РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Ночь короче дня


Ночь короче дня

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2Qp6S.gif http://funkyimg.com/i/2Qp6R.gif
Tu deviens responsable pour toujours de ce que tu as apprivoisé. (с)Antoine de Saint-Exupéry

Персефона  (уже не на долго) Эстервуд, Лот Уайтферн
1916, начало декабря, Верден


Иногда для того, что бы понять простые вещи достаточно всего лишь умереть.

Отредактировано Lot Whitefern (20-01-2019 23:49:24)

+1

2

Персефона недовольно сжала губы в тонкую ниточку. Что могло привлекать мужчин в войне на протяжении всей истории человечества оставалось для неё загадкой. Она, конечно, понимала, что на войнах некоторым удавалось сколотить целые состояния, но обычно эти самые люди в войнах как раз и не участвовали. Странно что за несколько тысяч лет мужчины так и не придумали развлечения менее разрушительного.
Ещё меньше женщина понимала, что в этих самых войнах привлекало Лота. Иногда ей казалось, что в мире не может начаться без его вмешательство ни одна война. И было совершенно не важно, как она была далека, как мало его касалась, и какой незначительной ее находили окружающие — он непременно на неё отправиться. Мировую войну между Антантой и Четверным Союзом, конечно, назвать незначительной было сложно, и именно поэтому она сама предпочла бы держаться как можно дальше, и желательно в Северной Америке. Любовь и в самом деле делает из людей идиотов, атрофируя даже такие сильные инстинкты, как инстинкт самосохранения. 
Ведьма вздохнула и кинула в миску кровохлёбку, шепча, принявшись по кругу яростно толочь ту в уже почти готовую мазь.
Верден при желании вполне мог показаться местом очаровательным. Это, конечно, не была та французская провинция, где цветёт лаванда, а белокурая детвора ловит бабочек. Нет, это была самая обычная деревня, по сравнению с которой Аркхем казался модной столицей. А надвигающаяся зима и оставленные войной отпечатки и вовсе превратили городишко в зону отчуждения. И все же жизнь в Вердене продолжалась, упёртые  не эвакуированные горожане выстаивали очереди за хлебом, солдаты мрачно набивали самокрутки табаком, а Лот... С Лотом было все как обычно — он развлекался. И даже весьма неприятная рана на груди не могла ему в этом помешать.
Персефона посмотрела на забурлившую на секунду, и тут же осевшую зеленоватую кашицу, и присела на край постели. Женщина оценивающе уставилась на подопытного и медленно оторвала от раны бинт.
— Ещё больно? — тыкнув в рану пальцем, деловито уточнила женщина, сдерживая улыбку.
Ответа в общем-то не требовалось, лицо Уайтферна ради разнообразия в кое-то веке говорило само за себя. Персефона довольно хмыкнула и осторожно нанесла мазь. Та, коснувшись кожи, с готовностью снова забурлила, даря, наверняка, не самые приятные ощущения.  Ведьма шлёпнув мужчину по потянувшейся к ране руке, чмокнула Лота в уголок губ и поднялась.
— Не трогай. Хочешь водки? Эти гуманитарные фургоны из России меня так радуют. Только самое необходимое..И непортящееся, разумеется.
Персефона достала сигарету с мгновенно загоревшимся кончиком, и комнату тут же наполнил тяжёлый запах. Женщина приоткрыла окно, впуская лёгкий декабрьский воздух, в котором кажется не осталось и следа от запаха гари немецких огнемётов.
— Знаешь что я прочитала в архиве? Что в конце 18 века какие-то мародёры пытались разграбить Нотр-Дам-де-Верден, ну, эту местную церквушку. Ну, так вот, что-то у мародёров пошло сильно не так, в записях не уточняется, но вышли из собора только двое из пяти. И знаешь на чем построен Верден? На галльском укреплении. А знаешь на чем построен собор? В общем, я приглашая тебя на увлекательную туристическую вылазку.
Персефона выкинула за окно окурок и склонилась над почти затянувшейся раной.
— Подышишь свежим воздухом.

Отредактировано Persephone Whitefern (21-01-2019 02:46:22)

+1

3

Война, как и полагается любой войне, тем более, столь глобальной, каких еще не знал этот мир, грохотала орудийными залпами, призывала ад на землю, заливая все напалмом и сминала гусеницами танков все то, что так кропотливо выстраивалось слабыми человеческими руками многие столетия. Одним словом война открывала блестящие перспективы.
Впрочем, Лот готов был признать, что Верден, возможно, был не лучшей идеей. И дело было отнюдь не в ране. Которую он, сказать по правде, вполне заслужил. Ибо тот, кто не сумел защитить себя повинен сам. Но операция затягивалась. Бои то вспыхивали, то затихали вновь. А маг выжил от сюда, казалось, все, что мог. Еще немного и это попросту станет скучным. Что может быть хуже скуки?
Пожалуй, разве что, очаровательный пальчик Персефоны в едва начавшей рубцеваться ране. И ее же чудесные зелья. Который, Лот не сомневался, она умышленно делала куда более едкими, дабы они доставляли как можно больше неприятных мгновений ему лично. И, разумеется, удовольствия ей. Впрочем, Уайтферн понимал за что мстила Персефона. По тому, лишь молча стискивал зубы.

- Почему ты никогда не предлагаешь водки до того, как начинаешь пользовать меня своими зельями? - хмыкнул Уайтферн, поднялся с кровати, хотя движения все еще отзывались не самыми приятными ощущениями. Подошел к окну, привлек женщину к себе, сев на подоконник.
- Очень интересно. - хмыкнул он в ответ на рассказ Персефоны. Взял сигарету из ее рук, сделал несколько затяжек. Табак несмотря ни на что был весьма недурен. - И ты решила попробовать себя в качестве археолога? - Уайтферн сделал еще одну затяжку прежде чем вернуть ей сигарету, обернулся, глядя туда где возвышались шпили готического собора. - Пожалуй, ты права. Лучше посетить все достопримечательности сейчас. - Лот коснулся губами рыжего виска. - Пока они еще есть. Немцы направляют сюда цеппелины. Так что вперед за сувенирами.

+1

4

Персефона прикрыла глаза и вздохнула. Цепеллины, пулемёты, гранты, мины... Войны становились все бессмысленнее, теряя остатки благородства, кровопролитнее, все страшнее. Раньше ей часто казалось, что такой туз в рукаве как магия, вполне способен сбереч жизнь даже там. За всю Гражданскую войну севера и юга, она ни разу не задумалась о том, что может произойти, как и не задумалась много раз позже, оказываясь в ситуациях, которые иные бы расценили как опасные для жизни. Трудно сказать, было ли это связано с ее непоколебимой уверенность в то, что ее силы спасут ей жизнь в любой ситуации, или с простой банальной глупостью. Что бы это ни было, за время, проведённое в Вердене, оно покачнулось. Персефона даже слегка удивлялась тому, что одним солнечным утром, завтракая, Уайтферн не свалился лицом в омлет под действием снотворного, чтобы проснуться, к примеру, в тихом Аркхеме. А Персефона...Персефона бы пожала плечами, прикрыла ладошкой рот и сказала «ой».
Ещё неделя-две, именно это, пожалуй, и случится. Женщина медленно открыла глаза, какое-то время посверлила неодобрительным взглядом рану на груди Лота.
— Тебе ещё не надоело здесь?
Персефона сделала шаг назад,  за чем-то потянулась и через секунду запустила в мужчину рубашкой.
— Оденься, мне на тебя холодно смотреть, — вместо более искреннего «ты простудишься», со смехом проговорила ведьма, — Или хочешь пройтись по городу в таком виде? Чтобы все могли  оценить твои героические раны?
Персефона, привстав на носки, непривычно аккуратно поцеловала мужчину, протянула руку, поправила воротник рубашки . 
— Не имеет смысла уточнять, что меня возмущает тот факт, что я не имею права скормить тебя вендиго или оборотню, но какие-то идиоты могут в тебя стрелять? — обиженно протянула женщина, и слегка прикусила чужую губу, — Это возмутительно и несправедливо.
Мисс Эстервуд отошла и накинула лёгкое пальто, и протянула треснувшую рюмку — обещанная награда за старания.

В воздухе ещё не было ни единого намёка на зиму, хотя как утверждали местные, сюда она приходила рано. И пусть ветер казался прохладным, таким он был лишь в сравнение с предыдущими месяцами. Полумёртвый город заполонили сплошные солдаты. Персефона старалась не заряжанию ни лиц, ни имён, в пол уха выслушивая рассказы о родных местах, если доводилось стоять в очереди со словоохотливым молоденьким сержантом.  Может, это и было невежливо, но гораздо проще, чем припоминать эти короткие разговоры глядя на очередной труп.
— Думаешь, это просто байка, или здесь действительно что-то есть? — женщина потянула тяжелую дверь собора на себя, вдыхая запах ладана.
Она не знала, как это у других, но ей церкви всегда нравились, и едва ли они ожидала небесной кары, поражающей на месте молнии за то, что она, дьявольское отродье, посмела переступить порог храма господнего. Нет, совсем наоборот. И если монастыри, от которых так и веяло ханжеством навевали на неё брезгливую скуку, то простые церквушки скорее успокаивали.

+1

5

Уайтферн видел множество войн. Он с упорством, достойным лучшего применения, гонялся за ними по всему миру. Но эта отличалась от прочих. Не по тому, что была самой масштабной в истории и даже не от того, что с таким размахом Смерть пировала в Европе в последний раз в 14 веке во время эпидемии чумы. А от того, что казалась совершенно бессмысленной. Особенно здесь в никому не нужном, но ставшим от чего-то таким важным Вердене.
- Ты все равно меня вылечишь. - улыбнулся Лот, поймал рубашку, не без труда надев ее, лишь сейчас в полной мере прочувсвовав последствия снятых Персефоной обезболивающих чар. - За одно и помучаешь в процессе. - он с удовольствием поцеловал женщину. - Все как тебе нравится.

Тяжелая кованная дверь с классическими сценами «Изгнания из рая» отворилась бесшумно. Должно быть не смотря на царящий вокруг ад, за собором все же следили. А может быть именно по этому. Людям нужна была вера. Сейчас как никогда прежде. Они искупали грехи как могли. Принося масло для смазки петель в церкви, предназначенное для винтовок.
Уайтферн никогда не испытывал трепета перед церквями. Не ощущал их величия, не находил в них той особой красоты, что видели многие верующие. Даже творения великих итальянцев в этих стенах, на его вкус блекли, теряли краски. Теряли жизнь. Это было парадоксально, но некроманту в этом месте не хватало жизни. Склепы. Огромные, вычурные, чудовищные по своему размаху склепы. Вот чем ощущались для него церкви. Слишком много могил для места, которое должно по сути своей заставлять думать совсем о другом.
- Думаю, что стоит проверить. Собор достаточно стар. Их всегда строили на языческих святилищах. - несмотря на ясный день, внутри Нотр-Дам было давольно темно. Электречиского освещения то-ли здесь не было вовсе, то ли в связи с военным положением его не задействовали в целях экономии. За то внутри горело множество свеч. Людей внутри не было. Утренняя служба давно закончилась, до вечерней было еще далеко. - Если я хоть, что-то понимаю в соборах, то нам стоит начать с скрипты.
Весьма удачно, что большинство церквей и соборов строилось по одному и тому же принципу. Сложно ошибиться с нужной дверь. Неизменно левый неф. Лот толкнул узкую деревянную дверь. Заперто. Небольшое колдовство и замок щелкнул отпирая проход. Внутри царила кромешная тьма. А ступени были узкими и давно нуждались в ремонте. Над головами магов возникла небольшая сфера, освещающая им путь. Лот подал Персефоне руку.
- Осторожней. - он коснулся губами ее щеки. - Чувствуешь? - чем глубже они спускались по узкой винтовой лестнице, тем отчетливей становилось ощущение, похожее на навязчивое зудение или звон в ушах. А лестница, казалась гораздо длинней и уводила куда глубже, чем должна была.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Ночь короче дня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC