РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Люди, на которых пялятся козы


Люди, на которых пялятся козы

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://static.tumblr.com/783f145af0730ce0a0a4a6774fbb620b/zgaeyyw/sdpnone1f/tumblr_static_tumblr_static_1klei6kuo42sswc0wcc8ok084_640.png

Oliver Templeton, Alfie Virgil
Начало мая, Аркхем


Махровый бессюжетный флафф, больше тут ничего не будет.

+1

2

Если бы Оливер решил сейчас написать книгу-бестселлер, то начал бы её с затрапезной фразы про: "В городе царила весна, а в сердце нашего героя царили тьма и стужа".
Но книг он не писал, а сатанински идеальный какао с миниатюрными розовыми зефирками, который ему принес весьма сексапильный бариста, непонятно откуда внезапно взявшийся в кофейне, которую Олли посещал лет десять, наблюдая ранее здесь лишь угрюмых дамочек за сорок, зловредно не размешивающих комочки в шоколадно-молочном напитке, слегка исправил ему пессимистичный настрой.
Оливер игриво облизал серебристую ложечку и оценил нового бариста на десять баллов по десятибалльной шкале горячих буфетчиков, после чего принялся листать новости на телефоне, стараясь отвлечься от неприятных впечатлений утра.
Справедливости ради надо было отметить, что это утро Оливера мало отличалось от всех прочих, доставлявших ему неприятные эмоции уже пол года как. Все исправно катилось по глубокой колее из дерьма, совершенно не желая сменить траекторию, а Олли лишь наблюдал со стороны, сдерживаемый паническим осознанием собственной бесполезности перед ликом безжалостного рока, преследующего его семью.
- Что бы вы еще хотели? - спросил подозрительно прекрасный бариста, кокетливо тряся бородой в сторону витрины с черничными маффинами и печеньем, облитым кленовым сиропом.
"Ты мог бы отсосать мне в подсобке, почему нет"
- Нет, столько сладкого я не осилю, - попытался остаться вежливым Оливер. В окно кофейни за его спиной врезалась с истошным воплем чайка, но уже через несколько секунд птица недовольно отряхнулась, оторвалась от земли и взлетела, напугав лишь парочку старушек, остановившихся на пороге для обсуждения кто у них на районе "проститутки-наркоманы".
- А мне показалось, что вам не помешало добавить немного сахара, - со странной интонацией протянул бариста, а Оливер уставился на него с растерянным видом.
"Он что... Флиртует со мной?!"
Пока он пялился, пытаясь правильно расшифровать сигналы, бариста уже отвлекли страдальцы, жаждущие кофеина, так что пришлось идти к своему столику не солоно хлебавши. Что огорчало - после отъезда сестры из города молодой маг чувствовал себя весьма одиноко. Отец лишь моргает и изредка мычит нечто невнятное, а мерзкий сводный братец настолько обнаглел, что перестал появляться за столом на ужине, запираясь с тарелкой в своей комнате. Фрэнсис же, при всей своей сообразительности, вести светские беседы не любил и предпочитал попытки хозяина в эту степь игнорировать.
За столик у стены напротив присел незнакомый темноволосый мужик с глазами щенка, потерявшегося темной дождливой ночью. Нашествие на крохотную кофейню слишком красивых бородатых мужиков начало казаться подозрительным. Олли даже оглянулся, ожидая, что в следующую минуту из под скатерти выпрыгнет Эрика, которая и навела чары очаровательности на страшных морщинистых реднеков развлечения ради. Это было бы весьма в её духе.
Владелец щенячьих глаз тем временем сделал заказ и вернулся в кресло. Симпатичная румяная девушка с маленькой собачкой, сидящая у окна, случайно встретилась с ним взглядом, густо покраснела и  срочно притворилась, что крайне увлечена романом в мягкой обложке. Псинка ее внезапно очнулась из полусонного состояния и резко выпрямилась, принявшись нюхать воздух.
"Лизни ему руку", - скомандовал Оливер.
Собачка спрыгнула с хозяйских колен и потрусила к указанной цели. Руки цели для столь низкосракой животины находились слишком высоко, так что она принялась поскуливать и подпрыгивать у ног бородатого.

Отредактировано Oliver Templeton (03-12-2018 17:35:05)

+1

3

Нет, всё-таки кофейни а Аркхеме были не просто "сносные" — а, может быть, Альфи напал на ту самую, секретную кофейню, в которую ходили только местные, всеми силами пряча её от приезжих.
Впервые Альфи напоролся на неё около недели назад, возвращаясь в съёмную квартиру из офиса ФедЭкса, где отправлял суперсрочную посылку с быстропортящимися реагентами, которые до этого смешивал дома всю ночь. Нормальный пошёл бы отсыпаться, а Альфи в ту минуту очень захотелось выпить кофе.
С тех пор в кофейне он сидел почти каждое утро. Сейчас, спустя неделю, бариста уже начали здороваться с ним с порога.
Этим утром — утро начиналось где-то во втором часу дня — Альфи пришёл в кофейню уже по привычке, разложил макбук, достал блокнот, заказал макиато и принялся аккуратно, как ученик начальной школы, перерисовать оцифрованную арамейскую вязь с экрана в блокнот.
Окружающий мир в такие минуты оставался без внимания.
Лишь один раз, задумавшись над расшифровкой очередной криво написанной буквы (и тем, как именно она будет подходить по контексту), Альфи мазнул взглядом по помещению и случайно напоролся на ответный взгляд какой-то девочки, которая тут же отчего-то смутилась и уткнулась в книгу, которую держала в руках. Альфи бы и не обратил на это внимания и тоже уткнулся бы обратно в свои записи, но краем глаза заметил, что на коленях девочки лежит очаровательный крохотный чихуахуа в ярко-красном вязаном свитере. Мысленное "awwwwww", наверное, отразилось у него на лице.
Малыш поднялся на лапы, понюхал воздух и спрыгнул на пол, тут же, прихрамывая, устремившись к Альфи.
— Эй, ты чего? — с улыбкой спросил тот, когда пёс принялся скулить под его столом. — Иди обратно! Иди к хозяйке!
Хозяйка с каменным лицом таращилась в книгу, её взгляд застыл, глаза не бегали по строчкам, а на щеках разливался румянец цвета собачьего свитера. Пёс тем временем умудрился запрыгнуть на колено Альфи и тут же принялся остервенело лизать ему руки.
Альфи со вздохом закрыл макбук и убрал его в сумку — привычка бывалого путешественника, у которого в каждом кармане по глазу.
— Что такое? Хочешь дружить? — он поправил свитер на пёсике, потрепал его между ушами и огляделся по сторонам. Помимо самого Альфи, его нового друга и его хозяйки, в кофейне было не так много народу. Пока Альфи о чём-то размышлял, переводя взгляд с одного посетителя на другого и дальше, пёс поставил лапы на столешницу и принялся лакать из кружки с макиато. — Эй! — Альфи перехватил пса под пузо и вернул его обратно на колени, — ты уверен, что тебе это можно?
Пёс поднял голову и посмотрел на него глазами, полными любви и преданности. Альфи вздохнул и поднял взгляд на девочку, которая всё так же делала вид, что ничего не заметила. Она всё так же сидела, склонившись над книгой, но смотрела уже не в книгу, а на Альфи, скосив глаза до неприличия. Когда их взгляды встретились, она покраснела ещё сильнее и чуть ли не носом уткнулась в свою "Девушку в поезде". Альфи понял, что ещё немного — и пёс станет его.
Впрочем, пёс, кажется, уже определился со своими чувствами. Пока Альфи размышлял, тот обхватил лапками его запястье и принялся признаваться в любви его предплечью. В своей собачьей любви, разумеется.
— Эй! — Альфи выдернул свою руку, подхватил пса и сунул его под мышку. — Не раньше третьего свидания!
Сбоку кто-то "чихнул" — якобы чихнул. Такой звук получается, когда ты уже не можешь сдерживать смех, но смеяться нельзя, и из последних сил ты маскируешь рвущееся наружу под чих. Резко обернувшись, Альфи увидел молодого парня с глазами озорного оленёнка, который беззвучно хрюкал в стакан с какао.
Альфи вздохнул, поднялся и вместе с маленьким ебакой на руках, направился к девушке, которая вся никак не могла оторваться от книги.
— Кажется, у вас кто-то сбежал, — обаятельно улыбнулся Альфи, но стопари уже дали максимально "красный" — при ближайшем рассмотрении хозяйке пса оказалось лет пятнадцать от силы.
— Ой! — преувеличенно удивлённо откликнулась та. Она поднялась, протягивая руки за псом, уронила книгу, покраснела ещё сильнее, прижала собаку к груди и потупила взгляд. — Какой... непослушный, — проблеяла она.
Снова вздохнув, Альфи присел, поднял книгу, отряхнул его непонятно от чего и положил на стол.
— Спасибо... — пробормотала девчушка, уткнувшись носом в красный свитер собачонки. Немного подождав, она схватила книгу и сунула её под мышку. — Я бы... Я бы... Но мне пора.
Постой Альфи там ещё чуть-чуть и у неё, наверное, случилась бы аневризма. Поэтому он просто ещё раз улыбнулся и вернулся за свой столик.
Дождавшись, пока девочка уйдёт, он повесил сумку с ноутбуком на плечо, встал и подошёл к тому самому парню, которому так сложно было скрывать своё веселье.
— Балуешься? — спросил он.
В любом другом городе было бы глупо, конечно, подозревать прохожих в разном, но Аркхем... Альфи совсем недолго был в Аркхеме, но уже совершенно не удивлялся тому, что ведьмой или колдуном мог оказаться каждый второй.
— Меня зовут Альфи, — он протянул руку, пристально глядя в смешливо прищуренные глаза оленёнка. "Боги, если я его заполучу, я буду гордиться собой ещё года три" — подумал он, разглядывая точёные черты его лица. — "Только не окажись толстым, пожалуйста, только не окажись толстым"
Рука, протянутая в ответ, не была даже пухлой, поэтому от сердца у Альфи немного отлегло. Не дожидаясь приглашения, он отодвинул стул и присел напротив.
— Не возражаешь, если я угощу тебя чем-нибудь?

+1

4

Не то чтобы Оливер всерьез решил пофлиртовать с незнакомцем при помощи собачки в свитере, но угнетающее одиночество последних месяцев сделало свое дело. До и вынужденное воздержание не придавало рассудительности. Незнакомец был смазлив, хорошо сложен, любил пёсиков, вызывал в Оливере ворох разнообразных желаний разной степени непристойности и, что самое главное, не был жителем Аркхема.
Именно из-за размеров городка, где он практически безвылазно прожил двадцать семь лет, личная жизнь Олли чаще всего зависала на отметке "все безнадежно". В университете дела пошли было на лад - он даже умудрился получить сомнительную славу местечкового ловеласа, но учеба не длится вечно, и всё вновь вернулось на круги своя.
В мутном аркхемском болоте ловить Оливеру было нечего. До сегодняшнего дня.
"Ну-ка отхлебни из чашки, мелкий, вдруг наш красавчик успел подлить туда бренди втихаря."
Бренди в макиато не обнаружилось, и Оливер не придумал ничего лучше, чем сподвигнуть бедолагу чихуа на попытку изнасиловать руку своего нового приятеля. Получилось так забавно, что пришлось маскировать рвущийся наружу смех притворным покашливанием. В итоге он так старался, что случайно поперхнулся какао, которое пошло через нос, и новый приступ кашля стал вполне себе реальным.
Пока расшалившийся маг отфыркивался и вытирал салфеткой шоколадные капли с пиджака, жертва собачьих домогательств успел вернуть чиха хозяйке, которая при ближайшем рассмотрении оказалась дочерью оливеровских соседей по улице. Она периодически приходила в скаутской форме на порог дома Темплтонов продавать апельсиновое печенье, но никто из этой мутной семейки так и не купил у бедняжки ни одной пачки.
"Спасибо за представление, приятель", - поблагодарил на прощание Олли собачку, бросившую на него печально-укоризненный взгляд, и притворился, что крайне заинтересован чтением новостей с телефона. Незнакомец, к его разочарованию, вернулся за свой столик.
"Ладно, я всегда могу попробовать оставить номер телефона бармену".
Вопрос от внезапно возникшего прямиком перед столом мужчины застал Олли врасплох. Он даже сделал безнадежную попытку смутиться. Но ничего не вышло, так что самодовольная ухмылочка осталась на месте, как и чертики, отплясывающие джигу в карих глазах.
- Мне сегодня очень скучно, - правдиво ответил Оливер, пожал в ответ теплую руку и с удовольствием оглядел приезжего с ног до головы. Вблизи тот был еще горячей. Этакая смесь вполне себе зрелой брутальности и очаровательного мальчишества, которое ему придавали большие глаза и милые ямочки на щеках.
- Оливер Андерс, - он представился фальшивой фамилией автоматически, хоть и можно было довольствоваться просто именем, как и его собеседник. Но сработала многолетняя привычка - некоторые колдуны из ковена старались не афишировать принадлежность к тринадцати за пределами городка. Риск столкнуться с охотниками существовал до сих пор. - Буду рад. Какао я уже допил, так что перехожу на кофе. Эспрессо с лимоном. пожалуйста.
Сегодня явно был день внезапных открытий. Бариста, столь интриговавший Олли ранее, подошел с подносом и неожиданно опознался Картером из параллельного класса, который лет так десять назад неистово сох по Эрике, но та отшила его из-за брекетов и низкого роста.
"Ох, ебать, Картер, борода сделала из тебя человека".
- Какими судьбами в Аркхеме, Альфи? У нас здесь туристов мало - смотреть особо не на что, никаких крупных исторических памятников ушедших эпох, лишь байки про ведьм и костры, а за приобщением к подобному чаще все же ездят в Салем.
"Воу, мужик, просто скажи, что ты приехал сюда с одной единственной целью - потрахаться со мной вооон в той подсобке. "
Оливер выискал в своем арсенале самую очаровательную улыбку, которую приберегал лишь для "десяток", постаравшись придушить все стервозные порывы в зародыше. С таким-то недоебитом было бы глупо отпугнуть "щенячьи глазки" фирменным мудачеством в первые же пол часа знакомства.

+1

5

— Может быть, какой-то десерт? — предложил Альфи, рассеянно глядя в сторону бара, — я недавно пробовал тут чизкейк...
От чизкейка на самом деле Альфи успел отщипнуть только один кусочек. Всё остальное присвоил Винс и, хоть сожрать целый кусок он был не в состоянии, покоцал он его основательно. Винс вообще любил присваивать всё, что собирался съесть Альфи.
Так что договаривать он не стал.
Закажи чизкейк, Бемби, пооблизывай ложку.
Он не стал спрашивать, как Оливер понял, что он неместный. Достаточно было совсем недолго пробыть в Аркхеме, чтобы понять, что система распознавания "свой-чужой" у местных ребят настроена лучше, чем на провительственных Локхидах.
— Приехал последить за племянником, — честно сказал он. — Балбес совсем взрослый, но в одиночестве начинает такое отмачивать, что... — он улыбнулся, потёр затылок и не стал договаривать. — Знаешь, мне тут понравилось. Я фрилансер, так что могу остаться на сколько захочу.
И ведь снова не соврал. Фрилансер же.
Все случайные связи Альфи после развода были или совсем уж случайными или, наоборот, тщательно спланированными и исправно оплаченными. Толком он даже вообще забыл, что надо говорить в таких ситуациях. Оптимально было бы конечно, подойти, сказать "Ты. Я. Секс", взять за руку и увести. В общем-то, за восемьдесят лет Альфи пришёл к тому, что это просто идеальный вариант знакомства — взаимоуважение как таковое, уважение к личному времени и уровню интеллектуального развития друг друга. А утром за завтраком потом уже можно обсуждать, что угодно, от философии Канта до планов на ближайшие выходные. И даже если ничего не получится — не будет мучительно больно за бессмысленно потраченное время.
Ну идеально же.
Но, пока ты не знаешь, как твой избранник относится к таким методам, приходится продолжать болтать ни о чём, чтобы просто забить чем-то время, которое необходимо провести наедине прежде чем ломиться в зачётную зону.
— Любишь собак? — спросил Альфи, когда бариста принёс им эспрессо с лимоном для Бемби и ещё один макиато для Альфи. — Вон тот — это просто прелесть какая-то, — он кивнул головой в сторону двери, уточняя, что имеет в виду того пёселя, который только что уехал на руках хозяйки. — Невоспитанный, правда. Но мы же не можем его в этом винить? — Он замолчал, проницательно глядя Оливеру в глаза с едва заметной полуулыбкой, но потом резко отвлёкся, как будто вспомнил что-то, пригубил макиато и сразу промокнул усы салфеткой. — Знаешь, у меня в детстве был джек рассел, вот ему вообще наплевать было, что от него хотят. Он однажды...
Бессмысленный разговор снова потёк по проложенному не одним поколением руслу. Какие-то забавные и интересные истории из жизни вперемешку с тонкими и почти незаметными попытками выяснить, "кто ты вообще по жизни" и — совсем немножечко — показать себя в лучшем свете.
Альфи понял намёк, когда Оливер несколько раз глянул на часы.
Ловким движением Альфи забрал счёт сразу из руки бариста, прежде, чем Бемби вообще успел что-то понять, не глядя, вложил кредитку в папку и сразу вернул её обратно.
— Слушай, я совсем недавно в Аркхеме, — сказал он и как бы невзначай коснулся руки Оливера под предлогом того, чтобы отрешённо повозить по столу салфетницу. — Может, покажешь мне что-нибудь интересное? Или... — он посмотрел за окно. На улице май постепенно вступал в свои права, трава и листья были ещё совсем зелёными, не запылёнными и не побитыми летней жарой. — Как ты относишься к отдыху на свежем воздухе? Может быть, сходим на пикник? Грешно упускать такую погоду.

+1

6

После огромной чашки какао с зефиром десерт был бы чем-то вроде последней соломинки, переломившей спину верблюду, так что Оливер  благоразумно от угощения отказался, заодно придушив порыв глупо шуткануть что-нибудь в духе: "На десерт я предпочту тебя, мистер Щенячьи глазки".
- О, проблемные родственники, - закатил глаза Олли, которому стало крайне любопытно, а из какой же местной семейки ненормальных магов (они  все тут были с придурью, чего уж там) его новый знакомый. Вполне возможно, что с этим самым отвязным племянником они сидели за одной партой, обменивались жвачкой и при помощи магии пытались задрать юбку молоденькой училке испанского. - Как я тебя понимаю! Занятно, что тебе нравится в этой дыре - местная молодежь иной раз на стены от скуки лезть готова.  Тут не так уж много мест, где можно развлечься. Хотя вот в этой кофейне на удивление приличный кофе, как ты наверняка успел заметить.
А еще здесь все друг друга знают, что совершенно отвратительно.
Оливер с досадой бросил взгляд по сторонам и без всякого удивления обнаружил, что на них с Альфи уже все пялятся. Хорошо хоть мысли прочитать не могут, так что просто гадают, а что же это за таинственный приятель у молодого Темплтона завелся. И не собирается ли Ол замочить бедолагу.
Конечно. Как же еще. Оливер же всем известный маньяк, порешивший почти всю свою семью ради мифических фамильных сокровищ, наверняка без ножа за пазухой и из дома не выходит. Скорей всего, можно десять баксов поставить, вон та бабулька, покупающая коробочку эклеров, потом постарается шепнуть Альфи на ушко, чтобы тот держал ушки на макушке и не оказывался с психом наедине.
Пришлось отвлечься от красивых глаз собеседника и заставить бабку "вспомнить" о чайнике, забытом на плите. Престарелая карга выскочила из кафе со скоростью Шумахера на гран-при в Милане.
- Люблю. Я всех животных люблю, собаки не исключение.
Оливер не лукавил - животных он и правда любил, хоть и не гнушался использовать их по своему разумению, зачастую жертвуя зверьками для достижения определенных целей. Именно поэтому он не держал домашних питомцев, не желая прикипать сердцем к инструментам, которых могла ждать незавидная участь пушечного мяса. Фрэнсис животным не был, так что мог творить все, что заблагорассудиться и даже спать на хозяйской подушке.
В пол уха слушать болтовню Альфи, а больше пялиться на него, конечно же, было прекрасным времяпрепровождением, но на работе повелителя маленьких собачек ждала незаконченная статья о ежегодном фестивале в честь начала фермерского сезона, да и  редактор уже три раза напоминал о сроках, так что пришлось прощаться.
- Обожаю пикники, - соврал Олли, слегка порозовев от случайного прикосновения. - Если ты свободен в воскресенье, то я знаю отличную поляну. Идти до нее всего несколько миль, там очень спокойно и красиво. Можем встретиться здесь же в полдень и прогуляться?
Говорить свой адрес он точно не собирался. Табличка с фамилией висела прямо на ржавых кованых воротах, так что вряд ли Альфи долго станется без информации о всех тех подвигах, что народная молва приписывала его новому знакомому. А Оливер очень рассчитывал на эти пикник, плед, свежий воздух, подснежники и прочий романтический антураж.
- Буду ждать встречи.
В дверях он обернулся и подмигнул Альфи, после чего не удержался и расплылся в улыбке - уж больно подняла ему настроение эта неожиданная встреча, закончившаяся на весьма многозначительной ноте.
- Проследи за нашим новым другом, Эмори, - уже на улице шепнул Оливер маленькой черной козочке, дожидающейся его на газоне. - Я хочу знать, где он живет.
Но Эмори вернулась через три часа - сонная и отупевшая, а все попытки заставить её показать дорогу потерпели крах. Козу явно кто-то заколдовал, так что бедняга просто не помнила ничего из произошедшего за последнее время и только жалобно мекала и терлась головой об оливеровскую коленку.
- Вот скотина коварная, - добродушно выругался Олли в адрес Альфи, который, скорей всего, и сбил парнокопытного шпиона с пути истинного. - Но ничего, мы еще пободаемся.
В назначенный день и час он пришел в кофейню с ощущением, схожим с тем, что бывает у детей перед рождеством, когда они ждут Санта-Клауса. Легкий мандраж радостного возбуждения и нетерпение. Он не испытывал ничего подобного очень давно и, что удивительно, несколько соскучился по подобным эмоциям.
"Ох, бля, посмотрите на эту фифу! Новые джинсы, причесался, аж припрыгивает. Детку не водили на свидания с колледжа? Придержи трусики, родная, а то кавалер не будет тебя ценить" - гнусно прокомментировал настрой хозяина Фрэнсис, благополучно оккупировавший корзинку для пикников.
- Вот ты тварина гнусная. Ну-ка вылезай, тебя я с собой не возьму. И настроение ты мне не испортишь.

+1

7

Готовность "прогуляться несколько миль" явно пошла в плюс репутации нового знакомого. Альфи любил людей, лёгких на подъём — найти общий язык с такими гораздо проще, чем с избалованными и непоротливыми до мозга кости городскими жителями.
— Хорошо. Воскресенье. Полдень. Здесь, — Альфи улыбнулся, показывая, что понял и принял все условия, и откинулся на спинку стула. — Я тоже буду очень ждать.
Подмигивать Оливеру в ответ Альфи не стал — слишком уж по-сутенёрски это бы выглядело — только улыбнулся и смешно сморщил нос.
Он просидел в кофейне ещё не меньше часа, доделывая то, что планировал сделать сегодня хотя бы до обеда, потом снова сложил ноутбук, убрал его в сумку и вышел из кофейни.
Трава газона перед кофейней зашевелилась. Потом затихла. Потом нечто продолжило свой путь сквозь траву и остановилось перед бордюром.
— Идём домой, — сказал Альфи, и Винс послушно вскарабкался по его штанине и свитеру на плечо.
Конечно, иногда Альфи становилось интересно, чем занимается Винс в эти моменты, когда сваливает непонятно куда, но он никогда не спрашивал. У фамилиара тоже должно быть право на личную жизнь.
Альфи снимал квартиру в кондоминиуме не очень далеко от Эмброуза — в Аркхеме вообще всё было не очень далеко. В том же кондоминиуме, через стену с ним, жили несколько студентов, которые по каким-то причинам не хотели жить в кампусе. Отличные тихие ребятишки. Порой даже казалось, что слишком тихие.
На полпути до дома Винс занервничал. Сначала он обернулся вокруг шеи Альфи как петля со скользящим узлом, потом едва ли не по самую шею всунул нос ему в ухо, щекоча его своими усами. Альфи почесал мордочку фамилиара и как бы невзначай огляделся по сторонам.
Примерно ещё через квартал Альфи понял, что именно насторожило Винса.
Чёрная коза. Блядская чёрная коза, которая паслась на газоне недалеко от кофейни, теперь паслась на перекрёстке недалеко от светофора, который он только что миновал.
Дальнейшая слежка только увтердила Альфи в его подозрениях. Коза держалась на расстоянии, но не выпускала его из поля зрения ни на шаг. Сразу вспомнился наглый маленький пёсик, который очень хотел попробовать макиато.
— Меееее.... Мееееее... А ну иди сюда, тварь рогатая...
С козами Альфи был на короткой ноге, поэтому приманить её не составило особого труда — никакой магии, только годы тренировок.
До дома они шли уже втроём — успокоившийся Винс всё так же лежал на плечах, а коза послушно шла рядом. Деваться ей было некуда — Альфи крепко держал её за ошейник.
Инцидент этот ему очень не понравился. Всё, что происходило в Аркхеме, было прямо или косвенно связано с Эмброузом, и... как ему сразу в голову не пришло? Похоже, с милым оленёнком придётся держать ухо востро.
Когда вся странная процессия дошла до дома, Альфи накормил козочку вкусняшками из собственного запаса, и отпустил восвояси. Информатор из неё теперь был никакой.

Винс чувствовал себя хозяином в корзине для пикника, которую Альфи по такому делу даже прикупил на барахолке. Всё нужное там было упаковано в вакуумные пакеты, но один из них — с сэндвичами — хорёк всё-таки распотрошил, чтобы скрасить себе дорогу до самого пикника.
При встрече с оленёнком Альфи, набравшись наглости, подался вперёд и бегло поцеловал его в щёку. Он не знал, чего хотел добиться этой "проверкой" — если он действительно был наймитом Эмброуза, вряд ли он стал бы фыркать, отпрыгивать и лепить пощёчины в ответку.
Но оно даже почти сошло Альфи с рук.
— Может быть, не будем терять время? — сразу предложил он, не давая Оливеру прийти в себя и как-то отреагировать, — Сразу отправимся, не торопясь? Погода сегодня просто чудо.

Отредактировано Alfie Virgil (17-12-2018 16:09:07)

+1

8

Им явно стоило заранее договориться о том, кто берет припасы - теперь, судя по практически идентичным плетеным корзинам, которые в городке исправно впаривала туристам одна предприимчивая старушка, им грозило лопнуть от обжорства. Вдобавок Оливер прихватил плед и бутылку красного сухого. Альфи вполне мог оказаться противником алкоголя. Или алкашом в завязке, как большинство слишком долго живших магов. Но все же наличие социальной смазки весьма неплохого урожая показалось Темплтону неплохой идеей.
У зловредного Фрэнсиса нашлось по этому поводу не меньше пятнадцати комментариев. В основном он язвил, что одной бутылки для спаивания приглянувшегося красавчика явно маловато, поэтому Олли не обломится ничего, кроме легкого подросткового петтинга.
Фрэнсис совсем не шарил в нравах современных подростков, мохнатый бедолага.
[indent] — Может быть, не будем терять время?
Оливер, впечатленный смазанным поцелуем в щеку, даже не сразу допетрил, что речь идет о прогулке и хотел было возопить про прекрасную подсобку кофейни, но сумел совладать с эмоциями и благоразумно не выставил себя в роли озабоченного маньяка, подстерегающего на досуге симпатичным приезжих бородачей.
[indent] - Конечно! Погода явно нам благоволит - на небе ни облачка, а температура воздуха необычно высока для этого времени года...
И тут же заткнулся, осознав, что смахивает на ведущего прогноза погоды.
"Мдэ, что-то я совсем подрастерял в нашей глуши навыки общения. Впору вешать на грудь ярлык неотесанного деревенщины и посыпать голову пеплом".
В колледже Олли вёл себя куда раскрепощенней, да и косноязычием не страдал, так что пусть в роли местного Казановы и не блистал, но и без личной жизни в чулане не отсиживался. Но стоило заметить, что ранее в поле его интересов попадали практически одни ровесники, коим Альфи точно не был. Одно исключение, застрявшее своеобразной занозой в оливеровском сердце, лишь подтверждало правило.
[indent] - Думаю, что ты уже заметил этого несносного засранца, - кивнул Олли на корзинку, откуда торчал серый бархатный хвост. - Мой фамильяр Фрэнсис. Он чаще всего ведет себя, как столетняя сварливая бабка, всю жизнь державшая бордель в порту, так что будь готов услышать кучу скабрезностей и неодобрительных замечаний. Но на деле Фрэнк вполне безобиден. Для тех, кто не хочет меня обидеть, конечно же.
[indent] - Тебя, блять, обидишь, золотце. Сам кому хочешь нос откусишь, - мигом пробурчал на своем "птичьем" наречии Фрэнсис, но Оливер лишь ухмыльнулся - за двадцать лет общения с зугом он научился различать интонации и прекрасно знал, что тому было приятно услышать подобное описание.
Они прошли несколько километров по лесным тропинкам, исчертившим леса близ города. Некоторые из них были весьма обхоженные - широкие, утоптанные и удобные. Другие же едва различались сквозь влажно хлюпающий мох и желтые прошлогодние иголки, но Оливер сворачивал на них вполне уверенно, ничуть не боясь потеряться в местах, где в детстве исследовал каждую барсучью нору. Через пол часа оранжевые смолистые ели поредели, а впереди замаячила большая поляна, поросшая яркой весенней травой и белоснежными крохотными цветочками.  Неподалеку еле слышно шумел ручей, редкие дневные птицы щебетали на ветках, а более ничего идиллию не тревожило, так что можно было наслаждаться тишиной и уединением.
[indent] - Присаживайся, - предложил Олли, расстеливший на траве большой клетчатый плед. - Я заколдовал его, так что промокнуть и замерзнуть нашим задницам не грозит.
Он не стал упоминать, что помимо шаманства над пледом напихал по карманам крупиц земли из фамильного сада и ягод рябины.
Альфи чудесно улыбался и лукавые голубые глаза его заставляли щеки Оливера наливаться теплом, но он всё равно был чужаком. Незнакомцем с совершенно неизвестными способностями и помыслами. Оберег хотя бы охранял Олли от попыток манипулирования его сознанием и чтения мыслей.
[indent] - Пацаны, харе банкетить, кровищей пахнет из под того вот шиповничка. Свеженькой кровищей, - неожиданно заявил Фрэнсис, еще минуту назад шаставший по окрестным кустам. Он вскарабкался Оливеру на плечо и настороженно нюхал воздух. Шерсть у него на загривке встала дыбом.
[indent] - Что там такое?
Олли аккуратно раздвинул колючие ветки и с ужасом уставился на останки того, что некогда было милой юной козочкой по имени Эмори. Сейчас же от бедной животины остались лишь рожки, ножки, да развороченные внутренности. В воздухе густо пахло кровью, над трупом уже кружила мошкара.

Отредактировано Oliver Templeton (23-12-2018 20:28:00)

+1

9

Дороги до "отличной поляны" Альфи не знал, поэтому, стоило им покинуть город (это случилось намного быстрее, чем ожидалось — после огромного шумного Рима Аркхем был как будто крохотной "камерой тишины"), он полностью доверился Бемби. Когда заканчивалась просека и начиналась узкая тропинка, он делал шаг в сторону и пропускал Олли вперёд, и в этом был заложен, наверное, самый хитрожопый тактический ход за всю историю развития этикета — с этого ракурса можно было рассматривать пушистый белый хвостик сколько душе угодно, и никакой неловкости. А если вдруг резко обернётся — всегда можно сделать вид, что смотрел под ноги.
Белого хвостика у Оливера, конечно, не было. Хотя — думал Альфи — может быть, где-то там, под этими неимоверно обтягивающими джинсами, запрет которых надо было обговорить ещё во время составления Женевских конвенций наряду с биологическим оружием. Нет, серьёзно, это абсолютно нечестный способ ведения войны.
Бёдра у Оливера были налитые, совсем, как у девчонки. На ощупь они казались одновременно мягкими и упругими, и соблазн проверить это заставил Альфи глубоко вздохнуть, повесить корзину на локоть, а вторую руку засунуть глубоко в карман собственных джинсов, чтобы та не натворила глупостей.
Впрочем, в кармане тоже возникли проблемы.
Они болтали о какой-то сущей ерунде вроде продления контерпарт на ещё один сезон, и Альфи чуть было не брякнул, что когда-то славно передёрнул на тамошнего актёра и... блядь, надо следить за языком.
Сложно было уследить одновременно за языком и за рукой в переднем кармане.
Отношения Альфи с женой были... прохладными. В бытовом плане. Все эти вечера за просмотром сериальчиков, совместные походы в театр или оперу — не, всего этого не было. А вот секс — был. Часто, помногу и почти каждый раз просто крышесносно, и этой фурии, казалось, всегда было мало, и постоянно она выдумывала что-то новое, и Альфи всегда был готов к нападению, даже если просто вставал среди ночи попить воды. Да только на сексе их брак и продержался столько лет.
А вот несколько месяцев назад, когда Альфи всего этого лишился, он чувствовал себя прыщавым спермотоксикозным подростком. И теперь, неся какую-то ерунду про прошлую церемонию Оскара, он не мог мыслями оторваться от ложбинки вдоль спины Оливера, где-то там, под этим свитером. И от ямочек на пояснице. И впадинок на ягодицах — если у Олли такие есть. Хотя, наверное, нет. Наверное, жопа у него круглая, как половинка баскетбольного мяча, и такая же мягкая и упругая, как и ляжки. На вид.
Альфи выдернул руку из кармана, потряс ей и принялся думать о степенях двойки. Два, четыре, восемь, шестнадцать. Да, три биллборда определённо заслужили оскар. Тридцать два, шестьдесят четыре... Ей-богу, ну на девятом-то десятке пора уже научиться себя контролировать.
К тому времени, как они пришли, напряжение удалось прогнать. Оливер, кажется, ничего не заметил, а если и заметил, то виду не подал. Ну что за славный мальчонка.
Когда они расположились, из корзины, наконец, вылез обожравшийся Винс, пропустивший всё знакомство с Оливеровской чёрной крысой.
— А это мой, — сказал Альфи и почесал Винса под подбородком, как будто речь о фамилиарах была совсем недавно. Винс бегло прострекотал "Здрасьте" и тоже свалил куда-то по примеру Фрэнсиса.
А потом всё продолжилось так же, как и по дороге сюда, только теперь под сэндвичи и апельсиновый сок. От вина Альфи вежливо отказался, не объясняя причин, втихаря надеясь, что Олли это не остановит, и он всосёт всю бутылку сам.
Винс нервничал. Он то убегал в кусты, то возвращался, рыскал по покрывалу, старательно его обнюхивая, дегустировал сыр с тарелки для пикника, пытался забраться под покрывало и возвращался обратно в кусты. Напряжение в переднем кармане постепенно испарялось совсем без следа — Винс не был паникёром и вряд ли стал бы вести себя так на ровном месте.
Помимо чар, наложенных на плед Альфи ещё в самом начале почувствовал от Оливера ещё какие-то защитные барьеры — довольно наивно поставленные, но что-то подсказывало ему, что новый приятель ещё очень-очень молод. Он не придал этому абсолютно никакого значения — отправляясь на свидание (особенно, в лес) всегда надо класть презервативы и перцовый баллончик в один карман. Альфи, вот, положил. Не совсем, правда, перцовый баллончик, но сработает не хуже.
Он попытался малодушно отвлечься от беспокойства фамилиара.
— Стой! — приказал он, заставляя Оливера замереть с поднесённым ко рту сэндвичем, — не двигайся! У тебя дрянь какая-то на волосах!
Это, на самом деле, была берёзовая серёжка, а не чёрная вдова или тарантул, но Альфи всё равно привстал и стряхнул её с оленьей шёрстки. А потом, не убирая руки, легонько провёл пальцами за его ухом и челюстью и мягко приподнял его лицо за подбородок.
— Слушай, я хотел сказать... — произнёс он, глядя в раскосые хепберновские глазища.
Он хотел сказать, что считает Оливера очень красивым, но не успел — чёртов олений зуг выскочил на полянку с замечательными, а, главное, очень уместными новостями.
Альфи нехотя поднялся на ноги и щёлкнул языком, подзывая Винса. Тот тоже был тут как тут.
Каково же было удивление обоих, когда в кустах они увидели мёртвую чёрную козочку — судя по слабому следу недавних чар, именно ту, которую недавно накормили психотропами и отпустили восвояси.
— О-ой... — Альфи почти неосознанно достал сигарету и закурил. — Тут... водятся каракалы? Или шакалы? Или... Слушай... — он обернулся к Оливеру, не вытаскивая сигареты изо рта. — Это не я. Честное слово, не я. Я ей ничего плохого не желал.

+1

10

Труп Эмори был совсем не в тему. Несколько минут назад все шло к тому, чтобы милый пикник на полянке схлопнулся, превратившись если не в горячий секс на траве, так хотя бы в горячий петтинг на траве, а вот разглядывание горячих козьих кишок на траве всю романтику на корню убивало.
Да и козу было жалко. Она хоть и не блистала сообразительностью, но старалась угодить хозяину изо всех своих рогатых сил. Оливер мог пожертвовать кем-то из своих зачарованных подопечных в случае крайней нужды или ради эксперимента - так он как-то заставил спрыгнуть с обрыва пол овечьей отары, проверяя их готовность самоубиться по указке малолетнего колдуна, за что и схлопотал потом звездюлей от владельца новоявленного шашлыка. Но времена его юношеских заскоков давно миновали, а угрозы жизни на горизонте не маячило, так что гибель Эмори заставила его помрачнеть и даже немного перепугаться.
Он инстинктивно придвинулся чуть ближе к Альфи - тот пусть и не демонстрировал своих магических талантов, но в силу возраста вполне вероятно был куда более сильным ведьмаком, чем Олли. Да и стоять вдвоем посреди леса не так жутко, как в одно лицо.
[indent] - Какие еще к-каракалы? - округлил Оливер глаза, безуспешно пытаясь отобрать у спутника пачку сигарет. - Тут же не пустыня. Волки, реже медведи, рыси, да всякие оборотни любых разновидностей. Но для диких животных уж больно близко к городу.
Оборотни тут и в самом деле шастали напропалую. Но мохнатые и чешуйчатые валенки в это время суток жрали бургеры в кафе на центральной площади, а не носились за козами среди сосен. До полнолуния не меньше недели.
[indent] - Дай мне сигарету... Так, стоп. А почему ты оправдываешься?!
Симпатяга Альфи на первый взгляд казался довольно плюшевым. Смазливый, обходительный, с мягкой улыбкой и добрыми бархатными глазами. В нем Оливер не чувствовал угрозы или опасности. Или ему гормоны ударили в голову, вот он и расслабился, увлеченный флиртом с очаровательным незнакомцем, который всю дорогу весьма недвусмысленно пялился на темплтоновскую задницу в самых узких джинсах, которые нашлись в гардеробе.
Но теперь, после такого вот заявления, Оливер осознал, что поперся в дремучий лес хрен знает с кем. Перекинулись парой слов за кофе. Приехал из Европы. Племянника навестить. А, может, нет у этого Альфи, если он вообще Альфи, а не какой-нибудь Стивен, никаких племянников. Вдруг он намылился в Аркхем с целью совершить парочку кровавых жертвоприношений во славу древних богов и теперь подбирает по кафешкам наивных идиотов, ошалевших от одиночества, заманивает в лес, а потом...
Стоп-стоп. Это уже перебор.
[indent] - С чего ты взял, что я подумаю на тебя? - куда более прохладным тоном, чем тот, которым он ворковал с Альфи ранее, словно бы случайно касаясь того коленкой, когда тянулся к корзине за сэндвичем, поинтересовался Оливер, скрестив руки на груди. - Коза, судя по состоянию, была съедена меньше часа назад. Очень сомневаюсь, что ты успел сбегать под этот куст и обратно в город перед нашей встречей. Или ты умеешь раздваиваться?
[indent] - Слышь, че разухарился, - прервал хозяина зуг, уже разведавший обстановку. - Это точно не мужик, к которому ты пытаешься залезть в штаны...
[indent] - Фрэнсис! Я сейчас тебя в чашке с чаем утоплю, крысеныш невоспитанный! - Оливер слегка покраснел и отвел глаза от Альфи.
Да, все было довольно очевидно, но не прямым же текстом!
[indent] - Ладно! Мужик, которого ты хочешь пригласить на выпускной, так лучше? Короче, это работа оборотня, но вот какого именно - это другой вопрос. Я такой разновидности не знаю. Какая-то заморская хрень, пацаны, у нас такое не водится. И не факт, что оно не сидит сейчас на соседнем дереве и не примеривается, а кто из вас будет пожирнее.
[indent] - Вот спасибо, ты очень успокоил.
Оливер задумчиво почесал затылок и прикрыл ненадолго глаза, сосредотачиваясь на призыве. Странно, но вокруг почти не было птиц. Видимо они все разлетелись, спугнутые козьим пожирателем. Но несколько самых нахальных и пофигистичных ворон все же нашлись, спустились на полянку и принялись топтаться у ног, недовольно ожидая приказа.
[indent] - Вороны! С ними трудновато - очень уж своевольные твари, но да ладно, выбирать не приходится. Разведка местности, вперед. Каркайте, если что заметите.
"Эх," - подумал Олли, наблюдая за кружащимися в воздухе черными птицами. - "Если бы и с людьми так все просто было. Приказал пойти, да сделать, а они и поскакали радостно. Можно было было бы заставить Альфи забыть про кишки и злобного нёха, ошивающегося поблизости, и вернуться к тому, на чем мы остановились".
Но воздействовать на обычных-то людей было рискованно, что уж там говорить о собрате.
Решив, что пикник все равно уже испорчен, так что терять нечего, Оливер быстро повернулся, боясь передумать, выхватил у Альфи  сигарету, отбросил её в сторону и наклонился, прижимаясь губами в коротком поцелуе. Просто невинный "чмок" без дальнейших поползновений, словно на пробу - прокатит или нет. Губы у Альфи сухие и горьковатые от табака, но в груди всё равно ёкает, а сердце начинает суматошно частить, выбивая взволнованный ритм. Оливер чуть отстраняется, но не отходит совсем, давая шанс Альфи отреагировать.

+1

11

Все попытки отобрать у него пачку сигарет Альфи отводил с ловкостью Коннора МакГрегора, отводящего прямые. В Риме вообще мало где можно было курить, а даже там, где можно было — жена постоянно пыталась ему препятствовать. Так что этот жест был отработан годами.
Только потом он понял, что Оливер просто сам хочет закурить.
— А кто эту козу отправлял за мной шпионить?! — возмутился Альфи, протягивая Оливеру открытую пачку.
— Слышь, че разухарился. Это точно не мужик, к которому ты пытаешься залезть в штаны...
Альфи не сдержался и совершенно уебански взгыгыкнул, что, очевидно, совсем не добавило ему очков в глазах Оливера.
— Он прав, — успел вставить он, мысленно благодаря мироздание за неразговорчивость Винса.
Ритуальный нож у Альфи всегда был с собой — пристёгнут ножнами к голени. Под джинсами — чтобы никого не напугать. Особенно трепетного оленёнка, которого отвёл в лес на свидание. Для проведения простенького ритуала на фантомов местности ничего, кроме ножа, и не требовалось, но Бемби так хотел сделать всё сам, что Альфи не стал лезть и предоставил ему карт-бланш, решив вмешаться только если у него ничего не получится или что-нибудь пойдёт не так.
После слов фамилиара про "пожирнее" Альфи украдкой окинул Оливера взглядом с ног до головы, и решил, что определённо употребил бы слова "пухлее" и "аппетитнее".
— Расслабься, — между делом вставил Альфи, пока Бемби (или тут уже уместнее будет "Белоснежка"?) собирал ворон, чтобы ими покомандовать, — Я тоже хочу залезть к тебе... на выпускной.
Оставив Оливера разбираться с его пернатой армией, Альфи отошёл к пледу на месте пикника и вытащил из плетёной корзины большое зелёное яблоко. Стоило ему понять, что он вне подозрений, как неприятное напряжение ситуации тут же спало. Козочку, конечно, было жалко, но вставать из-за неё на такой шухер Альфи (будь он один) конечно же, не стал бы. Оборотней он не боялся — не сейчас, средь бела дня, в паре километров от города за неделю до полнолуния. О других тварях, сколько-нибудь опасных для человека в этих местах Альфи не слышал. Да и — случись чего — Винс сразу предупредил бы его об опасности. Скорее всего, козочка пала жертвой какой-нибудь голодной россомахи, которую сами же они и спугнули, неудачно выбрав место для того, чтобы залезть друг другу в штаны.
Да что тут говорить, прожитые годы всё-таки сделали Альфи немного эмоционально туповатым, и чтобы напрячься даже немного теперь ему нужно было немного побольше, чем труп козы.
Однажды в Орегоне они с Ноланом отправились ставить ловушки на гоатмана, терроризировавшего одну местную деревеньку, а потом сожрали столько мескалина (подгон от мексиканских брухо), что малыш Карлос от такого количества обоссал бы всех деревенских собак и просветлился на всю оставшуюся жизнь.
Вот тогда было страшно.
Впрочем, нет. Тогда — было ещё не страшно. Гоатман — ну, вы знаете. Это те парни, которые незаметно затёсываются в компанию. Когда вроде как смутно помнишь, что вас было двое, а тут пересчитываешь раз за разом — а вас трое. И ты понять не можешь, что тут не так, и кто тут лишний.
Страшно было на следующий день, а вот в тот вечер гоатману тоже пришлось несладко от такой ударной дозы кактусов.
Вспоминали потом со смехом. Наутро, конечно, седины у обоих поприбавилось. Но все остались живы и вроде даже целы. А гоатман потом затесался в какую-то чумную подростковую компанию, да там его и прирезал какой-то футболист под пьяную лавочку. Невезучий, в общем, был парень.
Кстати, что до мексиканских брухо... Будь они немного поюжнее, Альфи готов был бы поклясться, что бедняжка Эмори пала жертвой чупакабры. Сам он чупакабр ни разу в жизни не видел, но всякая испаноязычная деревенщина столько про них стрекотала, что успевай только уши подставлять.
— Раздал указания? — Альфи усмехнулся и откусил бок яблока когда Оливер закончил с воронами и обернулся к нему.
Но то ли Оливера возбуждала опасность, то ли молчаливое спокойствие (пофигизм, если начистоту) Альфи перед её лицом... Отвечать он не стал. Только резко и немного неуверенно (как на настоящем выпускном) подался вперёд и коснулся его губ своими.
От умиления Альфи слегка повело — не помешала даже дохлая коза. Заведя руку за спину, он украдкой выкинул надкушенное яблоко, вытер ладонь о штаны и приобнял Бемби за пояс.
— Давай вызовем службу санитарного надзора, пусть отдадут бедняге последние почести, — он погладил подбородок Оливера подушечкой большого пальца и с улыбкой посмотрел ему в глаза, — а сами переместимся куда-нибудь... — он мягко поцеловал его губы, такие же налитые и аппетитные, как и бёдра, — ...где поспокойней. — ещё один короткий поцелуй. — Где нам никто не помешает.
Надолго отвлечься не удалось — Винс сначала требовательно дёрнул Альфи за штанину, обращая на себя внимание, а потом быстро вскарабкался на своё любимое место на плечах.
— Прошёл по кровавому следу, — отчитался он. — Обрывается у ручья.

+1

12

Оливеру очень не хотелось, чтобы Альфи оказался "засланным казачком". Подозрительность, даже паранойя, пустившая корни в сознании  из-за определенного рода событий, и без того изрядно портила ему жизнь.  Но он почему-то без всяких колебаний согласился на пикник, ни на секунду не задумавшись, а стоит ли устраивать тет-а-тет с совершенно незнакомым человеком там, где в случае чего никто не придет на помощь.
Было в этом Альфе что-то успокаивающее. Он казался хорошим и надежным парнем, с которым и в разведку и родителям представить...
"Ты дебил, что ли?!" - Оливер мысленно выдал сам себе затрещину.
Понятно же, что вся эта байда с порядочным видом была придумана на скорую руку самим Олли, дабы успокоиться и не помешать новому знакомству. Ничего в этом Альфе не говорило о том, что он переводит старушек через дороги и спасает котят с деревьев. Обычный, пусть и симпатичный, мужик средних лет. Может мутный, может нет. Кто его вообще знает.
"Он хочет с тобой на выпускной, эй! Пофиг, пусть даже маньяком потом окажется".
[indent] - Я не уверен, что у нас есть санитарный контроль. Никогда его не видел, - пробормотал Олли задумчиво, больше интересуясь губами Альфи, чем почестями для своей покойной шпионки. - Мы можем переместиться ко мне домой. Там сейчас никого нет. Наверное.
Про парализованного отца и зловредного сводного брата, развлекающегося на каникулах превращением фамильного особняка в подобие жилища Кевина МакАлистера, которого в очередной раз забыли одного дома, Оливер решил не упоминать. Это было совершенно не сексуально. Как и вертлявый лоснящийся хорек, порушивший момент обнимашек своим появлением на хозяйском плече.
Оливер досадливо покосился на весело таращившееся на него животное и подумал, что фамильяров, кажется, клепают всех на одной фабрике по производству тех, кто не имеет представления о личном пространстве.
[indent] - Убийца мог пойти вдоль воды, - молодой маг пожал плечами,с неохотой высвободился из кольца рук, так замечательно и комфортно устроившихся у него на талии, и принялся собирать останки пикника в корзинку. - Обычный охотничий прием. Что же, теперь мы ник... Бля!
На клетчатый плед прямиком перед носом сидящего на коленях Темплтона плюхнулась большим комком черных перьев ворона. Молча, без единого звука, просто рухнула камнем вниз. Её товарки не заставили себя ждать. Кажется, один из вороньих трупов задел Альфи крылом по плечу.
[indent] - Что это за чертовщина? - в голосе Олли страх перемешался с удивлением. Но страха, надо признать, было куда больше.
Кто-то косит его мохнатых-пернатых слуг одного за другим. Это предупреждение или...?
[indent] - Тебе не кажется, что здесь стало намного темней?
На полянке и правда сгустился сумрак, похожий на прохладный туман, какой бывает под утро, только вот не белесый, а черный. Казалось, еще несколько минут - тьма окутает всё вокруг, и они потеряются в ней, так что Оливер вскочил на ноги и схватил Альфи за руку, притягивая к себе.
[indent] - Я должен тебе сказать. Вполне возможно, что меня пытаются убить. Поэтому, если у тебя за пазухой есть какие-нибудь магические штуки-дрюки, то самое время их применить, пока и тебя за компанию не прибили.
Оливер говорил всё это бодрым тоном, будто бы ничего стремного и не происходило, но вся эта бравада была лишь следствием его панического страха за свою жизнь. От этого страха холодели ладони, тряслись поджилки, а в горле пересыхало. От желания немедленно сорваться и побежать сломя голову прятаться под ближайшую корягу его останавливала лишь рука Альфи.
Эрика?
Или Соломон?
Не так много вариантов, если подумать. Вряд ли обиженный клиент, которому Олли продал слегка подпорченную чешую редкого румынского дракона, станет заморачиваться такими вот представлениями. Скорей уж просто придет и настучит незадачливому барыге по зубам. А вот любимые близкие родственники, одержимые и безумные, увлеченные идеей превратить все в особо извращенную игру, целью которой было довести одного из них до сумасшествия... О, тут все шансы.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Люди, на которых пялятся козы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC