РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Прогулка среди могил


Прогулка среди могил

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Есть ряд вещей, рождающих во мне
Такое чувство, будто бы вот-вот
Одно из тех чудес произойдет,
Которые бывают лишь во сне:
Нагрянет ли незваное извне,
Иль сам я попаду в круговорот
Безумных авантюр, пиров, охот
В уже не существующей стране?

Калеб Петтерсон, Алисия Мур
16.10.2018, около двух часов после полудня, Иннсмут


Мистер Петтерсон приглашает мисс Мур совершить путешествие в Иннсмут. Опустевший город, забытые сокровища и флер ужасной тайны кажутся крайне романтичными. До поры - до времени.

Отредактировано Alycia Moore (26-02-2019 12:54:54)

+2

2

Неспешная, полусонная жизнь крохотного городка  затягивала Калеба Петтерсона, словно болотная трясина, скрытая под веселёнькой нежно-зелёной ряской. Он привык уже к виду домов и таун-хаусов с крохотными двориками, привык бездумно отвечать на приветствия прохожих, понимая, что те здороваются с ним, потому что знают, чей он племянник и, очевидно, уважают или побаиваются дядю Роя.
Чувство, совершенно невозможное в Нью Йорке и даже в Бостоне – быть чьим-то племянником и уже  поэтому удостаиваться внимания на «доброго дня» от прохожих, чьи лица ему за несколько дней стали знакомы – забавляло невероятно. Но у каждого социума свои правила, а Калеб сам собирал материал и проводил анализ  чужих статистических данных, когда готовил сообщение о разнице ментальности сельского жителя, жителя города и жителя мегаполиса и внешних условиях для качественных перемен в социуме в пределах жизни одного поколения. Поэтому сейчас мысленно примерял теорию к окружающим реалиям и умилялся, находя совпадения, а, не находя, как с Коулом и Алисией Мур – от души веселился, строя предположения о причинах, как очевидных,  так и вымышленных им самим.

После первого  вечера в баре в компании Алисии, Калеб, обычно не более склонный к мистической апофении, чем кирпич  на карнизе к размышлениям о теории кармы, поймал себя на мысли, что он вот так вот поддался импульсу и бросил убогие нью-йоркские остатки своей жизни «после травмы»  только затем, чтобы встретить эту девушку.
И, поддаваясь мистическому очарованию атмосферы «Лавки дурных снов»  он не раз ловил себя на мысли «это  судьба», основанной на том, что мисс Алисия Мур была бы просто идеальным воплощением спутницы жизни для Калеба, по мнению миссис Петтерсон. Безукоризненный стиль, прекрасные манеры, хорошая, правильная речь – Алисия иногда неуловимо напоминала Калебу рафинированно идеальных актрис из старых фильмов тех времен, когда прическа героини оставалась идеально уложенной, даже если дул ветер и шёл дождь.
Он так и не спросил Алисию, оставила ли она учебу и по какой причине, но и она, в свою очередь, не интересовалась этим вопросом, когда хотела о чём-то спросить Калеба.
Неглубокий, аккуратный интерес – дистанция, которую Алисия установила сама и сама меняла – Калебу оставалось только смириться и быть в равной мере настойчивым и вежливым.
Это было не трудно. Куда труднее было  не смотреть на эту девушку, когда они сидели друг против друга за одним столиком, и  не ласкать взглядом её точёную фигурку в глубине бара, когда она отлучалась.

Но, при всём своём архаичном очаровании, Аркхем был невыносимым местом для романтики. Все, что происходило на виду, было слишком заметно, а укрыться за стенами собственного дома не позволял и тот факт, что дома у Калеба не было, а был диван в зале дядиной квартиры,  и то, что ему самому претила какая-то нарочитость. Решение  попросить Алисию об одолжении, если у неё есть время, и съездить с ним по старой дороге до заброшенного городка Иннсмут, пришло спонтанно, когда они болтали в темном углу  «самого приличного бара в Аркхеме» во второй раз.
За минувшие дни Петтерсон достаточно освоился в музее и привык к расположению кладовочек, залов, шкафов и стеллажей в вотчине мистера Сандерсона, чтобы от адаптации перейти к освоению потенциала музейного архива.  И, поскольку, его всё так же занимал найденный в первый день дневник торгового агента М.С. Виннера,  все его поиски прямо или косвенно касались Иннсмута.  И нельзя сказать, чтобы  предмет его интереса был покрыт мраком тайны. Отнюдь. Даже мистер Сандерсон охотно рассказывал, что знал о соседнем с Аркхемом городом-призраком, расположенном на самом побережье. Он же и нашел карты Иннсмута, 1756 и 1880 годов притом в весьма хорошем состоянии, несмотря на преклонный возраст. И хотя опустел Иннсмут только в XX столетии, более поздних карт в музее не оказалось.

Папка «Иннсмут», выведенная на экран смарта, пополнилась еще и отснятой по кусочкам картой, а голова – парой старых баек, больше похожих на сказки.

Под пару коктейлей вчера вечером всё это, рассказанное Алисии казалось Калебу очень даже романтичным, хотя слово «свидание» не прозвучало и в этот раз. Совместная поездка: несколько часов по пустынной дороге  ради печального очарования мертвого города – только и всего.

Иннсмут встретил их холодным равнодушием убогих серых домишек окраинных трущоб. Но, когда они доехали до центра, дома стали заметно интереснее.
Окна некоторых всё еще были заколочены, в других тускло блестели под слоем грязи, которую не под силу оказалось смыть  здешним дождям. Изредка взгляд натыкался на черные провалы за разбитыми стеклами, но причиной этого был отнюдь не вандализм, а гнилые рамы или, быть может, ветка дерева или черепица с крыши соседнего дома, брошенная порывом ветра во время шторма.
- Говорят, местные жители просто… исчезли, - сообщил Калеб, делая снимки самых впечатляющих строений – достойных образчиков классического стиля, - не сразу. Просто однажды в Аркхем перестал приезжать автобус, но  иннсмутцы  нет-нет да появлялись в магазинах и аптеке, приезжали, очевидно кто на машинах, а кто и верхом.
А потом и тех не стало. Слухи пошли когда кто-то из родных здешних Маршей приехал из Европы и добрался до Иннсмута и…
Калеб навел объектив смартфона на свою спутницу, ловя в кадр её лицо.
- … застал тоже что и мы.
Он коснулся пальцем экрана, запечатлевая  лицо Алисии в беспроигрышном ракурсе ¾. На фоне мертвой ратуши.
- Я уже говорил тебе, что ты красивая? – спросил он буднично, рассматривая не девушку, а снимок на экране, - с чего начнем?  Просто побродим по улицам или поищем что-то конкретное?
Накануне они полистали фрагменты карт, узнали, что в Иннсмуте имелись и церковь и часовня, а так же пристань, а все большие постройки располагались вокруг центральной площади, той самой, где они сейчас находились.

Отредактировано Caleb Patterson (24-01-2019 23:07:32)

+4

3

При всей своей нелюбви к Архему, к аркхемцам, нелюдям и людям с ними связанным, Алисия не могла не признать, что встреча с Калебом Петтерсоном влила в ее жизнь некую свежую струю. Он был мил, в меру остроумен, никогда не скатываясь до уровня вульгарных шуток, с ним можно было поговорить об истории, которой он был увлечен и даже о медицине, которой была увлечена она. Алисия подозревала, что ночами Калеб украдкой штудирует статьи по поднятым в разговоре темам, потому что с каждой встречей он казался все более сведущем в том или ином вопросе. Это было так… мило. Возможно о мужчине, пусть и очень молодом, не следует думать в таких выражениях, но Алисия все равно думала. Калеб вызывал в ней чувство умиления смешенное пополам с благодарностью. В каждом усилии, что он предпринимал, чтобы остаться ей интересным, она видела искреннюю заботу и обещание поддержки, которых не искала, и потому, конечно, найти не могла. Но ни что не могло помешать ей этого хотеть.
Поэтому Алисия, никогда не интересовавшаяся историей Аркхема и всего, что к нему прилегало, все же рылась в интернете, когда Калеб рассказывал ей о новом здании, рассказ о котором его захватил, или странной малозначимой детали, которую он раскопал в историческом музее, куда наведывался, наверное, чаще, чем домой. Младшему Петтерсону все казалось удивительным и загадочным, но, к примеру, в символах, вырезанных на камнях, обнаруженных некогда на дне реки Мискатоник, Алисия явственно видела ритуальные круги – из тех, что в массе создают куда больший круг для, как говаривали демонологи, «прорыва Завесы». Впрочем, камней было мало, часть символов на них давно разрушилась и «статусу секретности» ничего не угрожало.
Таких находок было много. Поэтому, когда Калеб с присущей ему мягкой, застенчивой (он, конечно, мог считать, что выходит вполне искушающе, но будем честны)  улыбкой попросил ее съездить вместе с ним в загадочный Иннсмут, город-призрак, откуда в одночасье исчезли все жители, она не смогла ответить отказом, хотя, любой маг знает, что города-призраки – штука нехорошая сама по себе, а уж если там кто-то массово исчезал… Впрочем, рассудила Алисия, вряд ли они будут первыми кто съездил туда и вернулся. В «Википедии» Иннсмуту было посвящено полтора абзаца, а значит место располагало к культурному досугу.
В любом случае, ей ужасно хотелось проверить, насколько растянуться средневековые ухаживания Калеба, если они действительно окажутся наедине.

Ветер хлопал ставнями пригородных домов. Алисия только вскинула удивленно брови. То есть, серьезно? Ставни? При том, что действительно старыми, если говорить о европейских застройках в центре, эти дома явно не были. Американские развалюхи, как они есть. Заросшие бурьяном палисадники, облупившаяся краска и явственный запах гниющего дерева. Когда они въехали в город, Алисия привычно сбавила скорость, но тут ей захотелось вдавить педаль газа до конца, лишь бы проехать это гнетущее, мертвое место.
«Вот бы где некроманту было раздолье» - подумалось ей вдруг.
Центр города, впрочем, отличался. Дома здесь были побогаче и стоили их, большей частью из камня. Сначала Алисии даже показалось, что общая разруха сюда не добралась, и дома хоть пустынны, но совершенно целы, но когда они с Калебом выбрались из машины, поняла, что ступает по битому стеклу, щепкам и еще какому-то мусору. И этот запах – запах просоленного гниющего дерева. Он почему-то не нравился Алисии особенно.
- Никогда бы не подумала, что морем может пахнуть… так, - сказала она, делая несколько шагов по площади. Камни мостовой были старыми, заросшими травой, но цепко держащимися за землю, куда их когда-то вкопали. – Именно это мне и непонятно, - добавила она чуть подумав. – Не то что они исчезли, а то, что это случилось постепенно. Это могла бы объяснить какая-то болезнь, но тогда почему те жители, что посещали Аркхем еще какое-то время, о ней не упоминали и не просили помощи? Или они тут все поголовно были какими-то сектантами и приносили своих же жителей в жертвы? Странно это все.
Она обернулась на щелчок фотокамеры и рассмеялась в ответ на слова Калеба.
- Нет, сегодня еще не говорил. Можешь начинать. Может зайдем в ратушу? Или сходим к дому этих… как ты сказал?.. Маршей? Это семья местных богачей, я ничего не путаю?
Ратуша стояла в двух шагах. Стрелки часов на ней навсегда застыли на четверти третьего. Алисия машинально кинула взгляд на свои часы и убедилась, что время не совпадает. Почему-то это вдруг показалось ей очень важным – чтобы время не совпадало. Она попыталась отбросить эту мысль, как несущественную, когда ей помешал хлопок, отчетливо раздавшийся над этим тихим городом. Алисия вздрогнула и посмотрела на Калеба.
- Ветер?.. – предположила она.

Отредактировано Alycia Moore (25-01-2019 21:28:30)

+4

4

В ответ на разрешение «начинать» Калеб сообщил, что если он начнет вдруг писать стихи, которые, конечно же, будут столь ужасны, что он их никому не покажет, в этом его нравственном падении будет, несомненно, виновата Алисия.
И сколь бы ни была хороша его спутница, мрачное запустение Иннсмута сумело отвлечь молодого человека от самых романтических мыслей. Он имел опыт прогулок по «историческим местам» с девушками двух диаметрально противоположных типов и знал, что если девушка не начинает восторженно вскрикивать при виде каждой развалюхи, вывески, надписи или сломанного барахла, ухитрившегося остаться на виду свыше сотни лет, не будучи при этом частью музейной или частной коллекции,  то она уже через полчаса-час начнет прикрывать рот ладошкой, деликатно скрывая зевоту, вызванную скукой, а еще минут через двадцать заявит, что хочет домой.

Поэтому он и не ставил себе глобальных целей на эту поездку, расставив приоритеты в пользу общения, а не в пользу закоулков и чердаков мёртвого города.  Главное – он побывал здесь и сможет составить представление на основе своих впечатлений, а не записей более, чем вековой давности и обрывочных рассказов музейщиков. Потом можно будет выбраться сюда снова, возможно даже на дядиной машине.  Поэтому его более, чем устраивал вариант предоставить девушке выбирать объекты, руководствуясь сиюминутным интересом: «Ратуша – отлично, помнит,  кто такие Марши – чудесно».
- Давай начнём с дома Маршей, - даже если он заперт, это теперь условность, а по тому, что осталось внутри, можно сделать вывод, как именно последние члены этой семьи покинули Инннсмут. Бросили всё, оставив на разграбление  местным или под присмотром нанятого человека, или вывезли всё более-менее ценное, перебравшись куда-то еще. Марши, в конце XIX  века монополизировали иннсмутский рыбный промысел и почти всю торговлю в этом городке – по крайней мере, так мне показалось на первый взгляд, когда я, - тут Калеб благоразумно подумал, что даже самую умную девушку вгонит в тоску подробный рассказ о перелистывании амбарных книг аркхемских торговцев в поисках упоминаний сделок с торговцами из иннсмута, - немного покопался в материалах.

Фактически всё свелось только к одной книге, которую вели  приказчики особенно въедливого крупного, по местным меркам, торгаша, помечавшего не только суммы продаж и имена своих покупателей, но и ставившего приписки «из Бст», «из Гмл», «из Иннс» и так далее. У мистера  Торнтона приписка «иннс» всегда сопровождала покупателя «ТД Марша».  Случись Калебу общаться с коллегой, он поостерегся бы обобщать, но от Алисии въедливого допроса об источниках информации он не ожидал.
Звук, привлекший внимание Алисии похож был на хлопок двери но не тот характерный стук деревянной створки о деревянный же косяк. Скорее  на хлопок автомобильной двери, захлопнутой резко и с чрезмерным усилием, но изрядно приглушённый расстоянием. Может просто болтающийся на одной петле ставень бился о стену дома…
- Возможно и ветер… - Калеб повернул голову в сторону звука, - это, кажется, за ратушей. Посмотрим?

Одна из створок дверей ратуши была приоткрыта, словно кокетливо приглашала нежданных гостей воспользоваться её милостью и доступностью здания, являвшегося официальным центром городской власти.

Внутри ратуши, в тёмном холле запах гниющего дерева был сильнее, чем на улице.  Длинная стойка с конторкой в конце из морёного дерева сохранилась куда лучше, чем скамья у противоположной стены – у той уже сгнили ножки и  догадаться, что это за груда мусора можно было только догадаться. Часы на  стене между двумя высокими окнами удивили Калеба просто тем, что оказались на своем месте.
- Шикарные декорации для фильмов ужасов, - поделился он впечатлением с Алисией и, поймав ладонью её руку, потянул к окнам  на дальней стене холла, решив оставить коридоры и лестницу на потом.
Вверху что-то зашуршало и, подняв голову, Петтерсон обнаружил на потолке под лестницей историю жизни обезлюдевшего холла здания городского совета – высохшие гнезда диких пчел. По балке прошмыгнул какой-то зверёк, но кто это -  Калеб не рассмотрел.
Звук повторился.
Окна холла выходили  на небольшой двор, образованный  собственно Ратушей и двумя зданиями, к ней прилегающими.  Прямо за ними разросся кустарник с мелкими, темными листьями, большая часть которых была сейчас буровато-ржавой, с редкими проплешинами осенней рыжины. То тут, то там торчали совершенно сухие ветки. За кустарником  можно было рассмотреть  несколько деревьев, какую-то каменную чашу, поднятую на пару футов над землёй на широкой ножке. А дальше виднелся кованый забор, за которым стояло нечто синее, очень напоминавшее кузов фуры, обтянутый тентом. Кабина в поле зрения не попадала.
- Похоже, Иннсмут – популярное место для туристов, - пошутил Петтерсон, хотя ему отчего-то сделалось не по себе.
Он просто совершенно не рассчитывал, что в покинутом городе может оказаться кроме них.
- Познакомимся?

+2

5

Она легко пожала плечами и тут же передернула ими. Мол, Марши так Марши, просто-пойдем-уже-отсюда. Кожаная косуха от «Валентино» была, без сомнения, хороша, но тепла не давала. По крайней мере, Алисии хотелось думать, что причина озноба, холодными пальцами пробежавшегося по ее позвоночнику, именно в куртке. Но к дому Маршей они все-таки не пошли.
Особенно пуглива Алисия не была, но в ней, как и во многих узкоспециализированных магах, долгие годы зрело ошибочное убеждение в собственной беспомощности перед лицом настоящей опасности. Что именно считать опасностью настоящей, а что – фикцией, она не могла определить даже для самой себя, но подспудная уверенность в том, что не умея метать огненные шары со скоростью звука, она обрекает себя на ужасную смерть в пасти какого-нибудь мифического чудовища, Алисию не покидала. Глупо, конечно, как глупы все подобные страхи, но не идти же к мозгоправу из-за таких мелочей? Рядом с ней и так было достаточно народу, так и норовящие вывернуть ее голову черепом внутрь.
- Думаешь, открылась дверь в сокровищницу? – усмехнулась Алисия, следуя за Калебом на звук. Мелкие осколки стекла, камешки и мелкий мусор неприятно хрустели под подошвами. – Или библиотеку? Калеб, я забыла, а сколько лет прошло с тех пор, как обнаружили, что здесь все… так?..
Тяжелая, резная, обитая полосами металла дверь в ратушу была зазывно приоткрыта. Можно было на этом и успокоиться - мол, дверь давным-давно кто-то взломал и с тех пор она все хлопает и хлопает на ветру, пугая ищущих острых впечатлений туристов. Вот только… слишком тихо было вокруг. Слишком пустынна улица, слишком вольготно здесь чувствовал себя ветер, и чайки… Почему то не кричали чайки, а ведь в таких городах, стоящих почти у самой воды, чайки с успехом заменяют голубей и помойных крыс.
Глупости, - сказала себе Алисия. Какие чайки? Какие крысы? Если здесь и можно было чем-то поживиться, то совсем давно. Что им здесь делать?
Она решительно вздернула подбородок и первой вошла в ратушу, которая встретила ею так надоевшим еще на улице запахом, усилившимся раз в пять. Алисия сморщила нос и подняла было руку, чтобы применить заклинание очищения воздуха, но ничего не сделала. Это было во первых, бесполезно, а во вторых… Иногда лучше не колдовать в местах для этого не предназначенных.
- Ненавижу кинематограф, - сказала она, следуя за Калебом. – Мне кажется, или здесь даже доски пола прогнили?..
Впрочем, ворчать она прекратила, как только увидела машину, стоящую неподалеку. От облегчения Алисия даже рассмеялась и от смеха ее, внезапного и звонкого, где-то среди потолочных балок закопошились неведомые зверьки. То ли крысы, в отсутствии которых она недавно себя уверяла, то ли еще кто-то.
- Почему бы и нет? – сказала она, откидывая назад волосы и ощущая, как узелок за узелком расслабляются ее плечи. – Всегда мечтала познакомиться с мародерами.
Люди – это не город-призрак и не неведомые чудовища. Люди – это просто. Их она не боялась. Поэтому первой повернувшись к выходу из ратуши, уже почти не переживая по поводу прогнившего пола.

Отредактировано Alycia Moore (28-01-2019 14:15:13)

+2

6

Слово «кинематограф» и то, как именно его произнесла Алисия странно царапнули восприятие Калеба. Но в этой девушке было так много странностей, незначительных, мягких и таких естественных, что легко было не обращать внимание на них. Но вместе с тем все они создавали её образ загадочный и объемный, как старинные портреты, выполненные в искусной технике сфумато. 
Он уверил Алисию, что доски пола достаточно толстые, чтобы продержаться столетие даже под атакой сырости и грибков, хотя и не учел, что полы в ратуше могли не перестилаться со времен её постройки.
- Ну… - Петтерсон выглядел немного озадаченным после признания Алисии в столь странной мечте, - тогда я надеюсь, ты не будешь обо мне думать хуже, если я, при случае, что-нибудь заберу на память об Иннсмуте. Да и, я думаю, эти люди слышали шум двигателя твоей машины. Так что, если они рассуждают так же, как и мы…

И вместе с тем его охватило странное чувство ревности. Словно Иннсмут предал его ожидания и чаяния, подобно неверной возлюбленной, уступившей свою благосклонность тому, кто первым задрал ей юбку, то есть запустил свои лапы в те сомнительной ценности сокровища, которые могли сохраниться за стенами и в подвалах здешних домов.

Ломится через окно и заросли кустарника в маленьком садике было бы нелепо, и Калеб, словно желая защитить свою спутницу подхватил её под руку, чтобы вернуться обратно к выходу. Но светлый проем открытой двери закрыл человеческий силуэт.

Мужчина  стоял, широко расставив ноги и по-хозяйски уперев руки в бока. Лица его отсбда, из глубины холла ратуши рассмотреть было невозможно – тот находился против света.
- Парочка, - констатировал незнакомец увиденное, - детишки приехали в Иннсмут романтично потрахаться и пофотаться, так?
Такого агрессивного напора Калеб не ожидал.
- Нет, - осторожно ответил он, - мы сотрудники музея и собираем материал об этом городе. А вы, мистер?
- А я, - в голосе говорившего послышались насмешливые нотки, - коллекционер. Собираю коллекцию. Зовите меня Диком, ребятки. И добро пожаловать в Иннсмут!

+2

7

- Я постараюсь, - усмехнулась она, когда Калеб, очевидно, принявший ее слова на чистую монету, то ли похвастался своими намерениями по поводу Иннсмута, то ли попросил разрешения их осуществить. Это было, по своему, умилительно – когда все, что ты говоришь, принимают с неизменной искренностью, но налагало некие смутные обязательства, смысла которых Алисия еще не понимала.
Она хотела сказать Калебу, что пошутила, но ее благие намерения были прерваны довольно бесцеремонным образом.
Вот так стоять против света, всем своим видом говоря «Я – хозяин ситуации и вообще крутой мужик, а ты тут кто?» мог только идиот. По мнению Алисии нужно было или заткнуться и не отсвечивать, или сразу бить, а потом уже разбираться с деталями. Нет, пришел, уставился, решил попугать. На мгновенье Алисия остро, зло сощурилась и ее рука, подхваченная под локоть Калебом, ощутимо напряглась. Но мгновение прошло и ведьма заставила себя расслабить плечи и улыбнуться.
- Надеюсь, не коллекцию берцовых костей? Мои мне еще пригодятся. Но Вы можете поискать на местном кладбище. Тут ведь есть кладбище, или загадочное исчезновение затронуло даже покойников? – она помолчала, а потом добавила. – Да Вы заходите, будьте, как дома, дяденька, что стоите, как неродной? Или лучше - мы к Вам?

Отредактировано Alycia Moore (29-01-2019 08:58:33)

+1

8

- Люблю дерзких, - произнёс Дик и шагнул внутрь ратуши, - и рыжих.
Он подошёл достаточно близко, чтобы и самому рассмотреть, как он сказал чуть ранее «парочку», и продемонстрировать им себя, как образчик маскулинного превосходства уверенной зрелости над тощей, не нарастившей ни мускулов, ни жирка, юностью.
В нос Калебу ударил запах чеснока, табака и острого мужского пота.
Он не понимал, зачем Алисии понадобилось так провоцирующе заговаривать с этим мужиком, но, тот, кажется, не придал этому значения.
- Кладбище здесь совсем убогое, я вам скажу. Нечего ловить. Ни золотых зубов, ни цепочек… так, мелочь, не стоящая возни, попадается и… кенотафы. Знаете, что такое кенотафы, детки?
Калеб знал и полагал, что в обычной беседе можно было бы просто сказать «пустые могилы».
- Марши? – спросил он машинально.
- И они, притом все. Мы тут с ребятами даже спорили, уж не ели ли эти чудики своих покойников. А то всякое бывает в таких вот захолустьях.

Нарочитая общительность и откровенность Дика с каждой секундой нравилась Калебу всё меньше и меньше.
- Нам, наверное лучше уехать, - сдержанно проговорил он, - и не мешать вам…
- Сечёшь, приятель. Только вот без экскурсии по городу я вас не отпущу. Я тут, можно сказать, мэр. Мэр мёртвого города. Как тебя, кстати, зовут, сладкая? И если я что-то понимаю в женщинах, такие, как ты точно не западают на таких дохляков, как он, предпочитая настоящих мужчин.

Калеб едва не вскинулся, но ему хватило самообладания понять, что Дик просто провоцирует его. Не ясно было, только, зачем? Унизить перед Алисией, чтобы потешить своё мужское эго?

Отредактировано Caleb Patterson (29-01-2019 06:21:49)

+1

9

«Исчезновение покойников» о котором Алисия упомянула скорее для красного словца, все же, очевидно, имело место быть. Это царапнуло по сознанию ржавым гвоздем, но ведьма была слишком рассерженна этим жалким образчиком рода мужского, чтобы придавать значение очередной загадке Иннсмута. «Кенотафы», смотрите ка! Хомо хабилис выучил умное слово!
Алисия и сама не понимала, почему вот такие наглые, прямо таки дышащие своей мнимой силой самцы так раздражали ее. В жизни своей она видела таких немного, вращаясь в своем уютном рафинированном кругу, где от посягательств на ее честь Алисию защищали сначала родители, а потом муж. Пусть все они не предпринимали для защиты ничего конкретного, но само их наличие, статус, образ жизни, который она вела благодаря им, исключал всякую возможную встречу с подобным отребьем.
Она мягко пожала запястье Калеба и аккуратно высвободила свою руку из его захвата, наблюдая, как на морде самопровозглашенного мэра расцветает понимающая ухмылка. Алисия усмехнулась в ответ и сделала шаг вперед.
- Это, все-таки, при условии, если ты что-то понимаешь, - сказала она, делая неопределенный жест рукой. Короткое заклинание на мгновение обволокло мужчину облаком ей одной видимого тумана, и Алисия не сдержала еще одной улыбки – вполне искренней на этот раз. Нет, не то чтобы это обезьяноподобное хоть чем-то напоминало мага, но проверить все же стоило. – Так как, говоришь, тебя зовут? Порядочные джентльмены сперва представляются сами.
Алисия подошла к «мэру» почти вплотную и испытывала даже некий азарт. Попробует распустить руки? Нет? А если попробует?
О, это будет очень забавно.

+1

10

В тот самый момент, когда Алисия, высвободив свою руку, сделала шаг вперед, Калеб понял о ней главное, да и о себе, пожалуй, тоже.
«Адреналиновая маньячка», - безнадежно, почти испуганно вздохнул он, шагая следом.
Если девушка искала острых ощущений, просто потому что жизнь без них казалась ей скучной, то лучше бы уж решила прыгнуть с парашютом. Хотя для таких вот наркоманов, подсаженных на эйфорию риска и игры со смертью, прыжок с парашютом становится только началом.
- Поверь, девочка, понимаю. – голос Дика сделался ниже, мягче и проникновенней.
И самопровозглашенный мэр Иннсмута шагнул навстречу Алисии.
- Ты можешь сколько угодно изображать леди, но чего ради? Игр в этикет и кто что должен первым? Я уже сказал, меня зовут Дик. Дикки, Ричард, мистер Джонс – для всякой обслуги. Но ты ведь не из её числа? Не горничная и не официантка…Да что с того, здесь достаточно быть живым – и целый город у твоих ног.
- Ричард, - Калеб приблизился, не желая оставлять Алисию в такой опасной близости от мародёра, хотя тот и не делал никаких угрожающих жестов, - мы рады знакомству, но…
- Но? – Дик удостоил-таки Калеба мимолётного взгляда.

За дверью мелькнул еще один силуэт и раздался низкий, сиплый голос:
- Дик! Ты где? В машине никого нет, я глянул.
- Здесь, - обернулся Дикки Джонс в сторону двери, - я нашёл их. Детишки.

Калеб не мог не признать, что мужчина тридцати с лишним лет, если судить по грубому, заросшему щетиной лицу, вполне может считать пару молодых людей их с Алисией возраста «детишками», а уж его напарник, старик, судя по голосу - и вовсе.

+1

11

Если бы за ее спиной не стоял Калеб Алисия бы рассмеялась.
Нет, серьезно. Все эти «понимаю», «девочка», «игры в этикет» не могли вызывать ничего, кроме искреннего смеха. Пафос и философия с большой дороги… пардон, с малой. Копающийся в мусоре трупоед, считающий себя едва ли не венцом творения. Лавры супергероев Алисию как-то минули, но сейчас не отказалась выколотить из Дика и его дружков сколько-нибудь горсток могильной земли мертвого города, где они провозглашали себя хозяевами. Круг общения ведьмы из семьи Мур не предполагал частого столкновения  с, так называемыми, обычными людьми, а уж тем более вступление с ними в конфликты, и сейчас Алисия почти задыхалась от ощущения своего могущества и безнаказанности. Она просто предвкушала хотя бы один неверный жест со стороны Дика, который позволит ей…
Но Калеб уже стоял не за спиной, а рядом, и вести себя подобным образом было просто… нечестно по отношению к нему. Она повернула голову и одобряюще улыбнулась ему. Он держался с достоинством, коим не могли похвастаться многие из знакомых ей магов, но в его глазах Алисия легко читала опасение – в том числе и в крепости ее собственного рассудка. Она как раз взяла юношу за руку, когда обладатель скрипучего старческого голоса – любителя заглядывать в чужие машины – показался на пороге.
Был он, вообщем-то, не так уж стар. Каштановые волосы с проседью почему то заставляли вспоминать о пегих лошадях. Может быть потому, что мужчина был хоть и невысок, но жилист, а лицо его было каким-то костлявым и вытянутым, напоминающим морду изможденной клячи. Магом он тоже не был.
- Неужели за столько лет здесь осталось хоть что-то, что можно выгодно продать? – ни к кому конкретно не обращаясь, сказала Алисия. – Не камнем же Вы приторговываете.

+2

12

- Здесь? - Дик широким жестом обвёл пространство холла ратуши, словно уточняя, локализируя границы этого слова, - нет. А в других местах... ты удивишься.
Калеб невольно обернулся, чтобы взглянуть на часы, остановившиеся, наверное больше полувека тому назад.
Напарник Дика, поняв, на что тот смотрит, фыркнул. А сам Джонс снизошел до комментария:
- Такое барахло достанется уже тем, кто будет подбирать объедки за нами.
- Барахло?  - Калеб искренне удивился, - настенные часы XIX века...
- А ты видел, сколько на eBay часов XIX века?  Возиться ради полтинника и лезть под потолок... ну если хочешь - давай.
- Хорош разводить здесь демагогию, Дикки, - подал голос второй, - решай, что делать и давай, за работу. Я хочу сегодня принять ванну и выспаться в нормальной постели.

И словно бы обоим было ясно, как именно нужно было решать, Дик обронил:
- Они из аркхемского музя.
Коренастый присмотрелся, чуть щурясь, пожевал губами и с сомнением в голосе заявил:
- Врут.
- А если нет?
И тут Калеб ощутил, как под диафрагмой образовался холодный ком, а по спине, вдоль позвночника скатилась капля пота.
- Ну...
Рик почесал ладонью в затылке.
- Так, детишки, игры закончились. Выворачивайте карманы. Живо. Права, удостоверения, ключи от машины.
Пегий достал из под полы замурзанного своего пальто револьвер, добавив словам приятеля весомости.
-  Алисия,  только не...
Калеб не договорил.

+2

13

Ну, конечно, ничем более оригинальным это закончиться просто не могло. Алисия смерила пегого взглядом, полным тоски и жалости. Темное дуло револьвера (костяная резная рукоять, темная от времени, старая даже на вид сталь) выглядела, как дверной глазок в бесконечность. Ну или изощренная насмешка. Магдалена Мур, прабабка Алисии, как рассказывали, умела зубами ловить выпущенные в ее сторону стрелы. Как получится с пулями, никто из Муров не проверял, да и не тянуло Алисию ловить ртом всякую гадость, но…
- Хорошо, я «не», - сказала она Калебу, со вздохом запуская руку в карман и выуживая оттуда требуемые права и ключи. Передала Дику. – И что дальше? Заведете нас в подвал потемнее, приставите к стенке и пристрелите? Пуль то хватит? – она обернулась к пегому.
- Для тебя найдутся, - тут же набычился тот, но Алисия видела, что злость эта, долженствующая имитировать задетое самолюбие, целиком и полностью напускная. Маленькие темные глазки, сами походили на дула револьверов. Опасные и холодные.
«Боится он нас, что ли?» - вдруг подумалось ей. Здраво рассуждая, с его точки зрения бояться было, вроде бы, нечего, но если так, то она готова была снять метафорическую шляпу перед интуицией пегого. Остановить его сердце она могла и с расстояния выстрела, для этого совершенно необязательно было подходить так близко, как она подошла к Дику.
- Ты, кажется, обещал экскурсию? – спросила она мародера, когда тот вдоволь полюбовался на ее и Калеба фотографии в документах. – Или все? Досуг отменяется? Работать, негры, солнце еще высоко? Тогда забери у своего друга игрушку – и мы поехали.
«Разойдемся миром – пока это еще возможно» - этого она не сказала, но тон ее это подразумевал. Она бросила взгляд на Калеба, которому вся эта ситуация до крайности не нравилась, и ощутила некие угрызения совести. В конце-концов, ее развлечения не стоило того, чтобы его обижать.

+1

14

И тут Калеб понял, что из этих двоих, и двоих ли, главным был вовсе не словоохотливый Дикки Джонс. С ним, в теории, можно было договориться. Калеб помнил отрывочно помнил что-то о переговорах с преступниками и важности эмоционального и вербального контакта, но статьи об этом попались ему случайно и давно, а сама тема психологии конфликтов и кризисных ситуаций никогда его не интересовала больше, чем на пять минут сиюминутного любопытства. Алисия же...
За неё он боялся, действительно боялся и чувство это отягощалось осознанием вины за то, что это он потащил её в Иннсмут - за тоскливой романтикой мертвого города.  Свои права он тоже отдал и обратил внимание, что Дикки просмотрел их небрежно, словно выполнял какую-то формальность.
- Экскурсию?  - Пегий осклабился, демонстрируя улыбку, как шедевр протезирования зубов, смотревшийся на его лице какой-то совершенно неуместной насмешкой, - Эх, Дикки, ну раз обещал, надо выполнять. Иди, покажи девочке настоящий Иннсмут. Только не долго. А с пацаном мы потолкуем о музеях и о том, что я его там никогда не видел.
- Я вас тоже, - Калеб с трудом заставил себя улыбнуться, - недавно там работаю, помогаю Сандерсону, в основном.
Он рассчитывал на то, что если пегий действительно знает персонал музея, то фамилия старика Сандерсона окажется достаточно убедительным аргументом в пользу того, что и Калеб имеет к музею какое-то отношение.
Пегий снова пожевал губами, сплюнул в сторону и двинул рукой с револьвером в сторону выхода.
- Ты первый. Потолкуем.
- Я не оставлю её одну!
Называть Алисию по имени в этот момент отчего-то было сродни... излишней сентиментальности.
Пренебрежительный смешок Дика прозвучал одновременно с коротким замечанием пегого:
- Не дури, пацан.

+2

15

Гениальной в плане человеческих взаимоотношений и тонкости восприятия различных настроений Алисию Мур назвать было нельзя, но все же совсем толстокожей она не была. Другое дело, что толстокожесть, пусть и напускная, навык крайне полезный, когда не обладаешь должной степенью самоконтроля. Калеб вот обладал. Он удивительно достойно держался. Откровенно говоря, Алисия совсем не ожидала, что обычный человек, совсем юный, будет столь спокоен перед дулом револьвера. Он даже находил в себе силы спокойно улыбаться, и поэтому она тоже улыбнулась ему. Она надеялась, что вышло успокаивающе.
- Иди, - сказала Алисия ему одними губами, но Дик то ли прочитал по ним, то ли просто был сообразительным и весело расхохотался.
- Видишь, малыш, твоя принцесса понимает в чем фишка. Будь послушным мальчиком и иди со стариной Родри, пока просят по-хорошему, а мы тут… - он протянул лапу и приобнял Алисию за талию. Ведьма не пошевелилась, - проведем всестороннюю… экскурсию.
- Идиот, слишком много треплешься, - зашипел пегий, явно недовольный, что прозвучало его имя. – Давай, пацан, на выход, не заставляй меня повторять. Поговорим, как коллега с коллегой.
- Пойдем и мы, сладкая, - Дик потянул ее к лестнице. – Покажу тебя знаменитый кабинет мэра. Имеет большую историческую ценность, тебе понравится.
- Не сомневаюсь, - ответила Алисия и бросила короткий взгляд через плечо, прежде, чем ступила на скрипучие ступени.
Второй этаж производил еще более гнетущее впечатление, чем первый. Пол кое-где был проломлен, штукатурка на стенах отсырела и осыпалась. Дверь в кабинет мэра, которую Дик открыл с церемонным поклонном, едва на отвалилась вместе с косяком. Алисия сделала несколько шагов вперед и равнодушно оглядела сломанную мебель. Кабинет находился на самом верху, на третьем этаже ратуши. Это было единственное помещение на этаже, а потому окна были на трех стенах. Очень приятное место… было когда-то…
- Я же говорил, что кое-что понимаю в женщинах, - усмехнулся Дик, подходя к единственному предмету мебели, что уцелел здесь – к столу. – Любишь острые ощущения, сладкая? Иди сюда. Ну давай, вот так, хорошая де…
На последнем слове, улыбающаяся Алисия ласково коснулась наманекюренным пальчиком его груди и мародер, споткнувшись на вздохе, задеревенел и начал медленно заваливаться в сторону.
- Ну-ну, - ведьма чуть придержала Дика, не давая ему упасть сразу, а позволив медленно сползти вдоль стола. – Давай, аккуратно. Мы же не хотим, чтоб на грохот кто-то пришел, да, Дикки? У нас же свидание, правильно?
Она присела на корточки рядом с бешено вращающим глазами мародером, который не мог пошевелить ни единым мускулом. Погладила его по поросшей щетиной щеке.
- Сейчас я позволю тебе говорить, - мягко и ласково сказала она. – И ты ответишь на все мои вопросы. Когда ты будешь говорить мне неправду, я буду запрещать тебе дышать, поэтому не советую делать так слишком часто. А потом мы расстанемся, Дикки, и если ты будешь хорошим мальчиком, то ты останешься живым и даже сможешь снова двигаться. Я пока понятно объясняю? Моргни два раза, если все понял.
Соображал мародер быстро.

Алисия нечасто практиковала левитацию именно для левитирования самой себя, и потому получалось у нее не очень, однако для того, чтобы замедлить падение при прыжке с третьего этажа, особых умений и не требуется. Алисия приземлился с черного входа в ратушу. По словам Дика его дружки сидели в том доме, у которого они с Калебом заметили фургон, и в одном из домов на площади. Было их сейчас здесь пятеро, зато у двоих были дальнобойные винтовки. Поэтому Алисия предпочла спустится там, где ее не настигла бы пуля. Прабабка Магдалена, конечно, пример для подражания, но все же…
Калеба должны были повести в дом Маршей – или пристрелить на месте, добавил Дик. Алисия надеялась на первый вариант, и медленно пошла в нужную сторону, когда услышала звук выстрела со стороны площади. Сердце ее глухо бухнуло о ребра и она быстро обежала ратушу по кругу, не зная, что именно надеется там застать. И, на всякий случай, готовясь ловить пули зубами.

Отредактировано Alycia Moore (13-02-2019 08:33:31)

+3

16

Родри не стал тянуть с вопросами, но касались они, в основном, того, кто знает в Аркхеме, что они с Алисией отправились в Иннсмут.
- Никто, - честно ответил Калеб, - я говорил дяде только что собираюсь сюда, но что именно сегодня – не уточнял.
- А девчонка?
- Не знаю, - Калеб остановился и обернулся, чтобы поймать взгляд пегого, - она могла сказать брату. Я подрабатываю у него. И мистеру Муру, вероятно, моё отсутствие сегодня доставило бы массу неудобств.
- Ты не представляешь, сколько неудобств вы доставили нам, - фыркнул  Родри и сделал короткий, но выразительный жест рукой, той самой, в которой держал револьвер – дескать, пошевеливайся.

Калеб зашагал. Но потом снова остановился.
- Живо! - повысил голос пегий.
- Я волнуюсь за девушку, - проговорил Петтерсон, - мы можем вернуться?
- Ты за себя волнуйся. Не надоело еще героя тут строить? Ты вообще понимаешь, что сейчас сдохнешь?
- Догадываюсь, - Калеб пожал плечами, что выглядело несколько наиграно, - это неприятно.
Родри расхохотался.
- Это у тебя такая реакция на стресс, или ты просто дурачок?
- У меня высокий показатель IQ.
- Ну, так и соображай живей. Не доставляй мне еще больше возни.

Калеб готов был даже извиниться, но понимал, что это в данной ситуации будет истолковано, как проявление слабости и спровоцирует агрессию, целью которой, вероятно, станет моральное унижение.  Понимал он так же, что Родри категорически не хочет убивать или даже ранить его ни в ратуше, ни на площади, правда причину этого еще не разгадал. Очевидные предположения – что мародёр не хотел потом тащить куда-то труп или, тем более, оставлять его, не проясняли цели их короткой  прогулки. Но двигались они к дому Маршей.

Какую-то часть пути Калеб проделал совершенно молча – мысли его были заняты обдумыванием ситуации, а эмоции, довольно слабые, в сравнении с эмоциями большинства людей варьировались от беспокойства к раздраженному негодованию. Он догадывался, зачем Дикки хотел остаться с Алисией наедине, но помнил так же её беззвучное: «иди» и взгляд…
Взгляд, в котором не было и тени беспомощного страха. На что она рассчитывала?
На сделку?
Родри подал голос только, когда они дошли почти до самого дома. Калеб видел их отражения в стекле грязного, безжизненно пустого окна первого этажа.
- Во двор!

Всё стало ясно, едва парень потянул за ручку одной из створок больших железных ворот. Та поддалась, открываясь и, первое, что он увидел – колодец почти у противоположной каменной стены, огораживающей двор. Но какой это был колодец!  Выложенный темным, тесаным камнем, он был раза в три шире, чем обычные городские колодцы хоть XIX, хоть XVIII века. Над ним всё еще была цела крыша, закрывающая от дождя колодезный ворот. Именно туда, скорее всего, Родри и собирался скинуть его труп. Или его самого, обойдясь без необходимости стрелять.
Действовать надо было быстро. И Калеб с неожиданной для своего конвоира быстротой юркнул в щель между створками и потянув на себя ту, что открывалась, задвинул старый, покрытый ржавчиной засов.
- Сукин сын! – вслед за этим выкриком раздался выстрел, - я всё равно тебя достану!

Двор был довольно широким, но из него можно было либо выйти назад, на улицу, либо попасть в дом, либо… прыгнуть в колодец.
Пегий, наверняка знает дом Маршей и ему понадобится совсем немного времени, чтобы  забраться туда через окно и пробежать до двери, выходящей во двор.
И ладно, если он будет один, а если позовет дружков на подмогу…
Калеб пробрался к стене дома и понял, что Родри вовсе не нужно будет бежать до двери. Достаточно высадить два окна в угловой комнате. За второй выстрел сопровождался звоном стекла.

Отредактировано Caleb Patterson (11-02-2019 23:01:28)

+3

17

Со скрытностью у Алисии был полный швах. В том смысле, что заклинание невидимости давалось ей с трудом и требовало в ее исполнении ритуала минут на десять. Рисовать пентакаль и читать длинный зубодробильный текст только чтобы минут пятнадцать быть незаметной, казалось ей сейчас не слишком хорошей идеей, поэтому ведьма просто старалась не шуметь. Правда, после выстрела она так ускорила свой шаг, что он больше напоминал соревнование в беге на короткие дистанции.
Ей понадобилось меньше минуты, чтобы понять, что звук отражается от стен домов, а значит его источник следует искать не со стороны площади. Догадаться откуда труда не составляло. Дом Маршей. Все дороги идут в дом Маршей. Вот же черт.
По счастью, выстрелы, очевидно, вполне успешно отвлекали всех мародеров, потому что словить пулю на подходе к дому было бы очень обидно. Пятеро, напомнила себе Алисия. Дик шестой. Одно из окон дома было высажено – и, кажется, довольно давно. Ведьме потребовалось лишь чуть-чуть подтолкнуть себя вверх, чтобы забраться на подоконник, а с него – в комнату.
Не такая уж разруха здесь царила. Мебель, грязная, но вполне целая. Какой-то ободранный ковер на полу. Впрочем, осматриваться было некогда. Алисия в два шага преодолела расстояние до двери, взялась за ручку и осторожно выглянула наружу. Коридор был пуст. Второй выстрел раздался совсем рядом, за ним последовал звон битого стекла и цепочка плохо слышных ругательств. Алисия быстро пошла на звук и уже свернула по коридору направо, как почти налетела на высокого худого человека. В руках человек держал винтовку.
- Что за… - начал было он, но закончить фразу Алисия ему не дала. Чтобы парализовать человека требуется все-же пара секунд на подготовку, но, например, ослепление… Мужчина только начал поднимать винтовку – вряд ли он собирался стрелять, скорее всего, ударить ее прикладом – а Алисия уже сделала шаг вперед и опустила ладонь ему на лицо. Вскрик, скорее удивленный, потому что боль была очень короткий, застыл в горле мародера, чей мир резко погрузился в абсолютную темноту. И тогда ведьма ударила его ладонью в центр груди. Вот и парализация.
«Ларе Крофт и не снилось» - мысленно усмехнулась Алисия, выпутывая из закоченевших пальцев мужчины винтовку. Зачем ей эта пукалка она представляла слабо, но не оставлять же, в самом деле. Впрочем, в пользе винтовки ей предстояло убедиться в самое ближайшее время.
Она вбежала в угловую комнату как раз в тот момент, когда пегий – который «старина Родри» выпрыгивал из окна. Алисия чертыхнулась.
- Эй! – она высунулась из окна и прицелилась в как раз выпрямляющегося после прыжка мародера. Тот обернулся, и ведьме посчастливилось наблюдать как на его лице выражение полного, безграничного изумления постепенно перетекает к досаде, потом к страху, а затем к гневу. Любовалась бы и любовалась, но тут она увидела Калеба. Все еще живого и все еще на ногах. Отлично.
- Ах ты! – выдохнул сквозь зубы Родри и нацелил на нее револьвер. Она хотела было пошутить, что у нее стрелялка больше, но топот ног где-то за стеной рядом помешал ей.
- Калеб, беги! – велела Алисия, понимая, что тот, скорее всего, не успеет. И она – не успеет. В смысле – с Родри их оставалось четверо, и она бы просто физически не смогла сделать хоть что-то со всеми. Надо было не корпеть на Авиценной, а учиться метать огненные шары – зло подумала Алисия, выпрыгивая из окна. Получилось не очень удачно, ступни пронзило болью, но времени на это точно не было. Она пошатнулась и, по чистой случайности, отклонилась в сторону, когда пуля из револьвера пегого пролетела совсем рядом, разодрав рукав ее куртки. Ее куртки от Валентино! По сравнению с этим даже то, что плечо задело не казалось таким уж ужасным.

+2

18

Бежать было крайне нерациональным решением - потерей пусть не контроля, но возможности влиять на ситуацию. Да и прочие нюансы такого варианта действий были Калебу предельно очевидны: в дом - нельзя. Он совершенно не знает, что там. На улицу...
Поднять засов - это не опустить его в паз.
И каким бы чудом Алисия не оказалась здесь, она пришла помочь ему, и пользоваться её вмешательством и заминкой Родри нужно было.. рационально.
А рациональные решения далеко не самые эффектные, но всегда предельно простые. И Калеб побежал - короткий разбег вдоль стены, буквально несколько метров, чтобы набрать скорость и прыгнуть, словно за тем, чтобы поймать  летящий в ворота мяч у самой земли - но вместо мяча  теперь это были голени мародера. Рывок на себя и тот рухнул вперед, неловко взмахнув руками и успев нажать на курок. 
Вместо зеленого газона - неровные плиты серого камня - два дюйма на шесть, присыпанные жухлой, листвой, ломкой и бурой - прошлых лет, желтой - нынешнего октября.  Калеб  бросился на мародёра сверху, зная, что его вес не окажется сколь-нибудь серьезным аргументов в этой схватке, но рассчитывал перехватить правую руку Родри, пользуясь мгновенным преимуществом.
Мародер оказался быстрее и попытался извернуться и сбросить с себя парня.
- Пристрелю, - прошипел он, впиваясь пальцам в левое предплечье противника и силясь опустить правую руку вниз.
Еще выстрел. Совсем рядом, оглушающий, и рассыпающийся звоном в ушах.
"Алисия", - Калеб  успел повернуть голову и заметить её ноги, в обтягивающих джинсах. И было так же не рационально теперь кричать ей: "Беги".
- Алисия, - выдохнул он, вкладывая в эти три слога все те, простые, лишенные оттенков и яркости эмоции, которые сейчас испытывал.

+2

19

Оплакивать куртку явно было не время, хотя и очень хотелось. А вот для страшной мести настроение было как раз подходящее. Если бы еще так ноги не болели… Но с этим Алисия могла справиться шутя. Все-таки, есть в узкой специализации преимущества. Иногда. Не очень часто.
Алисия вскинула винтовку, но клубок тел, катающийся по двору ворохе пыли и опавших листьев не позволял прицелиться. Она рассерженно опустила оружие и сделала несколько шагов вперед. Действовать надо было быстро. Быстрее, чем сейчас.
Мир замедлился, проплывая мимо так, словно все происходило под водой и та отчаянно сопротивлялась всем стремительным движениям. Щелчок. Выстрел. Алисия успела дернуть пальцами, складывая их в нужный знак и пуля какого-то там калибра увязла в воздухе, который стал не водой даже, а гелевой подушкой. Было бы очень эффектно сейчас взмахнуть рукой и послать пулю обратно в дуло да так, чтобы револьвер взорвался в руках пегого, но – увы. Пуля просто упала на землю, а Алисия, крайне раздосадованная, в один прыжок достигла эпицентра драки и, пользуясь тем, что пегий оказался сверху, с чувством опустила приклад винтовки ему на затылок. Тот даже не охнул. Вот пусть кто-то скажет теперь, что у женщин рука легкая.
- Да, так меня зовут, - насмешливо сказала она Калебу и помогла ему скинуть с себя старину Родри. – Ранен? Я думаю, что… черт…
- Да кто вы, мать вашу, такие?! – донеслось от окна. Мужчина самой что ни на есть непримечательной наружности держал в руках винтовку. Точно такую же, как была в руках Алисии.
- Налоговая инспекция! – огрызнулась она, прицеливаясь в ответ.
Трое, пронеслось у нее в голове. Их должно быть трое. А он тут один. Где еще двое?
- Калеб, у этого… - она не спуская глаз с прицела, - нехорошего человека наши документы и ключи от машины. Будь добр, достань их, забери револьвер и отходи к воротам. Стрелять умеешь?
С улицы послышался звук мотора. Алисия, цепко следящая за выражением лица стрелка в окне, не заметила на нем ни удивления, ни досады, но все равно сказала:
- Смотрите-ка, кого то бросили дружки!
- Заткнись, ведьма! – бросил в ответ он. Алисия коротко хохотнула и ничего не ответила.

Отредактировано Alycia Moore (13-02-2019 16:54:54)

+2

20

В ушах все еще звенело, когда тяжесть сверху, запах несвежего дыхания, землистый душок давно не стираной одежды и кислый запах пота исчезли  разом. Калеб вскочил на ноги и внимательно взглянул на Алисию. Волосы растрепаны, на рукаве куртки  заметная прореха, стойкая помада по по-прежнему подчеркивает соблазнительные очертания насмешливых губ.
Она в порядке, в полном порядке, вооружена, прекрасна и далека от того, чтобы паниковать. Родри – куда хуже. Лежал труп-трупом. Лицо в крови и налипшей на неё пыли -  следствие падения ничком на каменную плитку, выстрели Алисия ему в голову – вероятно видно было бы отверстие от пули. Точка входа или точка выхода и кровь была бы не только на физиономии, но и под головой.  Он не расслышал толком появившегося в окне подельника Родри и Дикки, но сквозь утихавший звон в ушах, на смену которому пришла глухота, словно бы он сидел в плотно прилегающих наушниках, скорее разобрал голос и посмотрел в сторону высунувшегося в окно мужика, просто следя взглядом за поворотом головы Алисии.
Потряс головой и в левом ухе словно бы исчезла затычка Захотелось надавить пальцем на козелок, прижимая его к слуховому проходу и  отпуская, чтобы чувство заложенности уха прошло совсем. Это помогало, когда в уши попадала вода, но на эксперименты не было времени.  Из сказанного Алисией Калеб разобрал отчетливо только «достань их», «револьвер» и «умеешь стрелять».
- Да, - он догадывался, что говорит даже слишком громко, как люди разговаривающие, не снимая наушников, но это были мелочи.
Не мелочью было, что из пневматической  стрелять Калебу приходилось разве что в тире, последний раз еще в подростковом возрасте.  Но ложью сказанное не было, поскольку вовсе не обязательно было рассматривать вопрос исключительно в контексте ситуации. В рамках специфики своих интересов, профессиональных в скором будущем, как он надеялся, Калебу доводилось стрелять из лука и арбалета. И если кто-то думает, что лучники во все времена были просто обязаны быть меткими, как Робин Гуд, он многого не учитывает. Английские лучники средних веков стреляли  в массе своей не важно, не целясь конкретно в прорезь забрала или в участок шеи над кирасой, просто, в массе своей, стреляли они  все разом и в одну сторону. Ну а какая-то часть неизбежно попадала в какую часть не прикрытых доспехами частей тел вражеских солдат.
Так что Калеб полагал, что вариант «стрелять в объект крупнее кошки» с расстояния  в 15-20 футов – не самый безнадежный, особенно в ситуации, когда других вариантов нет.
Ну а волнения или страха он не испытывал – хотя мог бы использовать эти слова, чтобы придать  более эмоциональную окраску тому, что большинство людей назвали бы сомнениями и беспокойством.
Прежде чем  обыскивать Родри, он убедился, поймав кончиками пальцев биение пульса на сонной артерии, что тот жив. Затем вынул из внутреннего кармана куртки  их с Алисией права и ключи от машины. Будучи человеком последовательным, обшарил и другие карманы и забрал бумажник Родри и ключи от машины,  с логотипом “Renault“ на брелоке.
- Почему нас хотели убить? – спросил он, выпрямившись.
- А что в жопу вас целовать? Спроси у Родри, если очухается.

Идея спросить Калебу понравилась.
- Алисия, - он постарался говорить тише, не полагаясь на то, как сейчас слышал собственный голос, - У меня много вопросов к этому человеку.
И тут его осенило. 
- Эй, приятель. Я отдам тебе содержимое бумажника и ключи, если  ты спустишься и просто ответишь на пару вопросов.
- А твоя бешеная подружка меня потом пристрелит?

Калеб пожал плечами и не считая себя впрве отвечать за другого человека, спросил у своей спутницы, державшей винтовку с такой уверенностью, словно за плечами у неё был немалый стрелковый опыт:
- Ты же не собираешься  пристрелить этих двоих?

Отредактировано Caleb Patterson (13-02-2019 21:36:12)

+1

21

Откровенно говоря, Алисия вовсе не думала, что это хорошая идея – задерживаться тут дольше необходимого. Она не имела ни малейшего представления, куда делись еще двое мародеров. Один точно должен был сидеть за рулем отъехавшего недавно фургона. А второй? Он мог до сих пор скрываться где-то в доме. И сейчас просто выбирал место, с которого удобно было бы их с Калебом пристрелить. Да, если верить Дику, винтовок было только две. Но чтобы стрелять с той же крыши, вовсе не нужен оптический прицел. Достаточно обыкновенного пистолета.
Наверное. Алисия так думала. Она вообще, откровенно говоря, ничего не понимала в огнестрельном оружии.
Но даже если уехали оба, оставался вопрос – куда. Этот, в окне, был очень спокоен, так что мог точно знать, где подельники и что они собираются делать. Хорошо, если просто улепетывают с награбленным добром, а если отправились за подмогой?
Насчет подмоги Алисия у Дика не спрашивала. Слишком торопилась.
- Слышал поговорку про кошку? – недовольно буркнула она на вопрос Калеба. На несколько мгновений поджала губы и уже собиралась сказать решительное «нет», но передумала. В конце-концов, узнать и правда стоило побольше, а других источников информации поблизости не наблюдалось. Что-то подсказывало Алисии, что со стариной Родри, даже приведи она его в чувство, было бы куда больше проблем.
- Добыча должна сопротивляться, - усмехнулась она в ответ на оба вопрос. Усмешка была как есть вампирская, даром что без клыков. – Брось мне винтовку, сладкий, и мы подружимся. Спрашивай, - сказала она, на мгновение скосив глаза в сторону Калеба. – Но быстро. У нас, увы, нет всего времени мира на вдохновенное журналистское расследование.

+1

22

На вопрос, что был адресован ему, Петтерсон ответил спокойным кивком головы.
Слышал. И что с того?
У того, что мародеры пожелали избавиться просто от случайных визитеров в брошенный Инссмут должна была быть причина. И эта причина – не старье, вроде часов из ратуши, сколь бы его еще не осталось в домах Иннсмута, после визитов ребят, подобных Родри с Диком и их подельникам.
- Бросай, - Калеб вскинул пистолет, держа его двумя руками и целясь не столько в мародёра, сколько в черный прямоугольник окна, - или уходи, а мы заберем машину, деньки и документы Родри.
- И много там?
- Пара тысяч и карточки, - левое ухо окончательно отошло, в правом, казалось, что-то пищало, словно в слуховой проход залетел комар.
- Гарантии? – мужик пытался торговаться.
- Никаких, - честно признался Калеб, - ни у тебя, ни у нас.
Через мгновение винтовка ударилась о камни.
- Сколько Родри вам платит?
Вопрос мог показаться нелогичным, не связанным с ситуацией вообще. И судя по гримасе мародера тот именно так и счел.
- По штуке на рыло.
- За сколько дней?
- Три или пять – как получится.
Калеб подошёл к винтовке, достал бумажник и демонстративно им помахал, после чего, поднял оружие и шагнул к стене.
- Ты чего делаешь? – насторожился мародер.

- Ключи и бумажник на окне, - произнес Петтерсон, оглянувшись на Алисию.
Девушка прекрасно видела то, что бумажник  был оставлен только с карточками, а ключ Калеб и не доставал из кармана.
Он  прислушался.
В доме было тихо.
Выдохнул, расставаясь с желанием забраться туда – не в этот раз.
Видя, сколь уверенно Алисия целится в их собеседника, Калеб ощутил странное чувство, интерпретировать которое в данный момент не мог, но определённо мог отнести к положительной части оценочных эмоций, которые когда-либо испытывал.
Он просто прошел вдоль дома к забору и, поглядывая на окно, где застыл в напряжении мародёр, поднял заржавленный запор.
Как Петтерсон и предполагал, на это потребовалось больше усилий, чем для того, чтобы его закрыть.
- Уходим.

Не будь с ним Алисия, он бы выстрелил в ногу Родри.

И уже за воротами, когда они, рискуя оказаться на мушке еще кого-то из дружков Родри, спешили к машине, проговорил:
- Уезжай одна. Я хочу забрать «Рено». Мне интересно, что там.
Голос его звучал ровно. Просто констатация намерения.
- Только скажи, что ты сделала с первым.
Интонация не изменилась – ни тени любопытства, ни тревоги. Разве что глаза Калеба нехорошо, маниакально блестели.

+2

23

Спрашивал Калеб действительно быстро, но как то… бестолково. Алисия ощутила даже некоторое разочарование. Ей то казалось, что прямо сейчас она узнает, что же этим ребятам понадобилось в городе-призраке. Для его то же были все эти телодвижения, верно? Оружие, пусть и не целый склад. Намеренье пристрелить их с Калебом. Ради глупостей так не стараются. Впрочем, кто знает, что в головах у смертных. Иногда они помешаны на таких странных вещах…
На суровое «уходим» Алисия даже не улыбнулась. И не кивнула. Просто пятилась назад, не сводя глаз с прицела – то есть, конечно, делала вид, что не сводит. Получалось, видимо, вполне правдоподобно, потому что к бумажнику мародер потянула только когда Алисия и ее винтовка нырнули в арку ворот. Его ожидал не очень приятный сюрприз, но не обвинять же Калеба в том, что парнишка решил поправить свои финансовые дела? Вряд ли братец очень много ему платит. В любом случае, что с боем взято – то свято.
- Даже не думай, - спокойно возразила Алисия на чудесное предложение Калеба. Какие бы гениальные планы не роились в его слишком умной голове, позволять ему осуществлять их в одиночку, в этом чертовом городишке, она точно не собиралась. – Хочешь забрать машинку – забирай. Но ты поедешь первым, а я за тобой.
Может быть и не стоило вести себя с Калебом, как с маленьким, но Алисия все же ощущала некую ответственность. Как за маленького Коула, когда маман и няньки решали, что она вполне может приглядеть за маленьким братом пару часов. Это были ужасные часы, если честно. Но ей всегда было неприятно, когда из-за ее недосмотра братец расшибал лоб или делал что-то еще в таком же духе.
- Что-что… - Алисия фыркнула и оглядела пустую улицу. – Остался в ратуше. Живой, здоровый, просто придет в себя и сможет двигаться где-то через час два. Ты меня монстром считаешь, что ли? И перестань сверкать глазами. Если у тебя есть какой то план, то говори прямо сейчас. Без тебя я все равно не уеду.

Отредактировано Alycia Moore (17-02-2019 11:20:09)

+2

24

Тратить время на споры и убеждения было бы крайне не рационально. Калеб просто кивнул, принимая доводы Алисии и сообщил совершенно спокойно:
- Я не считал бы тебя монстром, если бы ты его убила. Могу предположить, что ситуация к этому, располагала.
Себя бы он тоже не считал монстром, если бы убил Родри или его подельника. Или просто убил. Калеб полагал, что однажды, когда-нибудь, его любопытство пересилит все социальные табу и правовые ограничения и он это сделает. Если не найдет себе другого занятия, поинтереснее. Если захочет смоделировать "идеальное преступление". Иннсмут был бы для этого отличным местом, если бы компания Родри не обосновалась здесь раньше.
- Давай так. Ты ждёшь меня в машине. Если появится кто-то другой, просто сразу уезжаешь. Если слышишь выстрелы - тоже.
Он не стал добавлять очевидное: "потом обратишься в полицию".
Ему нужен был этот фургон.
Ему нужно было узнать, что именно было так важно для этой компании.
Он умел сокращать цепочку вопросов до ключевого и делать правильные выводы. Что бы Родри не раскопал в Иннсмуте, учитывая его затраты только на помощников, которые, вне всякого сомнения были и грузчиками, и поварами, и механиками - по необходимости, находка его стоила дороже пяти тысяч баксов. Намного дороже, если для её транспортировки понадобился фургон, а, вероятно и не один.
Приглашая в Иннсмут Алисию, Калеб рассчитывал, что их трофеи, если вообще будут, уместятся в багажнике.
Ему нужен ответ, четкий и определённый, и потому он ждёт, что скажет Алисия, прикидывая вариативность развития беседы и уже подбирая аргументы, если та возразит. Сама ситуация оценивалась, как нетипичная, но... заслуживала высшей из доступных Калебу Петтерсону оценок - она была интересной. Во всех нюансах, начиная с действий и поведения его спутницы и заканчивая неизвестным пока содержимым "Рено", стоявшего за ратушей.

Отредактировано Caleb Patterson (17-02-2019 11:40:06)

+2

25

Нечто маниакальное в глазах Калеба Алисии очень, очень не нравилось просто потому, что это «нечто» она видела и довольно часто. Впору подумать, что у нее карма такая – все время сталкиваться с одержимыми навязчивыми идеями мужчинами. И добро бы юный Петтерсон был магом, тогда это можно было бы объяснить как-то иначе. Но нет. Очевидно, карма – штука толерантная. Чтоб ей!
- Я, конечно, очень красивая и с ружьем, - с винтовкой, но кому какое дело, как эта стрелялка называется? Алисии вот точно было без разницы. А очень странная попытка Калеба сделать из нее дурочку, даже не возмущала. Скорее… оставляла в недоумении. Нет, правда, можно было бы придумать что-то более занятное, - но все же не настолько, чтобы принять твое любезное предложение. Пойдем посмотрим, что там в машинке. Не понимаю, с чего ты взял, что мне не любопытно.
Алисия искренне надеялась, что ловить пули зубами, все же, не придется. Практика показывала, что талант прабабки Магдалены не передался ей по наследству.

+2

26

До этого момента Калеб едва ли бы решился сказать другому об Алисии Мур "красивая" без уточнений, что это его субъективное мнение. У неё были классические пропорции лица, высокий лоб, чистая, очень ухоженная, кожа, густые, насыщенного оттенка красной меди, волосы. А люди с карими глазами нравились Калебу чуть больше, чем обладатели глаз с радужкой светлых, холодных цветов. Но объективно человеческую красоту он оценить был способен только с учётом целого ряда условий. То есть, рассматривая фотографию женщины племени Падаунг он легко мог назвать её красивой на основании восприятия красоты в культуре её народа.
И едва ли, с точки зрения мужчин народа Падаунг, Алисия Мур была красавицей, хоть и с винтовкой.
Но он знал, что не уверенные в своей привлекательности девушки так о себе не говорят, даже если и получили от кавалера подобный комплимент. А вот объективно красивые - легко.

- Ты очень красивая, - легко согласился он, - просто раньше я никогда не  западал на решительных девушек. На рыжих с винтовками - тоже. Извини, я не буду себя вести с тобой, как с виктимной девочкой, старающейся переложить ответственность за все происходящее на другого. Никогда. Обещаю.
Ему, конечно понадобилось некоторое усилие, чтобы вместо "увлекался" или "интересовался" сказать "западаю" - и Калеб не был уверен на 100%, что оно выражает именно то, что он чувствовал к Алисии Мур к нынешнему моменту их отношений, но решил, что немного экспрессии в речи, сейчас не помешает.
- Но я все равно беспокоюсь о тебе, - признание вышло легко и прозвучало чуть виновато, - пошли.

"Рено" действительно стоял за ратушей и именно его кузов они видели, через окно, когда обнаружили, что в этот чудесный день оказались не единственными живыми людьми в мертвом Иннсмуте.
Открывая фургон, Калеб, успев по дороге обдумать несколько вариантов продолжения беседы и отказавшись от десятка аргументов, проговорил:
- Если мы просто уедем, эти люди будут нас искать. У них есть все мотивы и Родри с  Диком знают наши имена, а так же откуда мы. Я готов попробовать решить эту проблему превентивно, Алисия, - он распахнул правую створку двойной двери фургона, - но ответственность за это решение не хочу делить с тобой. Хотя, как видишь, готов тебе доверять, чтобы сказать об этом. Смотреть будем по-очереди. 
Они осторожничали, добираясь сюда с площади, хотя и никого больше не встретили.
- Сначала я, а ты следи за улицей, - Калеб забрался в фургон и в сумраке, разбавленном светом, попадавшим через дверь, бегло осмотрел его содержимое.
Мотки веревок, домкраты, лебедки, кирки и лопаты - инструмент был аккуратно уложен в пластиковые ящики у стенки фургона. Несколько деревянных ящиков в два фута высотой были заколочены. А у дальней стены, вдоль кузова лежало нечто массивное, примерно в полтора человеческих роста высотой. Поверх предмета была накинута мешковина. Стянув её, Калеб увидел каменного идола - голову и верхнюю часть тела. Ничего подобного видеть ему до сегодняшнего дня не приходилось.
И точно так же, как не понимал он красоты, уродство Калеб Петтерсон мог оценить очень условно. Но морда высеченного кем-то из давно живших в Иннсмуте мастеров существа, едва ли по своим пропорциям и обилию деталей была похожа на человеческое лицо или даже морду животного.
- Теперь ты, - он спрыгнул на землю менее чем через минуту, - там просто каменный идол. Не христианский, не индейский. Я не могу сказать вот так, навскидку, к какой культуре он принадлежит и как оказался в Иннсмуте. Похоже в этой машине только верхняя часть.
Сочтя, что обещание, данное Алиссии десятью или пятнадцатью минутами раньше вовсе не противоречит его желанию проявлять банальные знаки учтивости в её адрес, Калеб подставил руку, так чтобы девушка могла опереться о его предплечье, забираясь внутрь фургона.

Отредактировано Caleb Patterson (24-02-2019 14:06:03)

+2

27

Тирада Калеба по поводу красоты, винтовки и воображаемой виктимности заставила Алисию только вздохнуть. Ей хотелось посоветовать юному Петтерсену читать поменьше умных книжек, но она знала, что совет рассеется в воздухе, как только погаснет последний звук его вербальной формулировки. Когда-то она тоже читала очень много умных книжек, поэтому знала, как обычно воспринимаются такие советы.
- Ладно, - только и сказала она, соглашаясь сразу на все. И пошла вперед, потому что согласие со всем подразумевало и это тоже.
Город вокруг был так же тих. Мелкие камешки шуршали под ногами и звук этот почти оглушал. Алисия усилием воли заставила себя подавить панику – ту глупую, иррациональную панику, после которой вооруженных мародеров она восприняла с облегчением. Пустой город и тайна внутри него. Тишина. Слишком много тишины даже для пустого города. Они дошли до фургона, и она резко встряхнула головой, выбрасывает эти мысли куда подальше.
Она хотела было спросить что Калеб имеет ввиду под превентивными мерами, но он уже скрылся в фургоне. Ведьма недовольно поджала губы, но промолчала. Медленно оглянулась. Прислушалась. Ничего. Даже звука шагов последнего мародера, которого так ловко облапошил Калеб. А ведь по логике вещей он как раз должен был направится сюда. Алисия прищурилась и еще раз медленно огляделась. Ничего. Из фургона показался Калеб и рассказал про идоле. Она оперлась о его руку, залезла в фургон, взглянула на жуткую харю… Ей показалось, что она где-то видела нечто похожее, но вспомнить не могла. Картинка в книге? Может быть. Впрочем, все эти древние божки одинаково жуткие, вряд ли она отличила бы одного от другого. Пойти в библиотеку? Алисия хмыкнула. Да, почитать умные книжки. Вспомнить свою скучную юность.
- Страшненький, - резюмировала Алисия, вновь опираясь на руку Калеба, чтобы спрыгнуть из фургона вниз. – Хочешь забрать этот кошмар в Аркхем? И, все таки поясни мне кое-что о своих превентивных мерах. Собираешься пустить всем по пуле в лоб?

+2

28

И именно после этих слов Калеб Петтерсон понял, что встретил ту самую женщину, с которой готов разделить каждый день своей жизни. Осознал это легко и спокойно, наслаждаясь чёткостью формулировки заданного Алисией вопроса.
- Мой положительный ответ и твоё последующее бездействие сделают тебя соучастницей преступления, - сообщил он очевидную для каждого дееспособного человека вещь, поймав руку Алисии в свою ладонь и слегка сжимая её пальцы - жест приятия, доверия, беспокойства и поддержки - все сразу. Сжал легко, почти нежно и всего лишь на мгновение, отпустив почти сразу.
- Доедем до твоей машины, - Калеб закрыл дверь фургона, -  потом, очень тебя прошу - просто уезжай. Я позвоню, сразу, как смогу. Договорились?
При других обстоятельствах, Алисия Мур, вероятно, услышала бы куда более пространные планы на их совместное будущее, но ситуация совершенно не располагала к романтическим признаниям, а Калеб не был уверен, что понимание девушкой его намерения равнозначно одобрению и поддержке.
Но и понимания было более, чем достаточно.

Отредактировано Caleb Patterson (27-02-2019 12:41:05)

+2

29

Уклончивые ответы Калеба можно было понимать так, как ей было угодно. В этом и был весь смысл. Лицо же его было достаточно непроницаемо, чтобы с легкой душой пустить паренька за карточный стол. Однако, оглядываясь назад она ясно видела намеренье. Слишком ярко сверкнули спокойные глаза юного Петтерсона, когда на заднем дворе дома Маршей он поднял с земли револьвер.
Она была удивлена. Пожалуй, больше чем должна была, учитывая обстоятельства. Смерть, как таковая, не пугала и отвращала Алисию. Смерть была частью ее жизни, частью магии ее рода. Как может относиться к смерти человек, которому в возрасте… сколько ей было? десять? одиннадцать?.. дают лопату и ведут на старое кладбище, чтобы он мог лично откопать труп, который впоследствии попытается поднять? Так было принято в семье Мур для тех, кто изучал некромантию, а совсем не изучать некромантию будучи Муром мало у кого получалось.
И, все же, Алисия старалась не убивать без крайней необходимости или не в порыве гнева. Так ей казалось… честнее. Калеб же спланировал казнь – исходя из вопросов безопасности или каких-то иных вопросов, почему то крайне важных для него. Ведьма отдавала себе отчет, что вполне в состоянии если не отговорить, то просто заставить юношу отказаться от своих планов на двух беспомощных мародеров. Однако…
Глаза Калеба все еще поблескивали. Это был сухой блеск искр над уже догорающим костром.
- Твой дядюшка откусит мне голову, - сказала Алисия. Потом подумала немного и уточнила. – Попытается откусить. Ладно. Два часа. Я сажусь в машину, еду в Аркхем сажусь в кофейне… на третьей улице есть одна, с такой, знаешь, розовой вывеской. Заказываю несколько чашек этого гадкого американо и какой-нибудь чизкейк. Двух часов с учетом дороги достаточно, чтобы ты закончил все, что хотел закончить. По истечении их я иду к твоему дяде и к его шефу, и Иннсмут перестает быть очаровательным безлюдным городом-призраком. Тебе лучше поторопиться.
Алисия хмыкнула и протянула Калебу винтовку, все еще висящую у нее на плече.
- Убедись, что патронов хватит. А то мало ли, - она вдруг откинула голову и расхохоталась. - Знаешь, что самое забавное? Я из нее стрелять не умею.
Очаровательное вышло свидание, что и говорить.

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Прогулка среди могил


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC