РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » don’t worry about me.


don’t worry about me.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/5jy3zHX.gif https://i.imgur.com/qTXBRAm.gif
https://i.imgur.com/lYiqQbp.gif https://i.imgur.com/7UMajSp.gif
sebastian valentine // marcus cowell
БОЛЬНИЦА СВ. АННЫ // 6 АПРЕЛЯ, 2010 // ВЕЧЕР

Кровные узы — не всегда вечная связь. Время может развести на столетия семью, отделив одну ветвь от другой. Закроешь глаза — никого уже рядом нет. Есть лишь одиночество, и каждый сам решает, как с ним бороться. Эти двое застряли в своём мире — вокруг работа, и никого более больше нет, потому что всех унесло время. Маркус никогда не представлял, что будет смотреть на последнюю нить, связывающую его со утерянной семьей, и бояться даже сделать шаг в сторону Себастиана. Но что если последнего из Валентайнов привлечёт интерес этого мужчины?

Отредактировано Marcus Cowell (25-05-2019 19:24:25)

+3

2

Голова болела — пульсация распространялась от висков к затылку. Даже закрыв глаза, он не испытывал облегчения, терпеливо ожидая, когда подействует анальгетик. Маркусу стоило поехать домой, отоспаться, накормить Кота, а вместо этого он сидит лаборатории и просто ждёт — чуда ли или просто, чтобы Бог Сна поразил его ударом молнии.

Последнее путешествие в Астрал его вымотало, отняв слишком много смен, а последующая долгая операция и ночное дежурство окончательно подвели к самому краю, но в больнице у Маркуса осталось незаконченное дело — каждый день он откладывал его из раза в раз, не решаясь предпринять хоть что-то. Про его нерешительные взгляды, короткие и сухие расспросы, неловкие уходы говорили многие — от врачей и до пациентов. Наверное, только сам доктор Валентайн не заметил, какой интерес к нему проявляет обычный хирург и генетик — доктор Маркус Коуэлл. Хотя у того хватало дел: он осваивался в клинике, налаживал связи со своими новыми пациентами и коллегами, очаровывал их и завоёвывал доверии. Про доктора Валентайна говори много: и хорошее, и плохое — каким сплетням верить — Маркус не знал, да и предпочитал этого не делать.

После смерти матери Маркус Коуэлл жил спокойно, не особо заботясь о своих возможных дальних родственниках; он с азартом брался за сложнейшие операции, удивлял необычным подходом своих коллег и заслуженно прослыл невероятным молодым специалистом  — пускай, на самом деле этому специалисту уже более девяносто лет. И жизнь его была вполне беззаботной, вплоть до конца февраля этого года, когда в больницу устроился работать доктор Себастиан Валентайн. Люди говорили, что он необычный специалист и потрясающими методиками, которые действительно способны помочь. А Маркуса лишь интересовало одно — может ли этот Валентайн быть его семьёй. Коуэлл уже потерял всех своих близких, схоронив за морем в пасмурной Шотландии. Но судьба решила подкинуть ему головоломку.

В самом начале Маркус думал просто воспользоваться магией — ничего ведь сложного в том, чтобы проникнуть в чужой разум и разузнать необходимое, покопавшись в глубинах памяти. Но тихий голос в голове напомнил о этической стороне этого поступка, и Марк отказался от подобной идеи. Может и зря, ведь тогда бы ему не пришлось сидеть и ждать, когда доктор Валентайн сможет принять его у себя в кабинете.

                        Приём у психотерапевта.

                                                                 Дьявол!

Маркус прокручивал между пальцев кольцо, висевшее на шее — нервно, словно не замечая своих действий. Что он будет делать, если Себастиан правда окажется его семьей? От мысли, что такое возможно, просыпалось чувство, знакомое лишь отдалённо: узлом завязывающаяся где-то под сердцем пульсирующая боль, фантомная, не реальная, колючая, прорезающая грудную клетку, льющаяся током по венам. Интересно, а что подумал бы сам Валентайн? Если ли ещё представители его рода?

Маркус глядит на часы, чуть хмурится и прикрывает на мгновение глаза — этой ночью он плохо спал, и он уверен, что это еще скажется на его сегодняшней встречи, но поделать теперь он вряд ли что может. И пусть он понимает, что, если он задремлет на пару часов, его вряд ли отчитают за это; уж в этой больнице так точно. Вот только позволить подобного Марк не может — если он задремает сейчас, то возможно проспит долгие часы, пропустит приём, и продолжит избегать Валентайна дальше. Маркус не для этого ранным утром мотался в квартиру, чтобы сменить одежду, и вливал в себя уже третью чашку кофе. Дрянного, кстати, следовало сменить сорт или кофемашину.

Он выключает свет в лаборатории, и закрывает дверь, когда покидает комнату. Кабинет доктора Валентайна этажом выше — можно воспользоваться лифтом или пройтись по отделению хирургии, свернуть на лестницу для персонала и подниматься, пересчитывая ступеньки. Маркусу хочется закурить, но нет желания пахнуть после этого сигаретным дымом. Хотя магия могла бы исправить это досадное недоразумение, но иногда Коуэлл вёл себя, как совершенно простой человек. Использовать свои силы в больнице он не любил даже в простых бытовых заклинаниях, и отступать от своего принципа ради одной сигареты не собирался. Закончится приём, и он спокойно сможет закурить, а может даже и напиться.

Коуэлл оказывается перед чужой дверью довольно быстро. Новая табличка с выведенными инициалами — доктор Валентайн, психотерапевт. Считается ли бессонница хорошим предлогом для посещения? Или разбитое несколько лет назад сердце? Маркус ведь даже не придумал о чём буде говорить всё это время на сеансе — поддался моменту, решив таким образом наконец перестать ходить кругами. Заодно и познакомиться.

Добрый вечер. Можно? — стук костяшками о дверь, и следом приоткрывает её, не проходя, пока не получит ответного взгляда и разрешения. Только после этого входит в кабинет, неуверенно осматриваясь. — Доктор Валентайн, спасибо, что внесли меня в своё расписание. Позвольте представиться — Маркус Коуэлл — ваш коллега, работаю хирургом. — Марк протягивает мужчине руку, про себя снова задумываясь о том, каким может быть его возраст. Маг ли он? Если они родня, то заложник ли семейного проклятия. — Надеюсь, что я не лишаю вас более продуктивного вечера, попросив о приёме в столь поздний час. — Коуэлл присаживается в кресло, не сводя взгляда с мужчины. После его взгляд соскальзывает на стол — ни фотографий, ни какого-то намёка на семью — может ещё не успел или предпочитает держать это подальше от работы.

+1

3

Мрачный, дождливый Аркхем встретил Себастиана Валентайна с призрачным радушием, свойственным маленьким поселкам среди урбанистических и сочащихся жизнью городов-стотысячников. Малоэтажные здания, сдающие свои цокольные этажи в аренду различным крошечным магазинчикам – цветочным лавкам, кофейням или книжным, – походили скорее на пряничные домики где-то в другой реальности вдали от шумной цивилизации. Поросшие травой дорожки аллей и парков переплетались с мощеными мостовыми. Холмы, в низине которых и расположился забытый богом Аркхем, словно обнимали его за плечи и вызывали в душе живущих то самое чувство защищенности от внешнего мира – реального, настоящего и обычного. Магия здесь сочилась из каждого окна, обрамленного деревянной рамой, скользила среди переулков и концентрировалась в общественных местах – барах и кафе. А потому любому сколько угодно близкому к потустороннему миру существу сразу становилось понятно, что этот город – место, где существуют те самые необычные создания, которых с такой метафоричностью описывают в книгах о волшебниках и оборотнях.

Приехав в Аркхем в отчаянной попытке уйти от привычного ритма жизни в Эдинбурге, где каждую минуту необходимо было скрывать и прятать свою настоящую личность, Себастиан Валентайн сразу понял, что оказался дома. Этот город стал для него тем самым местом, где можно спокойно встретить свою благородную старость – с сединой на висках и морщинистыми ладонями. Местом, где больше не нужно переживать о врнешних проявлениях собственной магии, текущей по венам. Местом, где помимо самого доктора жило еще огромное количество существ, несколько отличающихся по физиологии от обычных людей.

Адаптация к новым реалиям прошла довольно быстро. Рекомендации, две докторские степени, десяток научных публикаций и почти пятидесятилетний стаж терапевтической работы позволили Валентайну почти сразу же занять должность ведущего психотерапевта больницы Святой Анны. Отрешенный магический город отчаянно нуждался в мозгоправе, а сам мозгоправ не менее отчаянно желал испробовать свою ментальную терапию на всех представителях магического сообщества, используя их сознание в качества плацдарма для личного изучения. Доктору понадобилось несколько недель для того, чтобы обустроить выделенный ему кабинет в привычном ему аскетичном стиле; столько же времени заняло первое знакомство с делопроизводством больницы и коллегами. Последние приняли нового психотерапевта с удивительным радушием – улыбчивые санитарки терпеливо объясняли план больницы, а главврач предоставил всю необходимую сводку о текущем положении дел не только в учреждении, но и в городе в целом. Информация о Ковене Прилива, ведущих лицах аппарата власти и почти-что-тайных-культах не привлекала Себастиана так же сильно, как история болезней и досье на пациентов, которых прежде принимали исключительно в психиатрической больнице Гарриет Аркхем, а потому доктор решил отложить вопрос о вступлении в магические организации до лучших времен.

Так или иначе, новая жизнь определенно нравилась доктору, а потому он со всей своей скрупулезной ответственностью сосредоточился на привычной ему врачевательной деятельности уже здесь, в Аркхеме, окончательно отпустив свое прошлое.

Себастиан знал Маркуса Коуэлла исключительно по досье, предоставленным заведующим. «Талантливый», как было отмечено в характеристике, хирург работал в больнице чуть больше десяти лет, и за это время заработал себе репутацию ответственного и безошибочно точного врача. Во всяком случае, о том в курилке рассказывали медсестры, лица которых в момент упоминания имени молодого специалиста принимали выражение почти что влюбленное и фанатичное. Интересно было то, что для своего большого опыта работы Маркус выглядел уж слишком молодым юношей, однако, кажется, в магическом городе подобный факт никого не смущал. Маги разной степени великовозрастности, сохраняющиеся чуть менее хорошо, чем не стареющие вовсе вампиры, были для Аркхема привычной историей, а потому о специалистах здесь судили исключительно по их деятельности, а не по количеству залегших на лбу морщин. Так или иначе, для Валентайна мистер Коуэлл был исключительно малознакомым коллегой по работе, а потому когда «талантливый» хирург через месяц после переезда доктора записался к тому на прием, Себастиан несколько удивился. Видимо, даже искусным творцам со скальпелем в этом городе была необходима психологическая поддержка.

Маркус стучится в дверь кабинета ровно в назначенное время – ни минутой раньше или позже – лишь подтверждая общепринятый факт о том, что подобная абсолютная пунктуальность свойственна исключительно врачам.

- Здравствуйте, - Себастиан поднимается со своего кресла и, подходя к двери, открывает ее нараспашку, кивком приглашая своего новоиспеченного пациента пройти внутрь. – Прошу вас. 

Они жмут друг другу руки, и доктор сразу чувствует острое покалывание в кончиках своих пальцев – маги одной специальности всегда с точностью определяют друг друга среди тысячи других направлений, и Валентайну достаточно лишь короткого тактильного прикосновения, чтобы понять, что перед ним стоит такой же ментальный маг как и он сам. Удивительное совпадение в пределах одной больницы, но совершенно, кажется, привычное в контексте пропитанного силой Аркхема, где одних только оборотней-волков можно насчитать несколько десятков.

- Приятно познакомиться, мистер Коуэлл. Я заочно с вами знаком – в больнице вас считают одним из лучших специалистов со скальпелем в руках. Во всяком случае, медсестры в курилке говорят именно такие вещи, - ни слова лукавства или лицемерия – за каждое свою фразу Себастиан был готов нести ответственность настолько, что в данном случае не поленился бы записать на диктофон разговоры восхищенных медсестер, если бы Маркус того потребовал. – Ничуть, я работаю здесь еще слишком мало, чтобы проводить вечера наедине с историями болезни и ворохом работы.

Доктор коротко усмехается, будто подчеркивая собственную «молодость» в пределах конкретной больницы, и располагается в кресле психотерапевта в привычной себе позе, привезенной с собой из Эдинбурга – перекидывает ногу за ногу и устраивает сцепленные в замок ладони на своем колене.

- Я не нашел информации о вашем учете у психотерапевта в картотеке клиники Гарриет Аркхема, а потому предполагаю, что в прошлом вы не наблюдались у специалистов подобного профиля, - Валентайн склоняет голову на бок и внимательно вглядывается прямо в лицо Маркуса, изучая его, пожалуй, слишком внимательно для первого приема. Он ловит себя на мысли, что что-то во внешности Коуэлла заметно цепляет – с точки зрения магического родства – однако предпочитает списать свои ощущения на банальную радость от знакомства с человеком аналогичной специализации. В нынешних реалиях доктору не так часто удавалось общаться с менталистами и псиониками в виду их крайней нераспространенности по миру. Артефактологов, некромантов и ритуалистов в настоящем было намного больше.

- Расскажете немного о себе? Первый прием подразумевает взаимное знакомство и определение клинической картины, - доктор на минуту отрывается от изучения лица своего пациента и переводит взгляд на его ладони – тонкие красивые пальцы с аккуратно постриженными ногтями были свойственны искусным хирургам, работающими руками. Значит, добрые языки все-таки не врали и Маркус действительно талантлив в своей области. - Хотя, думаю, вы и сам прекрасно это понимаете.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » don’t worry about me.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC