РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Monday


Monday

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

soundtrack

https://funkyimg.com/i/2ToHS.gif

Owen Cruijff & Richard Bolem
8 октября, NY night


They've got all the right friends in all the right places
So yeah, we're going down
They've got all the right moves in all the right faces
So yeah, we're going down

Отредактировано Owen Cruijff (23-04-2019 16:06:24)

+4

2

- Ты очень, очень в себе уверен. Не так ли?
- Нет. Я уверен в тебе.

Дождь обрушился на город неожиданно. Несколько томительных дней он висел в воздухе приятным озоновым ароматом, вытекал на берег влажным туманом со стороны гудзонского залива и прятался в серых клубящихся в быстром беге тучах закрывающих город от жизнерадостного солнца, которое играло с людьми в прятки, то скрываясь, то внезапно выскакивая из-за туч слепящим, но приятно волнующим кровь потоком пробивающегося в каждый доступный переулок света.
Холодная осенняя вода хлынула  с неба рано утром, когда город еще спал, будто наконец не выдержал этого постепенно набирающего силу давления тонкий полиэтиленовый пакет.
И порвался.
К вечеру все улицы уже блестели мокрым глянцем, сверкали лужами с тонкой радужной бензиновой пленкой и пестрели разнообразными зонтами.
А дождь всё не прекращался, будто действительно ждал очень долго, терпел и решил захватить полную власть над Нью-Йорком, накрыв его своей серой плотной завесой как тяжелой тканью.

Оуэн сидел в машине и ждал Рихарда.
Смотрел задумчиво в боковое окно, по которому стекали ручейки воды, искажая силуэты спешащих куда-то по черному влажному тротуару с другой стороны дороги, прохожих, то размывая их в неясные пятна, то вдруг возвращая им изначальную четкость и форму.

Внутри Кройфа не было волнения, которое испытывал бы человек, тело которого по своей смертной природе отзывалось бы на предвкушение опасных для жизни ситуаций усиленным сердцебиением, внезапными выбросами адреналина в кровь и резким жаром, оставляющим подмышками влажные следы на рубашке.
Всего этого не было, но указательный палец его правой руки, лежащей на черном мягком руле , постукивал по перфорированной коже. Ритмично, четко, через одинаковые промежутки времени, снова отсчитывал секунды, мгновения, или заменял биение сердца, которое бесшумно спало в груди Кройфа.
Локтем левой руки он опирался на дверцу, там, где начиналось стекло окна и обхватив пальцами подбородок время от времени его тер, чтобы потом опять замереть, глядя будто спокойно и расслабленно на поток машин, медленно ползущих по залитой водой дороге.

На самом деле он безуспешно пытался не дать своей голове взорваться от мыслей, от расчетов, от вероятных перспектив, возможностей и преград, которые им вероятно придется с Рихардом преодолеть этой ночью.
Дождь был хоть и помощником, но сомнительным.
С одной стороны он отлично стирал следы, лишая мир огромного числа запахов, смазывая краски ароматов в одно непонятное месиво.
А с другой он стирал магию. Это Оуэн теперь точно знал, что маги как те самые самовлюбленные вальяжные коты, надменно смотрящие на мир желтыми равнодушными глазами. Но стоит окунуть такого короля в ванную, или вылить на него стакан и вся спесь и богоизбранность стекает такими же струями как и совершенно безобидная для всех остальных видов вода, в которой зародилась жизнь на этой планете.
Временами это  казалось Оуэну совершенно удивительным, непонятным. И глупым в этой примитивной простоте.
Смешно бояться воды.
Даже Рихард не смог дать ему вразумительный ответ почему это так работает. И оставалось принять это просто как данность.
В конце концов  боязнь солнца для Болема могла выглядеть так же забавно и нелепо.

У них было место и время.
На словах всё казалось простым. Они несколько раз проговаривали что должны сделать.
И даже обговорили пути отхода, если всё вдруг пойдет по месту, которым проститутки зарабатывают себе на жизнь.
Но это все равно не вселяло чувство полной уверенности.
И Оуэн нервничал.

Казалось, что тугой смокинг слишком сильно сдавливает тело, а ботинки жмут.
Узел галстука впивался в кадык , но ослабить было нельзя. Это все равно как будто едешь на прием в Белый дом. Никакой распущенности. Никакого повседневного шика. Всё так официально, словно будешь целовать руку Мелании Трамп.
Таковы правила игры, в которой охотно принимали участие как вампиры, так и люди, которых было большинство и они были теми самыми сливками.
Очень жирными сливками.

Рихард сел в машину ровно в то время, на которое они договаривались. Как ни в чем не бывало щелкает ремнем безопасности, ведет по нему пальцами удобнее сажая шлею на пиджак.
Такие простые, банальные в своей обыденности жесты, словно они сейчас поедут в Диснейленд кататься на русских горках и запихивать в рот бесконечные ворсистые слои сахарной ваты.
Веселиться и радоваться. Как дети
Кройф думает, что действительно будет веселиться и радоваться, как ребенок, если выберется оттуда живым.
Но ведет себя так словно абсолютно уверен в себе и Рихарде. Уверен в успехе того дела. что они отчаянно собираются провернуть сегодня ночью.

- Держи — Оуэн протягивает магу тонкую атласную черную маску, которая закрывает только глаза и немного переносицу. При желании можно легко узнать того, кто под ней скрывается, но многим почему-то нравится это мнимое ощущение невидимости - Понадобится тебе там.

У него точно такая же в кармане пиджака.
Пару мгновений он смотрит на Болема, словно пытается понять нервничает тот больше обычного или нет.
Порой кажется, что чех всегда слегка на взводе, с дрожащим пальцем на взведенном курке.
Болем скорее похож на человека, которого если и может что волновать в этой жизни так это несовпадение цифр в бухгалтерских отчетах.
Рихард и вампирская вечеринка — комедия абсурда. Артхаусный хоррор.

- Ты готов? - спрашивает Оуэн мага. Хотя этот короткий и однозначный вопрос он будто задает и самому себе.

Отредактировано Owen Cruijff (01-05-2019 22:51:50)

+1

3

В Нью-Йорке дождь, +13°, пасмурно.
Рихард размышляет о том, что бы попросить Оуэна забрать его у галереи – вампир знает, что вода смоет не только грязь, окурки и смятые упаковки из-под фастфуда с улиц Большого Яблока, но и магию мгновенного перемещения в пространстве. Портал прибьет к самому асфальту и утянет с дождевой водой в канализацию.
Йенс наблюдает за тем, как маг колеблется, выбирая между алым кушаком и жилеткой с подтяжками, лениво развалившись на пустующей полке под книги, которые Рихард не успел расставить после обновления интерьера спальни.
Потом чех думает о том, что за галереей, возможно, следят, и именно поэтому Оуэн выбрал другое место для встречи, и откладывает пояс в сторону. Классически-черный, до зубовного скрежета, смокинг с жилеткой может носить и прислуга, разносящая напитки. Чеха вполне устраивает такой расклад.
Резные пластины из кости занимают свое место во внутреннем кармане. В другом располагается тяжелая серебряная крона. Рихард перевязывает бабочку и застегивает запонки на манжетах. Убирает портсигар во внутренний карман смокинга и сомневается, стоит ли сворачивать платок. Новые простые часы сидят на запястье непривычно – маг встряхивает рукой несколько раз, вытягивает ладонь параллельно полу и наблюдает за тем, как дрожат его пальцы.
Медленно выдыхает.
Затормозиться.
Замедлиться.
Осознать, насколько сила, которой он обладает, рушит все границы и преграды. Рихард сомневается, стоит ли. Не сразу раскатывает две розовые дорожки из колко-горьких кристаллов - получается не так ловко, как у Оуэна – втягивает каждую, как в ледяную воду ныряет и слушает, как перестает сбиваться и частить его собственный пульс, приходя к размеренному и спокойному ритму.
За его спиной будет Кройф. Его спину прикроет Кройф. Его самого.
Волноваться не о чем.
Рихард и не волнуется.
Смахивает редкие капли с угольно-серого пальто, когда садится в машину Оуэна.
- Пришлось добираться на такси, - объясняет, улыбаясь тепло и расслабленно. Мнет в руках тонкий атлас, который явно не скроет лица, только даст иллюзию неузнавания, маскировки в толпе, где каждый попытается стать кем-то другим ровно на одну ночь. Не сразу отводит изучающий взгляд от лица вампира. Тот непробиваемо-спокойный. На нем смокинг и, закованный в эту броню официоза, он кажется таким же расслабленно-спокойным, как в галерее - но вампиру для этого не нужен наркотик. Он уверен в себе без допинга, он смотрит вперед ровно и бесстрашно.
А Рихарду - да, нужен розовый героин, чтобы смотреть на дорогу так же.

Тогда к чему вопрос?
- Готов, - отзывается чех, ощущая только смутное нетерпение. Опробовать то, что обычно под запретом. Размять пальцы. Заставить узоры на коже, заменившие ворох артефактов, выжженные хной, обнявшие руку от запястья до плеча, вспыхнуть яркими искрами магии. Использовать максимум своих возможностей. Опустошить себя полностью и наполнить вновь не пять, а все десять и больше раз всего лишь за пару часов.
Уголки губ вздрагивают, чуть приподнимаясь в довольной ухмылке. Рихард убирает маску во внутренний карман пиджака, к портсигару, некоторое время наблюдает за улицей, разгоняющейся в сверкающем дожде, и откидывает голову назад, закрывая глаза.
- Придется заходить через главный вход, а не черный, – уточняет чех, не поднимая век, - Я наброшу на нас обоих морок, когда мы будем внутри. Он скроет нас от любопытных взглядов лучше этих масок, когда потребуется.
...пройти в служебные помещения. Но ненадолго, к сожалению.
- Если что-то пойдет не так, и я отключусь, разбей мои часы, - добавляет Рихард, извлекая из кармана костяную пластину, которую отдает Оуэну, - Это держи при себе, - Из-под белого манжета мелькает край кожаного ремешка, - Тогда разбитые часы дадут тебе время. 
В Нью-Йорке пасмурно и идет дождь, и если на территории арендованного особняка стоит такая же мерзкая погода, как и во всем штате, то их план А летит ко всем чертям. Первая часть мозаики уже не складывается, но чех переживает не особо. В мире всегда и все происходит не так ровно, как ты планируешь, приходится учитывать эту досадную погрешность и смириться с ней, как с неизбежным злом.
- Твой информатор сказал еще что-то о том, где будет проходить сделка?
Второй этаж, левое крыло. Вот и все, что у них есть на данный момент. А лично у Болема, смутная надежда, что предметом этой сделки будет именно его кейс, потому что иначе… Иначе все усложнится – вздыхает чех и открывает глаза, чтобы скользнуть взглядом к дороге, струящейся серой полосой сквозь мелькание черных дворников. Или наоборот. Потому что если Хью решил загнать артефакт не как некое произведение искусства ценителю прекрасного, то тот, кто собирается приобрести артефакт – маг и тогда придется выложиться на полную.
Мысль не вызывает беспокойства, только предвкушение чего-то… особенного. Необычного. Чех уже не помнит, когда последний раз ему приходилось использовать заклинания, воевать против таких же, как он сам, а не беспомощных людей и чуть более сильных - нелюдей.

[icon]http://s3.uploads.ru/ohyR7.jpg[/icon]

+1

4

Монотонный дождь такой тягучий, такой серый и расслабляющий для глаз и успокаивающий. Обволакивает сознание своим приятным стуком капель по капоту и крыше, что был бы Оуэн человеком, то уже вероятно практически задремал бы, глядя в лобовое стекло на бесконечную однообразную дорогу перед собой. Медленная езда по пробкам в плотном потоке машин затягивает в свою неспешность.
Но он собран и бодр. Внимательно смотрит на дорогу.
По телу растеклась и замерла свежая кровь человека, которого он убил пару часов назад. Греет изнутри. Будто он закутался в теплое шерстяное одеяло.
Черный смокинг сидит как влитой, идеально пробегая точно скроенными швами по телу, не затрудняя движений, и не сковывая их. Нога легко и плавно давит педаль газа. Манжеты не врезаются в запястья, когда Оуэн поворачивает руль, то вправо то влево, то удерживая ровно.
В нём будет удобно...
Машину Кройф взял напрокат. Дорогой роллс-ройс. Черный и пафосный, словно тоже в смокинг одет. Бронированная решетками радиатора металлическая морда похожа на таран. Словно мифический огромный блестящий от воды морской зверь рассекает улицу, уверенно двигаясь к намеченной цели. Сильно выделяясь в потоке остальных машин.
Но там. У особняка. Он сольется в единое целое с такими же бессмысленно дорогими и официозными авто.
Как и они с магом сольются с гостями разной степени важности и наделенными разным уровнем власти.
Рихард какой-то слишком расслабленный. Довольный даже. Это вроде бы хорошо. Но Оуэн хмурится слегка. Смотрит на мага в зеркало давнего вида. Пары быстрых взглядов достаточно чтобы заметить зрачок размером с зерно, сжавшийся посреди зеленоватой радужки.
Оуэну кажется, что он даже чувствует этот запах.
Толченого мела с какой-то непонятной приторной душной нотой, от которой во рту сразу появляется вкус горечи, скапливаясь в слюну, которую приходится тяжело и мучительно проталкивать в горло тесно сводя челюсти.
Веки мага подрагивают и опускаются время от времени.
Залипают.
Остаются прикрытыми слишком долго для человека, который чист и трезв.

Господи, да он сейчас уснёт.

Мелькает тревожная мысль в голове и Оуэн как-то нервно перехватывает руль.

Или уже спит?!

Но маг вдруг шевелит губами, слишком расслабленно, но все же произносит членораздельные слова  и плавно медленно тянется в карман. Протягивает странную пластину.
Оуэн берет её, пытаясь и рассмотреть узор и в то же время не выпуская из вида дорогу.
Ему совершенно непонятно как это вообще работает и как должно работать, но и ненужно во все понимать. Главное, что Рихард уверен в этих своих магических штуках. В то время как Оуэн уверен в своей физической силе, ловкости и бесшумности.
А еще в том, что спокойно сможет разорвать пару глоток, если это будет необходимо. Беспристрастно и быстро.
Он засовывает этот загадочный предмет во внутренний карман пиджака, надеясь, что не забудет об этом и воспользуется в необходимый момент. Хотя хотелось бы, чтобы ему не пришлось этого делать.

Останавливать время.

Плотно стоящие рядом друг с другом стены бетонных и кирпичных домов за окном плавно и как-то незаметно перетекли в зеленые пейзажи пригорода. Мелькают между деревьями дома обнесенные уютными заборами больше ради декорации, чем для настоящей защиты от незваных гостей.
Дорога уже просторнее, даже почти полностью свободна. И машина набирает скорость. Плавно и красиво. Будто сами механизмы которые заложил в нее человек испытывают удовольствие от того для чего были созданы.

— Твой информатор сказал еще что-то о том, где будет проходить сделка?

- Нет — говорит Оуэн, и более расслабленно опускает спину в кресло до упора. Машин вокруг больше нет. Иногда попадается одна на встречу, но дорога перед ними уже несколько минут совершенно пуста. - Он дал мне просто время и адрес. Этого вполне достаточно — добавляет Кройф, и словно сам себя  в этом убеждает.
Оуэн уверен, что надо просто попасть внутрь, а там уже никому не будет до них дела. Вряд ли Рихард в полной мере осознает, что такое эти вечеринки от Хью.
Смокинг не более, чем атрибутика. Он не задает тон мероприятия, а просто временно скрывает всю низменность, аморальность и животность людей, давая им ощущение избранности и элитности. Словно наделяет какими-то особыми чертами, которых нет у других смертных. Дает право на многие вещи, недоступные для других.
Политики, бизнесмены. Сначала такие важные и особенные. Через пару часов скатятся в первобытность.  Озвереют. Смешаются с вампирами. И не отличишь. Ведь каждый вампир тоже когда-то был человеком.

За рядом вытянувшихся в струну темно-зеленых кипарисов открывается плавный поворот налево по дороге усыпанной мелким розоватым гравием. Колеса машины шуршат по нему шинами, выбивая некоторые камешки на зеленый идеальный газон по бокам. Впереди, в самом конце этой хрустящей ленты горит мягким светом белый особняк в колониальном стиле.
Звуки оркестра становятся всё более четкими, ясными. Оуэн морщится. На этот раз уровень пафоса Хью зашкаливает. Раньше было попроще.
На кого он пытается произвести впечатление?

Цель все ближе. Взгляд Кройфа всё напряженнее. Он смотрит на Болема. По магу сейчас мало что поймешь. Но хотя бы сердце у него бьется ровно и спокойно.

- Не забудь надеть маску -  почему-то почти шепотом говорит Оуэн. И останавливает машину на условной парковке, где уже жмутся друг к другу такие же большие механические звери. Вокруг  двигаются силуэты, почти касаясь боков машины. Раздается смех, звучат голоса.
Всех очень много.
Пару мгновений Оуэн смотрит перед собой. Словно ждет какого-то внутреннего сигнала. Моргает пару раз глазами. Потом поворачивает голову к Болему.

- Врубай свой морок.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Monday


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC