РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Летняя практика


Летняя практика

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sg.uploads.ru/B5DhJ.gif

Caroline Whateley and Corvo Hale
Июль, 2018 г., раннее утро, где-то уже в пути на фестиваль.


Некоторые детей рожают, другие их воспитывают, а кому-то приходится показывать им нечто новое и доселе неизведанное, например, что такое быть мальчиком на побегушках или каков виски на вкус.

+2

2

- Твой балласт, Уэйтли,- кивком головы мой (не)посредственный начальник кивает за дверь, где мелькает шевелюра очередного юного раба, что направлен в редакцию безжалостной машиной системы образования.

- Балласт это жопа твоей мамаши, йоу, - я не отхожу от кофе-машины в кабинете начальника ни на миллиметр. Нормальный кофе есть только здесь, так что стоит рискнуть, получив очередное поручение или травму. Краем глаза я замечаю, как шеф хватает со стола какой-то предмет. С явным бестактным намерением запустить его мне прямо в голову. Потрясающей работы винтажное мраморное пресс-папье пролетает мимо меня, ударяется о стену и падает на пол, пока я меланхолично потягиваю горький тягучий американо. За год моей работы у босса так и не выработался иммунитет к моим шуткам и это потрясающе. Всё как всегда. Следом за пресс-папье летит тонкая папка и ключи от служебной машины, эти предметы я успеваю поймать и отвесив легкий полупоклон выхожу из кабинета.

Всё как всегда. Редакция это сумасшедший дом, только тут нет врачей, лоботомии, решеток на окнах и запаса антидепрессантов и нейролептиков, приходится компенсировать нехватку данных вещей рабочими совещаниями, горящими дедлайнами и вечными пассивно-агрессивными диалогами, ах да еще есть мини-бар. Так и живем, совмещая в себе красоту печатного слова, журналистскую жажду правды и сенсации, плюс несколько кругов Ада из Данте.

- Привет,  я Кэролайн Уэйтли, можно просто Кэр, - мой «балласт» еще слишком молод и хорош для всего того дерьма, которое готовит ему практика в редакции. К примеру, Стэйтон заставляет школьников перебирать архивы в маленьком пыльном темном закутке, а Трейси ноет часами напролет о своих бывших, пока несчастные школьники делают вычитку из статей. Не сказать, чтобы моя компания была прямо самым лучшим на свете, но из двух зол, как известно, лучше выбрать ту, которая меньше.

- Приятно познакомиться Корво, - парнишка получает от меня одобряющую улыбку и легкое рукопожатие. И все современные дети такие высокие? Ладно, Кэролайн, ты отвлеклась от сути. Надо хотя бы сказать парню, чем мы будем заниматься, чтобы выяснить заранее укачивает ли его в машине или нет. И если укачивает – прекрасно, тачка-то служебная.

- Мы с тобой поедем в Салем, там будет проходить фестиваль посвященный медиевистике, так что если ты больше любишь «Звездные войны», тебе придется не демонстрировать свою джедайскую силу перед простыми крестьянами. Иначе, юный падаван, нас загребет инквизиция, - нет ничего предосудительного в том, чтобы пошутить. Просто, я слишком хорошо представляю, как неуютно на новом месте, когда тебе семнадцать, а вокруг кто-то бегает и орёт. Причем по большей части такими словами, которые не печатают в газетах. Парнишка располагает меня к себе – может быть чуть стеснительной улыбкой, или этой еще небольшой подростковой угловатостью. В общем, не производя впечатление торчка, который нюхает клей из пакета.

- Пошли, отсюда, малыш, - из душной редакции можно наконец-то выйти на улицу. Пока тут еще свежо и прохладно, и после шума внутри, тишина снаружи, изредка прерываемая пением птиц, кажется чем-то неземным. Пока ещё прохладно, но судя по солнцу, что уже поднялось над верхушками деревьев, днем будет пекло. Ненавижу сранную жару, будь она неладна.

- Нет, ну ты ж посмотри на этот выкидыш, - говорю я скорее самой себе, чем Корво. Служебное авто - это старенький форд цвета томатного соуса с боками поеденным ржавчиной и полуистертой наклейкой в виде логотипа газеты на дверце. Я пинаю колесо – на случай, если оно отвалится, то это не было бы для меня неожиданностью.

- Ладно, поехали, - внутри машины, как в доме у бабушки. Всё почти разваливается, но зато чисто, пахнет мылом и особо ненадеждные части приборной панели приклеены серебристым малярным скотчем. Ни о каком кондиционере в этой колымаге речи идти не может. Этой наказание за мои греховные шутки про мамку, не иначе. Но мальчишку-то за что мучить?

- Пристегнись, пожалуйста, и открой окно, иначе мы рискуем задохнуться еще до того, как выедем из города, - машина заводится не с первого раза. Двигатель пыхтит и кашляет, как старый умирающий туберкулёзник, но видимо из вредности, и чтобы доказать, что я еще ого-го, машина таки заводится.

- Посмотри в бардачке должны быть кассеты, поставь любую, - мне хочется верить, что Корво не наткнется на использованные презервативы, трусы или носки, или отрезанную руку в бардачке машины (а поверьте, там и не такое может быть). На наше счастье самым опасным там оказывается одинокая кассета с песнями Джони Кэша и несколько трупов насекомых.

Well, you wonder why I always dress in black,
Why you never see bright colors on my back

За окном мелькает городской массив, который быстро сменяется пасторальным пейзажем гладкого асфальта федеральной трассы с небольшим количеством смешанного леса по бокам. Дорога ведет нас в Салем. Солнце палит нещадно, воздух в салоне тягучий и плотный. Приходится надеть очки, чтобы меня не слепили лучи, хотя на лбу у меня уже выступила испарина. И только Кэш, который хрипит из динамика, кажется, чувствует себя просто прекрасно.

- Ты вообще впервые попал на школьную практику к нам в редакцию? – как только дорога становится монотонной, спрашиваю я. Чтобы не уснуть, да и так наверное, веселее что ли? Как же хочется пить черт возьми.

- Кстати, если Вотерсон, начнет орать, что ему нужны фотографии человека-паука, то не воспринимай его всерьёз, он просто идиот, который таким образом самоутверждается, - Филлу Вотерсону сорок, но если я мудак, то его в детстве уронили в котел с зельем, которое превращает человека в долбоёба эпического масштаба. Если бы не его способности, как дизайнера в типографии, он давно бы уже побирался на улицах.

- Не принимай его слова близко к сердцу, - хочется сказать еще что-то, но вместо этого я вижу, как из под капота машины тонкой струйкой поднимается дым. Слышится странный треск, который ни сулит ничего хорошего.

- Твою мать! – приходится резко затормозить, и съехать на обочину.

When the lights have lost their glow you're gonna cry, cry, cry

Да блять, тут горит машина, но сранный динамик работает исправно! Вот дрянь! С каждым гитарным аккордом дым становится всё гуще. Остановив машину, я жестом или каким-то междометием велю парнишке вылезти из салона, а сама поднимаю капот. От дыма на меня сперва находит приступ дикого кашля, сопровождающийся слезотечением и невнятными матюками:

- Да ты.. сучара… что же… блять… ты такое… ЧЕРТ! – помахав рукой перед собой я вижу, что дым рассеялся. И всё, дальше ошибка 404. Ну не разбираюсь я ни в устройстве двигателя внутреннего сгорания, ни в прочем дерьме из серии «как устроен этот сранный автомобиль». Поэтому могу лишь несколько секунд смотреть внутрь, как полный идиот. Вдруг от моего взгляда эта колымага пристыдится и перестанет вести себя, как мудло?

- Корво, ты хотя бы примерно знаешь, как это отродье сатаны должно работать? – в моем голосе звучит слабая надежда вперемешку с раздражением. Кэш продолжает петь песню своим тягучим голосом. До Салема еще час пути, а время неуклонно движется к полудню. Ближайший автосервис расположен в никогде. В блядской глуши, куда я сейчас долечу на тяге от своей злости от тупизны всей ситуации.

+1

3

В кругу семьи давно вставал вопрос о переезде в Аркхем и подсознательно, Корво уже был готов расстаться со старыми школьными приятелями и найти себе новых. Школа для него была не таким уж и родным местом, но летней практики нельзя было избежать ни в коем случае. Тут уж парень схитрил и выбрал себе местечко поближе к новому ореолу своего обитания.

«Хроники Аркхема» само название звучало для него очень солидно, парнишка никогда не думал о карьере журналиста или великого фотографа, который гоняется за фотками, чего-то эдакого сверхъестественного или сидит в кустах, выглядывая, когда какая-нибудь местная знаменитость засветит свое нижнее белье или начнет с кем-нибудь сосаться. Нет, он вообще понятия не имел, чем занимаются в этих самых хрониках, но, по крайней мере, такая практика была гораздо лучше продажи лимонада на улице за доллар и 20 центов (почти, что индивидуальное предпринимательство) или мытья посуды в захудалой забегаловке.

Именно вопрос практики стал принципиальным, для уже почти бывшего ученика, как хорошо, что никаких критериев к месту ее проведения у школы не было. Выклянчив подпись о разрешении на прохождение практики у взрослых, которые особо не вникали, куда и зачем их малой пойдет, буквально отдавая его в рабство издательства на летнее время, ведь, по сути, мало ли что ему там поручат. Корв спокойно купил билет на автобус, соврав опять же старшим зачем ему нужны деньги, в его природе не было тяги к вранью, но практика заставляла делать школьников грязные вещи. Ему было проще в тихушечку сделать то, что от него требовала школа, чем объяснять, что и почему и зачем оно нужно, ведь к его образовательным проблемам никто не относился по серьезке.

Сошедший с автобуса готовый на отчаянные вещи школьник с легкостью нашел здание издательства, спасибо гуглу. Внутри конечно было не все так радужно, как он себе нафантазировал, насмотревшись отборного американского кинематографа. Все было почти настолько же плохо, как вообще могло быть. Ему ничего не оставалось делать как вести себя тихонько, протягивая секретарше босса листочек с разрешением от родителей и справку из школы, миленько так улыбаясь и хлопая глазами. Далее его отвели к начальнику, который не постеснялся обозвать ни в чем неповинного юношу балластом, от чего Корв тяжело вздохнул и посмотрел в сторону Уэйтли, которая отпускала неприличные шуточки в сторону собственного начальства. Они были почти одного роста, волчонок, не стесняясь, принюхался, выглядело это со стороны достаточно забавно, будто он просто шмыгает носом и его тут вообще обидели, но это было не так. Неужели взрослая жизнь выглядит именно так? Какой отстой…

- Здравствуйте, я Корво Хейл, мне тоже очень приятно с вами познакомиться, мисс Уэйтли, - затараторил мальчишка, на его лице появилась сияющая улыбка, он с удовольствием жмет руку своему «Сэнсею» на летний период и плетется за ней следом как хвост, повторяя про себя ее имя, чтобы не забыть его. Здесь было слишком шумно и слишком неуютно, галдеж стоял страшный, поэтому, как только они вышли на улицу, он вздохнул с облегчением и потупил взгляд в сторону служебной машины.

Перед тем как он увидел нечто на четырех ржавых колесах, Кэролайн объяснила куда они поедут и звучало это просто настолько классно, что мальчишка ни разу не пожалел о том, что путем мелочного обмана вырвался на почти что свободу от глаз старших.
Кэр отреагировала не менее однозначно, а ее восклицание вызывало даже тихое хихиканье, к своему стыду, Корв считал эту тачку не такой уж плохой, он копался и не в таких ржавых автомобилях, свято считая, что любое корыто можно довести до ума.

- Могло быть и хуже, - оптимистично заявил паренек, усаживаясь на пассажирское сидение, просить порулить было еще рано, хотя он очень хотел заняться небольшим вымогательством, но стеснялся. Поджав губы он прошелся глазами по не слишком радужному салону, но сам факт того что здесь не выглядывала крыса из приборной панели и было вообще достаточно чисто, радовал просто страшно представить как. Он послушно пристегнулся и резво начал крутить ручку, открывая окно по максимуму.

- Да, сейчас, - с его лица не слезает дурацкая улыбка, пока он ищет кассеты в бардачке, чувствуя при этом легкий прилив эйфории. Вот он совершенно свободен от всех оков, сидит рядом с взрослой «коллегой», в их хоть и служебном, но собственном автомобиле, в данной ситуации даже этот «выкидыш» считался не много немало достойным автомобилем, осталось только вытащить сигаретку, надеть темные солнечные очки и представить себя героем кино. Но ни сигарет, ни очков у него не было, поэтому он просто положил руку на дверцу машины и с любопытством выглядывал в окно. Больше всего ему хотелось высунуть голову и насладиться потоком ветра в волосах, особенно в такую невыносимую жару, даже открытое окно не помогало нагретому уже на солнце салону. Джонни Кэш усиливал юношеские фантазии, а пальцы барабанили под музыку. Молчали они не долго, но парень не имел ничего против разговоров в дороге.

- Да, я впервые в редакции, раньше я проходил практику всегда в школе, ну знаете, уберись в классе и все такое, а что мы будем делать на этом фестивале? – конечно, он не мог отказать себе в удовольствии поинтересоваться, что ему поручат. Но в любом случае все что угодно было лучше, чем уборка класса.

- Обожаю человека-паука, я бы ради прикола притащил ему пару снимков, - Корво уже чувствовал себя в своей тарелке и совершенно не стеснялся Кэролайн. Которая пыталась подбодрить его, видимо ему еще придется вернуться в редакцию и фестиваль не займет слишком много времени, к сожалению.

Идиллию прерывает треск двигателя и дым, который становится все больше и чернее, если вообще черный цвет может становиться более черным, оказалось, может. Его нос уже чувствует резкий неприятный запах двигателя, Уэйтли начинает ругаться и он подмечает под себя, что она не любит когда все идет не по плану, возможно, он ошибался, но ведь никто не претендует на великого повелителя человеческой психологии. Школьник будто по команде вылезает из автомобиля и начинает озадаченно чесать затылок. Ища в голове варианты и изнемогая на солнце от жары.

- Знаю, давайте я посмотрю, - парень без всякого стеснения открывает капот, ставя его на упор и с деловитым видом пробегается взглядом по кошмару, творящемуся под капотом этой развалины. Двигатель буквально сочился от старого масла, ему суждено было испачкаться. Воняло просто отвратительно, для обоняния это было пыткой.

- Похоже масло не меняли с времен президентства Рейгана, прокладка так и течет, - паренек ныряет под капот почти целиком, он не был гениальным автомехаником, но достаточно неплохо разбирался в том как все должно быть устроено. Корв протянул свою руку к двигателю и тут же ее одернул, он был просто раскаленным, было удивительным лишь то, что они доехали так далеко.

- Охлаждение накрылось, я думаю, что дело в этом, в расширительном бачке протечка, а в багажнике есть что-нибудь? Поменять ее на обочине дороги будет проблемно, я просто обожгу себе руки, – юноша вытирает пот со лба самой чистой частью своей руки, а грязные ладони вытирает о свою майку, теперь он сам воняет маслом, но деваться было некуда.

- По-хорошему нам нужен автомеханик, поэтому мы застряли, стоит поймать попутку и доехать до заправки, может там есть автомеханик, или я могу дойти до заправки пешком, а вы посидите в машине, - в его голосе чувствовалась уверенность, как завещал мастер Йода "В битве сомнений не должно быть. Должна быть только вера. Вера в Силу. Положись на нее".

+1

4

Ублюдок, мать твою…

Моё гневное сообщение начальнику уже насчитывало несколько сотен символов. Нет, это каким же надо быть пидарасом, чтобы на мои вполне безобидные шутки подложить мне такую стальную свинью? Обличая свой гнев в текст, после, я не нажимаю кнопку отправить. Вот вернусь в редакцию, изящно открою дверь и откушу этому засранцу голову, или просто вынесу ему мозги, так что шутки про мать покажутся просто вишенкой на торте.

Из всех слов сказанных Корво, я понимаю одно – мы в том анатомическом образовании человеческого тела, куда ни проникает свет и надежда. Ах да, отсылка к президенту Рейгану мне нравится. Только я не хочу сидеть в машине и отправлять моего стажера черт знает куда. Глядя на его сахарное невинное лицо, наверняка все домохозяйки с материнским инстинктом и педофилы в радиусе ближайших десять километров тут же сбегутся, чтобы урвать от него кусочек. Ну как в финале «Парфюмера».

- Нет, Корво, мы черт знает где, и одного я тебя никуда не отправлю. По меньшей мере это будет безответственно с моей стороны, не подумай, я не считаю тебя беззащитным младенцем, но ближайшая заправка тут в лучшем случае в полсотне километров, и ты расплавишься по дороге, - чуть покачав головой, я взвешиваю наши дальнейшие варианты. Надев на мальчишку свои черные очки-авиаторы, мне приходится порыться в чертогах своей памяти, чтобы выудить оттуда идеальный план. И он рождается.

- Пойдем, поймаем попутку, я придумала, где нам раздобыть транспорт, взамен этой колымаге, - пока мы идем до дороги, приходится максимально сдержанно набрать сообщение, рассказав шефу о том, что выкидыш машины смертельно болен, и прикрепив карту с местоположением проблемной тачки, спокойно нажать «отправить». Теперь этог его головная боль, а не мои проблемы, пусть болит чужая царственная голова, я пока буду махать рукой проезжающим машинам. Обычно меня охотно подбирают, видимо мои щенячьи глазки никого не оставляют равнодушными, но сейчас прошло уже десять минут, которые приходится стоять под палящим солнцем, а на трассе пусто. Ни тебе большегрузных грузовиков, ни автобусов, ни даже какого-нибудь захудалого пикапа с близлежащих ферм. Взглянув на часы, из груди вырывается легкий усталый вздох. До самого фестиваля еще несколько часов, но мне хочется приехать туда пораньше, чтобы иметь возможность хотя бы осмотреться. Я начинаю хмурится и нервничать, когда мимо нас проезжает белый шевроле авео, и притормаживает на обочине. Я успеваю заметить на лобовом стекле распятие, а на бампере наклейку «Я люблю Иисуса», прежде чем направляюсь к машине, кивком головы приглашая с собой паренька Хэйла.

- Не подкинете нас до бара «Ночь»? – открыв переднюю дверцу машины я смотрю в упор на самого образцового пуританина из всех. Застёгнутая по самое горло рубашка, до хруста выглаженные брюки и блёклые серые глаза, которые смотрят на меня из-под стекол очков в прямоугольной оправе.

- Да, конечно, - немного подумав, мужчина кивает, и я с радостью и облегчением усаживаюсь на переднее сиденье. Корво же предстоит ютиться сзади в компании жены водителя – печальной блондинки с каре в сером платье, и мирно спящего на детском кресле малыша лет четырех с такими же белесыми волосами, как у матери. Зато внутри работает кондиционер.

- Большое вам спасибо, вы нас очень выручили, - благодарность получается даже искренней, только я вижу в зеркале заднего вида, как жена хмурится, видя что её самец улыбается мне в ответ. На заднем фоне тихо играют какие-то церковные песнопения, я напрягаюсь, ожидая подвоха. Возможно эта семейка из тех сектантов, которые стучат в дверь и спрашивают «Не хотите ли вы поговорить о Боге?», а может быть я слишком предвзята.

- Вам не кажется, что посещать бар утром в понедельник не лучший пример для вашего сына? – голос у этой блёклой блондинки был под стать ей самой, высокий и трескучий. Можно было бы начать с того, кто Корво не мой сын, но… У меня была идея получше, улыбнувшись мне пришлось повернуться к заднему сиденью телом, я чуть кивнула Хэйлу, а потом мягко и с полной уверенностью в голосе ответила:

- Ох, вы знаете, это так нелегко, у мальчика сегодня его первая в жизни оргия и это так волнительно, так что малышу следует принять на грудь перед этим важным делом, - я кладу свою руку на колено блондинке поверх ткани и чуть скольжу ладонью вверх, останавливая на середине бедра, - вы, как мать, должны меня понимать!

Закончив всё с невинной улыбкой, я убираю свою руку от красной, как рак блондинки и со спокойной умиротворенной миной на лице поворачиваюсь на своё место. Весь короткий остаток пути проходит в неловкой тишине. Когда мы останавливаемся возле бара, у меня хватает вежливости и наглости сказать.

- Большое вас спасибо, - уже открыв дверь и наполовину высунувшись из салона, я строго добавляю, - и ave satani!

С резким визгом автомобиль уносится прочь, а я наконец-то могу засмеяться. Видя как Корво тоже сдерживает смех, я легонько по-дружески хлопаю его по плечу. Для «Ночи» я регулярно пишу тексты для афиш или отзывы на тысяче сайтов, там есть кондиционер и хороший бар, а еще можно разжиться сэндвичами, но это даже не самое главное. Пока мы идем к входу есть время оправдаться. Я никогда не вожу стажеров в стрип-клубы, но сегодня пришлось.

- Слушай, Корво, тут такое дело, - чуть приобняв парня за плечи, я начинаю с напускной уверенностью, но сдуваюсь ко второй секунде и, отпустив мальчишку, строго смотрю ему в глаза и серьёзным тоном говорю, - Корво, у меня к тебе большая просьба не разливаться соловьем о том, где мы с тобой были, хорошо? И… Надеюсь ты ничего не имеешь против не слишком одетых женщин.

Усмехнувшись я толкаю дверь и мы входим внутрь. Тут прохладно, темно, а на сцене несколько девушек (Арлин, Кайли и Клэр) о чем-то весело щебечут, неприлично одетые по сравнению со своей рабочей униформой в короткие шорты и майки, зато на этих каблуках, от которых у меня голова кружится. Я машу им рукой, когда они замечают меня и улыбаюсь.

- Они не кусаются, если что, - видя какой ажиотаж вызвало появление тут Корво я не могу сдержать улыбку. Но мы тут вообще-то по делу, поэтому пройдя через весь зал к бару, который расположен справа от сцены я стучу по стойке раскрытой ладонью несколько раз и очень громко. Через пару минут слышится отборный мат, а потом появляется бармен по совместительству вышибала и хозяин этого заведения Джером Бёрдс, увидев меня вместе с мальчишкой, он закрывает рот, а его широкие брови с проседью поднимаются вверх, чтобы потом нахмуриться.

- Привет, Джером, - мою протянутую руку Бёрдс не пожимает, а легонько целует, из-за чего моя улыбка расцветает еще шире. Корво же достается суровое рукопожатие, но кажется по итогу Джером остается доволен, ведь уже хмурится меньше.

- Привет, Кэр, как тебя к нам занесло да еще с таким юнцом?

- Это долгая история, но если вкратце Корво - стажер, служебная машина сломалась, а мне позарез нужно на фестиваль в Салем, и собственно мне нужен твой мотоцикл буквально до этого вечера. Пожалуйста, - сложив ладони домиком, я неотрывно слежу за тем, как Джером протирает стакан и скептически смотрит на меня.

- Ты не умеешь водить мотоцикл, - Бёрд сказал, как отрезал.

- Но малыш умеет, и мы поедем в Салем не по трассе, а по проселочной дороге, так что на копов ни в коем случае не наткнемся, - быстро выкручиваюсь я, с надеждой в глазах продолжая пилить Джерома. Тот же смотрит на Корво и играет с тем в какие-то ментальные мужские игры. Через несколько секунд игры в гляделки, Бёрд моргает.

- Ладно, так и быть, - порывшись в карманах, Джером достает оттуда ключи и швыряет их на барную стойку, - сейчас принесу шлемы.

- И попить! – кричу я вслед, перегнувшись через стойку. Потирая руки от удовольствия, я киваю в сторону ключей и, посмотрев на Хэйла говорю:

- Держи ключи, и постарайся нас не угробить, Корво.

+1

5

- Но мне бы было совсем не трудно! – юноша был готов мельтешить и путаться у Кэр под ногами хоть весь день. Он действительно желал помочь, и ему бы не было трудно даже пройтись по изнуряющей жаре, в поисках автозаправки. И тут они с его сэнсеем-мастером разошлись чисто во мнениях, она не хотела отпускать от себя школьника, и он прекрасно понимал почему. Уэйтли как он полагал, конечно же, это было лично его мнение, была человеком ответственным и думала о чем-то кроме себя. Да и кто захочет получить себе кучу проблем за пропажу ребенка, ведь его родители могут и голову оторвать всей редакции. Конечно, вряд ли люди могли причинить ему вред, в данном случаем, это он представлял из себя опасность для окружающих, а точнее его  переменный успех с  контролем. Он мог доплестись до заправки и привести с собой помощь, таким образом, они бы добрались на служебном транспорте до фестиваля и вернули его обратно редакции, никаких проблем после. Но парнишка ничего поделать не мог, Уэйтли уже настроилась на иной выход из ситуации, а спорить со старшими это не вежливо.

Корво лишь угукнул и пошел за Кэролайн, пиная пустынные маленькие камушки под ногами и изнывая от долбанной жары, запах машинного масла засядет в ноздрях надолго может даже на целую неделю. Всегда когда щеночек залезал под капот и тем самым развлекал себя, как любой уважающий себя юноша, которому некуда деть свою энергию и любознательность, он страдал лишь от одной вещи – едкого запаха, проедающего твое чувствительное обоняние. Порой он ощущал каждую нотку всего, что его окружало, будь то другой человек или маленькая ромашка в поле. На дороге почти не было машин, неужели на фестиваль из Аркхема никто не едет?

И если бы на небесах кто-нибудь был, то у него отличное чувство юмора, потому что автомобиль, который соизволил притормозить на обочине и подкинуть застрявших здесь одного с половиной журналиста, был набит святошами. Кресты и распятия немного пугали Корво, он сел рядом с ребенком и женой водителя. И поездка бы прошла вполне себе тихо-мирно если бы женщина не начала осуждать выбор пункта назначения. Нет, он сам никогда и никого не осуждал, и такая черта в других людях его отталкивала совсем немного, но ничего с этим не поделаешь. Скучно попялиться в окно не получилось, потому что названная «мать» решила выдать такой перл, что тут даже сам юноша смутился.

Первая в жизни оргия? Не то смех не то грех, но лицо юноши горело от стыда, и ему было очень смешно, но смеяться было не слишком тактично. Хотя о каком такте вообще могла идти речь, когда рука Кэролайн накрыла коленку женщины, даже смотреть на такое было неловко. Волчонок вытаращил глаза и медленно повернулся обратно к окошку.

О-о-о-кеей. Протяжно так в своих мыслях подумал Корв и закрыл рот рукой, чтобы не засмеяться. Все остальное время они ехали в такой непринужденной неловкой тишине, разбавлять светскую беседу было нечем, поэтому юный падаван смиренно молчал, наслаждаясь таким благом цивилизации как кондиционер в комфортном авто. И вроде бы все вернулось в нормальное русло, даже блондиночка попрощалась с ними более чем нормально, но как говорится в народе нужно уметь оставлять после себя впечатление, а какое оно будет – не важно. Вот так под восхваление Сатаны и звук жженой резины, Корв не сдержался и начал хохотать. Аморальные шутки Кэр ему нравились, возможно, все дело было в том, что хорошие маленькие мальчики всегда тянулись к чему-то неправильному и предосудительному. Во всяком случае, список неугодных Господу развлечений продолжился пополняться уже в стриптиз баре. Корво мог ожидать, что в свой первый стриптиз бар его сводят братья или на худой конец Роуг, но Кэролайн обогнала всю стаю и дала почувствовать юнцу то самое опьяняющее чувство свободы и порока.

- Я никому не расскажу, мисс Уэйтли! – да он совершенно позабыл о том, как именно Кэр просила ее называть, но как тут не растеряться? Когда тебя обнимают и волокут к бару.

Днем в стриптиз барах было не так людно, зато даже в какой-то степени атмосферно. Без голых вьющихся вокруг шеста девиц начинаешь иначе смотреть на такие места, замечать недостатки помещения, то, как здесь пыльно и грязно и совсем не так грязно как по ночам – настоящая дыра.
Корво стеснялся танцовщиц и старался не смотреть на красоток, а от повышенного внимания к ним с Кэр, даже уши загорелись от стыда. Как же часто он его испытывал за сегодня. Хейл садится рядом за барную стойку, даже немного как-то нахохлившись и пытаясь вести себя ну прям так серьезно, что с ума можно сойти. Особенно когда появляется владелец этого места, по которому было видно, что мужик он матерый, поэтому и парнишка выкатил грудь колесом, а подбородок поднял, особенно когда пожимал ему руку, предварительно вытирая ее опять же о свою перепачканную футболку, которую придется, потом выбросить. Юнец пожимает ее достаточно крепко и уверенно, а после опускается обратно на барный стул.

- Приятно с вами познакомиться, - подобие баса у мальчишки в голосе, было следствием того, что между ним и Джеромом началась схватка. И если Корв проигрывал в брутальности достаточно основательно, то в гляделки играть он был мастером, а на фразу о вождении мотоцикла он дает согласие коротким кивком. В конце концов, Джером сдается и отдает им ключи.

- Я не буду надевать шлем, - юноша шепчет это Кэр и начинает проявлять свое упрямство. Он никогда его не надевал, кто он такой, чтобы гасить свою крутость и умелость вождения дурацким шлемом? Да и заживает на нем все как на собаке в буквальном смысле этого выражения. Юноша берет ключи и с энтузиазмом делает заявление.

- Оставь беспокойство в стенах этого бара, Кэр, -  вместо Кэр следовало бы сказать «детка», но в его 17 можно за это получить по шее, как же кардинально возраст меняет смысл этого слова.

Когда они вышли на парковку, Корво чуть ли не теряет дар речи, потому что перед ними припаркован громоздкий Харлей, все бы ничего, но такие мальчишка никогда не водил, но это не убавляло ему энтузиазма сесть за штурвал. Конечно он не хотел бы убить Кэр, ведь она точно не переживет ДТП на мотоцикле, поэтому когда Джером вынес шлемы и ушел обратно в бар, явно не желая смотреть как его крошку угоняет школьник и взбалмошная журналистка. Хейл так сурово поворачивает голову к Кэролайн и произносит.
- Но ты, шлем, надень обязательно.

+1

6

- Я не буду надевать шлем, - на упрямое завление мальчишки мне приходиться сдержаться, чтобы не закатить глаза. Вечно они так – я не буду есть брокколи, я не хочу делать уроки, я не считаю нужным посвящать тебя в свои планы и вообще отвали. Классика подросткового возраста, в общем. Я всё равно беру оба шлема, намереваясь чуть позже объяснить, для чего их носят, а пока я прыскаю в кулак, когда Хэйл с самым что ни наесть гордым видом ловеласа из старого вестерна предлагает мне не беспокоиться.

- О, как скажете, мистер Хэйл, сэр, - с переигранным подобострастием я крепко прижимаю один из шлемов к груди и усиленно киваю. Мотоцикл Бёрда громадный и тяжелый, распластался на парковке, как хищный зверь. За такую доброту мне придется пахать на Джерома Бёрда бесплатно, но это и называется «дружба», о которой пишут в книгах, а я так люблю подобные жесты.

- А теперь позвольте всё-таки привести вам парочку аргументов, согласно которым, вам ТОЖЕ следует надеть шлем, - второй шлем я быстро пихаю в руки Корво и коротко выдохнув, посмотрев парню в глаза, неторопливо и серьёзно говорю, - Корво, понимаешь дело тут в двух вещах во-первых, мне не хочется смотреть, как твои мозги разлетятся, как конфетти при внезапном столкновении, если оно всё-таки, не дай сатана, случится, а во-вторых…

Тут мне приходится на секунду замолчать, пристальным взглядом продолжая пилить мальчишку. Всё-таки он очень юный, глядя на его восторженный чуть померкший блеск в глазах, на линию нижней челюсти, где вместо темной щетины виден только мягкий пушок, на эти поджатые губы, которые выглядят так, будто бы во рту Хэйл держит лягушонка, можно с уверенностью сказать, что у него нет двух вещей – густого раскатистого баса в голосе и прав на вождение в принципе.

- Во-вторых, - добавляю я чуть мягче, потому что слишком долго строить серьёзного взрослого с Корво у меня не получается, - если на объездной трассе нам всё-таки попадется заблудившийся полицейский, отбившийся от стада, то ему нужно будет быть слепым, чтобы не заметить что тебе еще даже нет восемнадцати, но проблем, у тебя, конечно же, никаких не возникнет.

На секунду повисает неловкое молчание. Корво достаточно умный парень, чтобы понять, что следует в данной ветке квеста «вас поймал коп, но один из вас несовершеннолетний, поэтому отдуваться будет второй». Но, всё-таки видеть его расстроенное лицо – выше моих сил. Хочется уже поскорее убраться с этой нестерпимой жары, и не обидеть при этом парнишку.

- Давай договоримся о компромиссе, - положив руку на плечо парня и мягко его сжав говорю я, - хотя бы до старой дороги едешь со шлемом, а по ней можно и без него. Это как раз бОльшая часть пути до Салема.

Ох, мальчишки. Говорят, что с ними куда проще, чем с девочками. Это всё, конечно, полный бред. Никто в жизни не выпил столько моей крови и нервов, как младшие Артур и Дэвид, прятавшие свои шалости за самыми разневинными глазками на свете. И кажется, что Корво тоже в этом клубе. Но шлем он всё-таки берет и надевает, хотя я вижу, как он пытается скрыть тот факт, что дуется на меня. Ладно, об этом поговорим потом.

Мотоцикл резко двигается с места и уносится прочь от бара на приличной скорости. Ох, не так я себе представляла свой сегодняшний рабочий день. Вместо того, чтобы сейчас любоваться на рыцарские бои любителей переодеваться в средневековые доспехи, мне приходилось крепко держаться за сидящего впереди Хэйла. Такого понятия, как «неспешная и безопасная езда на мотоцикле» в его словаре точно не было, поэтому прижиматься к мальчишке приходилось крепко, но чисто инстинктивно. Мне бы не хотелось, чтобы на очередном повороте меня выбросило с сиденья и пришлось бы потом собирать свои обломки костей и конечностей. Присесть за совращение малолетних мне тоже не хочется, если вы не знали.

Пейзаж мелькает слишком быстро, резко свернув с основной трассы, дорога становится куда более убитой, но абсолютно безлюдной, по обе стороны от неё высится густой смешанный лес. Свернув на обочину Корво останавливает мотоцикл и с нескрываемой радостью снимает шлем, я делаю то же самое, пользуясь минутой передышки и позволяя легкому ветру охладить разгоряченное лицо. Мне бы стоит заикнуться о том, чтобы он вел мотоцикл помедленнее, или прочитать очередную нотацию о том, что стоит слушаться и не пытаться угробить взрослых. Но я так не делаю, вместо этого, когда я перехватываю взгляд мальчишки, я показываю ему язык.

- Поехали дальше, - мельком взглянув на часы, я остаюсь скорее довольна, времени в запасе еще предостаточно, а учитывая скорость, с которой мы мчимся к пункту назначения волноваться, точно не стоит. Правда, все эти прижимания отдаются во мне томительной неловкостью, а ведь мне уже давно больше восемнадцати лет.

Подъезжая к Салему, дорога становится куда веселее, напоминая какой-нибудь захудалый фильм ужасов. Волны кузнечиков и саранчи на небольших открытых участках дороги нещадно бьются о стекло шлема, и короткого прикосновения их лапок к коже меня всю передёргивает. Небо темнеет, наливаясь тяжелыми черно-синими тучами, откуда-то набегает холодный пронизывающий ветер – всё свидетельствует о том, что вот-вот начнется дождь. Но, как говорится, ехать назад уже точно поздно.

Фестиваль, который выбрал своим типичным местом проведения большое открытое поле в пригороде, наконец-то показался за поворотом. Ветер красиво развивается различные флаги и знамена, а куча людей бегает и суетиться, устанавливая небольшие лотки и палатки с различной нужной и не очень дребеденью. Большая парковка, заполненная современными машинами, мотоциклами и фургонами, изредка удивляет наличие лошадей всех расцветок и тонким звоном металла. Самое главное событие фестиваля – рыцарский турнир и соревнования по стрельбе из лука.

- Надеюсь, что дождь пройдет мимо, - мыслить вслух это одна из моих привычек. Быстро осмотревшись вокруг я подмечаю примерное направление, куда стоит двигаться, и достаю из кармана рюкзака небольшой ламинированный пропуск, на котором светится гордая надпись «газета «Хроники Аркхема» стажер» с подписью главного редактора и какой-то печатью. У меня есть более солидный квиток, но пользоваться им мне случалось не слишком часто.

- Держи, стажер, - торжественно протянув пропуск Корво, я негромко хлопаю в ладоши. Мне мой первый пропуск впихнули, послав… Нет, не на три буквы, а на срочный репортаж в Данвич, где судили серийного убийцу.

- Поздравляю тебя и желаю не слишком сильно лажать, вот впрочем, и всё, - оглядевшись по сторонам я замечаю, что большая часть торгашей уже расположились по местам, а следовательно через полчаса начнет прибывать основное количество народу и начнется основной движ.

- Если увидишь что-то интересное снимай фото или видео, можешь записать в письменном виде, смотря, что тебе больше нравится, за мной ходить необязательно, но если что на твоем пропуске сзади указан мой номер телефона. Всё понял? – не сомневаюсь, что парень уловил суть, но повторить вслух организационные моменты всё равно стоит. Темная туча, которая движется с запада медленно и угрожающе подползала к фестивалю.

- Если начнется гроза, то мероприятие быстро свернется, - с неудовольствием пришлось отметить очевидный факт, как бы в подтверждение тому резкий порыв ветра сорвал один из цветастых флагов, на котором был изображен профиль оскалившего зубы волка. Флаг пролетел через всю ярмарку, и взмыв высоко ввысь был унесен порывом ветра куда-то в  лес.

- Ладно, пора приниматься за работу, - покопавшись в рюкзаке я быстро достала оттуда видавший виды потрепанный блокнот и ручку, после тепло улыбнулась парнишке Хэйлу и быстрым шагом направилась к стрельбищам, где сейчас тренировались лучники. В голове уже параллельно продумывая на ходу начало статьи, я не беспокоилась, если Корво не последует за мной, хотя из всех стажеров он точно был одним из самых приятных.

+1

7

Первоначальное согласие на поездку без шлема оказалось сладким обманом. И сколько бы сарказма в словах Кэр не было, сначала он воспринял это как чистейшую монету, с гордостью в высоко приподнятом подбородке от того что отстоял свою позицию. Но рано было радоваться…

- А может не надо аргументы? – взмолился подросток, явно понимая, что от этого он никуда не денется даже на сумасшедшей жаре. Кэролайн была не из тех, кто готов оставлять что-то просто так и поэтому ему провели лекцию, но не обычную воспитательную, а скорее предложили пойти на сделку с настоящим дьяволом. Копы были слишком весомым доводом, хотя парнишка на своей недалекой родине успешно угонял от особо ответственных представителей закона на своем байке, сворачивая в сторонку густого леса, там уже копская тачка если и проедет, то поцелуется с какой-нибудь старой сосенкой. А полицейские на мотоциклах и вовсе не поедут трястись по кочкам за каким-то мальчишкой, который, скорее всего, убьется и вся проблема с нарушением популяции не одевающих шлемы решится сама собой.

- Ладно, компромисс это ведь тоже неплохо, - упрямый Хейл явно надул губы, даже несмотря на мягкое касание Кэр. Она явно пыталась подсластить горькую пилюлю благоразумия и наставить юношу на путь истинный, тоже сделав усилие над собой. Корво надевает шлем на свою голову и опускает стекло, убирая носком обуви подножку мотоцикла, от чего грузная машина металла попадает под власть физической мощи юнца. Оборотень даже подросток обладал богатырской силушкой и для него этот мотоцикл был как велосипед. Поэтому переживать по поводу того что они уронят транспорт Дейва или еще что-нибудь случится, потому что юнец не удержит эту махину, оставалось только самой Уэйтли.

Корво заводит мотоцикл и заставляет выхлоп выстрельнуть не хуже огнестрела и двигается с места, плавно выводя мотоцикл на дорогу, но при этом, не отказывая себе в том, чтобы набрать приличной скорости. Попутный ветер приятно раздувает мокрую от пота футболку, охлаждая и без того горячий торс молодого человека, который был и без того очень даже теплокровным. Кэролайн прижимается к его спине сзади, что вызывает у парня лишь коварную улыбку, он в свою очередь набирает еще большую скорость, чтобы заставить ее буквально вцепиться в него сзади, так он, конечно же, почти что мстил ей за шлем. Но с другой стороны он почти всегда водил как самоубийца и не стеснялся выжимать все лошадиные силы транспорта. По пути не было никаких полицейских и это огорчало, потому что, какого черта тогда пришлось надевать шлем. Юноша начинал злиться просто от подобной несправедливости, пытаясь успокоиться, и только большая скорость могла умерить молодой волчий пыл. Пару раз он свернул слишком резко на поворотах, задняя часть байка с заносом волоклась за остальным мотоциклом, поднималась жуткая пыль и грязь под задним колесом. Пыль, которая могла бы попасть в легкие Уэйтли и заставить ее закашлять.

И таковыми были их игры, она читала ему нотации, а он делал так, что Кэролайн приходилось немножечко страдать, но все это можно было свалить на его звериную натуру, которая была достаточно неприятной. Когда они выехали за дорогу, Корво резко нажал тормоз, и они встали как вкопанные на проселочной дороге.

Парнишка торжественно снял с себя шлем  и передал его Кэролайн, чтобы та закинула его на заднюю часть мотоцикла. Ей явно не понравилась их поездка, но девушка не стала ничего говорить, а просто показала ему язык, как маленькая девочка, на что Корво снисходительно улыбнулся и подмигнул ей. Давая понять, что все было более чем специально. Должен же он был отдать ей должок.

- Держись крепче, - юнец никак не унимался и чередовал газ с тормозом, заставляя мотоцикл поднимать клубы дыма на одном месте, мальчишке явно нравилось играться с новой игрушкой. Этот мотоцикл был более серьезным и солидным транспортом, а к тому же дорогим с первого взгляда. Стартанул с места он так же резко, как и в прошлый раз, набирая скорость по уже прямой неровной дороге, игнорируя кочки и ухабы, Корво был сосредоточен на дороге и уже ехал вперед, как привык, быстро и рискованно. Уже подъезжая к фестивалю, Корв наконец сбавил скорость и заехал на парковку так осторожно и умело, что его можно было обвинить в поиске острых ощущений, ведь водить нормально и спокойно он так же умел.

Они еле нашли пустое парковочное место, пришлось изрядно постараться, чтобы найти, куда прибиться. Заглушив двигатель, юноша слез с мотоцикла и помог слезть Кэролайн, подав руку. Эта поездка уже становилась очень интересной и наполненной маленьким  приключением. Хейл с радостью взял бейджик стажера и даже немного расстроился, когда его сэнсей дала ему полную свободу воли, ведь ему хотелось ходить за ней хвостом и впитывать как губка, все журналистские премудрости. Но поскольку у него был выбор, он решил проявить себя так словно он сильный и независимый стажер, надевая на шею бейджик.

- Встретимся у ринга через пол часа? – назвать ристалище рингом, было в его стиле, ведь, по сути он ничего не смыслил в рыцарях, а другого слова на ум не пришло. Вытаскивая из своего кармана телефон, Корво начал фотографировать все подряд, большая часть его снимков содержала в себе фестивальную еду, и он был счастлив, что захватил с собой еще деньжат. Поэтому за эти полчаса он сожрал примерно 15 хот-догов, 5 яблок в карамели и поучаствовал в битве поедания бургеров, где занял почетное первое место. Парень веселился на своем стажерстве как мог. И будучи даже немного ответственным, он не забыл фотографировать и людей в исторических костюмах и малые игрища, которые проходили на каждом шагу.
На место встречи Корво опоздал на десять минут, зато он был сытый и попивал лимонную газировочку из трубочки, подобравшись через толпу, он с легкостью нашел Кэролайн, ведь он запомнил ее запах, что было очень странным, ведь ему пришлось буквально вынюхивать ее из большого числа людей.

- Кэр, я сделал фотографии, а еще вот, - юноша показал Кэр свою ленту победителя, будто совершил настоящий подвиг, а не нормально так пожрал на конкурсе.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Летняя практика


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC