РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Декстра Гонсалес, чупакабра


Декстра Гонсалес, чупакабра

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://funkyimg.com/i/2Pg3f.jpg

Полное имя
Декстра Хуана Бенита Гонсалес Санчес

Вид
Чупакабра

Возраст, дата и место рождения:
22, 19.03.1996, Нуэва-Росита, Мексика

Род деятельности
Сотрудница приюта для бездомных животных

Происхождение
Родственные связи: Сестра-близнец Диана Гонсалес Санчес, брат Лука Гонсалес Санчес. Трое племянников (дети Луки).

В Нуэва-Росите тихо, жарко и никому нет до тебя дела. Декстра выкапывает из земли миниатюрного крота, кусает Луку за мягкую попу — обрати внимание! Лука поднимает визг, Декстра бьёт его лапой в бок и убегает в кусты, где торопливо и неряшливо расправляется с кротом в одиночку.
Экспозиция не сильно меняется, когда вместо лапы Декстра начинает бить его ногой.
Под вечер становится холоднее, и мама выходит, чтобы забрать их со двора. Иногда мама забывает, но тогда вспоминает тётушка или дядюшка, кто-то тёплый, надёжный и свой. Жизнь в Нуэва-Росите – безопасный мягкий ком, пыль и наслаждение, солнце и колючий кустарник, в который она забирается сама и затаскивает Диану, и восторженно поскуливает, глядя, как царапины-паутинки затягиваются прямо на глазах.
Жизнь – пятно солнечного света, и в этом свете Декстра будет жить вечно.

От Фредерико тянет тьмой и холодом, но это своя, привычная тьма и холод. Декстра умеет ускользать от неё – Декстра вообще рано учится ускользать, выскальзывать и исчезать съезжающей походкой. И не унывать. Особенно отчаянно она не унывает, когда мама не выдержав вечных ссор и побоев, собирает детей и идёт с ними через невидимую границу, отделяющую страну босоногого солнца от страны причёсанной свободы.
Причёсанная свобода не впечатляет Декстру, там воняет холодом и электрическим безразличием. Джоэл, у которого они останавливаются и прорастают корнями в пол, хороший парень, но на этом заканчивается вся его хорошесть, и этого мало. Иногда Декстра, отдирая от стены обои, думает о том, что скучает по Фредерико. Он, конечно, мог ударить или заорать на тебя, как безумный, но это хотя бы значило, что он знает, что ты существуешь.
В доме Джоэла нет потребности существовать, потому что никто в этом не сомневается.
Если думать об этом слишком долго, начинает чесаться внутри головы.

Декстре девять, и это много для чупакабры.
Любой возраст – много для чупакабры, но об этом Декстра не думает. Думает о Луке и его заднице, которую она кусает теперь совсем иначе (но она всё такая же мягкая, «ты её с кондиционером, что ли, моешь», Декстра никогда не умела смешно шутить, да это и не имеет значения), думает о Луке и о том, что в их бестолковой потной возне больше смысла, чем во всей Америке, во всех Дианиных книжках, во всех чужих запахах и глазах. Декстра думает: это своя кровь, это моё, этого никто у меня не отберёт.
Блядский Джоэл рушит всё, всё отнимает, Декстра злая и беззащитная, Декстра забирается на крыши и исследует верхние ярусы города, жрёт голубей, не только от голода, но и потому, что они бесят её, всё её бесит, особенно собственная живучая шкура, которую можно резать в своё удовольствие, а она всё равно зарастает к утру, Декстра орёт на луну и хочет, чтобы луна орала в ответ, но луне тоже нет до неё никакого дела, ну и отлично, Декстра плевать на неё хотела.
Диана вечно читает, Декстра садится рядом, тыкает её в бок и говорит: рассказывай. Иногда Диана рассказывает, Декстра слушает и думает: это, должно быть, здорово, всякие пираты и походы. Но чаще Диана читает что-то скучное, и Декстра отмахивается и уходит, а ещё чаще Диана отмахивается сама: не мешай, мол, видишь, я тут занята.
Все они заняты, одной Декстре применения нет.
Не очень-то и хочется.

Любой возраст – много для чупакабры. Возраст Джоэла заканчивается навсегда, и Декстра приходит забирать своё: слышишь, Лука, говорит она, помнишь? Видишь, теперь у тебя есть я, я никуда не –
Нахер она Луке не сдалась.
Декстра никаких своих вещей не собирает, потому что нет у неё никаких своих вещей, и вообще ничего нет. Она живёт где попало, крыши, помойки, знакомится с уймой интересных людей.
«Интересных».
Декстре нет до них никакого дела, потому что никому никогда нет дела до Декстры. Она слушает длинные путаные рассказы о чужой бесполезной жизни («Я не всегда был отбросом, дочка» и «Я ебал таких, как ты, в каждую дырку»), смеётся невпопад, учится рассказывать о собственной («Мы жили в огромном замке», рассказывает она в первый раз, и все ржут; «Мы были пиратами», рассказывает во второй, и все уссываются; «Мой отчим был мудаком и курил крэк, и трахал моего брата, а нас с сестрой заставлял слушать», рассказывает в пятнадцатый, и смеётся одна только Декстра).
Потом наступает зима, и вся эта американская живность забивается в тёмные норы и узкие щели. Она крадёт собак с привязи у супермаркета и однажды, подыхая с голоду, всерьёз размышляет о том, чтобы вытащить из коляски младенца, пока его бабушка увлечённо говорит по телефону, повернувшись спиной. Пусть Декстра и не уверена, что может пить человеческую кровь.
Не вытаскивает. Слишком, наверное, слаба.
Ложится ничком у мусорных баков и думает: вот и всё.
Её находит Лука, и Декстра зашипела бы – пошёл нахуй – но не может, едва открывает рот, в который он запихивает что-то тёплое и пушистое и упоительно пахнущее кровью, и Декстра впивается в это зубами, и Декстра снова жива.
Она не сдохла, она теперь, наверное, никогда не сдохнет, слышишь?
Декстра будет жить вечно, но стоит ли жизнь того?

Декстра смеётся, кусает стейк с кровью, думает: это всё же не то.
– От тебя псиной воняет, – говорит Рон (или Рэй, или Райан).
– От тебя бы воняло так же, работай ты с собаками весь день, – отвечает Декстра, говорит: – Дай лучше ещё пива.
– Ты алкоголичка, – смеётся Рэй (или Райан, или Рон), но пиво передаёт: ему интересно, когда же Декстра отрубится.
Никогда.
Декстра знает историю жизни каждого в любой из её компаний, Декстра хранит секреты, Декстра всегда готова подставить пахнущее псиной плечо, Декстра всегда весела и всегда готова сорваться на вечеринку, на дискотеку, на концерт.
– Это моя любимая песня, – орёт Декстра, подпрыгивая. Текста она не знает, даже музыку слышит впервые.
Не имеет значения.
Снаружи Декстры шум, веселье и бурление тел, сменяющих друг друга, как в калейдоскопе (очень скучном и замызганном калейдоскопе). Внутри Декстры пустота глубиной в марсианскую впадину.
— Марианскую, — поправляет Диана.
— Иди нахуй, — благодарит Декстра. 
Диана идёт нахуй, Лука идёт нахуй, все уходят нахуй и оставляют Декстру одну, ну и прекрасно, она сама справится. Она прекрасно справится сама.
Декстра будет жить вечно. Но вечность заканчивается.

Внешность
Цвет глаз: болотно-зелёные
Цвет волос: каштановые
Рост: 5' 8"
Отличительные черты: мягкая светло-коричневая шерсть на загривке.
Используемая внешность: Eliot Sumner

Умения
Хорошо ориентируется на крышах Аркхема. Любит охотиться на птиц, с наземными животными несколько хуже (но всё равно неплохо).
Зажигательно танцует. Умеет двинуть в челюсть и не постесняется, если что, это сделать.
Говорит по-испански и английски (с некоторым акцентом), хуже по-португальски.


ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРОКЕ
Стиль игры: Предпочитаю неспешный темп игры, готова взять 1–2 эпизода, отвечаю по ситуации (3-10 дней). Обычно пишу 3-5 тысяч символов, но подстраиваюсь под соигрока. Птица-тройка не имеет значения, время тоже, но лицо предпочитаю третье.
Другие персонажи: нет

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Dextra Gonzalez (16-12-2018 22:50:24)

+8

2

ХРОНОЛОГИЯ

0


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Декстра Гонсалес, чупакабра


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC