РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » [AU] сердечко говорит "ебоньк"


[AU] сердечко говорит "ебоньк"

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://s5.uploads.ru/n7fFK.png

Otis & Gilbert
2019 год, Бостон


Уроки пикапа для самых маленьких.

[icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

Отредактировано Niels Fontaine (22-04-2019 07:55:40)

+2

2

Чем дольше Отис изучал этот чертов Грайндр, тем больше понимал, насколько в пролете.
Это слишком толстый, этот слишком рыжий(Отис ненавидел рыжих). Это старый, этот явно педофил(но рыжих он все равно ненавидел сильнее). Это слишком качок - такие в постели либо полные нули, либо заламывают руки, тыкают лицо в толчок и ебут до потери сознания. Отис не проверял сам конечно, но на форумах писали именно так. Да, на форумах. А откуда еще вообще ему получать информацию...Обо все этом? Спросить как-то не у кого, даже несмотря на то, что все давно в курсе.
Камин-аут его, что дома, что в школе восприняли как-то спокойно. Дома - вообще никак, но об этом Отис лишний раз старался не думать. Это хорошая история для мемуаров или даже для сценария фильма, но никак не для повседневных мыслей. В школе..Ну. идиоты конечно везде бывают, но в целом с окружением Отису повезло. Ему вообще было грех на что-либо жаловаться, но он, черт возьми, жаловался.
На отсутствие гребаного парня он жаловался. Ему, блин, 16, почти 17 уже. И был он уже с парнями и хорошо все было, пока конечно они не расставались. Только вот парни уходили, а желание трахаться - нет. А трахаться хотелось до безумия, откуда и росли ноги обращения к интернет-ресурсам. В одной вкладке - Грайндр, в соседней - статья, на каких парней вообще стоит в этом самом Грайндере обращать внимание.
Снова старый. Лысый. Опять качок. Школьный учитель. Черт, а это разве не их георгаф? Вот блин...
Если же
Если же Отис кого-то и выбирал - там тое все было несладко. Кто-то сразу же кидал фотку члена - и это было самое отвратительное. Нет, конечно, все это и затевалось ради члена, было бы странным это отрицать. Он даже понимал в каком-то смысле такие выходки, но все же..Это было не ео. Он, может, и хотел секса, но как бы...Не с членом. С человеком. Настоящим. Может, даже опять парня завести.
Другие были слишком робкие. Такой тип мужчин, которые зачем-то зарегистрировались на Грайндере, но вместо того, чтобы кадрить мужиков самостоятельно, или хотя бы поддерживать диалог, когда писали им, отвечали односложно, кратко. Часто смайликами. Вот их Отис не понимал и понять не мог, и вообще не понимал, почему он, парень шестнадцати лет, должен словесно ублажать двадцатилетнего парня. в ответ полчая лишь ":)". Если очень повезет -  ";)". Просто офигенно.
Бывали слишком навязчивые. мол, скинь фотку. И все равно, что Отис в школе. И все равно, что ужинает с семьей. И все равно, что общается с раввином(это конечно самое неловкое). Таких Отис старался сливать как можно скорее, ибо бесили они знатно.
Честно - он себя не понимал. Почему бы не плюнуть на все и не выбрать член посимпатичнее? Это же просто, мать его, секс, им все занимаются! Для этого и существует это приложение и еще куча подобных ему. Все в этом мире существует только ради этого, так почему он. блин, не может просто отказаться от своих странных гиковатых причуд и познакомиться уже хоть с кем-то?
Он словно бы ждал чего-то, но сам не понимал, чего.
И это заставляло его злиться и иронизировать над самим собой. Он называл себя в мыслях старой девой и счастливым владельцем сорока кошек. Обвинял в скрытой гомофобии. Искал причину в генетике и в религии. Он был уверен, что с ним чт-то не так. Он был уверен, что это он, только он один такой неправильный и все никак не поймет правила игры, в которую играют все взрослые.
А потом однажды он увидел его. Он был даже не дома - сидел в центре в кафе, ждал друзей. Именно поэтому он, наверно, не видел его раньше - слишком далеко были их геолокации всегда, так как жили они в разных районах.
С виду нормальный. Возраста такого же, как сам Отис - это хорошо. Эо большой плюс, с ровесниками всегда же проще общаться, да? Да, точно.
Отис тыкается в профиль, разглядывает фотку. Читает анкету, улыбаясь.
А потом берет  и отправляет в личку смайлик.
[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16</b> пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

+2

3

Осознание что ты гей не падает как снег на голову в июне. Ты не просыпаешься однажды утром с неутолимым желанием развесить радужные флаги по всем стенам в комнате и навязчивой идеей балатировать Шер, икону всей ЛГБТ культуры, в президенты, а Strong Enough провозгласить новым гимном штатов. К этому пониманию приходить медленно, шаг за шагом, когда неловкие поцелуи с одноклассницей Стейси, чьи брекеты больно ударяются о зубы, не отзываются в теле удовольствием. И не потому что целуется она ужасно, а язык её мокрый и пугающе настойчивый, а со стороны это выглядит будто девчонка хочет сожрать лицо. Или когда замечаешь, что специально просыпаешься каждое утро на четверть часа раньше чтобы полюбоваться на красавчика соседа, который без футболки приводит в порядок участок вокруг дома со своей мощной газонокосилкой, залипаешь на то, как капельки пота с его шеи медленно ползут вниз по позвонкам, теряясь между лопатками. Хочешь быть горлышком бутылки воды, к которой он так жадно припадает губами и делает глоток, а его кадык подлетает под кожей вверх. Сам Гилберт сильнее сжимает зубы чтобы не застонать (боже упаси, в соседней комнате спит младшая сестренка!) и тянется рукой к паху. Много ли надо пятнадцатилетке для утреней эрекции?

Признаться самому себе, что ты педик - уже большой шаг вперёд. Мальчишка говорит себе это каждый день, когда стоит напротив зеркала и делает вдох полной грудью. Однажды, не сегодня, но в такое же ясное утро он спустится вниз по лестнице и признается родителям, что ему нравятся парни. Он не придурок, который не может оценить всю прелесть женской красоты и пышных форм красотки с обложки глянцевого журнала, который со всей отцовской заботой Арнольд подложил ему под подушку с весьма лаконичной запиской "удачи, сын!". В тот день он возненавидел всех, потому что заспанное осунувшееся в первый час после пробуждения лицо тут же награждалось комментарием "что, не спалось ночью?" и сальной улыбочкой, которую хочется смахнуть с обычно доброй физиономии. Будто он лично стоял всю ночь рядом со свечой и контролировал процесс.

Сильно ли расстроится Арнольд, если узнает, что его сын во время дрочки представлял его подчиненного из автомастерской, здоровяка Стэна, который носить рубашки без рукавов, потому что они слишком быстро начинают трещать на бицепсе? Воображал, как эти крепкие руки будут гладить его член и чуть сжимать горло, и от таких фантазий моментально бросает в жар.

Ещё немного времени.

Гил повторяет это каждый день, чувствуя, как вина перед людьми, которые дали ему жизнь и всегда относились с пониманием ко всем его причудам, прожигает в груди дыру. Капелька времени. Нужно лишь окончательно убедиться, что это не очередной подростковый сдвиг по фазе, не зацикленность из-за отсутствия опыта, в то время как одноклассники уже во всю обсуждают у кого сколько девчонок было и какие тяжёлые сиськи кто из них мял. Разумеется, большая часть этой болтовни приукрашена, но звучит достаточно убедительно, чтобы такие недоумки как Грейб поверили и внутренний таймер самоуничтожения запустился.

5...4...3...2...1...

Бум.

Он отмеряет секунды до краха, когда держать тайну в себе, хранить её в одиночку станет просто невозможно.

Идея найти парня становится такой навязчивой, что Гил скачивает приложение для знакомств, заполняет дурацкую анкету, которая ровным счётом не дает о нем никакой информации, а потом пол часа выбирает фотку в профиль. Приукрашивает возраст до шестнадцати, потому что такова политика разработчиков. Выкладывает.

Готово.

Теперь только ждать.

Ногтями нервно стучит по крышке стола, делает вид, что ждёт свой кофе, но взгляд то и дело падает в сторону на экран телефона, словно он ждёт важный звонок. Ну когда же чёртов гаджет загориться тусклым светом?

Вибрация застаёт врасплох, и мальчишка давится кофе, обжигая язык. Чашку он ставит на блюдце не допив и подхватывает свой рюкзак, пулей вылетая на улицу и пытаясь сориентироваться где же красавчик, который послал ему смайл. Ограниченный радиус действия программы подсказывает, что совсем близко.

Гилберт толкает дверь плечом, колокольчик над его головой тихо звонит, несколько взглядов упираются в нового посетителя, но интерес их слишком быстро угасает. А вот нужного ему парня заметить легко, он сидит он высоком стуле чуть сгорбившись. Грейп не осознает, что от напряжения сжимает лямку портфеля до белых костяшек, но подходит ближе, выдыхает тихое удивленное "О!", прежде чем заговорить:

- А ты в жизни ещё красивее, чем на фото. Ну знаешь, как актёры, которые обретают свой шарм только под пристальным глазом уставленных на них камер, например Хитт Лэджер, земля ему пухом, и...

Дыхание перехватывает, словно он задыхается. Говорит быстро, глотая конца слов, торопится и боится, что Отис слишком быстро поймёт какой он придурок и сбежит. А Гил не успеет сказать, что у него самые красивые ресницы, которые он когда-либо видел. Или что губы его чудесного оттенка, такие мягкие на вид, что хочется подняться на носки и поцеловать их.

[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

+2

4

По правде сказать, Отис не ожидал, что они встретятся так быстро. То есть, его практика показывала, что они, скорее всего, вообще никогда не встретятся, но, во-первых, должно же было ему хоть раз повезти, а во-вторых, в этот раз у него было хорошее предчувствие, а предчувствиям своим он верил. Он думал они будут переписываться пару-тройку дней: сначала робко, потом неловко, потом начнут обмениваться мемасами, а потом кто-нибудь как бы случайно, между делом, предложит встретиться. С другой стороны - когда ещё Отис окажется в этом районе? Если все это не судьба, то он не знает, что, а судьбу упускать точно было нельзя.
Он волнуется? Он волнуется. Странное, глупое чувство, ведь на самом деле ничего не случится даже если они друг другу не понравятся. Ну, посидят немного, поймут, что ничего не выйдет и разойдутся. Отис, на самом деле, вообще не столько парня хотел, сколько... Хотел. Он не знал, чего конкретно хотел от этого свидания, но точно знал, чего хотело его тело. Парень, вроде, симпатичный - даже если не сойдутся характерами, вполне могут сойтись в более низменных проявлениях человеческой сущности, правда же? Правда. Ну и чего тогда нервничать?
Однако ему стоит большого труда не дергуться, услышав звон колокольчика. Конечно, это мог быть вовсе не Гилберт, но это был он. Отис слабо улыбается, глядя на парня, пока тот ищет его и, встретившись с ним взглядом, улыбается шире.
Однако чем ближе Гилберт подходит, тем сложнее становится держать улыбку.
Он увидел его и почувствовал, как что-то внутри переместилось. Странное ощущение в груди, словно бы она вдруг стала слишком мала, словно бы ребра до этого срослись слишком плотно, замкнув грудину, а последствия он ощутил только сейчас. Ему то ли жарко, то ли холодно и он абсолютно не понимает, почему так нервничает. Ему некомфортно быть сейчас в своей собственной шкуре настолько, словно бы его запихнули туда насильно. Он даже несколько теряет связь с реальностью, только вот Гилберт подходит ближе и...
Черт возьми, он же ещё совсем ребенок! Ему точно есть 16? Да что за бред, нет ему 16, ему совершенно точно не может быть 16.
Почему это ему так важно? А ему важно? Может, стоит уточнить, если важно или лучше не стоит? Наверно не стоит. Или стоит. Ничего он уже не понимает.
Слышать его голос как-то странно. То есть конечно он не немой, Отис понимал, что он заговорит, но...Теперь он его слышал, и теперь Гилберт был реальнее, чем когда Отис ему написал. Реальнее, чем когда зашёл в это кафе. Реальнее, чем секунду назад. И вот это его почему-то удивляет.
Комплимент его смущает и удивляет одновременно настолько, что он лишь снова улыбается, поджимая губы и кивает, мол, садись.
Красивый. Кто только не называл его красивым. А сколько девчонок признавались ему в любви, мотивируя ее лишь тем, что он красивый? Уже и не посчитаешь. Он и сам знал, что красивый, и потому обычно принимал комплимент со сдержанной благодарностью, но ещё никто не начинал с него свою речь. Никто ещё вот так с порога не говорил ему, что он ему так симпатичен. Сравнение с Хитом льстит особенно.
-И тебе привет, что ж, - наконец заговаривает он. Наверно надо перестать улыбаться. Наверно надо перестать таращиться. Наверно надо вести себя как-то иначе, но Отис ни черта не понимает в этом. Он понимает лишь, что хочет смотреть на него. Сейчас, раньше и ещё вот сейчас. И сейчас. И в следующую минуту. Он все ещё нервничает, и обычно он не смотрит на тех, из-за кого волнуется, но тут какой-то совершенно особенный случай.
-Я правда Отис, если что, - он протягивает руку для пожатия. На концах фенечек, которые ему надарили ещё летом случайные девчонки, побрякивают бусинки. Ему нравится, как фенечки смотрятся на его руках, да и вообще как такие штуки смотрятся именно на мужских руках.
- Ты голоден? Я должен был встретиться с друзьями здесь через час и ещё не ел, я бы... - а это точно правильно? Стоит ли ему есть сейчас? Гилберт не сочтет это за равнодушие или ещё чего не подумает?..
Отис, ты такой глупый.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16</b> пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

+2

5

Отис, значит.

Зачем кудряшка-милашка уточняет своё имя Гил не знает, но согласно кивает и послушно подходит ближе, садясь на высокий стул рядом. Просто в его жизни не было обманщиков в Гриндере, которые воровали бы чужие фотографии или даже личность в слепой надежде подцепить какого-нибудь красавчика. Да чего уж там говорить, в его жизни вообще отношений не было кроме старой доброй подружки правой руки, подписки на «CockyBoys» и старой-доброй смазка для мастурбации «Horu Senyo Lotion», единственная свидетельница его грязных делишек, которая не только увлажняет, но и питает. Так гласит реклама!

Немного комично, что Отису приходится сгибать в ноги коленях, чтобы сидеть удобно, Гилберт же едва дотягивается носками кед до пола, а после минуты безостановочных ёрзаний на стуле оставляет попытки умоститься пафосно. Напоминает он взъерошенного воробушка, явно взбудораженного всем, что происходит.

Перед  ним настоящий, чёрт возьми, красавчик, а Грейп давит такую идиотскую улыбку, что похож на придурка ещё больше чем обычно. Если любовь с первого взгляда, о которой писал Шекспир, существует, то она пронзила его стрелой прямо в самое сердце, и то, что это первый парень открытый гей в его жизни, в ориентации которого мальчишка уверен на все сто процентов, вовсе не доминирующий фактор. Хотя это, вероятно, тоже вносит свою значительную лепту. До этого Гилберт только пялился будто невзначай на одноклассников или компашку игроков в баскетбол за соседним столиком в школьной столовой, и выстраивал гигантские логические цепочки кто из них тоже ориентация север.

Но речь всё же идёт об Отисе. Отис. Дурацкое имя. Вслух, конечно же, Гил этого не говорит, но успевает сказать еще с десяток слов прежде чем красавчик снова открывает свой очаровательный ротик:

- А я правда Гил, - вровень ему серьёзно отвечает, передразнивая, будто рассказывает тайну вселенского масштаба, и отмахнувшись от протянутой руки упирается одной ногой в пол и валится вперёд, буквально падая в объятия, повиснув на жертве его увлечённых поисков спутника жизни через блага современной цивилизации.

Получается немного неловко, даже неуклюже, поэтому ощутив как моментально напрягся собеседник Гилберт тут же ослабил хватку и отпустил его, возвращаясь на место и неловко почёсывая кончик носа, точки веснушек на котором из-за яркого солнца с последние несколько дней стали ещё более заметными.

- Ты нервничаешь? – спрашивает в лоб, опираясь локтем на высокую стойку и подпирая голову рукой. Стойка эта наверняка смотрелась бы выигрышнее в каком-нибудь баре. Хотя судя по обстановке и интерьеру владелец заведения не особо задумывался о таких деталях, - Я читал, что аппетит просыпается когда люди нервничают, работа нервной системы стимулирует выработку желудочного сока, а он в свою очередь посылает мозгу сигналы, что пора бы подкрепиться.

Должен ли бы этот факт удивить? Рассмешить? Послужить началом увлекательной беседы? Скорее всего ничего из вышеперечисленного, но мальчишка понимает, что вгоняет собеседника в краску, и виновато пожимает плечами. С ним так происходит всегда, когда сам он пробует что-то новое – количество произносимых слов в минуту резко увеличивается вдвое, а мысли сами собой перескакивают с темы на тему.

- Даже мои приятели говорят, что я болтун и зануда, - придвинувшись чуть ближе продолжает говорить без умолку, прервавшись лишь на секунду на тяжёлый театральный вдох, - А ведь мы все в клубе математики и целая школа считает нас самыми скучными людьми в мире, - Но этого парня ему хочется узнать, понять ход его мыслей и разгадать головоломку почему же при таких внешних данных он до сих пор соглашается на встречи с неудачниками, чью фотографию свайпнул вправо, - А что нравится тебе? Готов поспорить ,что ты звезда театрального кружка и все главные роли твои. Я прав?

Глаза его горят слишком ярко, особенно в искусственном освещении. И нет, язык ещё не устал.

[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

+2

6

Обнимашки выходят незапланированными и от того странными. Не то чтобы Отис любил строить планы на все подряд, он вообще больше ценил хаос и случайности, просто не ожидал, что это случится так быстро. Они ведь еще совсем не знакомы и вообще. Вдруг от Отиса пахнет потом или еще чего? Может, он голову плохо помыл, а Гилберт так бесстрашно лезет обниматься. словно они знакомы тысячу лет и на такие мелочи внимание можно не обращать. Прежде, чем они разрывают объятия Отис ловит себя на том. что шампунь у парня приятных, только вот никак не может понять, чем именно тот пахнет. Какой-то ягодой? Или фруктом...Запах очень знакомый.
-Эм... - отвечает он, почесав в затылке - волнуюсь, но я просто не завтракал.
Как же много он болтает. Отис просто хотел уточнить, не голоден ли он. а вместо этого выслушал целую лекцию по анатомии, еще и с пояснениями и, что удивительно, в тему.
Сам Отис в школе учился нормально. Мама всегда говорила. что ему стоит взяться за голову, брать пример с отца, и что вообще все хорошие еврейские мальчики хорошо учатся, но Отис. очевидно. хорошим еврейским мальчиком не был. Он, блин, пидор, Богу это точно уже не понравится, чего уж тут теперь париться. Он не был идиотом и прекрасно знал, что спокойно потянет экзамены, если позанимается, а прочее его мало волновало. До экзаменов же время еще было.
А вот Гилберт, кажется, был заучкой. Рано конечно было так вот утверждать, но пока все на это указывало - слишком уж резво он начал сыпать своим "я читал". Отис никогда не был тем тем, кто гнобит заучек - он вообще был скорее отшельником. Точнее, состоял в клубе отшельников - все его друзья, как и он сам, в школе держались подальше от неприятностей и конфликтов. Хотя конечно отказать себе в удовольствии иногда попятиться на футболистов он не мог. А потому пялился. Но больше все равно никак не контактировал.
Возможно именно поэтому в школе его каминг-аут не вызвал никакого ажиотажа - всем было слишком на него плевать. С какой-то точки зрения это было даже круто. что никто не лез в его дела, но с другой он чувствовал себя очень...одиноким. Ненужным. А такие мысли радостными не бывают.
Сегодня, впрочем, ему стоит думать о другом.
Гилберт. Какое же странное у него имя.
-О, все в порядке, меня не напрягает чужой треп, - отмахивается он. И это правда. он. может, чуть-чуть удивлен такой открытости, но еего это все точно не напрягает.
Что его напрягает - так это то. что он так и не понял, могут они поесть или нет, а есть хочется страшно. Он вообще постоянно хочет есть с тех про, как прибавил в росте и. судя по тому. что он все еще рос, не стоило ожидать, что этот лютый жор кончится в ближайшее время.
-О...Нет, - усмехается он - никаких театральных кружков. То есть, я бы с радостью, просто времени нет. Я, на самом деле. и в школе-то мало времени провожу -часто на съемки уезжаю. Я, вообще.  думал. ты меня узнаешь - я сейчас в подростковом сериале играю, - несколько смущенно говорит он - ну типа...главную роль исполняю.
Он выжидает пару секунд, следя за реакцией парня. а потом все-таки выдает
-Я пошутил, не парься, - он хлопает его по руке ободряюще. Да, вот такой у него сложный юмор и спасибо господи за актерский талант, который делает все эти шуточки такими убедительными. Однажды ему в кофейне дали бесплатный кофе после того, как он попросил друга пошептать тут и там. что вон за тем столиком сидит известный певец. Нужно же использовать как-то свою внешность, да?
-Я видеоигры люблю. Тактически шутеры всякие, например. И музыку, - он трогает большие черные наушники, что висят сейчас на шее - а театр - это для бездарей, - он пожимает плечами.
[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16</b> пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

+2

7

Держать язык за зубами, проявляя простую вежливость, очень трудно для Грейпа. Голова Гила как живая энциклопедия, которая становится с каждым днём только больше и больше, утолщается, наполняясь всё новыми страницами, и ему невыносимо хочется делиться этими знаниями с миром. Не для того чтобы показать, что он умнее или сообразительнее, или знает всё на свете (да и этого он точно никогда не утверждал, наоборот), просто ему нравится болтать. Много. Часто. Раздражая всех вокруг.

А вот Отис молодец, хорошо держится. Обычно такой выносливостью отличались только затраханные рутиной взрослые или многодетные матери, для которых голос одного ребенка просто пшик в сравнении с гулом целой оравы, что она вытолкала из-под своей юбки.

- Правда актёр? – глаза становятся по пять копеек, а лицо вытягивается от удивления, - вот это да! – Кажется, что Гилберт даже подскочил на месте от восторга и готов выпрыгнуть из штанов.

Раньше он никогда не видел знаменитостей, даже на сцене, слишком юный чтобы ходить на концерты, но уже пообещал себе на шестнадцатилетие подарить билетик на концерт иконы Арианы Гранде, одной из самых ЛГБТ-френдли певиц. Материальная сторона этого вопроса его пока что мало волновала.

Его младшая сестра знала всё о подростковых сериалах и актёрах в них играющих, а стены её девчачьего логова с избытком розового цвета на сантиметр квадратный пестрили постерами с различными красавчиками. Уж такое лицо он точно запомнил бы, - думает Гил и наклоняет голову к плечу, щурясь и всматриваясь. А ещё пытается содрать ощущение лёгкой неприязни, резко и грубо, как пластырь вместе с запёкшейся коркой крови со свежей раны.

Теперь становится понятно, что ищет Отис развлечение на ночь, не более того. Ну не может же такой душка быть один, в самом деле. И нет, Гил не был ханжой и не ратовал за секс только после свадьбы, но до сих пор верил в большую искреннюю любовь, и именно такую искал.

С груди будто падает камень, Грейп даже за сердце хватается, едва ли не сгибаясь пополам и чудом не упав со стула, когда понимает, что всё это была просто шутка. Ему бы самому с такой эмоциональной реакцией на всё играть на бродвее, но мальчишка только садится ровно снова как ни в чём не бывало и звонко смеётся, явно оценив шутку по достоинству.

- А ты смешной! Я уже было подумал лезть за блокнотом и просить твой автограф, - чуть переведя дух звонко признаётся, привлекая голосом, который едва начал ломаться, внимание нескольких посетителей. Музыка в этом заведение была не слишком громкой и не создавала той нужной невидимой черты между столиками, чтобы собеседники не слышали сплетни своих соседей.

Гилберт ударяет себя по лбу раскрытой ладонью, словно в его голове яркой лампочкой вспыхнула какая-то гениальная мысль, и пододвигает ближе к парню раскрытое меню, смущённо улыбаясь.

- Я тебя отвлёк, да? Ты же вроде голоден, закажи что-нибудь. Или уже передумал, боишься, что так придётся проторчать со мной долгое время и не получится сбежать?

В людях несмотря на свой юный возраст малолетний гений ценит прямоту, и если Отис выбрал такой тернистый путь, что явно только зря тратит и своё, и его время.

- Мне тоже нравятся игры, но обычно те, что на двоих,  - и всё же хватается отчаянно за эту информацию как за спасательную соломинку, снова касаясь указательным пальцем кончика веснушчатого носа и опуская взгляд в пол, - И с радостью сыграл бы с тобой.

Прямота так и прёт, но сложно отрицать даже перед самим собой, что парень из приложения для знакомств его впечатлил. И не только внешне. Голос его бархатный и приятный, движения, жесты, то, как он смотрит – всё это цепляет и приковывает внимание, хотя не исключено, что Гилберт уже видит то, что хочет, а затуманенный впечатлительный рассудок приукрашивает для него действительность, нацепив на глаза розовые очки.

[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

+2

8

Отис чувствует себя странно. Не в плохом конечно смысле, просто...необычно.
Гилберт забавный. Отис постоянно одергивает себя, чтобы не попросить его вести себя потише - так уж он воспитан. Не причиняй никому дискомфорта, Отис, веди себя тихо и незаметно. Парня же то ли никто не третировал так в детстве, то ли он пока ещё был слишком беспечным для того, чтобы переживать о социальных нормах. Когда-то Отис тоже таким был и, если честно, пропустил момент, когда стал другим. Наверно, после расставания с предыдущим парнем, потому что он помнил, что начал воспринимать все как-то иначе после того разрыва. Словно бы глаза до этого были то ли закрыты, то ли надёжны защищены розовыми очками, а потом...Потом все стало иначе.
Мысли о беспечности снова наводят его на другие - сколько же Гилберту все же лет? На 16 он точно никак не выглядит. Может, конечно, только не выглядит, но Отис бы поставил на то, что про возраст он приврал, чтобы Грайндр его не забанил. Подростки же они такие: сегодня у них лицо младенца, а завтра тридцатилетний стаж алкоголика. В их возрасте все менялось слишком быстро, чтобы даже они сами успевали это заметить, но Гилберт явно пока не достиг той стадии изменений во внешнем облике, какую достиг уже, например, Отис. А ведь и он далеко не идеал - он встречал парней, которые выглядели гораздо старше, чем он.
Отису вообще нравились парни постарше, и он и подумать не мог, что будет так легко и просто с ровесником. То есть, это было логично, так что мог, но не думал, что ему будет это так нравиться.
- Не говори так больше пожалуйста, - просит он как можно мягче - и если бы ты мне не понравился, я бы уже ушел, - он чуть стесняется это все говорить, но виду не подаёт - а ты мне нравишься. Поэтому я все ещё здесь, - он снова протягивает руку к руке парня и накрывает ее своей. Подумав немного, убирает ее, но лишь для того, чтобы переплести их пальцы. Слишком рано, слишком быстро? Ну, не он ведь пару минут назад полез обниматься, да?
Но он все равно не может перестать смотреть на парня, готовый в любой момент убрать руку, ноги и вообще всего, если поймет, что Гилберту неприятно. Сам он ничуть не жалеет, что сделал это
- Но я всё равно бы поел, на самом деле, - невинно улыбается он - это же свидание, тут принято есть. И гулять. Так что потом мы пойдем гулять.
Ну Гилберт же ещё не сбежал, да? Значит, будет не против. Все хорошо, Отис, перестань так нервничать, а то ладони вспотеют, и вот это будет совсем уж нехорошо.
Он утыкается в меню, словно бы не смотрел в него уже. Ну нельзя же постоянно пялиться на Гилберта, да? Это будет слишком странно, а Отис совершенно не хочет показаться странным. Он ведь и сам-то не странный, самый обыкновенный.
-Можем сходить потом в автоматы, например, - предлагает он, пожимает плечами. Приглашать домой пока рановато, да и реакции родителей парень не представлял совершенно. Как на такое может отреагировать сам Гилберт, тоже пока было непонятно. И вообще первые свидания лучше проводить на нейтральной территории, хотя бы пока они не узнают друг друга получше. А там уже...
Стоп, свидания? То есть, Отис собирается его снова позвать? Он не думал об этом, когда написал парню, но сейчас...Сейчас, кажется, думал именно об этом.
Это даже немного смущает.
Официантка подходит к ним, и Отис выпускает руку ппрня,. Ничего такого, просто так всем будет удобнее.
-Чизбургер и двойную картошку. И колу. Со льдом. А ты что будешь?
[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16</b> пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

+2

9

Когда Отис накрывает ладонь Гила своей, он впервые за вечер теряет дар речи. А когда переплетает пальцы, то сердце фальшиво пропускает удар. Кажется, такое с ним было примерно… Никогда? Ничто не могло его смутить, выбить из колеи и тем более заткнуть, а простое прикосновение рука к руке смогло, пробежало по коже электрическим разрядом, что отозвалось прямиком в голову.

- Угу, - тихо мычит в ответ, но хватку не ослабляет. Чёрт подери, ему это даже нравится, вот так сидеть в кафешке как сладкая парочка. Грейп не осознаёт, что губы его кривятся в совершенно идиотской счастливой улыбке. Всё же тревожное сомнение, что Отис хочет убежать, медленно грызло его изнутри как червяк красивое, но гнилое внутри яблоко, но благодаря этому жесту оно рассеялось как сизое облако сигаретного дыма, струящееся вверх от тонкого фитиля. Казалось бы, что сверкать своей счастливой физиономией ещё больше невозможно, но Гилберт смог, когда парень напротив обозначил, что это свидание. Конечно, они могут вкладывать разное определение в этот термин, но то что происходило здесь и сейчас определённо точно было свиданием.

У Отис замечательный смех, тихий, глухой, будто мальчишка стесняется этого. Он неловко смущается, когда жирная капля кетчупа из бургера падает на манжет его рукава, и совершенно неуклюже переставляет ноги по стрелкам на танцевальном аппарате. В этом соревновании Гилу не было равных – невысокий рост и природная прыткость играли ему на руку и делали рекордсменом в Gangnam style.

Всё прошло даже лучше, чем он мог представить в своих самых наивных фантазиях.


Первая вспышка паники накрыла мальчишку, когда распрощавшись посреди улицы он понял, что номерами они так и не обменялись. Однако тем же вечером Отис написал ему в приложении сообщение и предложил встретиться снова.

Неделя пробежала почти незаметно. Разговоры до утра стали привычкой, а едва открыв глаза Гил тянулся к телефону и проверял входящие. На уроках он палился как идиот, когда улыбался от уха до уха отвечая на сообщения Отиса, за что уже неоднократно попал на ковёр к директору, школьный устав запрещал использование мобильных устройств.

За исключением того, что красавчик, которого Гилберт называл уже своим бойфрендом у себя в голове, держался немного отморожено, всё было здорово. Юный гений даже проверил дыхание, разжевал омерзительный мятный леденец перед одной из встреч, но увы, практический опыт показал, что проблема не в этом. По непонятной ему причине дальше неловких объятий их физический контакт не заходил, хотя нет-нет, а Гил подмечал, как он тянется навстречу, будто хочет больше.

«Я встречу тебя после уроков,» - ещё раз перечитывает сообщение на ярко-горящем экране парень и прячет телефон в задний карман джинс, но всё равно сбежав вниз по лестнице удивляется, будто не ожидал увидеть Отиса. И заметил его не только он, но и девчонки из его класса, бросающие любопытные взгляды на него и тихо перешёптывающиеся. Глупые курицы. Наверняка думают, что ждёт он какую-нибудь загадочную девицу в бардовом берете на бок или красотку из группы поддержки, и до язвительного смешка забавно наблюдать как вытягиваются от удивления их лица, когда Гил направляется прямиком к нему.

То, что их разница в росте комична, Грейп понял ещё когда они в первую встречу встали из-за столика. Пока кукольный мальчик сидел ссутулившись это не так бросалось в глаза, а вот во время прогулки стало очевидно, что Гилберт едва выше его плеча.

- Что-то случилось? – первое, что он спрашивает, снова давя лыбу. Боже, его лицо уже как собака Павлова реагирует на присутствие Отиса рядом, не в силах сдержать улыбку, - Ну ты раньше никогда не приходил ко мне в школу, вот я и распереживался. А мне волноваться нельзя, я растущий организм.

Заткните уже этого зануду. Кто-нибудь.
[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

+2

10

Со взрослыми парнями все было совсем иначе.
Нет, с ними тоже было хорошо. Они, конечно, не держались за ручки, не обнимались на улице. Зато они водили в крутые кафешки и в кино на последний ряд. Часами могли гулять по книжным и музыкальным магазинам. Заводили Отиса в музей со словами "а ты знал, что..." и последующей лекцией на час. которую слышали на паре вот буквально вчера и теперь стремились извлечь из этой информации хоть какую-то пользу, хотя бы просто передав ее дальше. Как-то так Отис себе и представлял всемирную нигде не записанную базу данных - как совокупность информации, что делать с которой знают лишь единицы, да и им она не слишком-то полезна. Остальные же просто...знают.
Взрослые бывшие редко лезли целоваться. если не собирались предложить потрахаться, да и трахаться с Отисом они начинали куда раньше, чем...Чем что? Сравнивать было пока не с чем.
С Гилом Отис решил никуда не торопиться. Точнее, ничего он не решал - просто шел по зову сердца, и пока сердце позволяло его только обнимать. С каждым разов все увереннее и искреннее, но все еще только обнимать. Он не чувствовал рядом с ним какого-то дискомфорта, ему просто внезапно нравилось вот так - медленно. Постепенно. Узнавать друг друга, изучать. Вместе смеяться или не смеяться над шутками. Рассказывать друг другу истории, начиная понять, что каждому из них интересно, что их волнует или не волнует. Отис, например, абсолютно отключался на рассказах о деятельности математического кружка. Он бы, может, и рад был послушать - просто не понимал ни черта, даже не смотря на то, что был старше и учился на класс старше.
Это, к слову, в итоге проблемой не стало. Задавая вопрос про возраст, Отис с ужасом ждал, что Гилу окажется лет 13, но ему было 15. Это не слишком-то страшно, с этим вполне можно работать.
Каждое утро Отиса начиналось теперь с проверки телефона - он просыпался чуть раньше Гилберта и обычно писал ему первым, если конечно до этого ночью не играл до обморока. В этом случае сообщение Гилберта застигало его спящим, например, за кухонным столом или в школьном автобусе. Один раз Отис обнаружил, что уснул в туалете прямо на унитазе. С самодисциплиной у него было не очень.
Они переписывались весь день и до момента, пока кто-нибудь из них-таки засыпал. Даже пожелав друг другу спокойной ночи они все равно продолжали строчить.
Конечно родители заметили. Спросили, что происходит, но Отис не смог им признаться. Думай они, что он натурал, они бы наверняка спросили прямо, но они знали, а говорить об этом не хотели. Поэтому и спрашивать не стали. Отис считал, что это, наверно, к лучшему. Так хотя бы спокойнее лично ему.
Утром он проснулся с таким мощным желанием увидеть Гилберта, какого прежде еще не испытывал. Наверно, ему снилось что-то о нем, чего он не запомнил, но что ставило такой след, но причины были и не важны - он просто знал,что хочет увидеть его. Сегодня. Сейчас.
Но "сейчас" конечно не вышло бы - сейчас им обоим надо было в школу. Отис ведь обещал родителям не слишком шалопайничать, а Гилберт вообще был заучкой(в хорошем, конечно же, смысле), Отис ни за что бы не предложил ему прогулять. Во всяком случае, не так рано. Может, через месяцок.
Поэтому он пишет ему. что встретит после уроков. Отпрашивается чуть раньше просто чтобы успеть к самому концу его уроков, но в итоге приходит даже чуть раньше.
Как дурак улыбается случайным школьникам, которые смотрят на него дольше секунды. Ему не некомфортно, он к такому привык, и вообще у него было сегодня хорошее настроение.
Когда же Гилберт появляется на проге школы, улыбка перестает быть вежливой, она становится самой что ни на есть счастливой. Господи, он так ждал этого весь день!
-Да, просто... - он берет его за локть, чуть сдвигая, чтобы не мешать проходу других ребят - приснилось кое-что.
Сон. Ему это снилось. Именно это - школа, Гилберт и он сам, ждущих его с занятий.
И он точно знал, что ему надо сделать дальше.
Их разница в росте его не то чтобы пугала, но он отдавал себе ответ в том, что Гилберта предварительно неплохо было бы поставить на табурет. Табурета, конечно, не было, поэтому пришлось просто наклониться, приподняв голову парня за подбородок.
Он касается его губ своим нежно, но уверенно, для удобства притягивая парня ближе к себе.
В мозгу словно бы запустили фейерверк - настолько там сейчас ярко и шумно. А ведь это он ещё языку волю дать не успел.
[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16</b>пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

Отредактировано Berthold Ackermann (26-04-2019 13:26:20)

+2

11

Гилберт ждал свой первый поцелуй. Нет, не так. Правильно будет сказать он грезил о нём утром, днем, ночью, во время сна и любую свободную минуту, когда его мысли не были забиты математикой или Отисом. Хотя последний обычно и вызывал в нём это навязчивое желание поцеловаться с кем-то, так что между ними легко провести параллели.

Как настоящий ботаник, Грейп подошёл к вопросу со всей дотошностью и изучил мат часть самого процесса поцелуя до дыр: прочитал уйму научных и художественных книг на эту тему, посмотреть документалку, изучил статистические данные. Мог с точностью до сотой сказать какому проценту людей нравится поцелуй без языка, а какому без, кто делает ножкой "оп" и сколько человек из тысячи опрошенных не прочь повторить этот опыт. Даже круговую диаграмму нарисует если нужно. Но целоваться он не умеет. Даже распиаренные в интернете тренировки на помидорах считает кощунством и издевательством над бедным овощем (может быть у него есть чувства!), поэтому терпеливо ждёт. Просто ждёт, когда это случится, чтобы почувствовать те самые бабочки в животе и подкашивающиеся коленки, или как сердце пропустит удар, или любую другую ерунду, которую он подчерпнул из девчачьих книг, украденных у сестры, в процессе своего небольшого исследования.

Поэтому поцелуй Отиса застает его врасплох.

Единственное слово, которое хочется выдохнуть в его мягкие потрясающие губы: "Ахуенно". Это лучше, чем в его фантазиях, может быть потому, что бойфренд просто накрыл его рот своим, словно не решается перешагнуть невидимую черту, но и этого для первого раза достаточно. Веки наливаются тяжестью и опускаются вниз, давая возможностью хотя бы ненадолго просто насладиться моментом.

Все становится плохо, когда Гил включает голову. Руки его беспомощно подняты перед собой и пыльца разжались, выпуская рюкзак, тот плашмя упал на землю, поднимая пыль вверх. А как будет правильно? Опустить ладони на его плечи? Или ухватиться за шею? Приподняться на носки, чтобы ему было удобнее? Что подумает миссис Маккарти, эта старая маразматичная шлюха, которая только и делает что прохаживается мимо окна тучным китом и собирает про всех сплетни, ну а как ещё развлекаться когда тебе уже много за тридцать, а своей личной жизни нет.

Тело мальчишки реагирует быстрее чем голова, и когда шея, вытянутая вверх до предела, начинает болеть, он сам отступает на пол шага назад, тихо выдыхая:

- Вау.

И  если секундная растерянность пробежала в глазах у Отиса, то по его восторженному лицу он точно должен догадаться, что всё просто здорово. И плевать он хотел на болванов, которые за их спинами уже распускают слухи и возмущённо охают, а некоторые даже засняли этот поцелуй на телефон или сразу в сторис. Гил – никто, зануда и ботаник. Если он станет никто+гей его репутация сильно не пострадает, разве что Софи увидит запись у кого-то из одноклассников и проболтается родителям, но в состоянии эйфории и окрылённости, что подхватили его сейчас, он был готов лично хватать Шульмана под локоть и тащить на семейный ужин, чтобы представить миссис Грейп.

- Вау, - ещё раз бубнит с улыбкой, касаясь указательным и средним пальцем губ, и сбито бормочет: - В «Scientific Journal» ноябрьский выпуск за 2017 год писали, что только девять процентов людей довольны своим первым поцелуем и не хотят его забыть. Забавный факт, правда? Теперь я в числе уникальных девяти процентов из семи миллиардов людей на планете Земля.
[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

+2

12

Когда Гилберт вдруг отстраняется, Отис приходит в замешательство на долю секунды. Он что-то сделал не так? Ему не стоило делать этого здесь? Или, может, не стоило делать этого вообще? Может, Гил еще просто не готов или...Может, ему не интересно это вообще?
Отис никогда не думал о том, насколько хорошо целуется, но сомневался. что в таком невинном поцелуе, как сейчас, мог где-то облажаться.
Он как-то совсем не подумал узнать у Гилберта, как в школе относятся к его ориентации и знают ли о ней вообще. Сейчас уже было поздно переживать, но, наверно, парень бы отстранился раньше, если бы боялся спалиться?..
Отис вот не боялся. Он всегда знал, что самое сложное - это признаться родителям и друзьям, а потом уже будет все равно. Так и вышло - после того, как он вышел из шкафа перед людьми, которые были ему хоть сколько-нибудь дороги, шкаф разрушился сам собой. И это было потрясающее чувство, забыть которое он бы ни за что не позволил.
-Вау, - соглашается он. Парень не выглядит напуганным, скорее довольным - значит, все хорошо. Это самое главное - надо было сделать это раньше, да?
Гилберт начинает тараторить, Отис кивает, осматриваясь. Нет, судя по реакции окружающих, если об ориентации Грейпа кто-то и знал, то их было очень немного. Черт.
-Тебе просто пока сравнивать не с чем, - отвечает он и берет парня за руку - вот увидишь, первый поцелуй еще покажется тебе ерундой.
Очень хочется сморозить жуткую пошлость, что вертелась на языке, но портить момент совершенно не хотелось. Первый поцелуй - это миг, наполненный романтикой и розовой ваты, к чему вспоминать о чем-то более низком, хоть и более приятном сейчас?
Но однажды Отис скажет. Скажет, что первый поцелуй не сравнится с первым минетом. особенно если делает его не новичок. И Отис не забудет сказать, что далеко не новичок. Он расскажет ему, как вылижет сначала каждый миллиметр его прекрасного рта, а потом пойдет все ниже и ниже, пока не дойдет до главного. И он не только все это ему расскажет - он все это и проделает. Однажды. Не сегодня.
А ведь все предыдущие разы его первый поцелуй почти совпадал с первым разом-  в самый первый раз они, кажется, подождали еще пару дней, а вот потом...Отис как-то не думал о такой ерунде. он расстался с девственностью легко и непринужденно, во всяком случае, в моральном плане. Физически было больновато, но так всегда в первый раз, сейчас все это уже просто призрачные воспоминания. Через пару лет он, наверно, и имя-то своего первого и когда-то ненаглядного бывшего не вспомнит.
-Тебе не сильно влетит...За это? - осторожно спрашивает он. подхватывая рюкзак Гила с земли и закидывая лямку себе на плечо. Собственная сумка почти пустая, а потому ничего не весит - не хочу, чтобы у тебя были проблемы из-за меня.
От мысли о том, что после сегодняшнего над ним могут начать издеваться неприятно сжималось сердце. Это же Гил, он ведь совсем мелкий. С ним ведь так нельзя, он себя не защитит. Разве что заговорит до смерти.
-Я провожу тебя домой, - говорит он, а затем понимает, что прозвучало как-то очень грубо, так что добавляет - ладно?
[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16</b>пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

Отредактировано Berthold Ackermann (27-04-2019 20:33:01)

+2

13

Отис зажатый. Хотя нет, это не совсем подходящее слово. Складывается впечатление, будто он из последних сил сдерживает себя, боится шагнуть за им же самим возведённые границы, хотя поводов усомниться, что ему что-то не нравится, Гил ему не дал. Наоборот, из кожи вон лез, стараясь показать, что каждое его прикосновение, каждая улыбка, пусть и брошенная случайно, ему нравится.

Странно, что при всей своей болтливости и скорости говорения сто и больше слов в минуту он до сих пор не спросил об этом. Видимо, боится услышать ответ, в котором будет фигурировать «ты», «не подходишь» и «мне», поэтому довольствуется тем, что есть и не давит. Надеется, что Шульман подскажет ему хотя бы невзначай, что причин прожигать в себе дыру нет.

И вот весь этот спектакль. Будто Отис набрал полную грудь воздуха перед прыжком, а затем нырнул в ледяную воду и его потянул следом, но будет неправдой сказать, что ему это не понравилось. Конечно, последствия такого смелого поступка ещё не задели его, наверняка дома его будет ждать долгий разговор по душам с родителями, целый заранее подготовленный стенд-ап с идиотскими шутками от сестёр и целая куча вопросов от соседей, с которыми он пересекается разве что вынося мусор к баку по утрам или забирая почту, но увы, такие блага цивилизации как интернет у них тоже есть, а подобные видео быстро разлетаются по сети. Завтра кто-нибудь из одноклассников придёт в футболке с принтом, на котором Отис будет жарко целовать своего любимого коротышку, и эта новость будет в топе обсуждений пока не случится ещё что-нибудь более животрепещущее. Это же школа, а дети по натуре своей злые, им только дай повод почесать языком, закапывая чужую репутацию.

Гилберту плевать. У него нет репутации, за которую он хотя бы немного переживал, единственный кто его волнует – это красавчик напротив, явно включивший голову слишком поздно. И его прямая задача как классного бойфренда успокоить его и сказать, что всё будет хорошо.

Мальчишка делает шаг вперёд и крепко обнимает свою доморощенную жердь, вырвав ладонь из его хватки, обхватывает руками, приподнимаясь на носки дотягивается до острого подбородка и смазано целует его, довольно улыбается. Счастье внутри сейчас на ступень выше, чем чувство здравого смысла или страх о предстоящих последствиях такого шага для них обоих.

- Я со всем разберусь и справлюсь, окей? – делает пол шага назад и теперь сам берёт его за руку, переплетая пальцы, как тогда, в их первую встречу. Хочет забрать его необоснованную тревогу, ведь если семья Отиса уже в курсе его ориентации, то и причин переживать у него нет, - подумаешь, целовался с парнем на школьном дворе. Тут и не такое случалось! Я расскажу по пути, - и тащит приятеля в сторону ворот, чуть нервно улыбаясь.

Всё же тревога присутствует. И Гил очень скверно прячет её за практически не прекращающейся болтовнёй, рассказывая то про толстуху Джейни, которая выронила тампон прямо посреди улицы, то про здоровяка Брэда, чьё имя стало именем нарицательным после того, как форменные штаны треснули по швам прямо во время перемены, являя миру «малыша Брэда» со всем богатством ниже пояса. Замолкает он только напротив дома, когда между ним и дверью остаётся одна проложенная кремовой плиткой тропинка, а зрители уже собрались у окна, заметив его издалека. Грейп берёт парня и за вторую руку, разворачиваясь к нему лицом, пару секунд непривычно звинящей тишины смотрит в глаза, прежде чем признаться:

- Ты мне нравишься, - немного смущается, опускает взгляд, но тут же заставляет себя снова посмотреть в глаза, с детстве приученный, что все важные вещи стоит говорить прямо и открыто, - И я бы хотел целовать тебя чаще, но только если ты этого хочешь.
[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

Отредактировано Niels Fontaine (27-04-2019 11:25:37)

+2

14

Отис чувствует, что что-то не так. В каждом слове Гилберта чувствуется напряжение, чувствуется, что его мысли где-то не совсем здесь. Он словно бы пытается отвлечься. болтая, пытается показать, что все в порядке, но на самом деле это дает лишь обратный эффект.
И Отис просто не может не думать о том, что все это из-за него. Наверно, все же не стоило ему вот так вот приходить. Вдруг Гилберт был не готов? То есть, он конечно сказал, что ему понравилось, но момент ведь был не идеален. Эта школы, эти ученики, учителя, а он...Нет, ему точно стоило выбрать другой момент. Желательно - чтобы были только они двое и больше никого, чтобы сейчас Гилу не пришлось бы нервничать из-за того, кто и что скажет. А если узнают его родители? Отис по себе знал, что с родителями сложнее всего. Его собственные родители нормально относились к другим геям, но сами всегда семьей были достаточно религиозной и вообще любили всякие эти свои старческие традиции. Отис знал, в какое положение ставит их, когда не просто решает не скрывать свою ориентацию перед ними, но и фактически афишируя ее, гуляя с парнем за ручку по улицу. Он знал, как тяжело им теперь любить его, но, поступи он иначе, для него самого все было бы намного хуже. Он предпочитал страдать о том, что родителям из-за него неловко, чем что-то скрывать от них и врать, глядя им в глаза. Уважение старшего поколения - вот главная традиция, которой он старался следовать по жизни, а вранье - это не уважение, это просто издевательство.
А вот какие родители у Гилберта Отис не знал - они не слишком много о них разговаривали. Вряд ли конечно нарочно - скорее просто к слову не приходилось. Может быть, Гил точно знает, что его не примут. Может, опасается этого.
В любом случае Отис чувствует себя очень виноватым и. слушая очередной треп парня, пытается придумать, как бы поосторожнее извиниться.
Впрочем, Гилберт опять все делает сам.
Отис слушает его внимательно, оглаживая его руку большим пальцем.
Сейчас Грейп совсем другой. Выглядит иначе, говорит иначе. Отис еще не видел его таким серьезным, и это...Волнительно.
Признание для Отиса звучит как пение ангелов. Он никогда не мог этого понять - почему очевидные вещи. сказанные вслух, звучат так хорошо? Откуда это чувство эйфории, если ты и сам всегда это знал? Гилберт ведь парень открытый, совершенно не умеет скрывать свои эмоции, даже если и не говорит о них напрямую. И вот он сказал. И мир вокруг словно бы стал одной большой сумасшедшей каруселью - Отис просто перестает понимать, где находится, хотя вроде бы несколько секунд назад был вполне уверен. Он, а точнее они, в центре водоворота, и больше никого нет вокруг них. Они одни. всесильные и единственные, и ничего им нестрашно, пока они стоят вот так вот - держась за руки и  глядя друг другу в глаза.
И Отис был совершенно уверен, что никогда прежде не чувствовал себя так, как сейчас.
-Ты сомневаешься во мне, - говорит он немного грустно, но, видя, что Гилберт пытается открыть рот, качает головой, мол, не надо - это нормально. Я сам в себе сомневаюсь, - признается он - то есть...Не в том, стоит ли мне быть с тобой, а...Просто в себе. Мои предыдущие отношения были совсем другими, ты знаешь... - он мотает головой и отводит взгляд, потому что чувствует, что может вот-вот пустить слезу, сам не понимая, почему - я всегда был ведомым. Я думал, что ничего сам не пойму и не смогу и позволял парням вести себя. Делал, как они говорили...И когда. А с тобой я...Иду сам. Сам, но с тобой. Не за тобой, не потому что ты так сказал - а потому что сам хочу. И иногда я...Всегда. Я всегда боюсь что-то сделать не так. Поторопиться сам, поторопить тебя. Я всегда думаю, а что, если ты не готов? А что, если ты этого не хочешь? Я боюсь...Не знаю, спугнуть тебя? Причинить тебе вред. Не хочу быть причиной твоих разговоров с психологом, когда тебе стукнет 40, - выдыхает он.
Ну вот, он сказал. Все эти мысли еще ни разу не звучали в его голове так четко, как сейчас, когда он их озвучил. Он не до конца понимал причины некоторых своих действий - просто делал и все.
-Я к тому, что... - он улыбается - я очень хочу тебя целовать. Очень хочет и очень часто. И уже очень давно. И я просто...
Ай, к черту!
Он снова обхватывает его лицо руками, притягивая к себе. Да, поза снова неидеальна, зато момент точно тот самый. Он все сказал, что должен был, еще секунда и он бы, наверно, заплакал от чувств, а этого он совсем не хотел.
-Что твои журналы говорят о вторых поцелуях? - спрашивает он с улыбкой, отстраняясь, но не выпуская лицо парня из рук.
[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16</b>пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

+2

15

- Отис, я не…! – уже открывает было рот Гилберт для долгой и пламенной реи, но тут же прикусывает кончик языка. Ему действительно страшно, это не было очевидным, пока Шульман вот так просто не сказал ему это прямо в лицо.

Никогда прежде мальчишка не испытывал таких чувств. Никогда его не волновало что о нём подумают. Никогда не воспринимал себя как гея или натурала, да и в целом не предавал значения этой моральной дилемме, веря, что жизнь сама разложит однажды его сознание на компоненты, а затем грамотно расфасует по полочкам, но увы, эти яркие, заставляющие его сердце бешено колотиться эмоции путают не только мысли, но и все его планы на жизнь.

Наука, всю его осознанную жизнь занимавшая первое место на пьедестале его приоритетов, тяга к естественным измерениям и ведению домашних счетов сменилась желанием проводить каждую свободную минуту с Отисом. На постаменте с красивой единицей теперь стоит он, улыбается ему, и кажется за эту улыбку Гил готов простить ему даже эту секундную трусость. Ему ли судить, если собственные коленки дрожат как в первый день в школе, когда от каждого сказанного слова зависит какое клеймо прицепится к тебе на следующие годы.

Бойфренд непривычно болтлив, кажется, он сказал больше слов чем за всё их общение до этого момента, и Грейп не смеет его перебивать. Только сжимает крепче руки, моргает, смотря снизу вверх, бережно ловит и запоминает каждую реакцию, каждое слово, что оседает в грудной клетке тусклым светляком. Но вместе они наполняют его изнутри светом, и это заметно по горящим счастьем глазам, улыбке, что приклеилась ему на лицо, хотя до знакомства с Отисом практически всегда мальчишка источал сплошной сарказм и недовольство.

Момент идеальный, как и его завершение, финальная точка после жаркого, действительно давшегося ему не просто признания – Гилберт чувствует это – подаётся навстречу и целует в ответ, прикрывая глаза от удовольствия. Разве что ножку кокетливо не сгибает, но всё кажется настолько закономерным, как рассказанная глава за главой история, когда страницы цепляются друг на друга содержанием и рассказывают цельный сюжет. Кульминация, к которой так долго шёл читатель.

- Что теперь я обязан очень постараться, чтобы заслужить третий поцелуй, - усмехается тихо и тяжело опускается на пятки, сжимает запястья, не давая Отису убрать руки. Ещё немного, насладиться их прикосновением к щекам, - Ведь мне достался самый лучший и самый красивый в мире парень, и я просто обязан превзойти его семь злобных бывших как Скотт Пиллигрим.

Когда оба начинают смеяться с души будто падает камень, что всё это время так или иначе тянул вниз, не давал сполна раскрыться их чувствам.

Разумеется, без долгого разговора с родителями не обошлось. Вопреки ожиданиям Гилберта посуда не летала, чашки не бились, а оконные стёкла не тряслись от криков, наоборот, мистер и миссис Грейп отнеслись с пониманием к ориентации сына, обидело их лишь то, что лично им он ничего не рассказал раньше. Осознавать, что думал о других хуже чем они есть на самом деле – удивительно, но уже из последних сил с полузакрытыми глазами набирая Отису сообщение «Спокойной ночи, малыш!» мальчишка понимает, что абсолютно счастлив. Страх секрета, что давил на рёбра на всё это время, рассосался.


Нам не хватает в жизни культурной программы – авторитетно заявляет Гил и кладёт перед Отисом на столик два билета на концерт Леди Гаги. Разумеется, деньги заработал он сам, помогая двоечникам с контрольными и домашкой, а что-то отложил с карманных на завтраки. Только не учёл парень двух вещей – он терпеть не может большие скопления людей и панически боится оказаться в эпицентре толпы фанатов, что попросту затопчут его как крошечного мышонка и даже не заметят. Осознание этого больно бьёт по голове когда он уже стоит напротив сияющей яркими огнями концертной арены под открытым небом, где собирается всё больше и больше людей, а сам он как перепуганный суслик, высунувший свою острую мордочку из норки, крутит шеей из стороны в сторону, пытаясь найти глазами бойфренда.

Нервничает – скажет любой, кто знает его хотя бы немного, Грейп уже расчесал почти до крови предплечье, рукава рубашки намеренно закатаны до локтя. Он водит короткими ногтями по руке снова и снова, повторяя один и тот же маршрут вдоль красных полос. Дурацкая привычка.

Считанные минуты отделяют его от встречи с кумиром, пусть и через завесу музыки и несколько рядов таких же преданных поклонников, и Гил не простит Отису, если тот не успеет к началу или по его вине они будут стоять слишком далеко.

[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

+1

16

Отис не представлял себе мальчика-подростка-гея, который не любит Леди Гагу.
Сам он вообще любил музыку потяжелее и чтобы на солисте была кожа, заклепки, шипы, а не всякие там стразы-блестки, но Леди Гага была вне всякой конкуренции. Она даже не воспринималась им как поп-исполнительница - для Отиса ее устами пел ему в уши сам Бог. Не тот, которому он молился по воскресеньям с родителями, а настоящий. Такой, который всех любит. Которому все равно, с кем и когда ты трахаешься, если при этом ты никому не вредишь. Отис конечно никому не говорил, но он верил только в такого бога. Он, может, и был таким же как тот, которому его заставляли молиться родители, но в таком случае они совсем неверно поняли, что он пытался им сказать.
Билеты он принимает с благодарностью, он и подумать не мог, что Гилберт имеет в виду именно такую культурную программу. Он думал о кино или каком-нибудь музее современного искусства...Гилберт уделал его в ничто, но не то чтобы он не него за это злился.
На концерт он надевает свою самую яркую футболку и измазывает руки светящейся в темноте краской. В узких джинсах вообще неудобно, но они слишком хорошо подходят к футболке, чтобы не потерпеть немножечко.
В конечном итоге он собирается так долго, что пропускает время, когда ему стоило бы выйти, но, вроде бы, он опаздывает не очень сильно. Он очень на это надеется, во всяком случае.
Но к месту концерта он все-таки приезжает поздновато.
Если бы они с Глибертом не переписывались все это время - он бы ни за что его не нашел в этой толпе. Мало того, что народу было уже очень много, так еще и Гилберт был...Ну, не очень высокий. Когда Отис наконец увидел его в толпе, он вообще ужаснулся тому, насколько маленьким его парень смотрелся среди всех этих людей среднего, в общем-то, роста. Нет, он помнил, что Гил мальчик не очень высокий, но никогда прежде не думал о том, насколько.
Сам он, разумеется, был достаточно высоким для того, чтобы увидеть сцену вообще отовсюду. Может, конечно не очень четко, если бы они стояли в самом конце, но ему было однозначно проще, чем Грейпу.
-Прости,я опоздал, - он наклоняется к парню и быстро целует того в губы.
Он волнуется. Не так часто он волнуется перед концертами - в его жизни их было не один и не два, но сейчас он и правда немного взволнован. То есть - очень взволнован, хотя казалось бы - из-за чего?
Несмотря на то, что народ еще собрался не весь, здесь уже довольно душно и тесно. Отис радуется, что надел всего лишь футболку, а не толстовку, как собирался изначально.
-Ты волнуешься? Я волнуюсь, - сообщает он скороговоркой, беря парня за руку - никогда не видел Гагу. Я же увижу Гагу? - он снова смотрит на сцену - да, я увижу ее. А ты? - спрашивает он обеспокоенно? - можем попытаться протолкнуться вперед. но лучше сделать это попозже, когда толпа будет более подвижна, - все также быстро продолжает он - блин, как я волнуюсь. Никогда ее не видел, - повторяет он.
Он рад быть здесь. Рад быть здесь именно с Гилбертом. Господи, он так рад.
Но сообщить это парню он не успевает - толпа начинает гудеть, а свет в огромном зале медленно гаснуть.
-Начинается, - гаркнул он Гилберту на самое ухо. Иначе тот его бы уже не услышал.
[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16</b>пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

Отредактировано Berthold Ackermann (29-04-2019 19:06:09)

+1

17

- Я тоже волнуюсь, - честно признается Гил, с улыбкой замечая про себя, что с момента, как их отношения получили гордый статус парочки, Отис стал в разы разговорчивее. Теперь его даже не страшно было пригласить на ужин в дом Грейпов, чтобы не трястись каждую минуту, переживая, что сёстры разорвут его в клочки и от их чудовищных криков красавчик оглохнет. Мать, к слову, уже интересовалась когда сын познакомит её со своим бойфрендом, нет-нет, а шпионя за его личной жизнью не без помощи Хлои, конечно же. Кому как не ей мониторить все соц цети Гилберта и доносить миссис Грейп самые свежие сплетни, а Гил не стеснялся ничего – выкладывал их совместные фотки, поставил парный статус на фейсбуке и даже несколько раз записывал дурацкие видео для сторис, например, когда они пошли вместе в музей естественных наук и Отис с его пышной шевелюрой лично познакомился с чудесами статического электричества – все его кудри подлетели вверх как пушинка, выглядело это как минимум смешно.

А сейчас от его внешнего вида захватывает дыхание. Впрочем, так случается каждый раз, когда Гил видит своего парня, его переполняет восторг и даже капелька гордости, что именно он успел ухватить этот лакомый кусочек пирога, на который заглядывались многие, но никто не решался попробовать. Даже прощает ему опоздание, отмахиваясь спешно от его извинений, и хватает за руку, затаскивая в зал.

Ладони, и без того потные от волнения, становятся ещё более мокрыми от ощущения толпы – то и дело мальчишку задевают локтем или случайно ударяют ладонью по голове, будь проклят невысокий рост. Гилберт ненавидел его всю жизнь, хотя Шульман, будто стараясь вернуть ему уверенность в собственной неотразимости, повторял чуть ли ни при каждом удобном случае, что находит ему милым, и закреплял смелое заявление чувственным поцелуем, сжимая худое лицо в руках. Желание спорить и рычать моментально сходило на ноль.

Увидеть вживую Леди Гагу для открытых представителей ЛГБТ-движения это как для ушибленных на всю голову католиков, занимающих первые ряды на воскресных службах, встретить воочию Иисуса. От предвкушения покалывает на кончиках пальцев, и даже не хочется огрызаться с мудаком, который толкает коротышку Гила в плечо, юноша только возмущённо вскрикивает:

- Эй! А можно быть осторожнее? – но тут же прикусывает кончик языка, когда видит оживление на сцене и яркие огни прожекторов бьют в глаза. А ещё Отис обнимает его со спины и прижимает к себе, словно хочет защитить от всех и каждого, кто посмеет нарушить его личное пространство, заявляет своё право на единоличное обладание этим занудой, впрочем, вряд ли бы кто-то пожелал составить ему конкуренцию.

Гилберт немного рдеет, поднимает взгляд вверх, но его бойфренд смотрит прямо перед собой, и Грейп следует его примеру. Но пока звезда не вышла к микрофону и не погрузила всех вокруг в омут своего волшебного голоса, облачённого в самые жизнеутверждающие тексты, можно хотя бы ненадолго задуматься о том, счастлив ли он. Ответ, само собой, положительный, и Гил сжимает сильнее руку, что лежит на его плече. Скоро он увидит лучшую женщину его жизни, рядом любимый человек, лопатками он чувствует, как бешено колотится сердце Отиса, а грудь разрывает от решимости сказать ему именно сегодня как сильно любит его. Если раньше его тормозил страх быть слишком поспешным, но теперь не осталось никаких сомнений в правильности этого решения.

[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

+1

18

Концерты были для Отиса далеко не в новинку. Он начал ходить на них лет с 13, когда сам еще был не слишком большого роста - значительно вырос он только летом, как раз между возрастом 13 и 14 лет, так что чувства Гилберта он мог себе представить.
Он обожал концерты всегда, даже те, на которых едва что-то видел. Большие и маленькие, клубные и стадионные. Он даже думал как-то группу сво собственную собрать, но быстро понял, что ему не хватит таланта лидера для того, чтобы держать всех вместе, да и инициативности в нем не так много.
Ему нравилась атмосфера. Ему нравилось быть одним из многих, быть окруженным людьми, которые прямо сейчас чувствуют тоже самое, что чувствует он сам. Единение с людьми в зале, единение с людьми на сцене - это была настоящая магия. Вокруг всегда было так много энергии, эмоций. Люди прыгали и кричали, их глаза были полны пьяного восхищения, и Отис...Отис был одним из них. На одном таком концерте он встретил своего бывшего, но эт уже совсем другая история.
Гилберт не выглядит таким прожженным концертоманом, как он сам, и Отис вдруг понимает, что вообще не знает, был ли парень на таких мероприятиях раньше. Мать Отиса, например, была не в восторге от такого увлечения сына и, кто знает, может, родители Грейпа тоже были против.
Если это первый концерт Гила - Отис мог себе представить, что он чувствует. Первый раз очень непривычно и оттого немного страшно. Много людей, мало места, все в какому-то диком беспорядочном движении. Сам себе кажешься здесь каким-то инородным объектом. И это здесь еще прохладно - к середине концерта все вокруг вспотеют и разогреются и дышать станет нечем.
Он прекрасно понимает, что Гил сейчас может чувствовать, а потому делает то, что сделал бы в его ситуации любой хороший парень - пытается его защитить. Конечно это было несколько бесчестно по отношению к другим людям, но сейчас весь мир волновал Отиса меньше, чем нервный Гил, который вроде бы был и крайне доволен тем, где находится, но и пребывал в легком шок от всего происходящего. Оис перемещается назад, обнимая его со пины и притягивая к себе за талию. С ростом Отиса теперь можно не бояться, чо Гилберта затопчут - просто не смогут, теперь их не так-то просто не заметить.
Разогрев идет мучительно долго, н вместе с тем максимально незаметно - как и всегда с группами на разогреве. Еще одна причина, по которой Отису не хотелось бы начинать музыкальную карьеру - никто не любит группы на разогреве, а все более-менее стоящие группы должны пройти через эо унижение, когда тебя ненавидят просто за факт твоего присутствия. Эти ребята должны быть очень храбрыми, чтобы греть людей перед самой Гагой.
Когда же группа уходит, а зал снова погружается во мрак, Отис чувствует, как внутри все холодеет. Еще чуть-чуть. Еще совсем немного и он увидит Ее.
Сам толком того не понимая и не замечая, он обнимает Гилберта чуть крепче, склоняя голову ближе к его уху. Черт, как же он взволнован.
А потом на сцене появляется Она.
Отис кричит вместе со всеми и даже хлопает, оторвавшись наконец от Грейпа, но к середине песни снова прижимает его к себе, раскачиваясь вместе с ним в такт музыке. Ему хорошо. Ему просто офигенно, и он рад, что может разделить этот момент с ним.
И это довольно странно, учитывая, как сильно раньше его бесили такие вот парочки. Сейчас ему решительно все равно до окружающих, если только он, Гилберт и Гага. И эт все, что ему необходимо для счастья.
Одна песня сменяется другой, и Отис постепенно теряет связь с окружающим миром, сосредотачиваясь все сильнее на трех вышеупомянутых компонентах.
Он не хочет, чтобы этот момент кончался. Он не хочет, чтобы Гага уходила со сцены хоть когда-нибудь, пуст даже придется стоять здесь сто тысяч лет. Он не хочет выпускать Гилберта из своих объятий никогда.
Температура в зале, как он и думал, стремительно нарастает и, кажется, Отис уже порядком вспотел - даже его волосы становятся чуть влажными, а дышать становится все труднее. Люди вокруг, хоть и двигаться, но все равн создать ощущение жуткой тесноты, словно бы они все заперты в очень маленькой комнате, а не на огромной танцполе. Он трется об Гилберта уже даже не столько потому что так хочет(хотя и это тоже) сколько потому что выбора другого нет - их просто прижимает друг к другу толпа. Он лишь надеется, что парень, как и он сам, совсем не против этого.
И все это так прекрасно, что он даже сам не замечает, как начинает возбуждаться, а когда все же замечает, уже слишком поздно. Вот, он, вот Гилберт, а вот член Отиса, решивший, что ему здесь сейчас рады, хотя все совсем не так.
Боже, лишь бы Гилберт не заметил.
[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16;</b>пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

+1

19

Завышеные ожидания? Есть. Томительное предвкушение? Тоже присутствует.

Гил старается не выбиваться из общей атмосферы, то и дело бросая косые взгляды на окружающих, но взрывается криком вместе с толпой поднимая руки вверх, когда разогрев наконец заканчивает свою программу и на сцену выходит она, единственная и неповторимая. Стоит ли говорить, что не одна эротическая фантазия в жизни Грейпа не обходилась без Леди Гаги? Увы, желание спать с женщинами уже ничто не вернет, особенно с тех пор как он познакомился с Отисом, но её глубокий, немного звонкий голос был отличным акомпонементом для его подростковых поллюций и не требовал личного присутствия мисс Гаги в них, тем самым не оскверняя её чистое имя.

Если до её появления на сцене ещё существовал Гилберт как отдельно думающий вид, цельный организм, то в момент, когда первые слова песен ударились о покатые своды арены и рикошетом опустились вниз для него перестало существовать "я", словно все эти люди, в унисон с ним подпевающие наизусть заученные песни, стали единой матрицей, сверхразумом, что объединяет сотни людей. Ты слишишь их мысли, чувства, ощущаешь себя частью чего-то неотвратимого и великого. Было ли ошибкой на свой первый в жизни концерт идти сразу на такой масштабный? Однозначно, нет. Этот вечер, переходящий в ночь, станет одним из тех, про которые мальчишка будет вспоминать и рассказывать, через пять-десять-двадцать лет. До конца своих дней.

Восторг переполняет до краев, все пустоты, которые ещё оставались в душе не заполненными Шульманом, теперь перекрылись. Из-за шума и недостатка воздуха голова становится тяжелой, а мысли ленивыми, да и думать не хочется вовсе - только пританцовывать, неловко переминаясь с ноги на ногу, чувствуя руки, что обнимают поперёк живота и держат крепко, откидывать голову назад, прижиматься затылком к плечу. Идеальная укладка, над которой Гил провозился по меньшей мере четверть часа, безвозвратно утрачена - влажный липкий воздух осел на волосы, делая их тяжелыми и роняя на лицо, но ему плевать на эту мелочь, ведь всё остальное совершенно, настолько, что при его любви ворчать и неуёмном желании комментировать всё не в лучшем ключе делать этого совсем не хочется.

Закрыть глаза.

Сжать пальцы Отиса сильнее.

Отдаться музыке, стараясь не обращать внимания на гудящие от усталости ноги, ведь прошло уже не мало времени - ни один уважающий себя исполнитель такого уровня не начинает свой перфоманс без опоздания.

Есть только одно "но", с которым Грейп не имеет ни малейшего понятия что делать, а по спине бегут мурашки. "Чёрт, Отис, ну серьёзно?" - и как чувствуя чужой стояк, который упирается тебе в бедро, можно думать о чём-то ещё? Но самое гадкое в этом то, что Гил, надресированный его поцелуями и прикосновениями, реагирует соответствующе, лицо бросает в жар, щеки густо краснеют, а в штанах становится тесно. Будь проклят пубертат, когда даже сбитая кошка, лежащая на обочине и присыпанная слоем дорожной пыли, может показаться сексуальной, если голова не в порядке. Отис же просто красавчик, бешеный стук его сердца мальчишка чувствует спиной, а жаркое тяжёлое дыхание касается то уха, то затылка.

Это одна их тех ситуаций, про которую не напишут в девчачьей книге с розовой обложкой и совет по её решению ты не найдёшь в журнале под ярким заголовком "что делать, если у вас стоит на концерте Леди Гаги? Терпеть или протянуть руку помощи?". Приходится спрашивать себя: как бы поступил хороший бойфренд на его месте?

В голове Гилберта уже звучит голосом Отиса его новая кличка - мелкий провокатор - но он оставляет ему возможность самому к ней прийти, не лишает удовольствия первому сказать это вслух, сам же заводит руку назад и хватается за его шею, подтягивается на носках и медленно опускается вниз, повторяет движение, каждый раз трётся задницей в грубой джинсе о его пах.

- Блять! - тихо выдыхает и жмурится, но, к счастью, всем плевать. Гил весьма требовательно зарывается пальцами в его вьющиеся волосы, которых касается при каждом удобном случае лишь бы ощутить их мягкость и пропустить между пальцами кучеряшки, и тянет на себя, откидывает голову вбок, буквально требуя свой поцелуй в шею. Слабое место, о существовании которого знал один лишь Отис.

Накрывает ощущение де жа вю, словно это уже случалось - и песня Леди Гаги, и бойфренд, под которым он вызывающе прогибается, сводя лопатки вместе, но, вероятно, это из-за схожих фантазий. Реальность же превосходит любую его фантазию по ощущениям многократно.

[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

+1

20

И конечно же Гилберт замечает. Разумеется, это был вопрос времени - они все же сейчас очень близко друг к другу.
Отису неловко, просто жутко неловко в тот момент, когда Гилберт замирает, осознавая, что происходит. Кажется, что парень сейчас повернется, посмотрит на него как на настоящего монстра и уйдет. Или попросит уйти Отиса. В любом случае, Шульман ни на секунду не предполагает, что из всей этой ситуации может выйти что-то хорошее - во-первых, потому что у них все еще ничего не было. Ну а что? Торопиться им было некуда, да и "тот самый" момент пока как-то не наступил. Во-вторых, у Гилберта вообще еще ничего ни с кем, кроме самого себя, не было. Для Отиса это не было проблемой, но являлось поводом для волнений - он представлял, как неопытного и такого открытого парня может смутить излишнее обозначение сексуальности, своей или партнера, а давить Отис не хотел совершенно. В-третьих, они были в совершенно неподходящем месте - вокруг было слишком много людей. Конечно, вряд ли их кто-то заметит, а даже если и заметит, поймет, что что-то не так, а даже если пи поймет, то скорее всего просто отведет взгляд, но думать об этм все равно было жутковато.
Отис даже думает все-таки отстраниться, но не успевает. Он замирает и сам, когда рука Гилберта вдруг ложится на его шею, не давая отстраниться и даже притягивая ближе, но он довольно быстро понимает, чего именно от него ждут и с готовностью тянется губами в чужой шее. Еще дна вещь, которая так бесила его в поведении других парочек, но которая оказалась настолько прекрасной, что слов подобрать было невозможно.
Он готов взывать, когда Гилберт проезжается задницей по его возбужденной плоти, но лишь глухо выдыхает ему на ухо - в такой духоте и шуме этого наверно и не слышно, незаметно.
Нормально ли то, что они делают? О нет. Нормально ли делать это здесь? Тем более нет? Хорошо ли это? Да это офигенно.
Отис, не желая оставаться в долгу, накрывает пах парня ладонью, чуть сжимая. Слава богу, думает он, я не один здесь пубертатный недоросток. Он двигает рукой вверх-вниз в такт тому, как сам Гилберт двигается, прижимаясь к нему в самый обоих момент. Их обоих немного ведет и качает, и со стороны они вообще. должно быть, смотрятся так, словно танцуют под какой-то свой собственный ритм.
Мысли Отиса предательски сводятся к тому, что он ни с кем не спал уже очень давно по меркам парней его возраста. То есть - мало кто конечно в его возрасте вообще вел очень уж насыщенную половую жизнь, это все было выдумкой из теликов, но его тело определенно требовало этого чаще, чем это происходило. Плюс между Гилбертом и его предыдущим парнем прошло довольно много времени, о чем, на самом-то деле, Отис толком и не задумывался раньше. Нет, он думал конечно - потому что хотелось, но только сейчас он понимает, насколько хотелось. И менно поэтому его подмывает пойти дальше - запустить руку под джинсы, сжать настойчивее, прижаться самому ближе, меняя траектории движений. Предложить уйти отсюда, хрипло, с надрывом, и звучать это уже будет не как предложение, а почти как приказ. Найти темный угол или свободную кабинку в туалете - да что угодно сгодится, лишь бы не было посторонних глаз.
И будь на месте Гилберта кто угодно другой, кто-то, к кому он привязан не так сильно, он бы наверно так и поступил. Но с Грейпом так нельзя. Он заслуживает, чтобы его первый раз был совсем другим  особенным, запоминающимся, не в торопях, и уж точно, черт возьми, не посреди концерта Богини. Такой секс хорош раз на пятый хотя бы, когда практики уже хотя бы чуть-чуть побольше.
И только эти мысли и охлаждают пыл Отиса, только за них он и держится, решив для себя довольствоваться пока что тем, что есть.
[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16;  </b>пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

Отредактировано Berthold Ackermann (02-05-2019 19:14:39)

+1

21

Отис слушается.

Отис ведётся на эту провокацию.

Отис, этот конченный болван, вопреки ожиданиям Гилберта не проявляет взрослую (какое там, у них всего год разницы!) рассудительность и не прекращает эту сладкую пытку, наоборот, подыгрывает ему, опуская ладонь на пах и сжимая член через ткань штанов. От даже такой не значительной ласки хочется закричать, вероятно, виной тому - человек, который её оказывает. Будь на месте Шульмана другой, и Гил закричал бы о домогательстве, заявил в суд на харасмент и, возможно, следующий щекочущий нервы социальный сериал от Netflix был именно про него и заработал несколько золотых глобусов. Грейпу хотелось бы, чтобы его сыграл какой-нибудь красавчик с кубиками на животе. Но сейчас ласкает его бойфренд, и Гил готов простить ему всё, умолять о большем, и чтобы не заскулить слишком громко прикусывает ребро свободной ладони, второй рукой поглаживая его влажные волосы и пропуская их через пальцы. Ох, сколько раз он представлял, что натянет эти кудри до боли, когда Отис будет стоять перед ним на коленях, не сосчитаешь и по пальцам двух рук.

Кажется, Гилберт готов здесь и сейчас опуститься сам перед ним на колени и отсосать. Разумеется, он читал, что это не самая лучшая практика для первого раза, когда твой опыт оральных ласк нулевой, но в то же время жуть как хочет увидеть, смотря снизу вверх, как тяжёлая капля пота соберется на идеальном подбородке бойфренда и упадет вниз, скатится между ключиц, теряясь под воротом футболки, как капельки пота выступят на его белой коже. Услышать, как сорвется его дыхание, и парень отбросит голову назад, жадно хватая губами воздух.

Юный гений был готов. Разумеется, за реакцию своего тела поручиться он не мог, но головой уже давно сгорал от нетерпения, прочитав всю возможную и найденную им литературу про секс с девственником, как лучше себя вести, какая поза наиболее приемлема, чтобы свести болевые ощущения к минимуму, изучил статистику и будь его воля уже мог бы написать научный труд на эту тему после того как закрепит его практикой.

И только слабый голосок здравого смысла протестует, до последнего надеясь быть услышанным. Неужели ради этого ты собирал деньги и разбил копилку, чтобы вот так потратить время? Не легче ли было снять комнату в мотеле с клопами и грязными простынями, рискуя подхватить чесотку, вшей и ещё бог знает что? Эта же слабинка чувствуется и в Отисе, когда рука его поднимается выше и обнимает поперёк живота.

Гил пользуется моментом и резко разворачивается полукругом, судорожно выпускает застоявшийся воздух из лёгких, кажется, всё это время он не дышал, и прижимается щекой к груди бойфренда, цепляясь пальцами за его футболку, комкая её. Кровь бешено стучит в ушах, мальчишка почти виновато поднимает на него взгляд через почти пол песни, которые теперь служили мерилом времени, и убедившись, что во взгляде Шульмана нет злости или обиды, требовательно, не терпящим пререканий голосом ворчит:

- Моих родителей нет дома, поэтому после концерта мы заходим в аптеку и едем ко мне, - и подтягивается на носках, целуя острую линию челюсти. И ещё раз быстро прижимается губами к вытянутой шее, сияя улыбкой в тусклом освещении зала. Наверное, более выразительно смотрелся бы только билборд над его головой с неоновой надписью «у меня будет секс!».

Ох и не повезло его сестрице, которая отказалась вместе с младшей поехать за город на уикэнд.
[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

+1

22

Этот концерт, казалось бы, не может стать лучше, но потом Гилберт сообщает, что после они едут к нему.
Первое мгновение Отису вообще кажется, что он ослышался, ну там...Может, они слишком близко к колонке или его член теперь транслирует свои идеи ему прямо в мозг, или еще чего. Реальность происходящего не осознается им до конца даже когда Гилберт целует его в шею
То есть как к нему? Что, уже? Вот прямо сегодня? Отис ведь только решил не торопиться!
Нет, конечно он не против, просто...Осознает ли Гилберт, что только сказал? Понимает ли, что пути обратно нет? Разумеется, если он вдруг передумает, Отис остановится, н их отношения даже от одной фразы уже никогда не станут прежними. Детские развлечения закончились, они уже не просто два слюнявых школьника, робко щупающих друг друга за то и это, нет, они теперь...Вместе. Будут. Прямо по-настоящему. Увидят друг друга голыми и все такое...Господи. почему Отис рассуждает так, словно бы из них двоих это он девственник?
Остаток концерта он очень стирается не думать о том, что их ждет. Предвкушение - это конечно хорошо, но ем же надо как-то держать себя на земле бренной, надо же как-то дослушать Гагу...Над будет потом ей письмо написать, мол, так и так, пришел музыку послушать, ушел трахаться, представляешь? О, она должна оценить. Она же самая лучшая, как она может не оценить?
И все-таки окончание концерта Отис как-то пропускает мимо ушей, вдруг осознав. что все вокруг стихло, а люди начали двигаться в сторону выхода, зажав парней в клешни между потоками. Отис берет Грейпа за руку и, подтолкнув его вперед, встает прямо позади - так толпа сама вынесет их из зала и не придется потом друг друга искать. Вот уж в чем Оис профессионал - так это в том, как с таких мероприятий надо уходить.
Теперь отвлечься решительно не на что, и Шульман снова возвращается к мыслям о том, как это будет. Да, Гилберт конечно уже рассказал весь план, но...Они пойдут в аптеку вместе? Отис и сам может, ему не привыкать. А потом? Надо ли будет вести себя ихо или дома совсем-совсем никого? А что после? Отису разрешат остаться на ночь или нао будет уйти до рассвета? Надо же родителям написать, во сколько его вообще ждать.
В голове крутится миллион вопросов, но ни один из них не кажется достаточно важным для того, чтобы быть озвученным. В конце концов, со всем этим можно и в процессе разобраться.
На самом деле есть только один, который задать точно стоит.
-Ты уверен, что хочешь этого? - народу вокруг становится поменьше, когда они выходят на улицу и теперь Отис даже может приобнять парня за плечи. Он бы и на пояс ему руку отпустил, но вкупе с таким вопросом это выглядело бы как попытка к принуждению, а этого Отис хотел меньше всего.
Ему было важно знать, что Гилберт правда этого хочет. Что он не поддался моменту и обстановке, не повелся на поводу у Отиса, что это правда его решение. Такое, о котором он не пожалеет на утро или через неделю. Такое, из-за которого им не придется расстаться, потому что они не смогут больше друг на друга смотреть.
Отис был даже немного горд тем. что в свое время принял это решение сам, не поддавшись ни на какое влияние и воздействие, и теперь не хотел отбирать у Гилберта этот выбор.
-Ничего, если нет, - добавляет он серьезно - я не хочу тебя торопить.
[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16;  </b>пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

+1

23

- Да ты издеваешься?

Стоит свежему воздуху ударить в голову, и к Гилу вернулась его привычная болтливость и язык без костей. В голосе звенит раздражение, даже руку, что покоится на его плече, мальчишка стряхивает будто паука, и разворачивается к Отису лицом, даже не пытаясь спрятать своё раздражение.

Хочется возмутиться громко на всю улицу «У тебя ещё остались сомнения после того как я чуть не отдался тебе посреди танцпола?», но людей вокруг ещё слишком много – потоки преданных фанатов бредут кто куда, явно пребывая в состоянии эйфории после концерта, часть из них выстроилась в очередь на автограф сессию, остальные же спешат на последние поезда и автобусы. Грейп думал, что они окажутся в числе тех, кто будет наперебой друг другу рассказывать эмоции о концерте, сверкать полными восторга глазами, а затем поедут к нему и всё как-нибудь сложится само собой. Теперь же он смотрел на бойфренда как обиженный пёс, которому отдавили лапу, тяжело дышал, раздувая ноздри, и разве что ногой от возмущения не топал.

Страшно ли ему? Ещё как! И Шульман своими якобы заботливыми речами не добавляет уверенности, скорее наоборот душит её, в то время как там, пред взором богини под бархатным одеялом её чарующего голоса смелость в Гилберте била через край. Но не в его привычке бросать дело на пол пути, поэтому он снова сокращает дистанцию между ними до неприличия малой, опускает руки на худые бока и прижимается, подтягиваясь выше на носках.

- Послушай, - говорит твёрдо, словно репетировал эту речь перед зеркалом по несколько часов в день на протяжении недели, - У меня нет завышенных ожиданий, и уж тем более я не рассчитываю, что в первый раз мне всё понравится.

Кажется таким смелым, уверенным, а у самого коленки трясутся и в глазах застыла влага. Взглядом Гил будто умоляет: «Ну же, обними меня, мне нужна твоя поддержка, не будь ты таким отморозком и придурком,» - но продолжает вещать без умолку:

- Но мне кажется, что я люблю тебя, - небольшая пауза, за время которой мальчишка успевает только облизать губы и сделать глубокий вдох, - Нет, я определённо точно люблю тебя, и хочу, чтобы моим первым был ты. Я доверяю тебе и знаю, что ты сделаешь всё, что в твоих силах, чтобы было здорово. Я прав?

С ответом Грейп его не торопит, даёт время подумать, но сдержанного кивка ему более чем достаточно, чтобы схватить это почти двухметровое недоразумение за запястье и потащить в сторону невысокого кирпичного здания неподалёку с яркой горящей вывеской в форме красного креста. Славься Америка, законом которой постановлено, что рядом с любым общественным  местом должна находиться аптека.

Гилберт смутно представляет где искать то, что им нужно, поэтому только спустя два ряда, заставленных баночками и коробочками с медикаментами находит стенд с презервативами и лубрикантом, тут же хватает два одинаковых флакончика с той лишь разницей, что на одном нарисована яркая клубника, а на втором жёлтый ананас, и поднимает взгляд на Отиса, спрашивая громко:

- Ты пробовал смазку? Какая лучше? Я вот терпеть не могу запах клубники, - чем привлекает внимание сладкой парочки, с серьёзным видом выбирающей что-то в нескольких метрах от них. В тишине пустого помещения его вопрос звучит вызывающе неприлично, словно Грейп только и добивается, чтобы участником их нелёгкого выбора контрацептивов стали все присутствующие (читай скучающий продавец с белом халате с лысой плешью на седой голове) и несколько свидетелей в лице низенькой блондиночки и её бойфренда. По правде же парень просто взбудоражен и не особо контролирует громкость своего голоса, а не пытается показать всему миру, мол «я с этим высоким красавчиком! Да-да! Вы можете мне не верить, но мы идём ко мне домой трахаться, можете себе представить? Я вот до сих пор не могу!»
[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

+1

24

Уверенность Гилберта заставляет волноваться отчего-то еще сильнее.
Нет, Отис уверен в себе и своих силах - он вообще сейчас не думает о том, что может налажать, может сделать что-то, что ему не понравится, о нет. Его переживания лежат в другой плоскости, но он не совсем понимает, в какой именно.
Такое доверие действительно сбивает с толку. Это то, чего он всегда хотел - чтобы кто-то доверял ему настолько и чтобы он сам мг кому-то довериться. но прямо сейчас он никак не мог осознать, что и правда получил это. Нормальные, правильные со всех сторон отношения. Почти идеальные.
Станут совсем идеальными после сегодняшней ночи - он в этом даже не сомневался.
И вот, получив желаемое. он вдруг впал в абсолютный ступор. Что теперь? Что происходит с людьми, когда они их отношения переходят на этот уровень? Они женятся. заводят детей, собаку и белый забор? Начинают носить блейзеры, готовить пироги для новых семей...Так это работает?
По правде сказать, никому из своих бывших Отис особо и не доверял. Не потому что они делали что-то подозрительное или неуместное - просто степень близости была не та. С ними было хорошо, даже очень хорошо, но не было никакой глубинной связи, лишь простое...Удовлетворение потребностей. Первый был потому что уже было пора озаботиться вопросом первого парня. Второй вел его у первого и произошло это так плавно, что теперь Отис даже не был уверен, с кем сколько общался. С третьим они сошлись почти что от скуки - просто долго переписывались, а потом решили попробовать. Происходи тот разговор в реальном времени, они бы просто пожали плечами и со скучающим видом пошли трахаться. Неудивительно, что третьи отношения были самыми короткими.
А сейчас...Это почти странно. Это как идти по канату с кувшином на глове.
Ну ладно, Отис все же немного боится ответственности, что вот-вот на него свалится.
Уверенность Гилберта неестественна, потому что в первый раз все не бывает хорошо. Нет, они. конечно, могут просто вовремя остановиться и не дойти до "того самого", Отиса это более чем устроит, но...Не похоже, чтобы Грейп собирался на чем-то останавливаться. Отис слышал так много историй о плохом первом разе - а еще больше читал о них на форумах - что не мог не бояться сделать что-то не так. Он знал, что ему не свойственна грубость, знал, что сможет держать себя в руках и не гнать коней, но все же...Как Гилберт, черт возьми. может быть так спокоен, если Отис мысленно почти сходит с ума?
Он ходит по аптеке с такой уверенностью, что Отису начинает казаться, что он вообще здесь лишний. Его не смущает ни громкий голос парня. ни предмет обсуждения - ему скорее забавно за всем этим наблюдать. Он даже начинает волноваться чуть меньше.
-У меня аллергия на цитрусы, - качает головой он - ну...Иногда. Неважно. Короче - найди лучше банан, - просит он - если конечно не боишься, что весь остаток твоей жизни этот фаллический символ будет одним своим запахом напоминать тебе о твоем первом разе, как это у меня с вишней. Я тоже тебя люблю.
Ну вот, сказал. Почему не сказал сразу? Не был готов? Да. пожалуй, все было как-то неожиданно и быстро, и вообще...Кто говорит это в ответ? Это же разу кажется неискренним - когда на признание отвечаешь таким же признанием. Сейчас все вышло как-то само собой-  он этого абсолютно не планировал, слова просто..вылетели из него, как бы между прочим.
Ну вот, теперь первое "я люблю тебя" Гилберта будет связано с чертовой аптекой и выбором смазки. Молодец, Отис, от тебя никто другого и не ждал. Идиот.
[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16;  </b>пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

Отредактировано Berthold Ackermann (09-05-2019 01:19:54)

+1

25

Такой порядок вещей Гила совсем не устраивает – складывается впечатление, что от предвкушения разрывает только его, того и глядишь придётся собирать по кусочкам, а Отису хоть бы что. Или это такая защитная реакция на непривычную для него обстановку? Сколько Грейп не пытался его расспросить о предыдущем сексуальном опыте всё сводилось к сжатым сухим ответам, словно делиться им у Шульмана нет ни капли желания, каждое слово приходится цедить из него по капли и по итогу строить разговор не удаётся, проще махнуть рукой и сделать пометку, что при удобном случае нужно его спросить обо всём. Даже уже стоя перед кассой мальчишка щёлкает пальцами перед самым его носом, спрашивая звонко:

- Эй, ты тут? – прежде чем вытащить из кошелька несколько купюр и протянуть продавцу.

Всё честно нажитое добро в бумажном пакетике в руке, который ошибочно можно принять за пакет из макдональдства, разве что без ярко-жёлтой буквы «M», таймер в приложении показывает, что убер приедет через несколько минут, машина стоит на светофоре, а Гилберт обнимает себя руками и прыгает с ноги на ногу, пытаясь хотя бы немного согреться. Есть у него конечно предположение, что виной тому вовсе не упавшая на несколько градусов температура, а волнение от предстоящей ночи, этим же он объясняет и странное поведение бойфренда, спросить о котором язык поворачивается только сейчас.

- Отис, - окликает, оборачиваясь к нему всем телом, и терпеливо ждёт, когда ненаглядный опустит свои бесподобные глаза вниз. Зря – вся решимость затухает, словно на яркое пламя вылили ведро ледяной воды, но титаническим усилием воли Гил заставляет себя набрать побольше воздуха в лёгкие и на одном дыхании пробормотать, - Я не хотел на тебя давить и к чему-то обязывать. И если ты… - «не хочешь» так и вертится на языке, но звучать будет глупо после всего, что произошло на танцполе, парень весьма красноречиво обозначил свои желания. Нужные слова никак не желают подбираться, а пауза в его начавшемся на такой бодрой ноте монологе становится неприлично длинной, поэтому мальчишка уже говорит всё что только думает: - В общем, для меня неважно переспим мы или просто будем лежать обниматься всю ночь, прости, если был слишком настойчив. Я даже пойму, если ты решишь поехать домой.

Поймёт, но ни на что не будет счастлив, если даже не сказать окажется уязвлённым. Больно будет получить вот такой отказ, но чтобы не создалось впечатление, что он пытается играть на чувствах, Грейп отворачивается, пряча от внимательного взгляда моментально покрасневшее лицо и разочарованные глаза. Ещё даже не получив ответа он принял самый худший из вариантов развития событий, а противное, уничтожившее не одни отношения сомнения начало ядовито шептать, что проблема в нём, и никак иначе быть не может. Из-за его неопытности не получается перешагнуть этот рубеж, как бы сильно Гилберту этого не хотелось, мальчишка втягивает голову и шею в плечи и судорожно вздыхает, как-то совершенно по-детски прижимая к груди пакет с совсем не детскими покупками.  
[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

+1

26

Ну вот, он уже делает что-то не так.
Как бы он ни храбрился, как бы ни пытался выглядеть взрослым, решительным, ответственным и, черт возьми. опытным, по факту он таким не был. Он искренне надеялся, что Гилберт этого не заметит, но...Да.
Он и правда волновался все сильнее и сильнее с каждой минутой и решительно не понимал, почему Гилберт так спокоен. То есть, он выглядел взволнованным, но совершенно не в том значении, в котором волновался сам Отис. Его решительность, с одной стороны, вдохновляла, а с другой - заставляла чувствовать себя как-то даже немного странно.
Они ведь толком даже не говорили о сексе. Не то что Отис сильно хотел или считал, что все парочки должны говорить об этом постоянно, он просто как-то вдруг понял, что до этого их отношения развивались достаточно медленно и спокойно, а теперь они вдруг планировали в один прыжок достичь Эвереста.
Хочет ли Отис этого? Конечно хочет. Сомневается ли он в этом? Едва ли.
-Все в порядке, - мягко отвечает он - я просто...провалился. В мысли. Такое случается, когда я нервничаю. А я типа...очень нервничаю, - наконец сознается он - не потому что не хочу, а просто...Ну... - он пытается сочинить на ходу, но в итоге не находит ничего лучшего, чем просто сказать правду - это же важно. Ты. Я. И наш первый раз. Я не...Я не...Я просто никогда не думал о том, что все будет вот так, - он отводит взгляд от парня, вглядываясь в номер подъезжающей машины. Да, это определенно их машина.
Он поднимают руку, мол, мы здесь, и распахивает перед Гилбертом дверь.
-Я не поеду домой, - решительно заявляет он, легонько подталкивая того в спину и, когда дверь захлопывается, обходит машину кругом, садясь рядом.
Он не слишком любил такси, считая их далеко не самым безопасным видом транспорта. Конечно в общественном транспорте тоже много чело моло произойти, но поездки в такси, наедине с неизвестным человеком, с которым тебя не связывает ничего, кроме суммы, что сейчас в твоем кошельке, а скоро окажется в его обычно сильно нервировали его, поэтому он предпочитал всегда ездить сзади считая, что так хотя бы водителю будет сложнее до него добраться. Не то чтобы это спасало от неловкости, но так Шульман и правда чувствовал себя в большей безопасности.
Сегодня же он сел сзади в первую очередь из Гилберта. Он мог бы открыть ему и переднюю дверь, но ему хотелось, чтобы они ехали рядом в темной машине. Хотелось осторожно, незаметно для водителя переплести их пальцы на сидении, успокаивающе и немного заискивающе. Я здесь, я рядом. Я не сбегаю. Просто волнуюсь.
В машине играет какой-то джаз, что после концерта Гаги ухом практически и не воспринимается, так как музыка играет очень тихо, однако звуки все равно успокаивают, даже немного убаюкивая.
-Я очень давно не был ни у кого в гостях, - сознается он - иногда ко мне кто-нибудь приходит, но я редко выбираюсь. Это всегда как-то неловко. Ну типа там...Родители, братья, сестры, и все такое другое. Не люблю это все.
Кажется, они поменялись местами и теперь болтушкой стал Отис, но почему-то их молчание напрягает его. Ему кажется, что он уже все испортил, а потому он пытается хоть как-то понять, насколько же он все испортил и есть ли способ вернуть парню прежний настрой.
[icon]https://funkyimg.com/i/2Tm3P.gif[/icon][status]детка, ты как пенсия[/status][nick]Otis Shulman[/nick][lz]<b>Отис Шульман, 16;  </b>пидорчерепсмерть любите меня пожалуйста[/lz]

Отредактировано Berthold Ackermann (16-05-2019 00:55:49)

+1

27

Прозвучит глупо, если даже не сказать злобно с его стороны, но Гилу почему-то становится немного легче, когда он понимает, что его бойфренд нервничает ничуть не меньше. Достаточно было и того, что его опыт в сексе нулевой, что создаёт первую ступень неравенства между ними, если бы Шульман ещё и вёл себя как матёрый заносчивый говнюк, повидавший многое и попробовавший всё, то уверенность Грейпа окончательно сошла на «нет». Как будто они стали немного ближе хотя бы в этом.

Тревога, вроде как угасшая насовсем, опять вспыхивает в груди, когда парень закрывает за ним дверь машины. Разве может быть шанс лучше для побега, чем этот? Но нет, Отис немного неуклюже, явно недовольный таким маленьким пространством для своих длинных ног перед сиденьем опускается рядом. Гил не может перестать пялится на него как придурок и широко улыбаться, напрочь забыв о том, что в машине их трое вообще-то сжимает руку парня в своей, переплетает пальцы с его.

Будет ложью сказать, что ему плевать совсем, мальчишка то и дело поглядывает боковым зрением на коротко стриженный затылок водителя, явно почувствовавшего себя неловко в компании двух парней и вслушавшись в их разговоры, но от ядовитого комментария сдержался. Платят ему не за болтовню, а за то чтобы он быстро довёз их домой, хотя навигатор показывает ещё четверть часа в пути.

Слишком долго – единственная ясная мысль в голове Гилберта. Радость, восторг, томительное предвкушение, возбуждение, что обжигает даже подушечки пальцев, когда он гладит Отиса по ладони – его переполняет изнутри, хочется собрать языком все эти глупые и ненужные слова с его губ, что Гил и спешит сделать: подаётся резко вперёд, запустив пальцы во вьющиеся волосы, притягивает любимого ближе и целует, развязно, требовательно, заметно осмелев с тех пор, как состоялся их первый неловкий поцелуй на глазах у всей школы, когда Грейп даже не находил рукам места. Сейчас же он уверенно опускает свободную ладонь на ширинку и, заметив в зеркало заднего вида ошарашенный взгляд таксиста наглеет вконец, перекидывая одну ногу через бёдра юноши и седлая их. Словно намеренно желает испытать на прочность его терпение.

Сердце снова бешено стучит в груди, а все его желания концентрируются ниже пояса, петлёй сводит живот от возбуждения, а воздуха слишком быстро перестаёт хватать. Мысли, собственные руки, контроль над ситуацией – всё становится тяжёлым, Гилберт вцепляется отчаянно в плечи, боясь потерять равновесие, мысленно благодарит вселенную за свой низкий рост, благодаря которому он до сих пор не познакомил затылок с низким потолком автомобиля, и отстраняется, выдыхая в губы бойфренда:

- Дома остались только я и сестра, но она говорила, что уйдёт на вечеринку. Не переживай из-за этого, ладно? – смотрит в глаза, будто ищет его одобрения, согласия, что всё в порядке. Целует осторожно в уголок губ, добавляет с непривычной для него сдержанностью: - Я правда рад, что… Это именно ты.

Говорить вслух о сексе не так просто, моментально чувствуешь себя глупым, совсем маленьким и неподготовленным к этому, но любопытство берёт вверх над лёгким страхом предвкушения.
[nick]Gilbert Grape[/nick][status]почти можно[/status][icon]http://sg.uploads.ru/Kthvd.png[/icon][sign]Верный, но непостоянный[/sign][lz]<b>Гилберт Грейп, 15 годиков.</b> Школьник[/lz]

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » [AU] сердечко говорит "ебоньк"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC