РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » promise


promise

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://i.imgur.com/GCiFpw0.png
https://i.imgur.com/ctTjVUw.png

Basil & Kameron Fontaine
27 октября, вечер, дом Фонтейнов


В большой семье опасно говорить загадками. И сложно хранить секреты.

+1

2

Сборы были почти окончены. Все книги Фонтейн уже не просто успел упаковать, но даже большую часть развести: что-то в магазин, что-то в новую квартиру. Соня, правда, уже начала вносить правки, мол, домой он забрал слишком много и вообще он жлоб, каких свет не видывал и как он собирается вести бизнес, если даже книжку одну не может принести в жертву. Магические книги она конечно не трогала, ибо понимала, что может сделать хуже, но все равно было обидно. Но что поделать - Бэйзил пообещал, что в кафе она главная и что он слушается ее во всем, а обещания он свои держал.
Вещей осталось по мелочам - на самом деле. он управился бы с ними за пару часов, но словно бы нарочно тянул время до самого вечера. Ему не то чтобы не хотелось покидать отчий дом, просто...Столько всего было в этом месте. Бэйзил никогда не был особо сентиментален, но здесь он все-таки вырос. Это место - первое, что он помнит. Здесь он впервые увидел и своих братьев. Сначала одного, спустя год - второго, а затем видел их каждый божий день. Он не испытывал к этому места отвращения, просто понимал, что должен двигаться дальше. Жить своей жизнью в своем доме. Просто хотелось побыть тут немножечко подальше, а вот завтра...Завтра он будет готов.
Он скидывает в последнюю коробку все по мелочи: старые перья(когда-то он увлекался каллиграфией), самолет, который собрал лет в 10(чудом переживший все нашествия братьев), снежный шар, привезенный с какой-то школьный экскурсии. Он даже не уверен, что найдет всему этому место в новой квартире, но твердо решил оставить комнату абсолютно пустой - мало ли, что мама решит с ней делать, не хочется создавать ей дополнительных трудностей с выяснениями, нужно там что сыну из оставленного барахла или можно все выбрасывать.
В ящиках письменного стола он находит старые школьные тетради - он хранил их как напоминание о том, как ужасно ему не нравилось в школе. Теперь все это было неважно. так что тетради были приговорены к ссылке на помойку.
На самом дне нижнего ящика он находит то, о чем уже даже не помнил.
Рисунки. Не очень много - всего листков, наверно, 10. Они немного склеились между собой, но Бэйзил легко разлучает их, разглядывая изображения.
Это точно Кэмерон. Он не знает, почему так уверен, потому что, не глядя на них, ни за что бы не вспомнил, как там мелкий рисовал в пять лет, но сейчас он точно знал, что это его рук дело. Как рисовал Нильс он не помнил, но, наверно, понял бы точно также.
На рисунках поля с зайчиками. И с барашками. Барашки, разумеется, черные. Кэму в детстве всегда казалось, что вся их семья похожа на черных барашков, так что это, наверно, семейный портрет.
Да уж, Кэму всегда нравилось рисовать. А почему все это добро оказалось в столе Бэйзила? Он не помнит, чтобы сам клал их туда, да и зачем бы ему это делать? Он никогда к художествам брата нежных чувств не питал, оценивая их холодно и с вежливой улыбкой. Ну а что там может ребенок в пять лет такого впечатляющего нарисовать-то?
Ему рисунки точно не нужны - и так много хлама взял. Выкинуть их? Как-то неправильно. Все-таки творчество. Очевидно, подаренное.
Поэтому Бэйзил решает, что единственно правильным решение будет отдать их автору обратно - а сам пусть уже решает, что с ними делать.

Он стучится в дверь тихо два раза.
-Кэмерон, - кажется. они сегодня еще не виделись - не знаешь, как это оказалось в моем столе? - усмехается он. Звучало, наверно, немного грубо, но на самом деле причин для злости у Бэйзила нет.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

3

Дома тихо. Как всегда. Кэм привык к тишине большого особняка. Он слышит как в комнате напротив брат листает книгу, чуть позже они планировали посмотреть фильм перед сном, когда Кэм закончит дорисовывать свою часть курсового проекта. В ухе новые наушники, свои старые он потерял месяца полтора назад, и обстоятельства эти отдавались странными, но приятными покалываниями на боках. Все слишком спокойно.

О происшествии два дня назад он пока что рассказал только Нильсу. Он все ему рассказывал. Маленькая доверительная ниточка между братьями снова становилась все крепче с каждым днем, и Кэмерон не мог этому не радоваться. Он стабилен, пока что, таблетки делают свое дело. Он успокоился, и больше его не нужно контролировать, но по просьбе младшего он все равно не закрывает дверь в комнату, чтобы они видели друг друга.

С Бэйзилом он не виделся кажется уже почти сутки. Только знал, что он в доме, разбирает свои вещи, но не совался. Не хотел, да и зачем? То, что они поговорили и Бэйзил вытащил его из участка еще не значит, что они стали лучшими друзьями и братьями навек. Они просто предпочитали не пересекаться, хотя на следующий день за завтраком даже спокойно пожелали друг другу доброго утра, и Кэм налил брату кофе, пока разбавлял свой молоком.

Фонтейн вздрагивает, вырываемый из своих творческих мук и тут же вынимает наушник из уха. — Бэйзил, — кажется, у них вошло в привычку здороваться именами. Вопросительно сморит на старшего брата. Что ему вдруг понадобилось от него? Пришел напомнить, что Кэм так и не рассказал матери про ночные приключения? Какие-то листки, каракули, яркие, смешные. Это его что ли? Кэм не помнил, что рисовал подобное, но это было вполне в его духе. Хотя про черных барашков он хорошо помнил. Эта история еще долго не могла забыться в кругу семьи, пока более взрослые проблемы ее не вытеснили.

Понятия не имею, — подходит ближе, вытирая руки от угля об джинсы. Листы старые, и кое-где каракули уже подтерлись временем, но узнавался почерк художника. — Может мама? Отходит обратно к столу, отодвигая альбом и раскладывает рисунки, чтобы рассмотреть. Он не помнит и половины этого, но помнит как бегал к старшему брату с каждой палочкой или домиком, показывая ему свои успехи. Бэйзил тогда лишь улыбался, изредка снисходительно трепал мальчишку по кудрявым волосам и тот убегал, самый счастливый на свете, продолжать чиркать цветными карандашами по бумаге.

Сейчас стены его комнаты были увешаны гравюрами из журналов, распечатками из интернета, его собственными эскизами и рисунками. На мольберте в углу стоял холст с незаконченной работой, которую ему нужно сдать до Рождества и над которой он работал сейчас. На столе альбом с множеством скетчей и зарисовок, которые Фонтейн делает в течении дня. Почти все серой или черное, с редкими вкраплениями синего, фиолетового. Иногда красного, но Кэмерон предпочитает холодные и темные цвета. Это его фишка, его направление. Иногда он вынужден рисовать яркие работы, когда того требует задание, но когда им дают вольную тему все равно возвращается к чистому черному цвету.

Помнишь, я рисовал нас всех барашками, — тыкает пальцем в один из листков. — Не помню почему я так думал, но только тебя и Нила рисовал с белым пятнышком. А себя всегда зачирикивал потом. Интересно, если он отнесет это своему новому терапевту, она скажет что Кэм псих  и ему место в лечебнице Аркхема или еще есть шанс лечиться дома. он же исправно пьет таблетки и даже есть успехи.

+1

4

Бэйзил никогда не думал о том, как мало помнит о детстве мальчиков. Ему казалось, что он знает и помнит все: как они учились в школе, чем увлекались, с кем дружили. Они вообще с кем-то дружили? Бэйзил почему-то помнит их исключительно вдвоем, чем бы они не занимались и не помнит никогда из их друзей. если конечно такие были. Игры в пиратов - вдвоем. Просмотр мультиков - вдвоем. Иногда Бэйзил забывал, что они вообще-то погодки и когда-то Нильса не было в жизни Кэмерона, настолько они были едины. Бэйзил не завидовал только потому что вообще не понимал этой их странной созависимости.
-Барашков помню, - подтверждает он - все остальное - не очень. До сегодняшнего дня я вообще не думал, что отличу твои рисунки от рисунков Нильса.
К творчеству мелких он всегда старался относиться как можно более снисходительно - он ведь понимал, что они еще маленькие. Он, наверно, тоже кога-то много рисовал, пачкая все вокруг. Подумаешь, любимые штаны. Подумаешь, любимый мамин ковер. Ерунда, отстирается. Вазы склеются магией, засоры устранятся также. Не придумали мальчишки шалости, которая бы доставила семье реальных хлопот.
Пока Кэмерону не поставили диагноз, а Нильса не похитили.
-Я решил, что выкидывать их будет как-то неправильно, так что возвращаю.
Ему должно быть неловко за то, что не испытывает к этим каракулям никаких светлых ностальгических чувств? Ну там, подарки брата, первое творчество...Проявление братской любви. С другой стороны. не будет же он врать Кэмерону и рассказывать, что буквально от сердца и ради него отрывает эти художества, а так бы обязательно обклеили ими стены новой квартиры?
Кроме того, это не единственная причина, зачем ему надо было придти к Кэмерону.
Он много думал после того странного вечернего разговора. Анализировал, прикидывал худшие и лучшие теории. Перестал только когда понял, что думает об этом слишком много, а он не привык думать о чем-либо слишком много. О ком-то.
Кэмерон взволновал его, что было довольно необычно, учитывая их отношения. Бэйзил вообще не мог придумать расклад, при котором эта фраза звучала бы не как что-то тревожное, учитывая, что сказана она была совершенно без контекста.
Нет, правда, с чего бы ему заботиться о Нильсе? Это Кэмерон о нем всегда заботился, это он без него жить не мог, точно также как Нильс не мог жить без Кэмерона. Бэйзил в их дружбе всегда был...аксессуаром. Враждебно настроенным королевством, которое захватывали два юных рыцаря. Злобный Дагон против отважных пиратов. Злодей против хитрых шпионов. От Бэйзила во время этих игр требовалось лишь существовать. Заниматься своими делами-  все остальное они придумывали сами и, если бы иногда в спину старшему Фонтейну не прилетали бумажки, мячи и еще бог знает что, он бы наверно и не знал, что с ним играют. А теперь из роли фонового антагониста ему вдруг предложили ведущую роль, да еще и не в игре. Это не могло быть хорошим знаком в любом случае.
Кэмерон бы не стал бросать брата просто так. Кого угодно. но не его - это Бэйзил понимал даже учитывая, как долго его не было.
-К слову о Нильсе, - он присаживается на табурет, показавшийся ему более-менее чистым - тебе не кажется, что мы кое-что не обсудили? - и говорит он это совсем не приглашающим к общению тоном. Это тон "я не уйду отсюда, пока ты мне все не объяснишь и даже не думай, что у тебя хватит сил меня выгнать".
Бэйзил ненавидит долгие разговоры.
Но тайны он ненавидит больше.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

5

Я бы и не вспомнил, если бы ты выкинул, — Кэм пожимает плечами. Он забыл об этих подарках брату, не знал кто положил их ему в стол. Может быть и он сам это сделал, но Кэмерон плохо помнит себя маленького. Все его осознанные воспоминания начинаются лет с шесть, а это явно раннее творчество.

Плечи напрягаются, но Кэм не отводит взгляда от рисунков, будто бы они ему действительно интересны. Он уже несколько раз пожалел о том, что сказал тогда, но он должен был кого-то попросить, и почему-то на тот момент Бэйзил показался ему лучшей кандидатурой. Единственный, кто руководствуется головой, а не сердцем, и он всегда будет знать что делать.

Сказать ему всю правду духу не хватило, и вряд ли хватит сейчас. Кэмерон хорошо знает себя. он даже Нильсу не сказал, так что уж вряд ли сможет сказать Бэйзилу, или кому-то еще. Такое не рассказывают за обедом и не обсуждают с родственниками. Собирает листки со стола, запихивая их в один из ящиков со своими старыми эскизами. — Когда стану великим художником, продадите их на аукционе, — старается перевести тему, хотя прекрасно знает, что уж со старшим братом это точно не сработает.

Он просто так не уйдет, и Бэйзил показал это всем своим видом. И выражением лица, и позой в которой сидел на одном из стульев, что были в комнате Кэма, и даже энергетика вокруг него стала другая, будто разряженная. Вряд ли колдовал намеренно, но магия всегда была в них, и каждый из них жил с ней по своему. кэму она больше мешала, нежели помогала, но он научился с ней выживать. 

Если ты о том, что я так и не сказал маме, то я скажу, не переживай. Парень оборачивается к брату, выдавив улыбку. — Просто времени не нашел. Снова врет, нагло и совершенно не стесняясь. Лучше он будет лжецом, чем снова втравит свою семью во что-то. Все равно этого не исправит ни один ритуал, какие бы Бэйзил не вычитал в своих книгах, а Кэм уверен, что его брат всё и обо всём. Не зря же он зачитывал до дыр книги в библиотеке Фонтейнов, пока младшие доставали его своими играли, цепляя за рукав, штанину или прыгая на спину. Он самый умный из них, самый талантливый и сильный. К сожалению, Кэм получил не очень много способностей, особенно тех, на которые давили все Фонтейны. Целитель из него был весьма посредственный и слабый. Некромант лучше, намного лучше. Боевой маг не очень, но при определенных тренировках Фонтейн сможет испепелять врагов взмахом руки. Предсказания же только вредили ему, потому что поделать с ними он ничего не мог. Только видеть и ждать. Он даже полностью не мог их посмотреть, только обрывки.

Что? — наконец, не выдерживает он, скрещивая руки на груди. Закрывается от вопросов, от цепкого взгляда, будто в душу смотрит. За это он и не любил Бэйзила. Он будто всегда знал, что братья его пытаются провести, когда хотели подшутить над ним, и никогда не подыгрывал им. Сейчас тоже не собирался подыграть, видимо. А Кэм не собирался облегчать ему задачу. Если уж сам решил поднять эту тему, то придется столкнуться с Фонтейновским упрямством и бараньей упертостью младшего брата.

+1

6

Кэмерону неловко - это видно. Как и Бэйзил, он не слишком привык общаться с братом, так что здесь как раз нет ничего удивительного. Удивляют несколько его попытки свести все то ли в шутку, то ли закосить под дурачка, которым он не является. Может, Кэмерон не самый одаренный, но и совсем не дурак. Он точно знает, за чем пришел старший брат, просто не хочет ему ничего рассказывать.
Ситуацию с матерью он уже успел отпустить, хоть и решил держаться стандартной схемы: если она спросит - он расскажет, не спросит - и ладно. Он все же надеялся конечно на благоразумность брата, но понимал, что, скорее всего, делает это зря. Мама точно расстроится, а никому не нравится расстраивать маму, даже Нильсу с Кэмероном. В конце концов, Бэйзил обещал разобраться и уже разобрался, а остальное было не так важно.
Соня просто хохотала, когда он рассказал, как ухитрился вляпаться в разборки с полицией почти сразу же по приезду домой, но, собственно, от этой семьи другого ждать и не приходилось.
Бэйзил ненавидит уговаривать. В любой другой ситуации он бы давно пржал плечами и ушел заниматься своими делами, но не сейчас. Сейчас он точно знает, что это что-то впжное: иначе бы Кэмерон себя так не вел. Иначе он вообще не затеял бы тот разговор, из-за которого Бэйзил вообще все ещё здесь
Да, они не близки. Никогда не были и вряд ли уже станут. Они два отдельных человека, две сформировавшиеся личности. Они привыкли жить друг без друга, привыкли не нуждаться друг в друге, но все же Кэмерону от него что-то надо. И он должен объясниться, если хочет это получить, вернее, Бэйзил просто не оставит ему другого шанса.
-Ты прекрасно понял, о чем я, Кэмерон, - строго, совсем как в детстве, говорит он - давай не будем унижаться оба и просто перейдем к сути.
Фонтейны семейка странная. Соня как-то говорила, что они максимально похожи на Адамсов, хотя по мнению Бэйзила сравнение было неуместным и несостоятельным. Но да - у них всегда что-то случалось. У всех семей что-то случается, но Фонтейны просто сорвали джек-пот, получив на руки все самые паршивые карты. Поделать с этим ничего нельзя, но это ведь не значит, что надо на все закрыть глаза. Бэйзил планирует однажды стать главой этой семьи, а глава семьи должен заботиться обо всех и каждом. Ну, хороший глава семьи. Как мама. Не как дядюшка, долгих лет ему жизни
-Почему я должен заботиться о Нильсе? Когда и почему я должен буду понять, что время пришло? - он чуть медлит, но все же спрашивает, правда уже более вкрадчиво - что ты опять натворил?
В его голосе нет агрессии или претензии, он также спокоен, как и всегда. Ну, может, чуть раздражен, но голосом этого не выдает. Кэмерон способен на что угодно - с него станется и город ко всем чертям взорвать, с его-то проблемами с головой. Опять же - никакого осуждения, только факты. Однажды один знакомый Бэйзила, тоже студент и с таким же диагнозом, пытался поджечь себя в комнате в общежитии. Говорил, хотел создать прецедент. Показать пример другим студентам. Это был его одиночный пикет против системы образования в целом. Не хочу сгореть в учебе, говорил он на опросе в больнице и хохотал. Снова и снова одна и та же шутка. Говорили, он потерял свои таблетки.
Кэмерон выглядел стабильнее и кажется даже принимал свои таблетки, но спокойнее Бэйзилу от этого не становилось. Кэмерон уже показал, что что-то не так, и лучше ему сказать, что именно по добру, пока Бэйзил спокоен.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

7

Почему все всегда уверены, что Кэмерон что-то натворил? Да, он никогда никого не просит о помощи, хотя в его положении стоило бы. Хотя бы у семьи. Он недовольно морщит нос, будто учуял неприятный запах, но ему просто не нравится вся эта напряженность и неловкость, которая нарастала с каждой секундой, и скоро ее можно будет ощутить уже физически. потрогать, разрезать ножом.

Ничего я не натворил, — рычит младший Фонтейн, отворачиваясь к мольберту. настроения рисовать уже нет, но нужно на что-то переключиться. Хватает с подставки уголь, но не рисует, только мнет его в рукха, осыпая крошкой на пол.

Ему нужно кому-то сказать, иначе это сожрет его изнутри. Может быть Бэйзил это лучший вариант? Нильс начнет пытаться что-то сделать, как-то оградить. Мать, возможно, тоже. А Бэйзил? Что сделает он? Кэм не знал. Он вообще не знал брата. Помнил его подростком, который не хотел оставаться с младшими, не любил их общество и всячески избегал, а потом вовсе уехал. Какой он сейчас? Кэм не знал этого. Также как и Бэйзил не знал нынешнего Кэмерона. Не видел как тяжело живется остальным с ним, как ему самому тяжело примириться со своими внутренними демонами.

Ты поймешь это, Бэйзил, и очень быстро, — снова говорит загадками, но разворачивается к брату лицом. Он должен сказать. Бэйзил умный, вдруг и правда есть способ это предотвратить, и Кэм зря решил просто скрывать и ждать своего часа. Проходит вперед, нервно заламывая руки. Еще немного и брат решит, что у него припадок, а Кэмерону этого не хотелось, но он всегда нервничал, когда вспоминал об этом.

Ты знаешь, что я могу видеть будущее? — наконец, сев под тяжелым взглядом старшего, спрашивает Кэм, глядя прямо ему в глаза. — Мама говорит, что это досталось мне от отца, — парень фыркает, упоминая отца. Он никогда его не знал, не любил и не уважал. Просто не за что. Когда мальчика спрашивали чем занимался его отец до того, как проспал, он отвечал «сексом с моей мамой, а потом не знаю», и уходил, оставляя всех в неловком молчании. — Я вижу картинки недалекого будущего, вижу людей и события, но повлиять на это никак не могу. Даже если я попытаюсь помочь, это будущее все равно настигает человека.

Говорить о своей силе проще, чем о том, что он увидел себя. Хотя судя по напряженной позе брата, он уже начал складывать этот пазл в голове, пока младший подводит к сути.

И я это не контролирую. Просто вижу и все. Не часто, но яркими вспышками. Фонтейн окончательно крошит уголь, которым рисовал, в руке и сбрасывает пыль на пол. — Я умру, Бэйзил, — резо выдает он, потому что если не скажет сейчас, не скажет никогда. Так странно произносить это вслух, как будто если не скажешь это не случится, но Кэм сказал, и теперь все закрепилось, теперь точно случится.

Не знаю когда, но скоро. Не знаю кто, но знаю как. Нож, вот сюда. Парень постучал двумя пальцами в грудь, потому что хорошо помнил то видение. Видел свое тело и нож вошедший в грудь по самую рукоять, знакомый нож, но он не успел рассмотреть ни его, ни того, что это сделал. Только видел свое лицо с открытыми глазами и кровавыми подтеками у губ. — Никто не знает об этом, и не узнает! Он говорит твердо, ставит условие, что Бэйзил не должен никому говорить об этом, даже если его спросят.

+1

8

Семейные тайны Фонтейнов - это целый ящик пандоры, содержимое которого не кончится никогда. Годы шли и шли, а в этой проклятой семье ничего не менялось - стоило только показаться, чт жизнь становится простой и какой-то даже предсказуемой, тут же возникала новая угроза. Новая проблема. Новый скелет в не открытом до этого шкафу.
Бэйзил думал, что сможет ни во что не ввязываться. Что вернется. обменяется с семьей парочкой новостей, расскажет о погоде и природе - и на этом закончит. Да, он Фонтейн, но он нормальный. Он ни во что не ввязывается, не создает проблем ни себе, ни окружающим. И он такой не потому что таким родился-  о нет, они все с рождения клеймены, просто он сделал себя сам. Он сам не давал тайнам этой семьи себя поглотить, он боролся и сопротивлялся, он рос, он учился и развивался для того, чтобы быть сильнее этой семьи.
А сейчас он снова пропаливается во все это, и даже не так, как предполагал это может случиться - семья не засасывает его как зыбучие пески, она скинула с чердака и теперь смотрит, как он падает вниз, проламывая хребтом полы и ломая мебель. Бэйзилу не нравится чувство падения.
Бэйзилу кается, что он в полной жопе.
Каждое слово Кэмерона звучит хуже предыдущего, и он уже почти жалеет, что вообще полез во все это. С другой стороны, разве было бы лучше не полезть? Если Кэмерон что-то так яростно скрывает - это что-то должно изменить жизнь не только его, оно коснется их всех и. как бы того не не хотел старший Фонтейн, его это тоже может задеть. Только поэтому он был настойчив и только поэтому все еще не попросил брата остановиться и не ушел.
Бэйзил уже встречал прорицателей, так что новость о даре Кэмерона его не сильно удивляет, хотя раньше он этого и не знал. Отношение к прорицаниям у Бэйзила было крайне неоднозначное. С одной стороны, они все конечно жили в мире. полном магии, природу которой до конца не понимал решительно никто, так что не было ничего дикого в идее, что для некоторых магов или даже людей магия работает несколько иначе, чем для других. Отрицать это значило уподобиться людям, что лишь закатывают глаза, не видя перед собой очевидных вещей. С другой стороны, у Бэйзила был какое-никакое, а все-таки высшее образование. Да, человеческое, но люди ведь тоже не совсем дураки. Он не верил в линейность времени, не верил, что чья-то судьба решается настолько заранее, хотя в саму судьбу и верил. Для него она была игральной костью, что ты кидаешь непосредственно перед самим ходом. Не за месяц, два, не в момент рождения - судьба есть только тогда, когда ты сам хочешь ее.
И Бэйзил не встречал ни одного ясновидца, что был бы до конца уверен в своем даре, если конечно он не был шарлатаном. Как правило, они начинали несколько стыдливо и совершенно путано объяснять, что все не так просто. Что видят они не все, а только то, что видели бы. будь сами а там, а потому видения не объективны. Что они не могут дать гарантии того, что хих видения исполнятся и что исполнятся они с точностью так, как было сказано. Именно поэтому Бэйзил к ним никогда и не обращался - слишком уж все неоднозначно, слишком подозрительно и нестабильно.
Но Кэмерона он слушает очень внимательно и не комментируя ничего.
Высказывание о неизбежности видений Кэмерона - вот что по-настоящему удивляет его. Он не считает Кэмерона выдумщиком или притворщиком, да и зачем ему бы это делать, но он и в самом деле не верит, что будущее может быть для кого-то столько однозначным. Ему хотелось бы поговорить об этом подробнее, но он и сам понимает, что сейчас еще не время, ведь брат не закончил.
А когда заканчивает, Бэйзил чуть ли не впервые в жизни не знает, как себя вести и вообще куда себя деть. Он хмурится, отводя взгляда и глубОко вздыхает.
И вот опять. Чертово семейное проклятье.
Не так часто он абсолютно не знает, что сказать, но сейчас как раз такой момент - знает, что надо, но слов не находит.
У него очень много вопросов, но каждый из них сейчас будет очень неуместным, а н все же не полная мразь для того, чтобы портить еще сильнее и без того не самый приятный момент.
-Ты искал отца? - спрашивает он - никто не может знать о твоем даре больше, чем он.
Самая верная реакция всегда - слушать голос разума. Апеллировать фактами и знаниями, а не эмоциями.
Он бы хотел дать умный ответ из книжки, но его у него попросту нет. Магия прорицания чень часто имеет характер семейной: общая концепция конечно одинаковая - просто смотри в будущее - но в все остальное уже нюансы, описать и систематизировать которые практически нереально. И Бэйзил никогда не думал о том, насколько это обидно.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

Отредактировано Berthold Ackermann (02-05-2019 17:04:26)

+1

9

Какой реакции ты ждал, Кэм? Что Бэйзил начнет причитать и страдать? Это вряд ли. Никто не начнет. Все будут искать решение, которого просто нет. Он не хотел умирать, а все его попытки навредить себе были призывом, желанием обратить на себя внимание. Просто крикнуть «Вот он я! Я живой! Я существую! Полюбите меня, я не хочу быть невидимкой». Но только пугал всех. Он знал, что Нильс его любит, кажется, только он и любил, и в какой-то момент этого стало достаточно. Он растворился в так необходимой им обоим связи, будто два зависимых друг от друга наркомана. И Кэмерон прожил бы так всю жизнь, отираясь рядом с младшим братом. Но судьба ставила свои маркеры на каждого, и ему уготовила очень короткий путь.

Отца? Странный вопрос. Кэмерон не хотел его знать, не хотел искать, поначалу злился на него, что у всех есть отец, а у него нет. Завидовал детям в младшей школе, за которыми приходили папы. За Кэмом и Нилом приходил сначала Бэйзил, потом мать, иногда кто-то из тех, кого Маргарет нанимала, чтобы присмотреть за младшими.

Но в какой-то момент его злость прошла, истерлась со временем, и проснулся интерес. Кто этот человек? Чем он живет? Почему бросил его? Неужели Кэмерон даже в младенчестве был такой проблемой, что родной отец просто сбежал от них. Мать выдала ему очень скудную информацию о нем. Только имя и пару фактов из биографии.

Искал, — отвечает Кэмерон, растирая по пальцам черную крошку. Он привык к ней, так ему спокойнее, комфортнее, будто броня. — Он в Бостоне. По крайней мере был пару дней назад, если верить его фейсбуку.

Кэм нашел его около года назад, но так и не решился написать. Рассказал Нильсу, показал ему все, что смог найти. И по прежнему был не уверен, что это действительно он, хотя проверил все несколько раз, осталось только тест ДНК сделать.

Нет, я с ним не говорил, — отвечает он на невысказанный вопрос. — А о чем? «Привет, я твой сын. Ты бросил меня девятнадцать лет назад. У меня проблемы с даром. Помоги разобраться и не умереть.» Как бы ты отреагировал на такое сообщение?

Он злится. И на брата, что завел этот разговор, и на себя, что вообще все это начал тогда. Какой смысл обращаться к отцу? Вряд ли он согласится даже говорить с кем-то из Фонтейнов, раз почти девятнадцать лет активно их всех избегал. Наверное, это очень глупо с его стороны отказываться от единственного шанса на помощь и решение его проблемы с даром предвидения. Кэм не мог это контролировать, и никто в семье не мог ему с этим помочь, а никому из посторонних он не доверял.

Кэм не умел пользоваться этим, не умел выносить пользу из того, что дали ему гены. Разве что вечно носить на себе клеймо Фонтейна, которой означало, что к твоей заднице постоянно будут прилипать проблемы разной степени тяжести. Этим все семейство магов владело в совершенстве, а младшие превзошли всех, кажется по количеству неприятностей, которые поймали на себя каждый в отдельности.

Кажется, единственный кто ловко избегал всех этих проблем был Бэйзил, но не успел он вернуться, как его с головой окунули во все это и заставили плыть против течения, активно перебирая веслами с балластом из двух младших братьев, которые тянут всех на дно.

Я не уверен, что он захочет помочь, и не уверен, что хочу его помощи. Да, это детское упрямство, но Кэмерон не хотел ничего общего иметь с этим неким Уильямом, в честь которого носит свое второе имя. Тогда зачем ты его искал? Вполне логичный был бы вопрос от Бэйзила. Но Кэм сам не знает на него ответа. Просто потому что мальчишке подростку захотелось посмотреть на своего отца.

+1

10

Кажется, из всех трех братьев отца не искал только Нильс.
Бэйзил помнил это чувство  - потребность узнать, кто он и почему он живет не с ними. Потребность понять, почему он от них ушел, почему не пожелал хотя бы знать сына, если не воспитывать. Тогдашний Бэйзил еще не знал, что не на все "почему?" есть ответ. Он и сейчас в это не особо верит, скорее в то, что на некоторые такие вопросы сами высшие силы не хотят, чтобы ты узнал ответ. Но тогда ему казалось, что все в его руках. И он нашел его. К чему это привело? Ни к чему. Бэйзил разглядел в незнакомце знакомые черты, но даже представиться не смог, потому что понял - мужчине это не нужно. Почему-то только глядя в растерянное лиц он вдруг осознал, насколько ему не нужен. Что это не мама не дает им видеться - он сам не хочет. И Бэйзил просто ушел, утратив желание общаться с отцом навсегда. Сейчас он понятия не имел, где он, кто он и как он, и ему было решительно плевать, даже если он вдруг успел умереть.
Он помнил все это слишком хорошо для того, чтобы осуждать Кэмерона. Во всяком случае- точно уж не за поиски, это желание как раз было абсолютно нормальным и закономерным.
-И что, ты теперь решил умереть, потому что тебя в детстве папочка не любил? - спрашивает он, чуть склоняя голову набок. "Не уверен" он. В чем тут вообще надо быть уверенным? В желании жить? Нильс был из них двоих более мягкотелым, однако ничего - использовал отца как и полагалось. Не сам конечно, там больше мама постаралась, но Нильс явно уж не упирался и не сомневался. Потому что это жизнь, она у них у каждого одна. Неужели Кэмерон этого не понимает?
Будь Бэйзил хотя бы капельку поэмоциональнее. давно бы воздел руки к потолку и закричал. Потому что он устал. Смертельно устал смотреть на эту тупость под название "проблемы младших братьев". Один ведет себя как идиот, второй возводит это в квадрат и повторяет. Два кретина, внутренняя дама которых им важнее. чем собственные жизни и здоровье. Бэйзил никогда не сможет этого понять, а уж принять тем более.
-Твое смирение просто возмутительно, - спокойно произносит он - и очень глупо. У вас с Нильсом какое-то соревнование по саморазрушению или что, я все никак не пойму?
Их ведь растили и воспитывали одинаково. В воспитании мелких Бэйзил сам принимал какое-никакое, а все-таки участие. Так как так вообще могло выйти, что младшие братья выросли такими идиотами?
-Именно о таких вещах и разговаривают, когда не хотят умереть, Кэмерон. Не знаю уж, кто он там, но явно получше смерти, а?
Зачем он вернулся сюда? Зачем опять встрял, зачем решил, чо что-то им должен? Почему просто не уехал сразу же, зачем начал вообще контактировать? Это проклятая семья, разрушающая сама себя и все вокруг. Всех вокруг.
Кэмерон не просто умрет, если умрет - он весь их табор потянет за собой на дно. Нильс будет уничтожен. Мама раздавлена. Бэйзил...Справится. Он всегда со всем справляется. И это ему придется заботиться об остальных, пока они приходят в себя. Что будет делать Кэмерон в этот момент? Ах да, ничего. Он ведь уже решил ничего не делать, мелкий говнюк.
-Если хочешь так эгоистично уйти - стоило бы отползти на отшиб в канаву и пускай судьба тебя найдет, если все твои видения и правда сбываются, а сейчас ты... - Бэйзил осекается и замолкает. Встает, складывая руки на груди, отворачивается от брата. Ему надо успокоиться. Его крики тут ничего не решат, только порадуют этого энергетического вампира - так с семьей не поступают, Кэмерон.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

Отредактировано Berthold Ackermann (03-05-2019 23:26:03)

+1

11

Как будто тебя любил, — огрызается Фонтейн. Он уже пожалел, что рассказал все Бэйзилу. Нужно было соврать, придумать какую-то херню про биполярку, которую обычно вешают на уши тем, кого не хотят посвящать в куда более серьезные и глубокие тайны. Кэм не ждал от него жалости, да и помощи не просил. старший сам настоял на то, что хочет знать.

Думаешь, я не пытался найти решение? Я перерыл все книги Элайджи в поисках решения. Парень психует, вскакивая на ноги. Он действительно пытался, ночами просиживал в кабинете дяди, пролистывая каждую его книгу, тщательно выделяя те места, которые могли быть полезными, но про прорицателей отвратительно мало информации вообще, и рекламы дурацких цыганских кибиток с хрустальными шарами. Мать говорила, что его бабка по отцу цыганка и тоже гадала, но Кэм даже не собирался вдаваться в подробности. — Нильса не трогай, — предупреждающе понижает голос Фонтейн, глядя на брата из-под челки. Он не позволит никому, даже родному брату как-то задевать младшего. Половина его шрамов получена в драке, когда он защищал Нила.

Кэмерон злился на брата, но только потому что он был прав. Ему нужно было, чтобы кто-то дал этот пинок, но злило что Бэйзил снова прав. Как всегда. Идеальный Бэйзил. Всегда самый высокий, самый красивый, самый умный, самый-самый. Именно он станет главой семьи после Элайджи. Ни Кэм, ни Нил точно не потянут, да и не захотят. Кэмерон уж точно. Он не создан для этого и его слабые магические способности тому подтверждение. Маг фыркает злясь на себя, на Бэйзила и на весь мир, что он не родился таким как он. Кэм всегда завидовал старшему, поэтому они и не ладили. Он все время думал, что Бэйзил смотрит на него свысока, как будто снисходительно, и это раздражало.

Прячет руки в карманы домашних брюк, закрываясь. Его бесит, что сознание согласно со старшим братом, что все его естество с ним согласно, но то ли из упрямства, то ли из-за собственной глупости он продолжает упираться и ершиться, выпуская иголки. — Вот и я не знаю. Как я найду его в Бостоне? Как ты себе это представляешь? Найдешь мне ритуал, который отыщет то не знаю что там не знаю где?

Лучше ли? Кэм не знал. Он ничего не знал об отце. Ни чем он занимается, ни где он конкретно, ни даже как выглядит. Фотографий на фейсбуке было мало, и на них тяжело понять какой они давности. Магию распознавать время и место на фото Кэм еще не освоил, увы.

Ведь он даже не знает сколько времени осталось в запасе. Может быть его убьют завтра где-нибудь в подворотне пока он будет возвращаться с работы. Или через неделю в стенах колледжа. или в собственном доме. Вариантов такое множество и никакой точности, никаких сроков. Ровным счетом ничего. Да, возможно, Бэйзил прав и Кэм просто сдался, решив просто дожить оставшиеся ему дни рядом с тем кого он так беззаветно любит и своей семьей. Как будто он болен раком, и эта опухоль медленно его убивает. Но ведь больные борются со своим недугом. Так почему же он не хочет? Кэмерон не понимал сам себя. Он знал, что это не исправить, что это никак не поправится. Но только сейчас задумался, что даже не попробовал.

Я пытался, — отвечает он, отворачиваясь. — Два месяца назад, чуть не прыгнул. Он уже готов был признать свою неправоту и попытаться побороться за собственную жизнь. В этом споре Кэмерон очень хотел бы быть проигравшим, надеялся на это, и что он окажется не прав. Он даже готов был в честь выигрыша брата бесплатно отработать в его кафе месяц, намывая полы и посуду. Но не верил в удачный исход.

Давить на семью всегда было запрещенным приемом, и видимо Бэйзил решил надавить на последний рычаг перед тем, как просто треснуть нерадивого младшего брата. Кэм бы очень удивился залепи брат ему затрещину, потому что всегда такой уравновешенный Бэйзил вдруг стал бы простым и приземленным, как они все. Но он уже вывел его из себя. Фонтейн видел это, когда лицо брата исказилось гримасой не то злости, не то разочарования, всего на пару секунд, а потом он отвернулся от него.

+1

12

Все это так глупо.
Бэйзил чувствует себя так, словно бы из последних сил бежал на станцию, чтобы успеть на поезд, а добежав узнал, что его вообще отменили. Бэйзил не любил бегать. Не любил опаздывать. Не любил, когда что-то идет не по плану.
Кэмерон всегда обладал этой феноменальной особенностью - умением рушить старшему брату жизнь. Конечно странно было обвинять его в этом сейчас, но именно так себя Бэйзил сейчас и чувствовал. У него самого только все стало налаживаться. только все наконец стало хорошо. И вот тебе пожалуйста, братец решает умереть. Такое могло произойти только в их семье.
-Ты мог бы поспрашивать у матери еще. Мог бы нанять того, кто найдет его вместо тебя. Мог бы сказать мне и да - я бы поискал, - но все эти слова не имеют никакого значения, ведь Кэмерон уже сказал, что сдался. Совершенно тупо и абсолютно позорно сдался. Столько ет висел мертвым грузом на шеи матери и братьев (на Нильсовой конечно больше, чем на его собственной), чтобы в итоге помахать всем ручкой и умереть, не пожелав сражаться д победного конца. Как это на него похоже. Вот он я - любите меня таким, я ведь такой один. Маленький эгоистичный шизик, бесполезный и беспомощный. Слабый. Бесталанный. Он не заслуживал и половины ого внимания, что уделяла ему мать.
Его доводы про "я пытался" звучат так неубедительно, что Бэйзил не воспринимает их совершенно.
Ну что ж, у Бэйзила хотя бы будет шанс высказать ему все это теперь - над ео надгробным камнем. Может, закроет в себе какой-нибудь гештальт.
Он не должен был спрашивать. А что бы он делал, когда Кэмерон умер бы внезапно, непонятно как и непонятно почему? Наверняка сломал бы себе голову в попытках все разузнать и понять, можно ли было все поменять - такова уж его суть. Он не умеет ничего отпускать, он умеет сбегать и прятаться. но посмотрите на него - в итоге он все равно возвращается. Смерть брата - не то, что в принципе реально отпустить.
Но теперь он знает - а толку? Он бессилен. Если уж Кэмерон не хочет ничего делать - то что он сам может? Заставить его? Это так бессмысленно.
-Это их уничтожит, - произносит он, все еще не поворачиваясь к брату лицом. Смотреть на него нет никакого желания и никаких сил.   Уточнять, о ком идет речь, нет никакого смысла, как и притворяться, что и он пострадает, как мелкий и мама, потому что он не пострадает. очно не так. Скорее всего, именно он будет заниматься похоронами, пока остальные будут безуспешно рыдать. Снова все придется делать ему, пока остальные Фонтейны будут плескаться в болоте своей эмоциональной нестабильности - ты это понимаешь?
Возможно, не стоит так разговаривать с тем, кого, вроде бы, приговорила сама судьба - он ведь, в сущности, не виноват, что все так сложится. Но Бэйзил просто не в силах остановиться - Кэмерон задел его за живое, что удается не так часто и мало кому, оставить это безнаказанным было бы как-то даже неправильно.
-И больше всего их убьет, что ты ничего не сделал, чтобы это остановить. Ты просто нашел благородный способ самоубиться. После всего того, что они для тебя сделали, чтобы этого никогда не произошло. Какая ирония, - тот, в кого было вложено больше всего сил, уйдет первым. Но вслух он этого снова не скажет.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

13

В любой другой ситуации Кэмерон поставил бы  себе мысленно памятник, что смог выбить из равновесия старшего брата. В любой, но не сейчас. Сейчас он хотел просто спрятаться от всего мира, закрыться в шкафу, накрыв голову руками и ждать, когда проблема решится сама, без его участия.

Пять тонких линий на холсте перед ним. Фонтейн делает глубокий вдох, пытаясь совладать с бешенством, что нарастает в нем. Он не виноват в своем даре, не виноват, что никто не может помочь ему его развивать. Но и Бэйзил не виноват в своем желании достучаться до закрывшегося в раковину младшего брата. Они оба жертвы обстоятельств, судьбы, магии, чего угодно.

- Мне не нужен красивый способ самоубиться, - рычит Кэм, швыряя в спину брата оранжевую баночку с таблетками. Будет ложью сказать, что он не пытался покончить с собой, но каждый раз отступал в последний момент. Каждый день высыпал горсть таблеток на ладонь и долго смотрел на них, не решаясь выпить. Он не прыгнул тогда, два месяца назад. Не резал руки так, чтобы намеренно задеть вены. Он не хотел умирать, но тогда у него был выбор, и Кэм делал его в пользу Нильса и семьи, а сейчас он просто не знал есть ли этот выбор. Есть ли хоть что-то, что сможет предотвратить его видения?

Четыре таблетки оставалось в баночке, что с тихим стуком упала на пол и укатилась куда-то в сторону. Эта детская игра, попытка унять панику и страх, которую они с Нилом придумали, когда Кэмерон лежал в больнице на обследовании, когда мальчишки тихо переговаривались, и старший признался что ему очень страшно, что он не хочет быть одним из тех психов, которых они видели в фильмах. Тогда они и придумали, как успокаивать друг друга, если чувствуют приближение паники, страха, злости, чего угодно. Жаль, что она не помогала от долгих и тяжелых депрессий Кэмерона.

- И что мне сделать? Я не просил этого, - он толкает брата в плечо, чтобы тот хотя бы посмотрел на него. Шрам на щеке противно дергается от напряжения. – У меня не было выбора получать это дерьмо или нет. Из них всех, кажется, только Нил всегда считал брата нормальным, уверял его, что он не псих, пока Кэмерон и сам в это не поверил. Мать всегда была слишком занята, отправляя его к терапевтам и врачам. Бэйзилу просто было наплевать на него, словно он мошка, мешающая ему получить больше внимания матери.

- Откуда ты знаешь? – почти отчаянно произносит Кэм. Он устал бороться, устал каждый день доказывать всем, что он в порядке, устал быть тем, кто вечно должен всем за то, что они для него делают. Он не просил, чтобы природа наградила его этими проблемами с головой, не просил мать спихивать его на руки психотерапевтов, один из которых едва не выебал его прямо в собственном кабинете, не просил особого отношения к себе никогда. Он хотел быть как все, хотел быть обычным, нормальным ребенком, который не видит вещих снов, не слышит голосов, которые говорят ему, что его никто не любит. И сейчас Бэйзил давил на все самое больное, будто знал это, будто кто-то рассказал ему обо всех страхах Кэмерона с самого детства и до сейчас.

Три целых барашка на рисунке на столе. Кэмерон все еще играет в эту игру, и будет играть, пока он жив, потому что это работает, всегда работало и сейчас должно сработать. Зачеркнутый барашек это он. Неужели он уже тогда подсознательно чувствовал что-то? ет, вряд ли. Его дар проявился недавно, ошарашив не только его, но и всех родных и членов ковена, к которым он пришел за помощью. Никто не смог, но Бэйзил был прав и это мог отец, с которым Кэмерон не хотел видеться из детского упрямства, которое сейчас могло выйти ему боком.

Два стакана не столе. В одном он хранит карандаши и ручки, во втором обычно всегда вода для красок. Оба стоят в углу ближе к стене. Кэм про себя перечисляет эти подробности, чтобы сдержаться и не накричать на брата. Бэйзил нужен ему, он может помочь, и сейчас портить отношения с ним было бы еще большей глупостью, чем все те, что он совершил до этого вечера.

Одно слово.

Помоги, — также поворачиваясь к брату спиной, говорит Кэм. — Пожалуйста. Он отходит к окну, трясущимися руками буквально разрывая пачку, чтобы достать сигарету. Кэм никогда не курил в доме, кроме очень редких случаев, когда просто не мог держаться. Если Бэйзил сейчас уйдет, перед этим послав его куда подальше, Кэмерон не удивится этому. Он вполне заслужил такое отношение к себе не только сегодня, но и вообще. Зажигалка щелкает с третьего раза, позволяя парню сделать первую затяжку, глядя в раскрытое настежь окно. Он упирается руками в подоконник, глядя вниз. Второй этаж. Не высоко, но если удачно упасть, можно свернуть шею. Знал бы Бэйзил сколько раз Кэмерон думал об этом, глядя на розовые кусты внизу, но так ни разу и не решился даже подняться на подоконник.

+1

14

Бэйзил никогда не думал о самоубийстве. Скорее всего, это было связано как раз с семьёй, как бы парадоксально это не звучало. Их семья в целом была весьма проблемной, а потому Бэйзил всегда было с чьей жизнью сравнить свою. И на фоне жизней родственников, его собственной явно не хватало драмы для таких тяжёлых мыслей.
Он едва понимал, что может чувствовать человек, который все же решился умереть, но мог понять, что легко такие решения не даются, а значит все должно быть очень плохо.
Мозг Кэмерона работает совсем не так, как его. Во всех смыслах. Поэтому ему тяжело понять брата, поэтому он, на самом деле, и не зовёт пытаться его понять. Кэмерон уже нарисовал себе картинку, сложил паззл того, как должна выглядеть жизнь после того, как он уйдёт. Распланировал все, нашел, кому на попечение сдать мелкого. Кого-то бы такое отношение к собственной кончине тронуло, мол, ответственный и благородный подход. Уйти с достоинством - кажется так это называется. Бэйзил этих взглядом не разделял. В смерти нет и не может быть ничего благородного, не может быть ничего красивого. Жизнь только одна и за нее надо цепляться всем, чем только можно. К ней надо приклеиться, как мухи приклеиваются к клейким лентам, и нельзя от нее отлепляться, пока она сама тебя не сбросит. Пока ей это не удастся конечно же, потому что пытаться она будет часто.
Он не мог принять эту капитуляцию, она претила всем его убеждениям и, хоть обычно Бэйзил и предпочитал держать их при себе, сейчас он не выдержал. Сейчас он сорвался, и он не был горд собой, но, по правде сказать, он не слишком-то себя контролировал в тот момент. В конце концов, это же Кэмерон. Он же его брат, не какой-то там посторонний тип.
В спину прилетает что-то лёгкое и шумное. Бэйзила это не слишком-то задевает - и не такое в него швыряли, если честно.
Кэмерон бесится, но это для мага реакция тоже не новая. Мало кто не бесится, когда Бэйзил действительно высказывал свое мнение, а не вежливо поддерживал разговор. Мало кто мог понять и вынести ту правду, что он озвучивал, а у других не было сил, чтобы ее принять. Даже вон Нильс сорвался на него тогда в кафе, а ведь это был Нильс.
После толчка он поворачивается, решив, что это уже перебор. Не хватало ему тут ещё рукоприкладства. Он почти открывает рот, чтобы сказать, что уходит и в жопу он может себе запихнуть свои просьбы, но не успевает. В лице Кэмерона что-то поменялось, и это что-то заставляет его остаться и слушать дальше.
-Давай снова примем за аксиому, что я знаю все на свете? - спрашивает он. В детстве мальчишки часто это ему говорили, приходя со своими глупыми детскими вопросами из серии почему трава зелёная. Конечно на самом деле Бэйзил ни тогда, ни сейчас не знал всего на свете, хотя и очень бы хотел, но, кажется, сейчас Кэмерону снова была нужна эта вера - ы помогу, если ты больше на начнёшь вот этого всего цирка. Мне есть чем заняться помимо спасения тех, кто топит себя сам.
Он не знает, что делать - откуда бы ему? Он слишком редко сталкивался с подобной магией, она вообще в целом плохо изучена и сомнительна. Но ведь когда-то он вообще не умел колдовать. А до этого ходить, разговаривать и держать лодку в руках. В том, чтобы чего-то не знать, нет ничего страшного, а вот страх перед новым просто отвратителен.
-Идет? - строго спрашивает он, протягивая брату пузырёк с таблетками, который поднял всего минуту назад.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

0

15

Старший брат всегда все знает. Он самый умный, он самый сильный, он старший, он идеал и практически божество. Таким был Бэйзил для Кэмерона, когда тому было пять. Он боготворил его, таскаясь по пятам и каждые десять минут задавал какой-нибудь вопрос, на который тот со вздохом отвечал. Наверное, если бы Бэйзил не сбежал от них тогда, то сейчас Кэм думал бы так же, прибегая к брату с вопросами и просьбами.

Маг привык разбираться со всем сам, доверяя свои переживания и проблемы, даже самые сокровенные только Нилу. Они с младшим зависимы друг от друга, и это замечали все вокруг, словно два близнеца с разницей в год. С Бэйзилом же все было иначе. Кэмерон любил его, он понял это только сейчас, когда брат вернулся, но в нем была слишком сильна обида. Он до сих пор считает, что старший из отпрысков Маргарет Фонтейн просто бросил мальчишек, которые считали его самым лучшим, и, возможно, однажды они поговорят об этом, но не сейчас. Не тот момент.

Я из тех кто не тонет, — парень улыбается, поворачиваясь к брату. Кэму хочется быть как все, хочется просто на мгновение почувствовать себя обычным подростком, а не магом и чародеем, у которого проблемы с головой и который доставляет собственной семье столько хлопот вот уже почти пять лет, что ему ни в жизнь не расплатиться с этим.

Идет, — Кэм кивает, выкидывая сигарету в окно. Плевать, что мать снова будет ругаться что кто-то курит возле розовых кустов. Наверняка, она знает что это Кэмерон, но пока он не пойман с поличным он будет все отрицать. — Прости за это все, — баночка отправляется в карман, а сам Кэмерон отходит от окна, отгоняя от себя мысли о том, что если он сейчас разбежится и прыгнет, то Бэйзил не успеет его остановить. Он уже согласился не устраивать цирк и быть взрослее, пора подтвердить это делом. — Иногда я веду себя как кусок дерьма.

Кэм явно преуменьшил. Он ведет себя так постоянно, доставляя всем кучу проблем. Не только Бэйзилу, Нилу, всей семье. Кэмерон проблема, которая не позволяет себя решить, ребус, который не хочет, чтобы его решали. Ему нравится упиваться своими страданиями, преувеличивая их стократ и возводя в разряд драмы мирового масштаба. Он признает это и готов бороться с этой своей стороной, потому что устал вызывать раздражение и жалость.

Думаешь, есть хоть один шанс? — спрашивает он уже с надеждой, смотрит на брата также как когда-то в детстве, будто ему снова четыре, а Бэйзилу девятнадцать, как самому Кэму сейчас, и старший брат герой, он знает все на свете и обязательно поможет.

Он не хотел умирать, один Бог знал, как не хотел. Ему не нравилась его жизнь, но умирать средний Фонтейн не хотел и боялся. Он смирился, подготовил себя, но все пережитое, все потерянное и обретенное, этот разговор с братом, все это переворачивало весь его мир, заставляя думать о том, что он хотел бы пережить рубеж двадцати лет, а потом и двадцати семи, сорока, ста лет. Он хотел жить, но был слишком упрям, чтобы признать это. Уже признал правоту Бэйзила, его победу сегодня, переступив через себя и поняв, что брат прав о всем, что сказал сегодня. Кэм— трус и эгоист, не стоящий ни крупицы того внимания, что ему уделяют. И он признал это сегодня.

+1

16

В любой непонятной ситуации будь в себе уверен.
Это был своеобразный девиз Бэйзила по жизни, и сейчас он подходил просто идеально.
Конечно же он не был уверен вообще ни в чем. Магия вещь вообще сложная, навсегда понятная, далеко не простая даже для таких "гениев", как он. Теоретическая ее часть прекрасна и удивительна, практическая же опасна для тех, кто колдует не первую сотню лет. Никогда нельзя точно сказать. что все пойдет по плану - это Бэйзил понял, зарывшись в свои любимые книги с головой. Сколько историй он прочитал о тех, кто был слишком самоуверенным, кто не смог вовремя остановиться. кто не захотел остановиться. Многие из них были талантливы, написал пару магических трудов, а толку? Все как один были в могиле, умерев если не на месте из-за неудачного заклинания, то чуть позже и в страшных муках. Либо же всю оставшуюся жизнь мучились от нежелательных последствий. Ничего благородного в такой кончине не было - в магическом мире ты лишь неудачник, если не справился. Бэйзил не собирался становиться неудачником. Бэйзил не хотел допускать ошибок. Бэйзил и не собирался.
Разумеется он хочет помочь Кэмерону. Разумеется он сделает все, что будет в его силах - так надо, так правильно, так всегда было и так всегда будет. Они ведь братья. Но пообещать ему, что они все уладят? Нет, он не станет. Сказать, что все будет хорошо? Наверно именно это он хотел бы услышать, но Бэйзил не может обещать и этого, а врать не хочется. Ввязываясь во все это, он, может, уже дает брату ложную надежду. Может, его дар и правда так работает, может, у его предсказаний стопроцентный шанс на успех. Бэйзил в это все еще не верил, но это ведь не его дар. и ни черта он о предсказаниях не знает.
Мысленно он ставит себе пометку начать изучать вопрос, поискав нужные книги в семейной библиотеке и написав парочке знакомых. Раз уж пообещал - он не будет прохлаждаться, у них, судя по всему, не так много на это времени, а значит надо приступать быстрее.
И надо позвонить еще одному старому знакомому. который может с поисками отца. Кэмерон уже сделал за него половину работы, так что поиски не займут много времени.
Но этого ведь все равно мало, да? Кэмерон явно ждет от него чего-то еще.
-Шансы есть всегда. Ты же учился в школе, вам должны были рассказывать о теории вероятности, - отвечает Бэйзил но понимает, что брат имел в виду совсем не это. Он, может, и не способен разделить его переживаний, но даже ему самому в такой ситуации наверно бы хотелось услышать хоть что-то мотивирующее. Приободряющее - слушай, я не могу тебе ничего обещать. Но я однозначно не считаю, что все так категорично, как ты пытаешься мне доказать. И я не сдаюсь. Никогда. Если это не нападение пиратов, - господи, почему его так тянет на воспоминание из детства сегодня?
Он слишком не любил все эти игры мальчишек. чтобы сопротивляться их "атакам" слишком долго. Обычно его государство, корабль или злодей готовили белое полотенце заранее, когда игра только начиналась и племя младших Фонтейнов покоряло другие территории.
Хотя теперь, начав вникать во все эти семейный трудности, Бэйзил даже немного жалел, что отсутствие сопротивления уже не главная проблема братьев. Он не мог назвать свое детство счастливым, но тогда все однозначно было проще и комфортнее, чем сейчас.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://i.imgur.com/2fnhZor.png[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

Отредактировано Berthold Ackermann (22-05-2019 15:43:24)

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » promise


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC