РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Unexpected information


Unexpected information

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/cbNRwfR.gif https://i.imgur.com/qKDKFmm.gif

Роберт Эстервуд & Дэвид Уидон
16 ноября 2018, Аркхемская больница


Завеса тайны, порою, приоткрывается ценою человеческой жизни

+2

2

К середине месяца в больнице города Аркхем, вверенной уже не первый год в руки Роберта Эстервуда, стало более или менее спокойно. Правильней было бы сказать, что она вошла в привычный ритм работы, а ее стены перестали буквально ломиться от пострадавших разной степени тяжести. Стихия, да и не только она, как выяснилось, изрядно проверила медицинский персонал на прочность. Эстервуд и сам, пусть таковое ему прямо по должности и не положено, работал в приемном отделении в первые дни ноября, когда здесь творился сущий ад. Справедливо считая, что здесь от него пользы значительно больше, чем в собственном кабинете, в горах документации. Роберт прекрасно знал, и знание это стало ему доступно еще в самом начале врачебной карьеры, что всех спасти невозможно. И что существуют естественные причины, побороть которые даже самая продвинутая официальная медицина не в силах. Целительские же практики он никогда не применял, надевая белый халат. Считая, что тем самым не искушает лишний раз судьбу, нарушая установленное ею испокон веков равновесие. Это если говорить пафосно и образно, хотя смысл в любом случае останется тот же.

Теперь же можно было выдохнуть, и последние два или три дня, все, чем занимался главный врач Аркхемской больницы, так это попытками уменьшить ту гору бумаг, что успела за это время вырасти на его рабочем столе. Документальный Эверест, иначе это никак нельзя было назвать. Эстервуд брался за что-то одно, и едва успевал закончить, как тут же появлялось на этом месте что-то новое. Таким образом бумажные залежи толком и не уменьшались, приводя мужчину в легкую степень уныния. Он мог бы спихнуть, как минимум, половину работы на подчиненных, но предпочитал в этом придерживаться правила - каждый выполняет свою работу сам. Эти люди хорошо умеют лечить других людей, и если завалить их административными обязанностями, от этого пострадают как раз-таки основные. А этого Роберт точно не мог допустить. Это он, будучи действительно хорошим торакальным хирургом, добровольно согласился на управленческую роль. Так что грех жаловаться.

- Уидон? - Эстервуд еще раз переспросил секретаря, прижимая плечом к уху телефонную трубку. - Да, приглашай, конечно, - фамилия для Роберта была незнакома, но, впрочем, он редко запоминал фамилии пациентов своей больницы или же их родственников. И обычно, если действительно запоминал, это было плохим знаком, свидетельствующим о чрезвычайной скандальности или попросту неадекватности человека. Да и лицо вошедшего Эстервуду, кажется, не было знакомо. Потому мужчине лишь оставалось гадать, зачем к нему пожаловал данный посетитель. - Здравствйте, мистер Уидон, - Роберт поднялся из-за стола, приветствую вошедшего, и машинально отодвигая очередную башню из документов критически ближе к краю столешницы. - Присаживайтесь, - маг кивнул на кресло, стоящее по другую сторону стола, и дождавшись, пока мужчина им воспользуется, опустился обратно в свое. - Что Вы хотели? - жалобы или благодарности, вот в чем вопрос. Мистер Уидон, как его представила секретарь главного врача, менее всего был похож на представителя фармацевтических компаний, изредка, но все же заглядывающих в маленький городок, как не был похож и на представителя прессы или же сотрудника органов власти. Последние же предпочитают входить с вытянутой вперед рукой, демонстрирующей заветное удостоверение или значок. Впрочем, гадать не было никакого смысла. Посетитель выглядел несколько встревоженно, как показалось Эстервуду, но вряд ли будет молчать, раз уж решил прийти к главному врачу. А потому Роберт лишь приготовился внимательно слушать.

+2

3

[icon]https://69.media.tumblr.com/ae57fd511f0e70c3521dc28acfae58ca/tumblr_inline_p7xivpeMnL1t8bm8b_250.gif[/icon][nick]David Whedon[/nick][status]unforgiven[/status][lz]Дэвид Уидон, 50 лет, травматолог одной из частных клиник бостона.[/lz]

Его пригласили как раз тогда, когда мужчина уже хотел удалиться, не выдержав натиска собственного страха, пожирающего его изнутри. Он сидел напротив кабинета главврача больницы города, куда зарекся приезжать снова, и внимательно изучал каждую букву имени человека, сидящего за своим рабочим местом.
Роберт Эстервуд.
Эта фамилия режет слух, даже если ее отзвук остается только в мыслях.


- Ты поможешь мне в этом деле, Уидон, - голос мага был спокойным, уравновешенным, почти что будничным. Арден не смотрел на своего подчиненного, то есть подопечного – так он называл своих ручных цепных псов, готовых по первому приказу исполнить любую его волю, лишь бы тот оставил их положение в обществе, награждал премиями и не лишал жизни. Он методично, плавными и точными движениями высекал металлическим острием ножа иероглифы необходимого заклинания на полуживой, обездвиженной магией, кошке. Лишь ее сдавленный, почти человеческий стон разрушал атмосферу сосредоточенности и умиротворения.
Непозволительное молчание заставило Эстервуда оторваться от своего медитативного занятия и глянуть на мужчину.
- Да, сэр, - опомнившись, Дэвид ответил своему хозяину, мечтая провалиться сквозь землю.
Сначала Теодор. Теперь Вероника. Уидон не стал бы так заострять внимание на этих магов, перешедших дорогу Ардену, однако были две важные вещи, не позволяющие ему закрыть на это глаза, как на остальных несчастных, уже переставших дышать: они были его семьей. Родственниками. И у них есть сын.
Дэвиду не посчастливилось стать ни мужем, ни отцом. После того как он понял, чем может поплатиться за связь с Эстервудом, он пришел к выводу, что это к лучшему. Меньше рычагов давления, меньше разочарований и потерь. Однако осознание того факта, что он помогал лишить жизни сначала отца девятилетнего ребенка, затем сделает то же самое с матерью, приводила его в ужас.
И Арден об этом знал.



Сжав свой портфель, Дэвид резко встал со своего места, и в этот момент девушка из медперсонала открыла ему дверь кабинета хирурга, приглашая внутрь.
- Добрый день, - он на автомате принял приглашение присесть, не отрывая взгляда от младшего Эстервуда, - я хотел... поговорить с Вами о Ваших родителях.
Все его тело напряглось в ожидании невидимого удара. Что это будет? Внезапное проклятье? Открывшееся кровотечение? Множественные переломы или все тело будет гореть словно в огне?
Отступить никогда не поздно, мужчина может быстро извиниться и исчезнуть. Но он настолько устал тянуть ответственность за многочисленные отнятые жизни на себе, что под гнетом этой ноши, кажется, готов, наконец, освободиться.

+3

4

- Простите? – Роберт подумал, что ему послышалось. Может быть мужчина хотел поговорить не о его родителях, а о своих, и просто оговорился, что можно легко списать на волнение, заметное невооруженным взглядом. Однако ранее слух Эстервуда не подводил, и что-то ему подсказывало, что не делал этого и сейчас. Возникшую паузу после пары сказанных слов, Роберт истратил на то, чтобы внимательно всмотреться в лицо мужчины, сидящего напротив. Опять же, если принять во внимание тот факт, что на память маг не жаловался, он мог утверждать, что видит мистера Уидона впервые. Что лишь добавляло своего рода замешательства.  – Поговорить о моих родителях? – Роберт все же переспросил, делая явный акцент на слове «моих», все еще лелея призрачную надежду на простую оговорку.  – Прошу прощения, мистер Уидон, - Эстервуд говорил спокойно и размеренно, хотя непонимание происходящего этому явно претило, - Но, к сожалению, моих родителей уже давно нет в живых, и я, откровенно говоря, не очень понимаю…

Роберт не смог закончить фразу, из-за того, что дверь в кабинет приоткрылась, а на невинный вопрос секретаря, принести ли чай или кофе, мужчина ненавязчиво махнул рукой, боковым зрением отмечая несколько пропущенных вызовов на телефоне с перманентно выключенным звуком. Что ж, упорности его помощнице было не занимать, но сейчас Эстервуд меньше всего мог думать о напитках, и, судя по всему, о правилах приличия, предполагавших дождаться ответа от его гостя. Вдруг он все же желает промочить горло. Впрочем, сидящий по ту сторону стола, мистер Уидон, казалось, был настолько напряжен, что его не спасло бы ни кофе, ни литр медицинского спирта.

Эстервуд пытался припомнить, слышал ли он когда-нибудь эту фамилию от матери, или от Магды. Но память услужливо молчала, а значит, если фамилия и упоминалась когда-либо, то настолько вскользь и незначительно, что мужчина ее просто-напросто не запомнил. И все же этот человек был здесь, пришел сюда сам, и даже не пытался сейчас придумать какой-то сторонний предлог для того, чтобы вызвать доверие, и лишь после перейти к главной теме разговора, как зачастую делали люди в подобных ситуациях. Но при этом и вываливать на Роберта всю информацию тоже отчего-то не спешил,  излучая напряженное молчание, будто бы он прислушивался сейчас к самому себе, к каким-то своим реакциям,; и это для Эстервуда также было странным и даже загадочным, если так вообще можно выразиться.

- Так что Вы хотели сказать? – эта тишина начинала уже нервировать самого Роберта, заставляя ее нарушить своим собственным голосом, - Вы знали моих родителей? Отца или мать? – Эстервуд и так сказал уже достаточно, преподнеся Уидону информацию, которую стоило бы попридержать, по крайней мере до того момента, как сам Роберт сможет быть уверен, что перед ним не сумасшедший. Хотя он в эту версию отчего-то и не верил абсолютно. Мужчина покрутил в пальцах шариковую ручку, после чего положил ее обратно на стол, вновь возвращаясь взглядом к посетителю.

Отредактировано Robert Esterwood (09-05-2019 20:31:07)

+2

5

[icon]https://69.media.tumblr.com/ae57fd511f0e70c3521dc28acfae58ca/tumblr_inline_p7xivpeMnL1t8bm8b_250.gif[/icon][nick]David Whedon[/nick][status]unforgiven[/status][lz]Дэвид Уидон, 50 лет, травматолог одной из частных клиник бостона.[/lz]

Уидон лишь нервно втянул воздух, когда секретарь открыла дверь и начала что-то предлагать.

- Ну же, - нетерпеливые слова Ардена звучали тихо, почти ласково. Он, словно родитель, подбадривающий своего годовалого малыша сделать еще один самостоятельный шаг вперед, тонкими пальцами пододвигал исписанный им листок ближе к своему служащему, - вперед. Ты же знаешь, что нужно сделать.
Дэвид знал.
Заклинание, уже вложенное в эту бумажку приводило в действие механизм из цепочки событий, итог которым – смерть. Уидону оставалось лишь вложить часть своей магии. Ту часть, которая являлась его наполнителем. Эстервуд вытянет ее всю. Сделает из начинающего мага всего лишь жалкое подобие существа, не способного сделать ровным счетом ничего, что могло бы ему, например, спасти жизнь. Свою или чужую. Он практически станет простым смертным, и Арден сможет, наконец, оставить его в покое. На некоторое время.

- Да, я их знал, - сглотнув тяжелый ком в горле, Дэвид решился продолжить, - и знаю, как они умерли.
В этот момент произошли изменения. Небольшие, почти незаметные. Морщинки вокруг глаз стали более глубокие, проседь в волосах чуть насыщеннее. Но взгляд и намерения не поменялись.
- Скажите, что Вам известно об их кончине?

+2

6

Тяжелым взглядом проводив секретаря, которая как-то, по ощущениям Эстервуда, уж слишком медленно выставляла чашки и сопутствующие предметы, он вновь переключил внимание на своего собеседника. Странный получался разговор, даже сейчас, когда они еще толком ничего друг другу не сказали. Правильнее сказать, Роберт задавал вопросы. И он все сильнее хотел получить на них ответы. В противном случае, зачем иначе этот человек вообще пришел сюда?

- Знали их? - некое недоверие сквозило в голосе Эстервуда, хотя особых причин не было. Уидон пока не не сказал и не сделал ничего, чтобы у мужчины были основания для недоверия. Ровно до следующей минуты. Знает как они умерли? Что вообще происходит? По лицу Роберта можно было легко заметить, как потяжелел взгляд, как появилась продольная морщинка на лбу, как напряглись мускулы. Вскинув руку, и едва заметно пошевелив средним и указательным пальцами, мужчина отправил плотный сгусток воздуха прямо на входную дверь в кабинет. Только лишь ради того, чтобы ни с той, ни с другой стороны ее невозможно было открыть. Это было значительно надежнее замков и засовов. Эстервуд поднял телефонную трубку, бросив короткое - Иди пообедай, - девушка в приемной знала, что в таком случае главного врача не нужно беспокоить, за исключением каких-то форс-мажорных обстоятельств.

- Я хочу задать Вам встречный вопрос, - Роберт говорил спокойно и размеренно, но если знать его получше, можно было легко расслышать легкие металлические нотки, - Я знаю, что мои родители умерли от одного и того же недуга, - Эстервуд не стал уточнять, что недуг этот не получилось излечить не в 1939, ни в 2011 году ни лучшим врачам от официальной медицины, ни лучшим целителям, куда более талантливым, чем сейчас является сам Роберт. Если этот человек говорит правду, и действительно что-то знает, то и эти факты ему должны быть доподлинно известны. - Что это? - мужчина не мог понять, то ли это обман зрения, то и правда у Уидона стала явнее седина в волосах. - Кто Вы, мистер Уидон? И что Вы знаете о моей семье? - его тон не предполагал возражений. Теперь уже совершенно точно нет.

+1

7

[icon]https://69.media.tumblr.com/ae57fd511f0e70c3521dc28acfae58ca/tumblr_inline_p7xivpeMnL1t8bm8b_250.gif[/icon][nick]David Whedon[/nick][status]unforgiven[/status][lz]Дэвид Уидон, 50 лет, травматолог одной из частных клиник бостона.[/lz]

- Тебя заметили, Уидон, - Арден сидел в своем кресле и не стал церемониться с Дэвидом, которого буквально выпихнули Эстервуду в его кабинет, - но я не могу сказать, что разочарован.
Вошедший мужчина не выражал никаких эмоций, а просто стоял  в дверях, смиренно и заведомо принимая все, что будет сказано или сделано в стенах этого помещения.
- Видишь ли, разочарование случается тогда, когда твой друг совершает поступок, которого ты не ожидаешь, - маг вальяжно встал со своего трона и начал медленно подходить к непослушному работнику.
- А я знал, что ты попытаешься ее спасти, - он учтиво улыбнулся, вытянул ладонь и ледяным тоном произнес, - дай мне свою руку.
Уидон выполнил приказ. Как и сотни до этого. Что это будет? Моментальная кара? Нет, Эстервуд явно не славился милосердием. Наказание будет растянуто во времени. Возможно, он заберет все, что когда-то отдал, оставив марионетку ни с чем. И это возмездие будет напрасным, потому что мужчине не удалось перехватить то письмо. Проклятье начало свой отсчет, и Дэвид не смог этого предотвратить.
Внезапно по предплечью прошлась волна нестерпимой боли, всего на мгновение, а потом все также быстро закончилось.
И это все?
- Если тебе вдруг в голову придет идея кому-либо рассказать о нашем маленьком секрете – расплата не заставит себя долго ждать, - на этих словах маг небрежно махнул рукой, выпроваживая Дэвида.
Проходя по коридору, мужчина перематывал в мыслях весь этот разговор, приходя к выводу, что они - кто угодно, но точно не друзья.

Дэвид кивнул. Их повзрослевший сын мог бы докопаться до истины, не будь она так хорошо спрятана его родственником. Проследив за взглядом молодого человека, Уидон вопросительно вскинул брови и повернул голову, чтобы увидеть в настенном зеркале свое отражение.
Свое постаревшее отражение.
- Кто я – неважно. Важно, что Вы правы. Ваши родители действительно умерли от одного и того же недуга, и этот недуг носит сверхъестественный характер, - его лицо постарело еще на несколько лет, суставы в согнутых коленях начали ныть, но он продолжал, - их прокляли, Роберт. Все это время за этим стоял один человек, - кисти Дэвида начали покрываться старческими пигментными пятнами, волосы практически полностью поседели, - я дал клятву. Магическую клятву, - теперь ему стало все прозрачно ясно, что это был за трюк и на что он подписался тогда, - что никому и никогда об этом не расскажу.
На вид Уидону сейчас было лет семьдесят. Придется попотеть, чтобы впоследствии объяснить это секретарю.

+1

8

- Стойте! - не выдержав, Эстервуд поднялся, нет, практически вскочил с кресла, обескураженно наблюдая за тем, как стремительно старение охватывает его незванного гостя. - Помолчите немного, - кажется, Эстервуд начинал понимать, что происходит. И ему это не нравилось. Его действительно потрясли эти слова о проклятии, он догадывался, особенно после слов матери, которые она успела донести до него перед самой смертью. Но тому до сих пор не было никаких точных подтверждений или доказательств. И теперь к нему пришел какой-то сподручный Ардена и... - Твою мать! - мужчина еле сдержался от того, чтобы не вломить кулаком по столу. Негодование разрасталось в нем с новой, ранее невиданной силой. Все оказывалось куда проще и банальнее, чем он мог себе представить. Но... зачем?

- Так это был Арден, верно? - Роберт замер, не мигающим взглядом всматриваясь в так быстро постаревшее лицо Уидона. - Можете просто кивнуть, этого будет достаточно. И, прошу Вас, не говорите пока ничего. Я должен придумать как мне Вам помочь, - идей не было от слова совсем. Эстервуд не знал, что это за проклятие, да и, в принципе, в такого рода магии особо сведущ не был. Несколько известных мужчине заклинаний, кажется, не давали никакого эффекта. Сколько еще в запасе есть времени? И как измерить время правдой? Это было главным, и самым волнующим сейчас вопросом. - Зачем он это сделал? - вопрос даже не был напрямую адресован именно Уидону, скорее Роберт вопрошал всю пустоту, пространство и мироздание, какой эпитет не выбери, смысл особо не изменится. Он не понимал. И это было плохо. Потому что непонимание ситуации неминуемо ведет к ошибкам, порою - фатальным.  - Сколько Вам на самом деле лет? - Эстервуд хотел понять, если проклятие давало мужчине возможность оставаться в определенном возрасте, то с его действием доведет ли оно его до возраста реального, или планки не существует, и Уидона ждет неминуемая смерть.

+2

9

Приказ главврача больницы хлестанул по оставшемуся самолюбию Уидона. Он-то хотел достойно умереть, в попытке обнажить правду, годами скрывающуюся под покровом чужих грехов. А этот юнец оборвал его, не дав исповедаться до самого конца.
Вся эта бравада, теряющаяся теперь за глазами старца, была лишь крупицей той смелости, с которой Дэвид зашел в этот кабинет. Зря Роберт его остановил. Лишаться утекающих сквозь пальцы лет, которые он еще мог достойно прожить, становилось все страшнее. Что Эстервуд подготовил ему под конец?
То, с какой скоростью сын Вероники догадался о ком идет речь, не сильно удивило мужчину. Видимо, он догадывался, что за всеми несчастьями, свалившимися на его семью, стоит не странная неопознанная генетическая болезнь, а конкретный маг, использующий самую черную магию и темные стороны своей прогнившей души.
Дэвид не кивал. Не отвечал. Просто смотрел из под кустистых седых бровей на молодого врача. Врача до мозга костей. В критических ситуациях все его действия были направлены на исправление ситуации самым благоприятным образом из всех возможных, Уидону было знакомо это чувство. Ровно, как и то, что прочно укрепилось в нем.
- Вы не сможете мне помочь, - голос старика неузнаваем. Мужчина секунду медлит и потом, все же, решается повернуть голову и посмотреть на свое призрачное отражение в одном из стекол офисного шкафа. Именно так он и должен был выглядеть лет через двадцать.
- А зачем люди травят собственных родственников? - внезапно его охватило спокойствие. Все именно так, как должно было быть. Он уйдет не с чистой совестью, зато со знанием, что эту совесть он пытался очистить.
- Прошу Вас, не предпринимайте никаких шагов против него. Если Эстервуд узнает, - он сбился, перехватило дыхание. Схватившись рукой за грудь с левой стороны, Уидон подскочил и тут же упал на пол, понимая, что спустил спусковой затвор клятвы, данной очень давно, - то он Вас, - хрипит, тяжело стягивая воздух в легкие, - уничтожит.
Тьма становится утешением, как и отсутствие боли.
Тьма – это теперь все, что у него есть.

[icon]https://69.media.tumblr.com/ae57fd511f0e70c3521dc28acfae58ca/tumblr_inline_p7xivpeMnL1t8bm8b_250.gif[/icon][nick]David Whedon[/nick][status]unforgiven[/status][lz]Дэвид Уидон, 50 лет, травматолог одной из частных клиник бостона.[/lz]

+2

10

- Не предпринимать? - Роберт с непониманием смотрит на мужчину, не просто стремительно стареющего у него на глазах, нет, умирающего. Машинально хватает за запястье, прощупывая сбивающийся пульс, пытается следить, но внутренне понимает, Дэвид прав, он ничем не сможет ему помочь. Слишком мало времени. Даже если наплевать на неуместные вопросы со стороны персонала и вызвать сюда реанимационную бригаду (в конце концов, Эстервуд неплохо владел внушением, и смог бы потом "подчистить" за собой, как уже однажды делал здесь, спасая жизнь старому знакомому), все будет бесполезно. Это проклятье. Как и другие, созданные Арденом, как сейчас выяснилось, были слишком сильны, чтобы разобраться с ними за считанные минуты. Впрочем, кажется, у Уидона нет и этих минут.

- Дэвид, зачем? Я все еще не понимаю! - Роберт обессиленно садится на пол рядом с бывшим помощником своего кровного дядюшки, усиленно трет пальцами виски. Он должен хотя бы попытаться, пойти против определенных принципов. Но Эстервуд знает, что если он не сделает все возможное, то никогда себе этого не простит. Знакомые пассы руками, едва слышный монотонный голос, но все безрезультатно. Ничего, из того что имеется в арсенале целителя - не способно помочь умирающему. - Простите меня, Дэвид. Я и правда не могу помочь, - он с искренним сожалением смотрит в выцветшие старческие глаза, склоняясь над мужчиной. - Спасибо. Спасибо... - слова уходят в пустоту, растворяясь в тишине кабинета. Уидон его уже не слышит. Слишком быстро. Как будто бы проклятие действует не только на живого человека, но и после его смерти продолжает его уничтожать. Вот уже видны первые трупные пятна на все еще существующей коже, вот на глазах появляется характерный селедочный блеск.

Роберт с трудом поднимается на ноги, принимаясь мерить шагами помещение. Арден все равно вскоре узнает, что его подневольный подручный умер. И наверняка легко разберется - как именно. Эстервуд хотел бы похоронить Уидона по всем правилам, отдать должное его смелости, его воистину храброму поступку, но тем самым он лишь подвергнет опасности свою семью. - Простите меня, Дэвид, - на несколько минут мужчина отворачивается от тела, лежащего на полу, на ватных ногах подходит к одному из шкафов, доставая оттуда одну из многочисленных бутылок, что ему слишком часто дарили, отпивает из горла, даже не глядя на этикетку, и лишь после, по послевкусию определяет, что это был виски, односолодовый. Чуть морщится, но все же разворачивается, отставляя бутылку на стол. Короткий взгляд на часы - секретарь уже наверняка ушла, Роберт никогда не был сторонником, чтобы его подчиненные перерабатывали.

Легким движением руки открывает портал, подхватывая тяжелое тело Уидона, выходя вместе со своей ношей на самой окраине городского кладбища. Здесь нет сторожей, это мужчина знает наверняка, не впервые он приходит в это место. Хотя, с трупом на плече, пожалуй, впервые. С трупом, легчающим с каждой минутой. Эстервуд кладет его на землю, боясь, что он слишком быстро превратится в пепел прямо в его руках. Но, кажется, время еще есть. - Покойся с миром, - Роберт выпрямляется, вовсе не боясь быть увиденным, - Ты совершил очень смелый поступок, достойный. Я, и моя семья, никогда этого не забудем. - еще одно движение руки, и вскоре на выцветшей ноябрьской траве остается лишь пепел, который развеет сильный холодный ветер, ни оставив ни следа от случившегося.

Эстервуд не спешит возвращаться в больницу, хотя ему еще предстоит решить вопрос с камерами видеонаблюдения, ведь по ним можно отследить, что в кабинет врача зашел мужчина, и так никогда оттуда и не вышел. Но это легкая, и вполне решаемая проблема, сейчас мало заботит Роберта. Он медленно, но верно ступает по кладбищенским дорожкам, будто бы прекрасно ориентируясь в полной темноте поздней осенней ночи. Слишком хорошо за прошедший почти год успел выучить маршрут. Опускается на холодную землю, прислоняясь лбом к могильному камню.  - Скажи мне, почему так происходит? - даже если бы он кричал, тут его никто бы не услышал. Мертвые - самые благодарные слушатели, и самые надежные. - И что мне теперь делать? Я всегда и во всем советовался с тобой, всегда всем с тобой делился, если бы ты могла мне хоть что-то ответить... - напряженные до побелевших костяшек пальцы цепляются за шероховатый камень, не чувствуя ночного холода. Роберт мог бы навестить фамильный склеп, но теперь то место не кажется ему безопасным. Поэтому, как и всегда, в трудную или ответственную минуту своей жизни, он приходил к одному и тому же человеку. Только теперь ответом ему была звенящая ночная тишина.

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Unexpected information


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC