РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » don't you know that clouds are made from concrete?


don't you know that clouds are made from concrete?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://funkyimg.com/i/2VQTE.jpg

Mel Tucker & Phoebe Reed
Дата, 12 сентября 2018. На крыше здания школы


И почему эти люки на крышу никто никогда не закрывает? Ходят тут всякие...

Отредактировано Phoebe Reed (30-07-2019 09:23:02)

+1

2

Время тянулось резиновой жвачкой, стрелки часов замерли на 10:45 и не думали никуда сдвигаться. Мэл тапнул по экрану телефона, чтобы убедиться, что школьные часы все еще идут, и с сожалением отметил их живучесть. Чувство выполненного долга, преследовавшее его с самого начала дня из-за того, что он не опоздал ни на один урок, начинало улетучиваться, уступая место другому, более знакомому. Он лениво скосил взгляд сначала в одну сторону, потом в другую – все были увлечены объяснениями учителя, поспешно выводящего на доске уравнения с логарифмами. Через два дня они должны были писать контрольную на эту тему, но у Мэла совершенно не было настроения заниматься этим прямо сейчас, он успокоил себя тем, что посвятит этой теме ночь с четверга на пятницу. От нечего делать, он вытянул ногу и пнул впереди стоящий стул, за которым сидел Джейк, откинувшийся на спину стула и с чем-то возившийся под партой. Он мотнул головой, не оборачиваясь, чтобы Мэл отстал, но получив в ответ еще один пинок, не выдержал и повернулся:
- Чего?
- Че делаешь?
Джейкоб был ниже его на несколько дюймов и пошире в плечах, а светлые волосы и голубые глаза делали его похожим на хрестоматийного американца среднего класса. Это было особенно кстати, учитывая, что он разъезжал на древнем пикапе и играл в местной футбольной команде. Они никогда не общались особенно близко, но могли поболтать ни о чем в перерывах между уроками или так, как сейчас – чтобы отвлечься от нудной лекции.
- Зацени, - он поднял руку и разжал кулак, в ладони блеснул небольшой нож-бабочка, какие продаются за копейки в интернет-магазинах. Проносить подобные вещи в школу было запрещено, и он оглянулся, убедившись, что на него никто не смотрит, и покрутил его так, что его ручки описали круг, а лезвие ударилось тупым концом о костяшки пальцев и встало обратно на свое место. Видимо, он с самого начала урока отрабатывал этот прием, и Мэлу страшно захотелось попробовать тоже. Он протянул руку и, когда нагретый металл упал в его ладонь, поднес нож поближе к лицу, чтобы рассмотреть. Джейк качнулся на стуле назад и оперся рукой о его парту, прошипев, чтобы Такер спрятал игрушку подальше и не спалил их, а потом начал объяснять, как с ним управляться. Это было легко и интуитивно понятно, и скоро Мэлу надоело просто крутить его и он решил поиграть в «ножички» с лежащей на парте рукой  Джейка. Игра начиналась осторожно и в шутку, но вскоре азарт их захлестнул и они уже по очереди принялись истязать несчастную заднюю парту, видавшую виды. Урок незаметно близился к концу, и на них уже начали оглядываться и раздраженно шикать, когда они в очередной раз разразились сдавленным смехом.
- Джейкоб Джонсон, - строгий голос преподавателя громыхнул где-то совсем рядом, и Джейк от неожиданности промахнулся и полоснул лезвием прямо по пальцам. – Может быть, вы соизволите повернуться к доске лицом, если, конечно, глаза у вас не находятся в каком-то другом месте?
Следующие события развивались стремительно: Джейк обернулся, чтобы ответить учителю, но тут же понял, что поранил Такера, и сейчас их обоих накажут, и снова повернулся назад, с ужасом глядя на разливающуюся лужицу крови на парте.
- О, черт!
У Мэла внутри все похолодело, когда он понял, насколько все плохо. Рывком он поднялся на ноги, хватая сумку и телефон, и выбежал из класса, захлопывая дверь и слыша позади голос учителя, выясняющего, что это было. Мысль пойти в туалет и отмыть все улетучилась сразу же после того, как прозвенел звонок и Джейк выскочил из кабинета, озираясь по сторонам. Поворот направо, прямо, снова направо – коридор наполнялся учениками, и Такер, скрывая раненую руку под сумкой, нырнул под лестницу и потянул на себя железную дверь.
Мгновение, и шум стих. В небольшом коридоре, отделяющем школьный холл от лестницы, ведущей на крышу, было темно, и только небольшое застекленное окошко в металлической двери освещало ступеньки. Мэл поднялся, хлопнул дверью и сразу же к ней прислонился, бросил на пол сумку и телефон, сам осел и разжал кулак. Там сверкал радужный ножичек, измазанный кровью, как и рукав его белой рубашки, как и вся его чертова белая рубашка. Мэл, тыжело дыша, выругался и откинул голову назад, его разбирал смех. Рана уже затянулась.

+1

3

Свежее мясо. Вот таким нелестным словом поминают тебя, стоит лишь переступить порог новой школы. Смотрят на вновь прибывшего как на добычу, оценивают, cтараются классифицировать – кто это? Хищник или жертва?

Прошло чуть больше недели с едва начавшегося учебного года, который Фиби застал в старшей школе Гамильтона. Было непонятно, куда местные заводилы отнесли новую девчонку, но сама Рид уже подметила все эти такие типичные распределения по интересам: спортсмены, красавицы группы поддержки, ботаны, музыканты, плохие парни, шутники, и не спешила никуда вливаться. Старшекласснице очень не нравились опостылевшие и везде одинаковые учебные классы, неприятный запах влажной губки и мела рядом с доской, заунывный бубнеж преподавателей и раздражающие выскочки-отличники. Нужно было всего лишь дотерпеть до конца года, чтобы получить документ хоть о каком-то образовании. Девчонка совершила большую ошибку – достаточно было «не успеть» на забирающий учеников школьный автобус – не пришлось бы изображать скрутившие живот спазмы посреди занятия химии с преподавательницей, то и дело протягивающей, будто напевая, «-Углеводорооооды…», и отпрашиваться к школьной медсестре, до кабинета которой, впрочем, Рид дойти так и не соизволила. Страдальческого выражения лица хватило ровно на время путешествия по пустым коридорам, мимо равномерно гудящих, точно пчелиные ульи, учебных помещений. Дойдя до лестничного пролета, девчонка на мгновение задумалась, а после продолжила движение вверх по ступенькам. В успех мероприятия особо не верилось, но проводить остаток учебного дня в медпункте в компании тщедушной школьной медсестры, расположившись на одной из узких кроватей, отделенных от других точно таких же тонкими голубоватыми занавесками – перспектива не самая радостная. Примерно с тем же успехом можно было выслушивать на следующем после химии предмете гоблинский пересказ «Американской трагедии» Теодора Драйзера в исполнении доброго десятка одноклассников. Ну а возвращаться пешком из старшей школы Гамильтона домой в Аркхем – уже на полпути Фиби лишилась бы первоначального запала и всего запаса сил.

В плохо освещенном коридорчике слабо флюорисцировала надпись над железной дверью «ЭВАКУАЦИОННЫЙ ВЫХОД». Потянув за ручку, Рид с удовлетворением отметила, что замок на ключ закрыт не был, впрочем, нетронутый слой пыли на полу и близлежащих поверхностях свидетельствовал о том, что через этот выход на крышу давненько никто не поднимался. Сопровождаемая лязгом недобросовестно смазанных петель, дверь поддалась и выпустила старшеклассницу навстречу свежему ветерку и не жгучим, как летом, лучам солнечного света. С высоты открывался не самый плохой вид на окрестности и школьный двор. Через потрескавшееся от времени покрытие местами пробивались чахлые пожелтевшие пучки травы.

«Вполне сносное место» – повторила про себя девчонка, разглядываю беспокойно каркнувшую в ответ ее мыслям птицу. Тихонько притворила она зияющий темнотой проем, чтобы металлического скрипа не услышал случайно мимо проходящий школьный уборщик и не выгнал ребенка из чрезвычайно опасного места, в котором находиться не положено. Сейчас главным было не привлекать излишнего внимания, для чего требовалось не подходить близко к бортикам крыши, не подпрыгивать, размахивая руками, и не выкрикивать во всю глотку ругательства в сторону школьного стадиона.

Наконец-то с начала учебного года пригодились бланки с заданиями и учебные пособия – с точностью перфекциониста Фиби выстлала ими небольшая коврик-квадрат, чтобы можно было присесть, особо не замаравшись. Удобно устроившись чуть в стороне от спуска обратно в здание над головами доброй сотни человек в помещениях внизу, сложив ноги в в медитативной позе индийских мудрецов, девчонка разглядывала застывшие на ярко-голубом сентябрьском небе белые барашки.

Слабо брякнул школьный звонок, возвестивший о начале перемены. В коридорах закипела жизнь, ученики, подхватив принадлежности, с гоготом перекочевывали из одного класса в другой. Рид эта суматоха не беспокоила, вокруг воцарились тишина и покой, которого так не хватало в ее обычном окружении – в домашних условиях не проходило и четверти часа, чтобы кто не дернул ее, не начал чего-то требовать и на что-то возмущаться.

БАБАХ!

Подпрыгнуть от неожиданности из положения сидя было задачей не простой, а потому, едва не завалившись на бок, ошарашенная девчонка развернулась в сторону хлопнувшей двери, ожидая увидеть там чуть ли не делегацию школьного комитета, отправившихся следом за нарушающей школьные правила ученицей. Если глаза не врали, нелегкая принесла еще одного прогульщика – долговязого одноклассника Фиби, внезапно взбалмошного и растрепанного, точно за юношей гнались живые мертвецы. Тяжело дышащий, он даже не сразу заметил присутствия одноклассницы.

- Отлично, можем устраивать вечеринку – приветственно-саркастично заявила Фиби, не успев еще разглядеть пятна крови на одежде. Девчонка была несколько раздосадована появлением еще одного человека, ведь возрастала возможность палева. Поднявшись на ноги и расправив клетчатую юбку, девчонка сделала пару шагов, приблизившись к нарисовавшемуся визитеру, и только тут увидела расползшиеся по белой ткани алые следы.

- Ты кого убил? – преувеличенно удивленно воскликнула Рид, и сделала «большие глаза». Это могла быть, конечно краска, но уж больно натуральным выглядел цвет крови.

- Драка? – не дождавшись ответа тут же переспросила она более обеспокоенно. Из-за нежелания парнишки спуститься за медицинской помощью к медсестре (кого-то это ситуация напоминает), теперь ей что ли придется вспоминать азы первой помощи? Вообще, у более организованных личностей нашлась бы пачка влажных салфеток, ну или хотя бы чистый носовой платок, но камон, это же Фиби Рид.

- Может все же пойдешь в медпункт? – если бы он согласился, это решило бы две проблемы одновременно – не нужно никого лечить и избавиться от малознакомого человека. О возможности доноса этим молодым человеком на нее саму старшеклассница как-то не задумалась.

Отредактировано Phoebe Reed (31-07-2019 08:40:09)

+1

4

Он даже не успел восстановить дыхание, когда заметил справа от себя движение. Девчонка. Удивительно, что он не увидел ее сразу, как только зашел, тогда бы он мог… Что? Развернуться обратно? Нет, крыша при любом раскладе была лучшим вариантом, нежели забитый битком коридор. По крайней мере, ей можно было наплести что-нибудь, а вот объяснить Джейкобу, почему от пореза у него ничего не осталось, было бы гораздо сложнее.
— Отлично, можем устраивать вечеринку, - однако, по ее тону нельзя было сказать, что она рада. Ее можно было понять, никто не приходит на крышу в ожидании встретить там одноклассника. Кстати, о птичках… Фиби, кажется? В тот день, когда новенькую представили классу, он был в школе, и успел запомнить ее имя. Мэл еще раз оглядел девчонку, щурясь от яркого солнца: небо напоминало заставку из Симпсонов. Чудесный день для прогулки, не так ли говорят про солнечные деньки? Такер был не согласен, его устраивала пасмурная погода, столь присущая Аркхему, но сегодня, видимо, был особенный день.
— Ты кого убил?
Особенно неудачный. Мэл задумчиво вытянул губы трубочкой и отвел взгляд, старательно придумывая, как объяснить кровь на рубашке, и между тем пряча ножик в карман. Как назло, в голову не шло ничего, от слова «совсем».
- Драка? – от этого предположения Мэлу стало смешно, да она еще и так быстро спросила, будто надеялась на это, и сама была бы не прочь посмотреть. Судя по тому, что на лице Такера не было ни одной ссадины, из этой схватки он вышел победителем.
- Да, точно. Как ты сразу догадалась? – Он поднялся и отряхнул ладони от налипшей пыли и скатавшейся крови. – У нас тут вообще такое частенько происходит, смотри, не зевай, а то и тебе в нос прилетит. – Оставив сумку лежать у двери, он подошел к ограждению и глянул вниз, там несколько десятков учеников разбрелись по территории, кто-то жевал сэндвич, кто-то повторял домашнее задание, кто-то уткнулся в телефон. Следующий урок еще не начался, и Мэл, отведя взгляд и вернувшись обратно, покачал головой:
- Нет, не пойду, – он скрестил руки на груди и ухмыльнулся. – Хотя стоило бы. Судя по тому, что ты здесь и не загибаешься от боли в животе, лечит она прекрасно. – Телефон, все еще зажатый в ладони, завибрировал, на экране высветилось: «Джейк Форсаж», Мэл вздохнул и нажал кнопку питания, вибрация прекратилась. Когда они с Джейкобом встретятся в следующий раз, ему нужен пластырь и убедительная версия того, куда он смылся, а пока что он не готов к разговору. – Ладно… Слушай, Фиби. Фиби же, правильно? Давай договоримся, - он сунул телефон в задний карман джинсов и шагнул вперед к девчонке, пристально глядя ей в глаза, - я тебя здесь не видел, и ты забудешь о том, что я тут был. Поняла? – Она не выглядела как человек, мечтающий, чтобы ее спалили перед учителями в самом начале учебного года, да и друзей у нее вряд ли было много, чтобы она могла кому-нибудь проболтаться, но Такеру не хотелось лишний раз рисковать.
- Чем ты тут занималась? – Желая сменить тему, он развернулся и медленно зашагал к тому углу, где до этого сидела девушка, с нарочитым интересом разглядывая расстеленные листы. – «Параграф пятый.  Металлическая химическая связь», - зачитал он вслух и восхищенно покачал головой. Поверх листа красовался четкий отпечаток ее обуви. – А ты времени даром не теряешь, да?
Солнце припекало не по-осеннему жарко, но с юга дул прохладный ветерок, который уже к вечеру, должно быть, нагонит тучи. Если бы не Фиби, он бы уже разлегся где-нибудь и задремал, все равно до конца уроков еще оставалось несколько часов. Такер закатал рукава и сел, прислонившись к бортику крыши, неподалеку от уголка, застеленного бумагами.
- Меня, кстати, Мэл зовут. – Он уже уткнулся в телефон, проверяя сообщения: 3 новых, все от Джейкоба: «Чувак, ты где?», «Меня отправили за тобой в медпункт, а медсестра сказала, что ты не приходил», «Я жду тебя у входа, позвони мне». Мэл шумно выдохнул, на секунду задумался и напечатал ответ: «Я домой поехал, не жди, все нормально», немного погодя добавил: «Что ты сказал преподу?))», а потом отложил телефон в сторону и глянул на Фиби. – Чего домой не идешь?

+1

5

«Он слишком быстро соглашается» – подумала Фиби, когда мальчишка подтвердил ее предположение о том, что в школьных коридорах кто-то только что отхватил. Именно от того, что одноклассник даже не стал пробовать как-то отпираться, она нахмурилась, не особо поверив. Докапываться и выяснять правду не хотелось, но, оценивающе осмотрев визитера не особо спортивного телосложения не прокомментировать Рид не могла:

- Четырнадцатилетку что ли избил? – она проводила короткое путешествие юноши по крыше насмешливым взглядом. Надо же, еще пытается стращать. – У меня болевой порог высокий, - решила уточнить Фиби, прежде чем поднять сложенные в замок руки и потянуться, отметив небольшой щелчок в спине. – А школьное приведение тут есть? - таким вопросом девчонка приравняла всю эту тему с потасовками к обычным глупым байкам и россказням, - Не завывает по вечерам в пустующих кабинетах зверски убитая и изнасилованная директором отличница?

Тревожно стало как-то. Нагрянуло запоздалое осознание того, что маленькая ложь в тайне может и не остаться. В словах парня насчет медпункта Рид увидела не желание отмахнуться, а стрелу, пущенную в свою сторону. Придется ли уходить в глухую оборону?

- Хочешь сказать, что всерьез поверил в маленький спектакль? – было принято решение придерживаться такой бесстрашности, когда на любой обвиняющий вопрос можно ответить: «Ну и что?», подразумевая абсолютную невозможность оппонента додавить до стадии раскаяния, - Всегда считала себя бездарной актрисой, а народ-то все-таки ведется.

Впрочем, однокласснику самому огласка была не особо выгодна, ведь, вспомнив, как зовут девчонку, на что она ответила легким кивком, он предложил вариант развязки, приемлемый для обоих. Зачем при этом было необходимо гипнотизировать Фиби взглядом оставалось не до конца понятным. Маленьким детям таким приемом можно сделать серьезное внушение или поймать на лжи, но Рид вполне спокойно выдерживала эту игру в гляделки, даже как-то безразлично уставившись в прозрачную голубизну глаз, чуть склонив голову набок.

- Пожмем друг другу руки для завершения сделки, или выпьем? – простым «поняла» и «хорошо, так и сделаем» Фиби не ограничивалась. Получив от нее такое заверение мальчишка мог уже не переживать за безопасность собственной задницы. Оставшись довольным результатом переговоров, парень вдруг проявил живой интерес к подробностям времяпровождения старшеклассницы, бесцеремонно направившись к оборудованному ею гнездышку. Жаль с собой у Рид не оказалось клейкой ленты, тонкие листы бумаги слегка трепыхались, и будь ветер чуть боле настойчивым – разлетелись бы по округе.

- Рассказать в каком гробу я видела эти химические связи? – наконец-то решивший назваться Мэл получил достаточно ехидный ответ. Еще один недостаток, когда ты приходишь в новую школу – тебя по имени все уже знают, а ты стоишь и тупишь, пытаясь сообразить, Минди к тебе обращается или Лекси. 

- Да, Мэл, я помню, - но вот просто так признаваться в родственных связях с золотой рыбкой не хотелось, - Хейл же у тебя фамилия? – по изменившемуся выражению лица юноши Фиби понимает, что попала куда-то не в ту цель. И пытаясь не сконфузиться, бросается в объяснения: - Ладно, всех могла и не запомнить. Тех же преподов. Мистер Бобер, который ведет у нас историю, как его зовут?

Увидев, что одноклассник усаживается возле бортика и начинает ковыряться в своем телефоне, Рид не удерживается от самого древнего инстинкта подражания, прикрывает пятой точкой испещрённый уравнениями листочек и поджимает ноги. Из покоящейся рядом школьной сумки выуживает не один раз поцеловавшийся с твердыми поверхностями смартфон. Зажегшийся голубоватым цветом экран показал четверть первого. А ведь так и можно было просидеть до той поры, пока желтые автобусы не начнут отбывать один за другим, развозя детишек по домам.

- Что? -  девчонка не расслышала с каким именно вопросом Мэл к ней обратился, но оторвалась от скучной времяубивающей игрушки, - Ты же спрашивал, чем я тут занимаюсь? – это вопрос был задан ранее и остался без ответа, так что сейчас Фиби подумала, что его просто повторили. «Чего бы такого придумать…» - рассматривая крышу, собеседника, облака, соображала девчонка. Начинающее неплохо так пригревать солнце подсказало правильный ответ:

- Загораю. Лето заканчивается, того гляди погрузимся в дождь, грязь и слякоть. Так что напоследок можно и пару часов занятий пропустить. - в подтверждение своим словам Рид откинулась назад, в положение полулежа, опираясь на локти и вытянув ноги.

Вот только неудобно так было, бумага зашуршав, смялась и кололась, так что нарочито замерев на пару секунд, жмурясь и подставляя лицо солнцу, долгов такой позиции девчонка не выдержала, вернув тело в исходное положение.

- Будут какие-то другие предложения? - поинтересовалась она у одноклассника. Что там принято рассказывать при зарождающемся знакомстве? Кто откуда, с кем живет, чем увлекается... Рид очень не хотелось делиться подобной информацией. Мол, мои родители имеют проблемы с законом, поэтому мы часто переезжаем, каждый год в новой школе. У матери проблемы с алкоголем и наркотиками, она почти не работает, по этой причине на занятиях вы меня будете видеть нечасто – двух младших сестер все же нужно как-то содержать... так уныло и безрадостно. Нет, определенно не лучшая тема для разговора.

- А почему птицы? – внезапно Фиби выдала вопрос, казалось бы, ник чему не привязанный. Вместо того, чтобы повествовать о себе, она заинтересованно рассматривала татуировки Мэла – на тыльной стороне кисти и на шее юноши проглядывала пара пернатых, - в том смысле, люди любят как-то объяснять замаскированный в тату посыл всему миру. Так что же тебе хочется такое рассказать окружающим?

+1

6

Мэл Хейл. А что, звучит неплохо. Мэл, правда, был уверен, что она на самом деле не помнила его имени, и совсем не ждал, что она запомнит, как его зовут. Когда ты поступаешь в новую школу, тебя окружает столько новой информации, которую приходится запоминать, что имена одноклассников, с которыми ты даже не общаешься, отходят на второй план. Другое дело он, ему-то на уроках совершенно нечем себя занять, поэтому он в курсе всех последних новостей, то тут, то там – везде помаленьку, когда-нибудь да пригодится. Особенно полезно в тех случаях, когда нужно знать, с кем стоит общаться, а кого лучше обходить стороной, когда не хочешь нарваться на скучную лекцию. Как относиться к Фиби, он еще не решил, но она точно была немного странной, не каждый будет спрашивать вас про школьные приведения в начале знакомства. Пожалуй, она из тех, кто после дома зависает в онлайн играх и читает фэнтези, а ее друзья все гики, сто процентов собираются по выходным и играют в настольные игры. Но ярлыки – это так примитивно, никогда не попадешь прямо в цель, кто знает, какие у нее секреты? Тихоня не станет сбегать посреди урока и прятаться на крыше. Он хотел было поставить себя на ее место, представить, как бы он вел себя, попади он в новую школу, но представить такое оказалось довольно сложно, ясно бьло только то, что ей нужна поддержка, а у него плохо выходило играть роль спасательного круга.
- Загораешь? – он понимающе покачал головой, не зная, что еще сказать и молча наблюдая за тем, как она неловко попыталась сменить позу и снова села. Было видно, что ей неуютно находиться рядом с ним. – Слу-ушай…- он подобрался и сел поудобнее, подавшись вперед. Разводить сопли и пускаться в тираду о том, что он прямо вот сейчас перестанет ей надоедать и не заговорит до конца уроков, не хотелось, да и девчонка, судя по всему, была бойкая, ей не нужно было ни его участие, ни его оправдания. А раз так, то единственный выход угодить обоим – найти развлечение получше, чем просто торчать тут в тишине. Фиби, кажется, тоже не была настроена на то, чтобы играть в «молчанку», и спросила его про татуировки. Такер инстинктивно поморщился, но тут же улыбнулся: он не хотел обижать ее своей реакцией, откуда ей было знать, что каждый встречный его об этом спрашивает. Он на секунду задумался, выискивая кусочки еды у себя во рту, а потом неохотно заговорил:
- Это ласточки. И… Нет, я не люблю объяснять, что значат мои татуировки, потому что это все равно, что… Вот представь, - он мотнул головой и развернулся к ней, сложив ладони лодочкой, - ты художник, и ты нарисовала картину. Ты заложила в нее какой-то смысл, и всякий, кто на нее посмотрит, будет спрашивать тебя, что же она значит. Но дело в том, что для каждого смысл свой, понимаешь? Если ты расскажешь людям, какой смысл ты вложила в это, они могут тебя не понять, могут не согласиться с тобой, им покажется это глупым. А если ты не будешь объяснять, - он всплеснул руками, - тогда каждый найдет в этой картине что-то свое. И на самом деле, смысл есть только в этом, чтобы каждый думал так, как ему хочется, и видел то, что будет иметь значение для него. - Мэл запнулся, немного подумал, и добавил, - но, думаю, ты спрашивала не об этом. Ласточка – символ свободы, пробуждения и надежды. – И с таким же успехом там могли быть японские иероглифы, пошлятина, как и эти птицы – пошлятина, если судить со стороны. «Я наколол это, потому что я сильный и независимый», только всем похер, это ничего не меняет. Пожалуй, в следующий раз лучше просто отвечать, что ему нравятся птицы, это проще.
- Ладно, - он приосанился и хлопнул себя по коленям, отмахиваясь от намечающегося разговора, - становится жарко. Ты уже осмотрела все окрестности? Побывала во всех ближайших кафешках? Есть что-нибудь, что я могу тебе показать в этом городе, чтобы не сдохнуть со скуки прямо на этой крыше? Пожалуй, мы могли бы по-тихому сва…– Договорить он не успел, потому что в следующий миг за его спиной раздался характерный скрип открывающейся железной двери, а его сумка с тихим шорохом проехалась по земле, из открытого отсека вывалилась потрепанная тетрадь «на все случаи жизни» и ручки. – Вот черт…- он оглянулся на Фиби, но волнение сменилось лучезарной улыбкой. – Валим.
Он вскочил и подал ей руку, помогая подняться, и через секунду уже был у двери, всучивая Фиби свою сумку и вещи и выталкивая ее наружу.
- Мы уже уходим, да, извините, просто нечаянно … Эээ, да, конечно, этого больше не повторится. Я понимаю, что вы отвечаете за нашу безопасность… - под удаляющийся голос уборщика (всего лишь уборщик, а шуму-то поднял!), он спустился вниз, выискивая Фиби.

Отредактировано Mel Tucker (05-08-2019 21:22:56)

+1

7

Последний вопрос ему не понравился? Ну, люди с яркой и выразительной внешностью понимают на что идут когда добавляют в образ новые и новые детали. Интересно, что парой фраз или предложений Мэл не ограничился, а сама тема рисунков на теле перетекла в нечто более глубокое. Подобные размышления больше подходят для переписок в три часа ночи, когда в голове что-то перещелкивает и тянет пофилософствовать и поразмышлять о сущности всего бытия.

- Я понимаю, что ты хочешь сказать, но…, - разъяснения девчонка выслушала достаточно внимательно, вот только ни к каким художникам Фиби себя не относила и не собиралась намеренно выискивать в чужих творениях что-то для себя лично, однако, поставив себя на место творца, с Мэлом она не могла согласиться - Я бы предпочла быть понятой и услышанной, чтобы никто не перевирал содержание работы, оправдывая это своим видением. Умей я рисовать, картины были бы простыми и доходчивыми.  Портреты людей. Старинные здания. Ветка с незрелыми яблоками. Прочитаешь название – и вопросов лишних не остается.

Реакция Рид была гораздо менее эмоциональной, без лишних телодвижений и активной жестикуляции. Девчонка не старалась понравиться, во всем соглашаясь с собеседником и бездумно кивая, не боялась показаться неинтересной или банальной, отказываясь добираться до заложенных глубинных смыслов.  В ее понимании грязно-желтые стены и синие шторы – не признаки депрессии и апатии. Обои просто были желтые, выцветшие и старые, их нужно содрать и наклеить другие.

- Да, я ожидала ответа более конкретного, - усмехнулась девчонка, после того, как юноша сделал паузу. Наверное, хорошо, что разговор перетек в другое русло. Мэл предлагал незаметно выбраться из здания и с территории школы и пройтись по окрестностям.  В ответ Фиби равнодушно пожала плечами:

- Аркхем - не Лас Вегас, а живу я тут с июня. Думаешь, осталось что-то неизвестное и стоящее? - старшекласснице не особо хотелось совершать прогулки. Ленивое течение беседы и ненапряженная однообразная обстановка ее вполне устраивали, так что Рид одарила собеседника взглядом в духе: «А, может, не стоит?» Неизвестно, чем там после школы обычно занимался одноклассник, но Фиби нужно было после звонка, объявлявшего об окончании занятий, спешить на подработку, проведя три-четыре часа в беготне, после торопиться забрать младшую сестру из детского сада, привести домой, накормить, убедиться, что мать по дому сделала ровным счетом нихрена, и впрячься в готовку, уборку, стирку…  Так что если мирные посиделки на крыше Мэлу не казались привлекательными, юноша мог отправляться и без сопровождения новенькой.

Предложить такое развитие событий, мол, поболтали – разошлись – сделали вид что друг друга не видели, Фиби не успела. Она сначала вообще не поняла, отчего парень так встрепенулся и подорвался с места, впрочем, опомнилась довольно быстро, взглянув на открывающуюся со скрипом дверь. Было бы забавно, если к ним в компанию сейчас ввалился какой-то третий отчаянный прогульщик, вот только в такие чудеса верить не приходилось.

Ухватившись за протянутую руку, Рид поднялась на ноги, ощутив привычное при таких резких скачках головокружение и небольшое потемнение в глазах. Немного пошатнувшись, она зацепила длинный ремень собственной сумки, и, подталкиваемая в спину, едва не споткнувшись, уже проскальзывала мимо мужчины в рабочем комбинезоне, придерживая непонятно когда врученные ей Мэлом вещи, пока юноша чего-то там втирал возмущающемуся уборщику. Девчонка, кстати, не была уверена в том, что из сумки одноклассника ничего не вывалилось, пока она торопливо перескакивала через ступеньки. 

Это они столько шума навели, что сто лет не поднимавшийся персонал решил проверить, что за крысы завелись на чердаке? Вспоминая, каким взбудораженным и запыхавшимся Мэл залетел на крышу, Фиби приписала ему этот грешок. Топал поди, поднимаясь, вовсе не беспокоясь о том, что привлекает много внимания. Ну, по крайней мере, мужчина из обслуживания в лицо запомнит только высокого разрисованного татуировками старшеклассника, а не его мельком увиденную спутницу. А там уже можно будет отбрехаться, если начнут задавать слишком много вопросов. Хотя, всегда оставался вариант: «авось пронесет».

Выбежав в школьный коридор, Фиби едва не сбила с ног направляющуюся в сторону женского туалета девицу, недовольно буркнувшую: - Смотреть надо куда идешь! – впрочем, этим столкновение и ограничилось. Отойдя в сторону и завернув немного за угол, Рид наконец выдохнула, облокотившись на стену. Ей было неудобно держать всю кладь в руках, так что она возилась с тем чтобы распутать два ремня и застегнуть чужую сумку, ровно до тех пор, пока какой-то мальчишка ее не окликнул:

- Хэй, новенькая! - нахмурившись, девчонка оглядывается на голос, принадлежавший еще какому-то парню, - Это же вещи Такера? – белобрысый подходит ближе, с любопытством ее осматривая, - А где он сам?

Как там его звали? Джордан? Джереми? Это с ним Мэл подрался? Или это присланный отмстить за разбитый сломанный нос друга? В любом случае, не разобравшись в ситуации, Фиби несколько зависла, лихорадочно соображая – наврать сейчас ради благополучия одноклассника или сказать, что он сейчас подойдет.

+1

8

Все выходило вполне себе занимательно. Да, подумаешь, Фиби не хочет смотреть с ним окрестности – и бог его знает, что за окрестности он там собрался ей показывать. Иногда, обернувшись после ночной охоты, он оказывался в таких живописных местах, которых, кажется, не касалась нога человека, и это стоило того, чтобы посмотреть, но, в конце концов, в лес он ее не потащит, да и не похожа она на человека, которому такое может быть интересно. Ветка с незрелыми яблоками, да уж… Он тряхнул волосами и улыбнулся своим мыслям. Мало кто может постичь душу художника, поэтому он обречен на одиночество и непонимание до конца своих дней, это точно.
Из туманных мечтаний о том, как он уйдет в лес и начнет рисовать картины, его выудил знакомый голос, раздавшийся за углом, и Такер, едва ли не выскочив в проход, где стояли Фиби и Джейк, торопливо прислонился к стене и прислушался. Чертов футболист, Фенрир его за ногу, какого хрена он тут ошивается и вынюхивает, не насрать ли ему, чьи это вещи? Мэл беззвучно выругался и досадливо потер лицо: делать нечего, надо идти, а не то девчонка сейчас ляпнет что-нибудь, и потом расхлебывай. Никакого плана действий он, разумеется, придумать не успел, и только отметил про себя, что сегодня складывается просто из рук вон выходящий денек. Плохо это было, или хорошо, он еще не решил, но это во всяком случае было глотком свежего воздуха среди череды бесконечных дней, похожих друг на друга.
- Джейкоб! Вот ты где, а я тебя везде ищу, - он вырулил из-за угла, безупречно, по его мнению, изображая удивление и радость встречи. Одна рука ловко выцепила у Фиби вещи, а вторая уже спряталась в карман, подальше от внимательных глаз одноклассника. Кто бы мог подумать, что он запомнит, как выглядит его сумка? Он и сам не всегда мог с уверенностью ее опознать. – Мне нужно тебе кое-что отдать. –Он подхватил Джейка под локоть и отвел в сторону, подальше от девчонки, перейдя на заговорщический шепот. Фиби с одной стороны и Джейк с другой образовывали нехилый такой накал опасности, и в случае их феерического соединения грозились обернуться целым ворохом проблем на его драгоценную шкуру. – Со мной все в порядке, вот тебе твой нож, а теперь вали на урок, мне еще нужно… - он сунул ножичек в протянутую ладонь и через плечо покосился на Фиби, чтобы удостовериться, что она их не слышит, - мне еще нужно проводить ее до дома, у нее там… Эээ, короче у нее живот болит, и я хотел бы с ней пообщаться… Понимаешь? – Мэл глянул на Джейка, но тот, судя по выражению его лица, ни черта не понимал. – Ладно, в общем нам лучше побыстрее уйти.
Мэл отошел от Джонсона, надеясь, что тот не полезет с лишними расспросами и подождет хотя бы до завтра, и повернулся к Фиби, всем своим видом пытаясь показать, что ему нужно, чтобы она подыграла. В конце концов, он выручил ее на крыше, и теперь она его должница, око за око и все такое.
- Ты как, полегче стало? Думаю, лучше зайти в аптеку и купить нормальных лекарств, а то у них в медпункте обычно только активированный уголь. – Одними губами он отчетливо изобразил : «уходим» и кивнул на выход.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » don't you know that clouds are made from concrete?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC