РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Дневник безумия. Зерна от плевел


Дневник безумия. Зерна от плевел

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Caleb Patterson & Chris Matthews
18.10.2018, 1pm, Аркхем, закусочная на окраине


описание будет по отыгранному

0

2

Музейные запасники всегда интереснее экспозиций - об этом Калеб догадывался еще в школе, в этом убедился, будучи студентом, и теперь наслаждался теми сокровищами, что были собраны хранилище Аркхемского музея, куда простым посетителям доступа не было. Пожалуй, не будь у него за плечами двух лет учебы, успешной практики и волонтёрства в Помпеях, его бы не пустили дальше выставочных залов, доверив зазубривание экскурсионной программы и помощь в сканировании архивных документов. Но уже на третий день работы он пил чай с мистером Сандерсоном, и тот соизволил перейти от снисходительного "юноша" к обращению "мой юный коллега".  Сандерсон не скрывал своего удовольствия от того, что работа пошла быстрее и осторожно выспрашивал, как долго Калеб собирается пробыть в Аркхеме и нужны ли ему документы, подтверждающие волонтерскую деятельность в этом музее, а узнав, что, разумеется, нужны, довольный, пообещал сам решить этот вопрос с директором.
Петтерсон лишь улыбнулся,  получив очередное подтверждение того, сколь сильно менталитет жителей крохотного городка отличается от мышления обитателей мегаполиса. В Нью-Йорке или Бостоне никому бы и в голову не пришло о чем-то там отдельно договариваться. Сам бы пришёл и спокойно получил казенную отписку на казённом бланке. Здесь же, пожалуй, еще и благодарность накатают.  А еще старик сегодня был трогательно-утомителен в своих осторожных откровениях о том, как им не хватает финансирования и сколь напрасны труды скромных сотрудников музея, берущихся работать со студентами Мискатоника, когда те, ради своих баллов и зачетов, являются сюда собирать информацию.  Калеб только понимающе кивал и благоразумно не пускался в свои воспоминания о плотном учебном графике и том, что проект у каждого не один, а сроки весьма ограничены.
Но к тому времени, когда он покинул старинный особняк, который можно было бы считать образцовым примером георгианской архитектуры, если бы не некоторые детали, ему хотелось в равной мере заняться механической работой, перелистывая страницы книг для сканирования или пообщаться с нормальным человеком. Из всех нормальных, свободно располагавших своим временем в Аркхеме,  Калеб знал только такого же, как он сам, чужака.  Только Мэттьюса сюда привели вполне рациональные мотивы, связанные со сбором того сорта устаревших сплетен и городских легенд, который ныне довольно популярен у ленивых любителей мистики - тех, что довольствуются даже не бибисишками, а выхолощенными до понятного даже идиотам примитивизма статьями в популярной периодике и интернет-изданиях, гордо заявляющих о том, что они занимаются популяризацией науки.
Он мог бы обойтись и без предлога, просто позвонить и предложить встретиться, обменяться впечатлениями, но... фотоснимки в его телефоне, путевые заметки бедолаги Виннера, к которым так прохладно отнёсся Рой, могли заинтересовать журналиста. Особенно, бредовые записи про женщин, проводящих ритуал и зарисовка кабалистического символа, а так же изложенные на трех блокнотных страницах истории одного иннсмутского семейства, записанные, якобы со слов какого-то местного рыбака.
Журналист, как показалось Петтерсону, даже обрадовался его звонку и, не прошло и часа, как они устроились за угловым столиком одного из тех кафе на окраине, что рассчитаны не столько на местных жителей, сколько на проезжающих по трассе. Когда дежурные темы были проговорены, а тарелки почти опустели, пришло время для главного.
- Посмотри,  - Калеб с довольной улыбкой, пододвинул к Крису свой смартфон, открытый на папке с фотоснимками дневника, - едва мне это попалось на глаза, я сразу вспомнил о тебе и решил, что такие байки как раз по твоей части.
И пока журналист изучал снимки, Петтерсон позволили себе несколько комментариев, заметив, что писал левша и что почерк, конечно, трудночитаем, особенно записи, сделанные карандашом. Но если приноровиться...  И закончил:
- Я уже весь его прочел. Непонятны только несколько сокращений и вот эти записи с рисунками.  С позиции научного подхода, это, вероятно, бред. Я бы предположил, что Виннер простыл или даже подхватил лихорадку по пути из Иннсмута в Аркхем. И записал свои галлюцинации, вызванные местными слухами и бытовавшими в те времена суевериями. Но ты ведь именно таким и интересуешься?

Отредактировано Caleb Patterson (23-01-2019 13:04:56)

+3

3

Работал над своими статьями Крис по-разному, в зависимости от темы, занятости, настроения, оплаты и так далее. Со стороны это, возможно, выглядело как перескакивание с одного на другое, но для него это был нормальный, удобный ритм работы – общаться сразу с несколькими людьми по совершенно разным вопросам, читать десять книг сразу, оставлять работу на середине, чтобы начать или, наоборот, закончить другую. Мысль с легкостью перемещалась по темам, циркулируя по кругу, иначе ему просто очень быстро становилось скучно.
Поэтому и в Аркхеме Крис не бросил все силы сразу на что-то одно, а занялся по обыкновению всем сразу. Даже во время поиска жилья он сумел заговорить агента по недвижимости, и та указала ему на самые интересные старые постройки города, о которых знала, дав настолько полную информацию, насколько смогла. По той же причине Крис не спешил обкладываться пыльными фолиантами и старыми подшивками газет в библиотеке – он больше гулял и смотрел, чем погружался в историю. Машинописные летописи никуда не денутся, а вот составить общее представление о городе и людях было важнее и интереснее.
Поэтому и на встречу с недавним попутчиком Крис согласился даже без вопросов – во-первых, был относительно свободен, во-вторых, было интересно послушать мнение другого вновьприбывшего о городе и, в-третьих, Калеб пока был его единственным знакомым в городе, с кем он говорил не об истории Аркхема. И нисколько не пожалел об этом.
Практически схватив телефон, Крис начал рассматривать снимки, разворачивая устройство то туда, то сюда, то отдаляя, то приближая. Он пока еще мало что знал о конкретных событиях города, но фото показались ему вполне годными, чтобы с них и начать.
- Каким – таким? – усмехнулся Крис, возвращая телефон. – Бредом больных? Не сказал бы, но фотки выглядят клево. Я не врач, но для бреда больно много подробностей и деталей. А если мистификация – то все равно интересно, большинство исторических событий давно обросло своими легендами. Как ни странно, читать про призрак священника, каждое весеннее полнолуние появляющийся на погосте, чтобы плюнуть на могилу своей любовницы, из-за которой его когда-то лишили сана, людям куда интереснее,  чем про то, что «был священник, была любовница, жена узнала и нажаловалась епископу, конец истории». Если б я писал про мировые корпорации – тогда другой вопрос, но аркхемские ведьмы вряд ли на меня в суд подадут, так что…
Крис снова усмехнулся, откидываясь на спинку стула. Он никогда не считал главной целью журналистики донесение точных и верных сведений. Важнее было рассказать историю. Но он выбрал именно журналистику, а не писание книг потому, что писал правду. Может быть, не всю, может быть не до конца, может быть, не везде – но правду. То, что происходило или происходит на самом деле. А доля правды в этом... ну, истина – понятие растяжимое.
- А что это за книга? Или журнал? Я могу посмотреть его сам? А лучше сделать копии? Ну, хотя бы фото? Никогда не знаешь, где и что может понадобиться. И где ты это раздобыл?

+1

4

Вариант про мистификацию Калебу в голову не приходил. Сказывались, пожалуй, обстоятельства обнаружения им блокнота Виннера. Но обдумать мысль, поданную Крисом стоило. Могли ли быть у Виннера причины написать весь этот бред? Мог ли он просто быть сочинителем, намеренно смешивающим реальность с вымыслом ради правдоподобности придуманного сюжета. Петтерсон мысленно укорил себя за то, что даже не проверил, действительно ли М.С. Виннер умер в отеле, в Аркхеме, удовлетворившись последними его записями, где, между строками обращения к какой-то женщине, встречались фразы: "здесь я и умру". "Они не дадут мне уйти". "Всё кончено. Я не знаю, сколько времени пробыл в забытьи. Приходил доктор, но даже не прослушал меня. Он в сговоре с ними"...
Упоминаемая Виннером Аманда приходилось несчастному, скорее всего сестрой. Но прямо об этом не говорилось. О каких-то романтических чувствах - тоже.
Но тут Мэтьюс засыпал Калеба вопросами и тот вернулся в папку и ткнул на первый снимок - обложку блокнота, выпущенного, вероятно, железнодорожной компанией, на что указывало изображение паровоза.
- Что-то вроде путевых заметок, - сообщил он, - парня, работавшего торговым агентом и искавшего здесь покупателей для своего Торгового дома. Похоже, он имел привычку вести дневник. Или плохую память.  Я сфотографировал весь просто из-за нетривиальности содержания. Он находится в музее Аркхема,  но посмотреть...
Секундная задумчивость на лице парня сменилась хитрой улыбкой.
- Через пару дней, думаю, это можно устроить. Я добавлю о нём информацию в электронный и тематический каталоги. По ним и найдешь. Вынести документы из архива, разумеется, нельзя. Но работать там не возбраняется. Во всяком случае, если ты покажешь удостоверение, или вразумительно объяснишь, с какой целью. А пока могу просто отправить тебе эту папку.

Пример со священником ему понравился, но теперь, после столь щедрого предложения, сделанного им Крису, Калеб полагал себя вправе поинтересоваться:
- А если это всё же... мистификация. Как можно понять, что писавший... ну хотя бы сам не верил в то о чём писал. Я думал, у Виннера просто поехала крыша из-за того, что он увидел в Иннсмуте. Но, сам почитаешь.  Там несколько страниц истерического бреда и никакой конкретики.
Последние слова прозвучали даже с каким-то раздражением.
Можно было подумать, что человек, делавший записи почти полтора столетия назад должен был прозревать будущее и знать, что заметки его будут прочтены Калебом Петтерсоном и тот, несмотря на юный возраст и недостаточность опыта, сочтёт прочитанное скудным, малоинформативным, эмоциональным бредом, лишённым, к тому же, достаточно ярких деталей и подробностей.

+1

5

- О, круто! – Крис достал свой телефон и застрочил там название и имя автора. Если это дело есть в свободном доступе – он поглядит сам. Тут, конечно, сразу возникал интересный вопрос, как он без специальных знаний сумеет отличить подделку, если что. С другой стороны, раз документ хранился в запасниках музея – какой-никакой, но исторической ценностью он обладал. А, значит, для его целей вполне сгодится, даже если больше пары статей из него не выжать. Но вопрос об экспертизе все равно был интересный – на его новом поприще, похоже, стоило это учитывать. Делиться общеизвестными «утками» с читателями было не комильфо – без предупреждений, что это «утка». На серьезность в такой теме Крис не рассчитывал, но читатели должны узнавать что-то новое или, хотя бы, неизвестные подробности старого.
- А папку отправь – тоже пригодится. Просто я люблю все фото и заметки делать собственноручно – что-то вроде профессиональной привычки, знаешь. Не из недоверия, а, типа... типа паранойя.
Крис облизал губы и улыбнулся. «Доверяй, но проверяй» - основное кредо журналиста. И перешибить это очень сложно.
- А обоснуй у меня есть – журналистская аккредитация. До сих пор проблем не возникало.
Он отхлебнул кофе и покрутил головой по сторонам.
- Ну, бред не бред – все равно интересно, по виду вполне тянет на серьезное дело. Лично я-то не историк, меня здравый ум и твердая память не особо беспокоят. Я все равно буду перерабатывать материал и писать что-то другое на его основе. А что именно – уже второй вопрос. Начнем с того, что реальные историки такой фигней, как ведьмы и прочее, вообще не интересуются. Точнее, интересуются сугубо в историко-социальном аспекте – кого считали ведьмами, почему, с чего все началось и как повлияло на становление общественной жизни города.
Крис развалился на стуле и начал качаться на нем. Ему нравилось рассказывать о своей профессии – о том, как сами люди воспринимают написанное собою же. Тем более, если был повод – Крис рассчитывал на помощь Калеба в дальнейшем. И в плане подкинуть еще чего интересного и, кто знает, может быть проконсультировать по каким-то вопросам. Он же в музее работает – мало ли, вдруг будет знать, где искать то или это, или как отличить правду от вымысла. Ну и скрытые фонды, опять же, если вдруг понадобится – Криса туда не пустят, а Калеба – да. Не то, чтобы прагматизм был на первом месте, но сейчас их объединяло именно это. Хотя возможность попить пива и посмотреть футбол в приятной компании тоже лишней не бывает.
- А где начинается мистика – официальные источники начинают молчать. Типа, несерьезно и глупо. А что неофициальных источников больше и читаются они охотнее – все умалчивают. Даже если этот чувак, автор записок, поехал кукушкой – это тоже интересно. Хотя бы как пример поехавшего кукушкой автора путевых заметок. Хотя без официального медицинского заключения никто не придирется. Кто его знает, чего он там видел? Эти края вообще славятся разными такими историями, а дыма без огня не бывает. Даже если он с дружками весело обожрался мухоморами и наглючил что-то. Хотя…
Крис с шумом вернул стул на пол и снова потянулся к телефону.
- Чтобы делать выводы – нужна еще инфа. Я почитаю тот дневник целиком, может, найду еще зацепки какие. И погуглю тему – наверняка найдется что-нибудь еще...

+1

6

Калеб вежливо улыбнулся. Настоящих журналистов среди его знакомых прежде не было, только будущие, каждый второй из которых считал, что пишет круче Хемингуэя и намеревался оставить след в истории несколько больший, чем подпись под статьёй в торчащей из мусорного ведра вчерашней газете. Когда Крис успел получить аккредитацию в аркхемском музее и от какого издания - это Петтерсон мог узнать и не задавая прямых вопросов собеседнику.
Но уверенность Мэттюса в себе Калебу импонировала. Журналист, похоже, обо всем имел своё мнение и в его правильности не сомневался.
Подобной уверенности в собственных знаниях можно было только позавидовать и даже рассказать о том, что исторических источников, где изображены или описаны мистические события предостаточно. Но Калеб не был уверен, что Мэттьюс говорит о буквальном, фактическом отсутствии источников, имеющих официальный статус достоверных, а потому предпочёл воспринимать сказанное, как особенности формулирования фраз, свойственные именно этому человеку.
- Конечно читай. Заметишь что-то интересное, расскажи мне. Я мог что-нибудь и упустить.
С минуту, пока вершилась магия цифровой передачи данных, оба молчали.
Калеб же думал не столько о том, что Мэттьюс может извлечь из дневника Виннера, сколько о том, что у того есть машина.
- Крис, - произнёс он негромко, убирая свой смарт в карман, - ты сказал, что  привык делать всё собственноручно. Может быть, тебе будет интересно, посмотреть, где Виннер останавливался в Иннсмуте, сделать фотографию гостиницы и мест, о которых упоминал. Я мог бы показать.

Калеб рассчитывал, что расскажи он Мэттьюсу о доме Маршей и  подземельях других иннсмутских домов, журналист тоже заинтересуется. Но пока тот говорил только о ведьмах и некоторых аспектах своей работы, и не выказывал склонности бродить по городу-призраку в компании недавнего знакомого. 
- И поискать в архиве старые фото. Что занятно, аркхемская газета, похоже, печаталась здесь же. Да и фотографии конца XIX  века встречаются довольно часто. А это значит, что в городе были люди, которые могли себе позволить вкладывать средства в печатное дело. Кодак, конечно уже предоставлял услуги...
Петтерсон, как часто бывало, замолчал. Просто заставил себя оборвать рассказ об одном, наверняка совершенно не интересном собеседнику факте.
- В общем, есть даже фотографии домов и улиц, - сообщил он, предоставив журналисту самому делать или не делать выводы из сказанного.

Отредактировано Caleb Patterson (08-02-2019 14:38:26)

+1

7

Задумавшись о своем - о том, какие шаги можно предпринять дальше, куда зайти и где поискать - Крия опять начал раскачиваться на стуле, глядя в свой телефон. Может быть, все это ерунда и гроша ломанного не стоит, но как не проверить? Хотя бы чисто для себя - он новичок в городе, заодно узнает, чем тут больше интересуются.
Но при вопросе Калеба он так резко поставил стул обратно на пол, что на этот стук даже оглянулись.
- Да ладно, ты точно знаешь места? - Крис раскрыл глаза шире и почти лег грудью на стол, уставившись на собеседника. - Без шуток? Все описанное там - реальные места, куда можно прийти?
Вот это было еще более интересно. Дневник - да, но реальные вещи - уже другое. Вряд ли там, конечно, осталось что-то ценное или важное, но репортаж с места событий - гораздо круче, чем просто чьи-то записки.
- Ты сказал Иннсмут - это, значит, было не в самом Аркхеме? Или это название района? Я пока еще довольно слабо разбираюсь в местной географии. Если туда можно поехать - то надо ехать. Хоть завтра. Хотя, нет, сначала мне надо прочесть это дневник... Хотя, я могу успеть и до завтра, у меня сегодня, вроде бы, нет особых дел.
Крис задумался и заерзал на стуле. Надо, пожалуй, будет взять с собой камеру, а не снимать на телефон - и ёмкость больше и качество лучше. Если, конечно, в этом Иннсмуте никто не будет против.
- На машине доберемся? Или надо пешком? А спецразрешения на съемку нужны? И, кстати...
Крис вдруг вспомнил, что уже давно хотел задать этот вопрос:
- А тебе зачем это все? В смысле, мне рассказывать и так далее? Ты ж вроде не студент, или я что-то прохлопал? Или ждал подходящую компанию?
Крис улыбнулся, ем, по большому счету, было все равно, зачем это все Калебу, но хотелось бы иметь эксклюзивные права на собранный для печати материал.

+1

8

Удивление журналиста выглядит несколько наигранным – не умей Калеб сам изображать эмоции – чисто, чётко, театрально, он бы был озадачен, оценивая соответствие реакции значимости данной Мэттьюсу информации.
Но вопросы соответствия в случае с этим человеком пока не важны.
- Иннсмут – город на берегу моря. Около двадцати минут езды на машине. Дороги плохие, так что быстрее вряд ли получится.
Калеб сообщил это, как факт и мягко улыбнулся – спокойно, доброжелательно, словно готов был поддержать любую идею Криса, возникшую после услышанного.
И тот спросил.
Закономерный интерес. Зачем.
Калеб вспомнил единственный сделанный им в Иннсмуте снимок – Алисия Мур на фоне ратуши, вздохнул, задумавшись о своём, а после поднялся из-за стола, давая понять, что информативная часть беседы закончена, а простой обмен ничего не значащими фразами в его планы не входит.
Переспросил негромко, задержав на пару мгновений изучающий взгляд на лице собеседника.
- Зачем? Да, в общем-то, незачем. Тут ты совершенно прав. Уже не зачем, - и добавил обычную, стандартную фразу, - извини, мне пора. Если надумаешь – мой номер у тебя есть.

Последнее –он знал – могло трактоваться совершенно по-разному. От мягкой, завуалированной просьбы позвонить до столь же деликатной – не пользоваться высказанным предложением.

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Дневник безумия. Зерна от плевел


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC