РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Killer unknown


Killer unknown

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://media.tumblr.com/85ecfbf7c10a1368a4d27ad84ad40052/tumblr_inline_pg782bMoAA1t8bm8b_250.gif https://media.tumblr.com/2b3c78ea51bcf0c01f1027ef3eccd653/tumblr_inline_mm590goect1qz4rgp.gif

Roy Patterson & Frida Deaver
22 июня 2018 года, полицейский участок Аркхема,


Невыясненные обстоятельства смерти возлюбленной брата и исчезновение его ребенка сулят клану Дивер неумолимой бойней от руки Хэла Дивера - если только его сестре не удастся пролить свет на эту трагедию. И желая начать сначала Фрида решает обратиться за помощью .. в полицию.

Отредактировано Frida Deaver (17-12-2018 00:01:29)

+2

2

Лето обещало быть жарким. Уже июнь баловал многочисленными солнечными днями и шумными прозрачными дождями, которые не давали траве обрести выцветший соломенный вид, и аркхемские пейзажи обрели совершенно пасторальный вид. Некоторые обычные жители ворчали, что не к добру эта вся погодная идиллия. Когда живешь годами бок о бок с магами и всякой прочей нечистью, то рано или поздно начинаешь ощущать всякое, и иногда даже видеть, но есть вещи, которое обычное человеческое сознание часто не готово принять и потому ищет объяснений в чем-то простом и доступном пониманию.
Рой сидел в участке за своим столом, героически справляясь с теми уровнями боли, которые проходил его мозг. А уровней было много и они сменяли друг друга в каком-то хаотичном танце.
Ночь была бессонной и веселой и теперь перетекла  в невыносимое утро. Петтерсон жестоко страдал от похмелья, в полной мере осознавая свою ошибку - не стоит пить наравне с  совсем молодыми оборотнями, когда самому уже далеко за тридцать.....
Как Альфа стаи , Рой не мог да и не хотел отказаться от присутствия на празднике стаи  в честь совершеннолетия одного из волков. По давней традиции все собрались в баре "Red Hood", которым владел один из самых старых оборотней города, уже отошедший от  дел, но сохранивший волчью честь  и никогда не разбавлявший пиво.
Сначала было шумно и весело, как только бывает, когда собирается больше трех оборотней,  потом стало очень шумно и очень весело. Что было в конце Рой помнил уже смутно, но на работу явился во время, и теперь делал вид, что усердно работает, хотя сам бесцельно водил курсором мыши по монитору и мечтал о прохладной кровати и полумраке своей квартиры, в то время как солнечные лучи яростными бликами вертели карусель по стенам участка, вызывая вспышки боли в глазах.
Но волчий метаболизм делал своё дело, нужно было только подождать пару часов.
Хмурый лоб и кислое выражение лица придавали Рою вид очень занятого человека, что позволяло ему не быть мишенью для насущных полицейских проблем и задач начальства.
У полиции Аркхема действительно было очень много забот. И пусть часто вершиной их дел были вызовы к древним старушкам, которые слышали подозрительный шорох в кладовке, это не отменяло того факта, что дела были.
Сделав глоток крепкого кофе , Рой почувствовал как ему становится легче, ум начинает медленно обретать былую ясность, и в этот момент заметил как в участок зашла женщина и встала у стойки офицера, который обычно первым принимал всех посетителей, выслушивал их и совершал первичную запись жалоб, но сейчас почему-то отсутствовал.
Светлое легкое платье пастельного цвета, который бы обычно не привлекал внимание,но  сейчас, в этом окружении темно-синей формы, казался просто кричащим ярким пятном.
Светлые волосы, большая плетеная сумка...Казалось, блондинка оказалась тут совершенно случайно,настолько всё её существо не соответствовало окружающей обстановке. Будто полевой свежий цветок воткнули в куст чертополоха.
Но серьезное выражение лица, и внимательный цепкий взгляд, которым она медленно осматривала участок, будто искала что-то или кого-то, говорили об обратном.Женщина точно знала зачем сюда пришла. И судя по тому как сурово были сжаты её пухлые губы, настроена она была решительно и собиралась прождать сколько понадобиться, пока кто-нибудь не уделит ей внимание.
Смяв стаканчик из-под кофе, Рой точным броском отправил его в корзину для мусора, встал и направился к ней. Пригладив волосы, которые ещё со времен средней школы падали ему на лоб непокорными прядями, он постарался придать себе более менее представительный вид, что немного усложнял тот факт, что будучи сержантом он не носил формы и сейчас был одет в джинсы и серую футболку.
- Я могу вам чем-нибудь помочь, мисс ?
Он знал, что ее зовут Фрида Дивер, и она владеет единственной в городе антикварной лавкой. Принадлежность к известной семье не отпугивала, а скорее подогревала интерес.

+2

3

Полицейский участок Аркхема ничем особенным не выделялся из череды полицейских участков, которые встречались Фредерике на жизненном пути: снующие туда-сюда люди, скрежет отодвигаемых стульев, периодические телефонные "трели" откуда-то из общего рабочего пространства, заставленного столами, толкущиеся в приемной юнцы, которых явно "взяли" за какие-то мелкие проступки и теперь от души "песочили", чтобы вдолбить в юные головы что тут не стоит появляться снова, одинокие полицейские машины на парковке да неистребимый аромат весьма посредственного кофе, который особенно нервировал мисс Дивер. После стольких лет жизни в Италии, где культ хорошего, нет, даже отменного кофе везде и всегда был возведен в разряд религии, пресная бурда, выплескиваемая из автоматов и сиротливо остывавшая в кофейниках наводила на женщину особую тоску и вызывала неожиданную ностальгию. Впрочем, как для начала лета и подступавшей к Аркхему жары кофе не было такой уж большой проблемой - в самый разгар утра, которое обещало перерасти в весьма душный полдень как для их широт, любой напиток, способный поднять тело из постели и завести мозги можно было считать приемлемым. Главное чтобы работало как говорила ее дочь когда мать с укоризной посматривал на ее замысловатые латте с цветной присыпкой и двойными сливками.
Но помимо кислого аромата растворимого кофе, который висел в воздухе аркхемского полицейского участка, других особых нареканий на это место у блондинки не было - к тому же здесь ее ждало дело и учитывая то, что Фрида категорически не желала чтобы об этом визите и возможно разговоре узнал ее брат, действовать следовало быстро и четко, не отвлекаясь на совершенно посторонние детали.
- Простите, - женщина остановилась сразу за дверями и обратилась к молодому человеку в форме, в тот момент сосредоточенно перебиравшего  почту, и вежливо улыбнулась, старясь не выглядеть слишком взволнованной.
- Подскажите, с кем я могу переговорить относительно закрытых дел? Я в городе недавно, но, - Фрида слегка запнулась не зная как лучше завершить фразу, но прежде чем продолжить вновь посмотрела на первого встреченного копа и очаровательно улыбнулась, - я хотела бы просто кое-что узнать чтобы не расспрашивать семью, понимаете?
Мужчина  - слегка за тридцать, слегка наметившееся брюшко под синей форменной рубашкой и золотая бляха значка - оторвался от своих конвертов и усиленно соображая чтоб ответить симпатичной молодой незнакомке в легкомысленном как для этого месте летнем хлопковом платье, после минутного замешательства, сопровождаемого быстрыми взглядами куда-то дальше стойки дежурного и общего рабочего помещения, наконец изрек:
- Советую обратиться к дежурному, мэм. Думаю, он как раз сейчас подойдет и сможет Вам помочь.
- О, большое спасибо, - мисс Дивер одарила дежурного еще одной лучезарной улыбкой.
Увы, но стойка оказалась удручающе пуста как раз когда Фрида остановилась возле нее и судя по отсутствовавшему здесь кислому запаху того самого дрянного кофе, сотрудник скорее всего отлучился именно за свежей порцией "горючего" для начала нового трудового дня.

Впрочем, волнение сказывалось: обдумывая своей решение сунуться в отделении аркхэмской полиции и задать вопросы касательно смерти Лиззи и закрытого по случаю отсутствия улик дела о ее смерти, женщина то и дело вспоминала с какой яростью Хэл говорил о том, что подозревал всех и каждого под их крышей в ее гибели и о том, что его ребенок пропал по их, Диверов, вине; проигрывала в голове их последние месяцы и ожесточенность, с которой тянулись их даже самые невинные брато-сестринские отношения; вспоминала о предостережении матери не тревожить это дело и которая всеми фибрами души ненавидела "выскочку", которая посмела увести ее единственного сына с пути истинного и теперь не дававшая покоя из могилы..Вспомнила Фрида и о том чем была обязана этой женщине и как когда-то ее ненавидела, как хотела чтобы Элизабет исчезла, а потом старалась помочь ей обвыкнуться в их странном, наполненном тайнами магическом семействе до того момента пока не ощутила, что та стала ей симпатична и Фредерика даже почти простила Лиззи ее вмешательство в их с братом отношения, которые впервые за много десятилетий стали для Фриды Дивер ясными и четкими. Много всего в эти месяцы терзало и тревожило блондинку, но сейчас, стоя посреди коридора в участке и слепо всматриваясь в таблички с именами на дверях, маг отчаянно боялась допустить ошибку. По крайней мере просто даже спросив и произнеся это имя, растревожив только-только затянувшиеся раны поступала ли она действительно правильно или это была обманчивая видимость желания правды чтобы на самом деле просто закопать труп поглубже?
- Что?.. - раздавшийся рядом мужской голос не сразу, но вывел ее из состояния задумчивости и когда Фредерика повернула голову, то взгляд ее зеленых глаз уперся в серую футболку.
- Эм, - глуповато протянула она поднимая голову выше и наконец рассмотрев лицо человека рядом, которое с первого взгляда выдавало что вечер и ночь он явно провел очень бурно. По крайней мере тени, которые залягли под глазами незнакомого ей мужчины, были крайне заметны даже в бодром утреннем свете и стойкий аромат дешевого кофе, который исходил от него, только подтверждал ее первое впечатление что вечеринка удалась.
- Эм.. Вы не подскажите кто может мне помочь с закрытыми делами или хотя бы кто знает где искать такого человека? - сжимая в ладони листок со старыми данными по делу, пояснила мисс Дивер и вновь обернулась к незнакомцу:
- Я не журналистка, просто член .. семьи..

Отредактировано Frida Deaver (19-12-2018 17:44:26)

+2

4

За те минуты, которые понадобились Рою чтобы всего лишь пройти от своего стола к стойке дежурного, Фрида настолько погрузилась в свои мысли, о важности и значительности которых пока можно было только догадываться, что даже не  заметила мужчину, который между тем подошел достаточно близко, чтобы уже ощущать аромат её легких свежих духов, который смешавшись с настойчиво лезшим в нос запахом изрядно разбавленного водой кофе, царившего в участке наряду с запахом разнообразного табака, образовал достаточно яркую для обоняния оборотня композицию....
Из состояния глубокой и какой-то тяжелой задумчивости,  заставлявшей ее хмурить лоб так, что на переносице залегли две суровые полоски, женщину смог вывести только его ,слегка охрипший от большого количества выкуренных накануне сигарет, голос.
Отсутствующий взгляд её , необычного цвета крепко заваренного зеленого чая глаз, быстро обрел осознанность момента и она будто вдруг вспомнила, где оказалась и зачем сюда пришла.

- Эм...Вы не подскажите кто может мне помочь с закрытыми делами или хотя бы кто знает где искать такого человека?Я не журналистка, просто член .. семьи..

Рой увидел, что в руках она сжимает какой-то, уже видавший виды листок, буквы некоторых слов на котором уже утратили былую насыщенность краски и потускнели от времени. Или может просто кто-то слишком часто теребил его в руках, пытаясь тщетно найти в этом куске равнодушной бумаги какие-то ответы, заметить то, что могли не заметить другие.
Сержант хорошо знал сколько таких вот "закрытых" дел находилось на счету местной полиции. Практически целый архив занимали толстые бухгалтерские папки, с подшитыми в них описаниями мест , улик, подозреваемых... Полицейский участок хранил данные о событиях и преступлениях, которые происходили много и много лет назад, и которым не было объяснения в мире простых людей. Сначала особо рьяные детективы брались за дело, но, натыкаясь раз за разом на невидимые стены, заходя в тупики, быстро терял запал и очередная папка занимала место на очередной полке.
Особенно быстро это происходило, если в деле упоминались фамилии широко известные в городе. Имеющие отношение к семьям и родам, чьи древа уходили корнями чуть ли не во времена основания самого Аркхема...
Рой вспомнил с какой молниеносной скоростью закрылось дело, в котором фигурировала фамилия Дивер...Он нахмурил лоб, припоминая январские события, доступ к информации о которых был крайне ограничен и, как подозревал мужчина, не без участия их капитана.Иногда Петерсону казалось, что его шеф знает о тайной жизни Аркхема чуть больше, чем пытается показать. Но это были лишь его догадки, за которыми могло ничего не стоять, кроме плодов его воображения.

- Дивер? Фрида Дивер? - он не то чтобы спрашивал, сколько уточнял. Женщина кивнула, подтверждая, что ее зовут именно так. - Я- сержант Рой Петтерсон. Если вы изложите мне суть вашей просьбы, то, думаю, я смогу вам помочь.

Оборотень был уверен, что вряд ли бы кто-то еще смог это сделать, кроме него. Никто не любил копаться в прошлом, опять открывать старое, тем более , если предыдущие детективы решили, что проще дело закрыть, чем раскрыть преступление. Только кто-то очень неравнодушный к своей работе , некий борец за справедливость, или зеленый новичок , верящий в силу своего полицейского значка и мечтающий пройти путь блестящих расследований в духе Шерлока Холмса, мог бы взяться за такое.
В случае Роя мотивация была иной. Он знал, что семья Дивер имеет отношение к Ковену Прилива, а значит в деле могли быть замешаны всякие магические дела, во что лучше не посвящать случайных людей.
К тому же он смутно припоминал, что Дженнифер каким-то образом связана с братом Фриды, Хэлом. Сомнительные и не очень ,сплетни в Аркхеме разносились быстрее, чем аромат рождественского пирога по кухне. А этот холеный, красивый и ,славящийся своим вольным и  дерзким ,по мнению многих членов уважаемых семей ,поведением, молодой мужчина, после гибели своей жены, быстро прослыл самым желанным холостяком города, хотел ли он это или нет. Представители многих уважаемых семейств с радостью бы , не задумываясь сосватали за него своих дочерей, сестер и молодых тетушек.
Каждая девчонка в городе продала бы душу Сатане за селфи в своем инстаграмме с хештегами - #хэл#хэлдивер#мысхэлом#мой#моя#люблюнемогу

- Давайте пройдем к моему столу, там нас никто не потревожит и мы сможем спокойно поговорить. Хотите кофе? - предложил он, когда они уже направлялись к его столу под любопытными взглядами его коллег, которые определенно точно знали, кто такая эта женщина, спокойно и с достоинством ступавшая за Роем, будто шла не по затертому грубыми полицейскими ботинками полу, а по дорогому покрытию старинной бальной залы.

Отредактировано Roy Patterson (22-12-2018 18:16:33)

+2

5

Голос обрел своего владельца, заставляя женщину сфокусировать зрение и невольно отступить на полшага назад чтобы полностью осмотреть полицейского, оказавшегося рядом с ней и пришедшего на помощь. Погруженная в свои мысли и воспоминания, которые отдавали морозным и одновременно влажным воздухом, чуть пряным запахом гвоздик и приторным ароматом белых лилий, которыми тогда были украшены все комнаты их особняка и в дни похорон, и день поминок, и в удушающем запахе которых Хэл как будто силился растопить не только свою печаль, но и удушить этим ароматом всех домочадцев в отместку за отнятое счастье, Фредерика невольно оцепенела.
Впрочем, удушающе-сладкий аромат тех цветов быстро рассеялся, уступая и место запаху скверного кофе и звуку удара по клавишам, доносившийся откуда-то слева, и, вместо того чтобы сосредоточиться на сжатом в ладони листке бумаги, мисс Дивер несколько секунд пялилась на мужчину рядом.

- Простите, мы знакомы? - немного сбитая сс толку тем что сержанту было известно не только это имя, но и то как выглядела старшая из дочерей этого клана чтоб безошибочно назвать ее имя ( к тому же сокращенное, а не полное) , Фрида нахмурилась, но мужчина уже к тому времени предложил пройти к его столу. Путь к его столу был коротким, но оцепенение от старых воспоминаний сменилось неприятным ощущением повышенного внимания к себе едва только она сделала несколько шагов мимо соседних столов.
Пялившиеся на нее сотрудники полицейского участка делали это с большим интересом, но скрытно, мимолетно и старательно делая вид что появление молодой привлекательной женщины в легкомысленном белом платье посреди сине-сдержанного моря полицейской формы , принесшей незначительно облегчение царившей здесь утренней сутолоке и легкому авралу на фоне надвигающейся жары, было чем-то совершенно обычным. И она бы поверила в это если бы невероятно высокий Петерсен, предлагавший ей сесть, не назвал сходу ее имя.
Имя.. Оно обладало своей особой магией, от которой невозможно было избавиться, уйти или скрыться. Оно преследовало тебя на протяжении всей твоей жизни и даже если человек или бессмертный старался его сменить, то всегда оставлял в новом частичку того, с которым ты родился. Звучание, сокращение, та или иная форма на другом языке и просто тот факт, что так тебя могли называть самые близкие люди в порыве нежности или гнева, страсти или отчаянья - твоё собственное имя навсегда останется чем-то таким, что будет предопределять свою судьбу. О Диверах в Аркхеме ходили не самые лицеприятные слухи и сейчас, ощущая как к коже липли взгляды незнакомых магу людей, Фредерика ощутила себя крайне неуютно в этом месте. Сомнения относительно правильности своего решения были у нее и раньше, но никогда прежде девушка не ощущала подобной близости раскрытия своего секрета : кто из находившихся вокруг коллег сидевшего перед ней полицейского, со следами явно бурной вечеринки прошлой ночью и при этом обладавшего какими-то удивительно притягательными ясными голубыми глазами, которые привлекли внимание мага, рискнет сболтнуть кому-то и разнести по Архэму о том что видели и что могли подслушать? А особенно если в деле фигурировали те самые Диверы?
Сглотнув, женщина убрала за ухо светлую прядь, крепче сжимая несчастный листок бумаги и постаралась сосредоточиться на лице полицейского напротив. В конце концов, стараясь унять тревожные ощущения, она лишь хотела и могла спросить, не более..
-Нет, спасибо, - поморщившись от одного только упоминания того странного варева, аромат которого витал в воздухе аркхемского полицейского участка, мисс Дивер наконец выдохнула, мягко улыбнулась своему собеседнику, стараясь настроиться на серьезный разговор, но следующие слова сами сорвались с языка стоило только блондинке открыть рот.
- Простите. но .. Откуда Вы меня знаете? - неожиданно даже самой себя переспросила Фрида, выдавая с головой собственные тревоги, - простите, не уверена что мне знакомо Ваше имя или что мы встречались прежде. Хотя если Вы имели отношение к смерти жены моего брата, то наверное я просто не обратила на Вас внимания когда Вы бывали в нашем доме. Знаете, в тот момент нам все было сложно и .. я могла забыть Вас. Так что если это так, то примите мои извинения, сержант.

+1

6

Когда Фрида аккуратно, подсознательно стараясь не запачкать платье, присела на край стула, мужчина смог оценить всю неловкость сложившейся для них двоих ситуации.
От взгляда его внимательных карих глаз не укрылось то, что в небольшом помещении вдруг стало непривычно людно.
Хоть здесь и бурлила основная деятельность участка, стояли заваленные бумагами столы детективов и полицейских рангом повыше, но обычно все разбредались по двухэтажному зданию или старательно искали себе дел вне участка, тем более в такое необычно теплое летнее время, когда было бы преступлением сидеть в этом полутемном, не смотря на большие,в викторианском стиле,окна. И хоть сейчас в потрескавшуюся краску зеленовато-серых стен упирались широкие, наполненные золотым светом и хаосом скользящих в них пылинок, лучи солнца - был полдень, а значит скоро ярко пылающий в небе шар начнет свой путь вниз, и совсем скроется за крышей кирпичного здания напротив.
В это полуденное время в участке обычно мало кто оставался. Все предпочитали разбрестись по улицам города и осесть на этот час отдыха, который был положен по расписанию, в каком-нибудь своем излюбленном месте. Или вовсе поехать домой, где некоторых могли ещё и ждать на обед.
Но не сегодня.
Появление представительницы одного из известных семейств города, привыкших не выносить свои дела за пределы родовых замков и дорогих, доставшихся по наследству, квартир в старинных домах, совершенно справедливо привлекло внимание всех и каждого.
Фрида была как бабочка случайно запорхнувшая, и сама ещё в полной мере  не осознавшая этого,в осиное гнездо, которое шумно загудело раздираемое любопытством.
Мужчина почувствовал то внезапное смятение, которое овладело женщиной, и которое она старательно не выдавала, и , если бы на его месте был обычный человек, то все эти мелкие детали, как внезапно чуть более заметно выделившиеся костяшки ее пальцев на руке, от того, что она немного сильнее сжала свой листок бумаги, или то, как она старается сосредоточиться на нём, Петерсоне, хотя взгляд её пару раз ускользает в сторону на кого-то ещё - всё это осталось бы скорее всего незамеченным. Но он  уже пять лет жил в мире наполненном деталями и запахами, недоступными тем, кого никогда не кусал оборотень и чье тело не горело в лихорадочном огне обращения, чтобы измениться навсегда.

- Нет, я не имею и не имел отношения к событиям, произошедшим в вашей семье  - аккуратно подобрал мужчина слова, заменяя ими те, что не принято говорить прямо в лицо тем, кто мог быть сильно неравнодушен к тому, о чем говорилось. В натуре Роя была склонность не кидать в людей напрямую фактами и настойчиво называть вещи своими именами он тоже не стремился, а потому слова "смерть" и "убийство" произносить не стал. - И мы с вами лично не встречались нигде. Но по долгу службы, мне положено знать некоторые вещи. - сказал Петтерсон, и , вдруг ощутив некую двусмысленность понимания  последних двух слов, добавил - Например, ваше имя. - повисла небольшая пауза. Буквально пара секунд.- Количество штрафов за парковку в неположенном месте. Арест за вождение автомобиля в нетрезвом виде... - начал перечислять мужчина обычные для Аркхема правонарушения.
За Фридой ничего этого не водилось. По крайней мере в этом городе.
Конечно, было то, о чём Рой говорить не стал.
Например, что его знания о семье Дивер, выходили за рамки компетенции обычного полицейского. Еще в самом начале своего превращения в оборотня, когда вся жизнь разделилась на до и после, его неожиданный друг, в лице мэра Аркхема, Адам Холт , начал постепенно вводить мужчину в курс дел, выходящих за рамки обычного человеческого мира.
Фамилия Дивер, имена членов этой семьи, самые яркие события и характерные склонности, упоминавшиеся в этих беседах...Всё это, слегка или подробно упоминавшееся ,  хорошо засело в памяти Роя. Как и многое другое о потусторонней, сверхъестественной, недоступной простым людям, жизни  города.

- Все, что может нам понадобиться , хранится в архиве - сказал мужчина - Мы можем спуститься туда вместе. По пути вы введете меня в курс дела и никто не будет нам мешать.

Место, называемое в участке громким словом "архив", представляло из себя длинную узкую комнату с низкими потолками, заставленную стеллажами полными пыли и бумаг, в успевших пожелтеть то ли от сырости, то ли от времени, папках, и освещалось тусклыми лампами дневного света, что придавало помещению зловещий вид.
Попасть туда можно было спустившись с первого этажа вниз по крутой темной лестнице, состоявшей из сплошь каменных ступенек.

Отредактировано Roy Patterson (26-12-2018 18:12:08)

+1

7

От одного упоминания о том, что сержанту по долгу службы положено было знать о людях подобных Диверам Фредерике сделалось неуютно. Пространство рабочего помещения участка, и до этого не сильно просторное, неожиданно начало сжимать до размеров кладовки, а учитывая что количество людей в нем не уменьшилось, а казалось бы даже увеличилось, девушка начинала утверждаться еще больше в мысли, что наверное ее приход сюда сегодня был ошибкой. Люди как они, как Диверы, ужасно не любили выносить сор из избы без особой надобности, ревностно храня свои пороки и тайны за закрытыми двойными дверями, и теперь, решив играть по правилам, маг целиком и полностью осознала почему именно так. Следовало бы нанять частного детектива, вертелось в мыслях Фредерика, но маг резонно напомнила себе что для того чтобы нанимать кого-то следовало бы перво-наперво выяснить что вообще собой представляло собой это дело чтобы понимать стоило ли вобще ждать каких-либо результатов или все было настолько скверно что узнай Хэл о том что его сестренка ворошит дело о гибели его жены без не весомых на то причин, то пиши пропало. То, как он взрывался каждый раз при одном только упоминании этого дела, его обстоятельств и самого имени Лиззи, говорило о том что его душевная рана затянеться еще нескоро -и от осознания этого Фриде становилось почти физически дурно. В конце концов, они были не только любовниками, но и кровными родственниками, разница в возрасте которых ,по меркам магов, была ничтожна, и которая сближала их еще больше.
Переносить его боль и страдания находясь в отдалении было мучительно и мисс Дивер отдала бы многое чтобы найти способ унять эти страдания - и к сожалению на фоне последних событий единственным способом для этого она видела только найти и наказать виновного в этой ужасающей потери. А потому для этого следовало потерпеть некоторые неудобства: например, чрезмерно любопытных коллег сержанта Петерсона и его самого, не сводившего внимательного взгляда с лица своей собеседницы и наверняка гадавшего что "золотая девочка" из одного из самых старинных и уважаемых семейств в городе делала тут как простая "смертная", а не помахивая чеком на кругленькую сумму и призывая к себе на помощь армию частных детективов или полицейский высшего звена.
- Что ж, - протянула она, отводя взгляд от очередного "случайно проходящего" ,и нарочно распрямила плечи, крепче сжимая листок со скудной информацией, которой обладала маг по этому делу, в ладони, - это кое-что объясняет, сержант. Простите если поставила Вас в неловкое положение, я совсем недавно возвратилась домой и порой мне кажется что я кого-то просто уже видела, но забыла, что их лица уже смешались в одно. Не так я себе представляла возвращение в Аркхем, - неожиданно для самой себя с ноткой горечи добавила женщина, но тут же спохватилась своей внезапной откровенности и смущенно улыбнулась. Впрочем, улыбка быстро угасла на женских губах вместе с малейшим намеком на расслабленность.
Но судьба благоволит смелым - или же просто так было проще и самому мужчине, которого такое пристальное внимание к личности свое посетительницы начинало раздражать или отвлекать.
- О, это .. Если это Вас не обременит, - почему-то прежде Дивер показалось что ему нужно будет записать данные, пообещать связаться с ней и обязательно успокоить ее что они работают над этим делом, но когда Петтерсон вырос из-за своего стола, заслоняя показавшуюся на его фоне хрупкую женскую фигурку в легкомысленном как для этого места платье от плотоядных взглядов его коллег, Фредерика ощутила секундное, но облегчение что ей повезет оказаться где-то, где не нужно буде разыгрывать гранд даму или стесняться говорить так как она привыкла - особенно о таком щекотливом деле. Следуя за Роем, маг направилась в архив.

- .. дело вел детектив Бенсон, - нужды сверяться с написанным на листке бумаги уже не боло, фамилии, даты и номера блондинка уже успела выучить наизусть, но все же уже на автомате бросила взгляд на ровные строчки рукописного текста.
- вот номер, который присвоили делу, - не рискуя ошибиться в цифрах, женщина протянула сержанту листок, - Элизабет Дивер это имя .. жертвы.

Последнее слово тяжелым тяжело повисло в воздухе архива, который находился в каком-то полуподвале, куда пришлось спускаться по каменной лестнице. Неестественно яркие лампы дневного света прелести месту не добавляли и высокие стеллажи, на которых стояли или лежали разномастные папки, угрюмо заполняли почти все пространство узкой комнаты с низкими потоками. От одного только вида этого места Фриде сделалось не по себе : ей показалось что с полокок на женщину таращились живые мертвецы, смотревшие на незваную гостью со страниц нераскрытых стырых дел и явно упрекавшие блондинку за то, что она была жива и смела тревожить их тяжелых сон. Среди них покоилось и дело Лиззи, прелестной милой Лиззи, ее невестки и матери ее племянника, женщины, которая однозначно не заслужила такой участи и особенно умереть неотомщенной. А что если ничего не выгорит? - вновь переспросила себя Дивер пока ее взгляд нервно скользил по высокой фигуре сновавшего между стеллажами Роя Петерсона. Что если она ошиблась или Хэл придет в ярость узнав что сестра вмешалась? А что если это поможет и сержант решит взяться за дело и посоветует толкового детектива? Дальше дело за малым, точнее за именем "Дивер", которое открывало некоторые двери и женщине достаточно будет воспользоваться этой магией в своих целях.. Как же хотелось верить в лучшее.
- Ее убили этой зимой, в январе, - тихо добавила Фредерика, облокотившись о стену, - ее нашли ночью, тело уже почти остыло. Нам сказали что это ограбление, но это полная чушь. У нее даже кошелек не пропал, не говоря уже о сумочке. Но тогда всем было проще назвать это ограблением, шок от которого повлек за собой естественную смерть. Говорили что у нее остановилось сердце от испуга или что-то такое, но, - и девушка подняла светившийся грустью и раздражением взгляд, - я в такое не верю. Люди от такого не умирают вот так внезапно, сержант. И особенно моя Лиз.

+1

8

Достижения современности мирно соседствовали в Аркхеме с реалиями  прошлых веков, что придавало городу неповторимый колорит и создавало ту самую необычную атмосферу, которую потом сложно было  забыть тем немногочисленным приезжим и туристам, чей жизненный маршрут каким-то непостижимым образом умудрился быть проложен через этот городок.
Вот и в полицейском участке, чтобы попасть в архив надо было ввести цифровой код на двери, за которой было помещение, которое вполне могло когда-то быть пыточной какого-нибудь безумного графа , а лестница вниз была такой крутой, что будущая жертва садиста могла рассчитывать на удачу в виде заблаговременно свернутой шеи.
Ни один звук извне не проникал за каменные стены, пока они спускались по лестнице, которая в конце сделала такой крутой поворот, что Рой, идущий впереди, протянул женщине руку, на которую она благоразумно оперлась, чтобы сойти с последней ступеньки на надежную поверхность пола.

...Элизабет Дивер...январь...

Оставив Фриду стоять в начале череды стеллажей, под светом многочисленных, но безнадежно тусклых ламп, мужчина уверенно направился туда, где предполагал находится то, за чем они сюда пришли.
Архив содержался в особенном порядке, и все папки стояло на положенных им местах, отсортированные по первым буквам фамилий потерпевших. Капитан Льюис всегда подчеркивал важность хранения информации подобным , казалось бы устаревшим образом, убедительными, как ему самому казалось, фразами - Вот отключится ваше гребаное электричество, и что вы делать будете, карты таро раскладывать? А если жесткий диск полетит, то всё? дорасследовались?

Ориентируясь на свежесть цвета бумаги, в которой было всё, что удалось накопать и собрать детективу Бенсону, Рой быстро нашёл то, что нужно, и подошел к Дивер, которой явно хотелось быстрее просмотреть содержимое папки, но внешне она не выказывала нетерпения.
Петтерсон стер ладонью мелкую книжную пыль со стола, стоявшего на самом освещенном  месте, и они с женщиной сели на старые,но еще  добротные стулья, которым всё же, судя по скрипу,издававшемуся при малейшем движении, было лет примерно столько , сколько и самому зданию.
Мужчина положил папку так, чтобы Фриде тоже было хорошо видно и  они начали изучать то, что хранилось внутри: фотографии, описания места преступления, показания вероятных очевидцев, стенограммы допросов членов семьи.
Дыхание Дивер на миг замерло, когда снимок молодой и красивой улыбающейся женщины сменился на её же, но уже в виде неподвижного, утратившего внутренний свет жизни, тела.
Рой уже давно перешагнул ту черту, за которой вид смерти вызывал в нём какое-либо потрясение и заставлял неметь кончики пальцев. Когда он еще был новичком в убойном отделе, всё обстояло совсем иначе. Ему приходилось делать усилие, чтобы мысли о собственной смертности и конечности всякой жизни, не занимали место равнодушной практичности и  холодной рациональности, необходимых для того, чтобы найти причину того, что нельзя исправить. Сначала он пытался избавиться от последствий этого состояния при помощи алкоголя, и в особо шокирующих человеческое сознание  случаях даже напивался до беспамятства, но постепенно ,раз за разом, с каждым последующим убийством, столкнувшись  с большим разнообразием смертей и  причудливых поз застывших тел, похожих на куклы, которым обрезали, управляющие ими нити, он перестал что либо чувствовать. Привычка взяла своё.

Мужчина незаметно наблюдал за Дивер, которая склонилась над папкой так, что ее лицо оказалось в тени и он не мог видеть выражение ее лица, но внутреннее состояние Фриды выдавала легкая дрожь кончиков листов, которые она быстро, будто искала что-то конкретное, и ловко переворачивала своими изящными пальцами. Шелест бумаги наполнил всё пространство между ними.

- Странно, что молодая здоровая женщина вдруг умирает вот так...- проговорил Рой, и отметил, по глазам блондинки, которая на мгновение оторвалась от равнодушных описаний положения тела близкого ей человека , чтобы взглянуть на него, что она тоже не считает эту смерть естественной, хоть вскрытие и показало, что сердце Элизабет вдруг остановилось, в одну секунду. Не было обнаружено ни следов яда, ни алкоголя, ни наркотиков. В тот день она даже не пила самые простые таблетки от банальной головной боли.

Фрида долистала документы, закрыла папку и откинулась на оббитую коричневой кожей спинку стула. Тени от ламп легли причудливым узором на ее лицо, плечи и вырез слишком легкомысленно открытого для этого места платья.
Рой почувствовал, что мучительно хочет курить и  достал пачку сигарет, которая все это время находилась в заднем кармане его джинсов.
Прозрачно-серый дым начал медленно подниматься вверх к потолку, постепенно  рассеиваясь.

- Это очень необычное убийство  - сказал он, особенно подчеркивая слово "необычное" - Не думаю, что кто-нибудь из наших детективов сможет помочь вам. Бенсон - очень хорош, и если это - Рой взглянул на папку, которая не открыла для женщины ничего нового, судя по разочарованию, которое хорошо читалось на ее лице. - всё, что он смог сделать, значит на большее люди не способны. Но способны мы , мисс Дивер - если  в этот глаза мужчины и блеснули желтым волчьим , то вряд ли Фрида могла этого заметить за сигаретным дымом. - Вы тоже считаете, что причиной её смерти стало нечто сверхъестественное ? - он наклонил голову ближе к женщине, будто не хотел, чтобы кто-то ещё услышал его слова, хотя вокруг них были только каменные стены.

Отредактировано Roy Patterson (09-01-2019 00:13:25)

+1

9

На бледных страницах уголовного дела картинки прошлого оживали как кадры на старой пленке. Бесчувственные чеканные литеры сухо констатировали вызубренные наизусть факты: место, время, положение тела, рассказ пары случайных свидетелей, который не привносил ясности, содержимое сумочки и личные вещи, семейное положение и опрос Диверов, вероятные подозреваемые, скудный пересказ дежурного полицейского первом прибывшим на место преступление, отчет коронера, который Фрида знала буквально наизусть и весьма пространное обьяснение причины смерти как "внезапно" и "от естественных причин". Впрочем, слова Хэла, будто бы с укором смотревшей на читателя с этих страниц упрямо твердили что его супруга была совершенно здорова и никогда не жаловалась на что-то серьезнее легкой простуды. Даже самая банальная причина для такого исхода - оторвавшийся тромб - была вычеркнута как возможная причина смерти и в конечном итоге дело вынуждены были прикрыть чтобы не портить статистику еще одним - особенно когда гордость управления щекотала фамилия "Дивер" на корешке. Пускай смертные ничего не знала о мире магов и сверхъестественного, но как и в любой точке планеты любое "провисающее" полицейское расследование, где фигурировали члены видного местного семейства мозолило глаза начальству и потому когда ответы на вопросы убитого горем мужа в конце концов закончились они решили просто закрыть его, выдав желаемое за действительное и тем самым только разбередив рану, которую нанесла своей внезапной смертью Лиз.
Фредерика устало опустилась на стул, ощущая сквозь тонкую ткань своего платья прикосновение холодной кожи оббивки стула, и с разочарованной проследила взглядом как уходили вглубь комнаты стеллажи с многочисленными папками снесенных в архив дел, погружаясь в меланхолию.
Насколько разумным было тревожить дело о смерти ее невестки в который раз задавала себе вопрос маг? Достаточно если ей хотелось бы жить в мире и покое со своим братом так и не узнавшим правду или же Фрида рискнула бы признаться себе в том, что это был робкий лучик надежды для них двоих снова сойтись. Но сейчас маг все еще не в силах была произнести это даже в своей голове, потому что Элизабет совершено неожиданным образом стала дорога сестре своего мужа и тепло,которое она распространяла вокруг себя, заставляло блондинку мыслить менее эгоистично и испорченно. По крайней мере в память о Лиз, убеждала себя мисс Дивер, направляясь в участок сегодня утром, но на самом деле просто боясь себе признаться что все дело было в том, что все это она делала для Хэла, ради того каким он стал в браке с погибшей Лиз - и каким он никогда не стал бы со своей сестрой как бы крепко и самозабвенно она его не любила.
Тем временем Петтерсон выудил откуда-то пачку сигарет и через несколько мгновений затхлое пространство архивной комнаты наполнилось бодрящим ароматом табака. Не курившая последне лет десять женщина невольно подняла на полицейского взгляд, жадно наблюдая за тем как вспыхивает и гаснет крошечный алый огонек и нервно сглотнула, ощущая что и сама сейчас не отказалась от сигареты.
- Не возражаете? - и маг кивнула на пачку сигарет и вопросительно приподняла бровь.
Щелчок зажигалкой и наплевав на то что о ней подумает сейчас сержант, коллеги которого были явно очарованы явлением в этот жаркий летний день воздушной блондинки, когда эта самая воздушная дама с наслаждением глубоко затянулась и с плохо скрываемым удовольствием выпустила струйку дыма в потолок.
- Мы? - переспросила женщина, вновь поворачивая голову к Рою, возвращаясь обратно из мира своих размышлений и прищурилась, стараясь рассмотреть сквозь тонкую завесу сигаретного дыма выражение на его лице. В холодном свете ламп дневного света он выглядел еще массивнее, чем в общей комнате наверху, и тяжело нависал над кажущимся теперь хлипким столом и самой Фридой Дивер, старавшейся не встречаться взглядом с тонкой папкой о деле по факту гибели Элизабет Дивер.
Но едва с его губ сорвалось слово "сверхъестественное" как маг подобралась, моментально насторожившись.
- Как Вас понимать, мистер Петтерсон? Вы полагаете что она увидела привидение или что ее напугала летучая мышь? - не сводя с полицейского пристального взгляда, в котором теперь еще сквозила ирония, Фредерика медленно поднялась из-за стола и отошла на несколько шагов в сторону лестницы. Сигаретный дым собирался под низким потолком, слабо выталкиваемый вытяжкой наружу, а потому яркого желтого блеска в глазах полицейского Дивер естественно сквозь нее не заметила.
- Это нелепо, - фыркнула женщина, не собираясь развивать с незнакомцем теории о сверхъестественном, и не обращая внимания на сержанта, сбила пепел прямо на пол.
- Впрочем, в ту ночь так кстати шел дождь, - пробормотала себе под нос блондинка, задумчиво перебирая в уме одну-единственную зацепку, которая могла бы тонкой ниточкой протянутся к факту вмешательства в судьбу невестки сил вне обычного человеческого понимания, но что об этом мог знать Рой Петтерсон?

+1

10

Ничто порой так не объединяет людей и не рушит стены официальной вежливости между ними , внезапно сближая - пусть даже ровно на то недолгое время, которое нужно, чтобы ее выкурить, - как  сигарета.
Не смотря на трагические обстоятельства , из-за которых они с Дивер оказались сейчас в  этом наполненном чужими оборванными жизнями, оставившими след  на безразличной бумаге в виде формальных общих фраз и равнодушной плоской терминологии, помещении, и вопреки той официальности, которой он с женщиной старательно придерживались с самой первой минуты, Рой вдруг ощутил как легкая дымка прошлого, без  четко различимых картинок на мгновение окутывает его.

...Сигареты приемного отца в мятой пачке... Легкий дым, пахнущий не просто табаком, а  свободой и юной дерзостью...Голые, загорелые ступни, с черной кожаной полоской плетеного браслета на правой,  на которые она , подтянув худые, по-детски острые колени ,натягивает растянутую ткань светлого, линялого от стирок платья, сидя на нагретом предзакатным густо-оранжевым солнцем капоте его первой собственной машины. Они тогда выкурили за час  всю пачку и потом их страшно мутило...За ужином кружилась голова и яблочный пирог, который так любил Рой, был пропитан  сигаретным дымом и ощущался безвкусным пеплом во рту...

Хрупкая временная близость между ними вдруг рассеялась, как морок, уступая место внезапной прежней недоверчивой осторожности. Рой почувствовал как Фрида, пару мгновений назад будто забывшая о его присутствии и позволившая себе выразить то, что она чувствовала на самом деле - растерянность, грусть и усталость, и  перестав стараться казаться сильной и уверенной в своих действиях , вдруг опять вспомнила где она, кто, и на каком расстоянии ей, представительнице древнего  рода, следует держать тех, кто не удостоился судьбы быть рожденным магом.
Сейчас она напоминала ему кошку, которая почувствовав одной ей видимую угрозу, вдруг входит в то состояние опасной собранности, когда в каждую минуту могут быть выпущены когти, одно неловкое движение и выгнется спина, зашипит, показывая острые маленькие клыки, но сейчас она еще просто следит и ждет....

— Как Вас понимать, мистер Петтерсон? Вы полагаете что она увидела привидение или что ее напугала летучая мышь? Это нелепо.Впрочем, в ту ночь так кстати шел дождь

- Дожди в Аркхеме бывают очень кстати - спокойно сказал мужчина, делая последнюю затяжку, ту самую, от которой треск жара сгорающего табака добирается до кончиков пальцев и приятно их обжигает.

Он встал и подошел к Дивер, оставив папку с бесполезными отчетами, лежать на столе. Женщина стояла возле лестницы, куда отошла от Петтерсона, будто в какой-то попытке защитить свою тайну, не дать ему вот так прямо и  бесцеремонно раскрыть ее такую совсем  нечеловеческую, магическую природу и только сейчас он вдруг понял на сколько она вероятно уязвима, беспомощна и растерянна, раз после всех тех месяцев, прошедших после смерти жены своего брата, оказалась тут, с ним, в этом архиве.

- Вы можете полностью доверять мне - тихо проговорил Рой, наклонив к ней голову- Я знаю об этом городе гораздо больше, чем вы можете себе представить, Фрида.

Зеленовато-желтый мертвенный свет ламп ,падал за его спину, оставляя лицо в тени, от чего глаза его покрываются желто-оранжевым блеском, открывая всю животную , нечеловеческую природу оборотня. Между ними больше нет сигаретного дыма, от которого остался только слабый запах, старательно въедающийся в затертые корешки папок, и Дивер  пристально , с интересом, и удивлением, но совершенно без страха, всматривается в черные точки его зрачков.

Рой всегда догадывался о глубине коварства интриг и равнодушно ледяной жестокости заговоров, которые царили в магическом мире, скрытом за тяжелыми дверями старинных особняков. Лот Уайтферн любил рассказать ему парочку увлекательных историй, за стаканом доброго виски, разбавляя леденящую душу подробности шутливыми комментариями, будто в древних проклятьях, кровавых жертвоприношениях и каннибализме, могло быть что-то веселое. Но оборотень всегда слушал с интересом и поддерживал друга смехом в самые удачные моменты, будто уже и не помнил, что всего пять лет назад был человеком, и человеком совершенно далеким от мистических культов, обрядов и выходов в астрал.

Было очевидно, что Фрида не нашла кому сможет довериться, ни в своем кругу ни в своей семье...

- Кого вы подозреваете? - спросил он и сделал шаг назад, вернув глазам привычный карий цвет. - Вы же кого-то подозреваете раз не верите, что это несчастный случай? Кто по вашему мнению мог желать ее смерти?

+2

11

Она грустно усмехается его замечанию о дождях, ощущая как по спине ползет предательский холодок, которые заставляет женщину поежиться под этими лампами с мертвенным светом. Дожди в Аркхеме порой бывали далеко не просто атмосферным явлением - иногда они скрывают под собой мрачные тайны, которых лучше не знать и никогда не касаться, но сейчас все что касается смерти Лиз кажется Фриде подозрительным и хватаясь за любую соломинку в этом безнадежном на первый взгляд для обывателя деле маг готова посчитать все случившееся в ту ночь подсказкой. И слова сержанта только подпитывают ее уверенность в том, что на самом деле даже дождь не был тем чем кажется, пугая женщину до смерти.

Тепло от тлеющей сигареты предостерегающе приближается к чувствительной коже на пальцах и Фрида Дивер не глядя нервно сбивает пепел на бетонный пол, стараясь вновь обрести рассевшееся самообладание и напомнить себе о том что она не просто гражданка, но еще и маг и раскрывать особенности своей истинной природы перед сметными порой чревато странными вопросами и косыми взглядами, паникой и слухами. Но, прежде чем погруженной в себя женщине это удается , сержант полиции неожиданно поднимается из-за стола, отодвигая в сторону папку с делом ее невестки, и в пару широких шагов преодолевает отделявшее их расстояние.
Рядом с ним, в его тени Фредерика ощутила себя совершенно крошечной и поднимая на мужчину взгляд, полный настороженности, она нервно ведет плечами, стараясь избавиться от странного ощущения что Петтерсон скрывает что-то еще, кроме банального живого человеческого интереса к ее персоне. Его глаза привлекают ее внимание и на мгновение их взгляды встречаются и прежде чем блондинка отводит свой в сторону, ощущая странное чувство тревоги, желто-оранжевый блеск в этих глазах как отлив по блестящей гладкой шерсти открывает ей истину. Женщина нервно сбивает пепел на пол, сжимаясь внутри от осознания что перед ней был не простой смертный и пятиться назад.
- Черт бы Вас побрал, сержант, - выпаливает Дивер, вырываясь из его собственной тени, которая буквально оборачивается вокруг женщины как кокон, и она порывисто отходит к столу, на котором еще лежит дело ее невестки. Тонкая папка сиротливо покоится на поверхности, как будто упрекая свою родственницу за то обстоятельство что она вообще была здесь, что история Лиз Дивер осталась недосказанной и женщина раздраженно давит бесполезный уже окурок в пепельнице рядом с курком Петерсона, задерживая на них взгляд и тяжело дыша. Сердце бьется в груди как сумасшедшее,но быть невоспитанной не было среди дурных черт этой дочери Аркхема, тем более что ведь не было вины Роя в том, что он желал помочь магам и ей в особенности, не обращая внимания на их различия. Ведь .. так?
- Вы..- выдавливает из себя женщина, но голос ее звучит немного хрипло от выкуренной сигареты, и она заставляет себя сглотнуть раз или два прежде чем вновь заговорить, - Вы и вправду считаете что знаете об этом городе достаточно что бы ввязаться в это дело, сержант? - мисс Дивер медленно поворачивается к стоявшему за ней полицейскому, заставляя себя не обращать внимания на его глаза и то что она теперь о нем знала, думая лишь о том что он был всего-навсего хорошим копом, который дела свою работу.
Груз ответственности и чувство вины давили на Фредерику с такой невероятной силой что начав это дело она просто не могла заставить себя остановиться, с паникой ощущая что заветная черта была давно пройдена и теперь, втянув в это существо иной расы она  рисковала куда больше не рискуя придать Лиз второй раз.
- Вы уверены что хотите влезть в это? Вы, кто проклят Луной, сержант Петтерсон? Или Вы настолько хороший коп что для Вас это не имеет значения кто я и кем была моя невестка? - женщина в белом платье медленно движется обратно к оборотню, уменьшая расстояние между ними до опасно ничтожного.
- С того самого момента как я вошла в участок Вы ведь знали кто я и все равно решили помочь и теперь тоже не отступитесь? Сейчас еще есть шанс просто сказать "нет" и отказаться, я пойму, не переживайте. И мне очень не хочется рисковать ничей жизнью, ни оборотня, ни хорошего полицейского, который может еще помочь этому городу, но просто .. иначе я не обещаю что Вы не пострадаете. Потому что когда я начну называть имена, то Вы .. Вы будете прокляты знанием как и я и обратного пути не будет, сержант. А я не хочу чтобы кто пострадал настолько, насколько это возможно учитывая Ковен и все остальное..
В голубовато-серых глазах скользнула тень, мрачная и темная, тень дурного предчувствия что сейчас Фрида брала на себя ответственность за чью-то еще жизнь. Возможно, в самом конце, она ничего не узнает, но тогда вся ненависть брата и ее семьи падет на саму Фредерику, но если у них была хотя бы малейшая вероятность докопаться до правды, то тогда толко древние боги знали что ждало этих двоих - и что ждало оборотня, который рискнул бы сунуть свой нос в дела Ковена и его членов.
Но несмотря на всю опасность , несмотря на свое предчувствие для казавшейся совершенно хрупкой в тени возвышавшегося над ней сержанта Роя Петерсона магу отчаянно хотелось что бы он согласился помочь ей, наплевав на все, и она смогла бы разделиться свои самые мрачные и тяжелые подозрения хотя бы с еще одной живой душой. Иначе мисс Дивер рисковала просто сойти с ума в этом удушающем своими тайнами и кошмарами городке, из которого она когда-то сбежала по собственной воле, но которые крепко вплелись в ее собственную семью и тянули за собой на самое дно.

Отредактировано Frida Deaver (20-01-2019 01:35:21)

+1

12

Все эти  аккуратные шаги по хрупкому льду, и тихие движения по тонкой серебристой паутине утратили смысл.
Два нечеловеческих существа - маг и оборотень. Такие разные  и такие похожие. Объединенные теперь общей целью. Пусть и движимые разными мотивами....

Фрида говорила о страдании и о проклятье, а Рой смотрел на нее и думал, что может он уже и  проклят и страдает, пусть даже не явно и не всегда ощутимо.
Быть созданием двух миров и не принадлежать ни одному из них полностью. Он и человеком уже не был, и волк внутри него был  чужим, и Рой еще только пытался соединиться полностью  с этой второй своей частью. Принять окончательно и бесповоротно и перестать думать  бессонными ночами, глядя как в свете луны уплывают к потолку белесые струи дыма, о том, а что если бы этого не произошло....
Будучи вырванным из человеческого общества и вовлеченным в мир, который еще не был его полностью, Петтерсон обладал тем самым равнодушием к межрасовым распрям, которое позволяло ему не давать генетической природной ненависти застить глаза и ронять забрало войны на лицо.
Элизабет Дивер была человеком и она погибла по каким-то явно магическим причинам и этого было достаточно, чтобы человеческая натура Роя испытала желание раскрыть это преступление и призвать виновного к ответственности уже по законам мира магов и оборотней.

Он вернулся к столу и взял папку, намереваясь вернуть её на положенное место.

- Я могу позаботиться о себе , мисс Дивер - сказал Рой. - И попытаться помочь вам. Теперь , когда между нами нет секретов, вы можете быть полностью откровенны и довериться мне....

.........................................

После полумрака архива, улица была наполнена солнечным светом, пронзительно, до боли в глазах.
Шум города обрушился на них со всех сторон  и окутал своими звуками и могло показаться, что вся загадочность и таинственность дела, по которому приходила Фрида растворилась в окружившей мужчину и женщину обыденности простой жизни, бурлящей вокруг в людях, машинах, вывесках магазинов....

- Это номер моего телефона  и  на всякий случай адрес - проговорил Петтерсон и протянул Фриде небольшой, свернутый пополам листок бумаги , вырванный из блокнота, который она взяла и убрала в сумку.- Если у вас появятся какие-то мысли или зацепки по делу - я буду готов выслушать.
Достав сигарету он закурил и посмотрел на задумчивое и грустное лицо блондинки.

- Тайное всегда становится явным. - сказал мужчина слова, в правдивости которых не только не  сомневался, но и постоянно убеждался еще больше в течение своей жизни.

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Killer unknown


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC