РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Falls Apart


Falls Apart

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

when it's too hard to see
when I feel like I'm
at the end of my rope
one more time

Roderick Ambrose, Alfie Virgil
30.09.2018, за полночь, квартира Родерика.


Кошмары только усугубляются, контролировать себя становится всё сложнее. И неясно что сильнее - гордыня, страх или родственные связи.

0

2

there's a dead man
walking around you
in the city with no undo
in the city with all of you
there's a dead men

Родерик не спит уже почти трое суток.

Кофе, энергетики и таблетки. Он берет за свой счет выходные и больше не выходит из дома.

Очевидно - то, что преследует его, не стоит за дверью, не прячется за ближайшим углом и не ждёт его в пустой аудитории университета. Это что-то в его собственной голове, оплело чёрными вязкими нитями разум и пустило корни. Глубоко. И от него не избавиться ни с помощью таблеток, ни с помощью зелий. Оно особенно сильно во снах - так он думает - и потому не спит. Читает, варит зелья, сидит в интернете, принимает ледяной душ и снова. Но человеческий организм - даже поддерживаемый магией - хрупок и нестабилен. Он листает старый дедовский справочник, что как-то в полном восторге припер ему Альфи и пытается сосредоточиться на описаниях растений.

Досады, унижения и ​все ​подобныя​ случаи в душе послушника уподобляются полынной горечи, – а похвалы, честь и одобрения – меду. Но полынь очищает всякую внутреннюю нечистоту, а ​мед обыкновенно умножает желчь.

Альфи привозил полынь с собой, и они перетирали листья, сцеживая горьковатый сок, чтобы сварить обеззараживающее зелье. Родерику тогда было восемь, и это была его первая сложная работа. И первая удачная. И Вёрджил был в таком восторге, что заставил показать это родителям. Родители их энтузиазма не разделили.

Под гнетом воспоминания, Родерик чувствовал, как тяжелеет голова, как с каждым словом, становится всё тяжелее воспринимать информацию. Кажется, ничего не случится, если он закроет глаза. Хотя бы на мгновение.

Кошмары приходят вместе с тишиной. Они приносят с собой тьму - густую и чёрную, точно деготь. Тьма или что-то иное заполняет его разум до краев. Родерик чувствует, как чёрная жижа сочится по его губам. Он пытается закашляться, но не может - она забивается глубоко в глотку, перекрывает дыхательные каналы, распространяется в легких, отравляет кровь. Больше - ни вдохнуть, ни выдохнуть. Он хватается за горло, царапается, сдирая кожу лоскутами. Кровь забивается под ногти, стекает по ладоням, пачкая ткань светлой рубашки.

Кровь и грязь.
Его руки по локоть в чужой крови.

Он просыпается резко, хватает ртом воздух и хрипло выдыхает. Горло саднит, как при болезни, а дышать получается с трудом. Панический страх ведёт его сейчас, отключив разум. Бросившись к столу, Родерик выдирает телефон с зарядки, чтобы набрать номер - на память - тогда в кафе он из гордости не стал ничего записывать, но запомнил. Проговаривал про себя и не мог остановиться. Забыть тоже не смог.

Пальцы дрожат так сильно, что он не может нормально справиться с блокировкой. Свет экрана ярко ударяет в глаза. Родерик нажимает на вызов, не зная, что скажет и скажет ли вообще хоть что-то. Гудки идут. Один, другой, третий. Пальцы, сжимающие телефон, дрожат.

И на пальцах кровь.

Родерик роняет телефон на пол и бросается в ванную, к зеркалу. Лицо и шея разодраны, мелкие бисеринки крови размазались по коже, образовывая тонкую запекшуюся корку, под ногтями темнела кровь, а кольцо... Кольцо, которое вручил ему Вёрджил, оплавилось прямо на пальце, почернев, точно обугленное.

Снять его удается не сразу. Кожа том месте, где было кольцо, полопалась и покраснела, как от ожога.

- О мой бог, - едва слышно шепчет он, упираясь ладонями в края раковины и вглядываясь в собственное лицо. Про уроненный в гостиной телефон он и думать забыл.

Отредактировано Roderick Ambrose (11-01-2019 21:57:22)

+3

3

Альфи проснулся от удара под дых — как в реслинге, когда ты лежишь, а кто-то прыгает на тебя сверху и приземляется локтем в солнечное сплетение.

Конечно же, эта ассоциация пришла ему в голову только потом, а сначала он только резко вскинулся, поднимаясь на локте и несколько раз попытался глубоко вдохнуть, давя на грудину ладонью свободной руки, но воздух проходил внутрь с трудом, со свистом и хрипом, как при ларингоспазме.

Это кончилось так же внезапно, как и началось. Альфи осмотрелся в темноте комнаты. На тумбе рядом с кроватью лежал телефон, его экран светился, как если бы кто-то позвонил или прислал сообщение. Номер был незнакомым, но почему-то у Альфи не было сомнений в том, кто по ту сторону провода. Но все неотвеченные "алло" заблудились где-то между вышками сотовой связи.

Оливер проснулся, когда Альфи уже застёгивал джинсы.

— Спи, — тихо прошептал Альфи в слабой попытке успокоить его и мягко поцеловал куда-то в лицо.

Всё так же не включая свет и стараясь поменьше шуметь, он взял ключи с туалетного столика и вышел на улицу, на ходу натягивая мотоциклетный шлем. Для того, чтобы думать о чём-то — плохом или хорошем — он не успел до конца проснуться, но по мере приближения к дому Родерика ветер становился всё холоднее и холоднее.

— Какого чёрта с тобой происходит? — было первыми словами Альфи, без "привет" и "твою мать ты вообще в курсе, который час". — Кто-нибудь ещё в доме есть?

Словно не поверив словам Родерика, Альфи как будто украдкой заглядывает в приоткрытую дверь гостиной, едва касаясь её — никого. Всё-таки не вооружённое нападение, а чистой воды членовредительство.

— Дай, я гляну, — Альфи положил шлем на банкетку, продезинфицировал руки парой ректифицирующих пассов ладонями (отличная вещь, жаль, что действует только на руки и убивает кожу почти так же, как убивает бактерии на ней) и приподнял лицо Родерика, рассматривая его разодранную шею, — да не лезь ты. — месиво из свежей и запёкшейся крови выглядел гораздо более жутко, чем дела обстояли на самом деле. — Пантенол есть?

Пантенол, как правило, для мелких ранок был гораздо быстрее plantago limus — готового у Родерика наверняка не было.

Пока племянник искал пантенол, Альфи вздохнул и без приглашения сел на банкетку, подвинув шлем. А потом так же без приглашения закурил и окинул помешение взглядом, чувствуя тот ознобный холодок, который обычно наступает после сильного нервного напряжения. Ему всё ещё не хотелось расспрашивать Родерика о том, что тут произошло, но экстренной опасности уже не было — это успокаивало.

— А это что такое? — Альфи перехватил руку племянника и нахмурился, рассматривая её. Вокруг основания пальца — того самого, на котором принято было носить то кольцо, что Альфи дал ему с полгода назад — красовался просто чудесный круговой ожог второй степени. Самого кольца на нём, конечно же, не было. Мать твою, Родерик, чем ты тут занимался?

А ещё где-то на краю сознания пролетела короткая мысль — все эти сраные полгода он носил это кольцо.

Альфи поднял взгляд на лицо Родерика и снова вздохнул. Хотелось усадить его на коленки и потрепать по голове, как тогда, в доме Эмброуза, когда малому снились кошмары.

На какой-то момент это стало сильнее самого Альфи, гораздо сильнее. Да что за тварь смеет обижать его мальчишку? Альфи вскочил с места и, прежде чем Рори успел что-то понять, крепко стиснул его в объятиях, украдкой проводя сложенными в щепоть пальцами вдоль его позвоночника и снимая излишнее напряжение.

Отредактировано Alfie Virgil (26-01-2019 16:29:26)

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Falls Apart


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC