РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » killing me softly with her song


killing me softly with her song

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://funkyimg.com/i/2Pbgn.gif http://funkyimg.com/i/2Pbgo.gif

Frida Deaver & Magnus Rodricks
29 октября 2018 года, фамильное имение Родриксов


— Кажется, это было целую вечность назад.
— Однако, у магов хорошая память, да и живут они дольше положенного... но не все.

Отредактировано Magnus Rodricks (14-12-2018 15:32:44)

+4

2

Она уже и забыла насколько Аркхем был тесным и душным городишком.

С самого своего возвращения Фрида мыслила категориями больших городов и огромных континентов, рассматривая свой родной городок как некий пригород, который был анклавом больших и старинных семейств, наделенных магической силой. До Нью-Йорка, Балтимора, Бостона казалось было совсем рядом достаточно сесть в машину или скорый поезд. Но сейчас, стоя на пороге фамильного особняка Родриксов девушка осознала, наконец,что место это было городом и при этом маленьким, затхлым, старым как коридоры Мискатоника и совершенно неживым. Непригодным для жилья слишком давно - или все дело было в том, что самой Фриде Дивер было более века и большую его часть она провела вне пределом Аркхема? В памяти отложились "сухой закон" и приводившие в ужас их благочестивых матушек своей длинной платья, рокот тяжёлых машин и блеск их металлических деталей, джаз и сегрегация, угар между двумя войнами и "потерянное поколение" которое не могло найти свое место до и после Великой депрессии - все это было лишь частью ее жизни, но частью далекой, подзабывшейся, поблекшей как старая фотография, с которой на мир смотрела совершенно иная мисс Дивер:  юная, но многоопытная, одинокая, но уже отдавшая себя самому близкому человеку, не знающая еще ничего о боли, но казалось бы искавшая способ причинить ее другим.
Кем был ей Магнус, силилась вспомнить блондинка, рассматривая особняк Родриксов через лобовое стекло? Мальчика с забавными кудрями, который рискнул ухаживать за единственной на тот момент дочерью семейства Дивер? Прилежный студент или школьник, будущая гордость своего семейства, часть "золотой молодёжи" , которая правила тогда бал в городе и знавшая все куда лучше, как им казалась, об устройстве этого мира? Не в магии было дело - она лишь как наркотик подстёгивала их самолюбие и самоуверенность - но в том, что в них бурлила молодость. Магнуса тогда она немножечко любила, лишь самую малость или все-таки не знала о любви ничего? Почему же тогда сейчас у Фриды холодели пальцы на руках когда она сжимала руль и старалась выровнять дыхание перед тем как двинуться дальше по подъездной дорожке и остановиться возле этого дома и выйти на порог? Возможно ей было совестно, возможно неловко, а может быть немного стыдно за свое поведение тогда? Или сам вид Магнуса мог всколыхнуть в блондинке воспоминания и чувства, к которым мужчина не имел ни малейшего отношения, но которые все еще гнездились внутри гостьи, и которым она не давала ходу, многие годы убеждая себя что они давно умерли? Те, в которых все еще жил Хэл до Лиззи, до ее потери, до их ссоры и ее убийства? Тот старый Хэл, воспоминания о котором мог бы разбудить понесший недавно потерю Родрикс..
Нелепо, конечно, звучит, но блондинка , сидевшая на водительском сиденье внедорожника , не была так уж уверена в этом. Возвращаться никогда не было ее сильной стороной , но в память о прошлой дружбе и необходимости налаживать прервавшиеся некогда связи Фредерика Дивер теперь заставляла себя вникать в общественную жизнь Аркхема, прощать тех, кто обидел, или же смотреть в глаза тем, кого обидела она. Скорее всего, конечно же, Магнус будет совершенно не до старой страсти к подруге юности на фоне похорон и смерти, постигшей их семейство, и вспоминая слова матери, которая привычным жестом поправила нитку жемчуга на шее старшей дочери, когда та стояла перед зеркалом в прихожей, Фрида соглашалась с ее правотой.
"Девочка моя, им нужно знать что нам не безразлично. Сейчас это самое главное, а не прежние обиды," - мягко увещевал она дочь, естественно держа в уме смерть отца, погибшего при испытании на место Верхового, и так или иначе честолюбиво питавшая планы относительно своего единственного сына. Увидеть Хэла Верховным было бы воплощением всех ее желаний и миссис Дивер не остановиться ни перед чем чтобы подготовить почву для этого. В частности - чтобы заручиться поддержкой остальных семей в Ковене.
А потому сегодня эта миссия не только ради восстановления добрых отношений с Магнусом, но и для того чтобы восстановить отношения со всем кланом Родриксов и конечно же ее златокудрая дочь была идеальным средством для этого. Прежняя симпатия, давняя дружба, общие воспоминания и горечь потери близкого человека - чем не отличный повод?

Поправляя лацкан черного жакета, туго стянутого на талии широким поясом, Фредерика на негнущихся ногах поднялась по ступенькам к двери и сделав глубокий вдох, прислушалась к своему внутреннему голосу. Она здесь чтобы просто выразить соболезнования, напоминал он, но не чтобы сделать хуже. Лишь для этого - и потому что Магнус был хорошим человеком.
Аркхем мог быть старым затхлым городишком, но никогда прежде еще его дочь не ощущала как его глубоко щупальца затягивали ее душу внутрь этой трясины из старых склок, хитросплетения тайн и секретов как сейчас. Сейчас, даже спустя почти полвека отсутствия Фрида Дивер, которая казалось бы обрела свободу за его пределами, барахталась в силках этого места, не осознавая еще насколько оно проникло в ее душу и как быстро разрушит все то, что было создано годами за его пределами.
И насколько этот визит вежливости в дальнейшем сыграет на руку ее брату, которого она так хотела оградить от этой борьбы.

Отредактировано Frida Deaver (16-12-2018 19:33:47)

+3

3

О смерти сына первой узнала жена Алистера. Похоже она пользовалась одним из этих артефактов/амулетов, которые сердобольные матери использовали, чтобы знать, что с их дорогими детьми ничего не случится где бы они не были. Какой-нибудь «сосуд», капля крови, заклинание и у тебя появится возможность вполне ощутимо узнать о чужой гибели вместо того чтобы прислушиваться к дрожи в материнском сердце или ждать звонка полиции.
Дальше все завертелось довольно быстро, хотя сам Магнус по большей части не принимал в этих событиях никакого участия. В Бостон его не позвали, от дачи показаний он тоже был освобожден. Алистер так и вовсе не ждал, что его двоюродный брат сможет поведать о чем-то существенном. Маркус был личностью загадочной, похоже, даже для своего отца раз выбрал себе в негласные наставники бывшего Верховного.

Магнус предполагал, что в память о своем верном последователе и ученике Лот Уайтферн вызовется перед Ковеном проводить испытание для будущего Верховного, но кровные узы, похоже, оказались весомее (или просто Алистер выразил свое категорическое нет, взваливая на себя груз ответственности). Поэтому отныне он торчал в подвале, где продумывал все мелочи, изредка сообщая стуком по трубе, что хочет увидеть Магнуса и потребовать его непосредственного участия. В остальное время он просто сидел без дела, жалея о том, что взял отгул от занятий. Не то чтобы он жизни своей не видел без преподавания или общения со студентами, но сейчас он бы с большей охотой  занялся каким угодно делом лишь бы убить время и скрасить ожидание. Лишь бы не сидеть и не вспоминать тот, уже давно канувший в прошлом день, когда стало известно что погибла его сестра. Похоже, Родриксам отчаянно не везло с титулом верховного. И пусть при проведении того злополучного ритуала погибли многие легче от этого не становилось.

Когда во входную дверь постучали он как раз поднимался по крутой лестнице из подвала. Особых мыслей у Магнуса касательно случайного гостя не было - на самом деле это мог быть кто угодно. Возможно поэтому, открыв дверь, он вовсе не удивился увидев на пороге невысокую блондинку. С Фредерикой Дивер Магнус не виделся очень давно. Действительно давно, даже по меркам магов. От этого или по какой-то другой причине она показалась ему кем-то другим, отдаленно напоминая себя лишь на первый взгляд. Конечно, стоило только присмотреться, как все становилось на свои места и никакого сомнения быть не могло, что это она. Пусть даже взгляд как будто иной, более сосредоточенный, а может и тот же, что был раньше, просто слишком уж давно она не смотрела на него так.

- Мисс Дивер, какой приятный сюрприз, - своей торжественностью Магнус явно пародировал кого-то из своей родни, кто обычно имел честь приветствовать приглашенных или же незваных гостей. Сам он в такие моменты обычно находился где-нибудь наверху или проходил мимо, не особо интересуясь визитерами. Появившаяся было легкая улыбка быстро сошла на нет стоило напомнить себе о причине по которой женщина могла здесь оказаться. Заглянув ей за плечо, Магнус ожидал увидеть кого-то еще, но похоже остальных представителей семьи Дивер здесь не было. Только Фрида и никого больше. - Конечно. Заходи. - Он сказал это без прежнего ажиотажа в голосе, явно сложив одно с другим и предполагая для какой цели явилась ведьма. Отошел от двери, освобождая проход.
Особняк не сильно изменился с тех времен, когда Фрида бывала здесь куда чаще. Во многом, разумеется, благодаря магии, но и добротному строительству. Дома в те времена строили на века, не иначе. Как и подобало фамильному особняку тут было все, что нужно: широкая лестница, роскошная люстра и разноцветные витражи на дверях и окнах. А еще плесень по углам, гарцующие под кроватью пауки и стремные лица великих Родриксов на портретах.

- К сожалению, глубоко скорбящая часть семьи Родрикс сейчас занята. Миссис Родрикс пришлось остаться на какое-то время в Бостоне.  Алистер же озадачен будущим испытанием и вряд ли будет рад если я его отвлеку, - скрывать Магнусу было особо нечего, к тому же вряд ли он собирался что-то скрывать от Фредерики, чей вид был куда благожелательнее многих магов, которых он встречал. Да и выдавать себя за безутешного дядю, выдавливая всю гамму скорби он не хотел. Ему безусловно было грустно, но не до такой степени. Куда сильнее его интересовало появление Дивер на пороге и отчего-то упрямо казалось, возможно по тому самому выражению ее лица, что увидеть она ожидала именно самого Магнуса, а не кого-либо другого. В какой-то степени это даже грело душу, хоть и могло являться заблуждением. Приятным, что уж там. Она вернулась в город еще зимой и с тех пор он только и слышал от собственной матери, что она видела ее там, повстречала здесь, слышала про ее замужество и развод, и неплохо было бы Магнусу, памятуя о былых... Разумеется, неплохо, но едва ли это было кому-то нужно. - Но я конечно же передам, что ты заходила и что выражала свои глубочайшие соболезнования. Может выпьешь?
Отпускать женщину просто так он не намеревался, так что легонько подтолкнул ее за талию, коснувшись черной мягкой ткани (траурной по случаю или совпадение?) в сторону гостиной с представительными диванами, узорчатыми коврами и другой дребеденью, которой принято выражать свою состоятельность и древность.

+2

4

Магнус Родрикс заметно изменился за эти годы и у Фриды неожиданно пробегают мурашки по спине когда дверь перед ней открывается и на пороге она видит своего старинного приятеля.

Друг юности, нелепый веселый мальчишка, душа компании и ее несостоявшийся жених, которого, по мнению миссис Дивер, ее старшая дочь так неразумно упустила, не позволив тому даже попробовать сделать Фредерике предложение. Кажется все это было тысячу лет назад: их юность, вечеринки, странные, немного угловатые отношения, ее тайны и его непониманием. А еще война, и ее отъезд, его жизнь, о которой блондинка знала только поверхностно из уст матери и нескольких приятельниц, недавняя смерть в семье и потеря статуса, который сейчас пошатнул их положение в Ковене. Дела до всех этих внутренних перепитий магу, положа руку на сердце, особо не было дела, но Фриде хотелось быть вежливой, хотелось стать полезной, а еще хотелось понимать что происходило в Ковене. Странное предчувствие что эта смена власти не оставит ее брата и дядю в стороне, не заинтересует их заставляла женщину заметно нервничать вопреки убеждениям Хэла что ему нет особого дела до очередных выборов.

- Магнус, - Дивер немного смущает этим полным нелепого и совершенно неуместного между ними официоза с "мисс Дивер" и осторожно переступает порог, стараясь как будто бы не прикасаться ни к чему в этом доме,- ведь можно просто Фрида, особенно после стольких лет, - с легкой укоризной кивает блондинка головой и улыбается.
- Мои соболезнования, - тут же находиться она и улыбка гаснет, теперь едва теплясь в уголках накрашенных розовой помадой губ.
Жемчуг мягко поблескивает в мягком полумраке прихожей и она ощущает себя слишком чопорной со всеми этими почти столетними визитами вежливости и выражением соболезнования , но внутри и и вне Ковена все семьи оставались такими, отчаянно храня своим привычки и традиции. Не отправить смс или запостить какую-то подборку с благодарностью о прожитых годах, а именно появиться на пороге лично или прислать своих детей чтобы те передали слова соболезнования и хотя бы создали видимость того, что они разделяют скорбь близких почившего. Отправить букет с траурной лентой на похороны если есть что положить в могилу и обязательно появиться на поминках, по большей части опять-таки той частью семьи, которая молода и которая должна учиться и привыкать к такого рода скучным обязанностям пока старшие поколения имитируют мигрень или преклонный возраст из категории " это все слишком тяжело для меня". Фрида не была исключением и за неимением кого-то младше, не считая сегодня ее сестер, не горевших желанием, она вызвалась исполнить свой долг, но столкнувшись лицом к лицу с прошлым Дивер ощутила насколько двойственным было ее положение.
- О, я понимаю, - вежливо кивая добавляет Фредерика, понимая что внезапная смерть Маркуса застала семейство врасплох и грядущие события тоже не добавляли для них повода для того, чтобы собраться вместе и посвятить себя горю. Смерть смертью, а война по расписанию.
- Я и не думала что сегодня вы принимаете, просто решила заехать, потому что.. знаешь.. сам знаешь как это заведено. К тому же Маркус же был Верховным и хотя я не самый активный член Ковена, но это многое значит.., - маг слегка смущается, крепче сжимая черную сумочку в руках и с облегчением, даже какой-то лихорадочной радостью хватается за предложение выпить:
- Да, то есть.. если ты не против и не сильно занят, - кивая, добавляет гостья и следует за Магнусом вглубь дома.
Стук каблуков о паркет гулко раздается в старинном, построенном на века особняке, теряясь где-то под высокими потоками в стропилах, помнящих их первые эксперименты со спиртным и наркотиками. Помнили эти половицы и как они стирали о них новенькие танцевальные туфли, и как обливали друг друга брызгами шампанского; помнили похороны и помолвки, свадебные вальсы и звук удара металла когда разрывалась очередная не всерьез заключенная помолвка.

"Где они впервые поцеловались?" - неожиданно переспросила себя Фрида и видит бог, спасибо, что она разучилась краснеть за эти полвека, что прошли с того момента! Прошлые поколения достопочтенных Родриксов наверняка сейчас смотрели на незваную гостью с осуждением, а сейчас и вовсе готовы были бы испепелить за такое непотребство. Впрочем, еще полвека назад сама Фредерика могла стать хозяйкой этого дома и утереть им всем носы, а теперь же то ли шпионила против них, то ли старалась быть искренней - кто ее, блондинку из клана Диверов, разберет?
- Как ты, Магнус? - устраиваясь на самом краюшке дивана переспрашивает женщина, стараясь понять что творилось за закрытыми дверями не только сегодня, но и в последние лет 40, и жадно впитывая в себя новые подробности задала вопрос Фредерика пока Магнус занимался напитками.

Отредактировано Frida Deaver (19-12-2018 13:37:45)

+2

5

Магнусу интересно было глядеть на Фриду, но в большей степени этот интерес казался даже ему сугубо научным, попросту любопытством. Ему всегда говорили, что любопытство тот еще порок, и в лучшем случае он отделается парой ран и легким испугом. В иных случаях его хваленое любопытство могло оставить пару глубоких шрамов, как на коже, так и на сердце.
Обстановка располагала к воспоминаниям, видимо, поэтому женщина будучи даже застывшей возле входной двери выглядела в какой-то степени смущенной, но держалась с завидным упрямством, показывая, что понимает зачем пришла и не собирается сбегать на полуслове. Это было еще одним пунктом, который так заинтересовал его. Много воды утекло с тех пор, как они виделись в последний раз. Магнус хорошо помнил, что тогда представлял из себя кого-то другого. В его голове должны были быть другие идеи и другие планы. Он должен был иначе думать, говорить и вести себя. Он был молод тогда и еще не знал о многих вещах, о которых пришлось узнать в последствии. Время как будто исказилось и повлияло на него. А в итоге повлияло и на золотоволосую девушку по имени Фредерика, которая была старше его на каких-то четыре года, но в то время четыре года разницы могли быть сродни бескрайней пропасти. Теперь все казалось гораздо проще.
«После стольких лет», ответила она, попросив называть себя Фридой и даже не раскусила, что это была всего навсего шутка.
После стольких лет. Зато самому Магнусу захотелось рассмеяться, чтобы хоть как-то отреагировать на это ее безобидное уточнение. Лучшим, конечно же, было оставить свои мысли при себе, что он и сделал.
К тому же женщина рвалась принести соболезнования, пусть делала это и без излишней драматичности. Магнус уже, к своему величайшему сожалению, успел выслушать пару слезливых речей от тех, кто был куда проворнее семейства Диверов, так что знал толк в том, что такое «переусердствовать с выражением скорби». В чем было не отказать ведьме, так в чувстве меры.
Или ей было просто лень? - тут уж его бровь удивленно взметнулась вверх, но благо в этот момент он находился к ней спиной.

- Конечно знаю, - он мягко улыбнулся, как будто они говорили здесь не о потере кого-то важного и близкого для семьи Родриксов, а о приятных воспоминаниях их совместной юности. Да и выпить она согласилась без всяких уговоров, что можно было расценивать как желание задержаться хотя бы немного. - Всем без исключения магам присуще соблюдение определенного этикета.
Под словом «этикет» он понимал нечто совсем иное, не то что было заведено у людей.
Интересно, вспоминала ли она сейчас о том, что проводила когда-то в стенах этого старинного особняка гораздо больше времени? И значило ли для нее это хоть что-то сейчас? Магнус и сам не мог ответить себе действительно ли его интересуют такие подробности мыслей Дивер или это всего лишь необходимость нащупать какие угодно скрытые мотивы. Все же Фрида была права - Маркус действительно был Верховным и так было заведено. И только потому, что Маркус был Верховным, следить за магами, которые старались выразить их семье свои переживания было гораздо занимательнее.

Она задала свой вопрос быстрее, чем он успел задать свой. О чем еще спрашивать, когда едва ли можешь похвастаться знанием друг друга с той доскональной точностью, которая присуща по-настоящему близким людям? Об обстановке в городе, о последних новостях ковена, о том, с какой стороны сегодня подул ветер.

- Красное полусухое. Готов поспорить, что это тот же вкус, который мы пили еще в те времена, - он подал ей бокал, нахмурившись собственным мыслям. Те времена - звучало излишне вычурно. Как будто он внезапно поменялся ролями со своим покойным отцом, который тоже любил вспоминать о тех временах из первой половины девятнадцатого века, а затем картинно вздыхать.
Пока Фрида восседала со всей присущей ей грацией на краю дивана, не забывая об осанке и как склонить голову так, чтобы казаться максимально доверительной, Магнус оперся о спинку соседнего кресла, вертя бокал в руках и разглядывая ее, возможно, чуть дольше положенного. Пауза, казалось, затянулась.

- Неплохо. Решил ступить на стезю преподавания и теперь обучаю юных студентов философии. Они говорят, что я не слишком продвинутый, потому что у меня нет инстаграма или хотя бы странички на facebooke. У тебя, к слову, есть инстаграм или ты тоже отстаешь от современной моды? - Он усмехнулся, не сводя с женщины пристального взгляда. Все это была пустая болтовня, пусть и довольно забавная, но все же пустая. - А как ты, Фрида? Чем занималась все эти годы, что тебя не было в этом злосчастном и небольшом городишке. Помнишь, мы мечтали выбраться отсюда? Помнишь, как рассказывала мне как хочешь уехать, но тебе было страшно?

На самом деле он не мог сказать с полной уверенностью, что Фрида действительно сообщала ему о том, что хочет уехать. Да и не мог заявлять, что у них в принципе были какие-то совместные планы. Молодым людям, а в особенности магам свойственно мечтать и на что-то надеяться. Реальность все расставляла по местам.

+4

6

- И ты отлично знаешь что мне это удалось, - с легкой улыбкой, которая теплиться в уголках ее губ, отвечает Фредерика прежде чем пригубить вино и ощутить его терпкость,которая заполняет рот. На самом деле она не любила полусладкое, искренне уповая что если Магнус и предложит ей выпить, то это будет старое-доброе шотландское виски, но Родриксы, помниться, всегда были очень респектабельны, а дамам не предлагали ни виски, ни бурбон.
А потому женщина делает еще один короткий глоток чтобы совладать с теплившимся в ней волнением и поднимает на старинного приятеля взгляд, продолжая улыбаться.
- А еще у меня есть дочь, Магнус, совсем взрослая по меркам смертных и социальные сети в нашем случае это порой единственный способ следить за ее жизнью. Потому у меня конечно же есть фэйсбук, а что касается всего остального, то .. Что ж, я и правда вырвалась как и собиралась, хотя кто бы мог подумать что мой путь домой настолько затянется, - пожимает плечами блондинка, ощущая как неловкость между ними постепенно сходит на нет.

Впрочем, кто сказал что Родриксу было известно о перипетиях ее жизни? Бывшая пассия, которая, вероятно, когда-то нанесла ему первую сердечную рану - никогда в своей жизни Дивер не предполагала что этот веселый паренек-маг любил ее по-настоящему и что "нет" в конечном счете разбило ему сердце и лишило способности крепко спать и регулярно питаться? Наверняка он достаточно быстро справился с постигшим его разочарованием и сейчас это была только вежливость, врожденная для всех магов черта, которая требовала узнать чем жил его собеседник и три минуты сопереживать ему. Впрочем за то время, что Фредерика пребывала в Архэме Магнгус казалась едва ли не единственным собеседником с которым маг могла бы и хотела бы говорить о своем прошлом.
- Сначала Красный крест и курсы медсестер у тетушки Бэсс в Нью-Йорке, да ты, вероятно, и сам помнишь,- мягко обходя тему того что именно по этой причине блондинка тогда решила разорвать с юным Родриксом отношения - "потому что я хочу сделать что-то!" - кажется так тогда сказала девушка или может быть даже написала в коротком письме, но Фрида не могла сейчас припомнить был ли это представитель этого семейства, или то-то другой. Вплоть до брата, котры тогда уже был на фронте, или отец, недоумевавший когда пройдет эта странная блажь у его детей внезапно все бросать и покидать родительское гнездо.
- Потом Европа и война, которую прошла с ними. А затем, - и мисс Дивер пожимает плечами, сжимая пальцами тонкую ножку бокала и чуть склоняя голову набок чтобы посмотреть в лицо друга юности, - затем я оказалась в  Италии, потом брак, рождение дочери и не так уж и давно развод. А потом я решила вернуться на время сюда и не подозревала что останусь тут дольше, чем предполагала. Так что можно считать, что моя шалость удалась, Магнус. Вот только знаешь, никто тогда нам не говорил что это страшно выматывает постоянно бежать. Иногда нужно возвращаться домой чтобы можно было отдохнуть и поднабраться сил.Но это знание, увы, приходит только с возрастом., - качая головой добавляет блондинка.
- Хотя я не думаю что тебе стоит жаловаться: преподавание это тоже интересно. Кто бы мне сказал тогда, до войны, что любитель бурбона и чарльстона станет вбивать в головы студентов философию? Кант, Ницше, Платон и Сократ, помнишь как кто-то в нашей компании пытался шутить про них, но мы и не знали где смеяться потому что безбожно прогуливали занятия? А девочек и совсем ничему подобному не учили, так что тот остряк остался не у дел на вечеринке - или это был пикник? - Фрида заправляет светлую прядь за ухо,ловя себя на мысли, что улыбка у Магнуса такая же теплая как и много лет назад, но уже заметно менее искристая чем прежде.
Время, время неумолимо бежало вперед даже для них, почти бессмертных существ и печать пройденного лежала на их душах.
- Впрочем, полагаю, теперь на тебя лягут новые обязанности, после похорон, - мягко добавила она, памятуя об истинной причине своего визита. Улыбка ее угасла до усмешки и Фрида сделала еще один глоток.
-Новые обязанности, новая ответственность? Или в Аркхеме снова все изменилось и тебя минует эта чаша?

+1

7

И я отлично знаю что тебе это удалось.
Конечно, кому как не ему знать о том, что однажды Фредерика Дивер исчезла не сказав ему ни единого слова на прощание. Хотя сам Магнус знал, кажется, тогда и понимал, что так оно однажды и случится. Все же о чем-то они говорили в те времена и раз он не мог с точностью уже воскресить в своей памяти все те, незамутненные еще тогда чувства, он мог хотя бы напомнить себе об их разговорах, хотя бы о главных темах. Он всегда слушал Фриду внимательно и по тому, что она говорила он уже понимал, что рано или поздно она испарится и ее мать сообщит ему, что ее дочь уехала. Просто и лаконично. И будет смотреть на него с сочувствием. Как там было на самом дела Магнус и правда уже не помнил. Может у миссис Дивер действительно был скорбный вид, а может ему вообще сказала уже его мать, которую оповестила мать Фриды и дело было решенным. Фрида исчезла и забрала с собой изрядный кусок его жизни, когда они для всех казались парой и когда его приглашали куда-нибудь то обязательно упоминали, что и Фрида пусть придет. Как будто отдельного приглашения ей не полагалось или же он сам должен был ей его преподнести. Фрида приходила к ним в гости и мать расспрашивала его потом о том, насколько его намерения серьезны, а Магнус, которому на тот момент было чуть больше двадцати даже что-то отвечал ей. Что-то наполненное сакральным смыслом, необычайно важное, что в нынешнее время больше не имело никакого смысла. А сейчас тем более, потому что у неё была дочь, муж, уже бывший и все в ее жизни сложилось так, как сложилось. Как и в его. Сейчас Фрида находилась в этом доме с такой величайшей осторожностью, как будто любой лишний шаг или вдох напомнили ей о чем-то, о чем она вспоминать не хотела.

- Легко отпускать своих детей, имея с ними связь. Это раньше просили являться хотя бы раз в пару месяц, чтобы семья могла оценить твое душевное и физическое состояние, - посмеялся он, предпочитая не углубляться в подробности собственных визитов, чтобы не сбить Фриду с мысли.

Она рассказывала и за короткими строчками скрывались чужие жизни, а еще моменты, наполненные страхом, ужасом, любовью и тем широким спектром чувств, который преследует тех, кто рискнул связать себя с человеческой историей. Нет, на самом деле он не помнил о курсах медсестер. Он вообще удивительно мало знал о ней с тех пор, лишь по рассказам матери, которая в то время считала Эву Дивер едва ли не бывшей родственницей по вполне известным причинам.
На лице Магнуса не отразилось недовольство, он не поморщился, слушая об ее участии в войне, хоть сам и не видел в ней особого смысла. Люди страдали, люди угнетали, люди убивали. Это все, что он мог сказать о каждой из войн и о всех войнах вместе взятых. Он не знал, что мог бы сделать для всех тех людей, а не зная, предпочитал ничего не делать вовсе. Далеко не все маги придерживались подобной позиции - кто-то неизменно считал, что должен проявить сочувствие, а значит заявить о своем участии.

- Никогда не понимал магов, которые готовы рисковать своей жизнью там, где на них может обрушиться вся  разрушительная мощь человеческого потенциала, - честно признался он, скривив губы в ухмылке. Не высокомерной, как тот, кто способен жить дольше людей, делать то, что они никогда не смогут сделать. Скорее горькой. Конечно, он давно уже переступил порог, когда человеческая природа и желание разрушить все на своем пути перестала его удивлять, но все же... Все же это неизменно было тем фактором, по которому маги предпочитали держаться вместе и никому не рассказывать о своем существовании.
В ее печали по дому было нечто сентиментальное, даже лирическое, но в то же время было ясно, что если бы ей действительно захотелось вернуться раньше, она бы это сделала. Так же целеустремленно, как делала все в своей жизни. Оставалось лишь улыбнуться с тоской на ее замечание о доме и добавить ей очко к неискренности. Хотя... что если он ошибался со своим мнением на ее счет?

- О, из меня так себе философ. Мне больше нравится самому слушать студентов, когда они говорят о своих мыслях. Это полезно, чтобы не потеряться во времени и понять, что движет теми, кто родился и живет сейчас. Признаться, я думал раньше, что это легко - понимать кого-то, кто моложе тебя больше чем на полвека. Теперь я так не думаю.
Короткое воспоминания Фриды об их сборище заставляет действительно как следует задуматься. Он помнил разные вещи из тех времен - как провел свой первый неудавшийся ритуал, как впервые поцеловался с Фридой, как всерьез собирался заниматься юриспруденцией, а потом понял, что уже не хочет... как потрогал ее грудь через ткань платья.
- Скорее всего это был один из Блайтов. Очень на них похоже, - наконец ответил он, все-таки обходя спинку кресла и присаживаясь в него. Не хватало только треска поленьев разожженного камина в довершение обстановки, полной воспоминаний и ностальгических разговоров.
Наверное поэтому было так чуждо слышать напоминание о похоронах и новых заботах. Помолчав, Магнус залпом осушил свой бокал, рассматривая темный камин и не зажженные поленья. Поднялся и энергично зашагал как будто бы за вторым бокалом, но вместо этого опустился рядом с женщиной на диван, вполоборота, так, чтобы можно было видеть ее и то, как она смакует глоток за глотком, не спеша допить вино даже до середины.
От тонкой белоснежной шеи веяло запахом нежных духов, а в свете высокой хрустальной люстры ее волосы казались удивительно золотистыми.

- Хороший вопрос, но я понятия не имею, что будет дальше. Пока мы готовим испытание, раз Маркус не успел позаботиться о нем. Потом, как я думаю, выберут нового Верховного из числа уважаемых претендентов древних родов. Возможно, он отменит все, что делали Маркус и Уайтферн, чтобы порадовать ярых противников этих изменений, - подперев рукой висок, заметил Магнус. Предполагать можно было до скончания века. - Твой брат случайно не хочет стать Верховным?
Вопрос возник из глубины, хотя упоминать Хэла Дивера в их разговоре было заведомо проигрышным решением, поэтому он поспешил улыбнуться, обращая свои слова в шутку:
- Всего лишь обычный интерес на скольких претендентов стоит рассчитывать. Ты все еще занимаешься гаданием? Как раньше... на рунах. Они у тебя всегда под рукой были когда-то. Фрида с маленьким бархатным мешочком, - как будто подначивая ее. - Погадаешь мне?

+3

8

- Погадать? Тебе? Но с какой..целью? - поворачивая голову в сторону неожиданно присевшего около нее Магнуса в легком замешательстве переспросила Фредерика, все еще переваривая вопрос своего собеседника относительно вероятности участия ее брата в испытании на роль Верховного.
Еще никогда прежде она не была настолько озадачена просьбой использовать свой дар - по крайне мере, впервые за многие годы эти слова вызывали в женщине странное волнение, которое практически граничило с паникой. Магнус Родерикс не был из числа тех  кого Фриде стоило опасаться - по крайней мере в этом она убеждала себя, но учитывая цель, с которой маг сегодня посещала его дом, то возможно ли было что он просто решил ее проверить?Стоило ли опасаться того, что он желал узнать что-то об истинной причине ее прихода или просто перед светловолосой гостьей сейчас сидел взволнованный, только что потерявший близкого человека старинный приятель, прибывавший в легком замешательстве и растеряно искавший способ заглянуть за завесу будущего, которая отделяла их от "завтра"? С тех пор как Фрида возвратилась в родной город подозрения постепенно отравляли ее жизнь, заставляя и приучая постоянно взвешивать на ладони любую просьбу, любое слово, комплимент или случайно оброненное слово и сейчас, делая тоже самое по отношению к Родериксу, она ощутила себя ужасно пристыженной.
Тонкий хрустальный бокал был крепко сжат в пальцах и женщина заставила себя опомниться прежде чем ее тревога не выдала ее с головой. Узнать о том, что творилось в магическом мире Аркхема - вот чего она добивалась, зная что без этого ей сложно будет помочь тем, кто был ей дорог, ощущая пристальный интерес Хэла к тому, что прежде его не волновало, желая знать причину его завуалированного интереса к делам Ковена и тому что составляло жизнь местной общины, но вместо этого она позволила себе поддаться ностальгии и ощутить прикосновение прошлого и ,пожалуй, впервые за долгое время что женщина провела здесь, ощутить тепло дружеской беседы, которая теперь столь грубым образом ставилась под сомнение. Вины в том Родерикса, пожалуй, не было - все дело было в ее собственной чертовой подозрительности, которая заставляла Фриду Дивер лгать хорошим людям и только.
- Простит, просто это достаточно неожиданно, - стараясь справиться с первой волной удивления, Фрида нервно рассмеялась, но смех, впрочем, быстро прекратился и сменился вежливой улыбкой, - Зачем это тебе , Магнус? Я так давно не практиковалась что просто не могу не задать этот вопрос. Возможно, тебе нужен кто-то, кто более опытен потому что сейчас я врядли отвечу тебе на .. глобальные вопросы или что-то сложнее какой завтра будет погода или повезет ли тебе в картах через неделю. Жизнь среди людей она.. она учит пользоваться интуицией, свои умом, воображением, но не применять без конца руны. Чаще всего, конечно же..
И блондинка делает несколько коротких глотков вина, стараясь почувствовать его вкус и угомонить часто забившееся в груди сердце.
Может быть Магнус хотел узнать кто причастен к смерти Маркуса? Или относительно Хэла - что он хотел бы узнать? Или может повезет ли им в этот раз и не закончиться это все провалом? Ее собственный отец много лет назад рискнул поставить на кон свою жизнь ради должности Верховного и эту самую жизнь в итоге потеряв муках - с тех пор его старшая дочь с отвращением относилась к подобным амбициям и в особенности в ком-то из своих близких и друзей, но вот сейчас..
- Если это относительно Хэла, то , Магнус, если честно, я не знаю, но не думаю, - мягко произнесла женщина, понижая голос и вновь обернувшись к Родериксу, - он сейчас переживает не лучшие времена и должность Верховного это совсем не то, что вернет ему покой и душевное равновесие. Или, - и слегка тронутые розовой помадой губы приоткрываются в удивленном "о", - о, ты..ты хочешь сам принять участие? Ради всего святого, скажи что это не так!..
Некогда она действительно гадала и это было то еще зрелище. Впрочем, они все, тогдашняя молодежь, наделенная тем или иным даром, частенько использовали их далеко не ради великого , а для того что бы развлечь себя, смухлевать, обманут, приворожить использовать или просто сделать свою жизнь ярче. С годами некоторые из них отдалялись от такого бесцельного использования своего потенциала, погружаясь в более придирчивое изучение наследия предков и практикуя чаще, но некоторые... Некоторым то было дано свыше или же они не собиралась становиться выдающимися деятелями Ковена и среди таковых всегда была Фрида Дивер, испытывавшая полнейшее, казалось, равнодушнее отношение к своему дару.
Но только на людях она позвоялляа себе такое отношение - подчеркнуто безразличное когда в ее руки попадали руные и карты - но на самом деле еще в юности почерпнув из некоторых гримуаров кое-какие древние знания и осознавая что с развитием этого дара ее странная, порой чрезмерно обостренная интуиция и предчувствие только усилятся, девушка не на шутку испугалась возможность знать некоторые вещи и не иметь возможности их предотвратить. В те годы Фредерика дала себе обещание не держать в руках руны чаще чем того требовала созданная ею легенда, но так уж, видимо, вышло что избавиться от определенного образа - или привычки - оказалось невероятно трудно. Аккуратные деревянные дощечки, вырезанные пару веков назад и подаренные ей отцом, так часто мелькали у Фриды что даже Магнус крепко-накрепко запомнил их в руках своей бывшей подруги и теперь , спустя годы, желал воспользоваться способностями мага.
И нехорошее предчувствие, тронувшее ее сердце когда Фредерика задержалась на подъезде к дому Родериксов, отчетливее прикоснулось ледяными пальцами к ее разуму, не предвещая ничего хорошего.

+1

9

Магнусу кажется, что удивление, с которым Фрида встречает просьбу о гадании вполне искренне. Ему видится, как на ее лице проскальзывает легкая тень сомнения, а в глазах отражается вся глубина мысли, которую она только может себе позволить. В этом и была вся Фрида. Он смотрел на нее настоящую и вспоминал о ней прошлой. Еще совсем юной, лишенной этого взгляда, полного подчеркнутой вежливости и предусмотрительности. Она лукавила и тогда, но делала это иначе. Конечно, Магнус не был дураком. Он был влюблен в нее, она ему нравилась, но не настолько чтобы терять от сумасшедшего желания голову и караулить ее у дома каждый раз, как она отказывала ему во встрече, ссылаясь на любую мало-мальски значимую причину. Конечно, он недоумевал первое время, ощущая эту разительную перемену - вот они с Фридой торчат в компании других магов, строя из себя влюбленную пару, а вот она не отвечает ему взаимностью и даже не желает показаться на глаза. Ей кажется забавным, если они поцелуются так, чтобы их кто-то обязательно застукал, но никогда ничего не обещает после этого.
Что не так с загадочной и белокурой девушкой Фредерикой Дивер? Магнус думал недолго, просто однажды увидел ее в компании брата и все его предположения отпали разом. Все было в рамках приличия, обычное праздничное сборище магов на котором они оказались все вместе. Фрида была с Хэлом. Была во всех возможных смыслах. Они то и дело переглядывались и думали, что никто не видит этих долгих касаний руками, как будто случайно и так игриво - тому, кто посмотрит может и показаться. Магнус знал, что ему не показалось. На своего брата Фрида смотрела совершенно иначе. Не обращая внимания ни на кого вокруг, даже не ставя перед собой такой цели. За ее кокетством скрывалась фривольность и в эти моменты он не узнавал ее.
Дальше ему понадобилось время чтобы сложить одно с другим. Не сразу, но итоговое предположение казалось ему более менее верным. Что-то вроде прикрытия. Не отдушины, а повод показать окружающим и своей семье в частности, что им могло показаться. Потому что у нее есть Родрикс и у его семьи есть собственный остров в Венеции. Чем не повод?
Страдал ли он? Этого Магнус уже не мог знать доподлинно. Возможно. А возможно и нет, раз негласно и легко согласился поддержать ее и продолжать притворятся кем-то для уже менее загадочной, но все такой же белокурой Фредерики Дивер. Вряд ли ему казалось это забавным и уж точно он не собирался выставлять себя каким-то там глупцом, но что-то же ведь его толкнуло на этот смелый шаг?
Прошло много лет, но теплее ее взгляд с тех пор не стал. Она все еще оставалась собой, пытающейся уверить всех окружающих в том, что ей хочется и, кажется, уверовать в это самой.

Он даже не назвал цели, а Фрида уже во всех подробностях расписывает то, насколько сомнительным выглядит его предложение.
Он даже не сообщил о деталях, а Фрида уже со смаком объясняет почему ему стоит отказаться.
Он вообще молчит, следя за ее ходом мыслей, которые очень быстро сворачивают по совершенно понятному ему направлению. Раз и Фрида без чужой помощи рассказывает едва ли не цель своего визита сюда. Только здесь и сейчас без применения магии и уговоров.
И как же она сильно удивлена, внезапно спрашивая его о желании принять участие в этом ужасном турнире. Так удивлена, что жаждет услышать от него ответ, с выражением округляя алые пухлые губы, как будто желая придать своим словам отсутствующих внутри нее эмоций.
Мгновение они смотрят друг на друга и Фрида явно ждет ответов на поставленные вопросы. Магнус думает, что это хорошая идея, но куда больше ему хочется податься и вперед, приблизить свое лицо к ее и накрыть ее губы своими. Из уважения к воспоминаниям и прошлому. Он так и делает, на миг чувствуя ее мягкость, тепло и терпкость вина. Отстраняется быстрее, чем она его оттолкнет или воскликнет возмущенно, что у него нет никакого права.
- Сложно было удержаться, - с простой улыбкой пожимает плечами, вставая с места, чтобы в тот же момент обернуться и увидеть вошедшего в гостиную Алистера. Не исключено, что все это время он старательно выжидал нужного момента, чтобы появиться сейчас.
- Мисс Дивер, - его кузен галантен на поклоны и аристократическую вежливость, но сейчас сменяет ее сдержанностью и заметной одному Магнусу раздражительностью. - Принимаю ваши глубочайшие сожаления и всей вашей семьи, но у нас сейчас категорически мало времени.
Он больше ничего не пытается объяснять Фриде, а просто разворачивается и уходит назад, в подвал.
- Что ж... было приятно повидаться, - спокойно говорит Магнус, мягко, но все же предлагая закончить их обмен любезностями. - Обещай, что погадаешь мне как-нибудь потом?
При желании это можно было расценивать как шутку. Он услышал все, что хотел знать.

+3

10

Фрида Дивер пришла в этот дом, чтобы принести свои соболезнования согласно правилам, принятым среди магических семей Аркхема.
Фрида пришла в этот дом сегодня чтобы узнать как обстояли дела в Ковене, деятельность которого уже длительное время не вызывала у нее ни малейшего отклика.
Фрида пришла сегодня в этот дом чтобы повидать друга детства и человека, который по ее мнению, некогда пострадал от ее промысленного и эгоистичного желания скрыть запретные отношения с Хэлом, но кажется сегодня она выполняла с горем пополам меньше, чем ожидала от самой себя.
Она замолкает и лишь спустя несколько мгновений до нее доходит осознание того, насколько сильно мага сейчас выдавали ее слова, поведение и то как мисс Дивер отреагировала на предложение Магнуса погадать. Возможно он просто желал развеяться, возможно желал знать какой будет погода в день похорон, а может быть это было личное, но настороженность его подруги детства сыграла с ней дурную шутку и все тревоги о брате вновь заставили Фриду Дивер думать в первую очередь о нем, а не о том что у всего вокруг не обязательно был злой умысел. Возможно это была простая дружеская услуга, но то, как она отказалась и принялась убеждать Родрикса, как затараторила о младшем Дивере, все это было так нелепо и так неуместно! Молодые люди, которым было что вспомнить, могли бы провести еще полчаса обсуждая неопределённое будущее посредством ее рун и Фредерика узнала бы куда больше о делах города и Ковена, чем желала, но вместо этого она потеряла контроль и запаниковала в который раз, когда дело касалось Хэла. У блондинки становятся влажными ладони и она едва ли не заставляется себя сидеть смирно, встречаясь взглядом с мужчиной напротив и немного растеряно улыбаясь.
Женщина хотела было возразить, улыбнуться и пояснить что на самом деле ей просто было непривычно пользоваться рунами после длительного перерыва, и что возможно не следовало так рисковать собой, пускаясь в какие-то авантюры, едва только тело дяди остыло, полагаясь на ее нечеткие предсказания, но вместо этого девушка замолкает ощущая на своих губах привкус вина когда губы Родрикса неожиданно накрывают ее. Фрида Дивер ошарашенно замирает на месте, не понимая что происходит и что этим хотел сказать убитый горем родственник покойного ныне Верховного. Вот только прежде, чем женщине удается что-то понять, их уединение нарушает звук приближающихся шагов, а Магнус как ни в чем не бывало возвращается на свое место и только теплившееся на ее губах жаркое дыхание и вкус мужчины спустя мгновение до появления страшего родственника напоминали Фредерике о том, что произошедшее только что не было плодом ее воображения.
Она непроизвольно тянется пальцами к припухшим от поцелуя губам, но вовремя одумывается и одергивает их когда Алистер Родрикс появляется в гостиной, с холодной вежливостью давая миссис Дивер понять что ее визит больше не доставляет им радости и все необходимые формальности соблюдены. И все еще со слегка кружащейся головой она поднимается с дивана, предварительно отставив бокал, кивает и направляется к выходу.
- Конечно, - Фрида оборачивается на голос Родрикса, одаривая старинного приятеля теплой улыбкой и наконец берет себя в руки, сдерживая при этом какую-то странную усмешку в уголках губ. Отчего-то магу показалось что они наконец пришли к какому-то важному и понятному только для них взаимопониманию, разобравшись наконец с прошлым или, по крайней мере, простив друг друга за то что они делали тогда.
- Когда тебе будет угодно, - добавляет она, а затем покидает особняк Родриксов под колючим взглядом Алистера, направляясь к своей машине чтобы отправиться домой и в тщательно отфильтрованных подробностях передать матери о том как прошел визит, упуская лишь тот факт что Магнус был все так же чертовски обаятелен, а ее старшая дочь ни к черту не годилась на роль шпиона.

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » killing me softly with her song


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC