РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » I'll hunt you down and gut you like a fish


I'll hunt you down and gut you like a fish

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/5hGifF2.gif

Lora Hale & Victor Rose
19.12.2018, вечер, окрестности Аркхема


Какой-то непонятный оборотень повадился творить непотребства на нашей территории. Мы не знаем кто он и зачем пришел, но мы его не звали, он нам не нужен, и поэтому мы его на всякий случай отмудохаем.

+2

2

Близился конец учебного периода, и большинство старшеклассников сейчас страдало в попытках выпросить себе оценку получше, чтобы родители отпустили их на безудержный (и наверняка алкогольный) рождественский загул к одной из школьных заводил. Лора же, в отличие от них, не имела не только возможности туда попасть (в виду отношения как одноклассников к ней, так и её к ним), но и сколь угодно малого желания. Её разум больше занимала возможность провести рождество с новой стаей, и насколько будет разниться этот семейный праздник с тем, что творили они в Канаде. Однако сейчас её даже это не волновало. Все её мысли были поглощены одним единственным событием: в городе объявился новый оборотень, который не имеет отношения ни к одной из местных стай, и желания к ним примкнуть не проявляет, вместо этого устраивая суматоху, которая была вполне в духе ей прошлой стаи.
С момента побега шавки из стаи Кинкейда находили её уже дважды, и последнее чего она хотела,  чтобы вся эта история обернулась третьим разом. Если этот новенький приехал сюда по каким-то своим делам, то ей нужно было в этом убедиться. Если же его принесло в Аркхем последам беглянки, то... Лора надеялась, что он окажется таким-же бесполезным, как и все предыдущие.
Потому с самого утра она бродила по городу, вынюхивая знакомые нотки в воздухе, силясь высмотреть в прохожих приметы, которые могли показаться ей знакомыми, вслушивалась в голоса, пытаясь уловить канадский акцент. Нельзя было исключать вероятность, что она уже опоздала, и что этот неизвестный уже уехал, или каким-нибудь более радикальным способом покинул город, всё-таки нарушение тайны существования существ вроде него или неё - это не шутки. Но если он ещё здесь, её вряд-ли обвинят в том, что она приструнит слишком разгулявшегося оборотня. А что она будет делать попутно, так то им и вовсе знать не обязательно.
Пробежавший по затылку холодок вынудил Лору инстинктивно замереть: то, что поймал её нос было похоже на искомое.
«Оборотень, без всякого сомнения.» - утверждал запах зверя, привычный с малых лет.
«Крепкий запах, уверенный. Слабые так не пахнут, в них много примесей, от трусости и волнения.» - сильные нотки напоминали об омегах, прятавших рык, едва видевших гамму-Лору, бывшую моложе них.
«Слишком чистый запах, и при том не совсем свежий, видимо, обернулся неподалёку.» - шептала ласкавшая чувства уникальная смесь звериной и человеческой плоти, не перекрываемый ещё сторонними ароматами.
«Лес с собой не принёс. Аркхем не мегаполис, и дух природы быстро выбить не может.» - авторитетно заявил запах асфальта, упорно старающийся не подпускать к себе естественные тёплые тона.
«Двигался в лес, а не из него.» - будто кивало в нужную сторону удачное поветрие.
Бросив взгляд  на деревья неподалёку Лора угрожающе зарычала, и будь рядом кто-то ещё, она бы привлекла к себе ненужное внимание, потому как люди такие звуки издавать должны быть не способны. Запахов тех, кто мог ей помешать поблизости не было, во всяком случае не тех о ком она знала. Это воодушевляло Лору, у которой появилась по крайней мере призрачная возможность первой добраться до жертвы.
Решив не терять больше времени понапрасну, она кинулась в лес, куда вёл её запах. Едва кроны деревьев спрятали её от города, как она скинула с плеч рюкзак, и быстро сложив в него одежду, засунула его между пары крупных корней. Бежать до дома в волчьем обличье, или искать потом какую-нибудь одежду в окрестных домишках ей совсем не улыбалось.
Убедившись, что её никто не видит (тому свидетельствовало как минимум отсутствие возмущённых или напуганных криков людей, увидевших голого подростка в середине декабря), она начала оборачиваться в более привычную для неё форму. Избавиться от боли при трансформации нельзя, но можно научиться её игнорировать. Лоре было больно, но она считала это вполне приемлемой расплатой за то, что она получит.
Уже волчий нос втянул воздух, и нужный запах стал разве что не осязаем.
В этом обличье повторенный рык звучал гораздо естественнее.

Отредактировано Laura Hale (06-06-2019 09:52:46)

+2

3

Зима в Аркхеме окрашена в черно-серый. Эти цвета Виктора вполне устраивают, но не хватает красного. Впрочем, многое может измениться в ближайшие часы. И обязательно изменится – об этом кричат дуги капкана, разинувшие в небо свою ядовитую, сочащуюся аконитом пасть. Стальные челюсти предусмотрительно прикрыты, землей и жухлыми листьями, совсем исчезая с пейзажа. По центру – приманка, как ритуальное подношение в середине пентаграммы. Тут не сгодится замороженная курица или наспех оттяпанная рука какого-нибудь несчастного – оборотни умнее обычных волков, да и те, честно говоря, далеко не дураки. Так что приманка должна выглядеть натуралистично – именно с этой целью в центр капкана был перетащен найденный в другой части леса дохлый оленёнок, ещё свеженький. Виктору оставалось лишь залечь в кустах с ружьем и ждать, потому что выслеживаемый им полу-зверь ходил этой тропой, и, кажется, облюбовал один полусгнивший домишко в чаще леса в качестве жилья. Роуз намеревался поймать его с поличным и, по возможности, доставить как можно больше боли. Иногда удивительно-совестливые заказчики дрожащим голосом просили его «Только убейте его быстро, так, чтобы не мучился». Виктор, не моргнув, не изменившись в лице, холодно отвечал: «За это двойная плата». Неизвестно, как интерпретировали эти слова заказчики, может, считали шуткой или ещё чем, но никто не продолжал разговор дальше. Конечно, были ситуации, в которых было естественной необходимостью убить клиента быстро и чисто – но когда у Роуза был шанс поиграть, он этот шанс не упускал. Вот и сейчас, когда ему надо было отловить грязную псину, которая возомнила, что может безнаказанно убивать людей на его территории.

Раздался шорох, и Виктор быстро положил термос с чаем. Он услышал существо еще до того, как оно появилось из-за деревьев и превратился в мраморную статую – правда, зорко взирающую в прицел и готовую нажать на курок, если потребуется. Потом существо показалось, и Виктор сразу понял, что это не тот, кого он ждет – мельче и движется иначе. А вскоре он понял, что знает нарушившего его покой. Нарушившую.
«Упс.»
Да, упс – он как-то не додумался предупредить стаю Хейлов о том, что сегодня в лесу будут проходить технические работы по устранению лишних членов аркхемского социума. Что сегодня, наверное, лучше не соваться вот в такой-то кусок леса, если не хочется получить пулю в лоб от доброго знакомого. Упс да и только. Впрочем, с каких пор он кого-то о чем-то предупреждает? Может, ещё объявления на каждом столбе развесить? «Не ходите в лес пожалуйста, я там сегодня убиваю.»

Виктор медленно, не делая резких движений, приподнимается из куста – камуфляжная форма, бледное лицо. Даже сейчас теряется на фоне лесного пейзажа. На белых щеках поблескивает та вонючая дрянь, которой он покрыл себя, чтобы запутать острый нюх оборотня.
-Привет, Лора, - говорит тихо, очень-очень тихо, почти одними губами, зная, что волчица услышит. Она уже почти у капкана, только шаг сделать остается.
-Замри, - он ничего не объясняет, но очень выразительно глядит на дохлого оленя, будто призывая присмотреться и разглядеть убийственную сталь. Медленно опускает дуло – свои же.
-Не могла бы ты вернуться к стае и передать, что сегодня не лучшая погода для прогулок по лесу? Буду благодарен.
Он даже улыбается, а голос звучит так же колюче, как зимний мороз. Он не любит, когда ему мешают.

Отредактировано Victor Rose (05-06-2019 00:20:33)

+2

4

След был чётким и равномерным, без каких либо заметных усилений или ослаблений, если не считать фоновый лесной запах, то и дело вмешивающийся в то, что грубо и упрощая можно было назвать линией движения. Они, судя по всему, даже двигались с одной скоростью. Не столько погоня, сколько выслеживание.
Он явно не бежал за кем-то, потому как не было постоянных попутных запахов, и бежал не вслепую, слишком осмысленным был маршрут. Пробежать туда, свернуть, пробежать ещё, взять левее, и так далее. У него была цель, и двигался он к ней. Лора хотела бы знать, куда именно, чтобы дождаться его там, но ошибиться она себе позволить сейчас не могла, и потому продолжала следовать за ним, лишь немногие ускорив темп, начиная понемногу нагонять его.
Однако этот гастролёр либо хвостом почувствовал, что за ним кто-то увязался, либо догадывался, что подобное в принципе может произойти, и принял меры предосторожности, банально войдя в реку. И не просто войдя, потому что развеивающегося по поверхности запаха было бы достаточно, чтобы худо-бедно отследить его до места выхода на берег. Этот же ублюдок, видимо, погрузился в воду с головой, потому что не было ни намёка на на след, а сколько тренированный оборотень может продержаться без воздуха?
От досады Лора было готова взвыть, но это только помешало бы в этой и без того достаточно глубокой заднице. Идти вслепую, думать, куда он мог направиться, и искать по пути след - вот и всё, что ей оставалось.
Вариантов, по её мнению, было не слишком много. Он хоть и одиночка, но будь готов жить в пещере, в городе бы не появлялся. Нет, он был цивилизованным, и спать в волчьем теле вряд-ли бы решился. Таким в лесу прятаться особо негде, кроме нескольких сторожек.
Сама она таких мест как раз избегала, более чем комфортно чувствуя себя в волчьем теле, и спала как в пещере, так и в землянке. Нет, она сама сейчас жила в доме, и даже в пору одиночества нередко спала в мотелях, но то было больше нуждой, чем желанием. Однако большинство встреченных ею оборотней держались за человечность, и обычно старались вести себя как обычные люди. Да и других вариантов сейчас особо не было.
Она со всех лап мчалась к ближайшему человеческому строению, надеясь, что застанет там его следы, неважно, старые или свежие. Если нюх не обманывал, то он скорее прогуливался, и приложив все силы она могла успеть туда как минимум наравне с ним. В худшем случае его снова придётся ловить в городе, в человеческом обличье. Будь у её тела время на это, шерсть Лоры встала бы дыбом от этой мысли, но каждая её мышца была занята бегом.
Однако у судьбы, судя по всему, были на Лору свои планы, в которые она решила девочку не посвящать, вместо этого позволив ей разбираться в происходящем самостоятельно. Новые запахи появились на пути, причём такие, каких тут быть не должно, и самым заметным среди них был запах смерти. Чёткий, явный аромат разливался по округе, и этому запаху тут было не место.
Застыв на месте она внюхалась в происходящее отделяя запахи друг от друга, опознавая их по отдельности.
«Олень. Молодой. Примеси. Трупные. Мёртв уже давно.»
Запах заставил Лору напрячь горло. Случайной смертью он умереть не мог - не заходят олени в эту часть леса, слишком близко к городу, слишком велика тут их смертность, и Лора за последние месяцы стала далеко не последним фактором в этом вопросе. Специально пришёл умирать? Слишком молод для такого, он должен паниковать и страдать, а не искать избавления в клыках хищника. Зверь не стал бы трогать оленёнка, слишком мала добыча для опасности стать жертвой разъярённого родителя. Будь тут звериная охота, пахло бы взрослым оленем, и, возможно, парой мёртвых охотников. Загнан человеком? Возможно, но где тогда человечий дух, которых всё вечно пропитывается насквозь?
«Травы. Чёткие ароматы, явные. В природе таких не бывает.»
Вот и он. Видимо, взял с собой питься в дорогу. Но где сам человек? Почему нет его запаха? И если он убил оленёнка, то почему не унёс тело, почему запахи стоят на месте? Охотники за едой и шкурой так не поступают, а тех, кто убивает зверей ради чистого удовольствия из этих лесов давно погнали.
«Ждёт кого-то? Охотник ловит на приманку? Колдун готовит ритуал? Просто дурак?»
Ни одна из догадок ей не нравилась, и хуже всего было то, что любую из них придётся проверять. Этот чёртов оленёнок мог запороть все поиски, и она не могла позволить такой странной картине угрожать поискам. Ведомая этими мыслями, приправленными гневом на устроившего это цивилизованного, она медленно продвигалась к сосредоточению запахов. Они становились всё чётче, и судя по всему, исходили вот из-за тех деревьев...
Чувства не обманули Лору - она увидела оленёнка, и менее заметные издалека, скрываемые трупными секрециями запахи подтвердили - он не из этой части леса. В ту часть леса она обычно не заходит, позволяя оленям самим постепенно расходиться по прежним местам обитания, иначе они совсем пропадут из этих мест, и рад никто не будет.
Но эта странность была не единственным подтверждением чужого вмешательства в его судьбу. Издалека его было не учуять, мешал труп и покрывавшие источник гниющие листья, но сейчас, вблизи, это было заметно для того, кто ищет.
«Металл. Смазка. Аконит. Есть ещё запах, знакомый, но аконит мешает его точно опознать. Кто-то из местных, но чёртова трава всё забивает.»
Запах настоя исходил из места чуть поотдаль, и оттуда же исходит запах, забивающий всё, с чем соприкасается. Прячется. Ждёт. И чёртов аконит разве только не кричит о том, на кого на самом деле идёт охота. Это объясняло и труп оленёнка, и странный запах, и даже чёртов настой. Не выдавая своих мотивов он медленно подбирается к ловушку, высматривая места, через которые можно добраться до кустов, в которых, видимо и прячется охотник. Опасно слепо кидаться на того, кто знает с кем имеет дело.
«Дерево укроет. Куст спрячет. С той точки подскочить...»
- Привет, Лора, - раздался голос из тех самых кустов, и всё окончательно встало на свои места. Он говорил негромко, что такое шёпот для зверей, хорошо слышащих на расстоянии нескольких миль?
- Замри, - советует он, и только звериная форма не позволяет ей раздражённо закатить глаза. Опущенный ствол ружья был скорее жестом - она знала, кто он, и чем занимается, и раз до сих пор не выстрелил, значит и не планирует этого делать. - Не могла бы ты вернуться к стае и передать, что сегодня не лучшая погода для прогулок по лесу? Буду благодарен.
Догадаться, кого он отлавливает было не трудно - таких совпадений просто не бывает. Его нахождение здесь говорило о нескольких вещах - во-первых, оборотень точно будет здесь. Во-вторых - она пришла сюда раньше. Может, в математике она была не сильна, как и в других науках, навязываемых ей в школе, но про охоту она знала больше многих местных идиотов с винтовкой в руке и глупым жилетом на плечах.
Направившись к Виктору она принялась на ходу оборачиваться человеком, и пусть её корёжило от перестраиваемого тела, но на пустые замедления времени не было - оборотень мог появиться тут в любую минуту.
- Я тхууут одхна, - ещё искажаемым голосом сквозь сжатые от неприятных ощущений зубы прорычала она. Десяток секунд, и уже голая в своём человеческом обличье Лора стояла рядом с Виктором. - Ты портишь мне погоню, - наклонившись перед ним она выкопала небольшую яму и закинула туда термос. - Он не местный, понять, что оленю тут не место не сможет, - без стеснения щеголяя голым телом Лора прошла к капкану, и не рискуя прикасаться к акониту ближайшей веткой схлопнула капкан, с её же помощью кинув его в яму к термосу. - Но он ходит сюда не есть, - быстрыми движениями она закопала всё это, и понадеялась, что теперь запахи не будут такими явными. - Он ходит развлекаться, - она посмотрела Виктору в глаза, и её рот скривился, будто подготовившись к рыку. - Он нужен мне живым. Хотя-бы на десять минут. Потом хоть освежуй его.
«Если от него что-нибудь останется.» - злобно добавила она уже мысленно.
Времени становилось всё меньше, и Лора направилась к злосчастному оленёнку, делая приманку куда более привлекательной для этого гастролирующего оборотня. Усевшись рядом с ним прямо на землю она вцепилась в него зубами, разрывая шкуру и догрызаясь до мяса. Если ей предстояло драться, то это лучше было делать на полный желудок.

Отредактировано Laura Hale (13-06-2019 01:33:18)

+3

5

Виктор был знаком с Лорой весьма поверхностно - их представили друг другу. На этом, в целом, знакомство и закончилось. Он знал, что недооценивать ее за возраст не стоит - сам он к пятнадцати годам имел солидный список убитых, замученных и загнанных в ловушку. И всё же, она была девчонкой-подростком, у которой фразы "пассивная агрессия" и "переходный возраст" написаны на лбу красным маркером, и Виктор никогда не был заинтересован в том, чтобы иметь дело и считаться с подобным. Так что, предпочитал решать все вопросы с более взрослыми и стабильными членами стаи. Да и Роуг не давала ему никаких связанных с Лорой поручений, видимо понимая, что ничего хорошего из этого не выйдет.
И вот, они встретились на нейтральной территории. Виктора бы полностью устроило, если бы Лора развернулась и проследовала ...да куда угодно, лишь бы не мешала. Но нет, она начала стремительно обращаться в человека, что явно означало - ей есть, что сказать.
Виктор тоже был бы не прочь закатить глаза или тихо вздохнуть, но предпочитал не показывать своих эмоций, особенно рядом с такими проницательными созданиями, как оборотни.
Вербальное выражение своих  мыслей он тоже использовал весьма скупо, будто кто-то запрещает ему произносить больше определенного количества слов в день. И он уже потратил на Лору достаточно, а потому просто слушал, просто  молча наблюдал, как она закапывает его вещи и разрушает капкан. После такой наглости, конечно, и шея может хрустнуть. Но не в этом случае. Не так важно, кто выполнит работу - деньги за заказ получит он. Был бы чужак – Виктор бы может и поборолся, но с членами стаи Роуг надо считаться. Плюс, Архкем городок маленький, тут трупам стоит вести строгий учет, так что и не всякий наглый чужак, увы, был бы сразу без раздумий устранен, сколько бы удовольствия это ни доставило Роузу.
И, чего греха таить, ему определенно интересно понаблюдать, как эта мелкая засранка одолеет оборотня раза в два ее крупнее. Если, конечно, она сможет.
- Я подожду, - всё так же тихо и так же вежливо констатировал факт Виктор, который кого угодно мол вывести из строя своей невозмутимостью и навыком игнорировать намеки рода "Изыди отсюда". Мужчина снова залег в кусты, сливаясь с пейзажем и молча наблюдая, как наглая девчонка поглощает приманку. Наглая и голая, впрочем, последнее вызывало у Виктора куда меньше эмоций, чем первое. Просто мясо, обтянутое кожей, ничего более. Другой на месте Виктора зарделся бы и отвел взгляд. Или же, (в случае если тот другой гадкий извращенец, коих среди людей не так уж мало,) наоборот попытался бы высмотреть побольше деталей. Виктор ни к первым, ни уж тем более ко вторым не относился. Кожа, мясо, кости, кровь – вот всё, что он видел перед собой. Но больше смотрел по сторонам. И прислушивался. И не зря – спустя пару минут его слух уловил в дали шелестящие шаги зверя и крепче взялся за ружье.

+2

6

Сырое мясо - далеко не самый податливый материал в условиях отсутствия простейшего кухонного инструмента. Оно очень требовательно к тому, кто его ест, и никому не даётся с первого раза. Оно пахнет животным, его кровью и его уже ушедшей жизнью, что может надолго забить нос, не готовый к таким резким ароматам. Снять со зверя шкуру - это только полбеды, нужно ещё отделить кусок для прожёвывания. Даже после отделения оно выскальзывает из окровавленных рук, и проскальзывает между не знающими что делать зубами, а когда попадает внутрь, организм привыкшего к термически обработанной пище человека будет сопротивляться, не желая так рисковать лишний раз, вызывая в памяти образы шкворчащей сковородки, убивающей большинство вредных (и иногда живущих самостоятельно) элементов.
Однако Лора подобных проблем не испытывала. Запах мёртвого зверя лишь распалял её аппетит, и никакого отвращения вызвать уже давно не мог. Вспоротая в нужном , самом тонком месте шкура после первого же усилия разорвалась будто по шву, обдав Лору брызгами крови. Её когти уверенно вошли в мёртвую плоть, отделяя мясо от костей с неприятным неподготовленному слуху треском - такие звуки ни с чем не спутать, и вызывают они всегда самые болезненные ассоциации. Крепко держа мясо в руках, она вновь разрывала его уже зубами, деля его на ещё меньшие доли, прожёвывая и заглатывая их с такой небрежностью, будто запускала руки не в мёртвого оленёнка, а в пакетик с солёными орешками.
откуда-то издали послышался размеренный мягкий стук - то могли быть только лапы зверя, человеческий ботинок шумит иначе. А если и были сейчас в этой части леса звери, готовые приблизиться к запаху Лоры, перемешанному с недавно убитым зверем, то лишь тот, кого она выслеживала. Прочие хищники в пору охоты Хейлов в последнее время предпочитали отсиживаться в стороне.
«Иди сюда.» - всматриваясь в сторону источника шума думала она. Правый уголок её губ вместе в правой же ноздрёй уже дёргался, выстраивая злую гримасу на лице. Она предвкушала появление оборотня, и устроилась поудобнее, чтобы обратиться с как можно меньшим количеством неудобств. Скорость была сейчас едва ли не важнее всего прочего.
«Близко.» - напрягая слух отметила себе Лора, опуская голову и выплёвывая недожёванный кусок мяса. Через пару секунд ей точно будет не до него.
Их взгляды встретились, когда его голова мелькнула между деревьями вдали.
Успеет.
Должна успеть.
Пальцы от боли впились в землю, а рот раскрылся как можно шире, давая меняющейся челюсти необходимый простор. Спина выгнулась, обрастая шерстью и пучась от перестраиваемых рёбер и позвонков. На фоне происходящего сжимающиеся задние ноги, становящиеся лапами, казались просто грубым массажем. Когда мчащийся оборотень был в ста пятидесяти футах от Лоры, она уже твёрдо стояла на лапах, нависая над тушей, делая вид, что оберегает добычу. Пусть думает, что она боится за еду. Меньше шансов, что сбежит поджав хвост.
Не замедляя ход он мчался к ней, и если бы волчья пасть была на это способна, на ней бы играла улыбка. Лоре хватило глаз, неотрывно следящих за ней, громкого дыхания, в котором она слышала волнение и азарт. 
Наклонив голову ещё ниже Лора обнажила клыки, и угрожающе зарычала, когда он начал сбавлять скорость. Какие-то три десятка футов разделяли сейчас двух волков, и тот, что был на полсотни фунтов тяжелее едва язык не высовывал от удовлетворения происходящим. Его явно забавляла такая встреча, и вместо того чтобы кинуться на Лору первым делом, он начал обходить её, будто выискивая более удобную точку для осмотра. Его нос внезапно сморщился, а уши дёрнулись, будто он нашёл что-то, чего находить не планировал. У Лоры не было желания разбираться, был то звук от Виктора, узнал он её запах, или что либо ещё. Всё, что имело сейчас для неё значение - он на мгновенье отвлёкся, и упускать такую возможность она не собиралась. Он попал к ней в лапы, и пока она не выяснит, имеет ли он отношение к её родной стае, отпускать его никто не будет. Это делало происходящее сложнее, ведь просто убить его нельзя, но к трудностям в жизни Лора уже привыкла.
Он не стал бежать к ней навстречу, вместо этого приготовившись отбить атаку. Попытавшись ухватить его за лапу, Лора в итоге клацнула клыками по воздуху. Атака имела мало шансов, но это не останавливало Лору, к которой уже в ответ мчалась разинутая пасть. Чтобы не стать жертвой клыков уже соперника, она оттолкнулась в его сторону, сбивая с лап. Ещё до того, как он коснулся земли, Лора восстановила равновесие, запрыгнула на него сверху, и попыталась вцепиться в глотку, но лишь прихватила кусок шкуры с плеча вывернувшегося оборотня.
Отскочив в сторону он издал полный злобы рык, и теперь уже сам кинулся на соперницу. Его раскрытая пасть мчалась в её сторону со скоростью и решимостью торпеды. Лора, в отличие от него, от атаки уворачиваться не стала, и встретила прыгнула на него в ответ, вновь повалив его на землю. Они как юла завертелись вокруг оленёнка, разбрасывая шерсть по округе, а мелкие раны считать было бессмысленно.
Резкий болезненный крик пронзил лес - Лора ухватила зубами лапу соперница достаточно крепко, чтобы в этот раз он не смог вырваться, и предварила его болезненный крик хрустом переламываемой кости. От боли его голова задралась, и не тратя ни мгновения Лора вцепилась уже в его горло, прорезая клыками мышцы шеи, едва не доведя их до горла. Её рык был достаточно красноречив, чтобы оборотень развёл лапы и прекратил попытки вырваться.
Секунда.
Две.
Уловив новый намёк в нарастающем рыке он начал оборачиваться в человека, и лишь тогда Лора выпустила его горло из хватки. Его трансформация заняла больше времени, чем её - у неё-то серьёзных ран не было, а трещину в ребре она была вполне способна игнорировать. У неё каждый день всё тело болит сильнее, чем сейчас ноет одна кость. Голый мужчина едва ли не шипел от натуги, не решаясь выбрать: баюкать ему руку, или держаться за горло. Умереть от такой раны он не мог, но от боли способности оборотня не спасают.
- Да какого ху... - начал хрипло говорить он, но получил пинок в нос, от которого снова был вынужден смотреть на мир лёжа на спине.
Лора склонилась над ним, пронзая взглядом едва ли не буквально горящих. По её сжатому кулаку было нетрудно догадаться, что именно она хочет с ним сделать, но ответы ей всё ещё были нужны сильнее, чем его труп.
- Кто тебя сюда прислал?
- Чего? Что ты несёшь? - попытавшись опереться на целую руку недоумённо заговорил страдалец.
Лора знала, что если его вправду послал её отец, то просто так признаваться не станет, всё же считая боль предпочтительнее смерти. Чтобы заставить его признаться, она должна была лишь сделать смерть более желаемым вариантом. И как добиться этого от оборотня она знала. Злобно рыкнув она схватила его здоровую руку, и вцепилась своими человеческими зубами в большой палец, перекусывая его у основания. Каким-бы сильным, опытным и смелым оборотнем ты ни был, но потерянные конечности на место никогда не вернутся, и это сейчас было очень удобно.
Очередной крик разнёсся по лесу, а исторгший его попытался оттолкнуть Лору в попытке убежать, но она вонзила пальцы в раны от зубов на его шее, заставляя его застыть в середине движения. С характерным хрустом она переломила во рту фалангу откусанного пальца, и выплюнула этот ошмёток на землю.
- Я сейчас отгрызу тебе всю руку, - от вкуса крови и бурлящего в крови адреналина её глаза пожелтели, а боль во рту обозначила появление клыков. - Ктхо тхебя сюдха пхислал?

+1

7

Лора слишком аппетитно ела. От этого Виктор аж вспомнил, что ужин был довольно давно, а затем – только сладкий чай. Сейчас бы мяса. С кровью. М-м. Но это потом, а пока охота. Он был достаточно близко, чтобы видеть все происходящее. Даже слишком близко – оборотень вполне мог почуять подвох и переключить внимание с подсадной утки на охотника. Виктор не был бы против такой возможности, но нет. Добыча оказалось слишком уж заманчивой, а оборотень не настолько внимательным. Плюс, Виктор был неплохо замаскирован. Так что всё, что ему сейчас оставалось – наслаждаться зрелищем эпичной драки двух лохматых монстров. Должно было быть страшно, наверное, от такой мощи, но Роуз чувствовал лишь легкое любопытство по поводу результата боя. Он догадывался, что Лора весьма свирепа, но не поверил бы на сто процентов, пока сам не увидел. Неплохо. Со вкусом. Откушенный палец снова напомнил про пустой желудок, а запущенные в глубокую рану пальцы вызвали молчаливое одобрение. Что же касательно мужчины – его недоумение было даже милым, учитывая тот факт, что он полностью соответствовал описанному Виктору заказчиком словесному портрету и мутным изображениям с камер наблюдения. Роуз не сомневался, что перед ним тот самый возмутитель спокойствия, для которого «изнасиловал, убил, еще раз изнасиловал и съел» такое же обычное времяпровождение, как для других людей завтрак или поездка на автобусе. Интересно, а что он сделал бы с Лорой, получись у него её одолеть? Ладно, нет, не интересно. Интереснее то, как теперь этот индивид хлопает ресничками и возмущенно сыплет ругательствами, будто гулял себе по парку и нюхал розы, а тут его повалили с ног и начали избивать арматурой.
Виктор вздохнул – хороший был спектакль, качественный, но теперь уже что-то не то.  Мужчина продолжал сыпать оправданиями, но ничего полезного ни для Лоры, ни для него не произнес. Дождавшись, пока девочка немного отодвинется, Виктор сделал выстрел – нет, не в голову, и даже не в сердце, что было бы затруднительно с этого ракурса. Всего лишь в плечо. Этого хватило, чтобы оборотень начал мямлить медленнее, а потом и вовсе вырубился.
А кто сказал, что Роуз изначально намеревался сразу его убить?
- Какой-то он скучный, - сообщил он Лоре, выбираясь из укрытия, - Но мы его развеселим, да?
Мужчина невозмутимо взвалил на плечи бессознательное тело и глянул на девочку.
-Его убежище совсем недалеко. Нам не нужны случайные свидетели, так? И еще, у него там есть одежда.
Виктор хмыкнул и потащил тело в заявленном направлении.

+1

8

Как отличить поддельную боль от настоящей, а фальшивое признания от искреннего? У Лоры на это была своя точка зрения, и почерпнула она её именно от отца. В его, и, как следствие, её представлении, всё было просто: нащупай грань, которая отделяет желание выжить от желания поскорее умереть, и надави на неё посильнее. Когда разница сотрётся - он сам всё расскажет, даже если оклевещет себя, лишь бы поскорее всё это прекратилось, вне зависимости от сути исхода. Врать в чужую пользу после стирания этой грани никто уже не будет, потому шпионам и дают средства самоубийства.
Ещё чуть-чуть, и он всё дял него закончится. Это даже не потребует особых усилий - только чуть нажать, сжать пальца, и от гортани останется одно название. Но даже понимая, насколько близко сейчас смерть, этот несколько минут назад считавший себя сильным оборотень только бубнил о том, что никто никуда его не присылал, что он сам по себе, что понятия не имеет кто она такая, и выдавал прочий скулёж для спасения шкуры.
Чем надрывнее начинал оправдываться пойманный оборотень, чем сильнее и противнее становилось его нытьё, тем больше Лора убеждалась - он точно явился в этот город не за ней. Лиам ни за что не стал бы иметь дело, или уж тем более терпеть в стае такого хлюпика. От таких только одни проблемы, и её пальцы в его шее тому лишнее подтверждение.
Её тихий рык был заполнен злобой напополам с разочарованием. Небольшая часть её хотела, чтобы Кинкейд явился в город, и уже тут, при поддержке новой стаи, она оторвала не только его нос, но и всё остальное, что находилась выше плеч. Пальцы чуть разжались, и едва она чуть отодвинулась, чтобы описать, почему именно он её никогда не видел и не встречал сегодня в лесу,как в его плечо попал дротик, очевидно, с каким-то наркотиком, потому что скулёж превратился в нечто совсем уж нечленораздельное, а потом и вовсе затих.
Оттолкнув бесчувственной тело в сторону он облизала окровавленные пальцы, и попыталась выпрямиться, ощупывая повреждённое ребро. К вечеру всё будет в порядке, но сейчас, особенно после ухода снижающего все неудобства адреналина, она болезненно хмурилась, тыкая пальцем в место травмы, проверяя её серьёзность. Больше обидно, чем больно, но тем не менее приятного мало.
Шуточка приблизившегося Виктора вызвала у неё только фырчание. Она не имела ничего против членовредительства, на которое, скорее всего, она намекал, но никакого удовольствия он принести уже не мог, только раздражение, а его на сегодня было уже более чем достаточно. На его же предложение отправиться к укрытию незваного оборотня она ответила презрительным взглядом, брошенным на бессознательного.
- Нет, я с ним закончила. Дальше твоя работа. - сказала она, опускаясь на четвереньки, чтобы через несколько секунд обернуться волком.
Потянувшись телом она чуть рыкнула от дискомфорта в груди, а затем завыла на весь лес, предупреждая местных хищников о том, что сегодня на людей нападать запрещено. Это был самый близкий эквивалент простого «спасибо», который она даже в теории могла выдать Виктору.
Не дожидаясь ответа она помчалась к выходу из леса, где ждала её собственная одежда. Охотиться сейчас будет одним расстройством, и лучше отправиться зализывать рану, подкрепляя результат сытным ужином.
Хотя ради него кого-нибудь отловить всё-же придётся, и это вызвало на её волчьей морде некое подобие ухмылки.

0


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » I'll hunt you down and gut you like a fish


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC