РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » It shouldn`t be that empty


It shouldn`t be that empty

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s9.uploads.ru/t/juGJo.png

August Cruijff & Michael Cruijff
28 августа 2018 года, отель Golden Days, вечер.


Страсть к поиску пропавших вещей — просто твой способ уходить от действительности.

+4

2

Нет ничего главнее, чем долг перед кланом. Нет ничего важнее, чем поддержка семьи. Все остальное уходит на второй план, когда речь заходит о помощи кому-то из Кройфов. Какими бы беспринципными, кровожадными не были члены моего клана и я, в том числе, мы всегда поможем друг другу, что бы не произошло. Сложно сделать что-то, чтобы быть убитым или изгнанным, если только это не касается предательства или отказа от единственного долга перед кланом. Ты можешь убить кого угодно, сожрать хоть весь Нью-Йорк - насрать. Мы поможем, спрячем, убережем.
И каковы бы не были мои желания, я первый, кто должен следовать этому долгу.
Поэтому пришлось оставить свою любимую игрушку одну. В подвале отеля. Неизвестно насколько. Я не был уверен, что он останется жив к моему возвращению, потому что на тот момент уже был тощий, а я уехал так скоро, что не оставил еды. Меня разрывало изнутри от желания посадить мальчишку на поводок, заставить встать на четвереньки и всюду следовать за мной. Но демоны в моей голове провели собрание и решили, что это слишком смелое желание. Может, как-нибудь в другой раз.
Дело оказалось весьма времязатратным и далековато от Аркхема, поэтому пришлось тешить себя надеждами, что игрушка еще жива. И сдерживать злость, копившуюся от этих самых надежд, от мыслей, которые так плотно засели в голове. Плотно, как в его заднице. Но так хочется, потакая ярости, разорвать ближайшее ко мне существо, не обращая внимания, кем оно является - даже если один из моих...


Черт.
Крыша едет.

Август, тебе нужно собраться. Это твоя семья и они нуждаются в твой помощи. Если не можешь слушать себя, слушай Микаэля. Он уже давно играет роль голоса разума, разумного разума, а не того, что говорит в моей голове и привносит в нее весьма странные идеи и желания, которым бывает крайне сложно сопротивляться. Микаэль - мое спасение от самого себя. Если бы не он, я бы окончательно свихнулся и меня, я уверен, свергли, выбрав нового главу. Их много, они сильнее меня и, кажется, начинают догадываться, что мои решения рано или поздно перестанут быть адекватными. А началось все с этого мальчишки... Нет, у меня и раньше возникали необъяснимые желания, но здесь что-то совсем пошло не так. Почему он? Что в нем такого? Почему я не могу его просто убить?
И ответить на этот вопрос можно будет только тогда, когда я снова его увижу, когда снова утону пальцами в его кудрявых волосах, чтобы потянуть за них, наклоняя голову назад - обнажить шею и прокусить ее клыками, выпивая последние силы измученного тела.

Какого черта?! В голове все смешалось, на глазах будто пелена и невозможно им верить. Переизбыток чувств, эмоций, лицо искривляется в нескольких гримасах одновременно. А причиной тому - пустая комната подвала. Здесь больше нет Нильса. Нет его обессиленного тела, изнывающего от голода. Он не тянет руки в мою сторону, еле открывая глаза, чтобы попытаться разглядеть мой силуэт в дверях. Силуэт спасения и погибели в одном. Нет и его мертвого тела, бездыханного, затвердевшего и источающего резкий трупный запах, окутывающий все помещение.
Его нет.
Нет.
НЕТ!
Нет больше сил бороться со злостью и я срываю одним движением дверь с петель, так легко, быстро, словно она держалась на честном слове и не имеет абсолютно никакого веса. Дверь летит в противоположную стену и разбивается почти что в щепки. От сильного удара со стены осыпается краска, штукатурка, остается хорошая вмятина... в моей голове сейчас эмоциональная вмятина. Я хочу разломать здесь все, чтобы достать мальчишку из-под земли, в буквальном смысле.
Моя игрушка сбежала. Потерялась. Больше не принадлежит мне.
- Микаэль... - едва различимо, одними губами, - МИКАЭЛЬ! - разрывая криком горло, что слышно явно даже на улице. Мне плевать, что кто-то еще услышит. Плевать, что может подняться шум, соберутся зеваки, плевать, что мы сейчас в моем, блять, чертовом отеле, который не смог сберечь для меня то, чего я так жаждал увидеть по возвращении в этот идиотский город.
Тяжело дышу, напрягаясь всем телом, сжимая от злости кулаки до хруста пальцев. Клыки обнажены, на лице выступили вены. Я готов разорвать весь город, пока не найду его.
И ты не должен позволить мне этого.
Время тянется слишком долго, каждая секунда превращается в вечность и я, не выдерживая ожидания, ловлю тебя на подходе. Впечатываю с силой в стену, вжимаю предплечьем твою шею в плоскую поверхность, по-минимуму рассчитывая силы, чтобы не сломать ее.
- Где он?! - процедить сквозь зубы, скалясь во весь рот. Это же не ты виноват в том, что он сбежал. Не ты виноват в том, что мне унесло крышу и я слишком хочу этого мальчишку в личное пользование. Не ты. Ты - мое спасение и знаешь, понимаешь это лучше меня. Но сейчас я готов прикончить тебя, если не дашь мне ответ. Сейчас я прикончу любого, кто не знает, где моя игрушка.

+3

3

Мальчишку следовало убить сразу.
Без промедления. Без игр, которые Август так любит, без разговоров и рассуждений. Убить, разорвать, как дичь на охоте. Выжать его до последней капли крови, избавиться от холодного обмякшего тела и забыть тут же, как было со всеми другими. Как было принято.
Я знал это сразу. Вначале его убийство включало лишь одну причину - утолить природную жажду – вечную, как понятия жизнь и смерть. Но чем дольше времени глава моего клана проводил с этим мальчишкой, тем более изощренные способы его убийства рисовало мне мое воображение. Как нельзя кстати подвернулся случай напомнить Августу не только о совем высоком положении, но и о своих обязанностях перед своим кланом.
Клан превыше всего. Клан. Не человеческое дитя, едва научившееся ходить. Пусть оно и покорно, как овечка.
Мои отношения с Августом сложно было как-то характеризовать. Сложно повесить ярлыки, которые так привычны людям  - дружба, братство, приятельство, уважение – ничего из этого не описывало реального расклада дел даже на половину. Пожалуй, ближе всего к описанию – подельники. Как люди, совместно совершающие преступления. Тот момент, когда начинает накаляться обстановка и в толпе вы переглядываетесь, беззвучно кивая, зная, что стоит делать даже не обсуждая это. Нечто выше времени, основанное на крови.
К сожалению, так происходит не всегда. Иногда твой подельник хватает магнум и начинает палить во все стороны. Или убивает семью, которая мешает ему своим шумом. Или заводит себе раба в лице малолетнего парня и забывает обо всем.
Важно лишь удовольствие, верно? Важно только то, что сейчас и никто не указ, никто не авторитет и ничто не цель кроме удовлетворения.
Мальчишку стоило убить сразу.
Нет смысла произносить это слух – он и так это знает. Знал, как и я с самого начала. Но его сознание – темное место, бездна, на дне которой густая черная масса принимает причудливые формы. И не моя задача лезть туда. Моя задача - сдерживать те порывы, что повредят клану или его репутации в нем.
Рука давит на горло, а я обхватываю его запястье своей ладонью. Не то, чтобы это первый раз, когда он едва сдерживается, чтобы не убить меня. Возможно, однажды, именно этим все и закончится. Но не сейчас. Не из-за мальчишки. Не из-за этого мальчишки.
Он все понимает и без меня, но ему нужны слова. Нужен мой холодный голос, который скажет «мы найдем его в течение пары часов, вернем и убьем, если ты, наконец, посмотришь правде в глаза». Но если ему нужен был мой голос, следовало ослабить хватку – даже вампирам нужны голосовые связки.
- Боюсь, это очевидно, сэр. - Взглядом окинуть комнату, чтобы снова смотреть глаза в глаза отрезвляюще. Смотреть так, чтобы дать понять - не время поддаваться своим демонам. – Мальчишка сбежал.
Варианты развития событий, как отрывки кинолент проносятся в моей голове: он мог быть в больнице, дома, в полицейском участке, прятаться на улицах или лежать мертвым в одной из канав этого города. Он был юн и сломлен и явно не осознавал, что побег из подвала еще не означает побег от Августа. Вряд ли в его голову пришла идея покинуть город – да и как? Насколько я знал, к моменту побега он должен был быть крайне истощен. Ноздри едва улавливают человеческий запах - слабый, оставшийся не в воздухе, а на вещах и стенах.
Если он все еще в городе, то поиски его не отнимут много времени. Переживать о том, что он доставит больших проблем, если захочет кому-то рассказать, не стоило. Но скрипка, которую мучает ваш брат, заставляя ее издавать предсмертные звуки, все равно зарождает в вас ненависть и злость, не смотря на свою безобидность.
- Он в городе и мы его найдем, сэр. Но прямо сейчас Вам надо взять себя в руки. Изо всех сил стараюсь, чтобы в голос не просочилось раздражение. Об этом не должен знать никто из клана. Никто, кроме нас двоих.
Пальцы все плотнее сжимаются вокруг его запястья – не агрессивно, но настойчиво. Я смотрю в его искореженное от нечеловеческого гнева лицо, смутно подозревая, что он сейчас испытывает.
Лучше бы тебе быть мертвым, мальчик. Для твоего же блага.

+2

4

Кажется, вот-вот из ушей пойдет пар. От злости слегка потрясывает и просыпается жажда крови, несмотря на то, что голод был утолен не так давно. Я хочу вернуть его. Хочу вернуть себе свою игрушку, отмотать до момента, как он понял, что еще может очутиться на свободе. Он же может о нее сломаться... Вот так просто - вернуть себе рассудок или же, наоборот, сойти с ума, очутившись снаружи, вне стен подвала. Чертов подвал. Хочется разломать его стены, поджечь мебель, чтобы искоренить запах мальчишки вместе с больными воспоминаниями о нем. Но не сильнее, чем снова запереть его там.
Ненавижу.
- И почему же он сбежал, Микаэль? - нервно, сквозь сжатые, едва не скрипящие друг о друга зубы, шумно выдыхая воздух через расширяющиеся от ярости крылья носа, - Может потому, что я был в этот момент черт знает где?? - голос скачет, словно упругий мяч, упавший на пол - то громче, то тише, расставляя недвусмысленные акценты. Хотя они и не нужны, ведь так? Ты знаешь, что я буду винить тебя, себя, кого-то еще, я буду винить всех... из-за кого? Какого-то мальчишки, каких миллионы по всей планете и с каждым можно устроить интересные игры. Вот только, почему-то, мне нужен именно этот. За несколько сотен лет жизни меня так не клинило ни на ком. Возможно, виной тому факт, что я крайне редко с кем-то сближаюсь, но здесь как-то все слишком странно, мягко говоря. Нет, странно - вовсе не то слово. Неправильно. Это все неправильно.
Я помешался?
Микаэль, скажи, что нет. Скажи, что это лишь новые ощущения ударили в голову и причин для беспокойства нет.
Я ведь не сойду с ума окончательно?
Не сейчас.

Голос разума все еще слышим в голове. Возможно, это твой голос в моих ушах. Но не столь важно, кто его источник, а то, что я слушаю его и выдыхаю. С тяжелым выдохом не сходит злость, не умоляется желание вернуть мальчишку, но я начинаю чувствовать, как сдавливает твоя ладонь мою руку и насколько сильно я ею вжимаю в стену твою шею.
Это все не имеет смысла. Я глава вампирского клана, он - моя семья, и она - самое дорогое для меня. Чего же стоит жизнь мальчика-игрушки из подвала, по сравнению с семьей? Я бросил его. Нехотя, в попытках придумать в собственной голове так и не озвученные отговорки, но бросил. Я суетился, выпадал из реальности куда-то в свои мысли, стремился покончить с делом как можно быстрее, сбросить его на кого-нибудь и вернуться в Аркхем. Но я остался до конца. Значит ли это, что здравый смысл во мне все еще жив? Что меня еще можно спасти? Что рано списывать со счетов и вешать ярлык "невменяемый"? Надеюсь, что так.
Именно для этого мне и нужен ты, Микаэль. Ты единственный, кто способен меня образумить, понять и привести в чувства. Я не доверяю никому так, как доверяю тебе. Я доверяю тебе больше, чем себе самому, потому что уже не раз бывали ситуации, в которых я, объективно, не мыслил здраво и во благо, а на эмоциях. Я всю свою долгую жизнь поступаю на эмоциях, не особо заботясь о последствиях, но в некоторых ситуациях моя горячая голова могла сыграть злую шутку не только с моей собственной судьбой, но судьбой всего клана, а этого допускать нельзя.
Интересно, понимает ли кто-нибудь, что ты серый кардинал?
Серый кардинал моих мыслей.

- Ты прав, - опускаю голову вниз, - Ты как всегда прав, - вслед за ней опускаю и руку, укладывая ее тебе на плечо.

Раз. Два. Три. Четыре...
Кому-нибудь вообще помогал счет до десяти, чтобы успокоиться?
Вслед за четверкой кулак летит в стену мимо твоей головы, проламывая бетон. На второе твое плечо сыпятся куски краски, побелки и бетонные крошки.
- Мальчишку нужно найти, - глаза наливаются кровью, выступают клыки, грудь вздымается от воздуха сильнее обычного - контроль разума висит на волоске, - И я не знаю, что с ним делать, - прикрыть глаза дергающимися веками, - пока что. Но никто не должен его и пальцем тронуть. Кроме меня.

А еще никто не должен узнать об этих эмоциях. И ты понимаешь это лучше меня, Микаэль. Ведь так?

Отредактировано August Cruijff (18-04-2019 22:17:58)

+2

5

Привкус крови мешается с пеплом. Дым от опаленных стен дома вместе с запахом гари и обугленной плоти ветер разносит на целый квартал. Зародившаяся свобода начинается с рек крови, начинается с сжигания всех мостов, что связывают меня «до» со мной «после». Август стоит за моим левым плечом – воплощение смерти и ее творение, каким он сделал и меня.
Не быть потерянным в первые годы новой, такой сладкой, жизни только потому что он учил всему. Не всему, что я знаю, но всему, что должен знать. Его слова пробирались под кожу, попадали в кровоток, застывая в нем. Он был моим проводником и первые 10 лет я не знал, что ему было нужно отменяя. Потом мы поменялись ролями.
Все началось с дома одной семьи, я считал, что на этом все и закончится. Но безумие – вязкое и густое расползалось на соседние дома. Затем – на всю улицу. После – на город. Тогда я не остановил его, потому что не был уверен, что он этого хочет. Его желания и по сей день, не до конца открыты мне, но я научился не копаться в нем. Ящик Пандоры, который чем больше открываешь, тем больше заразы выпускаешь в мир.
После того было многое – смерти, потери, войны, власть и ее искушения, никакого братства и равенства – как может находиться с тобой на равных человек, который регулярно вычищает любую дрянь из твоей головы?
Я успешно справлялся, хотя, как выяснилось, оказался не всесилен. Это возвращало меня на то пепелище, что раньше было моим домом, ударяло запахом гари по ноздрям, обманывало ощущением пепла и крови на языке.
- Мальчишку надо найти. – Вторю его словам, приглядываясь, стараясь найти зацепку, крючок, за который я мог ухватиться, чтобы вытащить его. Но передо мной – голая стена, о которую можно биться, обламывать ногти и которая остается глухой к любым твоим попыткам. Как и всегда, упоминание его заставляет хмурится. Я чувствовал, что его присутствие здесь было противоестественно – мальчик, прибившийся не к той стае и которому не повезло заинтересовать самого безумного ее члена. Пальцы аккуратным, выверенным движением стряхивают с плеча мелкую крошку побелки.
- Август, тебе придется принять решение. – отбросить формальности, «сэр» и «мистер Кройф», потому что все лишнее сейчас только отвлекает.
Так не может продолжаться вечно, мальчишка, как камень, попавший в сложную систему, должен был быть удален из нее или вскоре окажется ею раздавлен. Я сам не знал, о чем просил его. Убить свою блажь? Признать его перед кланом? Стереть ему память и отправить домой поломанного, но без воспоминаний?
- Его никто не тронет, я сам прослежу. – заверить, одергивая пиджак, скорее по привычке чем от напряжения. – Но к моменту, когда мы его вернем, у тебя должен быть план.
В кармане брюк лежит смартфон, и я знаю наизусть те номера, что собираюсь набрать, когда мы закончим. Лучшие ищейки клана, которые, надо отдать должное моему авторитету и страху, который вызывал Август, не задавали лишних вопросов.

+2


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » It shouldn`t be that empty


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC