РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » дело о таинственной картине


дело о таинственной картине

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2QJQA.gif http://funkyimg.com/i/2QJN7.gif
давай с тобой договоримся про пароль

Magda Esterwood & Magnus Rodricks
январь 2018, где-то в Англии


Как Магнус и Магда пошли на дело, воровать артефакт из коллекции русского миллиардера в одном из замков Англии и что случилось потом.

+5

2

Шины тихо зашуршали по мелкому гравию, которым была вымощена подъездная дорога, а в салон автомобиля стал проникать свет от уличных фонарей. Украдкой освещая лица сидящих сзади людей.
Магда молчала, задумчиво перебирая круглые жемчужинки, нанизанные на длинную нить её ожерелья. Она ощущала какое-то странное будоражащее чувство и всю дорогу пыталась понять, что является причиной её странного состояния. То ли дело в авантюре, которую они планируют провернуть, то ли общество сидящего рядом мужчины, которого Эстервуд сама не понимала, больше ненавидит или испытывает нечто другое. Женщина поспешила поскорее отогнать нежеланные мысли и лишь сильнее сжать жемчуг в своей ладони.
Стюард поторопился подойти к автомобилю и, распахнув дверцу, учтиво подать руку Магде, на которую она тут же облокотилась, послав конопатому парню легкую улыбку. Переведя взгляд на Магнуса Родрикса, женщина лишь укоризненно приподняла брови.
- Начинаю думать, что у здешнего персонала больше галантных манер, чем у некоторых, - послав многозначительный взгляд, она привычным движением взялась за локоть мужчины, вставая к нему по левую руку, - и не стоит говорить, что им за это платят, если не хочешь услышать шуточки на эту тему.
Судя по непроницаемому лицу парня, он или не понимал английского, или был настолько хорошо вышколен, что ни единый мускул не дрогнул на его лице. Магде даже захотелось дать ему чаевых за его старания. Возможно, на обратном пути она именно так и сделает, если им не придется сбегать со званого вечера под звуки перестрелки и лай спущенных собак. От одной лишь мысли об этом ведьма сладко улыбнулась, в предвкушении приключений.
Женщина не привыкла быть некой Мата Хари, которая решила проникнуть в стан врага и при этом не привлечь к себе внимания. Все мы знаем, чем именно закончилась история этой танцовщицы и Магда пока не планировала идти по её стопам. Ведь она была еще в самом расцвете сил.
Ведьма вскинула взгляд карих глаз в сторону грузного мужчины, который загораживал своей широкой спиной парадный вход и блуждал цепким взглядом по гостям, которые медленно стягивались к огромному особняку. Охранник неторопливо сверялся со списком и лишь потом пропускал людей внутрь, от чего женщина лишь закатила глаза и слегка похлопала Магнуса по руке, обращая его внимание на их первое препятствие. Судя по обрывкам фраз, которые ведьме удалось расслышать - говорили все на русском языке. Всё же они знали, в чей дом собрались вламываться.
- Дорогой, - остановившись, женщина потянулась к Магнусу, мимолетно одергивая и разглаживая лацканы его пиджака, - как у тебя с языком? - выдержав небольшую паузу она растянула губы в сладкой улыбке, - С русским.
Впрочем, её спутник никогда не разочаровывал Магду, как и сейчас. Потому, медленно поднимаясь по ступеням, Магда бережно взяла в руки подол платья, а вместе с этим и ведущую роль в их авантюре. По крайней мере на ближайшее время, иначе зачем ей нужен под рукой мужчина, если всё приходится разгребать самостоятельно.
- Добрый вечер, - выудив из недр своей памяти те скудные знания русского, Магда поприветствовала охранника теплой улыбкой и явно выраженным акцентом, который, благо, был у большинства гостей. Машинальным движением она приложила свободную руку к груди, то ли пытаясь продемонстрировать открытое декольте, то ли пытаясь отвлечь внимание охранника, пока ведьма творила магию и так нагло вторгалась в мысли незнакомого ей мужчины.
- Мы...- сделав паузу она позволила охраннику заглянуть в список и самостоятельно подсказать женщине подходящую фамилию из сотни приглашенных. - Ильины.
Мужчина на секунду успокоился, но затем с подозрением перевел свой взгляд на Магнуса, удивленно приподняв бровь.
- Мне всегда казалось, что Борис Николаевич должен выглядеть, - он вновь запнулся, а от изрядного мыслительного процесса, к которому бугай явно не привык, между его бровей пролегла глубокая складочка, - более старше.
Женщина чуть не расхохоталась, но вовремя одернула себя, лишь сильнее ухватившись в подставленную Магнусом руку. Склонившись чуть вперед, Магда поспешила прикрыть рот рукой, заговорщицки переглядываясь с охранником.
- Он не любит это разглашать, но недавняя подтяжка лица была не очень удачной, - бросив на своего спутника взгляд, полный сочувствия, Магда попыталась не рассмеяться, - видите, он даже не может разговаривать, не то, что улыбаться.
Кажется, мужчина поверил басне, так как послал в сторону Магнуса взгляд полный сожаления, а после отступил в сторону и позволил им наконец-то пройти внутрь.
Только отойдя в сторону на несколько десятков шагов, Магда позволила себе рассмеяться, а затем поспешить вытереть выступившие в уголках глаз слезы. Всё же на этот макияж она потратила столько времени, что не готова была так быстро с ним прощаться.
- Ну что, мы теперь внутри, - достав из клатча небольшое зеркальце, она бегло осмотрела свой внешний вид и в целом осталась довольна увиденным, - где благодарности и лучи восхищения в мой адрес?

+2

3

Это была их совместная затея. Точнее, Магнус в одну из встреч с Магдой в музее, где она горделиво выставляла на всеобщее обозрение артефакты, не способные причинить никому вреда если их не трогать, намекнул, что у него на примете есть нечто, что может ее заинтересовать. Скептический изогнутые брови женщины вкупе с недоуменным взглядом были ему слишком хорошо знакомы, но на этот раз дело действительно стоило затраченных на него сил. Никаких путешествий по джунглям Мексики и остаткам цивилизации Майи, никаких индийских курганов трогать которые, как правило, себе дороже.
Всего лишь внушительный замок одного из тех русских толстосумов, которые счастливо поживают в Англии, увлекаясь искусством и скупая все, что им попадет на глаза лишь бы выглядеть от этого еще большими богатеями, еще большими знатоками.
Кажется, Магда стала слушать его внимательнее.
Автор у этой картины был неизвестен. Судя по начальному пути, написана была она все же в России, там же попала на свою первую выставку. Доподлинно неизвестно что тогда произошло, но смотрителя выставки на утро нашли убитым в своем кабинете. Ничего подозрительного камеры не засекли, а убийство так и не раскрыли. Перерезанное ножом для вскрывания конвертов горло. Отпечатков пальцев и следов кроме самого убитого нет. Тогда еще ни о каком проклятии не думали, как и не брали в расчет то, что это могло произойти из-за полотна, висевшего в зале. Картинку купили за бесценок, так как шумихи вокруг нее никакой не было, а автор, подписавшийся одной буквой «Д» был не найден. Небольшая сумма досталась галерее. Было это в 2010 году.
2011 год. Тот, кто ее приобрел умер в собственном доме. На этот раз сердечный приступ наступивший в следствии сильного душевного волнения. Ничего необычного. Картина перешла по наследству. Оценщик не увидел в ней ничего примечательного, но все равно выкупил ее за те же гроши, решив попробовать перепродать ее более выгодно. Через месяц он умер. От старости.
Картина пропадает, а затем вновь появляется на выставке в одной из галерей спустя три года. Все повторяется с той же частотой, что и до этого. На этот раз смерть охранника. Смерть следующего владельца. Появляются первые робкие попытки связать все происходящее воедино. Появляются первые спекулянты, оборачивающие историю картины в свою пользу. Цена возрастает, а полотно переезжает в частную галерею в Лондоне.
Заинтересованные люди находят якобы автора этой картины. Якобы, потому что никаких доказательств у него нет, кроме расплывчатого рассказа о том, что когда он ее писал, то к нему приходили разные призраки и духи. Историю подхватывают и начинают развивать, приплетая к ней все новые и новые смерти.
2017 год. Приобретена в частную коллекцию одного именитого искусствоведа. Перепродана через пару месяцев за большую сумму. На этот раз никто не погиб. Интерес спадает.
В том же году нынешний хозяин, знаток современной живописи, ломает себе шею, упав с лестницы. Вместе с новой волной шумихи, появляются те, кто просит избавиться от картины и сжечь ее.
Вместо этого ее покупает один русский бизнесмен, в насмешку всем, вешает в собственном замке.
На цветной распечатке само полотно, написанное по всем канонам современного реализма. Женщинами с черными распущенными волосами стоит к смотрящим спиной, облаченная в тонкое платье темного цвета (то ли синее, то ли черное). Перед ней широкое зеркало на котором отражается ее лицо. С поправками. Голова отделена от тела и покоится в руке, а бледное лицо с яркими глазами взирает прямо на тебя.

Магнус предполагает, что это все сделано ради шутки, как способ испугать своего зрителя. Магда вглядывается в распечатку картины внимательнее. Кажется, ей становится действительно интересно.
Все остальное уже дело времени. Седьмого января русские отмечают Рождество, даже те, кто живут уже не в России, так что званный прием по этому случаю очень даже кстати. В соответствии с этикетом приходится арендовать машину и в соответствии с тем же этикетом строить из себя потомка какой-то русской семьи. Стратег из Магнуса так себе, особенно когда на выручку в любой момент может прийти магия.
Магда выглядит удивительно красивой. Уложенная, волосок к волоску, укладка, накрашенные темными тенями глаза, алые губы и неестественный, но такой приятный румянец на коже. На ее шее жемчужное колье - тонкая нить, которую она то и дело крутит в пальцах, как будто от беспокойства, но он знает, что едва ли это способно настолько вывести ее из равновесия. А еще она с ним кокетничает, хитро прищурив глаза, пытаясь обличить в незнании и не внимательности, но он то точно знает, что за этим скрывается.
Такое уже случалось когда-то, когда они были близки, даже не взирая на ее мужа. Магнус вообще периодически забывал, что у нее есть муж, да к тому же такой же маг.
Конечно, тут нужно всегда иметь в виду, что ведьмы это вообще другой сорт женщин. Глазом не моргнешь, а уже тащишь на себе парочку не самых приятных проклятий, которые еще потом нужно как-то снять.

Она оба довольно неплохо смыслили как в артефактах, так и в ментальной магии, так что можно было не переживать, что выписанный не иначе как прямиком с самого Кавказа охранник неправильно поймет их намерения. Приходится строить мрачную и угрожающую гримасу, чтобы алиби тут же не разваливалось.
- Ты как всегда прекрасна, дорогая, - с ужасным акцентом, но вполне уверенно произносит Магнус, прикладывая руку к сердцу. - Конечно, я воспользовался небольшим ритуалом, чтобы хотя бы минимально понимать этот язык. Вот только с произношением поработать не успел.
Замок внутри образчик позолоченной помпезности. Много света, золота и блеска бриллиантовых колье на чужих шеях. Отовсюду слышна русская речь, которую он почти всегда даже понимал.
Тут же подоспел тот, кто унес его пальто и меховую накидку Магды, а у официантка с подносом он взял два бокала вина, вручая один ведьме.
- Думаю, первым делом нужно найти стол с закусками и попробовать икры. Они ее очень любят, - широкая парадная лестница застеленная ковром вела на второй этаж. Оттуда же и доносилась музыка. Поднявшись по ступеням, они прошли в широкие, распахнутые двери и оказались в просторном зале. Сейчас здесь были накрыты столы, а сбоку небольшой оркестр играл живую музыку. Приглашенные в вечерних платьях в пол и черных смокингах сновали по нему туда-сюда. Некоторые переговаривались чинно, некоторые вскрикивали и тут же начинали обниматься.
- Кстати, мы с тобой наследники аристократического рода? Или мы муж и жена. Или наследник я, а ты моя молодая и обворожительная жена. Третья по счету, надо думать, - теперь уже настал черед Магнуса вежливо улыбаться, произнося колкости. Хозяин приема Олег с типичной русской фамилией Иванов безошибочно определялся в высоком и плотном мужчине с седой бородой и пухлыми щеками. Возможно, это было лицо типичного русского  - это Магнус с точностью сказать не мог. Он стоял среди самой многочисленной группы людей и лицо у него было уже порядком красное.
- Похоже, он еще не собирается умирать под воздействием картины, - оповестил маг свою спутницу, высматривая на столе тарталетки с красными и черными икринками. - А ты как думаешь?
Не сказать, что ему особо понравилась икра, но зато пока он тянулся за ними, то встретился взглядом с худощавой длинноногой девушкой, колье на шее которой сияло зелеными изумрудами, а белоснежная улыбка и цепкий взгляд были нацелены как будто прямо на него.
- Хочешь поискать галерею прямо сейчас или потанцуем?

+2

4

В жизни ведьмы все вещи были разделены на несколько категорий, ведомых одной лишь ей. У неё была душа - её дочь, без которой Магда просто уже не представляла собственную жизнь, потому ведьма, будучи обычно довольно спокойным и уравновешенным человеком, могла в одну секунду превратиться в фурию, если бы кто посмел тронуть её ребенка хоть пальцем или косым взглядом. Бывали даже случаи, что она непроизвольно проклинала мимо проходящих людей, которые осмелились глянуть на её крошку, которая едва научившись ходить, бегала по зеленому газону. Да, Магде потребовалось огромных усилий отучить себя от этой привычки, а заодно найти потом тех несчастных и снять проклятия.
Её сердце - зельеварение, особенно в те случаи, когда ей самостоятельно приходилось взращивать травы, не один месяц высушивать их лишь для того, чтобы добавить какую-то жалкую веточку соцветия в приготовленный эликсир. Порой доходило до какого-то абсурда, что подобные манипуляции требовались лишь для того, чтобы приготовить домашнее мыло, увлажняющее кожу и предотвращающее ломкость ногтей. Да, в этом плане она не знала границ и порой чувствовала себя фанатиком, колдующим над котлом пузырящейся жижи.
А вот страстью ведьмы были, конечно же, не Магнус, а скорее артефакты и то, что они в себе скрывали. Возможно, будь у неё больше терпения и времени, женщина сама бы углубилась в изучение создания артефактов, но пока ей хватало и тех знаний, позволяющих определить их происхождение, скрытые силы и даже то, кем артефакт был создан и для каких целей. Почему-то сами эти детективные расследования очень будоражили её ум и никогда не давали засиживать подолгу на одном месте. Чуть ли не срываясь в дорогу, когда на горизонте появлялся очередной интригующий её артефакт.
Касательно самого Магнуса, то ведьма могла бы его разделить между страстью и душой, так как маг приложил к обеим этим вещам непосредственно свою руку и внес непосильный вклад, особенно в душу. А вот с сердцем были проблемы, или наоборот, никаких проблем не было, потому что туда Родриксу не суждено было попасть.

Она лишь морщиться от звука его голоса, как будто собственный акцент звучал более мелодично и дело было не в банальной вредности, которая включалась сразу же, как только Магнус попадался в поле её зрения. Почему-то это было заложено на каком-то подсознательном уровне, выбито где-то на внутренней стороне черепной коробке и ведьма ничего не могла с собой поделать. Порой было бы логично игнорировать его, или просто общаться в той же манере, с которой она общается со всеми остальными людьми. Но даже этого у неё не получалось.
- Прости, но ты сюда прибыл, чтобы продегустировать диковинные деликатесы? - она смерила Магнуса скептическим взглядом едва сдерживая рвущуюся наружу улыбку, как бы ведьма не хотела придать их операции некоего флера серьезности, всё с самого начала было абсурдным, что заставляло терять бдительность и невольно забывать о цели их сегодняшней авантюры. Но, черт, теперь и сама Эстервуд начала бросать косой взгляд на ряд всевозможных закусок, нехотя ища небольшие тарталетки с пресловутой икрой.
- Мне нравится другой вариант, где наследница я, а ты мой третий по счету муж, - бросив на мужчину оценивающий взгляд, скользящий от самих носков его лакированных туфель до кончиков уложенных (боже, это гель для волос?) на голове локонов, женщина довольно хищно улыбнулась, - Только судя по свежести твоих шуточек, мне стоит задуматься о четвертом, более осмотрительном супруге.
Ну вот опять, она не смогла удержаться, чтобы не подхватить эту игру, которая волей-неволей начиналась у них чуть ли не при каждой встрече. И Магда бы очень сильно лукавила, если бы сказала, что ей не нравятся подобные перепалки и колкие слова, которыми они любили обмениваться уже не первый год. Но конечно же Родриксу точно не стоит об этом знать.
- Знаешь, если судить по первому убитом, которому перерезали горло, то он тоже выглядел живее всех живых. До поры до времени, - глаза ведьмы проследили туда же, куда смотрел маг, цепко окинув взглядом добродушного хозяина этого званого вечера. Все же он и правда выглядел вполне себе сносно, если не считать обильные красные пятна, украшавшие его лицо. Это вполне можно было списать на злоупотребление алкоголем, все же вино у них здесь подавали бесподобное, и Магда сама чуть было не приговорила уже целый бокал, но это также могли быть и проблемы со здоровьем. Конечно, Эстервуд не хотела, чтобы мистер Иванов окочурился прямо здесь и сейчас, потому что тогда это затруднит их пребывание здесь. Лишняя шумиха, беготня и толпа скорой бы точно не способствовала их поискам.
Ведьма была слаба в целительстве, всё же это была не её стезя, а быть одинаково хорошей во всех магических специализациях явно затрудняло наличие личной жизни и банальная лень. Но это не мешало женщине задумчиво поглядывать на владельца замка, машинально снимая черные маслины приколотые к стоящей на столе тарелки с канапе. Она была так поглощена, нет, не общипыванием закусок, а собственными мыслями, что не сразу расслышала слова Магнуса. - Прости, повтори, пожалуйста. Не расслышала, - соврала, давая себе несколько секунд на размышления. Потому что второе предложение, слетевшее с уст Родрикса, несло с собой не то что заманчивое предвкушение, а скорее толику опасности. Ведьма отлично знала, что достаточно ей проявить слабину и вновь повестись на эту улыбку, то потом точно пожалеет. Но это происходило настолько перманентно в их отношениях, что она не могла позволить себе отказаться от столь заманчивого предложения.
Отставив почти опустевший бокал с вином в сторону, она послала стоящему рядом мужчине задумчивую полуулыбку, делая шаг вперед и беря Магнуса под руку. - Не могу отказаться от возможности станцевать с моим супругом, - в окончание фразы было влито столько елейного мёда, что зубы ведьмы свело оскоминой, - Заодно проверим насколько хорошо ты научился танцевать с последнего раза, потому что насколько я помню, мои туфли не пережили того рандеву, - с неким вызовом вздернув бровями, женщина уверенно направилась в центр танцпола, всё еще не отпуская мужской руки и смело лавируя между незнакомыми ей людьми. Всё же галерея никуда от них не сбежит, как впрочем и картина, а вот подобной возможности исходящей от Родрикса может в ближайшее время больше и не быть. Да, она сейчас снова шла у него на поводу, о чем потом пожалеет и ни раз. А пока руки лишь ненавязчиво обвиваются вокруг мужской шеи, слегка фривольно касаясь кончиками пальцев мужского затылка, аккуратно перебирая его короткие волосы, - Ну что, как обычно, веду я, или наконец-то проявишь инициативу?
Как по заказу оркестр начинает играть медленную музыку, заставляя всех танцующих тесно прижиматься друг к другу, неторопливо раскачиваясь в такт тихой трели скрипки. В другой ситуации Магда бы посчитала текущую ситуация даже слегка романтичной, но благо она уже выросла из того конфетно-цветочного периода, когда прикосновение мужских рук заставляло её сердце сбиваться с привычного ритма и бросаться в пляс. Потому она довольно спокойно склонила голову на мужское плечо, продолжая сквозь полуопущенные веки осматривать зал, собравшихся здесь людей, а заодно все ближайшие коридоры, один из которых точно приведет их к цели сегодняшнего вечера. - Зачем ты меня позвал сюда? Явно не из-за моих знаний, которые ничем не превосходят твои же, - её шепот едка касается мужской кожи, когда Магда всё же приподнимает голову, позволяя себе внимательно посмотреть в глаза Родрикса в ожидании его ответа.

+1

5

За годы их общения Магнус уже привык к тому, какая Магда порой бывает ершистая. Как колючий куст папоротника, который, подобно, шипу розы уколоть не сможет, но напомнит о своей природе щекочущими кожу листьями; зазеваешься и все пальцы в царапинах. Он списывает это на сомнительное прошлое, когда у её отца были иные планы на всю их семью и свою дочь в частности. Стоило лишь вспомнить как косо Арден Эстервуд смотрел на семейство Родриксов, когда его старшая сестра Лавиния проявляла больший интерес к Ковену и его политике нежели сам Магнус. Он как будто все время спрашивал молчаливо, заглядывая в глаза младшему Родриксу по какой причине именно женщина должна стремиться принимать важные решения для жизни остальных магов, по какой причине ей кто-то может это позволить.
И не удивительно, учитывая как он когда-то старательно загонял свою дочь поглубже в тень, которая была настолько непроглядной, что о ней едва ли знали её ровесники. Настолько неясным элементом в семье Эстервудов она была.
Всегда со своей семьей, всегда за спинами своих братьев, пока сборище элитной молодежи торчит возле реки и раскуривает какой-то гербарий, который позаимствован из чьей-то оранжереи. Магнус обнимается с Фридой Дивер и они, вроде как пара. Он не то чтобы ее любит, просто так получается. Наверное от того ему удивительно как-то застать родителей за разговором о дочери Эстервудов и её отце Понять смысл не сложно - у магических родов за привычку входит делить всех своих детей на пары и предполагать с какой семьей их может ожидать родство в ближайшее время. А с родством приходят и связи, возможность рассчитывать на поддержку друг друга во внутреннем круге.
До таких вещей Магнусу нет дела, но он из любопытства, не особо отдавая себе отчет в своем поступке, стучится в дверь родового особняка одним погожим днем. У Элоизы Эстервуд красивые теплые глаза и хитрый прищур, когда он показывает ей белый платок с искусно вышитыми краями и буквой М, выведенной на мягкой ткани нежными фиалковыми нитями. Это платок его сестры и легкая иллюзия, меняющая заглавные буквы имени. Он говорит, что нашел платок когда гулял неподалеку и сразу подумал об Эстервудах. Его отправляют в садик за домом, где много цветов и острый, насыщенный запах пыльцы почему-то кажется Магнусу предвестником жаркого лета.  Там же крытая оранжерея, где они выращивают всевозможные травы для зелий. У его семьи такая же, в которой его мать часами может просто сидеть и неспешно потягивать чай, читая очередную книгу, пока под крышей вьется множество бабочек, развлекая Магнуса, кажется, с самого детства.
Магда не пьет чай и не читает книгу, а в садовых перчатках ковыряет в земле.
Красивые золотистые волосы переплетены в косу фиолетово-синей (он не силен в названиях) лентой и закреплены на макушке.
Магнус все еще держит в руке платок, когда рассматривает её, а она смотрит на него, удивленно и даже раздраженно. Того и глядишь скажет «тебе чего?»
- Твой платок, - Он тушуется от этого взгляда и вертит его в руках, протягивая ей.
Девушка бросает на белую ткань беглый взгляд и почему-то предпочитает смотреть куда-то за спину, где по деревянным сводам ползет зеленый вьюн.
- Нет, не мой, - твердо отвечает она, но к своему занятию не возвращается. Стоит с каким-то ожиданием, опустив глаза с длинными темными ресницами к ногам.
- Как жаль. Выходит, я перепутал.
Магнус не придумывает ничего лучше, чем развернуться и зашагать обратно к дому. Ситуация довольно нелепая, но она его не смущает. Он кивает Элоизе и просит прощение за беспокойство, а она, в свою очередь, предлагает зайти ему как-нибудь на чай.

Проходят годы, а Магда только обрастает сильнее своим скептицизмом, собранностью и желанием контролировать ситуацию. Даже поиски и кража артефакта для нее это не развлечение. а что-то, что требует серьезного обдумывания и планирования.
«Заходим. Берем картину. Открываем портал» - примерно такой план действий он предлагает ей, но женщина лишь морщится, как будто вместо филигранной работы опытного ювелира видит перед собой безвкусно налепленную пластмассу.
Она говорит ему об охране, о других людях, как будто считает, что он не понимает.
Всё остальное, по мере возникновения проблем.

Её колкость относительно четвертого мужа Магнус пропускает мимо ушей, но предпочитает еще раз посмотреть на русского бизнесмена, снова прикидывая не находится ли он уже под действием неизвестного им артефакта. Все же ему до последнего хотелось верить, что дело именно в этом, а не в сложном и тяжелом проклятии, которое наложено на холст. Есть ли разница? Артефакт можно использовать в своих целях, работая с заложенной в него энергией. Проклятие - никогда. Ну или почти. Все, что можно это пытаться развеять чужую злую волю или перенаправить её в другое место.
Он шевелит пальцами, выстраивая несколько знаков подряд и не видит вокруг мужчины ничего примечательного. Будь все иначе, тонкий след магии, похожей на пуповину, тянулся бы от него к тому месту, где предположительно находился заколдованный предмет. По крайней мере, именно так в большинстве случаев и было.
Магда просит повторить и он повторяет свое предложение. Приглашение на танец это всего лишь приглашение на танец, хотя Магнус и сам понимает и ждет того, что женщина откажет, предлагая сосредоточиться на деле и не вдаваться в такие глупости. Она не отказывает, пусть и подчеркнутым, полным расположения и тепла тоном принимает приглашение, а потом тянет его в сторону центра зала так, как будто опасается, что он передумает.
- Не помню такого, - тихо замечает маг, когда речь заходит о стоптанных ногах и туфлях. Хотя помнит, что танцевали они последний раз на празднике, приуроченном к годовщине ее аукционного дома в Бостоне. - Помню, что был отличный вечер. Много вина, хорошая музыка и Винс неодобрительно смотрел на меня, когда я пригласил тебя на танец. Но ты все равно согласилась.
Шутить о том, что в тот раз Магда ограничилась стандартным изгибом рук возле его плеч он  не собирается, только кладет ладони на её спину, мимолетно скользя рукой по мягкой и дорогой ткани, в которую было затянуто её тело.
На каком-нибудь ковенском сборище их бы точно неправильно поняли, впрочем как и на рождественском вечере в Мискатонике. Для всех тех людей Магда играла роль сильной женщины, представляла свой род во внутреннем кругу, выступала в попечительском совете университета и была, в общем-то, замужем за уважаемым чистокровным магом. Магнус играл роль перекати-поля. То исчезал, то появлялся, под конец заделался преподавателем философии, делая вид, что ему это отныне крайне интересно. Здесь они могли быть кем угодно. Тем более русские явно знали толк в том, как устраивать пышные гуляния и отплясывать под медленную музыку так, как не танцуют под обычную. Это было даже забавно.
Долгая жизнь магов предполагала смену места обитания, деятельности и периодическую необходимость выдавать себя за кого-то другого.
- Быть русским аристократом не так плохо, - женщина ждет ответа на свой сокровенный вопрос о необходимости, заглядывая в его глаза внимательно своими, теплыми, похожими на расплавленный шоколад. - Я бы не отказался жить в имении в какой-нибудь губернии, начинять трубку сидя на крыльце и отгоняя мошкару. Учить местных крестьян грамоте и радовать всех своим хорошим самочувствием. У тебя был бы кружевной зонт и необходимость вышивать крестиком. После обеда мы бы пили чай из блюдец. Жаль только все это было полвека назад.
Он улыбается в противовес серьезности ведьмы.
- Только не говори, что я отвлек тебя своим предложением от более важных дел. К тому же... - склонив голову над светлым ухом с вдетой в него красивой серьгой, плавно покачивающимися в такт танца локонами и флером приятных цветочных духов. - Ты смыслишь в проклятьях гораздо больше, чем я.

Последний аккорд стихает и собравшиеся, неспешно отлипнув друг от друга, аплодируют музыкантам. Кто-то кричит «браво». Вперед выдвигается уже известный им мужчина и начинает свою речь на чистом русском желая всем благополучия и счастья в жизни. Официанты как по сигналу оказываются рядом с подносами. Магнус вручает женщине бокал и она смотрит на него, приподняв бровь, видимо, не веря, что они все еще не переходят к делу. 
Почти синхронно все поднимают бокалы вверх после окончания речи.
- Чем трезвее собравшиеся, тем больше они будут подмечать, - оправдывается он. Вино искрится золотыми бликами и пузырьками, оседая терпкостью в горле. - Что ж, теперь можно и прогуляться. - Подставляя локоть женщине, призывая за него взяться, Магнус берет курс в сторону холла.

+1

6

- Не помнишь? Может дело в обилии вина, которое ты как раз таки не забыл, - упоминание Винсента всегда выбивает Магду из колеи, и совсем не потому, что она резко начинала испытывать чувство вины из-за внезапно проснувшейся совести, или аналогичную чушь, которую покорные жены обычно испытывают к своем благоверным. Скорее женщина просто с удивлением вспоминает о его существовании, так как обычно привыкла воспринимать кольцо на пальце и брачный сертификат лишь как некую формальность и ничего более. Впрочем, подобные отношения у них скорее являлись обоюдными. Она знала о всех любовницах мужа, а он же просто не лез в её личную жизнь. Разве не это в современном обществе считается гармонией в семье? - Не льсти себе. В тот вечер я готова была танцевать даже с собственным водителем, просто ты оказался немного проворней, чем почтенный Дэмиен. - Магда позволила себе кроткую улыбку, представив, как вальсирует в обнимку с седовласым мужчиной, чьи внуки на семейном фоте безумно радуют женщину каждый раз, когда шафер начинает расхваливать своё семейство, подсовывая ведьме в руки смартфон со своей нескончаемой фотогалереей.
То ли из-за атмосферы, то ли из-за мерного покачивания в такт льющейся по залу музыки, то ли из-за мужских рук, таким привычным жестом расположившихся на её талии, Магда невольно вспоминала прошлое. Их довольно странную первую встречу, во время которой Родрикс воистину выглядел как полнейший дурак, или те другие, редкие моменты, когда Эстервуд пересекалась с ним в коридорах университета, невольно следуя взглядом за знакомой спиной. Магнус уже тогда привлекал внимание, если не благодаря известной фамилии, так хотя бы из-за порхающих вокруг поклонниц всех возрастов и обилия неудержимого смеха. И почему-то уже тогда ведьме казалось, что несмотря на широкую улыбку и довольно простодушный нрав, у этого человека был очень скучающий взгляд.
Столь ностальгическую нотку развеял мужской голос, который начал вещать о преимуществе жизни российской аристократии. И от Магды не укрылся тот факт, что Магнус нафантазировал даже место и ей. Пожалуй образ дамы с кружевным зонтиком, распивающей чай в его компании, очень даже пришел ведьме по вкусу, и она даже поймала себя на мыслях сожаления, что им не удалось повстречаться в подобной обстановке полвека назад. Возможно, тогда бы всё сложилось иначе.
- Конечно отвлек. Всё, за что бы я не взялась, априори имеет повышенную важность. Так что цени, что я смогла выделить немного времени и для тебя, - от его горячего дыхания, внезапно коснувшегося кожи ведьмы, в памяти моментально ожили сцены из прошлого, неумолимо напоминая женщине все те ситуации, когда губы Магнуса скользили по её шее с совсем иными намерениями, изредка нашептывая какие-то глупости, которые ей в тот момент невозможно было разобрать. Впору было смутиться, но ведьма лишь усмехнулась, бросив на Родрикса колкий взгляд. - Долго же ты отвечал. Придумывал ответ? - музыка затихает и зал вновь оживает громкими разговорами и редкими овациями, которые особо не интересуют женщину, продолжающую внимательно вглядываться в лицо Родрикса. Больше нет необходимости виснуть у него на шее, и потому ведьма торопится опустить руки вниз, делая несколько шагов в сторону, - Но соглашусь, приятно, когда мои способности оценивают по достоинству. Пожалуй, это лучший комплимент, который мне доводилось когда-либо слышать от тебя.
Слова Магнуса скорее звучат как оправдание, но ведьма не спорит беря из его рук бокал и поднимая его вверх, толком не вслушиваясь в громогласную речь вещающего, чей тост однозначно мог затронуть чьи-то струны души. Как минимум всхлипывающая неподалеку женщина была тому подтверждением.
- Не думаю, что кто-то обратит внимание на удаляющуюся по коридору парочку, пожелавшую немного уединится. Не так ли, дорогой? - отставив едва тронутый бокал на край фуршетного столика, ведьма с некой тоской посмотрела на блюдо с тарталетками, ведь если им придется покидать сей праздник жизни в спешке, то Магда не попробует данный деликатес, так удачно разрекламированный Родриксом. Но, дело было важнее.

Толстый ворс ковра удачно заглушал каждый шаг, который они делали по довольно широкому коридору, все еще изредка встречая такие же заблудшие души, желающие то ли уединится, то ли просто найти дорогу в сторону уборной. Впрочем, первое второму не помеха, а потому Магда лишь с легкой улыбкой провожала каждую новую подобную парочку.
- А вообще, ты мне так и не сказал, зачем тебе понадобилась данная картина? Явно не ради спасения одного русского миллиардера, - Магда могла поставить всё своё состояние лишь на то, что Магнус руководствовался банальным интересом и любовью искать приключения на свой зад. Но ведьма предпочла услышать ответ из уст самого мужчины, продолжая при этом осматривать каменные своды замка, изредка разбавленные тяжелыми бархатными гардинами. Факелов еще не хватало, а в целом довольно атмосферное место оказалось.
Если честно, женщина не рассчитывала найти заветную галерею так быстро, потому наконец-то переступив порог тускло освещенного зала, Магда моментально устремилась к представленным экспонатам, напрочь позабыв о своем спутнике, за чью руку держалась всю эту дорогу.
- Нет, ты только посмотри, - в её голосе сквозило то ли раздражение, то ли нескрываемое восхищение цепкой хваткой владельца этой коллекции, но перед глазами ведьмы предстал кинжал, скорее всего датируемый еще со времен ацтеков и майя. Его рукоять, украшенная поблекшей мозаикой и костяным орнаментом, невольно привлекал взгляд ведьмы, желая протянуть руку и рассмотреть всё поближе.
Поймав на себе удивленный взгляд женщина поспешила переключить своё внимание на мужчину, даже не зная, стоит ли ей пытаться оправдать своё поведение, или Родрикс и так все отлично о ней знает, - Прежде чем ты спросишь, ответ - нет, это не артефакт, - все же отойдя от витрины с коллекцией разнообразного оружия, Магда тяжело вздохнула, бросив растерянный взгляд в сторону развешанных на стенах картин, - Но знал бы ты, сколько подобный кинжал стоит на черном рынке, тоже бы заинтересовался.
Воровство никогда не входило в планы женщины, даже несмотря на то, что само их появление в стенах этого замка подразумевало под собой подобные действия. Но осмотрев еще несколько витрин и картин, в тяжелых темных рамах, Магда невольно поймала себя на мыслях, что не прочь была вынести парочку экспонатов, если не ради продажи, так ради личной коллекции.
Но тут ей на глаза попалась картина, при взгляде на которую ведьма ощутила необъяснимую тревогу. О чем она поспешила сообщить блуждающему рядом мужчине, указывая пальцем на неприметное полотно, висящее на противоположной стене, - Не её ли мы ищем?

+1

7

Магда конечно же не хочет уступать ни в чем и на каждое его заявление бьет той же картой. Всё это некое подобие игры и именно поэтому отношения магов друг с другом похожи на заминированное человеческими руками поле. Когда долго живешь, то многие вещи врезаются в память. Маги предпочитают помнить все, потому что только так можно спасти себя от неминуемой участи стать вымирающим видом. Да и просто так уж получается, что только в прошлом подчас можно отыскать ключ к настоящему, а затем и к будущему.
А в их прошлом было много... разного. Она никогда ничего не объясняет напрямую и являет собой подобие тех женщин, что всегда оставляли большую часть своих мыслей прозапас, предпочитая либо загадочно улыбаться, либо выдавать новую шпильку. В её светлой голове сокрыто множество мыслей и Магнус не мог вспомнить интересовали ли они его когда-то. Маги всегда думали иначе, в отличии от людей, не обремененных тем ворохом знаний и умений, всегда отделываясь малым. С ведьмами же дела обстояли гораздо сложнее.
Понял ли Магнус хоть что-нибудь о той же Дивер, с которой проводил когда-то столько времени, пока ему не раскрылась одна из её сокровенных тайн, после которой всё было ясно, всё было кончено, а она сбежала прочь из их тесного городка, даже не найдя в себе сил попрощаться?
Ничего он не понял. Так же, как и не понял ничего о той, с которой когда-то проводил достаточно времени, едва ли не докучая своим присутствием. С горсткой артефактов привезенных из Мексики и откуда-то еще, где ему приходилось бывать. Их не связывала вместе никакая давняя и проникновенная история, но её сдержанный, почти что вежливый интерес к тому, как он рассказывал о своих находках понемногу перерастал в то, что можно было бы назвать интересом неподдельным и очень даже искренним...
Он почти с грустью провожает взглядом едва пригубленное вино в бокале, когда она отставляет его в сторону и бросает многозначительный взгляд на него. Магнус пожимает плечами и выпивает весь бокал залпом, поправляя черную бабочку на шее больше для вида, чем из острой необходимости, прежде чем двинуться в путь.
- Русские не были бы такими богатыми, если бы не подозревали всех и каждого в попытке поживиться их собственностью, - невзначай оброняет он на пониженных тонах, пока они бредут прогулочным шагом по прямым коридорам, украшенным картинами, но скорее больше для проформы - чтобы что-то было. Главные реликвии были впереди. Один коридор сменялся другим и везде им попадались то чинно снующие мимо гости, кому наскучило представление и кто желает просто прогуляться по замку, раз уж его хозяин оказался столько радушным.
Прислуга, очевидно, пользовалась другими путями. Секьюрити в черных костюмах с лицами-кирпичом тоже пока не наблюдалось, но в том, что они есть неподалеку, сомневаться не приходилось.
Они совсем как прогулке, идут вместе чинно, но без лишней спешки, хоть Магнус и ощущает, что конечная цель у них есть и именно к этой цели и двигается Магда, пусть и скрашивая время разговором.
Почему-то ему кажется, что она хочет спросить о другом после этих пары минут молчания. Но спрашивает именно о картине.
- Как минимум это занимательная вещица... к тому же что может быть интереснее чем мистическая картина-артефакт? - Он склоняет голову и вполне искренне отзывается о том, что их сюда привело.
Галерея здесь - не просто зал с полотнами на стенах, но еще и другие экспонаты, разложенные с любовью к деталям, под стеклами и наверняка под пристальным взглядом камер.
Добро пожаловать в двадцать первый век и технический прогресс не стоящий на месте. Чувствует ли он себя в роли героя одного из тех фильмов где искусные мошенники грабят музей и частные коллекции? Вряд ли. А вот неподдельный азарт, с которым Магда осматривает представленный кинжал, еще один предмет в этой коллекции, заставляет его так же неподдельно улыбнуться, складывая руки на груди и опереться о свободную поверхность у стены.
Она сейчас - с ярким и заинтересованным взглядом выглядит куда веселее скучных магических сборищ в Аркхеме.
Магнус лишь неопределенно качает головой, мельком взглянув на так заинтересовавший женщину предмет. Его редко привлекают излишне украшенные, даже чересчур напоказ, вещи. Чем меньше снаружи, тем больше внутри - вот как он думает и какого мнения придерживается.
На самом деле его тоже гложет один вопрос, который очень хочется озвучить вслух. И с висящей на стене картиной в красивой и массивной раме этот вопрос никак не связан.
Он вглядывается в неё и находит очевидное сходство с теми фотографиями, которые видел до этого. От полотна веет магией и это совершенно точно. Темное платье, черные волосы и пронзительные пятнышки глаз. Ничего примечательного, если подумать. Всего лишь страшная картинка. Специально нарисованная так, чтобы быть пострашнее.
- Когда ты последний раз развлекалась? - Магнус тянет последнее слов почти шутливо, пока сам разглядывает рисунок. Смотрит на Магду, приподнимая брови и чинно складывая руки за спиной, как настоящий эксперт и созерцатель.
Подступающий из коридора шум явно свидетельствует о том, что не им одним захотелось взглянуть на ценные экспонаты.
- Только по-настоящему. Без оглядки на окружающих, - говорит он вкрадчивым шепотом, когда неподалеку зависает один из представительных пожилых джентльменов, чей цвет лица куда как естественнее и здоровее организатора сего торжества. Он осматривает витрины деловито, а потом поглядывает на них и на картину.
- Удивительная безвкусица, вам не кажется? - Вежливо осведомляется и кивает им в знак приветствия. Разглядывает ее какое-то время, а потом просто отходит, не обращая никакого внимания.
- Думаю стоит кое-что попробовать.
Со стороны это всего лишь едва заметный жест пальцами с толикой магии, направленной в саму картину. Мгновение ничего не происходит. Холст впитывает магический импульс и не отзывается на него.
Магда выглядит тревожно, но вот-вот готова сменить тревогу, на разочарование и напомнить о своем плотном графике еще раз.
... пока картина не оживает судорожными мазками, а фигура на ней не меняет положение. Она двигается как поломанная кукла на шарнирах, и проваливается через край картины... попросту исчезая.
- Ну, теперь мы хотя бы можем сделать определенные выводы, - авторитетно заявляет Магнус, рассматривая пустой холст на котором осталось только зеркало и задний фон. - Это, определенно, артефакт.

+1

8

Столь внезапный вопрос эхом пронёсся в сознании женщины, заставив её с легким недоумением посмотреть на Магнуса. Казалось бы обычный вопрос, не имеющий двойного дна и каких-то скрытых намеков, но почему-то из-за него ведьма невольно нахмурилась, вспоминая фрагменты из прошлого, которые в данной ситуации анализировать ей вовсе не хотелось.

Было ли ей весело пару минут назад, когда они кружили в центре зала среди собравшихся здесь гостей? Пожалуй да, но об этом она конечно же не признается. Было ли ей весело много лет назад, когда Родрикс увлек её внимание артефактами, и собственной харизмой, против которой Магда не смогла устоять? Вполне возможно, пусть она потом не один раз корила себя за столь необдуманное поведение в адрес этого мужчины, хоть это и принесло свои плоды, в важности которых Эстервуд точно никогда не смела сомневаться.

Взгляд невольно цепляется за мужские губы, когда Магнус чуть наклоняется к ней, обдав ухо обжигающим шепотом. И ведьма чуть было не краснеет, но вовремя себя одергивает, задумчиво заглядывая мужчине в глаза. - Разве тебя когда-то волновало мнение окружающих? - губ коснулась надломленная улыбка, когда ведьма поспешно отвернулась, переключив своё внимание на поравнявшегося с ними мужчину. Очередной заблудший гость, который то ли не умеет держать свои соображения при себе, то ли пытается казаться умным, озвучивая неуместные комментарии к висящему пред ними полотну. Зная свой собственный характер, ведьма точно бы не удержалась от колкого комментария в адрес незнакомца, который столь пренебрежительно относится к произведениям искусства, какими бы странными и безвкусными они ни были, и в этом плане в ней просто просыпался тот занудный ценитель прекрасного, благодаря которому Эстервуд так страстно увлеклась антиквариатом. Но можно сказать, что мужчине попросту повезло, так как все мысли ведьмы были устремлены в другом направлении, куда она уже не заглядывала многие годы.

Кажется, тогда был второй курс университета. Накануне был осенний. Нет. Зимний бал. Так как за витражным стеклом кружились белоснежные хлопья снега, неумолимо тающие при малейшем касании к вытянутой из окна ладони. Это завораживало, а заодно позволяло окунуться в некую сказку, погружаясь в свою вымышленную страну грез. Может если бы в то время Магда столь наивно не фантазировала, не придумывала себе несбыточные мечты, ей потом не было  бы так грустно. В ту пору в воздухе висела своя атмосфера легкого ожидания и таящегося за всем этим предвкушения. Когда один парень просил нравившуюся ему девушку отойти в сторону на пару слов, и во время диалога, как бы невзначай, не приглашал её пойти вместе на бал. Казалось полнейшей глупостью, но наблюдая за тем, как вокруг образовывались подобные парочки, Эстервуд втайне тоже надеялась, что и к ней кто-то подойдет. И он подошел, заставив сердце испуганной птицей метаться в грудной клетке. Вот только весь разговор, который они провели, касался лишь каких-то книг и семейных мероприятий, суть которых ведьма благополучно потеряла, вместе и с той надеждой, которая медленно угасала с каждой новой фразой, слетевшей с губ Родрикса. И лишь потом она узнала, что на предстоящий бал он собрался идти в компании Фриды Дивер, и что глупо было надеяться на другой исход.

Чего она хотела? Чего ожидала? Надеялась самоутвердиться и утолить какие-то эгоистичные желания? Хотела почувствовать себя особенной, привлечь внимание именно этого человека? И какие бы размышления её тогда не терзали, Магда всё же сумела себя убедить, что не смотря на столь сумбурные мысли и эмоции, она не испытывает к Магнусу столь сильных и светлых чувств, которые все именуют первой влюбленностью. У Эстервуд не было разбитого сердца, не было этой самой эфемерной дыры в области груди, ничего подобного. Просто образовался горький осадок разочарования самой к себе. Может потому, в тот самый момент она поклялась себе больше не строить воздушных замков из пустоты. Может потому, она согласилась пойти на бал с другим парнем, из не менее знатного магического рода. Может потому, попытавшись вытерпеть его жалкие прелюдии к ухаживаниям, неуверенные поцелуи, после которых ведьма ничего не почувствовала, и последующими за всем этим ласками, она и сломала этому несчастному несколько пальцев на руке, которую он столь неосмотрительно посмел положить на её колено. И сколько бы раз Магда не оглядывалась назад, она никак не могла избавиться от размышлений по этому поводу, что окажись на месте её неудавшегося ухажера сам Родрикс, даже опустись он до подобных действий, смогла бы она с ним поступить точно также? Могла ли она позволить Магнусу зайти гораздо дальше? Именно в тот самый день, когда из огромного зала лилась живая музыка, а она сидела в одиночестве на каменных ступенях, наслаждаясь назревающей за окном метелью.

Наверное, в тот далекий и зимний день Магда кардинально пересмотрела свои взгляды на всевозможные развлечения, о которых мужчина столь внезапно заговорил. Но этого минутного замешательства вполне хватило для того, чтобы Родрикс успел сотворить какую-то чушь. - Какого черта ты... - чуть ли не прошипев от подступающей злости, ведьма машинально вцепилась в руку мужчины, опуская её вниз. Но, было уже слишком поздно. Магде лишь оставалось с легким ужасом и нескрываемым восторгом наблюдать за тем, как женщина на картине буквально оживает, а затем сбегает от их пристальных глаз. - Так вот как ты нынче развлекаешься, - поняв, что всё это время продолжала держать его за руку, Магда поспешно разжала пальцы, окинув Магнуса чуть надменным взглядом. - И как мы теперь загоним её обратно, есть соображения? - глупо было отрицать тот факт, что её клокочущая в груди злость теперь никак не могла найти выхода, потому что за столь долгие годы знакомства ведьма поняла для себя одну простую истину - на Родрикса невозможно было злиться, ибо всё что он делал скорее было продиктовано чистым любопытством и азартом, а на такое Эстервуд уж точно не могла подолгу таить обиду.

Не успела она как следует задаться возникшим вопросом, как где-то совсем рядом раздалась возня, привлекающая внимание тех редких людей, блуждающих сейчас между витринами с экспонатами. Мужчина, который совсем недавно столь необдуманно оскорбил картину, сейчас лежал на полу, судорожно цепляясь пальцами за тугой галстук и ворот рубашки. - Кажется, твоя дамочка довольно злопамятная, - метнув в Магнуса колкий взгляд, женщина быстро подбежала к пострадавшему незнакомцу, наплевав на своё платье и присев рядом с ним на колени. Ослабив галстук и расстегнув пару верхних пуговиц, женщина разгневанно посмотрела на остальных зевак, - Чего стоите? Вызовите скорую помощь! - Магда ни черта не смыслила в целительстве, но вот пару лекарственных зелий, больше универсального назначения, всегда предпочитала носить с собой. Потому, как только люди встрепенулись и бросились вызывать помощь, или хотя бы искать охранников, которые могли хоть как-то отреагировать на происходящее, ведьма поспешно открыла пострадавшему рот и влила в него содержимое нескольких пузырьков. И лишь убедившись, что ему больше ничего не угрожает, по крайней мере в данный момент, она наконец-то поднялась на ноги, вновь начав сверлить Родрикса пристальным взглядом. - Он едва не умер от сердечного приступа, - было глупо кидаться обвинениями или какими-то упреками, здесь скорее была чистая констатация фактов, а потому ведьма устало провела чуть подрагивающей ладонью по собственным волосам, поправляя растрепавшуюся прическу. - Думаю нам стоит найти её, прежде чем она доберется до следующей цели, - вариант с уничтожением самого полотна ведьма даже не хотела рассматривать, ибо это было кощунством не только в отношении искусства, но и к самому артефакту, применение которому им еще предстоит найти.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » дело о таинственной картине


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC