РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Дела медведственные


Дела медведственные

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sg.uploads.ru/t/1vBSM.jpg

Erik Gamshoe & Hector Einarsson
29 ноября, ближе к вечеру в лесах Аркхема


Просто все убежали вперед. Просто надо остановиться и поговорить.

+2

2

Согласился ли Эрик на это добровольно? Определенно да.
Было ли Эрику любопытно? Скорее да, чем нет.
Собирался ли он ломится, сломя голову? Определенно нет.
Он шел не без труда - очень нелегко перейти с двух конечностей на четыре. Особенно с учетом... Особенностей принятия новой своей формы. Этот опыт должен был быть далеко не первым - но Гамшу никогда не обращался в свою медвежью форму просто так. Сила воли и медвежьи (фьють-ха!) дозы аконита делали свое дело в крайней степени исправно: детектив оборачивался очень редко и в первую очередь по нужде. И, что важней всего - лишь в тот момент, когда он уверен, что не найдется ни одного свидетеля его превращения.
В новом... коллективе пришлось избавляться от этой привычки. Не то, чтобы Эрик был совсем против своей природы, но да, ему было непривычно абсолютно все. Он будто попал на нудистский пляж в деловом костюме - пришлось соответствовать ожиданиям и избавляться от одежды. Конечно, перед охотой Эрику тоже пришлось раздеться, так что сравнение не просто корректное, а даже смешное до чертиков своей неоднозначностью...
В любом случае. скрепя сердце и желая узнать о себе как можно больше, упрямый чуть ли не первым подпрыгивал от энтузиазма при сборах - а теперь плелся последним, ленивый, усталый и почти не видящий смысла в охоте. Зачем? Лучше исследовать каждый запах на пути! Хотя половина вещей вокруг пахнет добычей... Ай, не столь важно!
Мелковатый даже для своего вида, кажущийся недоросшим медвежонком барибал ходил почти украдкой - насколько позволял опыт по ту сторону черепа и по эту сторону лап, конечно. К тому же, каждое движение неподалеку отзывалось странным гулом в лапах. Все никак не получалось привыкнуть к этому - ну и пусть. Волки опытные, они не пропадут. Гамшу тоже не пропадет - он умный. Надо только приспособиться к странным перемещению и чутью - в той мере, чтобы шаг ожил, став естественным, а не просто искусным копированием того, как он знал, что должен ходить медведь. Природа зовет, чтоб её за ногу, под ногу и в конце концов сбить с ног.
Тум. Тум-тум. Тум-тум. Тум. Тум-тум. Тум-тум-тум. Тум.
Чужие шаги - нет, не послышались. Опять-таки, почувствовались. Дурацкие слова, почему вы не умеете передавать правильные ощущения? В любом случае, эти куда более уверенные в сравнении с собственными, но слишком резкие и тяжелые "тумы" выдавали собрата по несчастью. Тоже медведь. А, насколько знает - и теперь уже, оглянувшись на источник вибраций, видит Гамшу - это Гектор. Славный малый, он почаще Гамми бывал в форме медведя, но переживал каждое обращение куда трудней. Не в правилах Гамми предлагать травиться тем же ядом, каким он травится сам регулярно, и не в его же правилах давать глупые советы по поводу того, как не сойти с ума от плеяды ощущений. Гамшу сам этого не понимал, лишь на подкорке фильтруя лишней и единой силой воли удерживая себя от всяких глупостей вроде поиска места, где никто и никогда не ходит, но где много вкусных запахов. А, меж прочим, именно сейчас эта мысль медитативно засела в голове. Благо, что Эрик сумел следовать этому порыву только наполовину. А сможет ли Гектор?
Шаг замедляется, и с тихим ревом черный медведь приближается к своему крупному товарищу. Тяжело общаться без привычных слов, одними движениями - но Эрик старается. По крайней мере, пока.

+1

3

Гектор не любил эта стайные сборища.
Не потому, что для этого нужно было время. А потому что нужно было обращаться. Рой, альфа «Лунных охотников», впрочем, тоже был не большим поклонником этих сборов, но традицию ежемесячной охоты не прекратил. Наверняка понимал, что даже самый добрый оборотень рано или поздно захочет крови, хотя бы потому, что это часть их природы.

Как новичок, буквально омега, Эйнарссон шел позади всех. Да и честно говоря, ему было так удобнее. Он еще мало кого знал – всего неделя прошла с тех пор, как он стал частью стаи – и не желал как-то выделяться из общей массы прямо вот так сразу.
В общем-то, Гектор не рад здесь находиться. Стая, состоящая почти целиком из волков, не вызывает у его звериной части должного доверия. Словно сама природа противится этому выбору. Даже, пожалуй, сам исландец бы так и продолжил свое одиночное существование, если бы не все случившееся в городе. Катастрофа так потрясла вербера, что он задумался над тем, как он может себя защитить и что может сделать для своей семьи. Хотя, семьи ли?

Бабка все также зыркала в него выцветшими голубыми глазами, и только простое человеческое «лень» не давало ей обратить внука в тыкву, чтобы потом зажарить его в масле на сковородке. Тренерская работа сильно замедлилась после обрушения части бассейна после урагана, а уж после того, что натворил Уайтферн, начальник Гектора и бывший глава местного Ковена, вообще сильно сказалось на оборотне. Самодовольный ублюдок призвал какую-то теневую тварь, которая положила много народу в холле университета, среди которых были и несколько ребят Эйнарссона.
Погибших не вернешь, но злоба, затаенная в душе, нет-нет, да проскальзывала в словах, в движениях, в самом Гекторе. Маги стали казаться оборотню чем-то опасным, злым и грубым. Спустя столько времени до него стала доходить странная истина – он больше не маг, и слава богу, что он потерял этот дар. Как бы чувствовал себя исландец, если бы знал, что умеет делать такое просто потому, что больше великий колдовской разум не смог придумать?

Пожалуй, охота была лучшим решением сейчас. И пусть убийство невинного животного претило Гектору, в глубине души он понимал, что чем дольше будет сопротивляться своей природе, тем больнее ему будет потом. Но он всегда откладывал это «потом». Надеялся, верил, считал, что справится.

Сегодняшнее превращение далось ему с трудом. Кости, словно нехотя, меняли свою форму, пока череп хрустел так, что Геку казалось, будто его мозги лопнут под давлением трансформации. Он еще лежал пару минут на земле, пытаясь прийти в себя после метаморфозы. Альфа ткнул его мокрым носом в бок, и медведь вяло рыкнул, затем поднялся и побрел вслед за вожаком.
Впрочем, спринтером Гектор никогда не был. Какой из медведя спринтер, если он и шагу ступить не может без боли в лапах? Он отстал от всех безнадежно, и медленно переставляя тяжелые, словно налитые свинцом лапы, двигался вперед.

Сбоку появился черный медведь с белой манишкой под шеей. Сначала Гектор напрягся, шерсть на загривке приподнялась, но затем в ноздри проник знакомый запах – Гамшу. Еще один оборотень-медведь, который был чуть больше в стае, чем сам Гек, замаячил сзади, и чтобы хоть немного передохнуть, Эйнарссон сел на задние лапы, упершись спиной, показывая, что он устал топать на четырех.
Эрик нравился Гектору – чего греха таить, детектив был симпатичным парнем, но только на пару неловких попыток узнать побольше о личной жизни Гамшу как-то провалились. Чернявый коп то и дело отлучался, ему звонили, короче говоря, вечно что-то мешало. Правда, создавалось впечатление, что Гамшу делает это намеренно. Но Гек был слишком хорошего о нем мнения, чтобы так думать.

Ткнувшись носом в низкорослого медведя, вербер махнул головой в сторону стоянки, где оборотни сложили все свои вещи. Кажется, его поняли, потому что топот чужих лап Эйнарссон слышал за своей могучей спиной. Потому, чуть притормозив и поравнявшись с другим оборотнем, Гек мягко толкнул того в бок. Толчок вышел слишком сильным и черный медведь, громко зафырчав, повалился на лапы, словно мешок с удобрениями.

Жаль, медведи не умеют смеяться, потому что в этот момент Гек бы обязательно захохотал.

+1

4

Гамми не игнорирует проблемы этого города. И не игнорирует проблемы этих людей. Он их... Фазирует. Во время работы у него нет времени на жертв урагана. Во время охоты у него нет возможности поговорить с Геком. Ну и пусть.
Зато есть возможность просто отдохнуть. И даже не в одиночестве, а вместе.
Вон, тут красота, жизнь цветет, лес вкусно пахнет и товарищ рядом устал ходить.
Последнее, к слову, вызывает беспокойство. Связано ли это с болью в костях? Вероятно. Примерно секунд восемь медветектив перебирает иные варианты, но останавливается в итоге на самом первом - как наиболее очевидном и корректном. Эрик понимает это даже эмпирически - у него тоже половина тела болит. Не настолько, чтобы жаловаться, но настолько, чтобы ходить медленно. Медленней волков - уж точно. А теперь можно и вовсе сменить осторожный шаг на крайне лениво-медленный, будто это прогулка не посреди ночного леса, а посреди уютного сновидения.
Наконец, сравнялись оба мишки. И оба же в итоге оглядываются в сторону очень импровизированного лагеря. Это прозвучало почти как предложение - или, во всяком случае, именно так его расшифровал Эрик. И Гамшу был не против! Хотя для начала лучше просто отдохнуть вдвоем. Может, дело в довольно робком характере барибалов как таковых, а может, в железном упрямстве Гамми - но охотится он не желал. Отдохнуть, прогуляться, размять косточки, пореветь о чем-то своем вместе с приятелем, как главный герой мультика Диснея - всегда пожалуйста. Тем паче, надо немного развеяться. А слишком забывать о том, что по ту сторону черепной коробки мозг далеко не медвежий, Эрик не желает. Он же не какой-нибудь кровожадный тварь!
Хотя жрать, конечно, хочется. Впрочем, Гамшу с середины дня ничего не ел - спасибо прекрасному распорядку дня, который превращает обеденное время в тихий час, а полночь - в лучшее время для разыгровки шахматного этюда, как по учебнику. Впрочем, после каждого превращения Эрик начинал в итоге искать орехи, траву, диких пчел, падаль - еду, короче говоря. Хотя сейчас на дворе уже почти зима, и этого нет... Ничего. Утром он перехватит перед работой что-нибудь. Но пока такой возможности нет, и естественный голод смешался с животным позывом. Словом, детектив совсем наплевал на то, что он медведь (и это лучше, чем обратное), и нагло подтасовал факты. Учитывая боль и будущий завтрак, можно перетерпеть. Хотя волки ведь охотятся, и наверняка оставят падали... Хотя та, в свою очередь, гипотетически заразна, а потому вредна. Нет, наверное, все-таки не стоит полагаться на собратьев по стае.
И это действительно так - немного увлекшегося идеей, что именно пожрать, его подталкивает Гектор, и Эрик неуклюже падает - а потом медленно встает, ворча. Это было даже забавно, но нет, Гамми не простит такого! Он... В ответ он поднимет на приятеля лапу. Буквально. Или, верней говоря, по очереди уложит обе на чужой бок. Правда, без раскачки. А потом Гамшу несильно, но бьет обеими лапами друга, привлекая внимание Гектора, мол, смотри и видь! Сначала киваеи в сторону их лагеря, а затем - далеко в обратную сторону. За полкилометра, если не дальше. Гамми что-то чуял. И этим чем-то была падаль. И, как бы он от этого не отнекивался, но и наружний, и внутренний зверь солидарно били ложкой по столу и просили пищи - чем в итоге заставили Эрика сейчас тюкать Гектора в бок и просить пройтись еще.

+1

5

Гектору-медведю было немного жаль Эрика. Потому что черный мишка был ощутимо меньше его, что в человеческом, что в зверином облике. К тому же, детектив больше напоминал исландцу какого-то енота, а уж никак не медведя.

И, честно говоря, вот именно эта, почти детская непосредственность вкупе с истинной серьезностью детектива заставляли большое, доброе сердце кермода биться чуточку сильнее. Конечно, до полноценных чувств было далеко, но все же… Эйнарссон не мог не заметить, что стал бросать заинтересованные взгляды куда сильнее в сторону черноволосого, невысокого мужчины.

И теперь, оставшись с Гамшу в лесу наедине, Гек мог позволить себе подумать над тем, что он ощущает по отношению к товарищу по стае. Конечно, ему бы, возможно, хотелось познакомиться поближе, но случай все никак не представлялся. Да и нельзя вот так, сходу, ринуться с головой в омут, потому Гек наслаждался тем, что имел.

Сладковатый запах падали ударил в ноздри и вербер пошевелил ноздрями, пытаясь уловить источник запаха. Кажется, Эрик был готов поискать какую-то жратву в виде полежалого мяса, а вот Гектор.. Гектор не был готов еще пока к таким геройствам. Да и чего греха таить, его желудок пока еще не был готов к принятию такого рода пищи. Может быть, другим оборотням это все было очень даже нормально, но вот для исландца, который едва-едва начал находить общие связи с собственным зверем внутри себя..

Короче, нет.
Гектор мотнул белой головой, делай шаг назад. Затем попятился и сделал шаг в сторону, понадеявшись, что Эрик поймет его движение верно. Может, сам Гамшу ничего такого в своих действиях не видел, но даже желание познакомиться с ним поближе как-то меркло на фоне того, что барибал сейчас пойдет жрать падаль.

От этого слегка воротило и Эйнарссон, развернувшись на мощных лапах, грустно проревел что-то непонятное, и отправился к лагерю. Он устал быть в животной шкуре. С ревом, прокатившимся по рощице, где они остановились импровизированным лагерем (одна косая палатка, да потухший костер) вербер начал обратную трансформацию. Кости затрещали, заново ломаясь и перестраиваясь. Волна боли прокатила по позвоночнику, вызывая стойкое ощущение того, будто бы этот самый позвоночник выдирают голыми руками. Превращения всегда были очень болезненными для мужчины, хотя тот догадывался, что это связано именно с тем, что он был не в ладах с самим собой.

Гектор рухнул наземь, тяжело дыша, полностью обнаженный. Дыхание сбилось, и никак не желало восстанавливаться, и потому он перевалился на бок, затем плюхнулся на спину. Небо, чуть заволоченное серыми тучами, не способствовало поднятию и без того убитого напрочь настроения. Звезды то и дело выглядывали из-за них, подмигивая желтыми глазками. Ночь распахивала свои объятия всем живущим в городе и рядом с ними.
Боль медленно утихала. Руки смогли, наконец-то, пошевелиться, и Гек сложил их на живот, ощущая, как тот расходится под все таким же тяжелым дыханием. Глаза закрылись сами собой, и, несмотря на то, что земля была уже далеко не такой теплой, оборотень не мерз. Кажется, эта охота вымотала его окончательно.

+1

6

...Черт тебя дери, Гамшу! Одумайся, ты ж не животное! - голос разума наконец был услышан. Что характерно, это был не собственный голос Эрика. Это вообще был не голос - ибо общение все ещё шло на языке жестов. В любом случае, не-голос принадлежал не детективу, но другому медведю. Гектор был куда человечней в вопросе обращения с животной стороной личности. Вероятно, именно потому, что воспринимал свои отношения с собой-обращенным куда острее, чем детектив. Не то, чтобы полная подноготная пловца была собрана перед Гамми и не то, чтобы он в принципе глубоко разбирался в том, как этот большой парень жил и в итоге докатился до жизни такой (такая тактика поведения была помечена мысленным ярлычком "деликатное молчание") - но примерно понимал, что именно заставляет приятеля так себя вести.
Если для Эрика это стало преодолимым препятствием и новой главой в жизни, то Эйнарссон, очень многое потерял - как при обращении, так и не задолго для него - и потому воспринимал такие вещи куда острей, чем до сих пор на подкорке считающий себя простым человеком детектив. Казалось, на психике этого плюшевого мишки лежал совсем свежий, ещё болящий шрам. Эрик все хотел прошурхаться по своим источникам и узнать о северянине немного больше - но никак не удавалось выделить на это достаточно времени и внимания. Быть может, к концу недели он выкроит пару часов на это... Но сейчас лучше просто последовать его примеру и отказаться от падали.
Барибал медленно машет головой - совершенно скопированный с оправдывающегося человека жест.
Впрочем, полноценно барибал оправдаться не мог - не позволяли грубые связки горла и странная форма рта - тут и при всем желании ничего толкового не скажешь. Кроме, наверное, "РААААР". Но рычать на Гектора Эрик не хотел, и даже более того - ни малейшего смысла не видел. Потому просто молча пошел за другом. Обратно? Разумный ход. Особенно сейчас.
Где-то на фоне во время ходьбы свербил желудок, прося вернуться к идее с падалью или хотя бы порыться в и на земле в поисках какой-нибудь снеди. Но нет, Гамми не такой. Он не согласен. По крайней мере, теперь, когда его вернули в чувство человечности. Потому он просто идет шаг в шаг за этой большой белой задницей. В голове собиралась какая-то дурная шутка в духе "медведь приводит медведя к становлению человеком" - но, так и не созрев, она оказалась окончательно отброшена за глупостью и ненадобностью.
Наконец, дошли. Наконец, Гек решил вернуться к человеческой форме. Посредь поляны. Холодной, между прочим!
Эрик не сознается перед самим собой - по крайней мере, в ближайшее время - что он действительно заботится об этом большом дурашке, а не делает это просто потому, что это сделает любой нормальный человек в его положении. Тут же лежало и игнорируемое Гамшу противоречие - знающий человек, во-первых, не подходил бы к медведю, а во-вторых, оставил бы вербира лежать - простуда ему все равно не грозит. Но нет, Гамми не согласен - медвежью морда ныряет в палатку, аккуратно, будто там кто-то есть, а затем выныривает оттуда. В зубах - разом трусы, джинсы, рубашка и куртка. Эрик не скупится на такие мелочи, как вместительность рта, лишь прикусывая чужие вещи. Он же не хочет, чтобы Гек остался в рваной одежде, правда?
Потому просто идет обратно на задних лапах, чтобы хоть как-то уберечь вещи от контакта с землей. Он не хочет, чтобы Геку эта помощь обернулась медвежьей услугой. Правда. Потому терпеливо стоит над душой свернувшегося в комок Гектора, держа в пасти чужую одежду. Он не ревет - но пытается топтать лапой (аккуратно, чтобы не упасть) - чтобы вибрацией привлечь внимание уже человека. Не то, чтобы ему было трудно стоять, но вот за Гектора он все-таки беспокоился. Немного. В той степени, чтобы списать это на банальное вежливое, разумное поведение и ни на что большее.

+1

7

Гектор не мерз.
Если честно, это была одна из тех вещей, которые пришлись ему по душе после превращения. Возможность гулять под порывами холодного ветра без толстой куртки в зимнее время определенно было весьма полезной вещью. Потому что теперь, будучи вербером, Эйнарссон почти не замерзал.
Если быть совсем точным, то и до обращения мужчина был очень холодостойким – беря во внимание его происхождение и род деятельности, это не было чем-то таким уж и удивительным. Удивительным было то, что он перестал замерзать после. Приятный бонус. Однако, на фоне остальных проблем, пришедших с трансформацией, эта прелесть как-то терялась.

Шаги Эрика прозвучали слишком громко. Сильная вибрация прошлась по телу оборотня, лежащему на земле, отзываясь приятным покалыванием на коже. Почему-то теперь его совсем не страшила участь зверя в шкуре человека. Это как.. Как сбросить маски. Открыть свое настоящее лицо, наконец, вздохнуть спокойно и просто жить.

Гамшу проходит мимо и Гек чихает. Шерсть барибала пахнем прелой травой, вечерней прохладой, немного мускусом и совсем капелькой – чем-то вкусным, но пряным. Словно перец. Или корица. Да, верно, корица. Немного острая, но приятная на вкус. Почему-то от этого сравнения хочется улыбнуться, что исландец и делает с удовольствием.

Эрик движется куда-то к палаткам и Гектору хочется его окликнуть – каким бы аккуратным не был детектив в медвежьей личине, он все же медведь и может поломать эту хрупкую конструкцию одним неловким движением. Но Эйнарссон молчит. Ему не хочется прерывать эту торжественно-спокойную тишину наступающей ночи глупыми громкими словами, не имеющими смысла. Хочется просто смотреть в небо и дышать полной грудью.
Когда над ним зависает огромная медвежья туша, мешающая рассматривать небо, все больше усыпающееся звездами, как веснушками, Гек недовольно хмурится. Он был в некой прострации, от которой его оторвали.

- Эрик, что ты делаешь.. – договорить мужчина не успевает, потому что сверху на него падает его собственная одежда. Она кажется немного чужой, пахнет искусственными парфюмами и ароматами. Гектор начинает смеяться – негромко, но очень заразительно. Черный медведь плюхается рядом, затем обтекается рядом, укладываясь на листву справа от мужского тела.

Рука исландца как-то автоматически касается шерсти на спине, проводя по ней пальцами. Жесткая, но теплая. Интересно, его собственная такая же или мягче? Похода она на ворсинки ковра или выглядит топорщащейся кучей игл? Одеваться совсем не хочется, и Гектор продолжает тихо поглаживать сильную спину зверя, просто наслаждаясь единением с собственной природой.

- Я думаю, что тебе тоже стоит обернуться человеком, - шепчет негромко он, медленно убирая руку со спины медведя, слыша, как тот начинает недовольно ворчать. Кажется, ему и правда понравилось, что его гладят по спине?
- Давай, так нам легче будет поговорить. – а может и нет, но Гек никогда не был трусом, чтобы не сделать первым шаг вперед.

+1

8

- Что я делаю? О тебе забочусь, - тут же ответил Гамшу, не думая. Ответ, правда, остался молчаливо-мысленным, но остался - а открытая в смеси удивления и легкого возмущения пасть послужила причиной, почему вербир уронил вещи на их владельца. Осознав это, Эрик же завочал не то, чтобы виновато, но неловко и с таким легким, характерным отзвуком дежурного извинения за небольшую оплошность. Если бы медведи могли говорить в своей медвежьей форме, то это было бы "У-упс!" с легким смешком в конце.
Мелочи. Тем паче, Гек сам все понимает и не в обиде. Это Эрик снова играется на оборотничьих крайностях - слишком по-человечески думает, забывая о том, какие оборотни горячие - в прямом смысле слова. Тем паче, что он чаще всего ходил в одном и том же комплекте одежды, меняя лишь периодически рубашки и галстуки. А, и ещё надевая и снимая плащ. Но и то - не всегда. Далеко не всегда. Словом, почти всегда Гамшу был наглухо одет. И такие моменты были, несмотря на понимание их природы, все ещё трудны для восприятия. Психика - злая и неуступчивая сука.
Эйнарссона пробивает на смех. Чистый. Искренний. Добрый. И, наверное, слишком приглушенный. Гамми сам бы засмеялся - но пришлось лишь выдохнуть странно, пародируя смех, показывая - если б мог, тоже смеялся бы. А потому на волне ставшего ещё лучше настроения в даже слишком ласковом жесте валится рядом. Немного грузно. И тут же на всех четырех подползает ещё чуть-чуть ближе. Ненамного, но теперь при толике желания его можно хоть обнять, как плюшевого мишку. И если ветер будет - то не задует. И плевать, что Гектору и так неплохо - ибо если этого не сделает детектив, то никто о Гекторе на таком уровне и не позаботится. Не то, чтобы Эрик хорошо знал Гека и его семью, но, насколько он заметил по состоянию медведя - она помогала мало. А стая... Стая редко заботится о таких мелочах. Так что сделает это Гамшу. Это его долг, короче!
Частично это и сбывается - правда, мишка получает только руку, зарывшуюся глубоко в шерсть. Но это уже неплохо! По крайней мере, приятно. Чего таить - поддавшись звериному началу, Эрик в итоге очень скоро заворчал. Низко, утробно, но ласково - почти как мурлычет изнеженный кот. Гигантский и отнюдь не кошачий кот, который повернул довольную морду к гладильщику. Если б мог - попросил бы почесать ещё вдоль позвоночника. И поглубже. Но чем богаты - тому и рады. Хотя...
Предложение принять человеческую форму было здарвым, в принципе. Как бы Гамми не хотел повременить - все равно придется. И лучший момент - наверное, все-таки сейчас. Так что Эрик спокойно, не меняя позиции, вернулся к обращению. Оно шло... Трудно. Не столько болезненно, сколько физически трудно. Боль от недавней смены формы можно легко терпеть. Но вот боль от самой трансформации - не всегда. Эрик сидел на аконите по одной простой причине: он ненавидел эти ощущения. Как перестраивающиеся ребра резко сжимают не поспевающие легкие, то, как изгибаются по новой позвонки, то, как мышцы и нервы меняют ход, а шерсть по ощущения пытается зарости обратно в резко истончающуюся кожу, а после этого - выдирается оттуда по одному волоску... Бр-р! Ещё и звезды стали ярче, а звуки - громче. Все звуки. На миг эти ощущения и вовсе приглушили сознание.
Эрик не знал, дело в его человечности или зверстве. Он просто не любил это дело.
И лишь спустя весь долгий и болезненный процесс осознал, что Гектор так и не убрал руки - так что теперь она лежала на спине Гамшу. Он не возражал. Да и в принципе пока не думал, что лежит нагишом на жухлой траве вместе с таким же раздетым парнем на категорию больше своего.
- Так... О чем бы ты хотел поговорить сейчас? - пассаж нейтральный, но благонастроенный. Вербир просто не знал, с чего начать. По крайней мере, пока. На лице красуется фирменная улыбка. Только немного теплей и вместе с тем усталей, чем обычно.

+1

9

Звездное небо над головами оборотней похоже на бархатное покрывало, которые факиры из дешевых цирков укрывают свои ящики с распиленными ассистентками. Но лишь похоже – потому что оно глубже, насыщеннее, натуральнее. Звездный свет похож на искры серебристого пламени, плящущие в бесконечности пустоты. Луна, холодная, одновременно близкая и такая далекая, светит на поляну мягким сиянием, окутывая все окрест почти мистическим маревом.

Где-то в глубине души, Гектор иногда завидовал бабке и всей остальной колдовской родне. Ведь ночь – лучшее время для колдовства, так говорилось в тех магических книгах, которые Эйнарссон успел прочесть за свою бытность магом. И сам исландец иногда задавался вопросом: а каким бы он стал магом, не обратись в зверя? Был бы сильным и могущественным или наоборот, слабым и неумелым. Ведь каждый чародей в чем-то силен, а в чем-то слаб. Может быть, Гектор был бы искусным ментальным магом, как Аякс? Или, быть может, он осилил бы артефакторику, как Гвиневра? А может быть даже, освоил бы стихийные умения, коими владела Темперанс. Почему-то упоминание о матери вызвало в деснах боль нечто вроде той, что бывает, когда выдираешь зуб.

Свои зубы мужчина давно не проверял, потому что еще почти сразу после обращения уяснил – их не берет даже кариес, а выбитые клацалки имеют свойство вырастать снова, что не могло не радовать. Да и вообще, теперь у Гека новая жизнь, новая судьба и новые друзья, за которых ему стоит держаться. К тому же, если верить бабкиным старинным книгам, оборотни тоже не так просты, как она пыталась внушить ему за эти полгода жизни в Аркхеме.
Сбоку послышалось кряхтение. Эрик обернулся в человеческую форму, но Гектор, чтобы тот не заметил, вновь закинул руку на спину товарища по стае. Никакого намека – просто дружеский захват. Теплая кожа вербера приятно грела пальца Эйнарссона, пока тот продолжил пялиться в небо. Хорошо, что Гамшу его услышал даже сквозь звероформу. Ведь, если все также опираться на бабкины книги, то оборотни – просто дикие звери, неспособные на членораздельное мышление и вообще, варвары магического мира, не то, что интеллигентные и образованные маги или холодные и высокомерные вампиры. Последних, кстати, Гектор ни разу не встречал в своей жизни. Или, по крайней мере, встречал, но не знал, кто перед ним.

- Как ты себя чувствуешь, Эрик? – голос Гектора тих, и вкрадчив. Он не хочет испортить момент, который с таким трудом был найден. Где-то там, глубоко в чаще леса воют волки, загоняющие добычу, а они, два медведя, просто развалились на холодной земле, словно июль на дворе, просто беседовали.
- Я вижу, что у тебя тоже есть проблемы с обращением, да? – начать беседу с такого вопроса Геку подсказало чутье, потому что он заметил, как тяжело Эрику дается превращение. А может быть, ему просто показалось.

- Просто я, как ты мог заметить, тоже превращаюсь, как полено, - незаметным движением мужчина провел пальцами по коже спины друга, не доходя до поясницы, чтобы не смущать того излишним вниманием. В конце концов, такие действия были индикатором – натурал бы уже попросил убрать руку, а вот Эрик.. Кажется, Гамшу нравились такие легкие прикосновения, без намека, но с толикой смысла. Интересно, как быстро детектив догадается, что теперь интерес Эйнарссона плавно переходил в более личный?

- Слушай, нам надо одеться и приготовить одежду для наших, а то они скоро придут сюда, - решив больше не рисковать, Гек убрал руку, и начал подниматься на ладонях, как вдруг Эрик, выпучив глаза, вскочил с места, начав дрыгать руками, ногами и прочими частями тела. Поначалу Гектор даже и не понял, что случилось, но затем до него дошло – по телу вербера ползал какой-то паук, которого тот старательно пытался сбросить.
- Постой, не дергайся! Я его сейчас сниму, - исландец поднялся следом и, нависнув на Эриком, поймал его за локоть, чтобы удержать на месте, затем аккуратно снимая с предплечья не менее испуганного членистоногого. На поляне повисла тишина, потому что Гек ощутил, как его висячего члена касается чужая теплая плоть и от этого стало немного жарче, чем обычно.

Он поднял глаза на Гамшу, ища то ли поддержки, то ли ответа, но в его глазах сквозило то же самое.

+1

10

- Все... В порядке, - Гамшу кивает спокойно, немного шурша ухом по сухой траве. Для него это и правда в порядке вещей.
Хотя, как он знал, в общем и целом для оборотней это было неестественным. Собратья по стае говорили, что это случается не у всех и не всегда. У Эрика пока что не проходило. Может, со временем и пройдет - но пока он благоразумно переживал такие моменты под ядовитым аконитом. Интоксикация борцом, как ни странно, давалась на порядок легче. Может, дело в лютом оборотничьем здоровье?
- Я... Предпочитаю этого не делать. Особенно без нужды, - неловкая улыбка лишь подкрепляет слова детектива. Да, Эрик знал об этом своем недостатке. И видел такие же проблемы у своего друга. И принимал их за естественный порядок вещей. Может, это чисто медвежья особенность? Или вопрос в сроках? Гамшу интересовался, и даже записал, но... Как-то забыл.
Наверное, Гектору было увлекательно смотреть, как Гамшу, подложив руку под но голову, начинает в характерном жесте натирать висок. СИлился вспомнить об этом... Но ничего не вспомнилось. По крайней мере, пока. Вероятно, дело в чужих руках, таки-добравшихся сквозь время и беззвучность желания до позвоночника. Это было приятно, но... Как-то слишком интимно. Выручило осознание того, что только что сказал Эйнарссон.
- Ну, не настолько ты и полено, - спустя ещё несколько мгновенний Эрик показательно-возмущенно откатывается назад, притом явно возмущенный репликой, а не движениями - вот ещё один повод для размышлений пловцу.
- И да, правда твоя, нам давно по... - Эрик ожидал что угодно. Ожидал, что придут оборотни и что Камилла опять будет отпускать свои шутки в духе "2 bros chillin nude 5 feet apart cause they're not gay". Ожидал лесного пожара. Ожидал падения метеорита. Ожидал даже
внезапного выхода из-под земли трупа родной сестры - но получил лишь то, что от леса ждать нужно: что-то ползало по его спине. И это что-то было мелким. И, судя по всему, оно не впадало в зимнюю спячку. И... Это ввергло Гамшу в эмоции.
Он не знал, что это было! Это было наверняка опасно! А если это какая-нибудь змея укусила? Нет, не то... Ядовитое насекомое? Ну, их в это время не носится. Призрак? Они, в отличии от оборотней и прочей компании, не существовали.
...Наверное, это какое-нибудь особенное магическое насекомое. Наверное, оно убьет Эрика. Наверное. Нет, он сохраняет спокойствие. Полное спокойствие. Он стоит спокойно! Главное - как-то его снять заранее. Или сбросить... Да, сбросить! Сбросить!
Жаль, что Гамми был не местный и не сходу понимал, что пауки в зимнее время могут попадать на голое тело. Он вообще не понимал, что это такое!
Благо, хотя бы Гектору из них двоих хватило понимания, что делать - захват, которому детектив не противился, и убранное членистоногое заставили Гамми облегченно вздохнуть.
- Спа... Спасибо, - выдыхает он, наконец, успокоившись, и расслабленно облокотившись назад, на чужое тело. И, как оказалось, на одну его особенно выпирающую часть. Ой-ой. Неловко. Эрик поднимает голову вверх, снова притягивая палец к виску - в хорошем смысле. Он не знал, что думать, и не знал, что думает Гектор.
И решил спустя несколько неловких секунд все-таки отстраниться. Они, конечно, были близки, но, а - не настолько, б - к ним, как успел заметить Эйнарссон, скоро придут волки. Сейчас не время обсуждать контакты половых органов и чувствительных зон.
- Давай лучше вернемся к делу, - отбросив все левые мысли, Эрик отходит от друга и уходит в сторону палатки. Теперь он ныряет в нее целиком. И чертыхается. Кажется, это затянется. Но, кажется, ненадолго.

+1

11

Гектор ощущает, как тянет внизу живота. Эрик ему нравится – просто визуально. У него очень ладная фигура, небольшая поросль волосков на груди, даже его ноги кажутся оборотню симпатичными. Эйнарссон ловит себя на мысли, что провел бы ладонью по упругой заднице детектива, запустил бы пальцы в..

Эрик обрубает его мысли раньше, чем это успевает сделать сам исландец. Словно ошпаренный, Гамшу делает сначала рывок в сторону, затем, судорожно бормоча под нос, умчался в сторону палатки.
Гек ощутил смесь чувств из разочарования и возбуждения. Да, чего греха таить, он бы с удовольствием занялся сексом с Эриком прямо здесь, на жухлой траве. Овладел бы им, пока остальная стая ушла на охоту. Долго и по-звериному совокуплялся с этим коротышкой, заставляя громко стонать от удовольствия.

Но, видимо, этому не суждено случиться. Потому что Гектор снова спешит. Его самая дурацкая привычка – давить на людей, чтобы получит что-то нужное, она подводила его не раз и не два. Вот и сейчас, вместо того, чтобы перевести разговор в иное русло, например, поговорить о погоде или отшутиться совсем идиотской шуткой, чтобы разрядить атмосферу, Эйнарссон прижался к Гамшу.
Какой же он все таки клинический идиот.

Хотелось стукнуть себя по лбу, и вообще отрезать язык. Впрочем, и все остальное тоже, потому что член, напитанный кучей пошлых мыслей, начал наливаться силой. От этого стало совсем стыдно, и прижав ладонь к паху, Гек поковылял в сторону своих вещей, что валялись теперь уже ненужной кучей недалеко.

А потом до него дошло. Как всегда, озарение оказалось запоздалым и от этого стало еще тошнее. Кажется, Гамшу испугался, собственно, хера вербера. Шутка года, блять. В спешке натягивая на себя белье, Эйнарссон перебирал в уме все свои интимные встречи, случившиеся в Аркхеме, и с неизбежностью неотвратимого рока осознал – ни одна из них не была удачной. Совсем ни одна. Более того, под грузом проблем и событий, что охватили его в городке, Гектор даже не осознавал простую вещь – этот орган, что болтался у него между ног и служил поводом для шуточек в духе «якорь плавать не мешает?» и был причиной всех неудач.

Это только в фильмах большие члены – мечта любого партнера. На самом деле, с ними только одна морока и Гектор, наконец, понял это на собственном примере. Конечно, стоило бы обозначить, что Эйнарссон универсален, но как-то после всей ситуации, что случилась только что, разговор с Эриком о размере собственного члена казался чем-то диким.
Спортивные штаны согрели ноги, а поверх футболки легла теплая ветровка с принтом на спине в виде льва в наушниках. Кажется, он дал Эрику достаточно времени, и, подойдя к палатке, заметил, что детектив вышел из нее полностью одетым. Кажется, время неловкости прошло. Ну и слава богу.

- Слышишь? – Гек показал куда-то в сторону леса, - Стая возвращается. Ты проверил, на месте ли еда? Они же голодные, как… Как волки. – послышался слабый смешок, и Гек облегченно выдохнул. Кажется, все возвращалось на круги своя. И ему это будет наукой – не торопить события, иначе есть риск получить по голове за свою спешку. Потому, собрав хворост, Эйнарссон начал разжигать небольшой костер, пока растущая луна восходила все выше и выше над их головами, даруя покой и благословение детям леса.

THE END

Отредактировано Hector Einarsson (25-05-2019 15:07:16)

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Дела медведственные


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC