы и тарелки, мороженое с сиропом таяло на губах, танцпол постепенно пустел, пока не остался полностью за Анджелой и Витторио. Ресторан исподволь готовился к закрытию, девушки завели песенку о трех монетках, брошенных в фонтан на удачу – было это намеком или нет, наступило самое время расплатиться по счету.

До собора оказалось совсем недалеко. Почему-то Анджела была уверена, что сейчас время одной из литургических служб, но нет, только редкие туристы бродили по площади. Витторио же и не посмотрел в сторону центрального входа, уверенно направившись к крайнему левому порталу, забранному строительными лесами.

Светлый силуэт итальянца смутно белел в густом сумраке проема, стороннему наблюдателю могло показаться, будто он беседует с пустотой, но Анджела прекрасно различала и коренастого мужчину в униформе, и то, как в его ненавязчиво протянутую руку из бумажника Витторио перекочевало несколько купюр. Очевидно, довольно крупных – удовольствие подняться в неурочный час на крышу явно не могло сравниться по стоимости с полюбовным решением вопроса о неправильной парковке.

Сторож любезно ссудил синьору Деодато фонарик, и восхождение началось. Анджела поначалу считала ступеньки, но, по мере того, как коридор сужался, а подъем делался все круче, утратила туристический азарт и сосредоточилась на том, чтобы не сбиваться с шага. В одиночку она могла бы преодолеть это расстояние в разы быстрее, но без Витторио ни за что не решилась бы сюда забраться. Выше, все выше, с каждой ступенькой модные туфельки на каблучке неотвратимо превращались в орудие пытки, заставляя с тоской вспоминать о мягких привычных джутти.  Она так втянулась в этот размеренный, медитативный ритм, что не сразу сообразила – пришли.

Анджела счастливо рассмеялась, полной грудью вдыхая прохладный ночной воздух:

- Если меня вышлют за преступление против величия, - на латыни «хулиганство» прозвучало исключительно гордо, - я приглашаю тебя в Дели, на вершину Кутб-Минара!

+1

24

Магия денег творила такие чудеса, которые не каждому волшебнику было по силам – открывала двери, сокращала сроки, позволяла доставать желаемое хоть с другой стороны планеты. – перечислять можно было долго. И Деодато, разумеется, этим пользовался.
Мог себе позволить.
Во всяком случае и индийского тигра и прогулку с очаровательной девушкой на крышу величественной ватиканской базилики.

Площадь перед собором была пуста в этот час и освещалась только луной, но дальше, за ней, за границами Ватикана, неспящий Рим рассыпался в ночи золотом бесчисленных огней. Света ущербной луны, изредка скрывавшейся за легкими облаками, хватало, чтобы видеть вечный город, величественный, таинственный, опасный, древний, меняющийся, бережно хранящий столетиями красоту соборов и дворцов и выбрасывающий за бесценок то, что перестало быть модным несколько месяцев назад.
Бодрый подъем на крышу по узким лестницам не располагал к задушевным беседам, так что они с Лакшми обменялись лишь десятком фраз, вспомнили незыблемые перлы античной мудрости, да взаимно утешили друг друга, когда казалось уже, что лестница никогда не закончится.
Но теперь, достигнув цели, они могли…
Наслаждаться видами Рима. Витторио хватило для этого минуты. Но он деликатно постоял рядом с Лакшми еще две, а потом так же деликатно снял свой пиджак и накинул его на её плечи. И словно бы затем, чтобы не дать ему соскользнуть, приобнял со спины, не привлекая к себе и ровно настолько, чтобы Лакшми могла сама поправить пиджак, как ей удобно.
- Только потом не удивляйся, что я напомню тебе об этом приглашении, если ты… когда ты захочешь домой, - проговорил он негромко, почти у самого уха собеседницы, волнующе скрытого прядью черных волос.

Пакет из простой коричневой бумаги с обещанной бутылкой вина в нём, пакетом поменьше с засахаренным миндалем и парой бумажных стаканчиков Витторио ставить на пол не рискнул.
Еще можно было полюбоваться макушками и спинами Христа и одиннадцати апостолов, стоящих на крыше, внизу.
Для этого и двадцати секунд было много.
- Нравится? – спросил Деодато и признался, - на меня Рим ужасно давит. Слишком большой, слишком пыльный, слишком шумный, слишком… слишком центр мира.  Лет пятьдесят-шестьдесят назад, я часто бывал здесь. Дела, друзья… и прочее. А теперь…  Если ты останешься в Италии, я уговорю тебя жить в Венеции. Можешь считать, что уже начал уговаривать, и мы будем думать, что ты уже согласна. Ты ведь уже согласна?
Он легко рассмеялся первым, давая понять спутнице, что сказанное можно принимать и как шутку.
- Но давай всё же обсудим наши дела, пока я совсем не потерял голову и не взялся рассказывать тебе о том, что жизнь коротка и её не хватит, чтобы вкусить всех радостей и поддаться всем соблазнам этого мира. Итак, ты готова провести в своей второй ипостаси несколько дней, возможно, неделю среди обычных… животных?

[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

Отредактировано Caleb Patterson (20-02-2019 13:53:41)

+1

25

Тепло чужого тела окутало Анджелу так неожиданно и приятно, что у нее на мгновение перехватило дыхание, которое оставалось ровным до самых последних ступенек.  Сейчас она готова была согласиться на Венецию и ее святого Марка, нет, на паломничество ко всем двенадцати апостолам, по каким бы уголкам Италии не были бы разбросаны их храмы, если Витторио станет обнимать ее вот так на каждой вершине. Человеческое желание, слишком человеческое. Опасное.

Она осторожно подняла руку, поправляя завернувшийся воротник и мимолетно касаясь кисти мужчины. Такие сцены всегда трогали  ее в кино и книгах, но казались больше фантазией, красивой картинкой,  которой никогда не бывает в жизни. Более того, будто существовал какой-то негласный договор, который четко разделял воображение и реальность. Любой, кто нарушал эти границы, делался смешным или безумным. 

Сейчас, когда их окружала полная тишина, Анджела отчетливо слышала, как бьется сердце Витторио – все еще учащенно после долгого подъема, но постепенно восстанавливая ритм. Для нее звук был таким же отчетливым, как если бы очнулись от сна колокола собора. Если бы она была йогини, то непременно заставила бы свое забиться быстрее, в унисон, разделяя единое течение крови в чем-то похожем на робкую, но откровенную ласку.

- Столько огней! Будто каждую ночь справляют Дивали, только фейерверков не хватает.

Для нее вид сверху был похож на рисунок-ранголи, в котором использовались только оттенки черного, серого, синего и фиолетового. Казалось, кто-то тщательно чертил оберег, но не завершил орнамент, и теперь чародей и вампирша  беспрепятственно проникли в самое сердце чужого дома.

Момент истины должен был рано или поздно наступить, но Анджела искренне огорчилась, что это произошло так скоро. Она бы с удовольствием еще немного времени уделила соблазнам и греховным поступкам, на которые ей пока что не хватило ста лет.  Интересно, сколько на самом деле Витторио? Равви Лейб ворчливо вспоминал Марию-Терезию, но было непонятно, то ли он в самом деле застал ее правление, то ли просто следует семейной традиции.

- Значит, я должна стать даром, который ты принесешь в обмен на амулет, - задумчиво проговорила она.  Детали головоломки, наконец, начали стыковаться друг с другом.

– Диковинное животное из далекой Индии. Тигр.  Вы с дядей и братом Лакшми планировали, что он некоторое время проживет в зверинце, а потом сбежит.  Неплохо придумано.

Она еще не знала ни одного человека, который бы ожидал чего-то хорошего после слова «но», пусть даже и повисшего в воздухе.

- Скажи, пожалуйста, владелец амулета – тоже волшебник?

+1

26

Неплохо? Витторио даже задохнулся от возмущения. Сам он, конечно же, считал свой замысел гениальным, но  чего ожидать от красивой женщины, способной в это безумное время невежд и машин, говорить на латыни? Даже снисходительное «неплохо» стоит принимать, как высочайшую похвалу.
- Именно так, божественная, именно так, - проговорил он, считая задумчиво спокойный тон голоса Лакшми за согласие.

А вот вопрос Лакшми мага едва ли не рассмешил.
- Нет, конечно же, нет! - воскликнул он, - волшебник бы…
Он хотел, было, сказать: «не расстанется с таким амулетом», - но решил не давать собеседнице возможности представить истинную ценность артефакта, ради которого затевается вся эта авантюра.
- Волшебник бы был практичнее в своих пожеланиях, чем принц. Самый настоящий, хоть и из Пакистана.

Последние слова были произнесены таким пренебрежительным тоном, каким, спутники Кортеса, вероятно, произносили слово «дикарь».
- У него небольшая вилла в Кампании, сад, зверинец, гарем, наверное, и павлины. И он желает тигра. Ручного, конечно же, но, увы, это не гарантирует тебе отдельных покоев и изысканного общества. Мы условимся о месте встречи – недалеко есть деревня и я просто буду тебя ждать, скажем, неделю. Ну и, разумеется, дня два-три я проведу на вилле и у тебя будут и ключи, и  одежда в тайнике. Мужчине, конечно же, было бы проще.

Освещенное луной лицо Лакшми казалось строгой маской, с правильными чертами. Витторио почти пожалел, что не показал ей сначала саму виллу.
- Ну и… вознаграждение. С твоим дядей крайне сложно договориться о цене, - пожаловался венецианец, -  поскольку он, кажется, очень боялся упустить свою выгоду, но еще больше  опасался, что я откажусь от сделки.  И всё же… твой брат не смог прилететь.  Справишься?

Уже потом, почти две недели спустя, Витторио узнал, что несчастный Лакшмишвар просто опоздал на самолёт, дозвониться до итальянца не удалось, сколько бы дядя не крутил диск телефона. А когда всё же трубку брали, то женский голос неизменно отвечал, что синьор Деодато отсуствует. Уехал по делам и неизвестно, когда вернётся.

Через Две недели  он по-прежнему был занят - учил Анджелу Картер танцевать танго. А где еще нужно учиться танцевать танго, как не в Неаполе?
[nick]Vittorio Deodato[/nick] [status][/status] [icon]http://sh.uploads.ru/jqabO.jpg[/icon] [sign][/sign] [lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p39126">Витторио Деодато, 135</a>.</b> Маг, артефактор, оказывает посреднические услуги деликатного характера в приобретении редких материалов и ингредиентов[/lz]

Далее:
Un’oncia di buon sangue

Отредактировано Caleb Patterson (22-02-2019 21:46:48)

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Buon sangue non mente


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC