РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » not every lie for good.


not every lie for good.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

https://funkyimg.com/i/2Vixi.gif https://funkyimg.com/i/2Vixg.gif
https://funkyimg.com/i/2Vixp.gif https://funkyimg.com/i/2Vixj.gif

Corvo Hale & Michaela Deveraux
Сентябрь 2018, конец учебного дня, школьный стадион, лес, особняк Деверо;


♫ janine the machine - animal
невинная ложь во благо - хорошо? может быть. но будь готов к серьезным последствиям.

+2

2

Три дня забвения для Корво и три дня пыток для Микаэллы. Ее то муки совести одолевали из-за того, что так бессовестно лишила мальчишку воли и права самому решать, что и как лучше для него, то охватывало непреодолимое желание залепить ему смачную пощечину, напомнив тем самым о допустимой дистанции. Хотя... Вряд ли это бы подействовало. Молодой волк упорно не замечал ничего и никого вокруг себя, кроме единственного предмета своих воздыханий, коим являлась младшая Деверо. Это стало ясно, когда во время урока физкультуры ему в спину прилетел тяжеленный баскетбольный мяч, а он даже бровью не повел, наблюдая за тем, как ведьма, в окружении команды черлидеров, оживленно обсуждала предстоящую тренировку. Снова и снова Хейл с завидным упрямством добивался ее внимания, вторгался в личное пространство девушки, постоянно пытался быть максимально близко к ней и даже совершил попытку вновь поцеловать... На глазах у доброй половины школы, в столовой. От неожиданности брюнетка пролила на себя горячий кофе. Пить его, конечно же, не пьет, но всегда покупает для создания обманчивой видимости. А вот душ из не успевшего остыть напитка - так себе процедура, хотя тогда у нее появилась возможность спрятаться от неугомонного оборотня в женском туалете. Впрочем, уже через пять минут пришлось выйти, ибо Корво едва дверь не вынес, стремясь узнать, все ли с ней в порядке. К концу третьего дня девочке начало казаться, что чары уже не испарятся и Хейл так и останется повернутым на ней зомби, без возможности здраво мыслить в иных направлениях, никак ее не  касающихся. И это действительно пугало. Настолько, что юная колдунья уже готова была прибегнуть к магии, дабы хоть постараться исправить то, что сама же и допустила.

Новое утро принесло с собой не только первый осенний дождь, но и неожиданный визит Моргана Блайта, из-за которого Микке пришлось остаться дома и наблюдать очередную словесную перепалку между родителями и членом Ковена, посланного к ним с одной единственной целью, которая давно уж не являлась секретом. Каллисто велела дочери закрыться в своей комнате и не высовывать нос до тех пор, пока за Блайтом не захлопнется входная дверь. Их разговор затянулся на несколько часов. Нельзя сказать, что девчонка так уж сильно переживала из-за пропущенных занятий, скорее уж, ее беспокоила запланированная тренировка и, безусловно, Корво... Он не зашел за ней утром, не досаждал звонками и смс-ками, от содержания которых у Микаэллы порой голова кружиться начинала. Волнение нарастало. Она даже сама позвонила ему, но в трубке услышала лишь голос автоответчика. Потому, как только незваный гость удалился, Микки поспешно собралась и уговорила отца отвезти ее в школу.

Успев как раз к началу тренировки, темноволосая узнала у подруг, что с Хейлом все в полном порядке и он, по всей видимости, либо задерживается в библиотеке, либо уже уехал домой. Так или иначе, причин для беспокойства больше не было, и девушка смогла спокойно сосредоточиться на том, что сейчас было важнее всего. Из-за предстоящей игры на взводе были не только футболисты. От Кошек Аркхема Деверо требовала максимальной слаженности и синхронности в каждом движении, гоняла так, словно они готовились в олимпийскую сборную. Находись те, кто был не согласен с методами юной ведьмы, считая черлидинг чем-то незаурядным и совершенно не серьезным. Сама же Микка со всей ответственностью относилась к любимому делу и если обычные уроки не раз позволяла себе прогуливать, то тренировки никогда. Их выступление - не менее важная часть игры, которая должна сбить с толку противника еще до начала матча.

Час пролетел как одна минута, но девочкам нужна была передышка. Десять минут - не так уж и много, но им вполне достаточно, дабы перевести дыхание. Усевшись на все еще сырую от недавнего дождя траву, Микаэлла достала из спортивной сумки телефон, обновляя ленту инстаграма и записывая короткое видео для истории. - Микки, это, похоже, к тебе, - теплое касание к обнаженному плечу привлекает внимание вендиго. Девушка поднимает глаза сначала на подругу, а затем переводит взгляд в том направлении, на которое светловолосая указывала  рукой. Корво. - Я сейчас вернусь, отдохните еще, - поднявшись на ноги, брюнетка быстрым шагом направилась навстречу парню. - Привет. Ты... - улыбка моментально исчезает с ее лица. В глазах волка, вместо недавнего обожания, отражался недобрый блеск, а это могло значить лишь одно. Чары больше не имели над ним власти. - Я могу все объяснить...

+1

3

Все эти дни Корво не помнил самого себя. Прошло ровно три и в каждом он был будто сам не свой, так словно его заменили на кого-то другого. Все его мысли были забиты его новой одноклассницей, он начинал сходить с ума и еще больше сходил, когда ему приходилось оставаться наедине с собой. Вдали от объекта его любовных воздыханий. Разлука с Деверо по вечерам и ночам приносила если не физическую, то моральную боль. Мальчишка не выпускал из своих рук телефон, постоянно посылая смс своей "возлюбленной". Он посвящал ей стихи, комментировал каждую фотографию девушки на ее страничке в соц сетях. Он пролайкал абсолютно все твиты девушки начиная с даты создания ее твитера и заканчивая свежими обновлениями. Все фотки в инстаграмме так же не остались без внимания, казалось, он действительно помешался и зациклился. И да, так было и для окружающих, если брат не замечал того, что происходило из-за занятости, то сестра была крайне обеспокоена. Фелисити постоянно сокрушалась на то, что ее братишка сошел с ума и неужели именно так первая влюбленность проходит у мальчишек. Но ему было все равно на то кто и что скажет ему, какие слова доносятся ему в спину, ведь его взгляд всегда был направлен в сторону Микаэллы, его прекрасного цветка. И насколько этот цветок оказался хищным, мальчишка даже не подозревал, какая природа таилась в его избраннице на эти три дня.

Испытывая невыносимую тоску по ночам и забывая об элементарном сне, кажется, парень не сомкнул глаз все эти дни, когда он был околдован и очарован ее способностями. Выглядел Хейл очень скверно и на четвертый день в своей комнате он чуть не сошел с ума от осознания того, что Деверо совершенно не такая, как он о ней думал все это время. Это озарение пришло к нему, когда он в очередной раз лежал, любуясь фотографиями Микки и эта влюбленность по настоящему испарилась в один миг, словно в диснеевской сказке, когда часы пробили двенадцать.

Молодой человек не мог понять, почему он лежит и пялится на фотку Деверо, которая теперь уже казалась ему просто красивой девочкой и не более того. Потихоньку к нему начинало приходить осознание того, что происходило за эти дни, когда он ни разу не превратился в волка. В голове восстанавливались события того, что происходило за это время, он пытался понять природу своего помешательства. Его палец судорожно перелистывал на сенсоре фотографии Деверо, все больше морщинок появлялось на его лбу, он хмурился и начинал злиться. Неужели ты так поступила со мной?

Ведь он совершенно ничего о ней не знал на самом деле. Корв пытался выстраивать в своей голове теории о том, как и когда с ним случилось это забвение. Во время экскурсии по школе все было нормально и даже капитана футболистов он толкнул по своей воле. Волк побледнел в один миг, осознав, что это произошло за закрытой дверью в кабинете химии, когда они остались наедине и что самое паршивое, он не ожидал такой подлости от Деверо. Такая магия парню явно не нравилась, и тронь его кто сейчас, Хейл был готов отгрызть руку, потому что все, что он ощущал в своей грудной клетке это обжигающее пламя гнева.

Голова ужасно кружилась, а весь он был абсолютно без сил, поэтому парень очень быстро отключился и проспал до позднего утра, проспав пару уроков. Но даже сон не смог избавить его от самых неприятных чувств и эмоций, мальчишка чувствовал себя просто использованным, мишенью для издевательств со стороны Деверо. В школе же он держался в стороне от всех мест, где могла быть его одноклассница, умело избегая ее, а свой телефон он оставил дома, избавляясь от соблазна, написать или позвонить Микаэлле. Но вскоре новая вспышка гнева и чувства несправедливости подступала к горлу и он прекрасно помнил, что сейчас у коварной ведьмы тренировка с ее группой поддержки. Парень хотел расставить все по местам и высказать все, что он думает о ней в лицо, наивно полагая, что если запретит ей так делать, она больше не будет. Это был единственный шанс, который он готов ей дать, поверить в то, что его запрет будет учтен в будущем.

Хейл чуть не снес дверь выходящую на стадион на открытом воздухе, он шел быстрым шагом и выискивал глазами чирлидерш, это было не так сложно, яркая форма кошечек выделялась даже за 500 метров. Появление новичка, вызвало волнение среди футболистов, Райан пропустил мяч и получил по голове, а парочка девчонок, которые уже привыкли к наличию Корво на тренировках, обратили свое внимание на надвигающийся ураган в лице их одноклассника. Сейчас из взгляда Корво можно было добывать электричество, ведь искры летели во все стороны. В конечном итоге он молчал, молчал даже когда она начала оправдываться и это еще больше ранило. Ты знаешь, что я знаю, как низко Деверо.

Деверо и в правду заколдовала его, унизила перед всей школой, заставив бегать за ней влюбленным и покорным щеночком, от такого не отмоешься до самого выпускного. Школа была жестоким местом и почти ничего не забывала, поэтому Хейлу придется жить с этим клеймом до школьных танцулек. Он решил ее не касаться, дабы избежать повторения былых ошибок, поэтому парень снял рюкзак и выставил вперед, толкая девушку вперед.

- Нам нужно поговорить, иди вперед вон туда и без фокусов, - парень кивнул в сторону леса. Там они смогут выяснить отношения, волк при виде Деверо внутри пытался вырваться, он бесился, ведь его тоже одурачили. Глаза Корво принимали хищный отблеск и желтели, он боролся со своим зверем как мог все это время, пока они шли к лесу. Девчонки из группы поддержки решили, что их капитан решила, наконец поразвлечься с воздыхателем, поэтому перестали обращать свое внимание на парочку как только те скрылись в лесной чаще.

- Иди вперед, - скомандовал парень, он еле контролировал себя, ему было так сложно держаться, он слишком давно не обращался, три дня для молодого и неопытного оборотня были пыткой.

- Деверо что ты со мной сделала и зачем? Из-за тебя надо мной вся школа ржет, - выпалил парень и встал как вкопанный, он явно был не в духе, рюкзак он бросил на землю и отошел на всякий случай подальше. Ему хотелось растерзать ее и разорвать.

+1

4

Она не задавалась целью превратить волчонка в безвольную игрушку. Не стремилась к тому, чтобы обманным путем вызвать его чувства. Да, если у нее спросят, нравится ли ей Корво, девушка, несомненно, даст положительный и, самое главное, правдивый ответ. Этот мальчишка сумел добиться ее внимания и вызвать симпатию с первых секунд знакомства. Было в нем что-то такое слишком цепляющее и притягательное. То, чему невозможно было сопротивляться, даже если сильно хотелось. А ведь Микаэлла упорно отказывалась верить в то, что какой-то оборотень сумел столь быстро расположить ее к себе. Вот только, кому она сделает хуже, если станет активно отрицать очевидное? И, быть может, если бы в то чертово утро в их разговор не вмешался Райан с дружками, тем самым резко нарушив все планы, юная ведьма даже сама позвала бы Хейла в кино. Кто же знал, что новенький в первый же учебный день попадет в немилость всей футбольной команды? Ну а Микки... Она просто пыталась ему помочь, решив, что так будет правильней всего: привязать его к себе и на какое-то время лишить воли. К сожалению, произошедшего уже никак не изменить. Можно лишь исправлять последствия...

За эти три дня девочки из команды успели привыкнуть к тому, что Корво всегда и везде таскается за ними, словно преданный пес. Сперва их это раздражало, а после начало забавлять. Они даже позволяли себе отпускать не самые лестные шуточки в адрес молодого волка, пока Деверо, потеряв терпение, не оборвала этот необузданный фонтан веселья. И хоть ей самой до дрожи хотелось просто взять и прогнать зомбированного ухажера, но позволять другим насмехаться над ним... Ни за что! Потому, Кошкам пришлось смириться с тем, что их в группе стало на одного больше и научиться его попросту не замечать. Но сегодня нельзя было вот так вот взять и проигнорировать парня, пылающего праведным гневом. Казалось, еще чуть-чуть и он выжжет все вокруг себя, если, конечно, его не охладить. И если остальные даже не подозревали о том, с какой именно целью новичок заявился на стадион прямо посреди тренировки, то Микаэлла прекрасно осознавала, что разговор их ждет не из приятных.

- Хейл, ты совсем охренел?! - шипит темноволосая, когда тот грубо толкает ее в противоположную от девчонок сторону и тем самым привлекает нежелательное внимание со стороны футболистов, в частности Райана, который почти сразу же двинулся к ним. Возможно, она бы и дальше пыталась ему противиться, но одного взгляда в глаза волку стало достаточно, дабы понять, что сопротивление в данном случае бесполезно. Только усугубит ситуацию. Микке не остается ничего, кроме как подчиниться и послушно идти в указанном направлении. Конечно, осенний лес - не лучшее место для уединения влюбленной парочки, как могли бы подумать ее подруги. Но... Да какая разница, что они там вообще себе сейчас надумают! Главное, увести Корво куда подальше и попытаться образумить, пока дров не наломал.

Его звериная сущность рвалась наружу, отражаясь янтарной желтизной в глазах. Пожалуй, подобное могло испугать кого угодно, но только не Микаэллу. Девушка старалась сохранять ледяное спокойствие, даже когда ее несостоявшийся кавалер начал поднимать голос. - Спасла твою волчью задницу, - сухо отмахивается брюнетка, стараясь улавливать любое, даже самое незначительное изменение в поведении мальчишки. Из старых книг, найденных в отцовской библиотеке, она знала, что молодые оборотни крайне паршиво контролируют своего зверя. Любой эмоциональный всплеск способен запустить процесс трансформации, потому в тесном контакте с ними нужно быть предельно осторожным. Микки замечает, как он сжимает и разжимает кулаки, стараясь не утратить контроль. Как же ей это знакомо. В моменты сильного голода разум заволакивает густой туманной пеленой, и проклятый дух рвется наружу, требуя человеческой крови. Сдержать его практически невозможно. Он гораздо сильнее человеческой половины и уж куда агрессивнее. Наверное, нечто подобное испытывал и Корво. Любой неосторожный жест, любое неправильное слово могло его спровоцировать. А Микка, как назло, не знала ни единого заклинания, способного усмирить волка, затормозив процесс обращения. Да и разве такие были?

- Райан тебе бы проходу не дал... Ты сам его спровоцировал, открыв рот, когда не просили, - ведьма хмурится, все также пристально смотря в глаза парня. Шаг. Еще один. Она старается сокращать меж ними дистанцию максимально аккуратно. Так, чтобы сам Корво не сумел понять, в чем дело. - Ты можешь мне не верить. Можешь ненавидеть. Но, я всего-лишь пыталась помочь. Мне совсем не хотелось, чтобы футболисты использовали тебя в качестве мяча. Рано или поздно ты бы сорвался. И что тогда? Перегрыз бы их всех? - склоняя голову на бок, Микаэлла останавливается перед парнем на расстоянии вытянутой руки, - Как бы ты после объяснял дюжину растерзанных трупов? Или же, лучше быть трусом и каждый раз убегать, давая им лишний повод для насмешек? - Она больше не пытается его очаровывать, не стремиться запудрить мозги. Взывает к разуму человека, а не смертоносного хищника. Но, кажется, ее попытки тщетны, ведь во взгляде мальчишки не было и намека на понимание. От него по-прежнему несло злобой. - Корво... То, что я сделала, не имеет оправдания. Но, это лучший из всех возможных вариантов. Впрочем, признаю, я и сама не думала, что чары так сильно на тебя подействуют...

Отредактировано Michaela Deveraux (13-07-2019 09:32:05)

+1

5

Корво не обращал внимания на шипенье Деверо и лишь сверкал глазами в ответ. Ее возражения вовсе не интересовали сейчас парня, и он лишь думал о том, как ему хочется порвать девушку на мелкие куски. Ее возгласы лишь только пробуждали в нем звериное начало, ведь в этой ситуации только он имел право на раздражение и возмущение, как ему казалось.

- Мою волчью задницу?! И от чего ты меня спасла?! И я не… - он попятился назад, и уж было хотел все отрицать, особенно тот факт, что он чистокровный оборотень. Но это было сейчас настолько же сложно, как и контролировать себя. Ее спокойствие лишь только бесило и заставляло впадать в раздражительное состояние. Парень был иного мнения, на счет того, что произошло за эти три дня. А ее безразличие било по психике ядерной волной.

- Это я открыл рот, когда не просили?! – волчонок почти потерял дар речи от такой наглости. Он нахмурился, а по его виду было заметно, что он в крайней степени был недоволен ее ответом. Все о чем он думал, это лишь о том, как девчонка жестоко обошлась с ним и что она испортила ему репутацию. И пусть другие делали вид, что их не волнует общественное мнение, Корво был не из таких пофигистов. Для него был важен школьный статус, как признак что его принимали в социуме пусть и не совсем, так как порой хотелось. Но именно социальный статус хиляка было его прикрытием, мальчишка не желал обращать на себя так много внимания, скорее наоборот, он был готов стать невидимкой. Тем незаметным малым, который просто бывает рядом в нужное время. Именно в таком амплуа волчонок чувствовал себя защищенным и лишь усмехался, вспоминая родительские рассказы о злых охотниках на волков.

- Да если бы не ты, этот идиот и не подошел бы! - Корв скрестил руки на груди и поморщился, прикрывая и закатывая глаза. На самом деле он пытался взять себя в руки, но каждая фраза не осторожно брошенная девчонкой выводила и выбивала его из привычной колеи.

- Я не просил тебя о такой помощи и не собирался никого убивать, я что по твоему убийца? Да ты просто какая-то расистка, - Хейл сделал шаг назад, он отошел от девушки даже отметнулся назад будто ошпаренный. Она снова приближалась к нему, и он это заметил. Деверо откровенно воняла все еще кровью. И как бы она не мылилась и не душилась, он чувствовал все еще еле уловимый шлейф человеческой крови.

- Я не трус, ты ничего не понимаешь! - парень, будто взорвался на встречное обвинение. Он никогда и никого не боялся, и эти слова задели его за самое живое.

- Ты просто ведьма, а я даже не.. не человек! И ты не знаешь что такое быть чудовищем, какое тебе дело до того убегаю я или нет? И мне все равно на их насмешки, для меня это не имеет значения, - тут парнишка, конечно же безбожно врал и порой некоторые слова все же задевали тонкую и ранимую душу подростка, но он забывал об этом точно так же быстро, как и расстраивался этому.

- Ты всего лишь популярная девчонка из группы поддержки, ты никогда не будешь на моем месте и не поймешь меня, - его ноздри злобно раздувались, а желтые глаза горели. Пальцами он впивался до боли в свои локти и продолжал отступать назад, пока не услышал фразу, которая подвела черту. Именно она подтвердила все его догадки окончательно и бесповоротно, она его очаровала магией. Использовала на нем самые грязные приемчики, отняла у него способность здраво мыслить.

- Нет, - заскулил парень и схватился за голову, в висках так ужасно стучало, он начал терять связь с пространством, теперь у него не осталось шанса. Зверь одержал над Хейлом победу, в его глазах читался страх, он уже не смотрел на Микку, он уже ничего не мог понять, все, что она ему говорила, не доходило до адресата. Весь перепуганный и взъерошенный, он нырнул в ближайшие кусты и побежал, как можно дальше, но дальше у него не получилось, он рухнул на холодную землю и взвыл.

- Нет, нет, только не сейчас, пожалуйста! – ему становилось хуже, как только он вспоминал ее слова о чарах, о том, как она назвала его трусом, его верхняя губа непроизвольно поднималась, а из самой груди доносился рык. Хейл судорожно стягивал с себя шмотки, это единственное чему он уже научился на автомате – раздеваться во время превращений. Оказавшись полностью голым, не так уж и долго он пролежал на земле как человек. Поэтому ровно через минуту из кустов перед девушкой появился озлобленный и обиженный волк, готовый загрызть собственную одноклассницу. Он наступал вперед, медленно и уверено как подобало настоящему хищнику. Зубастая пасть и глаза полные решимости убивать, таков был его волк.

Отредактировано Corvo Hale (13-07-2019 00:16:14)

+1

6

Её поступок - нечто из ряда вон выходящее. То, чему действительно нельзя подобрать ни одного логичного объяснения. И, наверное, хуже всего то, что девушка даже не задумывалась, применяя на молодом оборотне свои чары. Да, ею двигали благие намерения, желание помочь и защитить новичка, но... Чем она лучше футболистов? Они могли причинить физическую боль, а то, что сделала Микаэлла, гораздо хуже. Буквально лишила мальчишку рассудка, превратив его в фанатично влюбленного зомби. Живого мертвеца, но вместо голода им двигало совершенно иное чувство. Если бы только об этом узнали родители... Мама, быть может, еще бы промолчала, но вот отец. Старший Деверо явно не пришел бы в восторг от того, что его дочь связалась с оборотнем, да еще и подвергла его действию своей магии. Можно только представить количество праведного гнева, который бы обрушился на юную, совсем еще неопытную ведьму. Но, разве это первый секрет, который она скрывает он родителей? Ни Каллисто, ни, уж тем более, Бенджамин не в курсе, где промышляет Микки уже несколько месяцев. В противном случае, ей бы точно перекрыли доступ к городскосу моргу. Впрочем, это все блекнет на фоне происходящего здесь и сейчас.

Ей хочется снова прибегнуть к колдовству и заткнуть парня. Прервать его пламенную речь одним простым заклинанием. Только бы это прекратилось. Только бы он перестал бить словами по оголенным нервам. Она не понимает, каково это быть чудовищем? Ей никогда не быть на его месте? Внезапно, с губ брюнетки срывается громкий смешок. Вся ситуация и впрямь выглядела совершенно нелепо. Корво с такой уверенностью твердил, что ей его не понять, а Микка... Начинала терять терпение. - Вот значит как? Просто ведьма? - ее голос вмиг становится на тон выше и гораздо холоднее. Деверо не обращает внимание на то, как парень шарахается от нее, как от прокаженной, и остается на месте. Её взгляд прикован к глазам оборотня. - А ты знаешь, каково это - убивать человека? Отнимать чью-то жизнь? - темноволосая больше не видит смысла скрывать правду от Хейла. Разве может быть хуже?  И если он действительно считает себя монстром, то она готова поспорить с ним прямо сейчас. И выиграть этот спор. Корво - волк. Хищник, ведомый зверинными инстинктами. Такова его природа.  Но, так или иначе, это куда лучше, чем участь, настигшая младшую Деверо три года назад. - Думаешь, все так плохо? Раз в месяц обращаться зверем и гонять по лесу кроликов? Да я бы все отдала, чтобы оказаться на твоем месте! Но, того, что со мной происходит, даже заклятому врагу не пожелала бы. - Взгляд карих глаз на секунду отражает ту чудовищную сущность, которая в эти самые секунды, ощутив слабость своей хозяйки, рвалась наружу. Микки выдыхает и опускает глаза, разглядывая сухую листву под ногами. Ей нельзя терять контроль. Ни при каких обстоятельствах. Волчонок даже частично не представляет, что за монстр сейчас стоит перед ним, скрываюсь за милым личиком невинной школьницы. Спасает лишь то, что она не так уж голодна и пока еще может не позволить кровожадному духу брать верх над разумом. Как бы тот не старался.

- Тебе знаком вкус человеческой крови? - она вновь смотрит на мальчишку, упуская из вида то, как он в лице меняется, что уже не сулило ничего доброго. - А плоти? Думаю, что нет. У них мерзкий привкус. Отвратительный! У гниющего мяса особенно... Но я вынуждена снова и снова жрать это, дабы не свихнуться! Чтобы не позволить твари вырваться наружу и не начать убивать всех без разбора! Она все время здесь... - тонкие пальцы касаются виска и девушка на секунду прикрывает глаза, стараясь совладать с ураганом эмоций, самой яркой из которых была ярость вендиго. Проклятье отравляло ее сознание сильнее любого яда,  струилось по венам, насквозь пронизывая сердце. Сколько раз Микаэлла пыталась противостоять ему? Не подчиняться воли хищника, которым была одержима. И сколько раз срывалась, давая ему то, чего он больше всего желал? Дух оказывался сильнее. Всегда. И если девочка снова пыталась идти против него, чудовище напоминало о себе обжигающей болью. В такие моменты Микки казалось, что все ее тело выворачивает наизнанку, а кости ломаются, одна за другой. И если боль еще могла стерпеть, то голод никогда.

- Так что да, мне тебя не понять... - иронично добавляет ведьма,  отступая на несколько шагов. Она бы еще что-то добавила, но оборотень просто уже ее не слушает. Деверо колеблется, сильно сомневаюсь, что ей вообще следует пойти за ним и проверить, все ли в порядке. Но, Хейл не заставляет себя ждать. Да ты издеваешься... Девушка пятится назад, прижимаясь спиной к шершавому стволу старой сосны. Не то, чтобы ей было страшно... Просто, не каждый день лицом к лицу сталкиваешься с разъяренным волком. И намерения у него далеко не радужные. Это вовсе не ручной пес, которого можно почесать за ушком и он моментально завиляет хвостом. - Корво, это же все еще ты, верно? - стараясь не совершать никаких резких движений, девушка предпринимает попытку сдвинуться с места, но предостерегающий рык заставляет ее передумать. - Ладно, хорошо!  Я виновата! Я поступила ужасно! Ты это хочешь услышать? Мне жаль! - Она успевает лишь выставить перед собой руки в защитном жесте, когда хищник бросился в атаку. Острые, как бритва, челюсти несколько раз впустую клацнули где-то совсем рядом и,  в конечном итоге, достигли цели. Из горла вырывается пронзительный крик, когда левое запястье пронзает резкая боль. Второй раз челюсть сомкнулась уже на предплечье и ведьма ощутила, как от нее буквально отрывают кусок плоти. Ей удается вырвать руку из пасти зверя, но в тот же миг потеряла равновесие, рухнув на сырую землю.

Отредактировано Michaela Deveraux (22-07-2019 13:30:50)

+1

7

Все слова Микаэллы более не имели смысла, он просто не слышал ее или не хотел слышать, да попросту не мог. Она что-то говорила, что-то душещипательное и переворачивающее душу, что-то про своего монстра. Но теперь над милым доселе мальчиком возвышалась волчья тень, что не давала ему более осознавать даже себя самого. 

Волк всегда приходил не вовремя и совсем невпопад, он забирал у него способность мыслить как человеку, лишал его возможности остановить все это. Был бы он взрослее и сознательнее, смог бы сдержать своего внутреннего демона на привязи, даже во время гнева. И Корво совсем не хотел причинять какую-либо боль Микке хоть когда-нибудь. Но его злоба и гнев, стали ключевым толчком к самому необратимому в его жизни – к превращению в оборотня. Он еще только учился и пытался вырабатывать контроль над волком и у него никогда это не получалось по человечески. Это было настолько тяжело, изо дня в день он боролся со своими гормонами и странными желаниями почесать спину о кору дерева на физре, когда они бегали всем классом по открытому стадиону или обнюхать кого-нибудь. Чего уже говорить, о том, что ему изредка хотелось пометить красный и завлекающий гидрант на улице. Но эти маленькие желания не шли в сравнение с его агрессией и тягой к жестокости. Даже при условии, что Корво никогда не считал себя морально устойчиво сильным человеком с огромной, как булыжник волей, другой бы сошел просто с ума и начал без разбору грызть людей.

Однако, сейчас ни ему ни Микке никто не поможет. Корво здесь больше не было и все оправдания и извинения девчонки, которые долетали до острого лохматого уха, звучали бессвязной речью, волк не понимал и мало того, не принимал человеческие отмазки, не давал никаких послаблений. Его лапы наступали на землю мягко, а из слюнявой пасти доносился волчий рык. Желтые глаза блестели, а сам зверь подбирался ближе к своей цели. Обычная девчонка, хоть и пахла хищником, для глупого волка не представляла опасности, он чуял, но не мог осознать что конкретно он унюхал такого в ней. Поэтому, сегодня девочке был подписан смертный приговор.

Волк подходит еще ближе, когда девчонка выставляет свои ладони вперед, делая при этом резкое движение, которое хищник воспринимает как угрозу, поэтому моментально прыгает на девчонку и вгрызается острыми белоснежными клыками в ее запястье, перегрызая его, чувствуя человеческую или… в его пасти образовался смачный запас чужеродной крови, мерзкой крови. Вкус девчонки волку не нравился, но остановиться зверь был просто не в состоянии, он перегрызал ей руку, лишая ее возможности убежать или хотя бы дернуться куда-то в сторону. Этого было мало, волк хотел умертвить девчонку окончательно, ощущая жажду крови, его зубы крепко впились в предплечье, такое хрупкое и в какой-то степени аппетитное место. Рыча, он повалил девчонку на землю, прижимая ее лапами, а его пасть никак не хотела разомкнуться.

+1

8

Ей не оставалось ничего. Только защищаться, не позволяя зверю получить желаемое. Боль заволакивает рассудок густой пеленой тумана, не позволяя трезво оценивать ситуацию. Впрочем, и без экспертной оценки понятно, что ее положению не позавидуешь. Кровожадный дух внутри яростно требовал свободы, тем самым лишь усугубляя состояние юной ведьмы. Она отвлекается на сохранение контроля теперь уже собственного монстра и почти сразу же платит за это соответствующую цену: клыки впиваются выше, уже в плечо, разрывая мягкую плоть. Микаэлла пытается отползти, но попытка проваливается с треском. И в первый раз, и во второй, и даже в третий. Здоровенная волчья туша, нависающая сверху, снижает шансы на спасение практически к нулю. Несложно догадаться, что именно является его целью.  Шея. Незащищенный участок, добравшись до которого, он навсегда остановит биение еще одного сердца. Но, в этот раз, его жертва не лань и не кролик, которых полно в округе...

Тонкие пальцы утопают в густой шерсти на зверинном загривке: Микки старается удержать оборотня, не позволяя тому в очередной раз сомкнуть челюсти совсем рядом с шеей.  - Корво! Хватит! Пожалуйста, ты можешь это остановить! - в какой-то миг их взгляды пересекаются и темноволосая с ужасом осознает, что ничего человеческого не осталось в этих янтарных глазах, налитых злобой и ненавистью. Могла ли она предугадать, что все обернется именно так? И что повлечет за собой благой порыв помочь новенькому? Ох... Если бы только Деверо могла повернуть время вспять, то, непременно, поступила бы иначе. Не стала бы вмешиваться, позволила бы Райану и его шайке превращать существование Корво в сущий Ад, до тех пор, пока не надоест. Или... Черт! Да кого она снова пытается обмануть? Ведь не смогла бы пустить все на самотек, будь у нее хоть сто различных вариантов. Она бы снова и снова приходила к тому единственному, который сейчас и заканчивался столь плачевно для них обоих. Поздно уже жалеть.

Кровь заливала траву вокруг двух тел, волчьего и человеческого, создавая идеальную картину для фильма ужасов. Девушке казалось, что на ее левой руке уже попросту не осталось живого места и чудо, что конечность все еще оставалась при ней. Несколько раз Хейл даже умудрился дотянуться до ребер и, судя по неприятному хрусту, сумел сломать несколько. Микки вновь старается спихнуть с себя хищника, тем самым еще больше его разозлив, ведь он принялся с усиленной яростью атаковать свою жертву. Когтистые лапы прижимали хрупкое тело к сырой земле, разрывая одежду, а вместе с ней и смуглую кожу. Нанесенные раны все больше распаляли в ней желание дать волю твари, что уже несколько минут тщетно пыталась завладеть ее разумом. Наверное, если бы Микаэлла была голодна, ей бы точно не удалось так долго удерживать духа. Но, с каждой секундой, вендиго все больше брал верх над невинной девочкой, требуя ответной крови. Крови того, кто представлял реальную угрозу для его жизни.

- Прекрати! - пронзительный крик срывается нечеловеческим рычанием, что глухим эхом прокатилось по лесной чаще, будоража птиц в кронах деревьев. Удар приходится точно по правому боку волка и этого оказалось достаточно, чтобы отшвырнуть того на добрый десяток метров. Поднимаясь на ноги, брюнетка скалится, обнажая целый ряд острых зубов, способных без особого труда перегрызать даже кости. Вендиго старается сфокусировать свое внимание на противнике, но перед глазами все плывет, словно Микка только что сошла с детской карусели. Всего один шаг в сторону зверя и ноги предательски подкашиваются, отказываясь подчиняться собственной хозяйке. Она снова падает. Потеря такого количества крови опасна не только для простых людей. Раны не успевали затягиваться. Слишком глубокие, рваные. Ей нужно больше сил, чтобы восстановиться. И, конечно же, свежая человеческая плоть. Увы... Мир вокруг начинает стремительно терять все свои краски и звуки, а тьма, окутывающая девчонку, кажется такой необычайно теплой и манящей...

0

9

В моменты, когда волк затмевал его сознание. Корво никогда не помнил, что происходило там по ту сторону его не человеческого берега и это порой убивало больше всего, не знать, что ты делал несколько часов или всю ночь. Просыпаясь под кустом чаще, чем в своей постели, ему приходилось с отчаяньем в голове гадать, кого прошлой ночью или вечером загрыз его пушистый монстр. Вкус крови во рту, такой мерзкий, тяжелый и железный, оставался между уже человеческих зубов. Черная грязь под ногтями и чувство какого-то стыда, вот что испытывал молодой мальчик. Одно время он превращался с настоящей мольбой, он не знал, кому молиться, чтобы не натворить самого ужасного, его семья никогда не была религиозной.

Мальчику было плохо каждый раз просто от осознания собственной беспомощности, того, что он не в силах остановить себя самого. И сейчас его волк творил то, чего боялся Корво, зверь пытался убить если и не совсем человека, то живое невинное для Хейла существо. Его зубы впивались в плоть девчонки, готовые растаскивать ее по кусочкам, отрывая куски мяса, вся его морда была алой, а шерсть пропитывалась этой мерзкой кровью. В желтых глазах были лишь животные порывы и желания - задрать жертву. Его лапы царапали ее живот, ее ребра, будто волк, пытался раскопать в девочке ее органы, чтобы сомкнуть свои острые зубы на ее трепыхающемся от биения сердце. Зверь не знал пощады и милосердия, он был непреклонен, он был преисполнен жестокости, волки никогда никому и ничего не прощают. И если бы девчонка продолжала предпринимать свои бесполезные попытки, попросить кровожадное животное остановиться, ее жизни пришел бы конец.

Воздух разносит волчье поскуливание, жалобный визг и ощущение ужасной боли в боку, волчья туша отлетает в сторону прямо в дерево и беспомощно падает на землю. Теперь, самым сильным здесь была девчонка, которая еще не так давно имела все шансы для того, чтобы быть разорванной зверем, который теперь превратился в испуганного волчонка, поджимающего хвост и уши к макушке, поскуливая, он поднимается на свои лапы и не понимает, что происходит, но следует, инстинкту самосохранения, рвет когти прочь и убегает. Волк, прибывающей в коматозном состоянии шока, более не хочет оставаться в этом мире, он напуган, ему больно, он слабее, настает время позаботиться о своей шкуре, волк буквально выталкивает себя из подсознания Корво, ему страшно, пора зализывать раны.

Лапы перестают слушаться волка, который стремится исчезнуть, туша падает на землю, носом он чуть ли не роет землю, зарываясь в листья, оборотень обращается обратно в человека, в испуганно мальчишку, который чувствует во рту совсем свежий вкус крови, а весь он перепачкан в грязи. Корво поднимается с земли, в его голове полный бардак, он замечает кровь, а дневной свет говорит о том, что пробыл он в шкуре волка совсем немного времени, в голову лезут мысли, в которых была Микка, он начинает осознавать, случилось что-то необратимое, мальчишка бежит обратно, что есть силы. Бег разносится ноющей болью в боку, на его теле синий яркий синяк, но мальчишка обращает на это внимание лишь мельком, на глаза ему попадается тот самый куст в котором он так поспешно разделся, Хейл успевает натянуть на себя только джинсы, а затем выпрыгивает из кустов, зрелище которое он видит, бьет в самую цель, мальчишка отшатнулся, назад закрывая голову руками.
- Что ты наделал!!! - крик наполняет лес, он видит Микку лежащую в собственной крови, волк расправился с ней.
Ты чудовище, я ненавижу тебя.

Сбылись самые ужасные опасения, когда он подходит к девушке и падает на колени захлебываясь в собственных слезах.

- Микка, нет... я не хотел этого, - он тянет к ней руки, к ее телу, он смотрит на последствия того, что наделал его волк, ему больно. Его руки скользят возле ран, он прижимает ладони к ее шее и непроизвольно качает отрицательно головой, отрицая собственные деяния, он чувствует, что она еще жива. В голове полный бардак и лишь одна спасительная мысль, что мельком рождается в мозгу...
Она же ведьма, ее родители дома, они помогут

Корво берет окровавленное тело на руки и пытается успокоиться, остановить поток слез, который делает его вид еще более жалким. Корво был достаточно силен, чтобы нести тело стройной девушки и при этом очень быстро идти. Он нес ее только по лесу, понимая, что не может показаться в таком виде на улице. Может и стоило обратиться в больницу, но до нее девушка просто не дотянет. Хейл прижимает еле живую Микку к собственному телу и закидывает ее на плечо, начинает бежать к давно знакомому дому, не обращая внимания на колючие ветки и шишки под босыми ногами. Нет, он не религиозен, но он молится неизвестно кому, чтобы девчонка не умерла.

Выбегая на дорогу, на тихую вечернюю улицу, больше всего ему повезло с тем, что в этом районе было слишком тихо и безопасно, Хейл забегает на крыльцо и нервно нажимает на звонок, в надежде, что за стеклом входной двери покажется мать или отец юной ведьмы, но дом был пуст. Мальчишка еще секунду мешкается, чувствуя, как Мика обмякла в его объятиях окончательно.
Неужели ты умерла.. вот так..

Кулаком он выбивает стекло и просовывает руку, чтобы открыть дверь изнутри, пару осколков остается в его костяшках, но он вносит девушку в ее дом. В этой ситуации не было иного выбора, юноша поднялся на второй этаж, было несложно найти девчачью комнату в этом коридорном лабиринте, Хейл положил бездыханное тело на кровать и замер.

- Микка, ты слышишь? - его голос дрожал, он уже не боялся, он просто сожалел.

+1

10

В забвении нет ничего кроме всепоглощающей тьмы. И эта тьма кажется такой необычно мягкой, такой соблазнительной. В ней хотелось остаться, укрывшись от всех и от всего. В ней не было ни страха, ни боли, ни слез. Черная пелена застилала все вокруг, вытесняя любые чувства и эмоции. То, чего порой так сильно жаждала девочка, сейчас воплощалось в реальность. Ей хотелось забыться, сбежать от самой себя, от своей сущности, от твари, что засела глубоко внутри, окутывая своими мерзкими липкими щупальцами каждую клеточку хрупкого тела. В этом забвении было ее спасение. И если эту пустоту называют Раем, то Микаэлла с радостью останется здесь. Без сожалений и мыслей об утраченной жизни. Она ведь не помнит даже, что произошло и кто повинен в случившемся. В эти самые минуты для нее не существовало окружающего мира. Не существовало осеннего леса, шума все еще зеленой листвы, щебетания птиц, хруста сухих веток под ногами мальчика, который так крепко прижимал ее к своей горячей груди и неустанно звал ее по имени. Юная ведьма его не слышала, лишь как-то отдаленно ощущала исходящее от него тепло, что служило неким якорем, не позволяющим ей окончательно в небытие провалиться. Но даже этого оказалось не достаточно – девочка, цепляясь за тьму, не спешила откликаться на зов. Вот только ее монстра это никак не устраивало. Сегодня он уже ощущал свой конец и не собирался допускать повторений…

В какой-то момент голос Корво звучит слишком громко и отчетливо, пронзая искалеченное сознание раскаленной спицей. А вместе с тем и проклятье напоминает о себе, вырывая Микки из цепких пут забвения, насильно возвращая к реальности. Девушка выгибается, словно через ее тело пропустили электрический разряд. И боль снова накатывает подобно гигантской волне цунами, стирая все остальные ощущения. Темноволосая начинает метаться по кровати в дикой агонии. Черная шелковая ткань простыни, зажатая в кулаках, не выдерживает, с неприятным треском разрываясь под длинными ногтями, что сейчас больше звериные когти напоминали. Кровожадный дух ни капли не щадит ее, буквально выворачивая изнутри, требуя отдавать все силы на восстановление. Ни к чему ему поврежденная «шкурка». Несколько неглубоких царапин на животе медленно затягиваются, чего, к сожалению, нельзя сказать об остальных ранах. На левой руке, в нескольких местах, попросту не хватало кожи и клочков плоти, а рваная рана совсем рядом с шеей больше напоминала какое-то кровавое месиво и зияла едва ли не до самой кости. Ребра выглядели не лучше. И если бы Хейл все же решился отнести ее в больницу, врачи непременно ужаснулись бы тому, как девчонка до сих пор жива. С такими-то увечьями ей уже и дышать не положено. Но, тем не менее, ее сердце упорно пропускало новые удары.

На задворках сознания Микаэлла продолжала молить всех существующих богов о прекращении этой пытки. Ей невыносимо больно и страшно. Никогда ранее ведьме не доводилось испытывать подобное. Да, были многочисленные ушибы, травмы на тренировках, порезы, царапины, синяки. Со всем этим ускоренная регенерация справлялась без особых усилий. Сейчас же девочке казалось, что все ее кости ломались одна за другой, а под кожу загоняли сотни острых лезвий. Она снова слышит голос волчонка, где-то совсем рядом, над ухом, но вместо ответа из горла вырывается пронзительный вопль, обрывающийся рыком. Вендиго вновь брал верх, ставя перед собой одну-единственную цель: исцелиться. Как можно скорее и не важно, какой ценой, ведь боль чувствует лишь его юная носительница.

Микки дрожит, но вовсе не от холода, а вместе с ней содрогается и вся комната. В бессознательном состоянии магия стремительно выходила из-под контроля, грозясь обратить в руины все, что находилось вокруг ведьмы. Многочисленные фотографии, украшающие одну из стен комнаты, разом полетели на пол; следом отправились кубки, полученные за победы в различных танцевальных конкурсах, книги, учебные принадлежности, всевозможные замысловатые статуэтки и фигурки, изображающие египетских богов. Все это рассыпалось по полу, ломаясь, разбиваясь на сотни мелких осколков и образовывая хаос. Вся мебель в спальне дребезжала, сдвигаясь со своих мест, как во время землетрясения силой, как минимум, в пять баллов по шкале Рихтера. И хуже всего то, что Деверо никак не могла управлять этим, магический дар не подчинялся ей от слова совсем, с каждым новым мгновением все больше усугубляя ситуацию...

+1

11

Казалось волк более никогда не появится на смену мальчишке. Зверь оказался труслив и Корво не понимал, что так сильно напугало его волчье эго. Он плохо знал своего волка и сопротивлялся ему каждый день, его гормоны делали сумасшедшие выбросы в кровь. Но одно Корво знал наверняка, зверя напугало нечто страшное, нечто пугающее и злобное. Его догадки и домыслы были не оставлены без внимания, еще секунду назад он так сожалел о содеянном, считая Микку просто девочкой с ведьмовскими навыками, но сейчас парень понимал, что его заблуждение могло сейчас расплескаться по этой комнате, будь оно водой. Ее руки преображались во что-то чуждое и непонятное ему, ногти вырастали за секунду а сквозь губы виднелись самые уродливые клыки, что он когда-либо видел. Белоснежные зубы иглы в совокупе с животными звуками, но Хейл не мог считать этот звук за животный, это было нечто другое. Он никогда не видел подобного и посчитал, что в Микке скрывается тварь страшнее ведьм и колдунов, возможно даже страшнее чем его сородичи. Несколько секунд он откровенно пялился на свою одноклассницу, пропадая в собственных выводах. Эта сущность цеплялась за жизнь, от мыслей о природе таких изменений, Корво отвлекла старая добрая магия. Теперь он думал совсем иначе, она не могла умереть так просто, нутро Деверо было злобным и неутолимым вихрем, темной энергией, возможно даже демонической. Хейл не разбирался ни в духах ни в магии и в демонах не смыслил ровным счетом ничего.

Маленькое землетрясение начинало пугать, парень уворачивался от летающих предметов, прикрывая свое тело руками, пару рамок с фотографиями полетели прямо ему в голову. Отбив их рукой он рухнул на кровать рядом с буйной Деверо. Он ничего не мог сделать с ней, не был способен помочь девушке, которая в глубине души ему так сильно понравилась. Теперь ему не было дела до чар Деверо и дураку было ясно, что такой как Корво, никогда не сможет не обращать внимания на главную красавицу класса.

Юноша поддался своим инстинктам и чувствам, он сгреб бесноватую одноклассницу в свои объятия, постепенно он перелез через нее, восседая теперь сверху на ее бедрах. Оборотень был тяжелее обычного подростка, его руки сомкнулись на ее запястьях, крепко вдавливая их в постель.

- Микка, все хорошо, - уверенным голосом произнес мальчишка. Существо оказывало сопротивление, а он глаз не мог отвести от этих кошмарных зубов. Деверо не хотела успокаиваться, а сила летающих вещей возрастала до тех пор, пока парень с жадностью не впечатался губами в ее губы. Он целовал ее так, будто пожирал сочный персиковый плод, запястья одноклассницы, начинали выламываться, ее когти впивались в его руки, скребли и царапали костяшки пальцев, тогда он взял Деверо за ладони, сплетаясь с ее уродливыми когтистыми пальцами, которые теперь будто поддались юному волку.   

Волчий рык сорвался с его губ, а глаза стали янтарно-желтыми, когда девушка клацнула своей безобразной пастью возле его лица. Кажется, волк был заинтересован в чудовище, которое вырывалось из молодой девочки и это было слишком необычно. Хейл был готов в любую минуту обратиться в зверя, трансформируясь лишь частично, его когти впивались теперь уже в ее руки. Микаэлла начала рычать на Корво, дух хотел проявить свою силу, на что Хейл ответил более свирепым рычанием. И если со стороны можно было подумать, что детишки с минуты на минуту растерзают друг друга, они оба знали, что сейчас происходили настоящие брачные игры двух чудовищ.

+1

12

Вендиго всегда побеждает человека. Так было и будет до тех пор, пока эта древняя тварь столь глубоко сидит внутри невинной девчонки. Она пыталась с ним бороться, старалась подавить в себе эту дьявольскую сущность, которая снова и снова брала верх, требуя свежей плоти и крови. Дух словно насмехался над своей юной носительницей, время от времени подчиняясь контролю, позволяя ей радоваться мнимой свободе. Зачастую, такое случалось, когда он был сыт и не чувствовал угрозы со стороны. Но в эти самые минуты... Микки единым целым сливалась со своим внутренним монстром, разделяя все то, что испытывал он. Вот только сейчас отнюдь не голод являлся самым ярким в этом урагане чувств, а ко всепоглощающей боли постепенно начало добавляться новое, ранее неизведанное чувство. И вспыхнуло оно в тот самый момент, когда Корво попытался усмирить зверя, которому сей порыв, естественно, по душе не пришелся.

Брюнетка брыкалась под молодым волком, упорно пытаясь стряхнуть с себя его тяжеленную тушу. Извивалась, рычала и шипела, словно загнанная в западню дикая кошка. Но, чем больше становилось ее сопротивление, тем сильнее мальчишка сжимал хрупкие запястья, не позволяя вырваться, а после... Микаэлла замирает, ощущая обжигающее прикосновение его губ к ее собственным. И, кажется, даже дух впадает в ступор от подобного, но довольно быстро приходит в себя, начиная вырываться с удвоенной силой. Острые как бритва зубы впиваются в нижнюю губу мальчика, и во рту моментально появляется специфический привкус. Человеческая кровь совершенно другая на вкус: она была сродни глотку свежего воздуха в знойный летний день. А кровь оборотня... Дурманила и опьяняла, подобно самому крепкому алкоголю. Девушка не отвечала на поцелуй, но и не продолжала оказывать сопротивление. Ее грудь резко вздымалась и опускалась от тяжелого дыхания. А вендиго, кровожадный и яростный алгокинский дух, внезапно подчиняется волчонку, напрочь забывая о том, что еще совсем недавно у того были все шансы на то, чтобы прервать его драгоценную жизнь.

Острая боль в запястьях несколько отрезвляет. Темноволосая дергается и, наконец, открывает глаза. Ее затуманенный взгляд не сразу фокусируется на Корво, а мечется по комнате, пытаясь сориентироваться в пространстве, и, в конце концов, достигает цели. Деверо смотрит пристально, но будто не узнает одноклассника, и хорошенькое личико вновь искажает устрашающий оскал. Сильный рывок вперед и ей все же удается скинуть с себя парня. Моментально нависнув сверху, Микка наклоняется к его лицу, шумно втягивая ноздрями воздух. От Хейла все также несло псиной, как и четыре дня назад, когда они оба стояли посреди директорского кабинета. Картинки из недавнего прошлого яркими вспышками всплывают в сознании ведьмы, и пазл понемногу начинает собираться в полноценный узор. Школьный стадион... Тренировка... Корво... Лес... Волк... Боль и непроглядная темнота...

- Ты хотел меня убить, - на выдохе ее шепот практически неразличим. И ей бы сейчас прислушаться к голосу разума, который так старательно пробивался сквозь густую пелену беспамятства, стараясь достучаться до понимания Микаэллы. Но, вендиго продолжал тянуться к волку, а девочке все также нравился новенький. Действуя на грани инстинкта, она поддается ближе, жадно целуя его. Поцелуй этот лишен всякой невинности и той подростковой неуверенности, что присутствовала в первый раз, и вместе с ним маленькая ведьма отнимала часть жизненной энергии мальчишки, что бледно-голубым свечением струилась по его губам. Пожалуй, в подобных штучках некромантам не было равных. Глубокие раны начинают медленно затягиваться, доставляя очередную порцию болезненных ощущений, и брюнетка невольно жмется ближе к оборотню, словно ища в нем защиту от этой боли. Свечение исчезает, но она не разрывает поцелуй, лишь углубляя его и растягивая этот мучительно-сладкий момент. Наверное, со стороны эта картина выглядела поистине безумно: девчонка в разорванной одежде, вся в увечьях, испачкана в крови и парень в одних только джинсах, растрепанный и помятый. Все же, как хорошо, что ее родителей не оказалось дома.

+1

13

Корво не знал, что ему делать, когда эти ужасные зубы впивались в его нижнюю губу, а девчонка, будто наслаждалась вкусом его соленистой крови. Ее шипение и рычание больше не пугало его, юноша будто привык к нему, принял его и теперь воспринимал как нечто естественное. Волку было не впервой сталкиваться с чем-то, что имело звериное происхождение. Корв не замечал, как через поцелуй из него вытягивали смачную порцию жизненной энергии, посчитав, что резкое головокружение в голове возникло скорее от другого, он был влюблен в свою одноклассницу, пламенно и верно. Хейл давно попался в сети Деверо, стоило ей лишь взглянуть в его сторону и улыбнуться ему, и сколько бы сам волк не отрицал этих чувств и эмоций, что вызывала в нем Микка. Хейл еще ни разу не влюблялся в своей жизни.

В его жизни не было места девчонкам, пусть и порой к нему проявляли знаки внимания, но Хейл всегда был просто другом для всех, да и неповадно, такому как он, встречаться со смертными, земными девушками. Оборотень не был снобом и не страдал от предубеждений о том, кому и с кем нужно встречаться. Он боялся причинить вред человеку, а тем более заразить его оборотничеством. От слишком сильных чувств просыпался зверь и это было почти бесконтрольно. Но Микка была совершенно другой, он мог считать ее равной себе именно сейчас, когда девчонка металась по кровати. Она была не просто ведьмой, она похожа на него, по крайней мере, мальчишка сам на себя так смотрел и видел нечто похуже суровой действительности. Поэтому его не пугали устрашающие когти и зубы девчонки, а его волк впервые в жизни был солидарен со своим хозяином - Деверо подходящая для хищника пара.

Ее губы обволакивали его кровоточащие раны на нижней губе, но поцелуй не был нежным, скорее животным и жадным, как у настоящих взрослых. Ее язык проскальзывал прямиком к нему в рот, от чего становилось жарко, но не неловко. В данную минуту Хейл находился на грани между собой и волком, такое происходило впервые, частичная трансформация, его зубы превращались в клыки, а желтые глаза светились в полумраке, за окном так быстро темнело.

- Волк..хотел..- в его голосе ощущалась хрипотца, он честно свалил все на животное. Хейл не соврал, ведь именно так все и было, он бы никогда не позволил себе никого убить, но жажда крови его волчары была сильнее слабой человеческой половины, к тому же ему было всего лишь 17 лет, а для оборотничества это был катастрофический возраст.

Деверо прижималась своей грудью к его телу, к его обнаженному рельефному торсу и пылающей от жара и страсти коже, и гормоны начинали проявлять активность с пятикратной силой. Его когтистая рука легла на смуглую шею, а острые коготки прикасались к коже почти осторожно. Могло показаться, что школьник излучал собой какую-то энергию, буквально генерировал жизненную силу, отдавая ее неосознанно Микаэлле. Сейчас Корво не думал об этом, единственное что отвлекало его от мыслей о Микке это все те же мысли о ней, мальчишка ощутил облегчение, осознав, что сегодня никто не умрет.

Очень быстро юноша взял вверх над ослабшим телом Микки, свалив ее грубо на лопатки, перелезая через нее и восседая вновь на ее бедрах, теперь уже руками прижимая ее за плечи к подушкам. Сейчас на нее смотрел совершенно другой Корво, не человек. Выгибаясь в спине как кот, его кости начинали хрустеть и выламываться, в этот самый момент его ребристый позвоночник отчетливо выпирал из-под кожи, уродуя накаченную спину, глаза были уже не человеческими - волчьими. Его когтистые пальцы сжали сильнее хрупкие плечи девушки, он боролся с обращением как мог, мотнув резко головой и вздрогнув, Корво заглянул девочке в глаза, а его верхняя губа дрогнула, в этот самый момент можно было увидеть клыки.

- Ты будешь со мной встречаться, Деверо?

Отредактировано Corvo Hale (01-08-2019 20:17:47)

+1

14

То, что в эти самые минуты происходило в стенах просторной спальни, больше напоминало настоящее сумасшествие, чем что-то вполне себе нормальное и обыденное. Сдвинутая со своих мест мебель, разбросанные вещи, разбитые фотографии, разорванные простыни, на которых, к счастью, сразу не разглядеть кровавых разводов… И двое подростков, которые, как могло показаться на первый взгляд, вот-вот готовы растерзать друг друга. Мнимая борьба продолжалась недолго.  Вендиго был в разы яростнее и сильнее, но отчего-то принимал главенство волка. Хоть и не полностью, но подчинялся, превращаясь практически в ручного зверя. Успокаивался, позволяя брать над собой контроль. Впервые за три года Микаэлла могла полностью подчинить монстра своей воли. Безобразные клыки постепенно исчезли, а когти обратились тонкими изящными пальцами. Несколько сломанных ногтей завтра наверняка расстроят школьницу, но сейчас она даже внимания не обратила на столь незначительный изъян.  Будучи полностью поглощенной мальчишкой, ведьма напрочь позабыла, что вокруг них существует целый мир.

Ей не страшно больше, а боль глухими отголосками отдает лишь в тех местах, где еще раны не до конца затянулись. На плоском животе уже и следа не осталось от звериных когтей, изувеченные запястья и плечо выглядели куда лучше, чем всего час назад. Еще совсем немного и ее тело вновь станет таким же безупречным, как и до стычки с оборотнем. Все же, есть свои плюсы в том, что в тебе засел проклятый дух. Микки чувствует касание пальцев Хейла к своей шее и шумно выдыхает в его губы. Сейчас она вся походит на один сплошной оголенный нерв, отзывающийся на каждое прикосновение и каждый поцелуй юного волка.  И ни длинные когти, задевающие смуглую кожу, ни острые клыки, на которые она натыкалась языком, нисколько не волновали темноволосую. Его волк больше не жаждал ее крови. Это было понятно и безо всяких словесных подтверждений. А что до Корво… Микка могла поспорить на все, что угодно и окажется права: он чувствовал то же самое, что и она.

На мгновение теряется от столь резкого изменения положения и дергается, осознавая, что вновь оказывается в подчинении.  Предостерегающий рык не дает должного результата. Волк больше ее не опасается, не поджимает хвост, как это было в лесу, и вендиго нехотя признает очевидный факт: теперь ведет не она. Взгляд золотисто-карих глаз прикован к лицу мальчика, потерпевшего разительные изменения. Брюнетка пристально, словно завороженная, наблюдает за тем, как его монстр рвался наружу, но Хейл упорно не позволял этого сделать. Скидывая ладонь одноклассника со своего плеча, девушка протягивает руку, кончиками пальцев  дотрагиваясь до его груди и плавно рисуя невидимый узор, скользя вниз, по рельефу торса и до самого живота. Вопрос, нарушающий тишину, моментально долетает до сознания Микаэллы, заставляя удивленно вскидывать брови.

- Хейл, знаешь, это самая отвратительная попытка меня закадрить… - уголки ее губ трогает едва заметная ухмылка. Рука перемещается на спину мальчишки, изучая выпирающий позвоночник. Пожалуй, любую нормальную девочку подобное бы до чертиков напугало, но разве Микки можно назвать нормальной? Она – чудовище. А он… Такой же, но от рождения. У него не было выбора, а у нее же просто не хватило инстинкта самосохранения, дабы не соваться в лес в ту роковую ночь. Но, так или иначе, они идеально друг другу подходили. – Да… - почти шепотом, но так отчетливо, - Я буду твоей девушкой. – Ее ладонь поднимается выше, замирая на загривке парня. Брюнетка резко притягивает его к себе, порывисто целуя.  Близость с ним превращалась в настоящее наваждение, от которого уже никак не избавиться. Да и не хотелось. Царапает и без того опухшие губы о клыки оборотня, ранит язык, но даже этого не достаточно, чтобы остановиться.

Она не хочет говорить себе «стоп». Не желает прерывать поцелуй, что с каждой секундой становится все требовательней и настойчивее, подпитываясь разгорающейся страстью обоих подростков. Микки могла бы еще что-то сказать, добавить, как сильно он ей нравился, но слова сейчас бы лишними стали. Все и так более чем очевидно. Выгибаясь, девочка старается снова почувствовать жар его кожи, который буквально обжигал даже через ошметки ткани, прикрывающие ее тело. Стеснение растворяется в омуте желания. Она теряла голову, впервые идя на поводу у чувств, а не разума…

Отредактировано Michaela Deveraux (02-08-2019 00:46:41)

+1

15


Я продолжаюсь в тебе синими звёздами, синими-синими
Я начинаюсь в тебе, сильными-сильными...

Теперь Хейл чувствовал тоже самое, как и тогда, когда Микаэлла использовала на нем свои чары. Его чувства сейчас были совсем не такими сильными, ядреными, будто какая-то приправа. Его мозговая активность не отказывала, когда он ощущал ее запах, он мог совершенно ясно думать и рассуждать сейчас. Но весь остальной спектр эмоций возвращался на свои круги. Ее сладкий запах кружил оборотню голову, его чувствительный нюх улавливал нотки запаха ее кожи, ее духов и ее геля для душа, запах ее пота, который раскрывал на коже виток феромонов, который буквально сочился из юной девочки. Она была олицетворением самого идеала для юноши, которого не смущал дух внутри нее, скорее это было самым большим плюсом для них двоих.

Язык Микки немного смущал Корво, но не смущал его волка, удовлетворенного тем, что девчонка принимала его, пусть он и не трансформировался полностью, сейчас зверь и человек делили это тело на двоих и каждый мог думать исходя из собственных мотивов и желаний. Волка впервые в жизни кто-то принял, в отличие от Корво, от Микки веяло этим одобрением и звериное чутье лишь распалялось, как и страсть между их телами.

Ее касания буквально оставляли горящий след на его коже, который представлял собой ворох жгущих мурашек на теле, стоило только ее нежным пальцам дотрагиваться до него. За это приятное ощущение можно было многое отдать, да и к тому же оно успокаивало и волка и самого мальчишку. От чего ему было легче совладать с внутренним хищником и все благодаря Микаэлле.

И даже сейчас, когда он избавился от ее влияния на мозги, слово да действовало на него почти так же. Корво ощутил настоящую щенячью радость и сейчас бы даже хвостом смог повилять, если бы он отрос. У него не было шанса подумать или ляпнуть что-то, что все испортит, ведь Микка сама притянула его к себе, чтобы поцеловать. И у него не было даже шанса подумать о том, чтобы сейчас остановиться и покинуть спальню своей одноклассницы, которая пробуждала в нем совершенно не детские желания. Хейл продолжал рычать ей в губы, скалясь и впиваясь с жадным поцелуем, его клыки ранили ее губы, на своем языке, он ощущал капли соленой железной крови. И по сравнению со всем другим, это был сущий пустяк, ведь раны на ее теле затягивались так же быстро, как и на нем. Микка регенерировала и не хуже оборотня.

Сейчас Корво хотел лишь только одного, заполучить Микку и он не был каким-то другим исключением среди парней, которым было нужно только одно. Под веселым, добрым и дружелюбным Хейлом скрывалось нечто большее. Чудовище – опасное и ненасытное и теперь оно требовало в жертву Деверо. Разжав хрупкое запястье, когтистой рукой он поддевал остатки одежды на ее теле, разрывая одежду до конца и оголяя идеальное тело капитана черлидерш. И сейчас его горящие глаза желали лишь того, чтобы опуститься вниз и посмотреть на свою обнаженную одноклассницу, ведь Микка была влажной мечтой, пожалуй, пол школы, если не всей. Хейл откровенно начинал сходить с ума от взрыва гормонов по всему телу, сумасшедший выброс адреналина в кровь и возбуждение превращались в сладостное мучение, ведь Корво теперь хотел большего, это выражалось даже в том, как он целовал Деверо, жадно и требовательно и как его когтистая рука сжимала маленькую грудь. Волк же сейчас хотел, чтобы алгокинский дух вырвался на свободу и продемонстрировал себя, иного зверю не хотелось.

+1

16

« Он желал ее больше, чем очередную войну.
Она хотела его больше, чем право называться самой прекрасной. »

Как там многие считают? Черлидерши - стервозные, самовлюбленные сучки, побывавшие в постели у доброй половины школы. И не факт, что только мужской. Пустые, избалованные куклы, переживающие лишь о своем социальном статусе и о том, подходит ли цвет новой помады под их сумочку. Красивые куклы без души. Но, Микаэлла являлась полной противоположностью этому устоявшемуся образу. Правильная девочка, не испорченная, не лишенная той трепетной детской наивности и веры в чудеса. Родители с раннего детства держали ее в черте строгих рамок, пересекать которые было не позволено. Со стороны, конечно, и не скажешь, но юная Деверо слишком их разочаровать боялась. Примерная, идеальная дочь, расписывающая свою жизнь буквально по пунктам. А теперь... К черту все. Все предрассудки, порядки, правила. Ей так хотелось позволить себе гораздо больше, чем еще утром смогла бы допустить. Хотелось дать волю чувствам, затыкая глас разума одним коротким "хочу". А хотела Микка лишь одного...

Волк не пугал ее. Даже наоборот. Она готова была принимать его всего, вместе со звериной сущностью, неустанно рвущейся наружу. Клыки, острые когти, янтарно-желтые глаза: все это часть мальчишки, который сумел зацепить ее внимание еще в тот самый день, когда она переступила порог директорского кабинета, готовясь провести экскурсию для новенького ученика. Вот только... могла ли ведьма подумать, что все обернется именно таким исходом, да и еще в столь короткий временной промежуток. Но, к чему сейчас подобные размышления? Они ведь уже пришли к этому... К ее комнате, к широкой кровати, к цепким объятиям и горячим поцелуям. Этот парень действовал подобно сильному наркотику. Опьянял, словно самый дорогой алкоголь. И отказаться от него уже выше ее сил. А кровожадный дух впервые был готов разделить предпочтения своей носительницы.

Поддаваясь на провокации волка, вендиго отзывался приглушенным шипением, что срывалось с израненных губ брюнетки сквозь очередной поцелуй. Ее глаза темнели, то ли от пробуждения проклятой сущности, то ли от нарастающего желания, а тонкие пальцы вновь увенчались смертоносно-острыми когтями, что расцарапали спину юноши, даже того не заметив. Но, удивительней всего то, что в эти самые минуты Микаэлла могла полностью контролировать тварь, живущую в ее теле и прекрасно осознавать все происходящее. Потому, когда Корво избавил ее от остатков одежды, девочка невольно сжалась, попытавшись закрыться. Спрятаться от этого пристального взгляда желтых глаз. Никто и никогда еще не смотрел на нее так. Да, Микки никогда не была обделена вниманием со стороны одноклассников и других мальчишек из ее школы. За ней бегали хвостиком, подсовывали глупые записки, дарили подарки, звали на свидания, даже пару раз пытались брать наглостью. И это еще если не брать в расчет Райана, который буквально проходу ей не давал с тех самых пор, как они перешли в старшую школу. Но, никому из тих парней не сравниться с Хейлом. Никто из них не смотрел на нее с таким обожанием и преданностью. И сейчас дело было вовсе не в чарах вендиго, их действие ведь уже давно рассеялось...

Ей удается расслабиться, перестать зажиматься и полностью отдаться во власть переполняющих эмоций, когда горячие ладони оборотня заскользили по обнаженному телу, останавливаясь на груди. Неосознанно она выгибается, поддаваясь ближе, а из горла вырывается не то стон, не то рык. Вендиго был совсем не против того, если бы перед ним сейчас вновь появился волк. Он уже позабыл о том, что случилось в лесу. Позабыл, как хищник норовил разорвать его на части. Теперь ему хотелось подчиниться, даже если по сути своей он был сильнее молодого вервольфа. Это не имело значения. Впрочем, как и все остальное.

Микка шепчет что-то нечленораздельное и тянется за новым поцелуем, но, в последнюю секунду передумывает, касаясь губами обнаженного плеча мальчика, мягко скользнув языком по коже, что вмиг покрывается мурашками. И это нежное касание шло в разрез с тем, как сильно ее когти впивались в поясницу Корво. До ярко-алых следов. В нос вновь ударяет резкий запах свежей крови. Еще один сильный рывок и Хейл, в который раз, оказывается в роли проигравшего. На лопатках, а она садится сверху, удобно размещая стройные ноги по обе стороны от его бедер. Смущение как рукой снимает, когда темноволосая выпрямляется и замирает, позволяя однокласснику рассмотреть себя и словно дожидаясь завершающего вердикта...

Отредактировано Michaela Deveraux (11-08-2019 23:24:28)

0

17


Забудь о правилах.
Забудь о тех подробностях на сегодня.
Я хочу тебя.

В груди парня зарождалось двоякое чувство, которое сопровождалось нервным постукиванием в груди и стрекотанием. Обыкновенное человеческое сердце, готовое выпрыгнуть наружу. Каждый нерв и мускул на его теле отзывался на фантом прикосновений Деверо, которая была способна свести совсем юного и неопытного паренька с ума, заставить его позабыть обо всем и без какого-либо волшебства. Его дыхание сбивалось так часто, что порой в легких попросту не хватало воздуха, чтобы продолжать функционировать нормально, иногда он вообще забывал дышать от переизбытка эмоций, ведь все бывает в первый раз. В его желтых хищных глазах застывало отражение девушки ради которой глупый школьник был готов пойти на многое и пожертвовать тем малым, что у него было. Рядом с ней в нем зарождалось ощущение того, что он все может и все умеет на этом свете.

Два зверя, заключенных в телах угловатых и неумелых подростков, представляли собой настоящую опасность как для окружающих, так и для них самих, а еще они страдали от невыносимого физического притяжения к друг другу. Если в этом мире и существовала пара для такого как он, ею определенно была Микаэлла и это уже было официально зафиксировано.

Его глаза загорались в полумраке то ли от того, что волк вырывался наружу то ли от того, что сейчас он впервые в жизни смотрел на обнаженную девушку воплоти, а не с легких эротических изданий в его коллекции. Деверо была бесподобно хороша, особенно когда вытягивалась и выпрямлялась сидя сверху прямо на молодом волчонке от чего ему становилось поначалу неловко. Корво не мог отрицать и того, что это его до ужаса возбуждало о чем говорило его тело и растущее напряжение в области ширинки. Теперь его звериные инстинкты были намного слабее его человеческого начала, его желания никогда не отводить своего взгляда от Микаэллы. Сегодня он получил гораздо больше, чем получал когда-либо - целую девушку, да еще к тому же одержимую демоном.

Руки парня с осторожностью накрывали стройные бедра, а сам юнец не собирался оставаться на позиции проигравшего слишком долго, поэтому уже через секунду, его губы впились в губы Деверо, а язык проскальзывал прямо в рот. Вскоре сами прикосновения переставали быть робкими и нерешительными, приподняв Микку за бедра он повалил ее на кровать и прижался к ней собственным телом, заставляя раставить ноги шире. Корво был готов целовать свою первую и единственную до самого утра, добровольно отдавая очаровательному некроманту свою жизненную силу и минуты с секундами тех дней, которые ему уже было не суждено прожить.

И он больше не мог отрицать очевидного - он влюбился в свою одноклассницу и даже не заметил, когда это произошло. Сейчас уже Корво не думал ни о чем другом, все его мысли были заполнены только Микаэллой и маленькими картинками в голове, где она была обнажена. Поцелуи постепенно начинали перерастать в нечто большее, а между телами появлялось тактильное электрическое напряжение.

Отредактировано Corvo Hale (24-08-2019 22:55:25)

0

18

— Ты хочешь, чтобы я был первым?
— ... И последним.

Читая о чистой и взаимной любви в рыцарских романах, вроде "Айвенго" и "Тристана и Изольды", Микаэлла могла лишь представлять то, как это будет на самом деле, вне книжных страниц. У нее не было отношений от слова совсем. Вовсе не потому, что не нашлось желающих встречаться с юной черлидершей. Напротив, при необходимости потенциальные ухажеры бы в целую очередь выстроились или турнир устроили за ее сердце. Просто это было смертельно опасно... Не для Микки, конечно же, а для любого, кто решился бы с ней связаться. Именно поэтому девочка держала парней на расстоянии, опасаясь повторения истории с Диланом. Да, кажется, именно так звали того несчастного мальчика, решившего испытать удачу и прогуляться с хорошенькой девчонкой по лесу. Ей и по сей день сняться кошмары, связанные с той роковой ночью. Подруги не раз спрашивали, почему она так категорически настроена против тех же футболистов, каждый из которых мог бы составить идеальную партию для капитана группы поддержки. Деверо лишь отшучивалась и при возможности старалась избегать подобных расспросов. Правду она, увы, не могла рассказать.

Но, Корво был совершенно другой. Человек и зверь - как одно целое, нечто подобное ей самой. Жестокий, свирепый и, главное, способный дать достойный отпор даже кровожадному духу-людоеду. Да, он был слабее демона, засевшего в девочке, но, по неведомым причинам, вендиго признал его как равного и даже подчинился. Микаэлла больше не боялась того, что потеряв контроль, разорвет парня в клочья. Он сумеет ее обуздать, сможет сдержать духа, если тому вздумается снова проявлять свою сущность. Это ли не судьба? Или как там говорят, когда молодые парень и девушка находят друг друга и моментально осознают, что никто другой уже не нужен? Корво разжигал в ней новые, ранее не испытываемые, и необычайно сильные чувства.

Когда мальчишка вновь повалил ее на спину, в глубине золотисто-карих глаз, всего на секунду, отражается непонимание. Но, слишком быстро приходит четкое осознание очевидного: волк хочет вести. На рваном выдохе из легких выбивает весь воздух в момент, когда его губы в очередной раз находят ее собственные. Раскрытая ладонь Микки плавно движется по безупречному торсу оборотня, ощущая, как напрягаются его мышцы, стоит только тонким пальцам скользнуть ниже, задевая живот.

Она не перестает его целовать, жадно и несдержанно, даже когда воздуха начинает катастрофически не хватать. Всего один короткий вдох и язык Хейла вновь оказывается у нее во рту, словно там было его законное место. Рука девочки ложится поверх ширинки его джинсов и замирает в нерешительности. Но, спустя несколько секунд, все же цепляет замочек и одним резким движением расстегивает молнию. Ее волнение граничило со стремительно нарастающим возбуждением, скрывать которое уже было невозможно, ведь тело Микаэллы, отзываясь на каждое касание парня, обо всем открыто говорило за свою юную и совершенно неопытную хозяйку.

Сгибая ноги в коленях, брюнетка разводит их шире, позволяя оборотню оказаться еще ближе, если это вообще было возможно. Жар его тела опалял смуглую кожу, и низ живота ведьмы сводило почти что болезненным спазмом. Деверо хотела большего и готова была буквально умолять об этом. Еще никогда прежде она не была столь твердо уверена в том, что собиралась сделать. Ей хотелось, чтобы именно этот парень стал первым. И был рядом с ней сейчас, в эти самые секунды, завтра утром, на следующей неделе и... Навсегда.

Отредактировано Michaela Deveraux (25-08-2019 01:02:29)

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » not every lie for good.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC