РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » It's voodoo, bitch


It's voodoo, bitch

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/hJYHI6s.png https://i.imgur.com/TZcZVUb.png https://i.imgur.com/hIsc27Z.png

Debora Hayes & Ivanna Miles
28 ноября, вечер, салон «Sleeping Beauty»


Есть люди, которым лучше не грубить.

+4

2

Когда приходит боль Деб тянется рукой к пачке знакомых зеленых сигарет в маркете и смотрит в другой конец зала, где находятся полки с алкоголем. Месяц в долбанном Аркхеме. Время отмечать годовщину. Кажется, она думает еще о чем-то, когда от внезапно нахлынувшей боли сгибается пополам и едва не падает на холодную и, несомненно, твердую плитку пола. Стоящий неподалеку продавец вздрагивает и едва не подпрыгивает, услыхав ее резкий и надрывный крик, который вырывается непроизвольно, как будто что-то с силой давит на неё изнутри. Боль расползается горячей волной где-то возле копчика, но острый приступ исчезает через пару секунд, тянущихся мучительно долго. В согнутом положении Деб видит носы собственных ботинок. Цвет баклажан вышел из моды еще в прошлом сезоне, но они ей слишком нравятся, чтобы так легко избавляться.
Мысли о будничных вещах помогают успокоить сбоящий ритм сердца, унять дрожь в пальцах. Где-то над ухом щебечет обеспокоенный патлатый продавец, решивший прийти ей на помощь.
Он интересуется о самочувствии, но сказать решительно нечего. У Деб ощущение будто ей вогнали прямо в зад раскаленную иглу и пару раз провернули там для остроты ощущений. Она ожидает, что по ногам сейчас потечет горячая кровь, растекаясь густыми каплями по этому чересчур белому полу, но крови нет. Только она, схвативший ее за руку долговязый парень и парочка людей, заглядывающих через ровные ряды стеллажей в их сторону.
- Может вам вызвать скорую...
Похоже, ей удается здорово напугать беднягу, раз он уже ждет, когда сможет сбагрить какую-то неизвестную, зашедшую в магазин в его смену и решившую на радостях скончаться здесь и сейчас. Боль понемногу затихает и исчезает, оставляя после себя только желание побыстрее оказаться на свежем воздухе и вдохнуть полной грудью, приводя себя в чувства.
К алкоголю она не приближается, а вот пачку сигарет пробивает на кассе как и планировала.
Курит нервно, дрожащими пальцами не отъезжая от парковки, как назло вспоминая слова Элайджи о последствиях, которые несут в себе злые намерения. Она в них не верит до последнего, даже сейчас.

Боль настигает её снова и часа не проходит. Теперь выше. Расползается по животу колючим стеклом разорванных в клочья внутренностей. Деб силится вдохнуть и не пытается удержать в желудке остатки недавнего перекуса. Ей отчего-то приходит в голову, что будет до ужаса драматично, если Рой найдет её мертвую на полу, будет обнимать её за плечи и прижимать к себе как в каком-нибудь сериале. Трогательно и проникновенно. Как и в прошлый раз внезапный приступ проходит почти сразу, а от нахлынувшей боли не остается и следа. Деб все давит себе на живот, то ли собираясь нащупать что-то там, то ли просто убедиться, что ничего так нет.
Она жалеет, что сегодняшний вечер проводит в одиночестве, когда стоят на четвереньках и оттирая салфетками пол голову пронзает яркая вспышка, вбивающая звезды из глаз. Слезы текут по лицу, когда она закрывает лицо руками, пытаясь совладать с собой и не скулить от нового приступа боли.
... остаток вечера она не спит. Крепкий алкоголь притупляет страх, но не позволяет впасть в забвение. Ей действительно очень страшно. И по привычке, проще отгородиться от всех, чем показывать свою беспомощность.
Рой не спрашивает, да и она сама никогда не рассказывает о том, чем занималась все эти годы. О людях, которым причиняла боль, о людях, которые стали жертвами её проклятий. Не говорит и о возможности расплаты и последний, потому что и сама наверняка не знает о них. Это то, что остается в прошлом - именно так он и думает, как кажется самой Деб. Для неё это все ещё настоящее. Она думает, что сбежала, но до конца не верит. 

Разгадка приходит ей в голову к вечеру. Если подумать, удивительно поздно для того, кто должен определять подобные вещи сходу. Когда пальцы перебирают растрепанные и спутавшиеся волосы, она все ждет, что её снова накроет, но больше ничего не происходит.
- Твою мать.
Теперь она кричит, но уже не от боли, а от собственной глупости.

У салона красоты с идиотским названием Деб останавливается и разглядывает одно из окон, пытаясь прикинуть сможет ли сходу пробить его каким-нибудь увесистым булыжником и ненадолго прославиться в таком тихом городе как Аркхем нарушителем спокойствия. Булыжников в округе нет, что она списывает на везение тех, кто находится внутри. Улыбчивая женщина здоровается с ней, но Деб лишь отмахивается, причем той же рукой в которой держит зажжённую сигарету.  Уверенной походкой стучит по полу массивными каблуками, определяя сходу нужное направление. Её даже пытаются остановить - очень культурно и очень аккуратно, когда она рвется к закрытой двери и стучит по ней ногой, распахивая настежь.

Деб знает, что это сделала она. Она и никто другой. Не та невзрачная идиотка стилистка, у которой кривые лапы и явное неумение слушать клиентов, которые просят всего лишь подравнять волосы, а не сделать ей модную стрижку «аркхемские ебеня 2018». Нет, это была она. Эта...сука, лоснящаяся удовольствием, с учтивой улыбкой в лице и ядовитым прищуром глаз. Укладкой, достойной тех, кто живет на больших виллах в Беверли Хиллз и которые её бесят всегда. То, что одна такая встретиться ей в Аркхеме поверить сложно. Именно она рассказывает Деборе, что ничего критичного с её волосами не случилось и, видимо, она плохо объяснила свои намерения и желания, по итогам получив то, что есть.
Кажется, Деб не удерживает и обзывает этот салон помойкой, а её явно хорошее и дорогое платье безвкусицей, стоящей этого места. Прибавляет что-то еще, но уже не помнит, что.

- Какого... - Дебора начинает на повышенных тонах, стоя в дверях и чувствуя за своей спиной парочку нервно дышащих в ее затылок сотрудниц. - хуя?
Голос кипит от праведного гнева, но она еще пытается сдерживаться. Вместо этого подносит недокуренную сигарету ко рту и затягивается.

+1

3

Некоторые люди просто не умеют себя вести. Тут нет никакого секрета, просто они мерзкие. Вот та деваха, например. Стоило ли поднимать хай из-за её соломенных лохм, которым салон, устроив по скидке модную стрижку, только одолжение сделал? Да Иванна сразу, как увидела эти секущиеся кончики, подумала, что гуманнее было бы побрить налысо. Волосы не зубы - отрастут. Ну, вы понимаете? Какой смысл тут орать? Согласитесь, назад пришить ни работница, ни, тем более, владелица уже не смогут. Как бы, без вариантов, ори или не ори, что сделано, то сделано. А в итоге испорченное настроение не только у девушки, которая в моде понимает ровно столько же, сколько бомж на помойке, но и у стилистки, и у самой Вэйн такое себе.

- Ну и чего ты ревёшь? Иди, умойся, купи вина и отдохни, завтра чтобы бодрячком на работу. Я понятно выразилась? А эту хрень я сейчас сожгу, и чтобы у себя на столе больше не видела. Всё, пошла отсюда, - Иванна жизнеутверждающе кивнула на дверь из своей каморки и чуть улыбнулась. Однако, когда заплаканная и дрожащая Энни выползла из её кабинета, размазывая сопли по щекам, женщина заявление об увольнении не сожгла и не порвала, а убрала в папочку и спрятала в стол. Вдруг ещё пригодиться. Энни была явно не так плоха, как заявляла истеричная посетительница, но и не настолько хороша, как хотелось бы. Впрочем, для такой дыры, как Аркхем, уже весьма неплохо, вы вообще много видели здесь рукастых людей? Те, кто умели и могли нормально стричь и красить, кажется, уже свалили отсюда.

- Кто бы сомневался, что это дыра. Правда, мой хороший? - Вэйн обратилась к бутылке и, кивнув самой себе, чуть подлила рома в чай, - вот так-то лучше. Ещё не хватало, чтобы какая-то пигалица ей тут бизнес портила. Иванна боковым зрением заметила, как домохозяйка с шалашом на голове и какая-то школьница с кривыми зубами подскочили с места и вышли восвояси, не желя связываться с некачественным сервисом. Как будто их отвратные рожи тянули на элитарные, как будто у них в кошельке было не десять баксов до конца месяца, а visa platinum.

Уже вечером, расположившись в гостиной своего маленького дома, Иванна достала свечи, куклу и клок волос, предусмотрительно поднятый с пола в салоне. Такого рода обиды женщина не копила и не держала в себе, она предпочитала мгновенную карму. Девица от этого вряд ли станет себя вести иначе, но ей уже ничто не поможет. А вот мрачное удовлетворение от чужой боли Вэйн получит прямо сейчас. Жалея о том, что куклу не подкрепить кровью, которая продлила бы эффект от иглоукалывания, Иванна сделала первый укол. Пройдёт быстро, увы, но боль будет сильной, а это самое главное. Один укол, игла чуть провернулась для пущего эффекта. Иванна с удовлетворением отложила куклу и взяла в руку бокал красного вина. Так-то лучше.

"Надо повесить замок... амбарный", - запоздало подумала Иванна, когда её прервали уже пятый раз за час. Она пыталась свести воедино свою бухгалтерию и понять, что там с налогами, но в салоне, очевидно, без неё не могли даже решить, сколько раз нужно чихнуть. На этот раз, правда, дверь распахнула не сотрудница с очередным "важным" вопросом, а вчерашняя гостья. Иванна плохо помнила лицо, но вот эти некрасивые волосы ей ещё долго будут в комарах являться.

- Простите? Я вас знаю, или вы со всеми так разговариваете? - уточнила Иванна. Она явно не собиралась признаваться ни в том, что узнала эту девицу, ни в том, что может смутно догадываться о причинах её прихода. Вернее так, Вэйн сейчас и не предполагала, что связано это с вуду, но думала, что та нашла очередную лазейку для продолжения вчерашнего скандала.

- Вообще-то я сейчас немного занята. Если у вас остались вопросы по сервису, вы можете подождать снаружи несколько минут, - Иванна улыбнулась ещё шире, мысленно добавив: "или сходить нахуй". Вслух говорить не стала, потому что, увы, репутация салона ей ещё дорога. И если одну неудачную стрижку ещё можно было свалить на случайность, то послы нахуй от хозяйки салона - явно нет.

+1

4

Заданный ею вопрос настолько лаконичен и прост, что не требует никаких пояснений. Дебора не гнушается грубости, но, конечно же, безошибочно (ну или почти) представляет кому её стоит показывать, а кому нет. Салон красоты в Аркхеме само по себе явление необычное и она первое время даже не решается туда заглянуть. Он отдает провинциальностью и находясь в этом городе, почему-то как раз провинциальности хочется меньше всего.
Ей и без того не слишком приятно каждый раз здороваться с соседями тех домов, что зажали её с обоих сторон, испытывая то самое подчеркнуто вежливое любопытство к новоприбывшим.

Аркхем все больше напоминает ей банку с пчелами или муравейник с четко отлаженной, но не для её взгляда иерархией и системой, до которой ей нет никакого дела. Так думает Деб, но уже понимает, что это место затягивает её, все больше отпечатываясь в подкорке знакомыми местами и любимыми улочками. Впервые за долгое время она обращает внимание на здания вокруг и на архитектуру сильно отличающую от того, что видела раньше. Потом с ней начинают здороваться в кафе, где она периодически перекусывает и улыбчивая блондинка в дурацкой желтой форме официантки ( у нее уже даже не ползут мурашки по коже от ненависти к подобной рабочей одежде) интересуется где она купила свой красивый бежевый с нежными розовыми цветами палантин.
Нельзя же её винить в том, что она привыкла жить в большом городе, где выбор любых мест не ограничен? На любой вкус, цвет и запросы. О случившемся «недоразумении» в салоне она забывает почти сразу, стоит только пройтись по улице с не до конца высушенными волосами и сесть в свою машину. Её лишь самую малость потряхивает, как это бывает, когда берешься спорить с мало-симпатичным тебе человеком и понемногу понимаешь, что он пытается поставить тебя на место, сохраняя на лице выражение не явного, но все же преимущества. Это как раз и напрягает больше всего, заставляя перестать следить за словами.

Так что, по вполне очевидным причинам, встречаться с владелицей салона Деб больше не хочется. Даже по одному и тому же магазину ходить, если уж так получится. Это она решает для себя твердо, поэтому быть здесь снова, да еще и так скоро, она точно не планировала. Память о недавней боли слишком крепка, хотя Дебора уже не может сказать точно какой она была. Различить по оттенкам, сравнить с чем-нибудь или даже напомнить себе ощущения. 
Слишком сильной, вот какой была эта боль.
Потому вопрос «какого хуя» ее не смущает ни капли.

Женщина явно не понимает о чем речь, улыбаясь ей сдержанно, но миролюбиво. Видимо, одной из этих коронных улыбок, которые предназначены для разгневанных и недовольных какой-нибудь дурацкой глупостью посетителей. К ним Деб себя, естественно, не причисляет, а потому только поплотнее поджимает губы. Злость клокочет внутри, но позволяет пока еще мыслить трезво, а не бросаться на неё с кулаками, выставляя себя ненормальной истеричкой. Ненормальные истерички это заведомо проигрышная роль. К тому же такая еще и в полицию может позвонить и это будет уже действительно абсурдной ситуацией, какую только можно вообразить.

- Я подожду здесь, - с нажимом сообщает она, держа в опущенной руке медленно тлеющую сигарету и делая несколько шагов по направлению к столу, за котором и восседала женщина в широком кожаном кресле. - В Ваших же интересах, чтобы я подождала здесь.

«Ведьма, ведьма. Сжечь её!» - Деб не готова опускаться до подобных речей. Может быть самую малость, но только в своих чересчур гневных фантазиях. На деле она всего лишь окидывает владелицу салона внимательным, оценивающим взглядом, а потом все-таки добавляет:

- Я знаю, что можно сделать с чужими волосами.

Губы изгибаются в невеселой усмешке, с которой она неотрывно следит за лицом женщины, ожидая прочитать на нем то, что только подкрепит её мысли и предположения. Правильные мысли и предположения. Подходит ближе и упирается раскрытыми ладонями в поверхность стола, выглядя сейчас так, как будто любая ложь разозлит её до такой степени, что сложно предугадать, что может быть дальше.

+1

5

- Извольте, - Иванна милостиво кивнула, дав тем самым понять, что не собирается совсем уж рьяно ограничивать свободу визитёрши. Раз хочет сидеть здесь и ждать - пусть ждёт. Пять чеков, - информацию с них Вэйн старательно вносит в потрёпанную тетрадь неспешным движением. У неё впереди всё время мира, она в гармонии с собой, и ей не стоит спешить, только потому что того хочет какая-то девица. Столбик медленно пополняется новыми цифрами, потом идёт подсчёт, несколько балетных па пальцами по калькулятору - единственному современному (не такому уж, но Иванне об этом лучше не говорить) прибору, который не вызывает у женщины панического ужаса - и в соседнюю колонку аккуратно записывается сумма налога. Вот так-то лучше. Ладно уж. Майлс могла бы продолжать это вечно (по крайней мере её ждали ещё несколько замечательных страниц цифр. Однако, сильнее чужой ярости Вэйн любила свою лень. И никакие земные силы не заставили бы её переделывать идиотскую работу дважды, что вполне могло бы случить, продолжи она в таком же духе. Девице что стоит вырвать тетрадь из рук да изорвать?

- Ну что ж, теперь можете поведать, почему это в моих интересах? И что значат ваши странные фразы? Когда тетради не было на столе, Майлс стала меньше осторожничать. Ей не стыдно откровенно издеваться над визитёршей и прикидываться полнейшей дурочкой. Даже не столько прикидываться - по этой улыбке же прекрасно видно, что она всё понимает, но не хочет признавать этого. Хороший скандальчик всегда держит в тонусе, особенно в том случае, когда касается магии вуду и не касается сервиса её салона.

- Что вы там знаете... что делать с волосами? Неужели вы хотите устроиться ко мне на работу? У меня штат пока укомплектован, но вы можете оставить резюме на случай, если одна из девочек решит уйти. Это, надеюсь, всё? - Майлс очень интересно, сколько у девицы терпения. Как быстро она выйдет из себя, и что начнёт творить, если это случится? Вообще-то ничего такая: в меру наглая, зубастенькая. Если бы ещё сразу научилась ходить с козырей, то цены бы ей не было. Вэйн тут не молодеет, пока они ходят вокруг да около, сыпля туманными фразочками.

Зазвонил телефон, Иванна даже не сразу нашла эту игрушку дьявола. Миленькую раскладушку, которыми никто уже в здравом уме не пользовался. Ну, кроме неё, конечно. Даже этот прибор вызывал немало ужаса у женщины, но открывать и закрывать его она как-то научилась. Для всего остального у неё и была помощница. Если нужно кому-то позвонить, не дай боже, отправить факс (Майлс специально факс купила, так как слышала, что это страшно модно), или включить компьютер, чёрт бы его побрал, вызывается Чэстети.

- Стоп. Брэйк, - Вэйн резко открывает раскладушку. Левой рукой она взмахивает в сторону визитёрши, выставив указательный палец, мол, задержи эту мысль на секунду, сейчас продолжим, - Ага, да, ага. Именно. Завтра. Спасибо. Погнали дальше.
Последняя фраза была обращена уже к гостье, и Вэйн вновь обратилась из разумной взрослой женщины в холодную суку с ехидными глазами. Наверное, уже на этом этапе было понятно, насколько несерьёзно она воспринимала всё происходящее. Скандалы- это её стезя, её хобби, её способ не помереть со скуки в этой дыре. Поэтому, пожалуйста, не останавливайся, милая, что ты ещё хотела сказать? Можешь даже швырнуть дырокол в стену.

Отредактировано Ivanna Miles (05-06-2019 02:29:24)

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » It's voodoo, bitch


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC