РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Мир больше не будет прежним


Мир больше не будет прежним

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://funkyimg.com/i/2QtLT.jpg

Калеб Петтерсон и Дженни Холт
31 октября, почти полночь, территория исторического музея Аркхема.


Ночь полна невероятных открытий.

+3

2

Миновала третья неделя пребывания Калеба в роли нахлебника любимого дяди Роя. Рой вроде не имел ничего против, но младший из Петтерсонов своим положением несколько тяготился, а потому рад был первому жалованию. В музее он работал за печеньки, что пока еще не стало его удручать настолько, чтобы найти времени, проводимому здесь, лучшее применение.
Возня с "богатым" историческим наследием Аркхема заставила его иначе взглянуть на те аспекты работы, который он полагал скучными в своей сравнительной лёгкости, предпочитая сложности и загадки  тех времен, когда, судя по датировкам известных событий и сопоставления их с трудами Гомера, на землю по поводу и без спускались боги. У старинных записей, амбарных книг, чужих писем,  газет полуторавековой давности было своё очарование какой-то застенчивой щедрости на факты, истории и странности.
На общем фоне самых разных, разрозненных и подчас имеющих характер слухов, упомянутых в частных записях, историй, путевой дневник несчастного торгового агента М.С. Виннера, скончавшегося в местной гостинице, не особенно выделялся. Письмо одной дамы из Провиденса, надиктованное, как было отмечено в тексте, старшей горничной, поскольку сама автор послания тяжело болела и тревожилась о скорой своей кончине, представляло собой длинный перечень указаний, которым должна была следовать некая Маргарет. Указания были более, чем странными, но последнее из них Маргарет Харт точно не выполнила, поскольку оно касалось самого письма. А, может быть, письмо вовсе не попало к миссис Харт...
За каждым нюансом, каждой строчкой таилась своя история, связанная с каким-то, некогда жившим в Аркхеме человеком.
- И у меня с каждым днём всё больше и больше складывается ощущение, что в осознании жителей вашего города не то что в середине XIX  века, но и в двадцатом, властвовала убеждённость в существовании ведьм и колдунов. Неужели так сказалось наследие салемского процесса?
Сейчас, после всего произошедшего, он скорее недоговаривал, чем откровенничал, касаясь этой темы. Но Дженнифер Холт, чудесная девушка, необычайно располагала к откровенности своим талантом слушать и слышать. Калеб  в какой-то момент даже стал считать, что ей действительно интересны его  музейный байки об Аркхеме. Они познакомились с подачи Роя и Калеб подозревал, что в какой-то момент, когда его не было рядом, дядя шепнул Дженни Холт что-то вроде: "Ты приглядывай, пожалуйста, за этим балбесом".
Доказательств у этого предположения, разумеется, не было. Но если  отказаться от этой теории, можно было считать, что Дженни несколько часов провела в его обществе за крайне странным занятием, исключительно потому что ей было интересно. Калеб же просто намеревался поставить эксперимент - воспроизвести один, как ему казалось, несложный магический ритуал, итогом которого, если верить написанному в книге из "Лавки дурных снов", стала бы возможность для мага видеть в чаше с водой грядущие события.
Но воды не абы какой - а непременно из семи тайных источников. До этого ему попалась газетная заметка, где говорилось о намерении некого Джеронимо Айронса засыпать землей семь колодцев, якобы распространяющих скверну. Джеронимо пропал как раз когда с группой добровольцев отправился осуществлять свой план.
А Калебу эта короткая заметка в бостонской газете начала XX века вспомнилась именно из-за упоминания семи колодцев - семи источников.

Шесть они с Дженни нашли. Четыре находились в лесу за пределами города, но не слишком далеко от него, два оказались теперь на территории домов, но, как ни странно, сохранились идеально и даже вода в них была.  А вот последний...
- Значит, ты уверена, что этот колодец мы найдём во дворе музея? - в голосе молодого человека звучал лёгкий скепсис, - но, Джен, я хожу здесь каждый день три недели, и если бы здесь был колодец, я бы точно его увидел.

+2

3

- Люди в любые времена могли придумать себе ведьм и колдунов, чтобы было кого сжигать на кострах, - в шутку отвечала Джен, косясь на отсканированные бумажки и вырезки из старых газет, бережно укладываемые в папку Петтерсоном младшим.
- Да и ты сам прекрасно знаешь, что еретиками становились те, кто достиг в науке больше, чем простой народ.
Вот уже на протяжении нескольких часов, Холт, терпеливо и настойчиво старалась увести юношу от темы сверхъестественного прошлого Аркхема, и при этом же активно помогала ему в собственном расследовании.
Вышагивая в слегка потертых джинсах, темно-синем свитере и с рюкзаком за плечами рядом с Калебом, шатенка бесконечно ему сочувствовала. Да, они нашли уже шесть колодцев с чудо-водой, достать последнюю по списку – и у него будет все необходимо для проведения древнего ритуала. Да, он казался очень этим воодушевлен, и, по непонятным для Холт причинам, взял в это путешествие с собой именно ее, хотя знакомств за столь короткий промежуток времени у него, безусловно, прибавилось. Да, он ей в какой-то степени доверял и нравился.
А она перечеркивала все хорошее и оптимистичное своим обманчивым скепсисом. Но главное, - девушка знала, что у него ничего не получится.
Простой человек, уникальный, можно сказать, который начал вникать в темную подноготную города, едва сюда приехав, и оказался очень близок к правде. Ему стоило сделать всего шаг, открыть дверь, как весь ком из оживших легенд и мифов навалится на него. А Дженнифер возомнила себя буфером, защищающим Петтерсона от всего этого мракобесия.

- Ты здесь ходишь три недели, а я почти всю жизнь живу в Аркхеме и частенько наведываюсь к Магде... миссис Эстервуд, - поправила себя, решив отложить ненадолго панибратство.
Нацепив на лицо заговорческое выражение, она повела его вокруг большого здания, вдоль невысокого забора, подальше от зоркого взгляда охранника, который, по счастливой случайности, их не заметил.
- Проход где-то рядом должен быть, - они уже едва ли не запутывались в густых зарослях декоративных кустарников, - вот.
Передав рюкзак Калебу, девушка аккуратно пролезла между прутьями, которые ранее лишились двух своих собратьев, и направилась к скоплению деревянных досок, грудой валявшихся над сокровищницей, искомой парнем.
- Ты его не видел, потому что его забаррикадировали, - слегка поморщившись, она добавила главную и самую печальную новость, - и воды на первом уровне, насколько я знаю, нет.

+2

4

Свой небольшой челлендж Петтерсон проходил с увлечённостью энтузиаста. Воссоздавал ритуал, стараясь через все простые действия с ним связанные понять, что было в головах людей, всерьёз веривших, что вода из семи разных источников может вдруг обрести сказочные свойства. Будь в Аркхеме центральное водоснабжение в те далёкие времена, когда сюда попали сведения о подобных практиках, вероятно, хватило бы и простой прогулки по соседям с просьбой налить из под крана воды в принесённую бутылку.
Но упрощать себе задачу подобным образом он не стал.
Его личный опыт долгих изнурительных упражнений под присмотром инструктора, когда завершился постельный режим и встал вопрос восстановления ослабевшей за несколько месяцев мускулатуры и укрепления мышц, позволял считать, что человек, не следовавший программе или инструкции буквально, не имеет права, потом обвинять кого-либо, кроме себя, в неудаче.
Ну а в удачу, в чудесные отражения картин будущего в деревянной или керамической чаше с водой, он, разумеется не верил. И тем не менее, эксперимент должен был быть сделан строго по писаному.
- Ты права, - признал он, следуя за Дженни в неухоженные заросли каких-то кустарников. Резные, рдяно-оранжевые, листики  на них изрядно облетели и теперь лежали пестрым, богатым ковром на привядшей траве, - трудно спорить с тем, кто может противопоставить трем неделям целую жизнь.
В голосе Калеба сквозила легчайшая ирония, но без тени обиды. Дженни Холт просто вызвала у него легкое чувство умиления и своей готовностью помочь, и невинным в подобных выражениях чувством превосходства старожила над новичком.
И все же… она, действительно оказалась права. Под сваленными грудой старыми, чёрными от времени досками можно было разглядеть нечто  высотой  в пару футов.
Пристроив свой рюкзак под одним из кустов, Калеб взялся убирать ближайшие доски.
Но информация о воде его остановила.
- Не похоже, чтобы сюда кто-то лазил в последние годы, - он поддел носком кроссовка небольшую моховую шапку у стыка между двумя тёсанными камнями, проглядывавшего в дыре между досками, которыми некогда обнесли колодец, сколотив что-то вроде короба, - Сколько лет твоей информации об отсутствии воды?
У него имелись и другие уточнения, но, не будучи геологом, сформулировать их тотчас Калеб затруднялся, а читать непрошенные лекции о том, что даже в разное время года уровень воды в колодце меняется, не считал нужным хотя бы потому, что знал об этом в теории.
Да и набрать воды из шести предыдущих у них получилось просто спустив  на бечёвке обычную бутылку для воды из тех, что наиболее удобны для спортсменов и туристов. И вряд ли уровень грунтовых вод мог вдруг упасть в одном месте настолько критично, чтобы повторить  это в седьмой раз не удалось.
- Если нам всё же не повезет, - он вернулся к прерванному занятию и  отбросил за кучу мусора одну за другой пару коротких деревяшек с торчащими из них кривыми гвоздями, - придётся просто поискать другой колодец. Во дворах самых старых особняков должны сохраниться колодцы. Где-то заколоченные, а где-то и вполне ухоженные, как часть садового оформления. Или наберем воды из реки. Тоже источник. Хоть и совсем не тайный.
Очередная доска не поддалась и Калеб поднял взгляд на девушку:
- Не поможешь? Если вытащить вот эту доску, то мы, кажется, даже увидим, как был закрыт сам колодец.  Не убирать же всё, пока не станет ясно, что это действительно необходимо.

+1

5

Хорошо, что свет одинокого фонаря, стоящего вдалеке, не добирался до ребят, а темнота хорошо скрыла вспыхнувшие щеки девушки, потому что ту информацию о воде ей просто пересказали работники музея. Никакой достоверности, ни доказательств, - далеко не тот подход, которого мог бы ожидать Петтерсон от своего сегодняшнего компаньона.
- Я бы не сказала, что этим знаниям больше месяца, - боже, как можно быть насколько наивной? – один из экскурсоводов поведал об этом, когда я начала расспрашивать об источниках, согласно твоей наводке. Поэтому его и списали, забаррикадировав всяким хламом.
Пока юноша кряхтел над одной из досок и просил о помощи, студентке послышался хруст веток неподалеку от того места, где они пролезли на территорию музея.
- Ты ничего не слышал? – проигнорировав его просьбу, девушка насторожилась, пытаясь в темноте сумерек рассмотреть то, что привлекло ее внимание. Может, охранник решил проверить и пройтись за здание? Неужели отсюда можно услышать хоть что-то в его тесной будке?
Похоже, Калеб не заметил ничего необычного, так что Холт, отложив паранойю, помогла ему с доской, которая со старческим скрипом поддалась их совместной силе.
- Что ж, давай проверим, - взяв небольшой камень с земли, она кинула его в зияющую темноту колодца.
Раздался неожиданный всплеск, и уголки губ девушки дрогнули в извиняющейся улыбке.
- Похоже, тебе сегодня везет.
Рюкзак быстро оказался у нее в руках, молния легко поддалась воле шатенки, и Дженни достала последнюю пустую бутылку вместе с длинной веревкой и протянула все это парню.

+2

6

- А сколько лет назад эта информация была актуальна, прежде чем стала знаниями экскурсовода? - в тоне молодого человека слышалась ирония.
Впрочем, разрушать представления спутницы о фактическом уровне осведомленности тех экскурсоводов, что ведут посетителей по залам музея, следуя досконально вызубренной программе, Петтерсон не стал. Был на их месте сам совсем недавно, выкручивался, как мог, когда задавали действительно стоящие вопросы по той или иной затронутой обзорным сообщением теме.  Ну, конечно, в Аркхеме, вполне возможно, экскурсоводы имели ученые степени и являлись профессорами каждой из областей, о которой рассказывали.
Но Калеб полагал, что ещё через пару недель, как во многих американских и европейских музеях, где определённую часть работы выполняют волонтёры, ему доверят файл с здешней экскурсионной программой. Так, на случай если на горизонте появится школьный автобус со старшеклассниками,  жаждущими приобщиться к богатейшему историческому наследию аркхемского музея.
Но до того дня еще следовало  дожить.
Oн принял из рук спутницы пластиковую бутылку, отвинтил крышку с клапаном и привычно затянул  под резьбой петлю.
- Повезет, если мы успеем, - сообщил он,  бросив в бутылку чистый, заранее приготовленный камешек, ждавший своего часа на дне кармана. А затем стал опускать бутылку вниз, разматывая верёвку, - всё нужно сделать до полуночи и непременно в один день. Хотел бы я понимать причины,  по которым нельзя, к примеру, набирать воду в течение семи дней. Это хотя бы как-то объяснило бы семь источников…

Калеб хотел знать гораздо больше, но об этом можно было бы рассказать в другой раз, к примеру, коротая время в ожидании своего заказа в кафе.
Из тёмного зева колодца раздался плеск.
Бечёвки едва хватило,  и Петтерсон порадовался этому. Не хотелось бы рвать одежду, чтобы нарастить  к бечёвке несколько недостающих метров. Идея, не более, чем развлечение, точно не стоила подобных жертв.

Увлеченный, он не обратил внимания на взволновавшие Дженни звуки, а появления охранника и вовсе не опасался – они были знакомы, и возню у колодца в компании хорошенькой девушки легко можно было объяснить весьма романтичными причинами.
- Ну а теперь надо найти что-то ровное и относительно защищённое, - продолжил он, уже почти вытянув бутылку наверх. Я не рискнул оставлять всё дома – мы ведь могли и не найти здесь колодец и тогда пришлось бы добираться до реки, и закончить ритуал уже там.

+2

7

- Неподалеку есть парк, - воодушевленно вспомнила девушка, желая побыстрее убраться отсюда, - пошли.
Груженый рюкзак был по-джентльменски у нее отобран, так что, будучи налегке, шаги шатенки стали гораздо шире, а походка резвее.

Всю дорогу до лесной зоны ей казалось, что за ними неустанно наблюдают. Такое липкое ощущение чужого недоброго взгляда на затылке. Холт не раз оборачивалась, становясь объектом для иронии и, без сомнений, получив звание главного параноика в глазах Петтерсона. Но не обнаруживала ничего серьезного или пугающего.
На извивающихся улицах парка изредка встречались влюбленный парочки и одиночки, спешащие с поздней работы домой.
- Это место подойдет? – укладка под ногами постепенно перетекла в оранжевый гравий, они сильно отошли от тропинки, углубляясь в темноту, и наткнулись на недостроенное одноэтажное здание, предназначавшееся, скорее всего, для небольшого магазина. Голые стены, большие прорези – окна, и отсутствие крыши.
- Ровное и защищенное, - Джен улыбнулась в попытке реабилитироваться в глазах юного ученого и пошла следом за ним.
- Давай приступим, только расскажи, что для этого нужно сделать, - удивленная, Холт только сейчас поняла, что про сам ритуал юноша ей ничего так до сих пор и не говорил. Учитывая магическое население города, их истории и многовековую жизнь, девушка не сомневалась, что находка Калеба может оказаться настоящей.
Лишь бы не пришлось приносить в жертву барашка...

+2

8

Мужской шовинизм и хорошие манеры стали уже опасной роскошью, легко трактуемой как «сексуальные домогательства» со стороны прекрасной половины человечества. Хотя представители второй гендерной половины и даже условно существующей третьей могли бы возмутиться нетолерантностью самого деления по принципу прекрасности.  И Калеб, воспитанный родителями, в свою очередь, выросшими в устаревших понятиях норм и правил, остро ощущал, что пересекает некий условный порог и наблюдает качественную трансформацию ментальности американского общества, после которой мир уже никогда не будет прежним.

Но, тем не менее, не посягая на право Дженнифер определять, куда им идти, он оставлял за собой право нести собственный рюкзак, хотя бы потому, что его вес не превышал определённую врачами максимальную величину.
Они спешили, и Калеб был признателен девушке за то, что та шла быстро, и её не нужно было торопить. Тёмный парк, отделенный от восточной стороны музея втянул их в мешанину теней и чернильный провалов, и когда они выбрались на одну из аллей с благодушной кокетливостью почтенной матроны откыл им дорогу, освещённую стоящими по обе стороны фонарями. Сами фонари выглядели так, словно были установлены здесь в середине XIX  века, разве что желтый их свет был, определённо, электрическим.
Но они лишь пересекли центральную аллею и снова нырнули в густой сумрак и далее следовали одной из тех тропок, что люди протаптывают сами, не думая ни о каких ландшафтных планах.  Затем снова вышли на мощёную дорожку и оказались у какого-то строения в той же мере незавершённого, в какой и заброшенного.
- Отличное место!  - Калеб не лукавил, хотя сейчас его устроил бы даже тротуар с подветренной стороны забора, - фонарик у тебя?

Он нервно глянул на часы и, присев на корточки у стены с оконным проёмом, взялся расстегивать рюкзак, быстро, но внятно рассказывая Дженнифер, что они будут делать дальше.
- Это самый простой ритуал. Никаких мертвых кошек, безголовых куриц и прочего. Логика, как ты сама могла заметить, всё же есть. Но я тебе потом расскажу о симпатической магии. Сейчас зажигаем свечи, ставим чашу, я рисую на дне знак, а потом наливаем в неё воду. Равное количество из каждой бутылки. На всякий случай я пронумеровал их заранее, чтобы наливать в том порядке, в каком набирали, хотя это и не является условием. Ну и ритуальная формула. Заклинание вроде. Оно простое. Зажжешь свечи?
Он извлек из рюкзака обернутый полотенцем белый салатник, а из кармана - маркер. Чем именно рисовать знак на дне чаши в описании ритуала тоже не говорилось. Подразумевалось, наверное, что человек, практикующий подобные вещи, и сам это знает.

И все же, несмотря на всё свое здравомыслие и понимание, что просто ставит эксперимент, чтобы убедиться в заведомо известном результате, Калеб ощутил странное волнение, даже азарт.

Отредактировано Caleb Patterson (04-02-2019 11:44:27)

+2

9

Проделав все с завидной аккуратностью, Холт, оглядела их импровизированный алтарь и уже хотела было возмутиться и ответить, что никаких кошек она убивать все равно не стала, даже если бы и потребовалось, но успела подавить этот порыв, вспомнив, что совсем недавно действовала довольно хладнокровно, совершив самосуд над человеком.
Воспоминания словно вскрывали гнойные раны, потому она поспешила от них отмахнуться и сосредоточилась на стрелке наручных часов.
- Полночь.

— Семь вод из семи источников, семь кровей дочерей Первой, силой слова заклинаю вас, — начал читать заклинание Калеб. Он неотрывно смотрел на черные линии знака на дне чаши, словно те должны были как-то себя проявить под воздействием слов.
— Семь вод из семи источников, семь обетов дочерей Первой, взываю к вам. Семь вод скреплены волей моей, силой моей, откройте  мне зеркало Аштарет!

У Петтерсона было много вопросов к тексту заклинания, к отсутствию воззваний к христианским ангелам и святым или запугиванию слуг Люцифера именами архангелов, но он склонен был полагать, что вся эта христианская мишура появилась позднее и настолько вплелась в дошедшие с дописьменных времён ритуальные формулы молитв, что стала неотъемлемой их частью.  И он готов был иронично хмыкнуть и вздохнув: «вот и всё», — рассказать об этом Дженнифер, как вдруг вода в белом салатнике, изображавшем ритуальную чашу задрожала, расходясь концентрическими кругами от центра к краям.

Слова заклинания из уст парня выходили хоть и уверенно, но почти резали слух – представить его настоящим магом девушка так и не смогла. Оно и к лучшему на самом деле.
Дженнифер хотела выждать полминуты, чтобы сообщить Калебу о невозможности проведения ритуала из-за их некомпетенции и неправильно понятых инструкций или придумать еще что, но сказать ничего не успела.
Молния разрезала темноту ночи, искривленным зигзагом целясь в сухое дерево, стоявшее перед заброшенным зданием, где ждали магических результатов двое человек. Точнее, ждал только Петтерсон, Дженни же, уверенная, что они уйдут ни с чем, кроме семи бутылок воды и легким разочарованием, замерла, задержав дыхание, и слушая как старый дуб издает трескающий звук и начинает загораться.
Воздух пропитался озоном, и внезапно – слишком внезапно – снаружи поднялся сильный ветер, завывающий, гнущий ветви деревьев и яростно срывающий с них последние листья.
- Не может быть, - пораженная, она посмотрела на юношу, - этого не должно было произойти, - кто он? Маг-полукровка? Такие вообще бывают? Одаренный, не знающий ничего о сверхъестественном мире?
- Ты уверен? - не в силах сдерживаться, она сжимает его плечо, заставляя оторвать взгляд от хаоса начавшегося снаружи и посмотреть на нее, - что это был ритуал видения будущего?
Слева что-то мелькнуло.
Голова повернулась в ту сторону, и рука девушки упала вниз.
В углу недостройки стоял мальчик лет тринадцати, весь в рваной, старой, несовременной одежде, на его лице была пара кровоподтеков, глаза впалые, губы тонкие и сам он был весьма худощав. Он смотрел на них не мигая.
- Калеб, - ровно и спокойно произнесла шатенка, продолжая эту игру в гляделки, - беги.

написано совместно с Калебом

+1

10

Реакция Дженнифер на ворвавшийся через оконные и дверные проёмы порыв ветра, задувший  половину свечей сразу, Петтерсона озадачила. Он не ждал вообще никаких изменений ни с водой, ни с окружающим пространством, и взялся за этот ритуал, чтобы получить отрицательный результат и тем самым раз и навсегда переместить все упоминания магии и ведьм в раздел крайне живучих аркхемских суеверий.
Возглас «Беги» заставил его обернутся и взглянуть туда, куда был устремлён взгляд девушки.
- Это же просто, - начал он и осёкся.

Галлюцинации не возникают  «просто» и они не бывают общими.
- … твоя шутка? Смешно.

Старую одежду нетрудно было раздобыть на чердаке, загримировать тощего подростка и оставить ждать полуночи, чтобы разыграть нового приятеля, решившего развлечься ритуалом черт-те знает какой по цвету магии – другого объяснения увиденному у Калеба не было. Смешно ему не было, он просто не знал, какой реакции ожидала девушка, решив его разыграть. Страха? Смеха? Но времени на догадки не было. Похожий на мертвеца мальчик в блузе с воротником-матроской и старомодных башмаках, рванул вперед…
К завыванию ветра над парком добавился не то вой, не то вопль, восходивший в высокую, на грани слышимости ноту, от которого тотчас заломило в висках.

+2

11

Когда мальчик ринулся на них, Дженни инстинктивно рванула в сторону, противоположную от Калеба, искренне надеясь и свято веря в то, что юноша отбросит свой скептицизм хотя бы на это время. Неужели он правда подумал, что этот маленький незнакомец – плохая шутка, подстроенная Джен? Как будто ей заняться было нечем, учитывая, что она не знала, где они в итоге проведут ритуал и предложила это место как самое уединенное. Если бы их увидели настоящие маги, да еще и из Ковена, Холт бы здорово влетело.
А сейчас все шишки падают лишь на Петтерсона.
Мальчик, явившийся из ниоткуда, не отредактировал свою траекторию, а все также направлялся к Калебу и, достигнув цели, без какого либо тактильного касания, с силой, сравнимой нескольких мужчин, отшвырнул юношу в сторону, словно тряпичную куклу.
Выход из их укромного места находился совсем рядом, шатенка даже успела бросить тоскливый взгляд на него, прежде чем рвануть вперед.
Она хотела схватить паренька, кем бы он ни был, за талию и оттащить от Калеба, но ее руки беспрепятственно прошли сквозь его рванную одежду прямо перед носом Петтерсона.
Магда рассказывала ей о таких существах. Неупокоенные, потревоженные, мстительные. Призраки.
Мальчик поворачивается к ней, оставив юношу, и снова машет рукой в попытке проделать тот же фокус, что и с ним недавно, однако его действия не имеют никакого эффекта. Он быстро реабилитируется, используя рюкзак и с большой силой направляет его в грудь девушки. Несмотря на ожидаемую боль в теле, студентка оказывается совсем рядом со своим спасением.
Рука сжимает железный штырь, оставшийся от строителей, и его обрубленный конец врезается в нападавшее существо, развеивая того в воздухе.
- Это не конец, он вернется, - тяжело дыша, отзывается Дженнифер, со стоном пытаясь принять сидячее положение, и лихорадочно соображая, что они могли сделать не так, - надо вылить всю воду.

+1

12

Розыгрышем всё случившееся в следующие несколько секунд не могло быть. Оно не могло быть! Вообще!
Когда ребенок, не хватая даже, а просто вытянув руку, отшвырнул Калеба, квинтесенцией ужаса для того было не тронутое тлением грязное лицо с пустыми глазами, а ожидание удара. Сгруппироваться толком он не успел, слишком стремительным было движение, но ударился о стену не спиной, а левым плечом и бедром и, сползая на засыпанный мелким строительным мусором бетонный пол, увидел, как Дженни взмахом руки рассеяла призрачное нечто. Поджимая пальцы на ногах, Калеб почти с радостью ощутил как ноет ушибленное бедро. Его персональный кошмар, простой и реальный был много хуже, чем призраки - остаток жизни в инвалидной коляске в случае повторной травмы был очень и очень вероятен. И только сосредоточенность на внутреннем страхе, с которым он сжился за последний год не позволила в полной мере, даже на доступном ему уровне восприятия, осознать весь ужас случившегося.
- Вернётся? - переспросил Калеб опираясь на руку, чтобы подняться и всё еще сосредоточенный на внутренних ощущениях. Если не считать боли от ушибов,  он был цел. Поднялся на ноги и  поежился от ворвавшегося с порывом ветра через дверной проём холода, - Кто он?
Голос звучал ровно, сухо и спокойно, на осмысление того, каким тоном нужно говорить в данный момент не было ни времени ни сил.
Калеб без вопросов перевернул ногой салатник с водой и поднял две бутылки.
- Куда лить? вокруг? И...зачем, Дженни? Зачем лить воду, когда надо уходить?
Глупые требования обычно только кажутся глупыми тому, у кого недостаточно информации о происходящем.

Отредактировано Caleb Patterson (06-02-2019 13:57:04)

+1

13

Дженни подошла к Калебу, бегло осматривая его физическое состояние. Если и были признаки переломов или чего похуже, они бы уже проявились, а так он смог встать и достаточно хорошо соображал, учитывая ситуацию.
Снаружи все также бушевала стихия, пока Холт, старательно игнорируя вопрос юноши о существе, выливала воду из оставшихся бутылок, пока не дошла до седьмой, той, которую они заполнили последней.
- Не вокруг, просто избавиться, - объяснять быстрее у нее не получалось, поэтому она начала тараторить, - все, что ты мог взять с собой за те последние несколько мест, куда мы приходили за водой. Камни, может, безделушки, потерянные вещи, все это нужно вытащить и оставить здесь, отказаться от этого, не признавать своим, - она тоже начала шарить по карманам, хотя и не помнила за собой приступов клептомании во время их ночного похода.
Как и в прошлый раз, мальчик материализовался из пустоты. На этот раз Дженни это заметила и схватилась за рукав Петтерсона. Перед ней стояла еще наполовину полная тара, и Холт слегка подтолкнула ее ногой, чтобы вода сама постепенно вытекла из нее.
Отрешенный взгляд незнакомца опустился вниз, он терпеливо наблюдал за тем, как вода темным пятном разливается на бетонном полу, и когда она вся, наконец, вылилась, он снова посмотрел на парня и девушку, а потом развернулся и ушел, растворяясь в ночи.
Только тогда шатенка заметила, что все это время не дышала, боясь пошевелиться, и теперь шумно выдохнула, пока еще не до конца осознавая, что вскоре ей придется объясняться.

+1

14

Если делать выводы, полагаясь на собственное зрение, с учётом реакции Дженнифер Холт, подтверждающей, что она видела то же самое, что и Калеб, он вызвал призрака. Было ли это истинной целью ритуала, ошибкой исполнителя, случайным совпадением – в настоящий момент не имело значения.
- Стой!, - крикнул Калеб и рванулся, было, вперед, за растаявшим в темноте мальчиком, - вернись!
Безуспешно. Он обернулся к своей спутнице и задал вопрос.
Если задавать правильные вопросы, то можно сократить путь от невежества к знанию, от заблуждений к истине.
- Дженнифер, ты уже сталкивалась с подобным? 
Вопросом это было исключительно по форме.
Недалеко, вероятно, за  сквером, послышался  вой, сначала он походил на волчье соло, но не прошло и десяти секунд, как его разорвали и забили завывания сирены.
Сигнализация? Машина спасательной службы?
Гадать не было времени. Задавать другие вопросы – тоже.
- Что нужно делать, чтобы…
Калеб не успел договорить, но его желание вернуть призрака осуществилось само собой. Только вперед выступила уже девочка, почти девушка, с развитыми локонами, падающих на грудь  светлых волос, серебрящихся не от внутреннего свечения, не то от слабого света ближайшего фонаря, падавшего через оконные проёмы внутрь бетонной коробки. На ней было длинное платье с кружевным воротником, светлое, мятое, в пятнах плесени и гниения. Уже знакомый им мальчик стоял справа, а слева серой дымкой обрисовался силуэт третьего призрака.
- избавиться от них, - выдохнул Калеб, мгновенно отказавшись от желания продолжить знакомство с призрачным мальчишкой.
Он помнил, как от взмаха руки Дженнифер тот рассеялся нитями сизого дымка и надеялся, что за истекшие пару минут она не забыла, как выполняется этот фокус.

Отредактировано Caleb Patterson (06-02-2019 20:08:55)

+2

15

- Нет, но мне о них рассказывали, - честно отвечает Джен на закономерный вопрос от Калеба и бесстыдно, совсем чуть-чуть, радуется, что он не взял ее за шиворот и не прижал к стенке с допросом о том, что сейчас произошло.
- Это призрак, и они бывают крайне агрессивны, если кто-то покушается на их вещи или места, связанные с погибелью, - дословно цитирует, пусть Петтерсон об этом даже не знает, строчку из статьи, найденной в интернете по наводке Магды. Какие именно особенности у них есть еще, кроме, очевидно, способности переносить предметы взмахом руки, шатенка не знала, потому что сталкивалась с этим феноменом впервые.
Мальчик ушел, и теперь буйство стихии снаружи стало приоритетом номер один. Пока не раздался вой, и следом вновь не проявились призрачные существа.
- Железо, - Холт стояла чуть позади Калеба и надеялась, что ее слова до него долетели. Штырь лежал у его ног, и Дженни ждала.
Никто из появившихся не дрогнул, они смотрели своими безжизненными глазами, казалось, сквозь юношу и девушку, и в этот момент Холт начала понимать, в чем заключается их привязанность.
- Пойдем, - тихо произнесла, взяв Калеба за руку, и медленно увела его в сторону к выходу, огибая большим, насколько это было возможно, полукругом собравшихся усопших.
Никто их не преследовал, они вышли навстречу шторму, и Джен оглянулась – призрачные фигуры до сих пор стояли на том же месте недвижимыми статуями.
- Видимо, они здесь умерли, - перекричать сильный ветер ей не особо удавалось, - нужно уходить.

+1

16

Что имела в виду Дженифер, говоря о железе, Калеб не понял. Смотрел он исключительно на призрачную троицу. И с таким вниманием, что даже не мог отвлечься на привычный, как фоновый шум города, анализ происходящего. Существа эти вызывали у него опасение, даже страх – не сами по себе, но тем, что они могут сделать. Нового полета и удара о стену Калеб точно не хотел. Опасение и любопытство. А еще, сопоставляя свои действия с их появлением, Калеб понимал и признавал, что именно он является виновником их появления.
Если отбросить всё априори невозможное, то, что останется – и будет ответом, каким бы невероятным он не казался (с). Если допустить, что все эти рассказы о ведьмах и колдовстве имели под собой реальную подоплёку, то…
Рассуждать об этом было некогда, и Дженнифер была права, потянув его к выходу.
- Ты уверена, что снаружи безопаснее? – спросил Калеб, переступая через нижний край дверного проёма, и обернулся.
Мальчик уже почти растаял в воздухе, а девочка, развернувшаяся в их сторону, стала полупрозрачной.
И тут старый вяз, росший  в нескольких футах от недостроенного павильона, с треском и протестующим стоном, накренился.
Ветер  хлестнул так, что Калеб сильнее схватил руку Дженнифер и шире расставил ноги, чтобы удержаться в вертикальном положении, но свист воздуха, рассекаемого тонкими ветвями, треск и хруст заставили парня обернуться, и теперь уже с его губ сорвался крик:
- Бежим!
Он потянул Джаннифер за собой, под таким углом от строения, чтобы ветер дул им не прямо в спину, а с левой стороны. Рассчитывая на то, что они успеют отбежать в сторону прежде, чем стихия, озлобившаяся не то на Калеба, не то на парк за музеем, не то на весь Аркхем,  покончит с вязом.
- Группируйся!
Он не знал, занимается ли Дженни спортом и умеет ли падать, но фигура её, и проведенный за долгими переходами от колодца к колодцу день  позволяла предполагать с определённой уверенностью, что считать Дженни йогуртно-клубничной неженкой было бы ошибкой.
Они упали на землю одновременно, сбитые с ног третьим или четвертым порывом ветра.
Калеб обхватил Дженнифер рукой,  придавливая  к земле и  одновременно притягивая к себе. Какофония звуков позади них позволяла вообразить, чем завершилось падение дерева и что было бы, останься они внутри того строения.

Жухлая трава щекотала нос и лоб, подсказывая, что урагану куда легче выкорчевывать столетние деревья, чем выдергивать из земли уже отжившие своё травинки.
- У нас два варианта, - Калеб начал было нормальным голосом, но понял, что не слышит сам себя и почти закричал, - вернуться теперь назад и переждать внутри той разввалюхи или двигаться к музею.

Отредактировано Caleb Patterson (17-02-2019 09:22:28)

+1

17

Почувствовав твердую землю всем своим весом, Дженни могла поклясться, что услышала, как она гудит.
Что-то очень нехорошее случилось сегодня. И причиной, судя по всему, были они.
Она слышала крик Калеба довольно отчетливо, несмотря на завывающий ветер, треск деревьев и хаос вокруг. Смотрела на него, пока они так и лежали ничком, сопротивляясь взбушевавшейся стихии, позволяя сомнениям завладеть ее разумом. Дженни вглядывалась в черты напуганного юношы, ища подвох и зная, что сама сейчас находится в таком же состоянии. Дракон или нет, в смертном теле шатенка была просто человеком.
- В музей, - полная решимости, прокричала в ответ, надеясь, что племянник Роя разделяет ее мнение насчет лучшего убежища для них.
Дорога до здания заняла гораздо больше времени, чем всего каких-то полчаса до этого. Призраки их не преследовали, да и Холт беспокоилась больше о шторме и его последствиях, чем о возможных мстителях.
Высокая, массивная железная дверь встретила их закрытыми ставнями.
- Не может быть, - в отчаянии девушка стала с силой молотить кулаком по металлу, рискуя заработать перелом.

+1

18

К музею или не к музею - но правильным решением было выбраться из парка, подальше от деревьев, клонящихся под напорами обезумевшего ветра. Но всё же раскидистые вязы и старые клёны несколько гасили силу ветра, пусть даже некоторые из них и проигрывали в этой битве. На глазах Калеба и Дженнифер деревья уже не падали, но они видели уже лежащие на земле вязы -  мешанина агонизирующей на ветру листвы и веток, связанная с комом вывороченных из земли корней жирными черными линиями стволов.
Перейти улицу оказалось сложнее, чем пересечь парк - они едва держались на ногах, цепляясь друг за друга. Пытались говорить, перекрикивая гул ветра, втягивали голову в плечи, ежась под его холодными хлесткими ударами.
А в голове Калеба, среди множества мыслей и предположений, пульсировала одна, столь безумная, что он готов был отринуть её, предпочтя тысячу других рациональных версий случившегося. Простой ритуал, глупые слова, вода из семи аркхемских колодцев стали причиной всего этого, а исполнил этот ритуал, вызвав сначала призраков, никто иной, как он - Калеб Петтерсон. И хорошо, что сейчас были более важные задачи, чем необходимость анализировать каждое слово заклинания и пытаться понять, почему произошло именно то, что произошло.
Ворота музея закрыты.  И это, кажется, очень расстроило Дженни. Петтеросн перехватил руку девушки прежде, чем она снова ударила в железную дверь и потянул в сторону - к стене и вниз - на землю. Это неправильно, но в жизни всегда все не так, как в мануалах.
- Нет смысла ходить вокруг музея. Ждём. Просто ждём, пока утихнет ветер, - проговорил он, почти прижимаясь губами к уху спутницы.
Бродяжье-собачье одиночество у стены, у закрытых дверей, когда мир бунтует, когда творится нечто непонятное, когда все не как в инструкциях, но все же они, эти списки алгоритмов, как и что делать - правы.
- Потом либо я перелезу через забор и открою ворота, либо сможем уже идти. И...
Он не счёл правильным информировать девушку, что было бы лучше найти  яму или канаву - просто на этом отрезке дороги, вдоль стены, ограждающей территорию аркхемского музея нет ничего подходящего.
-  И ответь, почему ты знала, что делать с призраками? 
Формулировка вопроса, как всегда не случайна. И то что ни время, ни место, ни творящееся вокруг не располагают к отвлеченным беседам - совершенно не волновало Калеба Петтерсона. Его вообще мало что волновало, кроме личных задач, целей и интересов.
- Ты знала, что заклинание... - во рту пересохло в нос попала пыль и хочется чихать, Калеб отвернулся от Дженни, не договорив и прикрыл низ лица ладонью.
Несколько раз чихнул и поморщился, невольно отвлекаясь на мерзкое ощущение пыли и песка в ушах и волосах -даже холод не раздражал его так, как этот физический дискомфорт от осознания грязи на собственном теле.

+1

19

Ее настойчиво потянули вниз – Калеб перехватил руку девушки, и они вдвоем сели прямо у ворот, мелкие и ничтожные в сравнении с силами природы.
Отчетливо услышав его предложение, шатенка в отчаянии ответила:
- А что, если он не утихнет? – и тут внезапная мысль, осенившая как гром среди ясного неба (или как этот шторм в Аркхеме), мгновенно успокоила ее, хотя эта идея являлась вовсе безумной. Ветер был силен, настолько, что вырывал с корнями внушительные деревья и вселял первобытный страх. И единственным способом относительно благополучно убраться подальше от эпицентра бури было превращение. Массивное тело дракона должно устоять перед стихией лучше, чем человеческое крохотное тельце. Полеты, разумеется, противопоказаны, но никто не отменял преимущество сильных ног и быстроты сухопутного передвижения.
Как только Джен сделала вывод, что остаться в живых важнее, чем рискнуть быть обнаруженной, к ней вернулся рассудок – никакой трансформации не будет. Не в присутствии юноши. Не тогда, когда она понятия не имела, кто именно сидит рядом с ней.
- Мне рассказывали, что они существуют, - ответ прозвучал весьма пространственно; не говорить, же ему, что и драконы тоже имеют место быть? - полтергейсты, призраки... Да ты и сам наверняка догадывался – столько доказательств было: странные очертания на фото, принимающие чей-то облик, перемещение предметов, когда рядом никого нет, - все можно найти в интернете.
Помедлив, Холт обхватила себя руками и подтянула колени ближе к груди, стараясь согреться, хотя причина мелкой дрожи, охватившей все тело, таилась не только в холодных порывах ветра.
- Нет, - честно отозвалась Дженнифер, - не знала, - и добавила, - точнее, знала, что оно не должно было сработать, ведь это... просто набор слов и просто вода из колодца, - прозвучало слишком уж жалко, но именно так студентка и думала. Магия проявляется до шестнадцатилетнего возраста либо не проявляется вообще. Племянник Роя, будь он магом, давно бы уже об этом узнал. А вот демонические задатки проявляют себя очень и очень по-разному и могут активироваться в любой момент.
И, все же, деля тело с подселенцем, невозможно в одночасье призвать шторм.
Или возможно?..

+1

20

Будь Калеб Петтерсон склонен к романтизму, то, сидя бок о бок с привлекательной девушкой, период знакомства с которой едва ли подразумевал возможность такой близости, он, несомненно бы позволил себе благодарность к силам природы, которые так быстро сблизили их м Дженнифер Холт, хотя бы для того, чтобы найти в происходящем хоть что-то положительное.
Калеб Петтерсон не был склонен к бессмысленным романтическим сравнениям и предпочитал факты и конкретику поэтике и лирическим отступлениям. И несмотря на то, что говорить им приходилось сближая головы, обсуждали они отнюдь не чувства личного характера или переживания по поводу происходящего вокруг. Дженнифер начала с рассказа об  очевидных вещах, о которых Калеб слышал, но относился к ним даже не скептически, а на уровне отсутствия личного опыта контактирования со всеми этими паранормальными явлениями - будь то призраки или инопланетяне. Но затем...
Дело было не в том, что она ответила, но как.
"Это же просто вода из колодцев..."
"А если не просто?". После того, как перед ним появились три призрака, после того, как один отшвырнул его, легко, играючи к стене заброшенного павильона, Калеб был готов строить новые логические цепочки через ряд допущений. "Если..."
- То есть тебе рассказывали, что делать, чтобы их прогнать? - уточнил он, не позволяя девушке уклоняться от основного смысла заданного вопроса и тут же досыпал сверху новых, - кто? почему? что именно ты сделала?
Там, во мраке павильона он мог видеть только жест рукой и то, что ни мальчик, ни явившиеся потом вместе с ним еще двое не причинили ей никакого вреда. Ну и её реакцию конечно. Сопоставить реакцию на призраков он мог только с тем, что видел в фильмах, а кино - недостаточно достоверный источник информации даже о поведенческих стереотипах в бытовых ситуациях, что уж говорить о столкновении с тем, что принято было называть "сверхъестественным".
Ветер не стихал и гул его в поднебесье сопровождался свистящими звуками и шумом со стороны парка.

+1

21

- Мне просто рассказывали о призраках, - Джен не удержалась от того, чтобы поерзать на своем месте – так сильно ей захотелось сбежать. Все эти расспросы неумолимо вели к открытию двери, которую Калеб уж точно не хотел открывать.
- Я проткнула его железной арматурой, и мне сильно повезло, что она оказалась именно такой, потому что это было первое, что под руку подвернулось, - кажется, она даже немного отодвинулась от него, разрушая согреваемое тепло, образованное от их близости, но уж лучше так, чем испытывать всю прелесть допроса на себе. В конце концов, она может сделать вид, что не услышала его из-за шума ветра сколько? Один раз. Два максимум. Потом это будет выглядеть слишком подозрительно. Откреститься шатенка тоже уже не имеет права, поскольку Петтерсон все прекрасно видел своими глазами, и Холт вела себя как человек, который знает, что делает, хоть и с заметным опозданием.
В тот момент, когда их взгляды пересеклись, Дженни с невыносимой тоской осознала, что юноша не успокоится на этом. С его тягой к древним знаниям и любопытством, дорога вечных поисков может привести его прямиком на кладбище с могильной плитой, где будет написано: любимый сын, хороший друг и человек, который когда-то настоял на своем.
Дженнифер увидела эту картинку настолько отчетливо, что не смогла отвести глаз. Здравый скептицизм не убережет Калеба от будущих открытий. Мир магии для смертного всегда несет в себе опасность и сегодняшний случай лишний раз это доказывает.
- Ты уже итак все видел, что ты еще хочешь услышать от меня? – она не кричала, но была уверена, что он смог ее понять, - есть вещи, о которых лучше не знать, Калеб. Тебе кажется, что ты хочешь знать, но это не так. Поверь.
Раздался гулкий звон, исходящий от двери, и она поддалась уперевшимся в нее спинам двоих молодых людей.

+1

22

Хотела Дженнифер того или нет, но отвечала. А Калеб слушал. И сейчас, именно сейчас в эти секунды, когда слова, слетая с губ тотчас таяли в рёве ветра и тревожном шуме деревьев в парке через дорогу, для Калеба Петтерсона всё происходящее вокруг имело не больше значения, чем ветерок, закручивающий маленькие  пылевые смерчи на дороге в жаркий августовский полдень.
«именно такой» - какой? – железной?
«Повезло» – события складывались благоприятно  -  пределах доступа оказалась именно такая арматура. Если бы её не было…
Калеб хорошо помнил свой короткий полет и удар о стену – ноющая боль в бедре и плече обещала, что завтра, рассматривая себя в зеркале, он обнаружит изрядные синяки в местах удара.
Он не стал удерживать отстранившуюся девушку, хотя и отвлекся на оценку возможного восприятия ею расположения их тел в пространстве, в данных условиях и при данных обстоятельствах. Едва ли она могла отыскать в этом сексуальный подтекст – за всё время их общения, ни она, ни Калеб не выказывали ни малейшей заинтересованность друг в друге, как в сексуальных партнёрах. Но…
Поди, пойми, что в голове у нормальных людей.
Он не стал её препятствовать, и лишь плотнее стянул куртку вперед, чтобы не позволить ветру задувать под неё.
- Я мог бы допустить, что мне кажутся призраки, - проговорил он, - но в том, что мне интересно – я уверен. Но раз ты не хочешь рассказывать сейчас – расскажешь потом.

Разговор их был прерван внешними обстоятельствами – сначала железный лязг, затем скрип петель открываемой двери – маленькой, какие обычно прорезают в большой створке ворот, чтобы не открывать те полностью всякий раз, когда на территорию объекта проходят люди.
И Калеб пожалел, что ему так и не удалось утянуть Дженнифер к стене, потому что оба они от неожиданности повалились, было назад, в пустоту.
- Мисс Холт. Мистер Петтерсон, - послышался сверху старческий голос, разбавленный возмущенным присвистом ветра, - и Калеб, узнав голос старика Сандерсена, ощутил как чья-то рука схватила его за ворот куртки, не давая окончательно упасть.
Второй рукой старый маг поддержал Дженнифер.
- Идёмте внутрь и я расскажу вам, что только идиоты сидят под дверью или у стен во время урагана. Хотя наша ограда, разумеется, не в счёт.
Сандерсон удивительно легко для столь старого человека поднял, почти вздернул вверх и парня и девчонку, помогая тем встать, потребовал, притом у Дженнифер, а не у Калеба помочь закрыть ворота на щеколду, и Калеб мог поклясться, что заметил странное движение кистью, когда щеколда легла в свои пазы.

- Вам повезло, что со мной оказался мистер Гарденер, - это Сандерсон сказал уже запирая входную дверь музея, - он и услышал, как вы стучались и кричали,  и… почуял вас. Мы, ну и другие, - старик странно посмотрел на волонтера, - не могли оставить музей, когда творится такое. Так что… держимся. Ступай вниз, Калеб, там безопаснее.

Петтерсон снова обратил внимание, что Сандерсона, рассеянного болтуна, просиживавшего штаны в музейном архиве волнует только его безопасность, а вовсе не безопасность дочери мэра. Но счёл, что спросит старика в другой раз.


Едва он отошёл, старый маг негромко проговорил:
- Никогда не понимал эту нашу иррациональную слабость к людям. Наверное, они в подобных ситуациях, так же рискуют собой, спасая котят или щенков. Но право, мисс Холт, в следующий раз, если окажетесь в подобных обстоятельствах рядом с мистером Петтерсоном, позвольте кирпичу упасть на его голову. Я, к слову, пришёл, - под этим словом подразумевался, разумеется, не простой переход по улицам города, - чтобы поставить защиту. И не только я. Потому собираюсь вскоре домой. Проводить вас? Мистер Холт, вне всяких сомнений, волнуется.

Волновался, вне всяких сомнений, не только старый дракон, мэр крохотного городка и отец Дженнифер Холт. И «волновался» - было очень мягко сказано, просто мистер Сандерсен был настолько стар и столько магического дерьма повидал за свою жизнь, что мог себе позволить преуменьшать размеры катастрофы, чтобы поддержать настроение собеседницы.

Отредактировано Caleb Patterson (24-02-2019 09:17:05)

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Мир больше не будет прежним


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC