РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » ежели мало, то запретному соблазну сдайся


ежели мало, то запретному соблазну сдайся

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s8.uploads.ru/t/Q1r7x.jpg

Derek Sage &
Anthony Dankovsky

12.10.18, середина дня, Обкуренное Зеркальце "Smoked Mirror"


Начало истории о могучих магах и тех, кого они любили, получая в ответ лишь ненависть, пускай и с задержкой лет в десять-двадцать минимум.
Нет, Дерек и Антон тут не будут сношаться, и да, в названии небольшой кликбейт:3

+1

2

Ладно, Дерек любил заглядывать сюда.

Бар Антона был на отшибе города, потому пользовался специфичной славой, будучи самим по себе местом весьма злачным. Несмотря на устойчивые традиционные уклады и традиции Аркхема, здесь можно было встретить людей и не очень даже людей по теме.

Сейдж не считал себя геем. Что вы, как он, Дерек-дохулион-имен-Сейдж может быть геем? Конечно, нет.
Иначе бы это оставило нехилый след на репутации его семьи. Дерек же не его отпрыски, которые вообще сношаются со всеми, что движется, а что не движется, то двигают и все равно сношаются. Ну ладно, такое можно было сказать не обо всех его детях. Вернее, только об одном – Майкле-Михаиле. Иногда Сейдж даже спрашивал себя, а не унаследовал ли темперамент своего деда этот отпрыск? Впрочем, что там по генетике то говорят? Все передается через поколение, так что не стоило удивляться.

Удивляться стоило другому – Майкл не бывал в баре деда ни разу с открытия, но все равно умудрялся найти себе дружка на ночь. Правда, с таким же успехом он находил и подружку. Иногда сразу обоих. Видимо, все зависело от настроения.
Иногда он напоминал Дереку самого себя. В юности он тоже был разъебаем, в отличие от Десмонда, которого готовили в правители рода. Джейсон взращивался таким же. Но он был старшим. И это было его обязанностью.

Усмехнувшись своим мыслям, и то, с какой легкостью он сам когда-то клал огромный хер на свои же обязанности и с каким рвением погружал в них своего старшего сына, заставило его растянуть улыбку на широком лице.
Внутри ожидаемо играла тихая музыка, везде царил полумрак и ложный покой. Дерек знал, что почти за каждой занавеской резвились молодые и не очень ребята, желая получить толику свободы.

Наивные.

Проходя мимо зеркала, коих тут было немерено, Сейдж заметил, что его волосы немного сбились, потому поправив их, Дерек прошел дальше, слушая медленную мелодию, которая пробуждала в его еще далеко не старческом теле определенные желания. Но маг давно привык бороться с силой Антона – а это была именно его подавляющая аура, которую он сотворил при помощи того дурацкого идола в форме члена, который они уперли когда-то из-под носа тех проклятых сектантов.

- Хей, привет! – какой-то шкет нарисовался перед Дереком, дергая бедрами, будто бы его подключили к источнику тока, - не хочешь стать моим папочкой на эти сутки?
Сейдж усмехнулся – все же давненько он не слышал в свой адрес таких непристойных предложений. Благо, что он хоть был не в своем рабочем костюме, а в свитере и джинсах, иначе бы предложений было бы явно больше.

Он себе, разумеется, льстил.

- Найди себе папочку по размеру на свою попочку, а то, боюсь, порвешься, - оскалился маг, заставив парнишку вспыхнуть. Почти наверняка одного возраста с младшей дочерью. Интересно, Катарина в курсе, кто с ней учится. Однако память о дочке лишь подпортила момент триумфа, и мужчина отвернулся от кавалера, мигом потеряв весь интерес.
Его интересовали совсем другие вещи.

И ему требовалась помощь Данковского.

Русский нашелся в подсобке, пересчитывающий какие-то коробки. По сосредоточенному лицу и планшету с бумажкой было сразу понятно, что он чертовски занят, и что отвлекать его не стоит. Но Дерек бы не стал заваливаться в такую даль, чтобы просто поболтать, к тому же, Антон прекрасно знал – Сейдж никогда не приходит просто так.
Ущипнув того за выпяченную задницу, Дерек загоготал, когда маг подпрыгнул, громко ойкнув и схватившись за пострадавшее место.

- Тихо, тихо, не заставляй меня думать, что я собака! – продолжая смеяться, прогудел Сейдж, пожимая руку товарища, и прижимая того в дружеских объятиях.
- Не кипишуй, Антон. Я пришел по делу. Ты же знаешь, я всегда бываю только по делам, - Сейдж ухмыльнулся и подмигнул, на что получил лишь закатывающиеся глаза. Ну что же, значит можно приступать к делу.

- Смотри, что я нашел, - вынув из кармана коробочку, Дерек поднес ее к Антону и открыл. На дне лежал отрубленный человеческий палец, раскрашенный в ярко-желтый цвет. Данковский как-то сразу посерел, позеленел и вообще начал мерцать, как светофор. Дерек справедливо рассудил, что стоило сначала предупредить друга о находке.
- Извини. Нашел я это дерьмо у себя под дверью офиса. Как думаешь, что это может быть? И почему он такой желтый? – Антон едва открыл рот, чтобы что-то ответить, как со стороны зала донесся крик о помощи и маги, переглянувшись, выскочил на этот звук.

+1

3

Много-много времени назад (аж пятнадцать минут) в некотором царстве, содомском государстве, жил был царь, что правил этим последним оплотом низменного и искреннего. Звали его Антоном, недруги, коих и не осталось почти, величали гандоном, и жил себе царь-Антон, и в ус не дул, а усы у него ого-го были!
Ну, может, и не совсем ого-го, но условимся на том, что это сказка, и редкие лирические допущения возможны, хорошо?
В любом случае, царил Антон с утра, не ведая бед и забот. Лишь сидел, почти лаская свой большой и каменный идол. С учетом фаллообразной формы, можно сказать и открыто - “хуй”, но условимся на том, что это сказка, и своевременные эвфемизмы допустимы, ладно?
Нескоро сказка сказывается, да скоро дело делается - к концу недели кончили доблестные мужи и добрые молодцы, в царстве Антона гулявшие, последние запасы сыру и орехов. А сыр он любил, ой как любил! Почти как тягучий ликер, почти, как хороший табак, почти, как хорошо сбитое мужское тело, ценил царь хорошую головку нежного, мягкого, сливочного сыру. И нашли от отсутствия сыра на царя думы черные, злые - заподозрил тот, что воруют верные его слуги, и сам решил осмотреть казну свою, ища несостыковки. Пока не находил - но искренне старался, пока его не ущипнули за зад. На этом сказочная часть, в общем-то, и кончается. И начинается попытка зарядить наглому Джереми по голове. А это точно был Джереми. Больше некому. Только этот мелкий засранец склонен так делать. С тех пор, как Виктор пошёл учиться в Мискантоник и дистанциировался от отца, отвязный юнец, которого Антон упорно пытался переучить, немного заменил ему сына. И отчасти Антон ещё терпел его выходки. Пока что терпел.
Но сейчас, громко возмущающийся, потирающий довольно болезненно ущипленную ягодицу и почти замахнувшись на интервента своих тылов, Антон обнаруживает Сейджа.
- Vyebu prilyudno! - проворчал Данковский старому своему (ну ладно, старый было преувеличением, лучше сказать проверенному временем) соратнику. Само собой, на русском. Но, тем не менее, рукопожатие принял и даже продолжил, ненадолго прижавшись в теплых дружеских объятиях к рыжему. Даже по спине погладил. Легонько. Чтобы плохую репутацию для Дерека не плодить.
- По делу? - закатил глаза Данковский. - С твоими делами, batushka, в последний раз у меня кончились все запасы смазки. И я сейчас не утрирую, а констатирую факт, - отфырчался Антон. Не то, чтобы он был против… Но это иная история.
Долго, впрочем, занудствовать Данковский не смог, с интересом ожидая находки. Коробка… ментальный артефакт в подарок для Антона? Судя по габаритам коробчонки, крупная брошь. И это… Неправильный ответ!
Ох, как Антон хотел сейчас обрушить на Дерека все объемы своего нелитературного Великого и Могучего, да воспитание и ком в горле помешали. ПАЛЕЦ! Дерек, аки заправский маньяк, принёс часть человека, фривольно так принес, в его бар. В место, с, меж прочим, безупречной репутацией! В место, где даже для вич-инфицированных выделены отдельные глорихолы в туалете и есть свои “кабинки”, где за семь лет, несмотря на активные попытки вмешаться местных консерваторов и прочих существ без чувства вкуса (если чьи-то предпочтения не совпадали с таковыми Данковского, то у этого человека официально не было чувства вкуса. По мнению самого дворянина, конечно), не произошло ни одной драки и где клиенты сами не пристают к персоналу (который, не считая Антона, состоял из шести целых и шестидесяти шести сотых калек, меж прочем).
Словом, Укуренное Зеркало - более чем престижное для своего класса заведение, и таскать сюда чужие пальцы без руки с ними по меньшей мере неприлично, а по большей и грубо к владельцу. Впрочем, даже кисть без тела Антона бы в восторг не привела. Как и рука без тела. Как и тело без жизни. Как и тело без сознания. А вот тело, опутанное веревками или ремнями, с кляпом во рту и немалого размера пробкой в заднице, с повязкой на глазах и подписанным добровольным информированным согласием - сгодилось бы. Чай, гостей надо развлекать, а со времен хеллоуинской костюмированной вечеринки, почитай, половину месяца, особо яркого интерактива не было. Впрочем, это лирическое отступление от главного.
А главное было простым и понятным: Антону стало слишком мерзко. Нет, он не боялся и его не тошнило - чай, когда они вместе сражались с друзьями из ложи, один культист под влиянием Антона безо всякой доброй воли, желания или возможности сопротивляться начал жрать свое же мясо. Откусывая, отрывая пальцами, захлебываясь слезами, моля о пощаде, мужчина жевал и глотал куски своей ещё горячей плоти. У Дерека, меж прочим, на глазах. А Антон не просто при этом присутствовал - он ещё и в шутку, а может, и не слишком в шутку, напевал самосочиненную песенку, что поддерживала садистское заклинание. Пел Антон о пожирателе самых мерзких вещей на свете, которому слишком понравилась идея сожрать своё мясо. Бедолага-пытаемый подавился собственной же кишкой и задохнулся на смерть. Имела ли эта пытка практический смысл? Данковский хотел устрашить новых нападающих. В общем-то, это не помогло. Да, ради этого Антон высосал почти всю силу из идола, а члены Ложи всё намёк не поняли - но оно того стоило. Такое же сочное, кислое, ярко-желтое отчаяние, словно надкушенный лимончик, Антон в своей жизни более не пробовал. И едва ли попробует.
- Желтый указательный па…
Антон уже думал насчёт влияния Хастура, но нет. Тогда этот намек получил бы Данковский лично в руки. И письмо от слишком наглого шантажиста, который, в противовес первой жертве Антона, сделал бы что пореалистичней - например, заперся бы в горящем доме. К несчастью, продолжить Антон не смог - чертыхаясь, русский выбежал, едва не наступив каблуком туфель Дереку еа носок. Он бежал на шум, чтобы первым освидетельствовать любой ущерб - но его не оказалось. Не считая ущерба репутации, конечно - посреди зала лежал мужчина. Крепко сложенный. Нагой. Весь в слое желтой краски. Мертвый. Без пальца, и, кажется, члена. И с короной из картона на голове. Стоит признать: или убийца слишком бюджетен, или слишком изобретателен. А это именно убийца.
...Его Антон узнал сразу - это был один из его шести с половиной калек, взявший больничный охранник. Майлз. Узнал его Антон, что характерно, по родинке на бедре. И, смотря на зияющую красным дырку в паху, где должен быть член, Антон не паникует. Он молча крестится пару секунд, а после кричит поверх музыки, благо, люди, расслабленные мотивом, были послушны голосу Данковского, как цепные псы.
- ЗАТКНУЛИСЬ ВСЕ! РАЗОЙДИТЕСЬ ПО УГЛАМ И ЕБИТЕСЬ НА ЗДОРОВЬЕ! СОБЫТИЙ ПОСЛЕДНИХ ТРЁХ МИНУТ ДЛЯ ВАС БОЛЬШЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ! И НИКТО ИЗ ВАС НЕ ВЫЙДЕТ СЕГОДНЯ ИЗ БАРА БЕЗ МОЕГО РАЗРЕШЕНИЯ!
Антон молча хлопнул в ладоши, и мужчины все, поголовно, кроме Дерека, скрылись за черными шторами. Надо будет по настоящему обработать их чуть позже, но в качестве временной альтернативы сойдут и эти приказы. Да, Антон считал нормальным и ни капли не зазорным подавление клиентов - хотя бы на время таких чрезвычайных происшествий.
- Напоминает наши былые, верно? - менталист нервно хихикнул, смотря на Майлза. По крайней мере, этот лентяй не будет клянчить выходное пособие.

Отредактировано Anthony Dankovsky (27-11-2018 19:48:42)

+1

4

Дерек даже не сморщился. Ну, подумаешь, труп. Ну, подумаешь, без пальца и члена, хотя отсутствие последнего явно напрягало. Странным было вообще появление его прямо посреди зала, в самый разгар вечеринки. А вот действия Антона определенно вызвали в нем волну сопротивления – но скорее, магического характера. Дерек не любил, когда к нему применялась ментальная магия. Потому ощутив волну этой энергии, которая мигом прошлась по залу, маг тихо прошептал заговор на защиту от телепатических воздействий.

Старые привычки.

И пока Антон разгонял толпу, Сейдж начал думать, подойдя к телу, кто же он такой. По лицу, измазанному желтым, можно было догадаться, что это кто-то знакомый. Дерек никак не мог вспомнить, где же он видел его, пока подошедший следом Данковский не сказал, что это его работник. Сейдж качнул головой, вспомнив, где он встречал этого несчастного.
- Итак, что думаешь, дружище? Кто мог так подшутить над нами? – Дерек посмотрел на зятя с немым вопросом в глазах, словно ожидая, что ментальщик сразу же найдет ответы на все вопросы. Но тот лишь пожал плечами.

- Хм, давай думать. Тело окрашено в желтый, так? Так. На его голове корона, верно? Верно. Как думаешь, замешан ли тут хоть кто-то, служащий Королю-в-желтом? – упоминание Древнего бога отозвалось темным эхом в сознании мага, но тот отмахнулся от этого ощущения. Даже упоминание этого создания могло принести результаты, и не обязательно хорошие.

- Однако, кто из местных решится на такое преступление? Ковен чтит правила и казнит тех, кто связывается с Древними. Думаешь, среди магов завелся культист? – Дерек задавал вопросы, не отрывая изучающий взгляд от мертвеца. Разум уже начал решать разного рода задачи. Помимо вполне понятной загадки с внезапным мертвецом без члена были и чисто социальные. По типу, как объяснить семье погибшего, что же случилось с их сыном.
Представляя сопливые истерики и горестные рыдания, Дерек сморщился. Он не был чужд страданий чужих, но только если они длились буквально пару минут.

К тому же, придется привлекать полицию и все в таком духе, чего ни он, ни Данковский не желали.

- Антон, меня знаешь, что удивляет? Не то, что он тут оказался, а что он смог вообще тут оказаться. В смысле, если помнишь, мы ставили защиту от телепортации на это заведение. – Дерек провел над телом ладонью, шепча что-то на латинском и то приподнялось в воздух, став послушным движениям мага, - Его не могли принести сюда через дверь, верно? Тогда что же произошло? У тебя же есть камеры? Может, на них что-то есть?

Мысль была дельная, но для начала надо было унести тело прочь из зала, чем Сейдж и занялся, оставив друга для того, чтобы подчистить мысли посетителей. Сам он, маня тело за собой, увел его в кладовку, из которой они выскочили пятью минутами ранее. Там он бросил его, словно куль, на бетонный пол, потер лоб. Вот уж и правда загадочное убийство, блять.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » ежели мало, то запретному соблазну сдайся


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC