РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » [AU] будущее слишком корично


[AU] будущее слишком корично

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

https://i.imgur.com/2GMK3IH.png

Gabriel Fontaine, Tobias Patterson
2036 год, Аркхем


- Я думал, что ты псина сутулая...
- А я думал, что ты пафосный говнюк...
Или история о том, как дети не похожи на своих родителей.

[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

Отредактировано Kameron Fontaine (13-05-2019 16:18:43)

+6

2

«Зачем тебе это?»

- Хочу провести ритуал, - пожимает плечами мальчишка, давая весьма расплывчатый ответ, который не вызовет больше вопросов. Ну, естественно, сын верховной, маленький, но способный маг. Достойный сын своих родителей, который вобрал в себя всех их таланты и наверняка преумножит их в будущем. А пока что пусть балуется мелкими ритуалами, если ему так хочется.

К Габи все относились снисходительно. Чем бы мальчишка себя не тешил, лишь бы не путался под ногами и не совал свой нос в чужие дела со своим телефоном и камерой. В отличие от сестры, Габриэль почти во всем пошел в отца. Только глаза темные, видимо, от Муров достались. Зато характер такой же упрямый и дерзкий, склонный к самолюбованию, но разбавленный мягкостью матери. Габи Фонтейн всецело папин сын. Пока мать занималась делами клана его воспитывал отец. Он очень привязан к нему и к оборотню что вот уже двадцать с лишним лет живет у них дома. Но это не тот оборотень, не то, что ему нужно, - заявил малыш Фонтейн, обиженно насупившись.

Ему нужен был волк. И один, определённый волк. Но этого, естественно, никто не знал.

Вот уже который месяц Фонтейн исправно посещает тренировки футболистов, сидит на трибунах или на траве на краю поля и делает вид, что пялится на девчонок из группы поддержки, как половина тех кто приходит на стадион. Но смотрит он не на длинные ноги в коротких юбках, а на команду, цепляя взглядом одного единственного игрока.

Они не были знакомы лично, только через третьих лиц, но хорошо знали о существовании друг друга. Наследник рода и сын верховной ведьмы ковена, и сын альфы стаи, сам будущий альфа, гордость и надежда всех волков Аркхема. Такими их видели все окружающие, и они видели друг друга. Габи был уверен, что Тобиас заносчивый пафосный волк, как и вся его компашка. К ним никто не лез, за их столик во время ланча никто не подсаживался, на них даже не смотрели. Впрочем, за столик к магам тоже не спешили напроситься. Габи был уверен, что подобные иерархии в школах уже изжили себя, оставшись с старых фильмах, которые он находил в интернете и смотрел вечерами, репетируя очередной монолог для спектакля, но нет, они просто адаптировались, и если раньше это были просто популярные ребята и сильные мира сего, то теперь это оборотни, маги и приближенные к ним. В целом ничего не изменилось.

Но все же, было в Тобиасе Паттерсоне что-то такое, особенное. На него хотелось смотреть, его хотелось потрогать, и Габи ужасно завидовал тем девчонкам из группы поддержки, что могли подойти и коснуться его локтя, наигранно смеясь на какой-то глупой шуткой.

Они будто из разных миров. Два совершенно разных человека, живущих разными жизнями в одном городе. И, казалось бы, что в этом такого, сотни людей живут точно также. Но Габриэль хотел понять его, понять, как подступиться вообще к этой неприступной скале, потому что с каждым днем мыслей о мальчишке-оборотне в голове становилось все больше, фантазии были все ярче, а румянец на щеках все розовее, когда кто-то замечал, как Фонтейн пялится в сторону волчьей компании. На все вопросы он отвечал что смотрю куда хочу. У нас свободная страна, а я сын верховной, мать вашу.

И бродить по территории, которая негласно принадлежит стае, в одиночку без согласования и разрешения, Габи решился только потому что напрочь был лишен чувства самосохранения. Интерес и любопытство были в нем куда сильнее логики и острого ума. Мальчишка понимал, что это может привести его к неприятностям, но все равно шел. И ведь даже не фотографировал. Просто гулял, рассматривая витрины магазинов, улыбался продавцам, даже купил себе каких-то магических безделушек, которые якобы помогают не пустить в дом зверя. Габи искренне поблагодарил, и сказал, что непременно повесит их у двери. Ну а чем черт не шутит, вдруг и правда работают.

Фонтейн оглядывается по сторонам, щурясь от солнца, и натыкается взглядом на ту же школьную компанию. Он смотрит на них, они на него. И только когда от их организма отделяется одинокая фигура, Габи начинает нервничать. Щурится, пытаясь разглядеть кто это, но видит только широкие плечи и ладони, сжатые в кулаки. Если бы собирались бить, то пошли бы всей сворой, ну а тут что? Решили ограничиться предупреждением?

- Привет, - улыбается он, будто второе солнце. – Значит, обереги не работают, а я-то поверил.   Он так упорно делает вид, что расстроен, что не сразу замечает кто именно стоит перед ним.

[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+3

3

Школьная тусовка напоминала слоёный торт и выложенный по слоям салат.

Каждый знал к какой из группировок он принадлежит и в другую даже не пытался показывать носа, ограничиваясь сухим общением на уроках и внеклассной деятельности, которая вынуждала поддерживать минимальный уровень дружелюбия.

Волки – футболисты, сильные и крепкие, с хорошим обонянием (удивительно как они до сих пор не умерли от запаха потных носков или мужских раздевалок), суккубы – черлидерши, маги – просто выпендрёжники, «не такие как все», шайка, в которой нет ограничений по полу, ориентации или цвету кожи, главное уметь ловко складывать пальчики и начитывать заклинания, драконы – золотые детки, и так далее. Разумеется, находились фрики, не вписывающиеся в общую картину, однако их было немного, скорее исключение из правил, нежели его подтверждение, неказистые ошибки системы.

Тоби приходилось соответствовать этим негласным нормам в два раза усерднее, потому что к числу уже заявленных клише добавляются «ты же сын альфы!» и «ты будущий вожак!». А оправдывать чужие ожидания – это то, что Патерсон любил делать.

Зубастая падла, которая так и норовит показать оскал, стоит кому-то показаться рядом с его стаей или приятелями, по умолчанию оказавшимися под защитой волка, но настоящая душа компании внутри этой закрытой тусовки, отзывчивый и всегда готовый прийти на выручку – в этом был весь он, как две стороны одной и той же медали. Лишь от угла обзора, под которым вы наблюдаете со стороны, зависит какой Тоби вам придётся по душе. Знает своё место, и ещё лучше понимает, как обманывать всех вокруг и поддерживать иллюзию что ему это действительно нужно.

Увы, факт был фактом, как стать таким же главой клана как его отец Тобиас не знал. Он вообще ничего не знал, хотя гулял по этой кухне едва ступил первый шаг, встретил с опытными волками своё первое полнолуние и всегда знал, что знания, которые ему дают, рано или поздно придётся применять на других, таких же испуганных метаморфов, что придут просить его о помощи. И он не посмеет им отказать.

Мальчишка Фонтейн приходит исправно на их территорию уже четвертый раз за неделю. И если сперва это можно было списать на нелепую случайность, простить чужаку такую глупую ошибку, то теперь уже стало очевидно, что это никакое не совпадение. Осталась не опровергнутой догадка, что он просто идиот, но достаточно посмотреть в его широко открытые добрые глаза, чтобы понять – этот мистер «невинность 85 уровня» понятия не имеет во что ввязывается и чем ему это грозит. Поэтому устав от бесконечного лая и тихого рыка над самым ухом своих шавок решает поговорить с ним сам.

Так уж совпало, что погода была изумительная. И совершенно случайно вышло, что сидел он под ярким солнцем, подставляя ему лицо, без майки, и в таком виде и решил выйти поздороваться.

- Фонтейн! – окликает мага, подходя ближе, и останавливается в шаге от него, пряча руки в карманы приспущенных джинс, - Ты какого хрена припёрся?

В голосе усмешка и немного пренебрежения. Будет ложью сказать, что Габриэль ему нравится, но сам факт его существования Тоби не раздражал. По крайней мере до недавнего времени. Волк скрещивает руки на груди и неосознанно играет крепкими мышцами.

- Проваливай, а? Тебе же не нужны проблемы? – а теперь отчётливо проступает усталость. Скоро полнолуние, и подготовка к нему занимает всё свободное время, - Или давно не находил приключений на свою магическую задницу? Это ты можем организовать.

Но делать этого совершенно не хочется.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+4

4

Маг вздрагивает, когда его окликают, и сразу же узнает в фигуре Тоби Патерсона. Он столько месяцев наблюдал за ним, но исключительно издалека. А сейчас будущий альфа этих шавок, что скалятся в нескольких метрах от них, шел к нему, выговаривая его фамилию. Спасибо, что правильно и не коверкая, чтобы поиздеваться.

Все ответы на вопрос Тобиаса теряется, застревая в горле, пока Габи пытается совладать с собой, без стеснения рассматривая крепкую фигуру футболиста, скользя взглядом по широким плечами, кубикам на животе, по линии джинс, цепляясь глазами за косые мышцы, по которым ужасно хочется провести пальцами, губами, языком. Перспектива оказаться на коленях перед этим волчонком не кажется Габриэлю какой-то неправильной или возмутительной. Габи рос в далеко не пуританской семье со строгими законами. Его воспитали родители и их оборотень, в частности отец и этот оборотень. Габи никогда не вдавался в подробности отношений этих троих, и не особенно хотел знать кто кого как и когда.

- Патерсон,   - вместо приветствия говорит парень, наконец, совладав с собой, и выдает свою самую очаровательную улыбку. – Не слышал, чтобы где-то было запрещено приходить покупать обереги и сувениры.   Он наигранно задумался, не пропустил ли этого запрета. Знал, что раздражает этим, и наверное, даже специально хотел вывести Тоби на какие-то эмоции.

- Интересуешься моей задницей?   – улыбается и становится так поразительно похож на отца, что все кто когда-то говорил, что он не сын Элайджи, просто пооткусывали бы себе языки. – Я выносливый, Тобиас, меня хватит на всех.   Шутить он никогда не умел, но сейчас ему показалось что это самый остроумный ответ, на который он способен. Держать же язык за зубами и не соваться туда куда не просили, это совершенно не в характере Габриэля. Он был бы не он, если бы отступился от поставленной цели, которая сейчас стояла перед ним и раздувала ноздри, пытаясь не злиться.

Бросает взгляд карих глаз на стаю позади. Одна из девиц неприятно оскалилась, давай понять мальчишке Фонтейну, что он окончательно заигрался. Одно дело в школе, где все доставали друг друга, и маги были не исключением. Выпендрежники, пафосные и бесконечно самовлюбленные – это все самые приятные эпитеты, которыми одаривали их разномастную компанию.

Габи вынужден был поддерживать честь и имидж семьи, впрочем, его это не то, чтобы тяготило. Он был добр со всеми, улыбался друзьям, приятелям, врагам улыбался еще шире и дружелюбнее, намеренно раздражая их.

- Уверен, что вы готовы связаться с целым ковеном, избив до полусмерти наследника семьи верховной?   Габи не угрожал. Он не умел угрожать, в его натуре не было ни намека на угрозу. Он просто спрашивал, просто смотрел прямо в глаза делая шаг вперед, поравнявшись с Патерсоном и глядя на него чуть опустив голову. Даже разница в росте не делала мага пугающим. – И я буду защищаться. Говорят ожоги от магического огня штука весьма неприятная. Я не проверял, но Рик рассказывал, что это больно и даже на оборотнях они заживают долго.  

Парень задумался о проверке этой теории, хотя можно было бы просто спросить у отца. Если доживет до вечера, обязательно поинтересуется. Он сует руки в карманы светлых брюк, дожидаясь реакции и разглядывая своего противника, которого хотел бы сделать кем-то большим, хотя бы другом, но с некоторыми привилегиями, о которых пока даже самому себе стыдно признаться.

Всегда аккуратный, холеный и любимый семьей, Габи выглядел как мальчик с обложки весеннего каталога. Выглаженные брюки, белая рубашка с красной вязаной жилеткой поверх нее, удобные ботинки. Такие мальчишки живут в элитных районах больших городов, ходят в частные школы, учатся верховой езде и языкам. Но не Габриэль. Он учился в обычной школе с обычными детьми, был совершенно обычным ребенком, полным наивных мечтаний, что его краш на парня, которому он не нравится, когда-нибудь приведет к взаимности.

- Я просто хочу узнать, как живут оборотни,   - намеренно скучающим тоном говорит парень, пожимая плечами. И он не врал, ведь хотел же. Просто умолчал о цели этих знаний. Зато прекрасно знал, что скоро полнолуние, и поэтому большинство мохнатых такие агрессивные. Хотя младший Патерсон таким был всегда. Когда он ворчал на уроках, Габи ужасно хотелось почесать его за ушком чтобы успокоить, но он знал, что тогда Тоби сломает ему руку только за попытку прикоснуться. Поэтому эти желания юный Фонтейн давил в себе. Они живут в разных вселенных, но Габи очень хотел узнать вселенную, вкоторой обитает Тоби, подлететь поближе к его солнцу, и постараться не обжечься. – Но если вы охраняете какие-то тайные традиции я уйду, и обязуюсь не раскрывать секрета этих бесполезный побрякушек в приличном магическом обществе. Он потряс перед Тоби безделушками, что только что купил, вынув их из кармана и тут же запрятал обратно, все еще глядя на парня, ждет, когда же тот вцепится в него.

[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+4

5

Тоби ловит себя на мысли, что ему нравится как звучит его фамилию, произнесённая Фонтейном. Нет той напускной пафосности, которую стараются придать своему голосу все маги, считающие себя на голову лучше всех прочих. В Габриэле этого нет, или он просто не хочет этого замечать, но руки по-прежнему скрещены на груди в оборонительной позе. В ответ же на пошлую шутку он тихо фыркает и улыбается, едва заметно краснея. Вроде не девственник и с моральными принципами порядок полный, но сказанные этим миловидным мальчишкой с добрыми глазами такие вещи кажутся почти абсурдными.

Ох, и не такой ты простой как кажется, да, Фонтейн? Много чертей в твоей голове?

Если хотя бы отчасти Габи пошёл в своего отца, то однозначно давно побывал участником кровавой или ритуальной оргии. По крайней мере, про знаменитого Элайджу все только и судачат, что пока некромант не остепенился он был тем ещё любителем распутных вечеринок и беспорядочных половых связей.

- А ты не промах,   - только сдержанно комментирует и улыбается неловко, явно не ожидая такого ответа. Волка было сложно удивить, но Фонтейн смог. А это дорогого стоит.

Дальнейший бред он просто не слушает. Разумеется, вредить пареньку, с которым ему ещё делить класс не один год, Тобиас не хотел, и уж тем более не преследовал цель развязать расовую вражду. Лишь хотел припугнуть и намекнуть, что не только оборотням, но и магам надо знать своё место и помнить, куда лучше не совать свой любопытный нос. Носик ведь симпатичный, так и тянет его откусить, изуродовав красивое личико.

Патерсон небрежно отмахивается и громко фыркает, будто в нос попала назойливая пушинка, и ворчит грубо, но звучно:

- Я не хочу с тобой драться, и уж тем более начать войну из-за такой тупости. Просто… - делает паузу, подбирая слова, чуть нервно постукивая пальцами по руке, - Не шастай здесь, ладно? Многие шавки сперва кусают, и лишь потом начинают задавать вопросы.  

Габриэль слишком красив и популярен, чтобы вот так глупо просрать свою привлекательную внешность. И в какой момент Тоби стал считать его симпатичным? Вопрос, ответа на который он не знает, но смотря снизу вверх на рослого красавчика подмечает веснушки на его носу, которых ранее не замечал. И ямочки на его щеках изумительные, когда он улыбается.

Не удивительно, что девчонки распускают про него слухи – хорош собой, обаятельный, отзывчивый, ещё и маг верховной и сильнейшего из ныне живущих некромантов. Такой потенциал, ещё и завернутый в обёртку из сладенькой мордашки и крепкого тела. А в том, что физическая подготовка у него на уровне, Тоби не сомневался – лично наблюдал, как тренер манит его в футбольную команду, но юный маг разумеется отказался. По своей прихоти или же предпочитая не показываться в волчьих кругах, как знать?

И губы его кажутся мягкими. Эта абсурдная мысль заставляет оборотня тряхнуть головой, прогоняя прочь наваждение, списать его на то, что давно не было девчонки, а всё свободное время занимали тренировки, разумеется, помогающие снять напряжение, но не дающие такого же действенного результата, как секс, и оскалившись рычит:

- Уходи. Дорогу знаешь, провожать не буду, - и вырывает глупую безделушку из его руки, пряча в задний карман джинс и резко отворачиваясь, возвращаясь к своей компашке, всё это время наблюдающей за ними.

[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

Отредактировано Niels Fontaine (24-04-2019 15:17:49)

+3

6

Все сравнивали Габриэля с отцом. Оно и понятно. Старший сын, наследник, пошел по стопам практически во всем. Разве что сделку с Древним еще не успел заключить, но это дело времени, ему всего семнадцать. Только вот не учли того, что от отношений он сторонился, потому что знал, что большинство вешаются на него из-за красивой мордашки, популярного блога, известной фамилии и дальше по весьма большому списку. Не то, чтобы у него совсем никого не было, но одному было спокойнее.

Хотя слухов о нем по школе ходило не мало, некоторые он даже сам и распустил смеха ради. Габи ни один из этих слухов не подтвердили не опроверг, позволяя одноклассникам тешить себя фантазиями. Если местному квотербэку так хочется дрочить в душе, думая о семейных оргиях Фонтейнов, то кто Габриэль такой, чтобы его останавливать. Правда, если он узнает, что кто-то думает в таком ключе о его сестре, то простым огненным заклинанием тут не отделается никто. Они с Эми не были супер дружны, но и не ссорились больше чем любые другие брат и сестра. И Габи, как и полагается старшему, зорко следил за честью сестры, забывая следить за своей. Впрочем, о своей ему беспокоиться не нужно было. Она уже работала на него. Даже если сейчас он перебьет всю эту шайку оборотней, его все равно будут считать милым ребенком. Как Теда Банди от мира магии. Посадят, конечно, но милым и красивым он от этого не перестанет быть.

- Ты еще и сомневался, Патерсон? Габи даже надул губы в притворной обиде. Как это так, кто-то засомневался в идеальном мальчишке, как посмели. Но тут же рассмеялся сам, наблюдая, как краснеют щеки Тобиаса. Неужели такая глупая шутка могла его смутить? Или это потому что ее сказал именно Габриэль? От него никогда не ждали пошлых шуточек, высказываний на грани фола, и он всегда удивлял, когда вставлял свою ремарку в разговор, заставляя всех на секунду замолчать, а потом неловко менять тему.

Он слушает парня, склонив голову на бок, смотрит прямо в глаза, видя в них усталость. Скоро полнолуние, они все такие. Магам тоже нелегко. В полную луну сил прибавляется, особенно для таких, как его родители, которые черпают магию из смерти, а как известно в полнолуние проводятся самые тяжелые и сложные ритуалы. Его кузен в одну из таких ночей стал перевертышем. Габи не знал этого, но ему рассказала Элвис, а эта девчонка знала все и обо всех.

- А ты делаешь наоборот? – интересуется маг. – Сначала задаешь вопросы. А когда укусишь? Не то, чтобы Габи был против, чтобы Тоби его укусил. Но не до крови, не разрывая его тело на кусочки, а осторожно и нежно прикусывая кожу у шеи, на плечах, где угодно, лишь бы это был мальчишка Патерсон, потому что в последние месяцы никого кроме него он уже не может представить рядом. Будто этот чертов пес приворожил его.

- Окей, - соглашается маг. Хочет выставить условия, но Тоби уже повернулся к нему спиной, вырвав из рук побрякушки и направился к своим. Значит, прибережет условия до следующего раза. В школе они точно столкнутся.


До полнолуния оставалось еще пара дней, и Габи хотел успеть до этого момента наведаться еще в одно место. Он много слышал о той поляне, но никогда не видел. В прошлом году он пару раз сходил на свидание с одной волчицей, но их отношения закончились так и не начавшись, потому что ее брат популярно объяснил Габриэлю и самой девушке, что им нельзя быть вместе. Девушке достался скандал, Габи – сломанное ребро и перебитый нос, который, к счастью, зажил без проблем и без помощи магии.

Но он не успел, спохватившись в последний момент. Рассчитал время, и должен был обернуться за пару часов до того, как луна станет опасна для него в этой части леса. Он знал леса вокруг Аркхема, как родные. Любой некромант знает, они уходят далеко в чащи, чтобы проводить ритуалы, не рискуя своей жизнью и чужими.

Предусмотрительно облачившись во все черное, Фонтейн сидел за поваленным деревом в кустах и наблюдал за оборотнями. Он не снимал, не записывал, просто смотрел затаив дыхание. Вот альфа, Рой Патерсон, его все знаю в городе. А вот и Тоби. Увидев его, Габи невольно усмехнулся, но снова притих. У этих ребят отличный слух и любое лишнее движение может его выдать.

Но он так увлекся, наблюдая за младшим Патерсоном, что пропустил время, когда стоило бы бежать отсюда со всех ног. Парень понял это только когда, где-то слева завыл волк, а на поляне вместо людей стали появляется другие, подхватывая этот вой. — Блять! — шипит Фонтейн, и из его уст подобные слова словно гниль из спелого сочного яблока, но другого он подобрать не смог, выпутываясь из веток. Он еще успеет сделать портал, главное отбежать подальше и вспомнить как этот чертов портал делать.

Но не успевает даже сделать пары шагов, как его обходит большой волк, отдающий рыжиной в тусклом лунном свете, которую на мгновение открыли облака. Габи пятится и едва не врезается во второго, поменьше и черного. Хочется что-то сказать, но страх сковал настолько, что даже ноги переставлять не получается, а мышцы свело судорогой от напряжения, но он делает шаг в сторону, медленно отходя от двух волков, к которым через пару секунд присоединился еще и третий.

Какая глупая и нелепая смерть наследника Фонтейнов. «Был разорван оборотнями, потому что идиот» напишут в его некрологе.
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+3

7

На его комментарии в спину Тоби не обращает внимания. Конечно, Габи не раздражает его как назойливая мушка, скорее забавляет своей открытостью и непредсказуемость – вот он строит из себя самого обаятельного и улыбчивого парня в мире, а вот отвешивает шутки, от которых даже матёрый извращенец залился бы красной, и всё это за рекордно короткий интервал времени, - но сближаться с ним слишком сильно Патерсон не спешит. Вернее, до недавнего времени он предпочитал вовсе не замечать его или не обращал внимания, потому что не находил точен соприкосновения.

А теперь Фонтейн так и норовит оказаться как можно ближе, рвёт жилы, чтобы оказаться рядом, рискует собой. Ну не идиот ли? Вероятно, в их роду это семейное и неотъемлемое качество как родинка или родимое пятно, но Тоби только раз оглядывается через плечо за спину, чтобы убедиться, что силуэт приятеля становится всё меньше, удаляясь, и возвращается к друзьям.


Полнолуние сводит с ума не только оборотней. Полный диск луны сказывается на силах магов, самочувствии вампиров, даже пресноводные рыбёшки показывают нос со дна морского, когда на безоблачном небе застывает небесное светило, обсыпая листву серебром и наблюдая за всеми своим одиноким глазом.

Тобиасу же было особенно тяжело. В стае прибавилось щенят, которые едва-едва показали свои клыки, и неважно – оборотни это по происхождению или обращённые, у всех контроль был ни к чёрту и каждого хотелось посадить на цепь, приковать к стволу толстого дуба, как это с ним в детстве проделывал отец, тренируя выдержку. А по итогу мог только сам облачиться в волка и скалить зубы, рычать, гоняя псов как заботливая нянька-сиделка.

Разумеется, Тоби не идиот. И конечно же он почувствовал запах чужака с того момента, как выродок Фонтейнов притаился в кустах, будь проклято его острое обоняние. Просто до последнего будущий альфа надеялся, что этому мудаку хватит мозгов сбежать до того, как лунный свет упадёт на поляну, и поэтому не спешил обращаться, не хотел показывать какой он масти. Но когда наконец сделал это стало уже слишком поздно.

Звериные лапы с мягкими подушечками и острыми когтями ступают почти бесшумно, тихо. Тоби ждёт. До последнего наблюдает за троицей щенят, что кружатся вокруг юного мага, но не рискуют напасть. В какой-то момент ему даже кажется, что он слышит бешеный стук сердца Габриэля, как оно подпрыгивает до глотки при каждом ударе. Кривит нос, чувствуя кислый запах пота. Боишься? И правильно делаешь, глупый мальчишка, будь его воля – Патерсон ещё немного посидел бы своей засаде, но обстановка накаляется, и каждая секунда может стать последней.

Волк с шерстью жидкого серебра, отливающей блеском и лёгкими завитками, выпрыгивает из-за дерева одним рывком прямо в центр, закрывая тупицу Габриэля собой и сердито рычит на своих подопечных, демонстрируя силу не только голосом, но и острыми зубами, сведёнными вместе лопатками, уверенной позой с широко расставленными лапами, будто он готовится к атаке. И псы сдаются, прижимают виновато уши к голове и пятятся назад, осмыслив свою ошибку, признав в нём если не вожака, то того, с кем стоит считаться и кого стоит бояться.

Боковым зрением Тоби держит мальчишку в поле внимания, ожидая, пока оборотни уйдут достаточно далеко, и лишь перестав различать зловонье чужой шерсти так же отчётливо, как запах приятного парфюма Фонтейна хватает его зубами за подол рубашки, клацнув зубами слишком близко с рукой (разумеется, не оцарапав, но припугнув), и тащит по одной ему известной тропе, будто просит следовать. Быстрее. Попробуй за мной угнаться.

Патерсон идёт на несколько шагов впереди, но то и дело смотрит за спину, проверяя, на месте ли его маг. Его? С каких пор? Думать об этом в таком ключе немного странно, но переставать Тобиас не хочет. Нравится ему этот отчаянный болван, как бы ему не хотелось этого признавать, не просто же так он дёргается резко едва не подпрыгивая вверх, когда ветка позади хрустит слишком громко.

Останавливается оборотень на опушке леса, ещё с пол минуты смотрит тёмными глазами с золотым ободком вокруг зрачка на сына верховной, тихо гортанно рыча подходит вплотную и подталкивает его носом в бедро, без слов говоря «уходи прочь». Кажется, это скоро станет его привычкой – прогонять Фонтейна как можно дальше ради безопасности его тонкой человеческой шкурки, хотя волк ни капли не сомневается, что он может за себя постоять, просто немного растерялся. Или не хотел начинать межклановую вражду? Тогда он не такой идиот каким кажется, а за этой симпатичной мордашкой скрывается прозорливый ум.

[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+4

8

Страшно. Габи понимает, что бежать нельзя. Это только спровоцирует их. Колдовать тоже нельзя, иначе он развяжет войну, в которой он точно не выживет, потому что будет первой жертвой. Но и стоять на месте нельзя. Паника накрывала волнами, как прибой. Сначала тихонько, едва обмывая ноги, и с каждым ударом сердца все сильнее и сильнее, а в голове будто вакуум и он так и не смог вспомнить ни одного защитного заклинания или заговора, даже самое просто на создание портала вылетело, будто его приложили головой и хорошенько вытрясли все знания, что с таким усердием вкладывали в него родители.

Мальчишка не стесняется кричать, когда перед ним появляется еще один волк, но он смотрит не на него, а на тех троих что нашли в незваном госте добычу. Серебро шерсти переливается в свете луны, и Габриэль невольно любуется своим спасителем, хотя его трясет будто в лихорадке. Все так же не двигается с места, смотрит будто завороженный, как двигаются мышцы, покрытые шерстю, как он стоит, как угрожающе рычит и как щенки слушают его, будто он их вожак.

Нет, это точно не альфа. Его Габи видел в волчьей шкуре. К счастью, не так близко, но знал, как выглядит Рой. Это точно кто-то из его приближенных. Он не видел, как оборачивался Тоби, не знал как выглядит волк Тобиас, и сейчас отдал бы все, чтобы оказаться рядом с ним, препираться о какой-то ерунде, а не стоять посреди леса, ожидая своей участи.

Сильная челюсть клацает у самой руки и парень снова вздрагивает, отскакивая назад. Волк тянет его за собой, прокусывая клыками рубашку, и Габи послушно идет, все еще оборачиваясь, боится, что кто-то схватит его со спины. Он старается успевать за провожатым, но куда ему на своих двух за большим волком, который видит в темноте и знает эти тропки. Дважды Габи падает, споткнувшись о корни деревьев, кажется, но разбил колено и оцарапал лицо о ветки какого-то куста. Будет ему уроком, что так легко отделался. Однако, он успевает достать телефон и сделать фотографию пока оборотень останавливается в паре шагов от него и принюхивается.

Красивый, сильный волк, шерсть отливающая белым и серебром даже в таком тусклом освещении. Наконец поравнявшись с волком, Габриэль позволяет себе пройтись пальцами по загривку, запуская их в жесткую, но такую приятную на ощупь шерсть. Потрясающее ощущение. Он бы так до самого дома шел, но зверь выталкивает его на поляну, упираясь головой в бедро, указывает мордой на восток, туда где находится город, и явно намекает на то, что гостю лучше бы валить отсюда поскорее.

- Спасибо, - шепчет Габи, потому что говорить громко боится, да и в горле так пересохло, что он просто не может сказать что-то еще. Присаживается, упираясь одним коленом в землю, и протягивает руку, осторожно касаясь волчьей морды кончиками пальцев, и только убедившись, что он не откусит ему руку по локоть, Фонтейн позволяет себе погладить его по макушке, как обычного пса, почесать за ухом, обхватив ладонями пушистую морду. – Спасибо, - снова произносит он уже увереннее, и улыбается, проводит пальцами по ушам и опускает руки, поднимаясь. Машет рукой на прощание и бежит через поляну, скрываясь за деревьями, на последок оборачивается, наблюдая за мелькнувшим белым хвостом, и бежит дальше.

Если мать узнает о его похождениях, ему несдобровать, поэтому Габриэль старается не шуметь, проходя в дом через заднюю дверь, хватает со стола яблоко, бутылку воды из холодильника и, перескакивая через ступеньки, поднимается к себе. Уже далеко за полночь и весь особняк спит, хотя кажется в кабинете отца горел свет. Наверное родители снова сидят допоздна. Обсуждают, как наказать нарушившего комендантский час старшего сына? Или, наконец-то, в этой вселенной что-то пошло не так и что-то натворила Эми? Габи решил не рисковать и просто прошмыгнул мимо, запираясь в своей обители.

Сна ни в одном глазу, в крови еще волнами бьется адреналин. Парень долго ходит по комнате из угла в угол, тихонько шлепая босыми ногами по мягкому ковру. Не то, не совсем. Ему понравилось ощущение жесткой шерсти между пальцами, понравилось это чувство силы и защищенности. Габриэль может постоять за себя, но здесь это было совсем другое, иная защита, как будто от всего на свете. Самая надежная в мире. Он чувствовал такую только по отношению к отцу и исходила она даже не от мамы, от неё шла иная забота и любовь, а от Рика, тоже оборотня. Может это какая их особая магия? Нужно будет расспросить его.

Садится на пол, снова листая фотографии, что сделал в лесу. И в голову приходит не самая лучшая идея, но на тот момент Габи она кажется самой гениальной в мире. Он подключает ноутбук, все также сидя на полу, и начинает быстро печатать, рассказывая о своем новом опыте в блоге. Без подробностей о том зачем его вообще понесло к оборотням, но с интересными деталями их внешнего вида и повадок. Называет все это «исследование» и «проект». И в конце вставляет фотографию того белого волка, что спас его, сопроводив ее самой тупой припиской, какую смог придумать, но на то и был расчет, что это привлечет внимание.

«Ищу тебя, призрак» гласила подпись, и Габриэль довольный своим творением нажимает отправить.

Доедает яблоко уже в постели, выкидывая огрызок в открытое окно, и засыпает только под утро, чтобы через пару часов встать на занятия, и выслушивать комментарии к своему новому посту, обсуждение оборотней в целом и его бестолкового поступка в частности. Но он никого не слушает, перебирая в голове сотни догадок об его спасителе, и самая желанная находит все больше подтверждений, но пока у Габи не будет прямых доказательств, он ни о чем не будет говорить.
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+4

9

Возвращается домой сын вожака лишь под утро, когда покатый диск луны прячется за мохнатой шапкой деревьев, и её свет больше не будоражит головы молодых оборотней. Тоби устал, невыносимо устал. Всю ночь он гонял по лесу молодняк, не разрешая ему выходить за границы закреплённых за стаей земель, но в голове снова и снова всплывало лицо этого мудака Фонтейна. Его живые бархатные глаза, взволнованный голос, полный благодарности, руки, что нагло зарываются в густую шерсть, но желания откусить их по локоть нет. Наоборот, хочется ластится к нему как податливый ласковый щенок, свернуться в его ногах и греть холодные стопы.

Это неправильно, но оборотень даже не рыкнул на него, когда в глаза ударила яркая вспышка телефона, лишь моргнул быстро несколько раз и тряхнул мордой, словно говоря «чёрт с тобой, только уйди поскорее». У них будут проблемы, если кто-то узнает о происшествии, и хочется верить, что кровавая пелена сплошь застилала глаза волчатам, не позволив волчатам запомнить лицо их гостя.

Какого чёрта я вообще думаю о нём и переживаю?

Тобиас в одних штанах падает без сил на кровать лицом в подушку и отрубается с этой мыслью, позволяя ей кружиться в голове всё время сна, искать своё место по крайней мере до тех пор, пока гадкий звонок будильника не разбудит его.


Патерсон снимает блокировку, смахнув экран влево, и видит целую кучу непрочитанных сообщений от его дружков. Видимо, каждый посчитал своим долгом поделиться с ним новой записью в блоге Габриэля и поглумиться, мол с каких пор ты стал защитником одиноких симпатичных магов. Тоби лишь устал вздыхает и тащится в душ, чувствуя на языке горечь бессонной ночи и паршивого дня.

Все занятия он ходит как в воду опущенный. Пока только ленивый не судачит о спасителе тощей фонтейновской задницы, выстраивая гипотезы кто же это был, ещё на подходе к главным дверям он предупредил парней из стаи, что если кто-то проболтается о его личности, то не сносит головы – сын альфы лично проследит, чтобы эта самая голова оторванная от всего остального тела прокатилась по мостовой, а потом отдаст детям играть ею в футбол вместо мячика. Угрожает он, надо сказать, весьма убедительно несмотря на невысокий рост, поэтому желания идти ему наперекор ни у кого не возникает. Стоит ли минутная слава собственной шкуры и места в стае? Однозначно, нет.

Решение поговорить с Габи лично возникает само собой, к тому же юный маг сам приглашает, только вот как к нему подступиться не выкладывая все карты на стол сразу Тоби не знает.

В звериной шкуре он пробегает поздно вечером неуловимой тенью вокруг дома, обнюхивая всё по периметру, пока не останавливается напротив тускло горящего окна, где запах, такой знакомый, теперь уже узнаваемый им даже когда Фонтейн просто идёт по коридору, наиболее ощутим. Волк выскакивает на поляну, делая по ней круг, виляет хвостом и упирается на все лапы, практически ложась грудью на землю, чувствуя, как лопается покрытая шерстью кожа и проступает его человеческая сущность. Каждый раз этот процесс сопровождается нечеловеческой болью. Именно поэтому оборотни рычат или воют, Тоби просто привык, сжимает крепче зубы и сглатывает кровь из прокушенной среды, прежде чем откинуть с лица волосы назад и выпрямиться.

Разумеется, одежды на нём ни грамма.

Патерсон весьма ловко поднимается к окну второго этажа, сперва оттолкнувшись от земли, а затем ухватившись за сточную трубу, бьёт костяшками по стеклу, и стоит створке приоткрыться вваливается внутрь, путаясь в бархатных шторах.

- Что за хрень?! – рычит, едва не падая с ног. Вот тут хвалёная сила и ловкость оборотня подвела, однако в конечном счёте он освобождается из плена ткани и, прикрыв чем богат одним из лоскутов уставился на Габриэля, успевшего отскочить к противоположной стене и уже что-то накастовать – кончики его пальцев горели ярко-красным. – Это я, Тобиас, успокойся! – вытягивает руки в миролюбивом жесте перед собой, но вспомнив, что не все привыкли к наготе едва обратившихся волков хватается в последний момент за свой «белый флаг».

- Ты чего хотел? – но видя полное непонимание причины такого неожиданного визита на идиотском лице мага уточняет вопрос: - Я призрак, о котором ты писал в блоге. И да, христа ради, удали этот ужасный эмоциональный вброс! Он порочит честное имя всех оборотней Аркхема, – совсем не религиозных взглядов, Тоби уже и бородатого мужика из Библии был готова просить его избавить от наваждения, в которое его затягивает с головой этот несносный мальчишка.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+4

10

Ведь день в школе Фонтейн был уставший и невыспавшийся, но не переставал улыбаться, кивать на вопросы о том, что он выжил, ему повезло и так далее по списку. Он устал от них и уже к обеду сам пожалел, что написал этот пост. Нужно было просто поспрашивать тех из стаи, кто более-менее лоялен к магам и к Габриэлю лично. Но эта мысль пришла к нему только к вечеру, когда он получил сообщение от одной из знакомых волчиц, которая сказала, что удалил бы он пост, а то футболисты уже подумывают как бы ему печень вырезать. На что Габи ответил лишь, что ничего они ему не сделают. По крайней мере ничего что его покалечит. Они же не дураки. И вернулся к своему занятию.

Готовить отложенные посты для блога самое бестолковое занятие, но оно необходимо, чтобы поддерживать аудиторию. Через пару недель Габи обещал розыгрыш, даже купил для этого классных штук, парочку магических, но магия в них слабенькая, так, бестолковые обереги, но пусть думают, что их защищает магия самих Фонтейнов.

Он сидел на кровати, листая многочисленные альбомы, чтобы выбрать подходящую к тебе фотографию, когда сквозь тихую музыку в наушниках услышал стук. Подумал, что показалось, но в окне кто-то маячил. В последний раз к нему в окно лазал его бывший лучший друг года два назад. С тех пор много воды утекло, а друг стал не врагом, но и перестал быть другом, просто человек, который дышит с Габриэлем одним воздухом в школе.

Открывает раму, впуская прохладу в комнату и тут же отбегает назад. Он не знает кто это, что ему нужно, не понимает среди вороха занавесок, которые тот сорвал перебираясь через подоконник. Парень готов, он собран и напряжен. Любое неверное движение и в нарушителя полетит не одно проклятье. Фонтейн один из самых талантливых практиков своего возраста. Боевым заклинаниям его учил Нильс, также как и открывать порталы. Магия щиплет пальцы, покалывая кожу под ногтями, красные огоньки разгораются ярче, пока перед ним во весь рост не встает Тоби Патерсон.

Маг так и застыл с вскинутыми руками, разглядывая Тобиаса. Он, конечно, уже видел его без футболки, и не раз, но чтобы вот так, полностью голым. Это немного шок, но приятный. Габи отогнал от себя мысль, что не против видеть его в таким виде в своей комнате как можно чаще, и желательно еще в постели, но это обсуждаемо. Потому что в его фантазиях кроватью они не ограничивались, и если когда-нибудь ему повезет, то он и в реальности не намерен этого делать.

Ты бы хоть предупредил, а то я мог спалить тебя без предупреждения, — фыркает Фонтейн, опуская руки. Пальцы все еще покалывает, но это побочка боевых заклинаний и скоро пройдет. — Так это ты! Его догадки подтвердились, но Габи все равно был удивлен и рад. Он подскакивает ближе к Патерсону, глядя на него сверху вниз, на мгновение забыв, что парень голый и прикрывается лишь тем, что когда-то было занавесками.

А то, что ты голышом забрался в дом верховной ведьмы не порочит честное имя оборотней Аркхема? — Габриэль уже открыто потешается, но не может заставить себя отойти хотя бы на шаг. Слишком ему нравится такой Тоби. Даже больше, чем одетый или в волчьей шкуре. Пост он поставил на удаление в полночь, но не стал говорить этого вслух. Пусть поупрашивает.

Опускает взгляд от лица парня, скользит по груди, задерживаясь на мелких шрамах, родинках, крепких мышцах, к которым теперь хочется прикоснуться еще сильнее, задерживается на руках, сжимающих ткань. — Что мне будет за удаление поста? — подходит еще на полшага ближе, намеренно наступает на ткань, чтобы лишить Патерсона последней защиты. Он явно не из стеснительных. Габи читал что это черта всех оборотней, но, видимо, в его комнате эта черта пропадает, или глушится. Или решил не травмировать малыша Фонтейна? Думает, что он голых мужиков не видел? У него же есть интернет, и найти там порнуху дело пяти минут.

От оборотня так и пышет жаром, будто бы он наелся угольков из печки. Габи даже жарко стало. Или дело вовсе не в природной одаренности этих пушистых перевертышей? — Зато подействовало, и я обратил на себя твое внимание, — легким движением убирает с лица упавшие прядки, вытаскивает из волос травинку, отмечая что они мягкие, не такие как шерсть волка, но такие же приятные. — Я хотел поблагодарить, — наклоняется ближе, едва касаясь кожи на шее, обжигает дыханием губы парня, но тут же отстраняется. — Дать тебе что-нибудь из одежды? Хотя я не против, если ты останешься в таком виде. Быстрый взмах руки и портьера вешается на место сама, закрывая их от возможных наблюдателей с улицы и лишая Тобиаса последней защиты.
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+4

11

- Ага, - гнусавит Тоби, соглашаясь, мол да, это я.

Казалось достаточно очевидным, что разбираться со всем дерьмом пошлют именно его. Рой не задумывая огреб бы его тяжёлой лапе, попробуй щенок ему что-то возразить, и оставил с полосками белых шрамов через всё лицо, которые его совсем не красили бы. Это только когда тебе уже глубоко за тридцать шрамы украшают мужчину, а в шестнадцать девчонки предпочитают сладкие мордашки, как те, что улыбаются с постеров со знаменитостями и обложек глянцевых журналов.

Стать кучкой пепла ему конечно же не хотелось, но всем своим нагим видом он достаточно очевидно показывает, что полностью безоружен. Кроме сильных лап при нём ничего нет и спрятать оружие негде, Фонтейн быстрее прочитает заклинание, чем он обратится в волка. С какой стороны не посмотри, везде одни минусы, хотя Патерсон и работает каждый день, стараясь свести время преображения к минимуму.

- Я мог бы обоссать подняв лапу вверх ваши розовые кусты, но не стал же этого делать! – парирует со своей стороны Тобиас, неясно кому пытаясь доказать, что тоже не обделён чувством юмора. Хотя очевидно, что слушатель у его искромётной шутки был всего один, и если судить по широкой улыбке оценил он её по достоинству. Перепалки магов и оборотней – то, на чём можно строить целые стенд-ап номера и собирать полный бар слушателей.

От липкого взгляда, который буквально пожирает его сантиметр за сантиметром, становится немного по себе, и хочется прикрыть не только пах, но и замотаться в тюль целиком как в кокон. Ещё и вопросы дурацкие, которые сильнее подогревают котелок со злостью внутри, на что волчара сердито рычит: - Я не отгрызу тебе руку, Фонтейн, и не затолкаю её в твой пидорский зад по самую глотку.

Звучит убедительно, даже очень. И дело вовсе не в том, что Тоби стесняется. Ему вообще противопоказано смущение, румянец на щеках и вот это вот всё, не подходят и делают его похожим на мальчишку из церковно-приходской школы, что каждое воскресенье стоя на высокой трибуне в гольфиках до колен поёт псалмы. Звериная натура с детства приучает всех в стае простому принципу «тело это просто тело» и стесняться его, прятать от всех так же глупо, как и превозносить как что-то уникальное, принадлежащее одному человек. В конце концов, когда природа бросит свой зов, заскулит каждый и уже будет плевать с кем трахаться. Всё дело в Габриэле. Как он смотрит. Как подходит ближе. Как вытягивает руку перед собой, будто вот-вот коснётся крепкого живота, но на пол пути одёргивает её и прячет в карман домашних спортивных штанов. Каждым своим жестом, словом, взглядом оставляет на коже клеймо, словно Патерсон уже принадлежит ему и пришёл он сюда не по своей воле, а потому что маг этого захотел.

Такой же высокомерный ублюдок и выскочка, как и все благородные детишки семеек Ковена, да вот только ещё и наглый до безобразия. От него разит угрозой, но Тобиас всё равно делает пол шага назад и со свистом напряжённо втягивает воздух через раздувшиеся ноздри, смотря исподлобья сердито.

- Не смей! – натянуто вскрикивает, когда жаркое дыхание касается шеи, скользит по губам, жмурится, и упускает момента, когда сорванный карниз возвращается на своё место. Слишком запоздало прикрывает своего дружка ладонью и сконфужено скалится, на повышенных тонах рыча: - Если ты устроил это ради того, чтобы поглумиться надо мной, то я сваливаю! – и отворачивается к окну, хватаясь руками за подоконник. Ну нахрен, чтоб он ещё хоть раз с этими чокнутыми магами связался, а тем более такими как Фонтейн. Его нисколько не удивит, если ещё парочку голых оборотней сидит по шкафам, а один притаился под кроватью, и все они стуча в дверь или забираясь в окошко говорили, что те самые спасители, лишь бы забраться к нему в штаны.

Габи всегда казался доступным, лёгкой добычей, но в то же время большинство слухов про него явно были приукрашенными. Скорее всего, он сам их и распускал, наверняка его видели только с двумя парнями, и те были на пару лет старше, уже даже не учились после школы и забирали его после уроков.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+4

12

Эй эй, погоди! Габи хватает оборотня за локоть, оттаскивая от окна. — Что я устроил? Я хотел поблагодарить, поэтому и написал пост. Мне казалось, что театральные уходы это по моей части, а футболисты не такие королевы драмы. Боже ты мой!..

Фонтейн дернул руками в воздухе, показывая что такое театральная обида, и отходит к кровати, падая на мягкий матрас. ставит на колени ноутбук, открывая тот самый пост, и только после этого разворачивает его экраном к Тоби, демонстративно нажимает на кнопку «Удалить пост», подтверждает удаление. — Доволен?

Вещи Габи будут ему слишком длинными, а футболки тесны в плечах, но удалось найти ту, что была большая ему, и кидает ее на кровать, следом какие-то штаны, кажется одни из его пижамных. — Оденься, если так смущаешься. Или я могу раздеться, чтобы мы были на равных. Габриэль не стеснялся чужой наготы. У него было достаточно партнеров, чтобы перестать бояться обнажаться перед кем-то или краснеть как юная дева при виде обнаженного мужчины. — Я не собираюсь насиловать тебя, — закатив глаза обещает Габриэль, поднимая руки во всем известном жесте. — Клянусь, — крестит указательным пальцем сердце, пока оборотень косится на него, все еще стоя у окна.

Конечно, но бы не отказался от секса с Тобиасом, он бы сам встал перед ним на колени, выцеловывая каждую мышцу на животе, сжимая пальцами бедра, так что останутся синяки, но только если Тоби сам этого захочет. Фонтейн, конечно, избалованный эгоист и мудак, но он не спит с кем-то через силу, ни через свою, ни через чужую.

И это ты влез ко мне голый и уже второй раз за несколько дней интересуешься моим задом, так что опасаться стоит мне, — снова улыбается Фонтейн, пытаясь разрядить обстановку. Возможно он перегнул, пытаясь вызвать в Тобиасе какие-то эмоции. Скорее всего он ошибся, это бывает. Значит, придется запрятать свои чувства и желания подальше, и попробовать хотя бы подружиться с этим мальчишкой. Он ему был интересен не только как объект всех его снов и фантазий, но и как личность, как оборотень, как человек, который может понять каково это жить под вечным давлением семьи и гнетом фамилии.

Он похож на отца, также как и Тоби на своего. Но Габриэль более открытый и прямолинейный, чем Элайджа. Он не рос под таким давлением, как он. Не растет сейчас в тени родной сестры, потому что она мелкая соплячка и ей далеко до Габи даже не смотря на то, что она зубрилка. Он не учился выживать в суровом мире, где магию вынуждены были скрывать, он просто никогда не выживал. Если сейчас его бросить куда-то в лес, дать рюкзак и сказать, что его заберут через месяц, то Фонтейн младший просто ляжет под первую корягу и будет ждать скорой смерти от голода, обезвоживания или любого хищника.

Я правда хотел сказать спасибо глядя в человеческие глаза, а не в волчью морду, — уже серьезно говорит парень, пряча руки в карманы штанов, что едва держатся на косточках из-за слабой резинки. Он не ждал гостей, поэтому и принарядиться в свои фирменные брюки с рубашкой не успел. На носу очки, волосы не уложены. Домашний Габи, которого видели лишь единицы во всей школе. Некоторым удавалось видеть утреннего Габи, когда он просыпается в чужой постели и тихо говорит, что ему пора в школу. Только Тобиаса он готов был пустить в свою, но он не хотел этого, а значит этот бастион по-прежнему принадлежит только ему одному. — Мне, конечно, понравилась твоя морда. Он снова улыбается, вспоминая ощущение теплой шерсти, умный взгляд желтых глаз и мокрый холодный нос, что ткнулся ему в ладонь перед тем, как Габи ушел. — Но я хотел поговорить с человеком, я не мой отец и пока не готов неделю разговаривать с медведем. В нашем случае с волком.

Он не двигается, смотрит на Тобиаса, ждет его реакции, хочет понять как теперь себя вести, если в любовники и бойфренды ему его уже не заполучить. Переболит, если ограничить их общение, но Габи не хотел ограничивать, ему хотелось больше Патерсона в своей жизни, потому что просто наблюдать за ним уже не интересно и мало после того, что он успел увидеть и узнать о нем. — Я думал у вас шерсть жесткая, а она такая, — маг задумался, потирая кончики пальцев, вспоминая это ощущение, но так и не смог найти подходящего слова. — Она приятная, в общем. Фонтейн даже смутился собственного скудного словарного запаса. Впервые за время их общения теперь уже щеки порозовели у него.
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+5

13

Да, дело определённо в Фонтейне.

Комментарии от других людей не вгоняли его в краску и не заставляли краснеть как красна девицу, поэтому убедившись, что постыдный и унизительная запись была удалена он вырвал одежду из рук мага и спешно оделся. Немного не по размеру, но лучше, чем сверкать своими причиндалами перед этим пошляком. И откуда в его сияющей головушке все эти мысли? Знал ли кто-то ещё, что Габриэль такой болтун и любитель похабщины? Для Тоби это точно стало открытием.

- Доволен, - фыркает в ответ и обтягивает ниже футболку, расправляя широкие плечи. Рост не был его сильной стороной, но в остальном малыш Патерсон смотрелся очень пропорционально – коренастый, жилистый, быстрый. На футбольном поле ему не было равных и уже неоднократно он доказывал всем, что пару сантиметров превосходства вверх не делают никого победителем.

Хотел ли он увидеть Фонтейна без одежды? Будет ложью сказать, что нет, просто до недавнего времени он и подумать не мог о нём в таком ключе. Но чем чаще маг мельтешил перед глазами, тем назойливее становились фантазии о нём. Стыдно признаться, но кажется даже его последний обрывочный сон не обошёлся без этого мудака, будь он проклят. И Тобиас не удивится, если выяснится, что этот придурок навёл на него какую-нибудь порчу или нашептал заклинание, чтобы являться к нему в мечтах и видениях при каждом удобном случае.

Волк трясёт головой, прогоняя прочь эти идиотские мысли. Да ну, не настолько же он двинутый. Или настолько? Чёрт этих Фонтейнов разберёт.

- Заткнись уже, - закатывает оборотень глаза и скрещивает руки на груди. Конечно, терпение у него тренированное, но ещё пару таких шуток и один сыночек верховной получит по своей смазливой мордашке и будет ходить с опухшим носом. И, судя по тому, что с разбитой физиономией Габи приходил в школу регулярно, Тоби не первый, кто хотел так поступить, а те другие даже преуспели в этом деле, дали волю кулакам.

Несмотря на напускное раздражение фонтейновский щенок бесит его не настолько, чтобы бросаться на него или повалить на пол, да и в этой ситуации он скорее всего найдёт с десяток пошлых шуточек про то, что не прочь оказаться под ним или чтобы его завалил именно Патерсон, поэтому хмурый волк опускается тяжело на матрас, тот жалобно скрипит в ответ, и смотрит исподлобья на Габриэля.

- Только ради этого? Поблагодарить? – бровь его выразительно ползёт вверх. Слишком много шума ради простого «спасибо», которое можно было написать в том же блоге, и Тоби обязательно увидел бы. Идея в его голове спонтанная, но кажется правильной – и чтобы разобраться в самом себе, и чтобы окончательно расставить все точки в их отношениях, - Тоби хватает его за подол футболки и подтягивает ближе к себе, смотрит преданной собакой, ловя матовый блеск в его волосах, и шумно вздыхает, словно набирает полную грудь воздуха перед прыжком в воду. Сжимает запястье, опуская его тяжелую ладонь себе на макушку. Приятно. Обычно такие прикосновения его раздражают, но ему он даже готов разрешить запустить пальцы в густые мягкие волосы, чуть вьющиеся на висках.

- Хочешь меня поцеловать? – задушено выдыхает и сжимает и без того тонкие губы, отводя взгляд в сторону. Это неловко, но только так получится понять секундное ли это помутнение рассудка, навязчивая жажда близости или нечто большее.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+5

14

Молча наблюдает за движениями Патерсона. Быстрые, резкие, словно он даже сейчас на футбольном поле, и каждый шаг как рывок к победе. Или такова волчья натура? Жить всегда будто на бегу. Габи не понимал этого, но хотел, он хотел понять, как они живут, как ощущают все в шкуре волка, как чувствуют прикосновения. Наверняка иначе, но как именно? Он хотел прикоснуться к этому миру. Стать его частью он сможет только если сам станет одним из них, но он этого не хочет. Ему нравится его жизнь, даже не смотря на все проблемы и заморочки. Но посмотреть на иную, чужую жизнь ему очень хочется. Особенно на жизнь Тоби Патерсона, который если бы был магом уже был бы заподозрен в наложении какой-то порчи, потому что Габриэль не мог выбросить его из головы и переключиться на кого-то еще. А он пытался. Даже написал бывшему, который настойчиво просил встречи, но в итоге все закончилось тем, что Фонтейн скучал весь вечер и представлял себе, как в этом же кафе мог бы есть картошку с Тобиасом, обсуждая какие-то мелочи или в очередной раз подкалывая друг друга, а не выслушивая не нужные признания и требования. Нет, ему нужен только этот щенок. И либо он не понимает этого и действует просто по наитию, либо все прекрасно понимает и специально провоцирует юного мага.

Габи послушно делает шаг вперед, подходя ближе, смотрит сверху вниз на сидящего на его матрасе Тоби, приподнимая одну бровь и молча спрашивая, мол, что ты хочешь. Он не понимает. Ведь Тобиас только что сам его отшил, едва не сбежал в окно после того, как Фонтейн нарушил границы личного пространства. Слишком сложно во всем разобраться, тем более, что сердце колотится так, что в ушах стоит звон, а ребра, кажется, уже начали трещать от этих ударов. Пальцы зарываются в мягкие волосы, проходятся по макушке, опускаясь к затылку. Он определенно издевается над ним, но Габриэль готов ему это позволить, потому что это так, черт побери, приятно. Гладит его, будто дворового пса, которого пустил к себе домой, и готов оставить вопреки запрету родителей.

- Хочу, - неосознанно выдает Фонтейн ответ на прозвучавший вопрос. Если бы он мог связно соображать сейчас, то непременно выдал бы какую-нибудь язвительную колкость, после которой оба улыбнулись бы. – А ты хочешь, чтобы я это сделал? – спрашивает он в ответ, поворачивает лицо оборотня к себе, прикоснувшись ладонью к щеке, чтобы видеть его глаза. Тот молчит, но если он спросил, значит хочет. Или нет? Габи не понимает, как ему быть, но если это просто порыв, то Тоби ударит его и уйдет также как пришел. А если нет? На этот вопрос у него ответа не было.

Маг еще секунду колеблется, обводя пальцами скулы, изучая его лицо не только зрительно, но и наощупь, и только потом наклоняется, сильно ссутулившись, и целует. Мягко, осторожно, без напора. Не хочет напугать. Он не слышал, чтобы Тобиас проявлял интерес к парням, но вряд ли он был совсем неопытен в амурных делах. Ходили слухи, что с ним чуть ли не половина чирлидерш переспали. Едва касается языком тонких губ и улыбается, когда пальцы крепче сжимаются на его боках, было ли это разрешением или отказом, Габи не знал, но все же пошел вабанк, углубив поцелуй. У него мягкие губы, немного обветренные, но это беда всех, кто занимается на открытом воздухе. Однако это нисколько не портит впечатления, даже наоборот, придает какой-то особый шарм.

- Спасибо, что спас меня, Призрак, - произносит он едва слышно у самых губ парня, когда заставляет себя остановиться. Нет, воздуха ему хватает, но еще немного и его желание трахнуть малыша Патерсона или отдаться ему станет слишком явным.

Лбом к его лбу, как тогда ночью, когда он благодарил волка. Его ладони все еще на боках и обжигают кожу даже через тонкую ткань футболки. – Я хочу не только целовать тебя, Тоби, -  прикрывает глаза, собираясь с мыслями, потому что рядом с ним, особенно когда Тоби так близко, очень тяжело вообще думать о чем-то кроме желания его бесконечно целовать. Так чтобы болели губы, оставляя на светлой коже следы засосов и царапины, клейма принадлежности Фонтейну, которые заживут за минуты, не оставив и следа. – Но если ты этого не хочешь, то лучше сразу дай мне в нос и разойдемся, забыв обо всем. На губах все еще горит поцелуй, но сейчас Габи готов отпустить его и задавить в себе симпатию к этому будущему альфе, если же это продолжится чуть дольше, то придется выжигать его из сердца с помощью магии, а насколько Габриэль успел узнать, любовная магия самая опасная, куда опаснее некромантии и вуду.

[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+5

15

Он что, осторожничает?

Тоби не может это принять до последнего, зная характер Фонтейна думал, что тот при малейшей подвернувшейся возможности накинется на него как жадная изголодавшаяся псина, которая уже не первую неделю кормится на помойках. Но прикосновения его почти бережные, ласковые, будто боящиеся напугать, как хозяин, который поднимает руку слишком высоко, а подобранная им дворняшка тут же прижимает уши к голове и скулит, пятится назад. Партерсон, конечно, не убегал, но однозначно держался настороже, ожидая подвоха в любую секунду. Это же, мать его, Габриэль. Кажется он сам не всегда понимает, что творится в его голове, куда там окружающим строить догадки.

- Хочу, - уже более раздражённо рычит, понимая, что ещё один такой дурацкий вопрос – и он передумает. Астанависта. Прощай. Ауфидерзейн. Ты просрал свой шанс, мудак, больше не проси. Его решимость и без того шаткая, держится на добром слове, небольшой порыв собьёт её наземь, вся спесь и гордыня сойдёт на ноль, и завтра Тоби даже не посмотрит в сторону столика, за которым маг будет одиноко клевать свой ланч.

Только попробуй засомневаться сейчас, Фонтейн. Это говорит оскал, который пропадает с лица, когда парень сжимает ладонями его лицо и наклоняется, практически сгибаясь пополам, чтобы прижаться к его губам своими. Чувственно. Горячо. Волк неосознанно вытягивает голову вверх, сравнивая этот опыт со всеми предыдущими и сжимая сильнее его бока напряжёнными пальцами. Конечно, он не махровый девственник, но это первый опыт поцелуев с парнем в его жизни, и он приятный. Губы мальчишки мягкие, явно ухоженные, чуть холодные и касаются осторожно, он проявляет инициативу первым, и Тобиас сам не отдаёт себе отчёта в том, что приоткрыл рот, отвечая. Быть ведомым, а не ведущим, непривычно, и в то же время увлекательно, как и приобретение любого жизненного опыта. Габриэль резко становится напористым, и это совсем не так, как с его многочисленными подружками, что скулили как сучки, но боялись сделать шаг без его одобрения. Тупые курицы. Или, быть может, оборотень просто не умеет выбирать?

Мысли становятся тяжелее, лениво перекатываются в голове, ударяясь друг о друга, по мере того как заканчивается воздух в лёгких. Сделать вдох через нос ему ума не достаёт.

Паззл складывается сам собой. Он нравится этому придурку, и как бы сильно не хотелось это отрицать, Габи нравится ему тоже. С тех пор, как обратил на себя внимание сына альфы, не думать о нём не получается.

Тоби шумно выдыхает и тихо бормочет: - Не заходи больше на территорию стаи, ты понял? Второй раз спасать тебя не буду, - облизывает губы, чуть впивается короткими ногтями в его кожу, оставляя следы полумесяцы. Конечно будет, потому что ему не всё равно, но предупредить считает своим прямым долгом.

Лицо его снова вспыхивает красным, и Патерсон шумно недовольно фыркает, но руки не убирает, смотрит серьёзно исподлобья, будто набирается смелости признаться в чём-то важном. Оттягивает ещё немного момент, прежде чем сказать: - Я останусь, но не смей даже лезть ко мне, понял? Только поцелуи. Держи руки при себе.

Весьма логичное как ему кажется условие, если учесть, что до недавнего времени они даже не замечали друг друга. Вернее, он не замечал, как давно Фонтейн забивает свою черепную коробку этой чепухой он может только догадываться. К тому же кажется разумным сперва разобраться во всех чувствах и разложить их по полочкам, а потом уже действовать. Не так просто принять, что тебе нравятся парни в том числе, более того маги.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+5

16

«Будешь», думает Фонтейн и улыбается, также широко, как улыбался ему несколько дней назад, пойманный на чужой территории. Но вслух говорит: - Понял. Обещаю. Даже руку вверх поднимает, нехотя отрывая ее от лица Патерсона, будто клянется говорить правду, только правду и ничего кроме правды.

Габи задумывается на секунду, решая устраивает ли его такие условия, но больше чтобы позлить Тоби, чем действительно о чем-то думал. Его все устраивает. И то, как он впивается ногтями в его кожу, и как смотрит, и как ворчит, но в глазах интерес. – Договорились. Только очерти мне границу для рук, чтобы я знал куда их распускать нельзя, - он снова опускает голову, целуя Тобиаса, и только Древним богам известно, как сильно не хотелось прерывать это и выпутываться из этих почти объятий.

Но на кровати все еще лежит ноутбук и рюкзак, который маг просто скидывает на пол, технику всю ставит на тумбочку у кровати и только после этого падает на подушки поперек матраса, лениво касаясь костяшками пальцев спины своего гостя. Проводит вдоль позвоночника от лопаток до поясницы, едва прикасаясь к коже, что выглядывает из-под короткой футболки.

Границы? – снова спрашивает маг, не убирая руку, но и дальше ничего не делает. Просто водит кончиками пальцев, которые покалывает будто от магии, но он даже не планировал колдовать. Если бы хотел, что Патерсон уже был бы снова голый, а Габи не спрашивал бы про то, что ему можно, а что нет. Если бы Габи был еще смелее, но бы брал нахрапом, но нет. Все его отношения до этого строились только на физическом влечении, и только последние оставили болезненный след в душе Фонтейна, но это было полгода назад и все уже затянулось, открыв путь для нового. Для Тобиаса Патерсона, к которому он несомненно испытывал влечение, но не только физическое.

В этом парне было что-то такое, что заставляло Габи замирать, а все внутренности будто скручивало в узел стоило им встретиться взглядами. Но Фонтейн было бы не сыном своего отца, если бы не умел держать лицо и играть на публику. Он умело прятался за улыбкой и милой наглостью, которую все называли уверенностью в себе. Записи в блоге набирали сотни тысяч лайков и комментариев, а в школе все учителя души не чаяли в милом отзывчивом мальчишке, который мог заболтать любого, если хотел. Его тянули в школьный совет, тренер футболистов хорошо еще что через мать не пытался действовать, чтобы Габи хотя бы на смотр пришел, потому что знал, что парень в хорошей форме и даст фору половине его команды. Но ему не хотелось лезть на территорию оборотней, тем более сейчас, когда он уже пересек почти все ограждения, по-хозяйски изучая спину Патерсона, лежа к нему так близко, что чувствовал жар его тела.

Резко поднявшись, забирается на кровать с ногами и обнимает парня со спины, ткнувшись носом в затылок. От него пахнет улицей, потом, каким-то хвойным шампунем, и Габриэлю нравится эта смесь, хочется чтобы так пахли его вещи и он сам. Руки вокруг талии, одна нога вытянута вперед, вторую он поджал под себя, упираясь коленом в матрас. Ничего не дозволенного, кроме легких поцелуев в шею, за ухом, вдоль линии челюсти, но он чувствует, как под пальцами напрягаются мышцы живота и прижимается теснее. – Ты не ограничил зону поцелуев, - Габи говорит тихо, но даже по шепоту можно понять, что он доволен и улыбается этой своей улыбкой только для Тоби Патерсона.

Скользнув ладонями по ребрам, отодвигается назад. Снова опасно, нужно выдохнуть. Тянет волка за рукав, намекая что не против если он присоединится. Габи не из тех, кто предпочитает большие кровати, обилие одеял и подушек, но места на двоих им вполне хватит, и подушек у него две, так что Тоби даже не придется спать на коврике у кровати, да и Габриэль не позволил бы. Или сам лег бы рядом с ним. Интересно, каково это спать рядом с волком? Когда-нибудь Габи попросит, но не сейчас. Сейчас ему нужен был человек, его человек. Он точно был уверен теперь, что Тобиас его человек, его волк, его всё. — Иди сюда, — произносит он, наконец, разрывая вязкую тишину, что накрыла их обоих. Все еще неловко, нервно, но разве без этого бывают подростковые влюбленности?

[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+5

17

Говорят, что волки выбирают одну пару на всю жизнь.

При мысли, что этой самой парой будет этот высокомерный чмошник, который ни во что не ставит личное пространство, Тоби начинает потряхивать. Или это от жаркого поцелуя, что опять впечатывается в его губы? Или от ледяных рук, каждое прикосновение которых к шее отзывается лёгким покалыванием?

Патерсон не знает, но держит язык за зубами и прикусывает щеку, потому что ему не неприятно, и наверняка мальчишка Фонтейн сумеет удивить его ещё сильнее, только напряжённо выпрямляется и расправляет плечи, когда тот укладывается за его спиной и начинает гладить вдоль позвоночника как своего послушного сторожевого пса, будто благодарит за верную службу. Это даже немного унизительно, но больше приятно, поэтому Тобиас молчит. Ему в принципе кажется, что если он обронит хотя бы слово, издаст звук, то окажется зажатым у стенки, а к этому парень явно не готов, в его голове ещё не до конца прижилась мысль, что ему могут нравится прикосновения другого обладателя того же набора хромосом что и у него самого, при том совсем не дружеские, как похлопывания по плечу или одобряющий толчок в бок.

На это нужно больше времени, и Габи на удивление не торопит события, хотя было бы неплохо очертить границы, но для этого придётся разжать зубы. Миссия заведомо провальная.

Когда же маг прижимается грудью к его лопаткам волк вовсе пропускает вдох.

Чёрт. Не так должен реагировать он сам. И уж тем более предательское тело не должно подводить его, но когда Габриэль начинает целовать его шею хочется подставить её и тихо скулить. Здравый смысл может протестовать сколько угодно, но его телу нравится и кольцо из рук, что обнимает его поперёк живота, и мягкие губы, целующие за ухом, а как жаркое дыхание щекочет кожу. Если не это хвалёная совместимость, то где её искать ещё Тоби не знает. Теперь становится очевидным, что проблема была не в нём и ни в ком-то другом, он просто пытался завязать отношения не с теми людьми. Но перспектива того, что его вторая половинка этот мудак, всё ещё давит на виски больше, чем радует.

Тоби оглядывается через плечо и ловит себя на мысли, что ему нравится наблюдать за Габриэлем: его движения плавные, сам он держится уверенно, будто знает от и до что делает, но в то же время сдерживает себя, с пониманием относясь к тому, что Патерсону такие вещи в новинку. Как и быть с кем-то рядом. Ни одну из своих бывших подружек он и подумать не мог пригласить в свою комнату, ограничиваясь спешным сексом в раздевалке, на заднем сиденье машины или у неё дома. И если верить слухам, которые следом начинали гулять по школе, справлялся он отлично – каждая предлагала повторить это снова, неосознанно царапала его спину или бёдра, но волку было достаточно одного раза, чтобы для себя принять решение.

Может быть, поэтому он и не хочет спешить?

Решение такое простое – позволить Фонтейну делать всё, что появится в его развратном уме, но этот же самый Фонтейн ему нравится. Вдруг снова ошибка? Потерять его вот так быстро совсем не хочется.

Поэтому оборотень тяжело падает рядом на пружинистый матрас, вытягивает из-под парня одеяло и заворачивается в него целиком, даже макушки не видно, и отворачивается в другую сторону, тихо прорычав:

- Спокойной ночи.

Сама невинность во плоти.

Закрывает глаза и жмурится он что есть силы, думая, что так быстрее уснёт, скорее увидит новый день, который поможет ему разобраться во всей той чертовщине, что творится в его голове.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+5

18

Габи ждал другого, когда звал его к себе ближе. Он почему-то решил, что ему понравилось, что получит еще хотя бы один поцелуй, хоть одно прикосновение сильных рук к ребрам, но, видимо, Тоби совсем не был готов ко всему этому.

Спокойной ночи, — тихо отвечает маг, еще раз проводит ладонью по накрытой одеялом спине и отворачивается к стене. Взмах руки, щелкает выключатель и комната погружается в мерный полумрак, который нарушался лишь светом неонового будильника на тумбочке и лампочки зарядки ноутбука. Габи смотрел на нее, подобрав под себя ноги. Нет, ему не холодно. Ему странно.

Странно спать с кем-то в кровати, где ты привык быть один. Странно, лежать к человеку, который тебе нравится так сильно, что хочется спрятать его от всех и никому не отдавать. Странно, что Тоби вообще согласился на все это, что позволил ему прикасаться, позволил поцеловать. Габриэль даже не думал, что мальчишка Патерсон интересуется кем-то кроме длинноногих девчонок. Странный этот Тобиас Патерсон, но как же сильно Габи к нему тянет. Он не может отделаться от навязчивой мысли, что вот же он, лежит совсем рядом, стоит лишь повернуться и увидишь кокон из одеяла, а не красивое лицо волчонка.

Он чувствует как тот дышит, чувствует, как прогибается матрас, когда Тоби поворачивается или выпрямляет ноги, но не двигается. Все также лежит к нему спиной. Фонтейн обещал держать руки при себе и он держит. И ему ужасно не хочется думать о том, что он ошибся. Ведь если бы Патерсон не хотел этого, то оттолкнул бы его в первый раз, а не отвечал на поцелуй. На боках до сих пор горели отметины от его пальцев, а губы еще помнят вкус его кожи, пальцы ощущают мягкость волос. Габи тяжко вздыхает, уже проваливаясь в сон, переваривая эти мысли. Но из дремы его вырывает чужая рука поперек живота. Так по-хозяйски, будто не первую ночь они спят рядом. Фонтейн хотел что-то сказать, но бросив взгляд понял, что прошло больше времени чем он думал. И двигаться не хотелось, настолько эта тяжесть была приятна. Он даже дышал через раз, снова засыпая, но уже с улыбкой, а не с тревожными мыслями. Нет, он все же нравится ему, как бы сильно малыш Патерсон не противился этому.

Окончательно проснулся маг на чужом плече. Он просто открыл глаза, пытаясь осознать где он ночевал, постепенно вспоминая что вчерашний вечер не плод его воображения и рядом с ним спит Тоби Патерсон, что он сейчас лежит на его плече, едва задевая его пальцы своими, и что они вчера целовались.

Только вот реальность утра всегда врывается слишком неожиданно. И Габриэлю приходится отодвинуться, сесть на своем краю, свесив ноги с кровати, потирая лицо. — Тоби, — зовет тихо, но настойчиво. Парню еще нужно успеть к себе, чтобы переодеться перед школой. — Эй, — поворачивается к парня, потянув того за руку и переплетая пальцы. Приятное ощущение. Жаль что они не смогут пойти вот так в школу. Наклонившись, трется носом о плечо оборотня, едва касается губами, пытаясь привлечь внимание. — Ты, конечно, можешь взять что-то из моей одежды, но боюсь у меня нет подходящего размера и твоя стая не так поймет, — Габи усмехнулся, представляя себе лица волчат, когда они почуют от Тоби запах этого выскочки Фонтейна. Даже интересно что он скажет им. Он-то не собирался терять этот запах хотя бы еще пару дней. Ему нравилось, что теперь подушка пахнет Тобиасом, как и его футболка, хотелось произнести какое-то заклинание, чтобы это все осталось с ним навсегда.

Вставай, — снова тянет за руку и уже сам поднимается, потягиваясь во весь рост, не заботясь что штаны держатся на нем на честном слове, а футболка задирается когда он поднимает руки. Пока что не хочется разбираться во всем этом. Хотя бы еще немного. Ему просто нравилось это утро — проснуться рядом с Тоби, вести себя так, будто это не первое их утро вместе, слушая как ворчит и ворочается в одеяле юный оборотень, но что-то гложет, но он молчит, скрывая за дверью ванной, не закрывает дверь, просто прикрыв. У них с сестрой отдельные, потому что она же девочка и ей нужно свое пространство, а Габи просто бесят рыжие волосы повсюду.

И что теперь будет? — спрашивает маг, выходя обратно с полотенцем в руках и присаживаясь на край стола, смотрит на парня в своей постели склонив голову на бок. Вряд ли сейчас было подходящее время, но почему-то Габи подумал, что потом он просто не сможет поймать Патерсона для этого. Глупый страх, что мальчишка будет от него бегать гнездился где-то глубоко в душе.
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+3

19

Тоби ещё долго не мог уснуть, хотя и сопел так громко, будто уже седьмой сон снил. На самом деле голова его, чугунная от тяжёлых мыслей, не давала даже закрыть глаза. И дело не к глупой паранойе, страхе, что Фонтейн прижмётся к нему ночью. Нихрена подобного. Он сам боялся нарушить своё же правило и оказаться слишком близко, поторопить события, которые сам то и дело притормаживал, не позволяя ситуации пойти на самотёк. Остужал чувства каждый раз, когда они начинали обжигать изнутри невыносимо, до боли, обугливая белоснежные кости.

Но, увы, когда усталость берёт своё и контроль над телом теряется Патерсон сам прижимается к нему, выпутываясь из-под невыносимо жаркого одеяла, обнимает Габриэля так, словно они уже не первый месяц и даже не первый год вместе, тычется холодным носом в его загривок, царапая жарким дыханием шею. Неосознанно. Интуитивно. Просто хочет, чтобы этот человек принадлежал только ему, его одежда и волосы пропитались его запахом, в его мыслях был только волк с шерстью цвета жидкого металла, что спас его жизнь. Ненадолго открыв глаза посреди ночи Тобиас не отстраняется, лишь крепче обнимает его поперёк живота.

Утро не встречает его горьким осознанием совершённой ошибки, наоборот, всё идёт именно так как и долго. Парень нехотя открывает глаза и ещё с пол минуты смотрит на юного мага, фокусируя на нём свой взгляд. Чуть взлохмаченный спросонья, немного взволнованный Габи ещё красивее чем обычно. Патерсон приподнимается на руках, упираясь ладонями за спиной в матрас, громко зевает и разминает затёкшие плечи, на одном из которых несколько часов к ряду покоилась тяжёлая голова, и чуть севшим голосом бормочет:

- Я уйду, принцесса, никто не узнает о нашей ночной шалости, - будто запоздало решил подыграть всем его грязным подкатам в его адрес.

Послушно встав с кровати Тоби провожает приятеля взглядом, разминается, решив потратить эти пару минут с умом и сделать зарядку, разумеется без футболки. Так что когда Фонтейн выходит из душа их шансы схлопотать неловкий утренний стояк примерно равны, странно, что проспав практически вобнимочку в их возрасте они не проснулись возбуждёнными до предела.

Ответа на интересующий мага вопрос у оборотня нет, и он честно пожимает плечами. Стоит ли говорить о том, что ни одни его отношения (если так можно назвать быстрый секс без обязательств) не доходили до момента совместной встречи утра, не говоря уже о том, что с Габи они даже не переспали. Рассосалась ли каша в его голове за время сна? Ничего подобного, чуда не произошло, никакой отважный сын богов Геракл даже не попытался зайти в эти Авгиевы конюшни и попробовать разгрести всё это дерьмо.

- Я не знаю. Дай мне время до обеда, - почему-то Тобиас решил, что этого ему будет достаточно, а чтобы не схлопотать ещё партию неловких вопросов теперь уже без тени смущения стягивает с себя рывком штаны и плавно опускается на колени, за каких-то пол минуты принимая облик волка. Должно быть, зрелищное представление, судя по тому как восторженно выдыхает приятель, ставший свидетелем этого перфоманса, мысль заснять его на камеру ни разу даже не появлялась в голове.

Волк выпрыгивает в окно, которое так и осталось незапертым с ночи, бесшумно приземляется на четыре лапы и убегает в лес, спеша со всех ног. Времени у него в обрез.


На уроках Патерсон ещё более рассеянный чем обычно, это замечают не только преподаватели, но и друзья, вопросы которых он или пропускает мимо ушей, или переспрашивает по три раза, прежде чем уловить суть. Тоби крутит ручку в руках, рисует на полях какие-то бессмысленные завитки, лишь бы не писать конспект. Толку в этом нет, всё равно не может сфокусироваться.

Момент икс, ланч, всё ближе и ближе, а он до сих пор не знает что сказать. Или как поступить. Хочет ли он и дальше продолжать общение с Габи, дать шанс этим отношениям, рискуя не сойтись характерами и получить врага, с которым будет стукаться лбами до окончания школы, или эта игра не стоит свеч.

На его подносе картошка с кетчупом и сочный бургер, с краю – стакан с газировкой. Как и всегда, Тобиас идёт к столику, где сидят все его щенки со своими громкоголосыми подружками, что-то оживлённо обсуждают и смеются, но в последний момент траектория пути меняется, и оборотень сворачивает направо. Быстро, буквально в несколько шагов он подходит к одиноко сидящему за самым крайним столом Габриэлю и опускается на скамью напротив, бросив на пол рюкзак. В повисшей, буквально звенящей тишине, причиной которой было его же поведение, низкий голос с рычащими нотками звучит особенно громко:

- Я могу присесть с тобой? – и улыбается, заглядывая в тёмные глаза. Все вокруг даже есть перестали, затих стук столовых приборов о покатые бока тарелок, словно всем нужны какие-то объяснения происходящему, а Патерсон без задней мысли говорит: - Я хочу рискнуть. Чёрт подери, - нервничает, бьёт подушечками пальцев по крышке стола, но заставляет себя закончить мысль, - ты мне нравишься. 

[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+3

20

Габи тоже не знал, что делать. Он просто смотрел на Тоби, снова изучал широкие плечи, голый пресс, видел уже привычные родинки, помнил, какая на ощупь у него кожа и как приятно пахнут волосы. Но не решился подойти даже поцеловать перед тем, как парень уйдет.

Маг кивает в ответ на слова приятеля и хочет предложить завтрак, но вместо этого только раскрывает рот и смотрит, как перед ним появляется тот самый волк с серебряной шерстью. В свете солнца он слепит и будто светится, у Габриэля даже дыхание перехватывает от восхищения. Мгновение, встретились глазами и волк выпрыгивает в окно.

Фонтейн еще с минуту стоит на месте, пытаясь понять, что делать, и только после этого заправляет кровать и переодевается. Завтракать всей семьей было какой-то странной традицией, но Габи привык. Они с Эми снова поссорились, Рик в очередной раз попытался угомонить девчонку, в которой души не чаял, в итоге утихомирил всех тихий, но твердый голос отца. Габриэль тут же смолк, доедая свой завтрак, допивая кофе и удаляясь к себе за рюкзаком. Он уважал отца, боялся его и боготворил. Элайджа был его кумиром во всем, и Габриэль никогда не перечил ему. Кажется, только ему и не перечил, что было странно, зная его дерзкий и упрямый характер, скрывающийся за миловидной внешностью.

В школе день проходит слишком медленно, будто нарочно тянет время до ланча, а Габриэль не сильно его и торопит. С одной стороны он ужасно хочет чтобы это скорее случилось, чтобы он услышал, что же решил Тоби, чтобы все это закончилось и он смог существовать снова как раньше. Потому что пока что все валится из рук. На утренней репетиции он забывает реплики, чем вводит в недоумение всех вокруг, ведь он идеальный Габи Фонтейн, он никогда ничего не забывает и все делает только в лучшем виде, иначе никак.

Кто-то из компании ненавязчиво интересуется что не так, нужна ли Габи помощь, но тот лишь отмахивается, мол, не выспался, только и всего, улыбается как можно приятнее и заставляет все вопросы остаться в головах тех, кто хотел их задать.

С другой стороны он боится наступления ланча, потому что боится, что Тобиас решит, что ему все это не нужно, неприятно и он вообще не хочет иметь ничего общего с Фонтейнами, и в Габриэлем в частности. Этот страх и делал парня рассеянным. Он весь день продумывал в голове все варианты разговора, придумывал реплики, которые может ответить на его отказ, даже умоляющие слова дать ему шанс. И в столовую он идет как на Голгофу, держа поднос с едой как крест на плечах. Какой-то салат, картошка с сырным соусом, грейпфрутовый сок, но ни к чему из этого парень так и не притронулся, листая какую-то книгу, что взял из библиотеки отца еще пару дней назад.

Да, конечно, — голос предательски ломается, но Фонтейн прочищает горло и даже выдавливает улыбку. Он привык сидеть один, хотя и не был изгоем. Его раздражала болтовня под ухом, поэтому столик в углу всегда негласно был только его, никто не занимал его и не присоединялся, если маг сам не звал кого-то, что бывало очень редко. Тем более никто не ожидал увидеть рядом с ним Тоби Патерсона, так как все знали, что маги и оборотни в состоянии холодной войны в школе.

Такого Габи ждал, и думал, что был готов, но нет. Сердце заколотилось так, будто ему сейчас станет плохо и он потеряет сознание. Фонтейн молчит, глядя то на нервно стучащие пальцы Тоби, то на кого-то за его спиной. Все молчат, смотрят в их сторону, и это раздражает. — Чего уставились? — рычит мальчишка достаточно громко, чтобы все тут же вернулись к своим тарелкам, но все равно вокруг было подозрительно тихо, хотя снова застучали приборы и разговоры продолжились. Только стая и компания магов все еще смотрели на них.

Значит, — он снова прочищает горло, поднимая взгляд на Тоби, смотрит ему в глаза. — Все-таки нравлюсь? — улыбается как-то слишком счастливо, потому что контролировать себя становится все сложнее, и Габи едва сдерживается, чтобы не поцеловать его прямо посреди столовой. Только отнимает руку от книги, которую до этого сжимал побелевшими пальцами, и накрывает ладонь волка своей. — Мне нужно признаваться или ты и так все понял уже?
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

Отредактировано Kameron Fontaine (29-04-2019 22:18:49)

+4

21

- Нравишься, - вздыхает волк и прикрывает глаза, чуть сжимает руку мага, пытаясь перевести дыхание. В его понимании это должно было быть куда легче, Фонтейн же первый проявил внимание к нему и дал понять, что хочет быть с ним. Так почему так бешено стучит сердце, ударяясь о рёбра и рикошетя к спине? Почему потеют ладони и звенит в ушах? Он же не невинный девственник, пытающийся начать первые в своей жизни отношения, так отчего же всё настолько иначе, не похоже ни на один его предыдущий опыт?

Может быть потому, что впервые ему не плевать? С каждой из предыдущих девушек он знал, что не будет вместе ещё до того, как начать говорить, а Габи был другой. К нему тянуло будто магнитом, и не ясно откуда такое влечение. Оно же загоняет в тупик, практически полное непонимание что делать дальше и как поступить правильно. Какой шаг будет закономерным и правильным, поможет разобраться во всём?

Патерсон дёргается назад от неожиданности, когда юноша напротив повышает голос и огрызается, но не может сдержать тихого смешка и довольной улыбки. Оказывается, холёный маг тоже умеет показывать клычки и рычать, а не только ловко парирует любую колкость в свой адрес. Того и гляди, от остальной стаи лично будет отлаиваться, Тоби даже не придётся открывать рот и скалиться.

Оборотень устало вздыхает и подпирает голову свободной рукой, прикрывает глаза ненадолго, вслушиваясь в усилившийся шёпот и гомон вокруг. Разумеется, все разговорчики теперь о них, даже те, кто пытаются делать вид, что не сплетничают и не косятся в их сторону, всё равно обсуждают новоиспечённую парочку, других причин почему они теперь сидят вместе никто не видел. Ну и конечно их сияющие улыбками лица выдают их с потрохами, доказывая, что это не просто розыгрыш или шутка секундной популярности ради, которая тут же наведёт много шума и заставит их имена звучать у всех на слуху.

Его пугает собственная неопытность, в голове много вопросов, ответы на которые может быть и сам мальчишка Фонтейн не знает, но всё же Тоби нарушает дурацкое молчание первым:

- Наверное, я должен позвать тебя на свидание или типо того? – щурится одним глазом, приоткрывая, и смотрит на Габриэля, расчёсывая костяшками пальцев щеку, заметно нервничая, - Я ведь даже понятия не имею что тебе нравится. Какую музыку ты слушаешь? Что ешь? Какие фильмы любишь? – вздыхает, стукая слишком громко ногой под столом, чем и палится, что чувствует себя не в своей тарелке, - Может вы, маги, предпочитаете простым кафешкам заброшенное кладбище и кровь девственников? Но если что я предупреждаю, что не девственник! Второсортный продукт и вряд ли подойду для этих ваших ритуалов, – и громко смеётся, резко откидываясь на спинку стула и расправляя плечи. Словно пружина между лопаток ослабла и позволила расслабиться. Кажется, Габи шутка тоже понравилась.

Разумеется, всё это просто стереотипы, понимая абсурдность которых весело над ними смеяться, не более того. К полноценному поцелую на публике Патерсон не готов, да и вряд ли сможет так быстро показать своё отношение к отпрыску дому Фонтейнов в ближайшее время, но снова податься вперёд, сжать его руку и поднести к губам, поцеловать тонкие красивые пальцы – допустимо, почти интимно. Что-то, что будет только для них двоих, как и преданный взгляд глаза в глаза.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

Отредактировано Niels Fontaine (29-04-2019 15:49:18)

+3

22

Даже если бы Габи сейчас попытался задавить улыбку, скрыть ее, то не смог бы. Он был так счастлив и напуган, что просто сидел и не мог поверить, что все это не его фантазия. Щипает себя за руку, сжимает крепче пальцы, Тоби. Нет, все реально, Тоби реален.

Он слушает оборотня и улыбается только шире. Стереотипы о магах и волках всегда были поводами для шуток, но сейчас его больше веселило, что это именно Патерсон шутит и именно над ним. — Я люблю рок, панк-рок, инди, иногда слушаю классику, под настроение, — задумчиво говорит Габриэль, перечисляя свои предпочтения. — Ем почти тоже самое что и ты, — он кивает на свой поднос с нетронутым ланчем. — Люблю ужасы, фэнтези и фильмы по комиксам. Что-то еще? Могу составить тебе анкету. Фонтейн улыбается, закусив нижнюю губу. Как же он хочет прямо сейчас прижать Тоби к стене и поцеловать, но вряд ли решится сделать это на публике. Не сегодня, не сейчас, слишком рано.

Смеется над шуткой про ритуалы, и хочет ответить, но только сидит затаив дыхание, когда парень подается вперед, касаясь губами его пальцев. Габи, кажется, пропустил удар сердца, смотря в глаза парню, своему парню. Это всегда казалось таким недостижимым, но вот он Тобиас, сам предложил ему попробовать, заявил что он ему нравится. И все слишком хорошо, слишком подозрительно хорошо. Габи привык, что у Фонтейнов ничего не бывает слишком хорошо.

На кладбище мы ходим только по особым дням, когда нужно принести в жертву парочку недевственников, — говорит он снова улыбаясь, и тянет Тоби к себе, заставляя его наклониться над столом, подается вперед и сам, сокращая расстояние между их лицами всего до пары сантиметров. Еще немного и Габи мог бы поцеловать его, наплевав на все, но он не торопится, боится спугнуть. — Но ты можешь позвать меня в эти ваши волчьи кафе. Или что вы там оборотни делаете когда не воете на луну и не залезаете в окна к магам? Шутка за шутку, и ему нравится, как улыбка трогает губы Патерсона, как он расслабляется рядом с ним, потому что напряжение между ними можно было резать ножом.

Он готов был пойти с ним куда угодно. Дурацкое кафе, где можно пить молочный коктейль из двух трубочек? Легко. Кино и бестолковая мелодрама? Без проблем. Габи было все равно, главное что он будет с Тоби, и у них будет настоящее свидание. — И я боюсь высоты, а у тебя какие слабости, Тобиас патерсон? — парень выпрямляется отпуская руку волка, но только чтобы подвинуть себе стакан с соком. У него пересохло в горле от всего, что сейчас творится. Когда он успел забыть о том, что сейчас вся столовая пусть и делает вид, что занята своими делами, но активно обсуждает увиденное. Не удивится, если сейчас зайдет в инстаграм, а там уже море фотографий и хэштеги. Но Габи не видел никого из них, не слышал никого кроме Тоби, не замечал даже малейшего лишнего движения, сконцентрировав весь свой мир вокруг своего волчонка.

У тебя сегодня тренировка? Габриэл точно помнил, что учил расписание тренировок, но в последние пару недель они как-то сдвинулись, и он еще не успел узнать новое. — Я могу подождать, а потом сходим куда-нибудь, или пойдем ко мне, — пожимает плечами, тащит картошку с подноса Патерсона, хотя свой стоит совсем рядом.

Это новое ощущение, необычное. Во всех предыдущих отношениях Габи искал только физического удовлетворения, но с Тоби внутри него будто все встало на свои места. Что вот так они всегда и сидели за одним столом, вот так Тоби смотрел на него, преданно и нежно, целовал его пальцы, Габи сжимал его ладонь, касался коленом его колена под столом. Все это казалось настолько обыденным, как будто они в отношениях уже не первый месяц или даже год.
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+3

23

- Ага, анкету в письменной форме на розовом листочке, который будет пахнуть твоими любимыми духами. Как в девчачьем дневничке, - разумеется, Тоби издевается, и хотя он пытается казаться серьёзным слишком быстро его лицо кривится, а затем прорывает на смех.

Почему-то с Габриэлем легко. Патерсон даже сам не ожидал, что с парнем, которого он считал заносчивым выскочкой и ублюдком, может быть так просто и весело. Улыбка не сходит с его обычно хмурого лица, и если не это конец света, то что? Тобиас чувствует удивлённые взгляд своих волчат, которые делают вид, что их это не касается, но нет-нет косятся в их сторону, явно ошарашенные такими резкими переменами в их негласном юном вожаке стаи. Внутренняя тревога присутствует, вдруг они не смогут принять его выбор? Вдруг посчитают его не достойным за этот выбор?

Так и продолжает нервно стучать ногой по полу, пока собственное колено не ударяется о колено Фонтейна. Сердце делает тяжёлый удар и ухает вниз, куда-то в область живота, а голова моментально тяжелеет.

- И когда ждать мне приглашения на следующее ночное рандеву? – прочистив горло спрашивает, пытаясь разрядить обстановку, но выходит скверно. Слышна хрипотца в голосе, первый признак волнения, говорит тише обычного, будто наконец опомнившись не хочет привлекать слишком много внимания, но и так прекрасно знает, что следующие несколько дней в школе только об этом и будут судачить. Когда их родители узнают об этом закрутившемся романе – вопрос времени, но зная прыткость Эми уже сегодня вечером Габриэлю за ужином предстоит нелёгкий разговор о его предпочтениях в выборе партнёра, хотя отец, скорее всего, одобрит. Элайджа явно человек широких взглядов, а не только один из лучших в своём деле некромантов.

Рассказывать про себя не тянет, Тоби лишь слегка меняет позу, теперь уже подпирая голову другой рукой, а вот слушать юного мага приятно. Голос его бархатный, и почему раньше он этого не замечал? Как и самого Фонтейна, чьи глаза прекрасного орехового цвета, улыбка всегда хитрая, немного пугающая, будто шалости в его черепушке сменяют друг друга. Кажется, уже готов проклинать день, когда принял не слишком взвешенное решение забраться в чужое окно, да и не может отмыться от ощущения, что было это слишком давно, а не буквально вчера вечером.

Подхватив с подноса картошку и макнув её в соус, волн нехотя бормочет: - Я не люблю фильмы ужасов, - и тут же краснеет, видя, что Габриэль едва сдерживается чтобы не заржать ему в лицо от этой новости, - Не смейся! Я и так считаю себя дураком, раз живу в мире, где есть маги и оборотни, драконы, русалки и всякая хтоническая дичь, а пугаюсь выпрыгивающих из-за угла силиконовых масок.

Поняв, что спокойно поесть под таким пристальным присмотром всех любопытствующих не получится, ком не лезет в горло, юноша встаёт из-за стола и подхватывает рюкзак, закидывая его на плечо.

- Жди меня после тренировки в коридоре возле мужской раздевалки, - и улыбается, на секунду замявшись, не зная, как будет правильно попрощаться. Обнять? Поцеловать при всех? Но в итоге выбирает самый безобидный вариант и салютует ему, спешно разворачивается и направляется к двери с зелёной табличкой «выход».


«И как давно Габриэль здесь?» - ловит себя на мысли Тобиас, снова бросая взгляд на трибуну, отвлекаясь от тренировки. Бойфренд машет ему рукой, заметив, что словил его внимание, Патерсон же спешно возвращается к отработке бросков. Теперь ему кажется, что Фонтейн сидел там всё время и внимательно наблюдал за ним, просто оборотень не придавал этому значения, воспринимал его как часть толпы, одного из тех, кто прогуливает уроки или просто выбрался погреться на солнце.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+3

24

Серьезно? Боишься? — Габи пытается не улыбаться, но не может сдержаться. Это слишком мило и ему кажется, что он сейчас еще больше влюбился в этого вечно ворчливого волчонка, который боится ужастиков. — Я буду держать тебя за руку, так уж и быть. Фонтейн поворачивает ладонь переплетая их пальцы. Приятное ощущение тепла и защищенности рядом с ним, Габи давно не испытывал такого, не чувствовать, что может расслабиться, потому что его спину всегда прикроет тот, кому он доверяет.

Маг разочарованно вздыхает, когда Патерсон собирается уходить, но понимает его. У самого кусок в горло не лезет, когда все кому не лень пялятся. Кивает на слова Тоби, улыбается ему в ответ и машет рукой. Просто машет, подавив в себе желание притянуть к себе и поцеловать. Рано, даже Габи не решится пока что выставить и эту сторону их отношений напоказ. И так школе хватит пищи для обсуждений на ближайший месяц.

Он досиживает до конца ланча, лениво листая книгу, но мысли его совсем далеко от магических знаний. Игнорирует все сообщения в телефоне. Достаточно было увидеть одно, чтобы знать, что творится в их общем чате с друзьями. Габи не собирался ни перед кем отчитываться в своей личной жизни, поэтому просто предпочел их игнорировать. Подойдут лично, получат тоже самое. Сестра только посмотрела на него с другого конца столовой и ни слова не сказала. Скажет дома. Эми всегда говорила с ним честно, как и он с ней.

Последние уроки проходят как-то слишком медленно. Они с Тоби пересекаются еще раз перед английским, один из тех немногих предметов, что были у них общие, и просто стоят у шкафчиков, тихо переговариваясь. Слишком близко для простых друзей, слишком далеко для пылких влюбленных. Габриэль и сам еще не понимал, что между ними, но не стеснялся брать его за руку, пока они разговаривали, обсуждая куда пойти вечером. Разглядывал пальцы и ладони, обводя пальцами выступающие на тыльной стороне вены.

Фонтейн был уже привычным гостем на тренировках футболистов. На него уже даже тренер не обращал внимания, надеялся, видимо, что мальчишка в итоге придет к ним сам, если увидит, как он гоняет оборотней по полю, так что те бегают с языками на плечах. Нет, Габи никогда не прельщал спорт, тем более такой жестокий как американский футбол. Он следит за собой и делает зарядку, но это все, на что его хватает.

Зато посмотреть на Тобиаса в очередной раз это его личная тренировка силы воли. Только вот сегодня он впервые заметил его. Габи поднимает руку в знак приветствия, развалившись на трибуне, словно просто пришел позагорать, а не ждет, когда его бойфренд закончит тренировку. Делает несколько снимков и видео для сторис, выкладывая его на своей личной странице, чем только подтверждает все слухи, что уже пошли о них по школе. Фонтейна они лишь позабавили, не оставив в голове и следа.

Стоит у стены и верно ждет. Кто-то уже успел пошутить на тему «кто у кого тут еще песик», но Габи предпочитал игнорировать выпады стайки щенков в его сторону. — Если я захочу взять щенка, то обращусь к тебе, Додсон. Тебе пойдет поводок в стразах, — парирует маг. Знает, что они способны только тявкать и на открытый конфликт никто не пойдет, ни он, ни они. На этом все и заканчивается. А Тоби все нет. Вышли уже, кажется, все, Габи точно помнил количество человек в команде и на тренировках. Именно поэтому он решился толкнуть дверь и войти в душное помещение. В нос тут же ударяет запах пота, грязной одежды, сырости от душевых, но Фонтейн только смелее идет вперед, оглядываясь по сторонам.

Тоби чертовски сексуален в одном полотенце, обернутом вокруг крепких бедер. Габи уже видел его голым, но сейчас, когда сохраняется эта тайна, он выглядит еще более желанным, и даже прерывать не хочется. Фонтейн тихо опускает свой рюкзак на пол и подходит ближе, стараясь двигаться бесшумно. — Таким ты мне нравишься еще больше, — шепчет Фонтейн у самого уха оборотня, прижимаясь к его спине, скользит руками по еще влажной после душа коже, едва касаясь пальцами мышц на животе, и останавливает ладони на боках, на границе, которую очерчивает полотенце. Он обещал что не будет распускать руки, и он ничего не сделал особо. Зато в поцелуях его никто не ограничивал, и Габриэль этим воспользовался, оставив невесомый поцелуй на шее за ухом. Там же куда целовал его вчера, Габи запомнил что ему понравилось. — Мне надоело ждать, и я решил тебя поторопить, — улыбается он, трется носом о мокрые волосы, не заботясь что его собственная одежда уже намокла.
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+2

25

Оказаться втянутым в отношения как минимум необычно и немного волнительно. Тоби не знает, как себя вести. Должны ли они держаться за руки? Ходить куда-то вместе? Показывать свои чувства перед всеми? Поэтому тактика волка оказывается весьма предсказуемой – он не спешит. Медлительность даёт время обдумать каждый шаг, однако одного Патерсон не учёл – Габи тот ещё фрукт, у которого в голове полным-полно своих мыслей. Поэтому Тобиас ну никак не ожидал, что он ворвётся раздевалку, стоит ему остаться среди металлических шкафчиков одному.

Неужели стоял в дверях как пастух и пересчитывал футболистов как овечек, выходящих из загона?

Мышцы тянет от усталости после хорошей тренировки, парень разминает плечи, чувствуя сладкую истому, что разливается по телу после горячего душа. Разумеется, за эти четверть часа в раздевалке никто из команды не упустил возможности прокомментировать и ситуацию в столовой, и присутствие Фонтейна на стадионе. Видимо, не только Тоби был таким слепым ослом, который не замечал его прежде, а теперь буквально на каждом шагу сталкивался лицом к лицу с его хитрой физиономией.

Разумеется, на все выпады в своей адрес он отвечает сдержанной улыбкой и тяжёлым молчанием или ёмким «не твоё дело», потому что портить отношение с командой ему не хочется, как и давать им почву для перетирания косточек Габриэля. Он капитан, и его прямая обязанность быть тем цементом, что связывает эти разрозненные кирпичики воедино, делая крепкой непреодолимой стеной для соперников, стаей, которой нет равных и чья территория является запретной зоной для всех остальных.

Слишком много «должен». Слишком много «надо». А всё потому, что он сын альфы, и каждый день ему приходится прыгать выше головы, чтобы иметь право называться сыном великого Роя, оборотня, сумевшего наладить пусть и немного шаткий, но всё же мир с магами и другими представителями архэмской мистической стороны жизни.

Парень опирается руками на шкафчик и делает тяжёлый вдох. Хочется хотя бы один день побыть просто Тоби, мальчишкой, которому хочется любить кого он хочет и быть тем, кем он хочет, а не кем его видят другие.

Объятия со спины застают врасплох, странно, что Патерсон не учуял свою зазнобу раньше, видимо, совсем погрузившись в свои мысли. Первая реакция – ударить под дых, защититься, но вовремя бархатный голос касается его уха. В другой ситуации малыш Тобиас охотно подыграл бы ему, млея под жарким поцелуем, оставленным у основания шеи. Но сейчас его только передёргивает от холодных капель воды, что падают вниз с волос и теряются между лопаток, юноша отдаляется и рычит глухо:

- Отстань, - отходя в сторону к своему шкафчику и спешно натягивая на себя одежду. Будто оттолкнул. Слишком поздно к нему приходит это осознание, когда он уже замечает боковым зрением обиду на лице мага, как поджимаются его дрожащие губы и белеют костяшки пальцев, которые сжимаются в кулак, там, где ещё недавно был его бок и прохладная ладонь касалась раскалённой кожи.

- Габи… - тихо зовёт, понимая, что накосячил, и быстро подходит к нему, обнимает его крепко-крепко, словно даёт понять – даже если он захочет сбежать Патерсон ему этого не позволит, сломает рёбра крепкой хваткой, но не даст сдвинуться даже на шаг, - Прости меня, малыш. Прости. Я такой идиот.

Целует смазано в висок, чуть приподнимаясь на носки, и признаётся тихо, только ему, шёпотом на ухо: - Мне страшно, вот я и веду себя как кретин. На меня так давят обстоятельства, косые взгляды, эти смешки в спину… - и жмурится как испуганный ребёнок, словно если закрыть глаза, то все эти неприятности исчезнут разом. Если не видеть их, то всё решится само собой, рассосётся, забудется, но увы, чудес не бывает.

- Хочу, чтобы мне было так же плевать на чужое мнение и что подумают другие, как и тебе, - жмётся к его щеке своей, выпуская тяжело воздух из лёгких, - Меня это в тебе восхищает.

Вариант не быть с Фонтейном он даже не рассматривает.

[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+1

26

Отстань.

Габи отшатывает назад, будто Тоби его ударил. Такой реакции он не ожидал. Ведь Патерсон сам подошел к нему, сам сказал что хочет чтобы они попробовали, сам не отталкивал его руку, когда Габи брал его ладонь в коридоре, пока они говорили. Что же изменилось теперь?

Горькая обида душит изнутри, но Фонтейн лишь поджимает губы, борясь с желанием сказать какую-то гадость и испортить все окончательно. Впивается ногтями в ладонь, отрезвляя самого себя. Он пришел не в то время, нужно было перебороть свое желание и ждать в коридоре, как и договаривались.

Уже развернулся, чтобы подобрать рюкзак и уйти, но слышит свое имя, молчит. Объятия такие крепкие и желанные, но все еще обидно, ведь он не сделал ничего такого, не выставил их напоказ и не позволил себе лишнего. Как ребенок, Фонтейн хотел закатить истерику и уйти, громко хлопнув дверью. Но он уже будто прирос к Тоби душой и сердцем, и разрушить все вот так, из-за какой-то глупости было бы самой большой ошибкой в его жизни.

Молча слушает, и только после поцелуя и тихого шепота у самого уха, обнимает в ответ, сжав пальцами ткань на спине. Камень с души не упал, но потрескался, Габриэлю нужно время, чтобы понять, что нельзя торопиться, нельзя пытаться урвать все сразу и перестать думать, что Тоби бросит его, когда поймет что это все не его.

Мне не плевать, Тоби, — говорит также тихо, опустив голову. Наверное, впервые за все время их знакомства в маге нет ничего напускного, нет его привычной дерзости и хитрой улыбки. — Я приспособился и научился жить с этим давлением.

Все думали, что Габи легко живется, он намеренно создавал такой образ. Но никто не знал, по какому тонкому льду он ходит ежедневно. Маги живут в мире, но каждый из тех детишек, что были негласной компанией Фонтейна, хочет подсидеть его. Его мать верховная ведьма, его отец лучший некромант из ныне живущих. Сам Габриэль один из сильнейших магов своего возраста, и его сила с каждым годом будет все больше и сильнее, и в будущем он вполне может занять место верховного мага ковена. Он не хочет этого, но если ему скажут, то сделает. Это давит, заставляет каждый раз быть начеку. Поэтому Габи обедает один, ходит один, не привязывается ни к кому слишком сильно, чтобы не получить нож в спину.

Только Тобиас заставил его изменить своим принципам, потому что Габи влюбился. Вот так просто. В этого ворчливого, вечно всем недовольного оборотня. И сейчас готов был выпалить ему все это, но не стал, это не нужно, а признаваться в любви слишком рано. Они вместе всего один день.

Я буду держать себя в руках, — обещает маг, вздохнув. Ему хочется целовать его постоянно, обнимать, держать за руку, но где-то в глубине души сам боится, что выставив все перед людьми, они испортят что-то сокровенное, что-то, что принадлежит только им двоим, как этот маленький момент откровения, как тот момент, когда Тоби поцеловал его пальцы в столовой. Все это их личное, скрытое от всех.

Чуть отстраняется, чтобы посмотреть на своего ворчливого парня, который сейчас казался плюшевым и таким несчастным. Габи мягко касается его щеки, проводит пальцем по скуле, глядя в глаза. Сам не знает что хочет увидеть в них, но и не особенно ищет. Просто любуется тем, какой он красивый и с каждой секундой все больше осознает, что увяз в этом омуте окончательно. Теперь его даже магией не смогут оторвать от Тобиаса. Только смерть разлучит их, а умирать Габи не планирует, и Патерсону не позволит. Он сын некроманта, в конце концов.

Пошли перекусим, — улыбается, чуть склонив голову набок, как всегда это делал. Кажется, он подцепил эту привычку еще в детстве от Рика. Их оборотень всегда так делал, и маленький Габи повторял за ним. Это даже мать заметила. — Ты обещал мне свидание.


Поблизости от школы всегда было множество разных кафе и ресторанчиков, доступных школьникам. Габи редко в них бывал и потом доверился Тобиасу, сказав что любит фастфуд, мороженое и итальянскую кухню. Вряд ли в одном из этих заведения подавали хорошие итальянские блюда, но то, что выбрал Патерсон было по душе Габриэлю. Неоновый свет, стилизация по пятидесятые, старомодный музыкальный автомат, играющий песни Элвиса и Битлз. И мороженое, кажется, самое вкусное, что Габи когда-либо пробовал. — Не поверишь, но это первое настоящее свидание в моей жизни, — улыбается он, сидя напротив оборотня и облизывая ложку.

[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+1

27

Умение абстрагироваться от всего и стойко терпеть любые выпалы в свой адрес – это дорогого стоит. Тоби хотел бы освоить этот навык в совершенстве, но пока что он слишком зависим от чужого мнения, для него немаловажно, что о нём подумают другие и что о нём будут говорить. Это так глупо, но факт остаётся фактом, здравый смысл не может переубедить горячо чувствующее сердце.

Может, для этого судьба и обошлась с ним так фривольно, подсуетив ему мальчишку Фонтейна? Чтобы он у него многому научился?

Только спустя несколько глубоких вдохов и выдохов получается немного успокоить нервы, что уже давно на пределе. В голове мечется из стороны в сторону мысль, что если Габриэль его сейчас же не обнимет, то это конец, и только он один будет виноват в том, что их отношения оборвались толком не начавшись, но пружина между лопаток выстреливает и слабнет, когда он чувствует крепкую хватку, что сминает ткань футболки на его спине пальцами. Простил, и это единственное, что сейчас заботит Патерсона.

А ещё то, что он совершенно не хочет, чтобы Габи держал себя в руках, но пока что смелости сказать это вслух не хватает. Ему нравятся его поцелуи, приятно чувствовать чуть прохладные пальцы, когда они зарываются в волосы, лестно ловить внимательный взгляд, в котором так нетрудно прочитать симпатию, язык не поворачивается ещё назвать это любовью. Сам же он уверен, что влюбился по уши, достаточно для подтверждения этого вспомнить, что Тобиас сам проявил инициативу и высказал желание быть вместе с юным магом.

После небольшой паузы и натянутых секунд, которые парни смотрели в глаза друг другу, оборотень подаётся вперёд и легко целует его красивые губы, смущённо кивает, соглашаясь и подтверждая его предложение словами:

- Пойдём, я знаю одно местечко, думаю, оно тебе понравится.


За что юноша любил это кафе особенно сильно – он ни разу не встречал здесь кого-то из знакомых. Вроде и расположено неподалёку, и неоновая вывеска сверкает достаточно ярко, особенно красиво отбрасывая синие и розовые тени вечером, однако то ли Тоби просто повезло, то ли популярность заведение пользовалось у других кругов людей, но тут удачно было спрятаться, если хочешь побыть в одиночестве. Или как сейчас провести время с тем, с кем не принято появляться на людях.

Может быть однажды они станут революционерами-первопроходцами и положат конец этому стереотипному мышлению, что маги должны быть с магами, а оборотни с оборотнями?

Приглушённая музыка уютно отделяет соседние столики друг от друга, но не мешает разговору. В лучших традициях сериалов а-ля «Спасатели Малибу» Патерсон заказал себе огромный клубничный коктейль с шоколадной крошкой и взбитыми сливками, явно решив дать послабление в своей спортивной диете, и тянул густую смесь, от которой сводит зубы, через трубочку, одной ладонью накрыв руку Габи.

- Ну… - чуть подумав и облизав губы, парирует, - это моё первое свидание с парнем, однозначно! – и тихо смеётся.

Вот уж точно, противоположности притягиваются, и теперь ему хочется, чтобы таких моментов между ними становилось только больше.

- Не хочешь на уикенде в поход? – идея возникает сама собой, облачаясь в форму вопроса, - Кажется, ты не планировал идти, но раз уж теперь мы вместе может составишь компанию? В моей палатке хватит места для двоих.

Нет, это не должно было звучать как намёк, и слишком поздно поняв какую глупость сморозил Тоби густо краснеет и отводит взгляд, рисуя трубочкой круги в стакане, смешивая подтаявший коктейль со сливками, бурчит тихо: - Без пошлостей! – словно оправдывается. Хотя казалось бы, за что? Очевидно, что он тоже хочет Габи, просто ещё не понимает с какого бока к нему можно подойти, и ловко прикрывает свои страхи неопытностью, навязчивой идеей, что он облажается.

[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+1

28

Надеюсь, что не последнее, — улыбается Фонтейн, проводит большим пальцем по ладони Тоби в своей. — Со мной. Габи никогда не ходил на свидания в том их понимание, которое вкладывали в них книги и фильмы для подростков, и которые все представляли себе. Обычно это был просто сок в каком-нибудь кафе на окраине, прогулка по магазинам, которые были нужны Габриэлю и номер в отеле или комната его очередной пассии. Их было не много, но какой-то романтики и подростковых глупостей с ними не хотелось. А с Тоби хотелось вот этого всего. Держаться за руки в кафе, есть мороженое, ходить в кино и целоваться на последнем ряду, даже поехать в поход.

Габриэль был против этой прогулки и не собирался, волчонок был прав, но обстоятельства поменялись буквально сегодня днем. Он задумывается, ковыряя ложкой мороженое. Шарик апельсинового, и два ванильного, все это щедро посыпано мармеладками и шоколадной  крошкой. Так сладко что аж зубы сводит, но Габи нравится.

Звучит заманчиво, особенно твоя палатка, — маг улыбается, закусив губу и тянет руку Тобиаса к себе, легко касается губами пальцев. — Без пошлостей, — обещает он, хотя прекрасно знает что они оба нарушат это правило едва останутся одни. Он чувствует, что Тоби его хочет. Это мимолетное ощущение, как чутье, которое не дает покоя.

Удивительно, но за все время, что они просидели в кафе мимо не промелькнуло ни одного знакомого лица. Габи даже не стал делать фотографии в сториз, чтобы геометками не выдать этого места, где они могли спокойно побыть вдвоем без лишних глаз. Маг смеялся с того, как волчонок морщится от того, что он заказывает грейпфрутовый сок. Только Габи его любил, ему нравился горьковатый привкус и кислинка. Необычный вкус и он всегда есть, потому что его никто не берет больше. И было как-то легко, даже не смотря на инцидент в раздевалке, которые все же отложился где-то глубоко в подкорке головы Фонтейна. Он попытался стереть его, и был уверен, что ему это удалось.


Габриэль не любитель походов и каких-то вылазок на природу. Он городской ребенок, и вряд ли сможет позаботиться о себе, если его выбросят в лес. Все что он сделает это откроет портал домой. Но ради Тобиаса он готов был поехать на уикенд в лес со всем классом. Даже позволил Патерсону разобрать его вещи и выбрать подходящие для такой поездки, вызвав его к себе посреди ночи, потому что сам Габи просто не знал что ему брать с собой и совершенно запаниковал.

Он устроился в автобусе у окна, листая ленту инстаграма, когда рядом сел кто-то, и Фонтейн улыбнулся, даже не поднимая головы узнав кто это. Он помнил его запах, и им уже пахла его футболка, та самая в которой Тоби спал этой ночью, после того, как помог Габи собраться. Маг надел ее специально, захотелось почувствовать себя защищенным. — Привет, — он улыбается парню, поднимая вверх очки и фиксируя ими челку. Тобиас снова убежал утром, но на этот раз позволил Габриэлю его поцеловать перед тем, как снова стать волком, ткнуться мокрым носом в ладонь и выскочить в окно. Он не решился на что-то большее, но легко провел костяшками пальцев по ладони Патерсона, что лежала рядом с его ногой. Своеобразное приветствие, только для них двоих.

Пока что все шло спокойно и они даже доехали до места без приключений. Габриэль ждал всякого, но зря плохо думал о своих одноклассниках. Они все обычные дети и быстро забывают о том, что их беспокоит, когда выезжают на свободу. И до вечера никто не вспоминал ни о нем, ни о Тоби. Им удалось даже немного отстать от компании, что собралась пройтись к реке за водой и немного побыть вдвоем. И спина Габи будет долго помнить то дерево, к которому его припечатал Тобиас затыкая поток его болтовни поцелуем. Быстрым, будто украденным, но это был лучший момент за весь день.

Меня сейчас едва ли не всем классом провожали в твою палатку, — усмехается маг, закидывая рюкзак в угол и закрывая тканевую дверь на молнию. В темноте ничего не видно, но зажигать свет чтобы устроить шоу для остальных он не намерен, поэтому осторожно пробирается вперед к своему спальному месту. Но натыкается на Тоби, сжав пальцы на его бедре, тихо извиняется. но руку не убирает. В отличие от оборотней, которые видят в темноте, Габи лишен этой возможности и действует на ощупь, становясь смелее, когда парень его не отталкивает.

Осторожно проводит ладонью по животу, чувствуя через футболку крепкие мышцы. Останавливается у ворота, касаясь горячей кожи, и сам двигается ближе, чтобы поцеловать. Мягко, медленно, пробуя на вкус, как самое лучшее лакомство. Сейчас им точно никто не сможет помешать, их никто не видит, даже они сами. И Габриэль хоть и обещал без пошлостей, но уже не может сдержаться, потому что Тоби хочется так, все внутри скручивается в один большой комок, а по всему телу разливается жар от его прикосновений.

[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

Отредактировано Kameron Fontaine (02-05-2019 23:23:50)

+1

29

Несколько дней перед походом пробежали незаметно, наполненные сладким предвкушением предстоящей поездки. Для Тоби это было действительно важно – он любил бывать на природе, разговоры у костра, запах только пожаренного мяса и гнусавую фальшивую игру на гитаре, которую придурок Бойл считал верхом своего таланта, но никто не пытался убеждать его в обратном, видя широкий разворот плеч квотербека. Хотя бы на пару дней из разорванный на клочки компаний класс становился чем-то единым.

В автобусе, разумеется, Патерсон занимает месте рядом с бойфрендом, и всю дорогу прижимается щекой к его плечу, то и дело невзначай тычется холодным носом в его шею, счастливо улыбается. Как и стоило ожидать, парочка, не дающая свои преданным фанатам поводов для новых слухов, быстро утратила свой авторитет и интерес к ним моментально угас. Просто ещё два фрика, которые пытаются играть в отношения, - именно так они и выглядели со стороны, но для волчонка всё было гораздо серьёзнее: каждую ночь он приходил под окно к Фонтейну и взбирался на второй этаж по стоковой трубе, легко стучал костяшками пальцев ему в окно, спал с ним в одной кровати, как преданный сторожевой пёс, который ни на шаг не может отойти от своего хозяина, лишь изредка оставаясь у себя или уходя пораньше. Как и было оговорено раньше, Габи не позволял себе больше, чем разрешал Тобиас, хотя и предпринимал несколько раз попытки опустить ладонь с живота вниз и забраться пальцами под растянутую резинку спортивных штанов. Но оборотень держал оборону стойко, стены крепости его гомосексуального целомудрия держались надёжно и даже не потрескались.

Всё тот же глупый страх облажаться в первый раз тормозил его моментально, стоило обстановке накалиться, а поцелуям стать более чувственными, долгими и требовательными.

- Я не могу, - отрицательно качает головой и упирается ладонями в грудь бойфренда, притормаживая его, мягко отталкивая. От Тоби не утаивается, как каждый раз кривится его лицо, и лишь затем выступает некое подобие улыбки. Он понимающе кивает, почти целомудренно касается губами его щеки и ложится рядом, без слов говоря «я подожду ещё», но счёт его терпения идёт уже на секунды.

Футболка волка пахнет дымом от костра, во рту горький привкус пива и лука. Одним из первых парень ушёл в палатку, хотя обычно был в числе тех, кто до самого утра поёт песни окружив медленно тлеющие угли. Габи догоняет его практически тут же. Неподалёку звучит смех, но Патерсон слушает только его, человека, которого так искренне любит и для которого хочет быть самым лучшим.

- Красная шапочка сама пришла в логово к страшному волку? – не удержался от шутливого комментария, не успев отодвинуться в сторону.

Теперь они переписываются практически нон-стоп, узнали много об увлечениях друг друга. У Габриэля отменный музыкальный вкус и отличное чувство юмора, он здорово получается на фотографиях, и Тобиас уже даже привык отправлять ему каждое утро своё селфи, и к тому, что его маг – выпендрёжник, который снимает всё без разбора в сториз или фотографирует.

И вот снова его рука поднимается вдоль напряжённого живота, ложится на шею и притягивает ближе. Волчонок подаётся вперёд и целует слепо его в губы, хватается одной рукой за плечо, укладывая на себя, разводит согнутые в коленях ноги и прижимается пахом к его бёдрам.

Пять… Четыре… Три… Два…

Не может. Опять липкий ужас, через который не получается переступить. Тоби выдыхает застоявшийся в лёгких воздух и падает на спину на спальный мешок, смотрит на него виновато снизу вверх, закрывает пунцовое лицо ладонями и бормочет взволнованно:

- Габи, это слишком, я…

«Не готов». Но этот аргумент уже был использован им в прошлый раз, мог бы придумать что-то новое. Или перестать быть зажатым и замкнутым в себе подростком и поговорить уже наконец о том, что его волнует, с единственным человеком, которого этого касается – самим Габриэлем. Жаль, что малыш Тобиас не так умён.

Слов не хватает. Тихий треск, то ли ветвей, которые они не убрали в потёмках с поляны, то ли терпения мага, которое достигло своего предела. Последняя точка, последняя трусость с его стороны.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+1

30

Эта поездка казалась идеальным местом. Идеальным во всем. Костер, доброжелательная атмосфера, темнота лесной ночи, палатка в отдалении от всех, они вдвоем. Это ли не то, что им обоим нужно. Габи готов был ждать, но каждый раз останавливаться было все труднее. Каждый раз Габриэль улыбался, говорил, что все нормально, и давил в себе мысли, что «дело в тебе, Габи, дело в тебе». Он пытался сдерживаться, не позволял себе пересекать черту, нарисованную Тобиасом и у него даже получалось. Но Габи же тоже не железный. И, кажется, сейчас настал и его предел.

Ты что? — шипит Фонтейн, одергивая свою футболку. — Не можешь? Не уверен? Не готов? Или что-то новое придумал? Он пожалеет что сказал это, уже совсем скоро пожалеет, но сейчас его терпение лопнуло. Он мог бы взять то, что хочет силой, но это не то, чего он хотел, и никогда бы так не сделал, не с Тоби. — Боже, просто скажи, что не хочешь. Неужели это так сложно, Тоби? Всего пять слов. Я не хочу тебя, Габи. Скажи и станет проще.

Его понесло, и в глубине души, Габи понимал, что нужно остановиться и замолчать, нужно уйти и остыть, чтобы не нагнетать конфликт. Но ему было до слез обидно, что человек, которого он любит так искренне, впервые в жизни, наверное, так сильно, отталкивает его каждый раз. Наверное, будь Габи не так расстроен сейчас, он бы рассудил логически, что Тоби привык к другим отношениям, что он у него первый парень, что для него все это странно, ново и необычно, и не стал бы так себя вести. Но рано или поздно любая чаша терпения может переполниться, и, видимо, сегодня настал предел чаши Габриэля.

Не трогай, — маг отдергивает руку, когда бойфренд протягивает к нему свою. Ему нужно уйти, прямо сейчас. — Не надо, просто не надо… Что не надо? Габриэль и сам не понял. Он едва не вырывает молнию, выскакивая наружу. Прохладный лесной ветер тут же врезается в лицо, глаза щиплет от подступающих слез, но он держится, до боли закусив губу.

У костра еще кто-то сидит, и Габи разворачивается в противоположную сторону, уходит в темноту леса, куда-то под деревья, чтобы спрятаться ото всех. Он устал быть сильным, устал быть понимающим и бесконечно ждущим чего-то. Будто на паперти ждет милостыню. Обида душит настолько что кажется еще немного и он начнет задыхаться, но продолжает идти, кусая губы. Подбирает с земли палочки, принимаясь ломать их на мелкие кусочки, чтобы успокоиться.

Звук разговор прекратился и вокруг сомкнулась тишина леса. Габриэль не сразу это заметил, лишь когда где-то рядом ухнул то ли филин, то ли еще какая-то лесная тварь. Он не боялся темноты, не боялся леса, но совершенно точно заблудился. Но хотя бы можно было не бояться хищников. вряд ли детей повезли бы в лес, где бродят волки. Хотя такие дети как они вполне могут посоперничать с целой стаей. Габи справится с одним волком, с двумя максимум, но один против стаи он не выстоит точно. Едкий липкий страх из детства, когда их с сестрой пугали, что отведут в темную чащу и оставят там до следующей ночи ритуалов, если они не будут слушаться, снова прокрался в сознание. Фонтейну уже давно не шесть, и он в состоянии сам выбраться из леса, но его пробирает дрожь, когда он наступает на ветку и он громко хрустит в ночном лесу.

Вернуться назад будет хорошей идеей. Он заберет свой рюкзак, откроет портал и пойдет домой, потому что ввязался во все это только ради Тоби, хотел провести с ним время. Даже не в сексе дело, а просто побыть рядом, чтобы у них было еще несколько совместных воспоминаний. Мысли о Патерсоне снова всколыхнули целый ураган чувств. Обиду, раздражение, даже злость, но вместе с тем любовь, нежность, бесконечную преданность этому нерешительному мальчишке. Габриэль мог злиться и психовать, но он знал, что будет ждать столько сколько потребуется. И как много он сейчас отдал бы, чтобы Тоби оказался рядом.

Маг развернулся назад, в полной уверенности, что он никуда не сворачивал и шел только вперед, и сейчас вернется обратно в лагерь. Он даже пытается подсветить себе, зажигая на кончиках пальцев огоньки. Его любимое заклинание. Недавно он показал его Тоби, сердце чуть не разорвалось от нежности к тому восторгу, что светился в глазах оборотня. Только вот лагеря все не было. Оглянувшись еще раз назад, Габи цепляется за корень дерева и падает. Слишком долго падает.

Резкая боль заставляет его вскрикнуть, и тут же снова все становится тихо и темно. Он упал на правую руку, выставив ее как опору, и запястье не выдержало. Габи не был целителем, но зато хорошо почувствовал где именно у него сломались кости. Каждое движение отдавалось дикой болью, и самостоятельно он уже не выберется из того дерьма, в которое угодил из-за собственной вспыльчивости. Колдовать левой рукой можно, и у него даже получается наложить что-то вроде магической шины, но это максимум на который парень способен сейчас, сидя в какой-то канаве в полной темноте, прижимая к груди поврежденную руку. Интересно, как быстро его хватятся? И заметят ли вообще до утра, что он пропал?
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » [AU] будущее слишком корично


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC