РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » [AU] Руками не трогать


[AU] Руками не трогать

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s8.uploads.ru/DPU7e.gif http://sh.uploads.ru/wYDei.gif
http://sg.uploads.ru/SaVML.gif http://s3.uploads.ru/FUnbs.gif

Madison Lee, Corvo Bulstrode
05.06.2018, Ильверморни, лаборатория зельеваров


— Я спас тебе жизнь!
— Ты не спас мне жизнь, ты исковеркал мне смерть!

[nick]Madison Lee[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/6Bwyt.jpg[/icon][lz]<b>Madison Lee</b> полукровная волшебница, студентка 4 курса кафедры Алхимии,
надежда кафедры и заноза в заднице одного чистокровного британца[/lz][sign]//[/sign][status]люблю, но ненавижу[/status]

+1

2

С того дня, как Мэди пришло приглашение на конференцию она дико переживала. Она знала насколько важное исследование делает, и что это реальный научный прорыв. Девушка не боялась выступать перед людьми, она частенько это делала. Но она всегда переживала из-за одного вопроса.
«А как продвигается ваша работа сейчас?» Мда, сейчас ничего путного не получалось сказать. Последний месяц работа просто стояла на месте. Девушке удалось подобрать правильные температуры, чтобы добавить в сплав нужные свойства. Но добавить что-то еще или перевести сплав в твердое состояние совершенно не выходило. Мэди пробовала кучу разных методов. Но все тленно. Она копалась в личных дневниках Фламеля, искала хоть что-то, что могло ей помочь. Но пока она стояла на мертвой точке и это слишком ее бесило.

Девушка поправила свой белый халат с эмблемой факультета и перелистнула страницу старого фолианта. Ее профессор посоветовал обратить на него внимание. Эта была одна из работ исследователя, который пытался повторить разработку Фламеля еще в годы его жизни. От остальных похожих статей она отличалась тем, что у автора почти получилось повторить невероятное достижения самого великого алхимика.
«Я не буду собой, если не разберусь в чем тут дело. Нужно пересчитать расчеты. Возможно стабильное состояние перехода получится при высших температурах.» Мэдисон переделал хвостик, ведь уже слишком много белых прядей выбилось из него. Она на секунду остановилась, всматриваясь в свои локоны. Как давно она не видела их в реальном цвете. Чары идеально перекрашивали волосы. Девушка уже и забыла, как любила свой настоящий цвет. Она поправила прическу и преступила к расчетам. Казалось и правда при более высокой температуре у нее могло получиться поменять свойства.

Девушка перелила большую часть металлической смеси в небольшую колбу из особо стойкого вида стекла. Она частенько работала в инертной атмосфере, ведь компоненты воздуха частенько окисляли металлы, что приводило к ненужным параллельным реакциям. Мэди подсоединила колбу специальной переходной аппаратуре, которая должна была высасывать воздух из ее колбы. Несколько взмахов палочкой и все работало. Ли начала подогревать содержимое, медленно увеличивая температуру до задуманных 240 градусов по Цельсию. Пока девушке оставалось лишь ждать. Она отходит от рабочего места, еще раз проверяя свои записи. Внешний термометр показывает лишь половину нужной температуры через 10 минут. Мэдисон усиливает обогрев. Еще спустя маленький промежуток времени девушка взмахивает палочкой и произносит заклинание, чтобы удерживать температуру на одном месте. Она использует еще одно заклинание, сила которого должна была заключиться в металле после добавления одного компонента.

Мэди кладет палочку возле аппаратуры и поворачивается к другому столу в поисках нужного ингредиента. Она слышит какой-то звук, похожий на треск. Но не сразу понимает, что что-то не так. И лишь когда она оборачивается, то понимает, что все пошло наперекосяк. Время как будто останавливается на секунду. Логично было бы использовать защитное заклинание, но палочка была слишком далеко, а горящий металл уже разлетался во все стороны. В этот момент она почему-то была в полном ступоре и единственное, что ее волновало это сам сплав. На его создание девушка потратила пару недель и теперь, если его не спасти, то все исследование будет приостановлено еще на большее время.
- Твою мать, - единственно, что успела сказать девушка, краем глаза замечая открывающеюся дверь.

[nick]Madison Lee[/nick][status]люблю, но ненавижу[/status][icon]http://sd.uploads.ru/6Bwyt.jpg[/icon][sign]//[/sign][lz]<b>Madison Lee</b> полукровная волшебница, студентка 4 курса кафедры Алхимии,
надежда кафедры и заноза в заднице одного чистокровного британца[/lz]

+2

3

[icon]http://sh.uploads.ru/J8ubS.jpg[/icon][nick]Corvo Bulstrode[/nick][status]ползучий гад[/status][lz]Corvo Bulstrode, чистокровный волшебник, студент по обмену 4 курса кафедры Драконологии.[/lz]
Булстроуд многое обдумал, что в последнее время приключилось с ним. Конечно же, речь шла о его новоиспеченной сестре. Он часами сидел запертый в собственной комнате в своих тяжелых мыслях. Кажется, он переосмыслил вообще все на свете, свою жизнь целиком и полностью. Свое беззаботное детство, когда все было куда проще и понятнее чем в юности или во взрослом цикле его жизни. То на чем он рос, превратилось в одну большую ложь. Это были не обычные предубеждения и архаичные устои его семьи, его воспитывали на безумной преданности своей семье, своим родителям. На долге перед родственниками и обществом, в котором его родственники крутились. Преданность и верность пусть и специфическим взглядам его родителей дядей и тетушек, но ведь эти качества можно было считать за хорошие и положительные. Пусть он и яростно защищал чистокровных, гнобил всех остальных и в этом было что-то, что наполняло его и делало не бездушным и чопорным. Все что говорил ему отец, уча тому, что мужчина должен следовать интересам своей семьи и заботиться только о членах этой семьи и не о чем больше он думать не должен, имея возможность поступать подло по отношению к другим, но не подло к тем, кто награжден вашей общей кровью. И святые постулаты отца и нравоучения никак не сходились теперь уж с его мерзким поступком. Если бы молодой волшебник был способен на чистую и откровенную ненависть, он бы возненавидел отца, но его потуги, которыми назывались чувства, их тупо не хватало для истинной ненависти. Он был полон осуждения и непонимания, он не хотел принимать и понимать эту измену. Корво мог бы подобрать оправдания и оправдать своего отца, но не желал этого делать, просто бы не сумел на это пойти. Теперь уже было бесполезно в чем-либо винить мертвеца и раздумывать над его действиями и дальше. За эти дни Корво чуть не сошел с ума, бесконечная череда воспоминаний теперь уже приносящая неприятное послевкусие, он был столь беспомощным под грузом всего этого, что почти сломался.

К концу своих раздумий Булстроуд просто пришел к тому, что все что ему рассказывали это чистейшая истина, истина заключалась в том что чистокровные волшебники были на порядок выше остальных, но даже они совершали промахи и ошибки, а это можно было считать той дерьмовой стороной жизни. В свою же очередь Корво решил для себя что Мэдисон не виновата в грехах их общего отца, был бы он помоложе, вообще бы отрекся от Арчибальда, но общественное мнение их элитарного круга не позволяло ему позорить память семьи. Корво пытался воспринимать Мэдисон как-то иначе, если и не сестрой, то каким-то более менее сносным обстоятельством, возможно ему стоило бы и присмотреть за ней, ведь на какую-то часть она входила в читу Булстроудов. Каждый раз его сердце сжималось, когда он думал о Мэди, ему не хотелось принимать ее, но с другой стороны как бы он не противился, их связывала кровь, правда лишь наполовину. Чтобы понять все это и осознать окончательно, Корво решил навестить девушку, найти ее было проще простого, стоило только порасспрашивать зельеваров, где обитает великая и талантливая Мэдисон Ли.

Когда волшебник нашел лабораторию и открыл дверь, перед ним предстала наиинтереснейшая картина. Входить и видеть что-то удивительное входило потихоньку в привычку относительно обстоятельств их немногочисленных встреч. Булстроуд сработал согласно своим рефлексам и инстинктам, быстрая реакция была его драконологической привычкой. Волшебник трансгрессией преодолел то расстояние, что было между ними в комнате, и обхватил Мэдисон рукой за плечи, крепко прижав ее к себе и трансгрессируя вместе в коридор за дверь лабы, уберегая ее тем самым от небольшой химической катастрофы.

+2

4

Девочка просто закрыла глаза в надежде, что не помрет в этой чертовой лаборатории. Она почувствовала крепкие руки на своих плечах, и через пару секунд она уже стояла в коридоре. Наверное ей повезло, что Корво оказался в ее крыле. Хотя теперь, когда до блондинки дошло что на самом деле случилось, возникали вопросы. Какого хрена этот сноб вообще забыл в ее лаборатории? Ладно, ответ можно было узнать и позже. Девушка отступила на пару шагов, и повернулась к брату. - Спасибо, ты как никогда вовремя. Мэди было сложно признавать, что она теперь его должница. Черт, ей как будто наступили на горло. Чертова гордость. Но увы, она и правду облажалась. Девушка аккуратно открыла дверь и зашла в то, что осталось от ее лаборатории. Везде были куски сплава. Ли перепрыгивает несколько лужиц и оказывается возле стола, где лежала ее, чудом уцелевшая, палочка. Волшебница делает пару взмахов. Вначале магия приводит в порядок аппаратуру, а после собирает все частицы сплава. Теперь он никуда не годный и его можно просто выбросить. Мэдисон вздыхает и избавляется от него. Она достает блокнот с кармана и перечеркивает все последние заметки.

Теперь, когда лаборатория снова выглядит адекватно. Она садится за небольшой стол у окна, подзывая брата рукой. - Ты голоден? Я с собой притащила, наверное, слишком много. Девушка выкладывает на стол судок с лазаньей. Она приготовила ее сегодня утром, а магия держала ее в теплоте все это время. Мэди протянула парню еду и приборы, а сама с грустью уставилась на предмет своего исследования. Она снова достала блокнот со своими заметками. Теперь ей нужно было начать сначала. Работа над сплавом была не такая уж длинная, но все же неделю ей прийдется на это убить. Волшебница старалась не унывать, но все же была зла на себя из-за глупой ошибки. Она ведь прекрасно знала, что палочку всегда нужно держать при себе, ведь тогда можно остановить действие любого процесса. Ладно, что сделано, то сделано.

Мэди перевела взгляд на брата. Что же он все таки забыл здесь. Их последняя встреча не была особо приятной. Казалось бы у британца нет причин искать с ней встреч. Тем не менее Корво появился как нельзя вовремя.
- А зачем ты все таки пришел? Я думала, после нашего последнего разговора ты не захочешь меня видеть. Мэди казалось, что ее брат все же был не плохим парнем. Да, в нем была гора снобизма и нарциссизма, но девушке казалось, что такими становятся не от хорошей жизни. Возможно их отец не был таким, каким его запомнила маленькая двенадцатилетняя девочка. Интересно все же каким была жизнь ее брата. Может ей все таки повезло, что она не знала отца. Корво ведь отзывался плохо лишь о нем, не о матери. Семейные отношения все же слишком сложные, чтобы их понять. Особенно, когда речь идет о чужой семье.

[nick]Madison Lee[/nick][status]люблю, но ненавижу[/status][icon]http://sd.uploads.ru/6Bwyt.jpg[/icon][sign]//[/sign][lz]<b>Madison Lee</b> полукровная волшебница, студентка 4 курса кафедры Алхимии,
надежда кафедры и заноза в заднице одного чистокровного британца[/lz]

0


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » [AU] Руками не трогать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC