РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » я вас не звал


я вас не звал

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s5.uploads.ru/t/fTI6o.png

Cole C. Moore, Daniel Grizzels, Luka Gonzalez
10 oct, поздний вечер в лавке Коула


Хотите поговорить о спасителе нашем демоне желаний и губителе нашем иммигранте Гонсалесе?

Отредактировано Luka Gonzalez (24-11-2018 16:54:20)

+3

2

Ничто не предвещало беды. Утро у Коула выдалось на удивление замечательным - он спал до обеда. Самое лучшее утро, начиная с момента, когда ему пришлось переехать к черту на рога, точнее, ближе к окраине города, в спальный район. Коул терпеть не мог спальные районы: мало того, что там было удручающе скучно, так ещё и до баров добираться приходилось на общественном транспорте. А ездить на общественном транспорте Коул не любил. Он вообще много чего не любил, но его нельзя было винить в этом - жизнь в Аркхеме оставляла желать лучшего.

В общем, день был ничего себе такой. Коул выпил бокальчик вина с утра, съел несколько тостов и вышел на работу. Дэниэл в этот раз остался дома, пообещав зайти вечером, так что сил должно было хватить. Коул был доволен.

Клиентов сегодня было на удивление мало. Обычно к нему обожали заглядывать всякие школьники, прогуливающие уроки, и старики, любящие пристать к продавцу и начать рассказывать, как раньше жилось лучше. Морально Коул был готов гонять первых и игнорировать вторых, но в итоге это даже не понадобилось. То ли Берна достаточно сильно поогрызалась на две эти категории смертных, то ли они все просто срочно отправились куда-то далеко отсюда, но их не было. Один раз зашла какая-то дамочка с ребенком, но быстро вышла, встретившись взглядом с кошачьим черепом на полке.

В обед, который обычные люди назвали бы ужином, Коул выпил ещё вина, потому что бокальчик перед едой всегда полезен, заказал себе пиццу и окончательно расслабился, закинув ноги на стол. На улице уже стемнело, фонарь перед магазином загадочно мигал время от времени, а Мур подозвал к себе книгу по ритуальным жертвоприношениям, слишком ленясь встать со своего места и дойти до стеллажей, раскрыл ее на заложенном месте и продолжил чтение. Пустота внутри, образованная из-за дальнего расстояния от Дэниэла, потихоньку переставала беспокоить, что означало только одно: Гриззлс скоро будет тут. Впрочем, Коул не собирался как-то особенно готовиться к его приходу.

Последний кусок пиццы совсем остыл, но был всё ещё вкусным, когда Коул доел его, запив все тем же вином. Бутылка уже закончилась почти, но в подсобке было ещё несколько таких, так что волноваться было не о чем. Наплевав на правила пожарной безопасности, Коул закурил, не отвлекаясь от описания ритуального расчленения жертвы, стряхнул пепел немного мимо пепельницы, и улыбнулся: у них в семье привыкли класть руки на алтарь Древних в другом порядке, более эффективном. Ох уж эти посредственные писатели без доступа к тайнам чистокровных ведьменских семей!

+3

3

Последние десять минут Лука занимался тем, что рассказывал Дэниелу (мистер не-Гризли) о том, как его пытались наебать в очередной раз очень нехитрым, по факту, истинно женским способом, который с Лукой не работал по нескольким причинам сразу. Первое - залететь от него было в принципе невозможно. Второе - ему было бы насрать, даже если бы такое случилось. Большую часть этих десяти минут заняло очень водянистое вступление, немного отвелось времени и на пафосное описание причины всех бед и похождений с этой самой причиной по ближайшим толчкам и скрипучим диванам, а затем, наконец, Лука изволил приступить к сути.

- Короче, я такой ползу к ней домой, весь сочувствующий и готовый выслушать, надеясь на весомую похвалу, но чует моя жопа, а также многолетний опыт дает знать, что дело пахнет писюнами. И как пить дать - захожу, эта херня стоит в халате и соплях. Знаешь, вот умеют бабы плакать красиво? Ну вот, а она даже тушь намалевала, чтобы потекла эффектно. Стоит с этим своим тестом, как Гамильтон с конституцией, и провывает, значит - ой, Лукошко, я беременна, выходи за меня, хочу алименты. Ну или типа того.

Иногда у Диего складывалось ощущение, что Дэни его точно сожрет, при это причмокивая. А начнется всё с того, что он однажды прервет монолог Гонсалеса, вскинет голову и прововет в небо: "Меня твои истории доебали уже". И всё. И некому станет свои истории рассказывать. Это будет огромная потеря для всего человечества.

Чупакабречества?

- Про то, что я бесплодный, она не поверила, ну да оно и правда, только и с ней детишек у меня не выйдет. Знаешь, обычно в такой ситуации я зову Лидию с её детьми, они кидаются мне на шею с завываниями. Папочка, не уходи, не бросай нас с мамой! А пару раз я позвал Матео, мол, извини, дорогая, я нашел себя, я - пидорас.

В руках у Гонсалеса гремит клетка с шиншиллами, которые уже сдались и смирились со своей участью. Хотя более вероятно, что они просто были тупыми - Лука потряс их, отвлекаясь от повествования, и задним ходом попытался открыть дверь лавки, куда Дэни его неблагоразумно завел. Голос у мелкого наркобарыги был громкий, не ораторский, но концовкой рассказа смогли насладиться все присутствующие за дверью. Луку это не особо волновало - он действительно считал себя крутым, интересным рассказчиком, которого хотелось слушать вечно.

- Но тут вышло круче. Дело в том, что у неё был немного нездоровый друг, если ты понимаешь, о чем я, - Гонсалес грохнул клетку прямо на пол лавки, шиншиллы закопошились и начали прыгать друг другу на морды, имитируя падение Помпеи, - Врачи, короче, не советуют с ним ебаться без резинки. Я покивал головой, пообещал вечной любви, а на следующий вечер она заходит в свою комнату - а там мы. Вышло не просто "дорогая, я пидорас", вышло - "дорогая, я теперь спидозный пидорас". Слышал бы ты её ор. Она побежала проверяться сама со скоростью сверхновой!

Остановить Луку могло немногое, и он уже открыл рот, чтобы продолжить описывать последущую неделю насилия над своим мозгом, но тут захлопнул пасть обратно, заприметив рыжего ангела господня за прилавком.

О, это было просто нечто. Он напомнил ему Сашу - русскую проститутку, с которой они играли в шахматы и ели бутерброды с ветчиной. Хорошая девушка.

- Серьезно? Моя убогая черная детка, у тебя же настоящий куш, - присвистнул не очень тактичный Диего, заприметив на тонком пальце кольцо, идентичное безделушке Дэниела, - Как тебе свезло распустить свои тентакли до этих веснушек?

Для вида он понизил голос, чтобы не выглядеть совсем засранцем, но это было чисто формальностью, так что Коул мог оценить все эпитеты по достоинству. Впрочем, даже эта магическая тощая палка едва ли способна устоять перед обоянием и обонянием настоящей чупакабры. Никто не устоит.

- Приве-е-ет, - сладко протянул гласные Диего, стукаясь локтями о стойку и наклонясь к Муру неприлично близко, - Я друг твоего парня. Знаешь, если бы у Афродиты были жрецы, то ты не был бы жрецом - ты, скорее, был бы самой Афродитой. С сюрпризом под туникой.

И он подмигнул. В пустой голове Луки крутилась всего одна фраза.

"Господи, какой же я охуенный"
.

+4

4

Иногда Лука был славным малым, делающим любой день чуточку светлее (что хорошо) и малость безумнее (уже не очень). А иногда он был настоящим засранцем, который ставил Дэниэла в неудобное положение.

Когда Дэниэл принял решение забросить Боните пару птичек в красивой клетке, он подозревал, что Лука может быть дома. Лука мог и не быть — он вечно шлялся где ни попадя, и шансы встретить его на самом деле были весьма и весьма низкими. Но обычной рабочей средой, в которую Дэнни взял отгул, чтобы спокойно позаниматься домашними делами и съездить к Боните, ему выпал совершенно другой жребий. Луку он встретил.

- Слушай, давай только без сюрпризов и этих твоих шуточек? Коул серьезный человек, уважаемый маг, так что не думаю, что ему будет...- «приятно слушать твои шуточки, Лука, господи, ты можешь хотя бы одну фразу дослушать до конца?!». Иногда Дэнни казалось, что ему нужно, как собаке, давать команды максимально короткие. И подкреплять вкусняшками. Перед глазами всплыла милая подросшая Бонита. Может, все же стоило взять ее к себе жить, и...

Они приблизились к лавке Коула уже ближе к вечеру. Дэниэл чувствовал удовлетворение от проделанной за день работы и мерно кивал Луке, слушая его вполуха. Луку частенько пытались окрутить или как-то еще обмануть. Он даже помнит какого-то парнишку, который прибился к дому Дэнни и жил на его крыльце три дня, пытаясь заставить его поговорить с Лукой, чтобы тот остепенился. И еще одного, который тоже утверждал, что забеременел. Только сейчас Дэнни подумал о том, что хочет посоветовать Луке жениться уже наконец. Тот, конечно, откажется. Но предложить он все равно хотел. В двух домах от Гриззлсов, например, жила отличная девушка. Кажется, она жила со своей сестричкой или подругой... Подождите-ка!

Лука открыл дверь, и Дэниэл взмолился бы, если бы верил в бога. Увы, Лука был быстрее всяких молитв, и затараторил какую-то ерунду. Дэнни устало закатил глаза и виновато улыбнулся Коулу.

- Привет. Я встретил приятеля по дороге. Не слушай его, он такую чушь всем без разбору лепит. То есть, я не имел ввиду...- Дэнни осекся и на автомате схватил Луку за шиворот, ставя его нормально. - Ты красивый. Особенно сегодня. В смысле ты просто хороший парень, но не слушай его, он идиот. Это Лука. Лука, это Коул. Держи руки при себе.

Кажется пронесло. Дэниэл вдохнул поглубже и огляделся. Есть ли тут специальная мазь от шила в заднице? Пригодилась бы.

- Как сегодня продажи? - Дэнни улыбнулся, приметив коробку от пиццы, и перестал улыбаться, когда заметил сигарету. Тут же нельзя курить, а как же пожарная безопа...

+4

5

Было всего две вещи, которые терпеть не мог Коул больше всего на свете и это даже были не его горе-родители, упустившие момент в его воспитании, когда можно было привить ребенку уважение к старшим. Нет, это были бессмысленная болтовня и изюм. И если последнее можно было ещё кое-как избежать путем забастовок и игнорирования сушёного винограда, то с первым дела обстояли куда хуже. Бессмысленная болтовня была всюду, куда бы Коул не пошел. Мать на кухне вела беседы с отцом, который явно не желал меняться в угоду супруге (значит, разговор с ним был абсолютно точно бессмысленным), мужчина в супермаркете болтал о опасности бобов, дети обсуждали какой-то тупой скандал с танцами из фортнайт... Коул старался абстрагироваться от внешних раздражителей как мог, но ничего не выходило. Раздражители находили его сами. Прямо как сейчас.

Сначала Коул ощутил облегчение от того, Дэниэл был близко. Магия вернулась на свое законное место, Мур перестал ощущать себя пятидесятилетним дедом, у которого слишком мало сил, чтобы жить и слишком мало упертости, чтобы умереть, расправил плечи и чуть расслабился. А потом в лавку ворвался кто-то настолько невоспитанный, что драгоценную мамулю Коула удар бы хватил. Впрочем, как и самого Коула, будь он менее стрессоустойчив.

Подняв взгляд от книги у себя на коленях, Коул смерил говорливого незнакомца ледяным взглядом, понаблюдал за ним и понял, что неимоверно сильно хочет наколдовать ему моллюска вместо языка, как в детстве. Самая главная проблема заключалась в том, что Коул давно уже вырос из детских забав, а потому делать такое было как-то... несолидно.

Говорливая проблема, тем временем, внаглую влипла в прилавок и начала нести ещё более глупую чушь. Коул медленно закрыл книгу, сделал затяжку и выдохнул дым прямо в лицо незнакомца.

- Будь я из Пантеона, я бы первым же делом отрубил тебе язык, парень, чтобы ты больше никогда в жизни не смог так отвратительно подкатывать, - договорив, Коул холодно улыбнулся. Уголки его губ подрагивали, словно он держал улыбку через силу. В принципе, так оно и было.

Шиншиллы в клетке закопошились, привлекая внимание к себе. Коул посмотрел на них, стоящих прямо посреди прохода, потом на незнакомца, а потом на Дэнни очень-очень недовольно. Наверное, Гриззлсу стоило бежать отсюда прямо сейчас, но он был бравым парнем, который был готов стерпеть все, что угодно. Зря.

- Это что такое? - с неявной угрозой в голосе спросил Коул непонятно про что именно. Дэниэл явно подумал, что про этого самого Луку, поэтому представил его. И не забыл добавить немного от себя.

- Очень плохие подкаты передаются воздушно-капельным путем или он тебя покусал, Дэниэл? - почти невинно спросил Коул, поглаживая кончиками пальцев обложку книги, выполненную наверняка из человеческой кожи. Любят же некоторые авторы эпатировать своих читателей!

На вопрос про продажи Мур лишь вскинул бровь и долго посмотрел на Дэниэла. Выразительно и с чувством.

- Ты, - Коул стряхнул пепел в стоящую на столе пепельницу и уставился светлыми глазами на Луку, не моргая, - Хватаешь своих крыс и проваливаешь отсюда. А ты, - Мур перевел взгляд на мнущегося Дэниэла, - остаёшься. Нас ждёт разговор.

Отредактировано Cole C. Moore (21-12-2018 05:25:25)

+3

6

Лука, конечно, был в курсе о том, что его подкаты плохи - и только потому их использовал. Он никогда не ставил своей целью специально западать в душу и искать ниточки к сердцу. Он просто предлагал, открываясь всем на своем пути - и тем, кто готова был взять, и тем, кто отфыркивался. Это работало с переменной частотой. Не все любят тонкости и эвфемизмы. И эти холодно-натянутые улыбки его мало трогают, дробятся о стенку всяческой блестящей фальши, которая у Луки есть. Он в ответ улыбается широко, обнажая короткий клык, и даже подмигивает, пусть Коула не тронет столь дружелюбный жест. По привычке. Образ жизни такой. Купол.

А Коул наверняка из пылких однолюбов, которые говнятся на весь свет, пока не приласкаешь за ушком ласковой рукой. Тогда он тоже пошипит и поговнится, но нехотя, и затем (если повезет) умостится на коленках с достоинством, присущим всем этим пиздюковым котам, которые даже в лоток срут так, будто одолжение делают. Он тебе так нравится, этот кот, особенно когда позволяет полобызать пушистое пузико, но один неподобающий взгляд и невинное дерганье за ушко - и лотком станет твоя кровать. А захочешь предъявить что-то, отругать, дать тапком по хвосту - и эта тварь сбежит, а ты еще будешь виноват. Бегать ещё по улицам в соплях, умоляя Рыжика вернутся домой, и прижмешь потом груди с такой любовью и обожанием, что вредная бестолочь недовольно заворчит от такого напора.

Диего подумывал сказать ещё что-нибудь важное, но отвлекся на бурчание в своем животе и тяжело завздыхал. Зря он, в самом деле, стал думать о кошках - ещё непонятно, когда он доберется домой со всей захваченной пушистой братией и сможет поесть, неэлегантно хлюпая текучей кровью и вылизывая потом пальцы.

Не при Дэнни же жрать шиншилл. Это было бы сравнимо с убийством щенка на глазах пятилетней девочки. Бедный, бедный Дэнни! Столь нежный ребенок, полный трепета, с таким непростым бременем. Ему совсем не шло быть кем-то голодным, пустобрюхим и злым - Дэнни ведь был такой плотненький, лучезарный парнишка. Знаете, те самые ребята, которые обычно пекут кексы для своих друзей и в процессе размазывают глазурь по всей кухне. Было затруднительно представить его в вендиго-антураже, с запахом сырого мяса на руках и гуляющим взглядом.

- Это не крысы, булочка. Шиншиллы, - он развернулся на пятках в сторону клетки, спиной к магу, и показал Гриззлсу два больших пальца в знак одобрения. Коул не был лучшим выбором - рыжий, шпала и маг. Но и не был худшим. Он заслуживал по крайней мере шестерки или семерки из десяти баллов, и это уже было гораздо лучше, чем какая-нибудь подзаборная Марина с пятью детьми.

Гонсалес в некотором роде был большой романтик - это не касалось его самого, но касалось других. Из-за него было сыграно по крайней мере три свадьбы и рождено более шести ублюдков, и даже просто намечать шансы ему нравилось. Как паззлы подбирать. Исключать недостатки достатками, возможностью совместного существования. Вот Лука с этой рыжей, льдистой цаплей едва ли смог бы жить в общаге мирно, но Дэнни был достаточно мягкий и комфортный. Его выживаемость повышалась примерно до восьмидесяти процентов. Это много!

Еще нужно было это обдумать и прикинуть вероятности.

- Строптивый. И никакого гостеприимства, - буркнул оборотень куда-то в сторону Дэнни, доставая из клетки шиншиллу. Он собирался побыть подольше со своим шоколадным товарищем, но Луке было не привыкать к резкому изменению планов. Это не значит, что он не злился - просто относился ко всякому недружелюбному поведению довольно спокойно. Всякое бывает. Жизнь переменчива.

В смысле, мистер Мур вообще не выглядел как человек, способный сейчас пойти на компромисс - так что оставалось лишь подчиниться его железной воле.

Диего несколько печально вздохнул, поглаживая большим пальцем грызуна между ушек. Опять он проиграл эту беспощадную войну внимания, и не ему достанется очаровательный Дэнни с его очаровательными оговорочками по Фрейду. Могло быть и хуже. По крайней мере, у Эсперансо было немного времени на осмотр городской достопримечательности. Магический минимаркет шерпотреба.

- Только ты меня любишь, - мурлыкнул он мягкому комку в своих ладошках, - Ненадолго, правда.

Зверек глянул на него будто бы с некоторым подозрением, но наверняка не понял всей щекотливости своего положения. Диего пробежал пальцами по каким-то кольцам, браслетам, думая, можно ли примерить их на зверька с таким дивным милым носиком. Надписи он игнорировал не специально - просто не читал, пробегая мимо глазами. Щелкнула крышка какой-то шкатулки, обитой бархатом, и он аккуратно посадил шиншиллу туда, как в очень красивую тарелку кладут запеченную индейку.

Возникла идея подарить это существо добросердечному вендиго. Лука никакой жалости к животным в принципе не испытывал, не та природа у него была, но любил порой радовать друзей мелочами. Дэнни, вроде как, был падок на всякое беззащитное - от зверей до детей.

Интересно, насколько беззащитным в его глазах выглядит Коул? В смысле, у Коула глаза такие, зверские, чупакабру в рот не клади. Но должен же был Дэнни найти в нем что-нибудь милое и запасть, да?

- Может он над мультиками плачет?

Шиншилла в ответ на заданный ей вопрос промолчала.

Грубо.

+3


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » я вас не звал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC