РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » exhale the bullshit


exhale the bullshit

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/4/20/987012b97955b1b42bdac8decdd705cd-full.jpg https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/4/20/1d7783d37c0cb8818ba316dd485671da-full.jpg https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/4/20/b982e280d9a5f99bc88b10f2c9893e8f-full.jpg

Basil Fontaine, Sonya Farrow
17.05.2012, 23:17, бар в Сохо, Лондон


- помнишь как мы встретились?
- помню, как хотелось тебе втащить.

[nick]Sonya Farrow[/nick][status]get over yourself[/status][icon]https://wmpics.pics/di-TFN0.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p96291">Соня Фэрроу, 26</a>.</b> Суккуб, плохая девочка, управляющая в книжном кафе[/lz]

+1

2

Университетские приятели называли это "выход в свет". Звучало очень пафосно, хотя по сути они просто тащили мага в бар или клуб, или и туда и туда и делали все для того, чтобы всем участникам их трио на утро было максимально плохо. Бэйзил был почти уверен, что на самом деле они никакие не приятели, а самые настоящие хейтеры, потому что иначе он понимал, почему они уделяли столько внимания количеству выпитого именно им. Подливали, заказывали ещё, кричали треклятое "до дна". Была конечно ещё идея, что причина крылась в том, что на утро один лишь Бэйзил никогда не страдал от похмелья, что, на самом деле, было нормой - Бэйзил бы со связанными руками приготовил зелье от похмелья четырьмя разными способами. Ещё он знал одно заклинание, но его он не слишком любил, как и вообще не слишком любил заклинания. Разумеется дружкам было завидно. И разумеется им было плохо. В редкие минуты Бэйзил даже думал подлить им зелье в кофе, дабы облегчить их страдания, но, если честно, не настолько они ему были важны и дороги.
Мама начала считать, что он связался с плохой компанией. Учитывая его возраст, это было бы даже забавно - провалиться в алкоголизм и наркомания именно теперь, избежав этого в отрочестве. Мама говорила, ему стоит сбросить обороты. Он отвечал, что у него все контролем. Она отвечала, и все же. Так вот они общались.
В компании он предпочитал говорить, что гей. Это, в некотором роде, обеспечивало его безопасность, заминая тему про нелюбовь к прикосновениям и в то же время отбивая у дружков желание усадить ему на колени какую-нибудь длинноногую девицу с грудью размером с его собственную голову. Эту часть вечера, когда все переходило в игры брачного периода лосей, Бэйзил не любил больше всего, а потому старался обычно слиться, сославшись на пары с утра.
Сегодня, впрочем, все пошло немного иначе.
В баре было многолюдно, но длинноногих девиц как-то не сыскалось. Бэйзил начинал задумываться, а сколько вообще в этом городе осталось таких, которых ещё не поимели его друзья, но предполагаемый ответ вгонял его в состояние какой-то особенной грусти.
-А вы вот знали, - со скуки они даже пытались о чем-то поговорить - что если на телке трусики и лифчик одного цвета, то она готовилась к сексу?
-То есть если на цыпе трусики и лифчик одного цвета, ее сегодня поимеют?
-Или уже поимели, - меланхолично заметил Бэйзил, прикладываясь к сухому мартини. Ему такие темы были не слишком интересны, но не молчать же.
Парни гыгыкнули, а через минуту уже придумали новое развлечение.
Логично было предположить, что под белой маской не скрывался не черный лифчик, а значит блондинка, у которой джинсы были с посадкой достаточно низкой для того, чтобы видеть стринги черного цвета, к сексу была не готова.
Играть так просто им, правда, довольно быстро наскучило, так что они перешли к тяжёлой артиллерии - начали спрашивать у самих девушек, предлагая вознаграждение. В трезвом состоянии Бэйзил бы на такое никогда не пошел, но сейчас азарт в нем плескался в океане мартини и все казалось дозволенным.
Он выиграл уже пятьдесят фунтов, но ему хотелось большего.
-Вон та у стойки, - кивнул он на новую жертву.
- Чёрные трусики.
Второй его поддержал.
Девушка здесь, кажется работала, а потому так просто к ней подойти могло быть чревато - это они даже своими пьяными головами понимали. В Сохо за такое могут и в бар запретить приходить, а им такие проблемы были не нужны.
-Красные. Как и лифчик, - уверенно заявил Бэйзил.
-На работу? Красное? Никто не надевает красное бельё на работу.
-А она надела, - уверенно отвечает Бэйзил.
И они замолкают, не зная, что делать дальше. Впрочем, это смертные не знают, а у Бэйзила все схвачено.
Лёгкое мановение руки и красная лямка бюстгальтера сползает по плечу, заставляя приятелей удивлённо охнуть.
Для следующего маневра Бэйзилу нужно, чтобы она подошла ближе - иначе будет слишком очевидной, что это не случайность. Так что они все, обсуждая других девушек, ждут.
А потом она проходит мимо их столика, и Бэйзил, подтстолов сложив указательный и безымянный палец, выпрямляет их, вращая запястьем. Юбка девушки как бы случайно цепляется край стола и оттягивается вверх и в сторону, стоит ей сделать ещё шаг.
Удовлетворённый Бэйзил протягивает руку за деньгами, ухмыляясь.
-Такие как она всегда носят вульгарщину, - замечает он, запоздало понимая, что сказал это как-то громко.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

3

В "Грязном Гарри" по средам и пятницам разрешено танцевать в одном белье на небрежно протертой поверхности барной стойки, разрешено оставлять жлобские чаевые или не оставлять вовсе, разрешено не доплачивать за дополнительные часы, проведенные за увлекательным сбором мусора, но посылать клиентов за хамское обращение, видите ли, не разрешается. Новенький менеджер со слегка перепуганным выражением протягивает Соне смартфон, нижняя губа ее начальника заметно подрагивает, будто у парня преждевременно развивается Паркинсон, но нет - он просто ее побаивается, что не мешает ему кидать плохо скрываемые масляные взгляды каждый раз, когда Соня проходит мимо. Поэтому, она всегда выигрывает каждый спор, даже не нужно чрезмерно напрягаться.

- Соня, ты должна носить униформу, как и остальные. Это последнее предупреждение.

- Это убожество с подтяжками болотного цвета? Остальные похожи на педофилов.

- С-с-соня, - он теребит собственную подтяжку, вероятно, решает сжечь ее после смены.

- У меня есть бейджик с именем, отстань.

Она разворачивается на каблуках, унося напитки на старом пластиковом подносе, уверенно виляя бедрами, так, что подол юбки поднимается на один невинный сантиметр. Этого достаточно, чтобы парень с Паркинсоном ненадолго угомонился. Но сегодня выпученная губа свирепо трясется и глаза блестят недовольством, когда он демонстрирует негативный отзыв об обслуживающем персонале, о "невежливой суке в короткой юбке". Да, безусловно это любовное послание адресовано ей.

- Те-е-бе запрещено грубить клиентам, прости, но мне придется урезать тебе часы, мое терпение...

- Прости? Тебя там не было, Эрн. Он лапал других клиентов за причиндалы, и не только клиентов, и не только за причиндалы, кстати. Тебе нравится, когда тебя лапают без разрешения, Эрн? Нет?

Эрну, вероятно, нравится, потому что он подозрительно долго держит паузу. Соне не нравится. Соне нравится, когда лапает она.

- Вот если бы ты носила униформу, как все...

- Черт возьми, о чем с тобой вообще разговаривать?

Соня разворачивается к столикам, слушая вдогонку муторное напутствие, тяжело вздыхает от раздражения и до предела закатывает глаза. Иногда ей кажется, что наступит момент, когда они уже не смогут выкатиться обратно, но что поделать, если мир вокруг переполняет чашу терпения своей тупостью, награждая Соню обществом отбитых мудаков. Это Лондон, в конце концов. И "Грязный Гарри". Чего еще можно ожидать? Соня разносит напитки, гневно цокая каблуками по поцарапанному старому паркету, пытаясь придать лицу невозмутимости и вежливого безразличия, параллельно заправляя выбившуюся лямку бюстгальтера обратно под облегающую майку. Ей нужно сегодня "поесть", подзарядиться порцией человеческой энергии - это лучше, чем чувство превосходства, новые туфли, правильно приготовленный "Космополитен" и все рейвы в Сохо вместе взятые, даже иногда лучше, чем секс. Она мечтательно закусывает губу, сперва не обратив внимания на истошный смех.

Обычный контингент из вечно пьяных студентов, прыщавых школьников, тревел-блогеров и безработных хипстеров забивает самые удобные столы с мягкими креслами, как в ресторанах, но с потускневшей обивкой, специально состаренными для нужного антуража небрежного хаоса. На одном из них, как на троне, восседает очередной мудак с большим ртом. Это значит, что ее ожидает очередное последнее предупреждение от Эрна. Соня останавливается после громкой ремарки, плотно сжав челюсть, чтобы сначала посмотреть герою в глаза. Тот сидит, расползшись в пьяной улыбке с протянутой рукой, на которую именно в этот момент его дружок ставит парочку смятых банкнот.

- Неужто Карл Лагерфельд пожаловал  раздавать модные советы, - она наклоняется, ровняясь с пьянчугой взглядом, вторгаясь в личное пространство, так что может ощутить запах духов вперемешку с горечью алкоголя. Проскальзывает глупая, бесполезная мысль о том, что на таком носу отлично бы сидели старомодные пенсне. - Такие как она разорвут в клочья твое большое мизогинное эго и тебя вместе с ним, если будешь много и громко болтать.

К черту Эрна, к черту вежливость и дежурную улыбку. Не так уж ей нужна эта работа.
[nick]Sonya Farrow[/nick][status]get over yourself[/status][icon]https://wmpics.pics/di-TFN0.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p96291">Соня Фэрроу, 26</a>.</b> Суккуб, плохая девочка, управляющая в книжном кафе[/lz]

+1

4

Мальчики, в воспитании которых участие принимает только мама в любом случае вырастают не такими, как простые мальчики. Из таких мальчиков, как Бэйзил, вырастают либо маньяки и убийцы женщин, либо зашуганные задроты, либо мужчины, глубоко женщин уважающие. Бэйзил относил себя к последней категории, хотя сейчас конечно по нему не скажешь. В обычной ситуации он бы, наверно, даже поддержал барышню, увидев, что она разговаривает с таким мудаком, каким он был сейчас. Утром, если он конечно все это вспомнит, ему будет жутко за себя стыдно.
Алкоголь несколько затормаживает реакции, а потому лицо девушки оказывается близко как-то внезапно. Очень близко и очень внезапно, настолько, что Бэйзил инстинктивно подаётся чуть назад, несмотря на то, что в обычном своем состоянии спокойно преодолевал свою неприязнь к подобной близости с другими. Да, ему не нравилось уже даже то, что люди подходили слишком близко, но он же, черт возьми, ездил на метро. Хочешь успевать на пары - терпи других людей. И он терпел. Обычно. Сейчас же даже проскальзывает оттолкнуть мадмуазель, при чем толкнув ее не куда-нибудь, а в лицо, раз уж оно так близко. Не ударить конечно, просто...подтолкнуть. Но даже в пьяном состоянии он не настолько невменяем, чтобы это делать.
Дружки напротив гнусно ухмыляются, мол, попал ты, друг. Это конечно совершенно не мешает им пялиться на ее зад, который так удобно оказался рядом.
Она была бесспорно красива - даже не чувствуя к ней никакого интереса, Бэйзил это видел. Красоту он ценил и уважал, а вот нахальных официанток, не знающих свое место, не очень.
-Извини? - хмыкает он - ты со мной в таком тоне поговорить решила? - он всё-таки чуть отодвигается в сторону, увеличивая между ними дистанцию, напоследок замечая про себя, что пахнет от нее неплохо.
Жизнь богатого наследника, может, и не сделала из него полного мудака (в данный момент даже это утверждение было спорным), но определенно приучило к мысли, что с ним и ему подобными нужно обращаться особым образом. Конечно многого от подобного места ожидать не приходилось, но и угроз в свой адрес, ещё и от такой девицы, он как-то не ожидал.
-Тебе что, прибавку к жалованию дали? Решила, что можешь купить запасные трусы и сразу начала клиентам хамить?
До Бэйзила абсолютно не доходит, что виноват вообще-то он, а не она. О том, что он сделал не так давно, он вообще уже и думать забыл, сейчас перед ним просто официантка, которая ни с того ни с сего начала ему хамить.
Один из дружков тянется к заднице девушки, но второй несильно шлёпает его по руке и указывает взглядом на Бэйзила, мол, самое интересное пропустишь. Вмешаться и что-то тоже сказать им конечно в голову не приходит, они намерены просто продолжать ржать и наблюдать. Такая вот дружба.
Господи, думает Бэйзил про себя, какие же они мудаки. И эта мысль снова в его глазах ставит гипотезу о том, что каждому нужны друзья под сомнение. В Аркхеме он как-то без друзей спасался, он только здесь вообще начал пытаться с кем-то поладить. И пока что в своем выборе жутко разочаровывался.
-Как ты запоешь, если я позову твоего менеджера... - он косится на бейджик девушки - Соня?
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

5

Папа до сих пор просит Соню быть повежливее, но, если она и его не слушает, не будет слушать и привилегированного белого студентика в эксцентричной жилетке, которая настолько ей нравится, что она невольно представляет ее на себе. Возможно, Соня вещицу и сбережет, когда будет шинковать самоуверенную физиономию в корм королевским дряхлым корги на ужин. Возможно, перед этим она «поест» и сама. Слух режут едкие смешки остальных мудаков за столиком; тот, на кого она смотрит, хотя бы достаточно смелый, чтобы брызгать ядом ей в лицо. Забавно, думает, Соня, знал бы он сколько в ней яда, непременно бы заткнулся.

Они всегда так удивляются, когда низкорослая, симпатичная девчонка начинает открывать свой красивый, предназначенный для милого мурлыканья, стонов и кратких согласий рот, что начинают злиться, сводить выстриженные бровки на переносице, негодовать и ставить на место.

- Тебе что мало дают, что ты такой злой?

Отвечать вопросом на вопрос – всегда лучшее нападение. Он отодвигается от ее лица, словно у Сони герпес, а пьяный, несфокусированный взгляд скользит по ней неодобряюще; он смотрит свысока, как будто заведомо ощущая, кто в конечном итоге окажется прав в сложившейся ситуации: его высочество клиент или прислуга. Соня решает отпрянуть, чтобы не заехать звонкой пощечиной по утонченных чертах злобного ублюдка или, еще хуже, – применить свои способности на людях, заставляя его окаменеть, стоит суккубу сверкнуть змеиными зрачками. Руки на поясе в стойке смирно - ее излюбленная позиция для споров, а сегодня смена не то что спором может закончиться, а полноценной дракой. Повышенные тона привлекают посетителей из соседних столиков даже сквозь пьяные разговоры и громкую синтетическую музыку. Те заинтересованно наблюдают, выжидая исхода ситуации. Какой-то бородатый очкарик что-то печатает на своем телефоне, поглядывая на Соню с укором. Ну и вали отсюда, - хочется сказать ей каждому, кто смотрит. Просьба позвать менеджера отчего-то кажется слишком комичной, но она не меняет серьезного выражения, кратко кивая, будто эта пьянь предлагает ей мартини, а не говорит, что собирается нажаловаться на нее боссу. А она обожает мартини.

Соня ретируется, опустив голову, оставив звезд вечера в недоумении, возможно, они порадуется, что сделали похабную девчонку. Молодцы какие. Найти Эрни просто, он вечно торчит если не возле нее, так возле одной из официанток, уверенный в том, что он ей нравится, потому что хитрюга улыбается ему в ответ. На самом деле, она крадет его чаевые и боится спалиться на ровном месте.

- Эй ты, Гумберт Гумберт, - Соня кивает на его педофильские подтяжки, - тебя зовут.

Тащит его за рукав к столику, пропуская мимо ушей слабые возражения с расспросами и игнорируя то, как раздражающе он запинается на каждом слове.

- Разговаривайте, - отпускает шершавый край рубашки менеджера и усаживается на последнее свободное место за столиком, деловито скрестив руки на груди. Завтра она на смену не выйдет. Завтра нужно убедить Эрни не оставлять о ней плохих рекомендаций. В Сохо еще много баров. В целой Британии тем более.

- Этому молодому человеку не нравится обслуживание. У него претензии к моему белью. Тебе оно тоже не нравится, Эрни? Или мне можно продолжать работать?
[nick]Sonya Farrow[/nick][status]get over yourself[/status][icon]https://wmpics.pics/di-TFN0.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p96291">Соня Фэрроу, 26</a>.</b> Суккуб, плохая девочка, управляющая в книжном кафе[/lz]

+1

6

Это я никому не даю, думает меланхолично Фонтейн про себя, но благоразумно молчит, не давая девушке новой темы для издёвки. Он, может, и пьян, но не глуп.
Бэйзил даже немного удивляется тому, как просто девушка соглашается позвать менеджера. Он ожидал заминки, опущенного взгляда, робких слов извинений, которые он бы разумеется не принял и снова бы попросил позвать менеджера. Скорее бы даже потребовал, при чем очень громко. Решительность девушки спутала ему все планы и он, признаться, даже не успел как следует разогреться для того, чтобы начать качать права. Он и трезвым ты был очень спокоен, а под толстым пледиком лёгкого алкогольного опьянения рядом с ним можно было бы выстрелить из пушки, и он бы не испугался.
Он взглядом провожает девушку, хмыкая, слыша обращение. Так тут у нас знаток Лолиты, надо же.
Менеджера она и правда приводит, но Бэйзил совершенно не представляет, что именно ему сказать. По правде сказать, он не слишком-то горазд в ругани с персоналом, обычно этим занималась мама. Да, он привык к другому сервису, но его обеспечением всегда занималась мама. Вот уж кто умел останавливать людей одним своим взглядом, даже не будучи суккубом. Вот уж кто точно знал, что сказать самой смелой официантке, чтобы та расплакалась, самому охамевшему консьержу, чтобы тот извинился и самому тупому менеджеру, чтобы он навели порядок. У нее была власть, она ее любила и она ей шла. Бэйзилу, наверно, власть бы тоже пошла, но он как-то не проверял, а после переезда в Лондон всячески ограждал себя от мыслей о том, что дома его ждёт много денег, большой дом и прочие прелести богатой жизни. Он решил жить сам по себе, не отнекиваясь конечно от связей с Фонтейнами, но и не пользуясь ими. Он хотел достичь всего сам.
Так что бы сделала мама, думает он, когда Эрн подходит к ним. Мама бы улыбнулась улыбкой хищной птицы и с очень спокойным выражением лица и мертвым взглядом зачитала бы список претензий, не скупясь на высокоинтеллектуальные и мало кому понятные оскорбления. Бэйзил бы так, пожалуй, не смог.
Эрн смотрит на подчинённую недовольно. Вернее, пытается так смотреть, по факту же скорее напуганно. Он явно абсолютно не понимает, как вообще управлять персоналом, особенно когда в нем есть Соня. Неудивительно, что она позволяет себе так отвратительно общаться с клиентами.
-Да, Эрн, именно этим я недоволен, - он падаетчя вперед, подпирая голову рукой - вот скажи мне, стоит ли разрешать официантам носить красное бельё на работу? Или, может, у тебя здесь бордель? Что ты скрываешь от общественности, Эрн?
Дружки, кажется, совершенно перестали понимать суть происходящего.
-Красный не практичный, - тем не менее поддакивает один из них
-А ты вообще молчи, ссыкло, - грубо одергивает его Бэйзил. Утром у него, вероятно, совсем не будет друзей - не мешай мне общаться с менеджером Сони. Как там тебя зовут, к слову? Ах да, Эрн, - это уже чисто прием матери. Покажи другому, насколько он тебе безразличен, демонстративно забыв его имя.
-Красный - цвет страсти. А какая страсть на работе, Эрн? Ты со мной согласен? - снова обращается он к менеджеру -нет, а некоторых местах конечно это хорошо, но здесь...Нет, здесь это просто, - он наклоняется ближе к Соне - вуль-гар-но.
Он и сам не знает, чего так прицепился к цвету ее белья. Должно быть, потому что Эрн ему не понравился куда больше Сони. Она, может, и мерзкая, но хотя бы не слабачка - это видно, а слабаков Бэйзил не любит почти также сильно, как дураков. Эрн, впрочем, судя по выражению его лица, виновен и во втором.
-Что ты скажешь в свою защиту, вульгарная дева?
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

7

Кадык Эрни дергается, как кукушка на уродливых часах в ее предыдущем месте работы, где было в общем-то хорошо, но среди аудитории старше пятидесяти, состоящей преимущественно из престарелых мужиков, жалующихся на своих обвислых жен, проблемы с простатой и мизерную прибавку к зарплате, искать ужин для себя трудновато. У нее, в конце концов, тоже есть уважение к себе и вкусовые предпочтения. К ее огромному сожалению, напыщенный пьяный индюк, выглядит как одно из них. Вероятно, волосы у него мягче шелка и под ногтями никогда не водится грязь, одежду он или шьет на заказ, или покупает в самых экстравагантных бутиках на Оксфорд-стрит, завтракает яйцами Бенедикт и не представляет, что такое этот растворимый кофе, а по вечерах напивается с друзьями в хламину, посасывая оливку, пропитанную вермутом и раскидываясь грязными комментариями со своего пьедестала богатого студентика.

Эрни выглядит совершенно несчастно, стоит в поникшей позе послушного алтарного мальчика, неуверенно переминаясь с ноги на ногу и бросая на Соню растерянный взгляд, будто надеется, что она просто нехорошо пошутила.

- Н-н-нравится, - тянет Эрни слова как жвачку и резко осекается, когда понимает, что только что сказал. Лицо его болезненно краснеет, он пытается спрятать от нее глаза, сконцентрировавшись на жалующемся клиенте.

Пожалуй, так много и красочно о ее белье на работе еще не говорили. В другой обстановке, если бы Соня не злилась на пьяного мудака с самодовольной миной, то вся нелепость ситуации вызвала бы у нее приступ хохота. Лицо Эрни краснеет все больше с каждой произнесенной претензией,  Соня закатывает глаза, откинувшись на стуле и наблюдает, как менеджер теряет связь с внешним миром, взволновано проглатывая слюну и ошеломленно смотря на пьянь в стильных шмотках. Его друзья тупо гыгыкают у Сони под ухом, не забывая попивать свои коктейли. Ей тоже хочется выпить порцию какого-нибудь хорошего эплтини или джин-тоника, и вальяжно разлечься на стуле, проводя вечер максимально лениво, объедаясь каким-нибудь симпатичным незнакомцем. Но нет. У нее работа, Эрни и бельевой эксперт.

- П-п-простите, мистер, но какое отношение белье имеет к обслуживанию? - Эрни выдает первую стоящую мысль за сегодняшний рабочий день, Соня даже улыбается от неожиданности, но тут-то решают обратиться непосредственно к ней.

- Скажу, что твой пикап зашел слишком далеко, - она загибает мезинец, покусывая губу, будто задумываясь о том, что еще разумного можно сказать и сделать в данной ситуации, - скажу, что если матушка-природа наградила, то этого уже не скрыть нигде, и белье здесь не при чем, - Соня загибает следующий палец, смотрит причине своей злости прямо в темные глаза с красноватыми, мутными белками, - скажу, что очень хочу мартини, - она загибает указательный палец, оставляя только большой и средний - именно он предназначен напыщенному индюку напротив, - и скажу, что ты мудак.

Менеджер укоризненно произносит ее имя, мол, каким бы ненормальным не был клиент, он все еще остается клиентом, но чаша терпения переполнилась и теперь с нее хлещет на все стороны.

- Ради всего святого, Эрни, уйди. Спасибо большое за помощь, - вспоминая свое желание, она бросает, вероятно, уже бывшему сотруднику, последнюю просьбу, - но попроси Джозетт сделать мне мартини.
[nick]Sonya Farrow[/nick][status]get over yourself[/status][icon]https://wmpics.pics/di-TFN0.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p96291">Соня Фэрроу, 26</a>.</b> Суккуб, плохая девочка, управляющая в книжном кафе[/lz]

Отредактировано Letha Moore (25-04-2019 00:51:59)

+1

8

Бэйзил не любил мямлей. Сам он был не особо многословен, вполне справедливо полагая, что его лицо достаточно выразительно для того, чтобы не открывать рот слишком часто. Он не любил споров и скандалов, после детства с шумными братьями он вообще любил тишину и одиночество. Праздных бесед со случайными людьми он тоже не любил. Ему не то чтобы было тяжело общаться с окружающими -он более чем спокойно выступал в университете на больших лекциях с докладами, рассказывал о своих статьях, участвовал пару раз в дебатах. Просто у всех этих мероприятий была цель, а у праздных бесед ее не было. Забивать время и эфир бесполезной болтовней - вот чего Бэйзил понять не мог совершенно.
Но мямли были еще хуже. может, потому что у Бэйзила никогда не было проблем с донесением информации. Не было страха выступать перед людьми и быть в центре внимания. Эрн же чувствовал себя неуютно даже под взглядом одной лишь Сони, это было сразу понятно. А тут их было сразу четверо. Удивительно, как он вообще еще в оборок не упал.
Разговаривать с ним дальше не имеет никакого смысла - публично отшлепать Соню он явно не способен, а Фонтейну от него было нужно именно это. Какой ему толк, пускай он даже ее уволит позже? Никакого.
А так ли ему, на самом деле, вообще нужно это разбирательство? Он сейчас слишком пьян и ленив, чтобы быть действительно злым. Ему конечно неприятно и вообще он немного оскорбился, но в целом...Оно вот все ему надо? Эрн бесполезен, звать кого-то выше него - значит тратить свое время, а сегодня у Бэйзила на это самое время были другие планы.
Так что он даже не возмущается, когда Соня прогоняет менеджера.
-Кажется, у тебя больше нет работы, - бесцветно замечает он - горе-то какое. Эй, ей за мой счет, - кричит он через весь зал. Сам не понял, зачем, как и почему, просто захотелось.
-Она остается с нами? - заинтересованно тянет один из дружков.
Господи, как же его бесят эти идиоты. Почему он раньше не замечал, насколько они разные? Нет, пьяным и он конечно дичь мог творить, но даже будь он здесь очень пьяным, но при этом в одиночестве. он бы не сделал и половину той фигни. которую уже успел сделать. Зачем он там с ними возится? Чтобы не было скучно? А что, с ними весело типа? Нет, с ними он просто пьет. Наверно, они и нужны только чтобы не казаться самому себе алкоголиком.
Друзья были плохой идеей. Не стоило ему их заводить конечно. Почему он раньше этого не понимал.
-Хочешь остаться с нами? - также бесцветно спрашивает Бэйзил - раз уж теперь твоя бесполезная и неблагодарная работа больше тебя не ебет.
Дружки хором гыгыкают. Весело им, дебилам. А Бэйзил даже не шутил ни разу.
Соне приносят коктейль как раз когда они решают, что им пора бы отлить. Бэйзил отпускает их в туалет легким движением руки, мол, я не с вами.
-Давай сбежим? - кисло спрашивает он. Вообще. озвучивая мысль, он скорее просто выражал свою скуку, но. сказав это вслух, задумался. А, может, правда сбежать? Что еще интересного может произойти здесь и с ними, особенно учитывая, что симпатичная девчонка может уйти сейчас с ним? - если конечно ты не попытаешься меня избить, как только мы выйдем. Мне придется защищаться, а я так себе сейчас самозащитник.
И это правда - Бэйзил и трезвым-то колдовать не очень любил, а уж в пьяном виде...Словом, ему следовало избегать нежелательных пасов руками и загадочных слов на иностранных языках.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

9

Мартини в руках сделает ситуацию намного лучше, пусть и Соня до сих пор загадочным образом остается сидеть за одним столом со сказочными мудаками. Тонкая бровь непроизвольно дергается вверх после предложения главной звезды вечера заплатить за коктейль. Запоздало проснувшаяся совесть, спортивный интерес или помутнивший рассудок алкоголь? До чего же странный тип, но Соня не протестует, потому что кто вообще протестует против бесплатной выпивки? С интересом разглядывает выразительное лицо: темные кудри уложены в стильный беспорядок на голове, выбившееся одинокие локоны обрамляют точенный овал лица, на нем острые скулы приглашают хорошенько об них порезаться, пьяный блеск в глазах манит и раздражает фривольной наглостью, раскрасневшееся губы наверняка сладкие и немного липкие после выпитого за вечер. Он тоже любит мартини, а значит эти губы будет очень приятно целовать, когда Соня начнет вытягивать из него энергию. Справедливо, учитывая, что он отлично постарался стать причиной ее увольнения (если Эрни ее не уволит, она его просто не поймет).

Друзья-мудаки неловко молчат от удивления и, кажется, полного непонимания того, что сейчас происходит. Один даже пытается положить влажную ладонь ей на колено (Соня бьет его по руке), затем дружки удаляются в туалет вдвоем как школьницы, то ли курить травку - что происходит довольно часто и от этого в баре иногда такой смог, будто на ночь запустили целую популяцию напуганных скунсов, то ли передергивать друг другу прямо в засоренной кабинке (что тоже явление частое).

-Кажется, у тебя нет нормальных друзей, - огрызается Соня, провожая раздраженным взглядом двух удаляющихся мудил. Походка у них неровная, будто они парят в невесомости, улетев, смеясь, куда-то в свою отдельную, затуманенную спиртом, реальность.

Внезапное предложение оживляет интерес суккуба, опять заставляя думать о том, что из сегодняшней ситуации ее может ждать хотя бы сытный ужин.

- И ты такой же ненормальный, - говорит она, на лицо уже наползает усмешка – одна из тех, за которой ничего хорошего не следует.

Соня опрокидывает бокал, одним махом осушая все содержимое, и, все еще разжевывая горькую оливку, начинает подниматься со своего места; затем приближается к незнакомцу, хватает его ладонь так, что тот не успевает среагировать, и тянет за собой.

- Бежим.

Уйти, не заплатив из этой дыры, кажется идеальным прощанием, в горле жжет от выпитого залпом коктейля и вырывающегося мерзкого смешка. Соня уверенно ведет мудака сквозь переполненный зал, тесные столики, пьяные тела, проскальзывает мимо Эрни с его округленными глазами раньше, чем он успевает выговорить хотя бы одно слово (а для него и в спокойной обстановке это задача не из легких), наконец-то вылетает прямо через входную дверь, проталкиваясь между новыми посетителями.

- С-с-соня! – бывший менеджер таки настигает их у выхода, на его лице, кажется, впервые вырисовывается возмущение, - вы должны заплатить. Немедленно.

Она останавливается, слегка обернувшись, все еще крепко держа в своей ладони чужую, но только для того, чтобы несогласно покачать головой.

- Бесишь до последнего, Эрни. Попробуй догони.

Соня подрывается c места и бежит, таща незнакомца по пыльной лондонской улице, лавируя между туристами и тусовщиками, брошенными под ноги пустыми бутылками и пригласительными листовками, пока не заворачивает за ближайший угол на соседнюю улицу, решив перевести дыхание.

- Как ты говоришь, тебя зовут? Не называть же тебя мудаком весь вечер, - говорит она, слегка запыхавшись и поправляя на себе юбку.
[nick]Sonya Farrow[/nick][status]get over yourself[/status][icon]https://wmpics.pics/di-TFN0.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p96291">Соня Фэрроу, 26</a>.</b> Суккуб, плохая девочка, управляющая в книжном кафе[/lz]

+1

10

Бэйзил даже не успевает ничего понять, когда они уже куда-то бегут, сочетая сразу две ненавистные Бэйзилу вещи: бег и прикосновения.
Он не бегал уже много лет. То есть - ни разу. Даже когда опаздывал. Даже когда очень опаздывал на очень важную встречу. Он бы не побежал даже если бы от этого зависела его жизнь - так сильно он это не любил еще со школьных времен, когда при малейшей физической нагрузке у него начинала идти кровь носом. Сейчас конечно все обстояло не так плохо. но от быстрого передвижения, из-за которого ты только потеешь и быстро устаешь, он предпочитал отказываться.
Впрочем, его никто не спросил.
Как и не стала она спрашивать о том, можно ли взять, нет, схватить его за руку. Конечно ей было неоткуда знать, что ему это не нравится, но сейчас понимания в нем ни на грамм, а вот раздражения и недовольства целый вагон.
Что вообще она себе позволяет? Он не прикоснулся к ней ни разу за вечер, никак не выказал заинтересованность в этом, так какого черта? Схвати он ее так, она бы непременно подняла бучу и обвинила его в домогательствах, а его, значит, можно? Чертовы двойные стандарты.
Они бегут не так долго, но Бэйзил успевает порядком устать. Сердце колотится как бешеное, легкие горят на вдохе и словно бы осыпаются мелкой стружкой на выдохе. Возможно, его вырвет. Не прямо сейчас, но он вполне допускает такую возможность.
Руку он вырывает довольно грубо. Он мечтал об этом всю дорогу, что они бежали, но больше был сосредоточен на том. чтобы не упасть и не прочесать носом дорогу, ибо был уверен-  на такой скорости Соня решит не останавливаться и просто потащит его дальше.
-Бэйзил. Можешь называть меня так, - спокойно произносит он, когда способность говорить возвращается к нему. Ноги чутка подрагивают, и он. наплевав на все, опирается стеной о стену - я не имел в ввиду сбежим буквально. Зачем мы вообще... - он переводит дыхание - бежали? Они же не полиция, а мы не сделали ничего такого.
Бэйзил как-то не подумал о том. что они не заплатили.А если бы подумал, все равно бы не сильно напрягся - у дружков хватило бы денег на три таких вот побега, если не больше.
-Почему с тобой так сложно, женщина? Мы знакомы минут тридцать, а ты уже пытаешься меня убить второй раз, - он кладет руку себе на грудь. Ему все еще кажется, что сердце вот-вот оттуда выпрыгнет и совсем, черт возьми, не от радостных эмоций -  тебя злые силы ко мне послали или как?
Конечно, он немного драматизирует, но чего еще стоит от него ожидать, когда он чувствует себя так плохо? Это в обычной ситуации его была тяжело вывести на эмоции, но заставь его по-настоящему страдать и пожалуйста - королева драмы во всей красе.
Господи, он еще и вспотел. По-настоящему вспотел, а не просто нагрелся. Он ненавидел потеть, он вообще ненавидел все эти вот...дополнительные жидкости. Сопли. слюни, пот, сперма - пожалуйста, просто не надо. Люди отвратительны и без того. И нет, он не ставил себя выше людей, из-за чего сейчас и был противен сам себе. Стало даже как-то неловко рядом с девушкой, которая все еще выглядела так. словно бы и не бежала вовсе, а так - шла быстрым шагом. Даже вон прическу не испортила.
Как же ему хочется пить. И посидеть. Но сидеть негде, да и магазина поблизости не наблюдается.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

11

Вязкие капли пота перемешиваются с острой примесью ноток ириса, древесной пряностью кедра, она даже способна ощутить цитрусовый лосьон после бритья. Усиленное обоняние суккуба улавливает тончайшие ароматы и любую смену в кожных железах, в зависимости от реакций тела. Ей нравится исследовать маленькие изменения, особенно когда они вызваны ею.

Бэйзил выглядит утомленным, измученным котиком, не способным ей не то что навредить, а даже подоспеть за ней следом. Ей нравится, как он пахнет.

- Сказала бы я, что приятно познакомиться, но… - она пожимает плечами, что значит, если бы Бэйзил не был таким мудаком вначале, не вызывая у нее желчный приступ раздражения своими идиотскими комментариями, и, если бы не стал причиной ее увольнения, удовольствия от этого знакомства было бы гораздо больше.

- Не то чтобы я любила там работать. Ты видел Эрни.

Соня делает вид, что не замечает, что Бэйзилу вроде как не слишком комфортно рядом с ней, что она и есть причиной его нервного отдергивания руки и забавного бурчания.

- Ты как маленькая девочка, боже, - она закатывает глаза, вытаскивая из заднего кармана юбки пачку тонких сигарет, доставая себе одну и прикуривая от дешевой зажигалки, купленной в газетном ларьке возле дома, - позвони, пожалуйся мамочке, если тебе полегчает.

Один осторожный, четко выверенный шаг вперед, затем еще один, и Соня загоняет его в тиски между собой и грязным кирпичным зданием. Она любит нарушать границы личного пространства, неудобство Бэйзила кажется ей отличной местью. Замечает, что чертов бейджик из «Грязного Гарри» все еще на ней, срывает его с особым удовольствием, целится в мусорное ведро, даже на него не глядя, скорее просчитывая расстояние, доверяя своему боковому зрению.

Инстинкты суккуба говорят ей немедленно прильнуть к незнакомцу, насладится теплой, обволакивающей, ласкающей жаждущие клетки ее тела энергией, но Соня оттягивает момент, решив для разнообразия узнать «жертву» получше. Или пораздражать его подольше. Есть в Бэйзиле что-то отличительное, ей хочется узнать, что именно. Возможно, он просто гей.

- Куда мамин мальчик желает пойти? – она стоит слишком близко, согнув руку в локте, делает глубокую затяжку, пуская сизый дым перед собой; прохладный ветер уносит его в сторону, так что призрачная дымка не касается лица ее нового друга, - у меня есть несколько идей, но, если боишься доверять незнакомым девочкам, пойдем куда скажешь.

Задурить голову обычному человеку до невозможности легко, если ты суккуб. Стоит взглянуть бедолаге в глаза, сконцентрировавшись, убедившись, что жертва ни на что не отвлекается, подождать несколько секунд, пока чудесная способность обездвижит жертву, лишая выбора – и все, можно есть столько, сколько хочется. Соня так не поступает, такие вот шалости подозрительно напоминают изнасилование, это убивает всякий интерес и человечность, а она в первую очередь считает себя человеком (пусть и совсем скверным временами), а уже потом кем-то еще.

- Только к тебе я не пойду. Уж точно не после таких комплементов.
[nick]Sonya Farrow[/nick][status]get over yourself[/status][icon]https://wmpics.pics/di-TFN0.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p96291">Соня Фэрроу, 26</a>.</b> Суккуб, плохая девочка, управляющая в книжном кафе[/lz]

+1

12

Бэйзилу было лет 13, когда он начал осознавать, что чужие прикосновения ему не то чтобы очень приятны. И, как ни странно, именно с матери все и началось. То, как она целовала его в щеку, как обнимала, даже как укрывала иногда одеялом - все это ощущалось как-то странно. В нехорошем смысле. Разумеется, Маргарет не делала ничего такого, из-за чего ее действия могли стать неприятны сыну, дело было именно в нем. Он понимал это, хоть и не понимал, с чем это связано. К появлению на свет Кэма он уже был почти уверен, что прекрасно обойдется без чужих прикосновений вообще.
С асексуальностью было сложнее. Если бы в те времена, когда
Фонтейн был в возрасте, когда мальчики начинают трогать себя ща всякое и обсуждать, у кого из одноклассниц быстрее растет грудь, Бэйзил мог пройти какой-то тест, чтобы узнать, почему ему это все не особо интересно, он бы прошел его не раздумывая и был бы самым счастливым подростком на свете. Но ничего подобного не было, как и понятия асексуальности. Вернее, оно было, но не доходило до широких масс, а потому Бэйзил просто чувствовал себя фриком. Ему не нравилось девчонки из класса от слова совсем. Ни грудь, ни пора, ни лица. Он видел красоту и был готов ее признавать, но какое отношение эта красота должна иметь к нему он решительно не понимал. С парнями, впрочем, дела обстояли не намного лучше - Бэйзила просто ничто не возбуждало. И никто. Вы когда-нибудь пытались дрочить ни на что? Бэйзил вот пытался - все пальчики ведь так делают, да и против физиологии не попрешь, но вышло так себе. Грязно - вот главное слово, которым он мог описать мастурбацию.
К счастью, он ушел из школы до того, как социальные нормы и давление ровесников вынудили бы его искать себе пару, иначе он бы с ума сошел. Хотя конечно от секса его это не спасло: он экспериментировал, пытаясь познать себя. Ничего личного, просто небольшое исследование, благо добровольцы находились. А вот те, с кем захотелось бы повторить - нет. Бэйзил сдался, а потом мир вдруг начал меняться, и он узнал, что такой не один. Что это не какая-то форма импотенции, что это просто...он.
Иногда он самую малость завидовал таким, как Соня. Тем, кто может взять незнакомца за руку без чувства, словно трогает навозную кучу. Кто может спать с тем, кто ему дорог, чтобы сделать приятное обоим и не чувствовать себя использованным самим собой и всем миром.
Соня опять слишком близко.
-Ты слишком близко, - жалуется он, пропуская оскорбления мимо ушей. Подумаешь, маменькин сынок, его и похуже называли.
Соню хочется оттолкнуть. Резко и сильно, чтобы ее не стало так близко прямо сейчас, также быстро, как она здесь появилась. Ему не страшно, нет, это вовсе не страх. Это нарастающее ощущение дискомфорта, что с каждой секундой становится все сильнее. Сначала просто тяжело, а потом он опять начнет потеть и дёргаться. Станет раздражительным, начнет огрызаться. Так всегда бывает. Так бывает каждый раз, когда он долго едет в метро.
- Бар, клуб? Библиотека? - что угодно, только отойди обратно ради богов. Он пойдет куда скажешь и сделает что велишь, он за все заплатит и будет тебе лучшим другой, если ты будешь держать дистанцию. И начнёшь это делать прямо сейчас.
-А по твоим действиям я бы сказал, что ты очень хочешь пойти ко мне, - уже несколько нервно комментирует он, не думая о том, что данную фразу можно расценить как флирт, даже если не очень стараться.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

13

Напряжение скользит между ними, словно оно материально, но в нем нет и толики чувственности, нескрываемой тяги или пьяного влечения к незнакомцу. Соня всегда полагается на свою интуицию, которая, вперемешку с безошибочными инстинктами суккуба, никогда ее не подводит. Этот засранец ее не хочет, значит он просто так дразнил ее в баре, просто потому что он скверный богатый мальчик с большим ртом, но никак не один из тех недалеких мудил, что используют оскорбление в качестве привлечения внимания понравившейся девчонки, с надеждой забраться ей в трусы. Осознание одновременно и добавляет Бэйзилу несколько очков, но с другой стороны - она опять на энергетической диете. Когда она в последний раз питалась? Неделю назад? Соня отгоняет навязчивую мысль очередной затяжкой.

- О, все всегда так думают, - говорит она с хитрой усмешкой. Делает еще один крохотный шаг на встречу, сокращая пространство до расстояния одного глубокого вдоха, окончательно убеждаясь, что ее близость Бэйзила до чертиков пугает. Настолько, что она чувствует, как на висках появляются бисеринки пота, настолько, что она почти слышит его учащенный пульс, - Не могу сказать, что они неправы. Пойдем.

Отступает на безопасное расстояние, смилостивившись над бедолагой, и предоставляя Бэйзилу желанную свободу. Он слишком много нарывается, чтобы в моменты, когда насмехаются уже с него, казаться настолько беззащитным.

Сохо в Лондоне - как отдельная маленькая страна, здесь все нужное для жизни компактно собрано в один небольшой район. Соне нравится здесь жить, даже учитывая, что количество заведений, с которых она не уходила, или с которых ее не увольняли, сокращается с каждым днем, но с другой стороны, всегда открывается что-то новое. Она живет на Олд Кэмптон стрит, где больше всего гей-баров, ночных клубов и целующихся парней, а проезжая часть разрисована сердцами с радугой. Там проходили самые лучшие вечеринки в ее жизни, так что решение поселиться в одной из съемных квартир пришло к ней вполне осознанно. Помимо того, что она чувствует себя здесь как дома, одно из главных преимуществ Сохо в  том, что вокруг всегда много еды.  Соня не ведет туда Бэйзила, чтобы покушать, к сожалению. Она немного удивлена, что он вообще до сих пор соглашается с ней куда-то идти, возможно это алкоголь в нем зовет на подвиги, или соблюдение личного пространства влияет на его благосклонность.

- Так что американец делает в Сохо? Я думала, вы все мечтаете жить на западном побережье, потеть на солнце и планировать, что наденете на следующую Коаччелу.

Дверь гей-бара открывается перед ней, чтобы выпустить двоих смазливых голубков, затем она кивком предлагает Бэйзилу войти. Это необычный бар. Выразительные черты викторианского стиля проглядываются в богатой пестроте мебели из красного дерева (на самом деле это дешевая копия, но выглядит красиво), неуместных тяжелых портьерах на окнах, чрезмерным количеством растений в керамических горшках и экзотических обоях с дробным восточным орнаментом, но главное здесь - стеллажи с книгами. Они повсюду, даже если и не совсем востребованы, заложенные пыльными книгами, которые никто не достает с полок, предпочитая пить Егермейстер и сосаться в темных углах. В противоположной части бара, не вписывающаяся в общую картинку, огромная металлическая дверь ведет в подвал - оттуда раздаются синтетические биты ночного клуба.

- Бар. Клуб. Библиотека, - Соня задерживается у входа, положив руки на пояс, обводя взглядом полупустое помещение (все наверняка в клубе), явно собой очень довольная, - Выбирай, чего тебе больше всего хочется. Мартини? - предполагает Соня, уверено вздернув бровь. Ей вот всегда хочется мартини.
[nick]Sonya Farrow[/nick][status]get over yourself[/status][icon]https://wmpics.pics/di-TFN0.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p96291">Соня Фэрроу, 26</a>.</b> Суккуб, плохая девочка, управляющая в книжном кафе[/lz]

+1

14

У этой девицы. кажется, есть уникальная черта - она чувствует, когда вот-вот перейдет границы дозволенного. Бэйзил очень терпеливый, на самом-то деле, если речь не идет о прикосновениях. Вот уж где он показывает свои худшие качества - так это когда кто-то слишком близко. Он мог подпускать некоторых людей чуть ближе, чем других, когда очень хотел, в конце концов, все дело ведь было только в его симпатиях и антипатиях. Соня пока не входила в число особых избранных, хотя Бэйзил про себя и говорит "пока". Это для него тоже что-то новенькое.
Она выбрала момент, чтобы отстраниться почти идеально, потому что еще всего пара секунд, и Бэйзил бы начал делать то, что порядочные мужчины не делают с женщинами, даже если они ведут себя не слишком порядочно, а он этого не хотел. Ему не нравилось толкать людей, не нравилось применять силу, но если голосом отвести их от себя не получалось - что ему оставалось? Он даже рад немного, что Соня в итоге поняла, чо он имеет в виду, а не подумала, что это какой-то провокационный флирт.
И это странным образом в ней и привлекает. Бэйзилу совсем не хочется сказать "ну все, я пошел", не хочется назвать ее странной и уйти. Нет, он считает ее странной. но эта странность не отпугивает, а пробуждает интерес. Что еще она сделает? Что еще сможет показать? Это интерес исследователя, Бэйзил редко когда мог с ним бороться. Это и было одной из причин тому, почему практическая магия ему не нравилась - ему всегда казалось, что есть что-то еще. что-то более интересное, что-то более сильное, что-то, чего не знает никто, но что подвластно узнать ему. Он боялся застопориться, боялся остановиться в развитии, если начнет оттачивать заклинания так, как того требовала родня. Он не планировал пока становиться сильнейшим магом в роду - его мать все еще была вполне достойна титула главы семейства, да и дядюшка воде бы пока справлялся, так что торопиться было некуда. Сейчас у него было время стать самым умным членом этой семьи.
Хотя на данный момент он, кажется, стремился стать самым безрассудным и пьяным Фонтейном из всех ныне живущих.
Он послушно идет следом, радуясь про себя, что его не тащат за руку. Спрашивать, куда они идут не хочется - не факт, что Соня ответит. а даже если и ответит, то сюрприз будет уже не тот.
-В Лондоне я учусь, - сообщает он - а в Сохо отдыхаю. Как и все, в общем-то, -он даже не уверен, правда ли Соне это интересно или она спросила, чтобы заполнить тишину хоть чем-то. Когда он решил, что пора съезжать из отчего дома. Лондон он выбрал как-то даже не задумываясь. Он ни разу здесь не был раньше, но всегда очень хотел - ему почему-то казалось, что здесь будет его место силы. Так, собственно, и вышло, а местное сообщество магов ему нравилось куда больше затхлого аркхемского.
Он начал догадываться. куда именно Соня его ведет, вернее - в какой конкретно район. То и дело кругом стали появляться радужные флаги, цветастые стикеры и. конечно же. сами жители - однополые парочки всех мастей и возрастов. Бэйзил не чувствовал себя как-то некомфортно, но вновь задумался о том, что кажется пора переставать представляться геем и все-таки найти способ говорить людям правду. Соня была не первой, кто притащил его сюда, но в прошлые разы ничего хорошего не вышло - как аз потому что он не был геем, но был вынужден им притворяться, раз уж им представился. И вот, кажется, все вот-вот снова повторится.
Но Соня снова удивляет его, удивляет настолько, что он даже выглядит удивленным, что с ним бывает крайне редко.
-Мартини, - соглашается он.
Идти вниз, в клуб, ему точно не хочется - он уже просто не в том состоянии, чтобы находиться среди ярких огней и громкой музыки. А вот здесь, среди книг, ему вполне комфортно.  Более чем комфортно, на самом деле.
-Не думал, что ты знаешь такие места, - сообщает он, когда им приносят напитки - ну то есть...Оно странное, но не такое странное, как ты. Но мне нравится. Здесь. И ты тоже, что удивительно, - он протягивает бокал, предлагая чокнуться.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

15

Горько-сладкий привкус мартини, отголоски смеха, далеких разговоров и музыки, вибрирующей в стенах, врезающейся в тишину полутемного помещения бара, запах печатной краски на страницах нетронутых книг, одиноко уместившихся на массивных стеллажах, действуют успокаивающе не только на Соню, но и на Бэйзила, который, кажется, наконец-то расслабляется. Соня чокается с ним бокалами, затем ныряет в мягкое кресло, чувствуя, как усталость разносится волной вниз по телу, смешиваясь с алкоголем. Бровь вздымается дугой, когда ее сегодняшний собутыльник выдает самое милое признание за вечер. Надо же - из этого рта может вылетать не только грязь.

- Что? Я не ослышалась? - Соня щурит глаза, ухмыляясь, - и мой внешний вид больше не тревожит?

Странно, что он вообще его беспокоил, учитывая полную незаинтересованность Бэйзила в близости, да что там - даже в намеке на близость, но он явно чувствует себя комфортно сейчас, вальяжно распластавшись в шатком кресле, держа в длинных пальцах бокал с мартини так, как его держали бы художники или современные писатели - с непринужденной элегантностью, налетом какого-то неосознанного пафоса и особой грацией. Такой весь из себя неприступный сладкий мальчик с завышенной самооценкой. Соне он, черт возьми, нравится, даже учитывая ее все еще настойчивое желание треснуть ему за сцену в "Грязном Гарри".

- Вульгарные девы любят книги и хороший мартини, - говорит она, делая маленький глоток, наслаждаясь вкусом. "Вульгарная дева" вполне может быть ее вторым именем, - не недооценивай девушек в красивом белье, Бейзил. Но ты же явно в нем не заинтересован, правда?

Соня никогда не притворяется той, кем не является и, если пристает с откровенно грязными намеками, то делает это с прямыми намерениями, без посторонних мыслей, без сомнений и лишних раздумий. Иногда, она не понимает условностей чьей-то ориентации, возможно, потому что единственная ориентация, которая ее заботит, это ориентация на секс - мужчина, женщина или не загоняющий себя в определенные обществом гендерные рамки человек, - неважно, главное, что она может получить от них энергию.

- Меня не отвергает никто. Никогда. Но можешь не рассказывать, - она поднимает свободную руку, ладонью вперед, мол, не ее это дело, - но притворяться ради дружков-дебилов? Найди себе нормальных друзей.

Соня потягивает мартини, кивает бармену, чтобы тот сделал еще, он подмигивает ей в ответ, принимаясь смешивать идеальные пропорции джина и вермута. Ей никогда не хотелось здесь работать. Возможно, потому что тогда это место совсем не приносило бы наслаждения, убаюкивающего чувства уюта и умиротворенности. Ее отпечатки оставлены почти на каждой из книг и, затерянная в дальнем углу, с самого часа открытия после обеда, когда нет смены на работе или слишком не хочется контактировать с окружающим миром (что редко, но случается), она читает, пока не проголодается; пока не становится слишком шумно; пока к ней за столик не подсядет какая-нибудь симпатичная студентка или слегка растерянный турист.

- А здесь и вправду потрясающе, - взгляд Сони мечтательный, а лицо расплывается в искренней улыбке, она будто впервые снимает броню дерзкой девчонки, неожиданно для себя решившись на откровенность, - в таких местах не хочется работать - хочется жить. 
[nick]Sonya Farrow[/nick][status]get over yourself[/status][icon]https://wmpics.pics/di-TFN0.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p96291">Соня Фэрроу, 26</a>.</b> Суккуб, плохая девочка, управляющая в книжном кафе[/lz]

0

16

Бэйзил признавал ошибки неохотно, но лишь потому что для него ошибаться было редкостью. Он редко говорил чт-то категорично, редк говорил, если не был в чем-то уверен, а потому, как правило, и не ошибался. Вслух, во всяком случае. Но то было с фактами.
С людьми все был сложнее. Их Бэйзил никогда не понимал. Да, он был одним из них, глупо было бы ставить себя отдельно или, не дайте Древние. выше остальных, но он часто замечал, что его волнуют совсем иные вещи, нежели большинство людей. Для него огромным разочарованием было видеть, как глупо тратят свой потенциал и свои возможности многие студенты его университета. Проводя время за пьянками и гулянками, прокрастинируя и трахаясь, они словно бы и сами не знали, зачем вообще все это нужно. Зачем нужна им сама жизнь. Они будто не знали, куда себя деть, при чем в идеале деть так. чтобы потом жилось неплохо. Бэйзил таких трудностей никогда не испытывал, но это было не единственной проблемой его общения с другими. Он ушел из школы, перейдя на домашнее обучение, и тем самым свел свой процесс социализации в могилу. Он мало с кем общался, у него не было друзей в подростковом возрасте, он никогда не стремился найти кого-то близкого по духу. Он начал испытывать некое призрачное подобие этого желания только здесь, в Лондоне, оставшись в абсолютном одиночестве в незнакомом городе, в другой среде, где даже за его американский акцент на него уже могли посмотреть косо.
И только тут он выяснил, насколько не разбирается в людях, насколько их на самом деле не понимает. Он не мог отличить хороших от плохих, не умел усмотреть в поступках людей их мотивы. не мог предсказать, что будет дальше. За то время, что он был здесь, его уже несколько раз кинули на деньги. Один парень, с которым, как ему казалось, все должно было получиться, и который вроде бы даже был готов принять тот акт, что секса у них не будет, оказался...Ладно, это было не таким большим шоком, если честно, Бэзил всегда знал, что никто просто так не согласится с ним не спать и при этом встречаться - думать иначе было бы слишком самонадеянно.
Словом, он абсолютно не разбирался в людях, и Соня было тому лишним подтверждением. Если при первом взгляде на нее хотелось лишь брезгливо попросить салфетку, то сейчас...Нет, рано еще было судить. но она опреденно была сложнее и интереснее, чем казалась на первый взгляд.
Что, впрочем, не отменяло того факта, что она была вульгарной девой - в этом Бэйзил только все больше убеждается.
Он делает глоток, закатывает глаза и откидывает голову на спинку кресла. Ему определенно нравится такое кресло. Ему однозначно нужно такое кресло в квартиру.
-Они думают, что я гей, - говорит он недовольно. В его планы не входило хоть как-то комментировать ее фразу, просто...вырвалось - но мне не нравятся парни. И девушки тоже, - он делает выражение лица мол "виноват", вновь посмотрев на Соню - я книги люблю. Так что есть под твоим бельем не скрывается томик Достоевского - не жди меня в своих трусах, - он делает еще глоток.
Говорить все это ей как-то просто, намного проще. чем кому бы то еще. Может, это какая-о форма синдрома попутчика, может, он уже просто очень не трезв, а может это и что-то еще. Что-то, чего он пока не понимает.
Ему нравится, что они сходятся в мыслях об этом месте. Ему здесь тоже хорошо. Как дома, с учетом лишь того, что дома так хорошо никогда не было. Наверно, так ощущается дом, о котором ты мечтаешь и который пытаешься всю жизнь создать.
Очень странно думать о том, что в его доме мечты сейчас на соседнем кресле сидит женщина, которую он встретил всего ничего времени назад и которая поначалу так жутко ему не понравилась.
-У меня дома, в Америке, есть домашняя библиотека, - говорит он - но там не так круто, как здесь. Дома вообще не так круто, как здесь, - он допивает свой бокал. Наверно ему надо уже остановиться - алкогольное опьянение приближается к той стадии, когда он совсем перестанет себя контролировать и не сможет довести себя до дома, а спать на лице ему как-то не слишком хочется.
-Я, кстати, не должен был говорить всего того, что говорил, - наконец произносит он - я извиняюсь. Я правда совершено не разбираюсь в людях.
Не так часто ему требуется признавать ошибки, а новый опыт - это всегда интересно.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

17

Бокал с мартини замирает на полпути к приоткрытым губам, стоит Бэйзилу поделиться еще одним откровением. Странно, но таких, как он, Соня еще не встречала. Связано ли это с ее удачей находить всегда столько еды, сколько нужно, или с тем, что она проводит все свободное время среди тех, кто или усердно ищет приключения на ночь, или сам же эти приключения создает.

Всеядность предоставляет Соне много возможностей для питания, а еще помогает хорошенько разбираться в людях, что намного легче, когда собственный взгляд без особых усилий подавляет волю неподозревающих ни о чем жертв, заставляет охотно поддаваться, не возражая, с удовольствием предоставляя свои тела в качестве энергетической подпитки. Создаваемое впечатление, все плотно приклеенные к себе маски, исчезают в момент, когда человек теряет контроль. В одно мгновение, впитывая в себя сладких яд суккуба, паря где-то над своим телом, позабыв обо всем на свете, все они для нее, как неуверенные девственники.

От произнесенных Бэйзилом слов брови сами ползут вверх от удивления, в то время как на лице начинает расцветать хитрая улыбка. По сравнению с Бэйзилом она вавилонская блудница без единого шанса на спасение. Знал бы он, насколько они разные.

- В моем белье может всякое скрываться, - произносит Соня с все тем же выражением напакостившего ребенка, - на самом деле это забавно. Кхм. Не из-за того, что странно или неправильно, господи нет – каждый дрочит как хочет – из-за того, что у меня прямо-таки противоположная ситуация.

Соня откладывает в сторону мартини, опирается локтями и стол и, подпирая подбородок рукой, мечтательно смотрит на Бэйзила. Возможно, рассказывать о том, что она суккуб, а не нимфоманка слишком неуместно для первой же встречи. Возможно, кардинальной разницы-то нет. Возможно, еще один мартини, и она продемонстрирует Бэйзилу пару тонких клыков.

- Из нас получился бы очень забавный дуэт. Всех, кто клеится к тебе, я могла бы брать на себя. Кроме футболистов, истеричек, консервативных юнионистов и футфетешистов.

Почему-то Сони приятно, что Бэйзил извиняется, и что ему нравится – действительно нравится – ее любимое место во всем Сохо.

- Не переживай ты так, мои чувства сложно задеть, - Соня закатывает глаза и отпивает с бокала, скрывая довольную улыбку, - а в моем доме библиотеки нет, только заваленные всяким барахлом стеллажи. Мой папа до сих пор коллекционирует марки, а в съемной однушке слишком тесно для книг, но достаточно просторно для всего остального.

Планы на будущее никогда не беспокоили Соню, она не терзала себя мыслями о достатке, яхтах, элитных шмотках и доме, размером в остров, как это делала ее мать; единственное, что ее с ней по-настоящему роднит – это пара ядовитых клыков и нежелание кому-либо принадлежать. Вот только Соня не собирается эксперементировать, решив наделать ненужных детей в процессе. Невозможно, чтоб кто-либо в будущем до такой степени безумия напустит ей любовной дури в мозг, чтобы ей действительно захотелось менять грязные пеленки и доить себя молокоотсосом. Чего ей действительно хочется, так это чувствовать себя всегда, как она чувствует себя здесь – среди хорошо приготовленных коктейлей, пыльных стеллажей с любимыми книгами, и, как не странно, с кем-то, с кем можно вот-так вот поговорить, не ожидая продолжения в своей слишком большой для однокомнатной квартиры кровати.

- Здесь так круто, потому что нет по близости семьи? - Соня кивает официанту в знак благодарности за свежие коктейли на их столике, - Почему все белые детишки жалуются на свою богатую жизнь? Заведи свой дом, и свою библиотеку, и будет тебе счастье.
[nick]Sonya Farrow[/nick][status]get over yourself[/status][icon]https://wmpics.pics/di-TFN0.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p96291">Соня Фэрроу, 26</a>.</b> Суккуб, плохая девочка, управляющая в книжном кафе[/lz]

+1

18

-Ради бога, забери их всех, - кивает Бэйзил.
Дома он особой популярностью не пользовался, но это, скорее всего, было из-за того, что он редко куда-то выходил добровольно, а если и выходил - не слишком-то любил вступать с кем-либо в какие бы то ни было взаимодействия. В Лондоне все был по-другому. Он сам чувствовал себя здесь совсем иначе, чуть не впервые в жизни признав, что в мире может быть что-то интереснее книжек. Он вылез из скорлупы, начал общаться с другими людьми, ходить на тусовки и вечеринки. Иногда их было слишком много даже по его мнению, и тогда он сбавлял обороты. Иногда их не было совсем, но Бэзил и без них себя неплохо чувствовал. Он вообще вдруг осознал, что жизнь необязательно должна быть так проста и однобока, как он думал раньше. Нет нужды утыкаться в одни лишь книги, игнорируя все и вся вокруг. Нет нужды сторониться людей, нет нужды постоянно быть одному. Нужно просто уметь правильно дозировать все: учебу и развлечения. компании и одиночество. Разумеется ничто не могло идти по плану всегда, но это ведь только дополнительные вызов навыкам тайм-менеджмента, а вызовы Бэйзил любил.
И вот так оказалось, что он в общем-то не дурен собой и вообще может быть кому-то интересен. Кому-то только как друг, и он был за это неизменно благодарен, а кому-то и как некто более...близкий. С этим конечно было в разы тяжелее, но в общем и целом Бэйзил справлялся со всем.
Он никогда не признавался в своей асексуальности так просто, так прямо и так внезапно, и сейчас думает, что, может, давно следовало попробовать делать это так, потому что реакция Сони его странным образом успокаивает. Он давно научился бороться с чувством собственной неправильности, извращенности, ненормальности, давно уже понял, что всегда будут люди, которые не смогут этого понять и принять, но все равно видеть настолько спокойную реакцию ему даже приятно. Непохоже, чтобы Соня действительно понимала, как это должно работать, но это ее и не пугало.
Он все еще пытался понять, почему рядом с ней так легко и просто находиться, почему ему так спокойно и почему вообще хочется продолжать с ней разговаривать вместо того, чтобы просто встать и пойти домой. Прежде он сталкивался с таким разве что в книжках, но никогда не думал, что такое и правда может случиться. Соня же была вполне себе живой, немного грубой, абсолютно точно не разделяла многих из его убеждений, но при этом не вызывала уже никакого отторжения или желания встать и уйти. Сейчас и здесь, рядом с ней, Фонтейн словно бы был в каком-то другом мире, в котором не было важно вообще ничего кроме того, что происходит прямо сейчас. И не было ничего кроме них двоих и этого места.
На замечание про богатого белого мальчика он снова хмыкает. Ну да, он такой и есть. Очень богатый и чень белый. Все никак не слезет с маминого обеспечения, живет на полную катушку, не умеет экономить. Он все это прекрасно о себе знает, но никогда не чувствовал себя из-за этого как-то неправильно. Ну да. ему от рождения дано чуть больше, чем  другим, и что? Ему теперь от этого отказаться? Он ведь не мешает никому стать таким же, как он, почему кто-т пытается доказать ему, что он должен чувствовать себя паршиво из-за своего статуса? Вот уж нет.
-Потому что моя семья настолько богатая и настолько белая, что у нас не принято разъезжаться, - он разводит руками - перед тобой вообще-то бунтарь, каких мало.
Наверно, история о том, как он бросил мать с двумя неразумными малолетками, один из которых к тому же слегка поехавший - это слишком для знакомства.
-Мы можем поговорить о тебе? - просит он - ну там...чем занимаешься, кроме как хамишь клиентам? И где собираешься хамить клиентам теперь?
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

Отредактировано Berthold Ackermann (03-05-2019 18:54:04)

+1

19

Удивительно. Он хочет узнать о ней больше. Соня искренне удивляется и пялится на Бэйзила в неверии несколько долгих мгновений. Не из-за того, что не ожидала услышать именно такого вопроса с его уст – они, похоже, уже сдвинулись с черты взаимных оскорблений и теперь двигаются еще дальше, рискуя друг другу понравиться (насколько ему возможно понравиться). Соня привыкла с бессвязному, пустому трепу, приятному и не напрягающему, обходя стороной разговоры о себе, не находя их важными или примечательными.

О том, о чем действительно хочется рассказать, Соня сказать не может, опасаясь реакции и хватаясь за остатки здравого смысла, что пробирается сквозь алкогольную пелену навязчивым шепотом: даже и не вздумай.

- Развлекаюсь, - уклончиво отвечает Соня, лениво поднимая мартини к губам, - иногда намного больше, чем нужно. Но с другой стороны, нигде нет правил, дозирующих веселье.

Ее двадцатилетние сверстники учатся в колледжах, корпя над образованием в элитных учреждениях, находя в этом смысл всей жизни; или рожают целый выводок пухлощеких детишек, маленьких и уродливых воров свободного времени, концентрируя всю свою жизнь вокруг переоценённого мнения о том, какой должна быть настоящая семья. К двадцати Соня успевает проработать в девятнадцати разных барах (и это только в одном районе!), тесно познакомиться с местными детьми цветов, исколесить Европу в месяцы прайда, временами не имея и фунта в кармане, встретить сразу несколько человек, считающих ее любовью всей жизни (вероятно из-за дурманящего эффекта яда), научиться управлять змеями в местном террариуме, чувствуя себя мальчиком-который-выжил, и сделать парочку татуировок по пьяни, но придумать план на жизнь она не успевает и на вопросы «чем ты замаешься» или «чего ты хочешь» лишь пожимает плечами и скомкано отвечает: «всего».

- А клиентам я не хамлю, только мудакам, к ним у меня особая нетерпимость, - Соня мешкает, прежде чем сказать, но слова сами находят свой путь наружу, - я вроде как рада, что ты не один из них. Это пока не точно, возможно ты просто хорошо притворяешься, но в моей голове не укладывается, чтобы у совсем безнадежного человека мог быть такой хороший вкус, - она кивает на мартини, про себя отмечая идеально сидящую на Бэйзиле одежду и ирисовую пряность духов, - возможно, в другой жизни, - мечтательно вздыхает, отпивая еще глоток.

Раздвигать ноги перед первой попавшейся жертвой не является ее излюбленным хобби, скорее приятным бонусом в особенных случаях, ведь они же, всегда получают удовольствие, независимо от физической близости, довольствуясь одной лишь крупицей яда. Сработает ли магический яд суккуба на асексуалов? Соне настолько интересно, что она уже обещает себе уговорить Бэйзила в будущем на маленький эксперимент. Вероятно, что сработает, будь то даже тибетский монах с железной выдержкой - никто не в силах устоять против сверхъестественного воздействия. Или, все же, в силах?

- Поищу что-нибудь в Сохо, может, даже вылезу из своей зоны комфорта и попытаюсь найти что-нибудь в большом городе, - она пожимает плечами, осознавая, что понятия не имеет, чем будет заниматься завтра, - или в другой стране. Никогда не была в Швеции, а мне нравятся блондины. Или в Индии, было бы забавно, учитывая, что матушка оттуда сбежала. Или в твоей Америке. Люблю бургеры - такие, чтобы с них прямо сочился плавленый сыр вперемешку с жиром, и растекался по подбородку.

Бэйзил получает о ней больше информации, чем остальные могли получить за полгода знакомства и это, учитывая, что разговаривает она о вещах незначительных, приземленных… обычных? Соня представляет его выражение, если вдруг когда-то расскажет ему о своей сущности. Мальчик, которому не нравится секс и девочка, которая жить без него не может.

- А ты планируешь возвращаться? Богатая белая семья не скучает по малышу? Или ты у них не единственный и дома есть кому бесить родителей?
[nick]Sonya Farrow[/nick][status]get over yourself[/status][icon]https://wmpics.pics/di-TFN0.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p96291">Соня Фэрроу, 26</a>.</b> Суккуб, плохая девочка, управляющая в книжном кафе[/lz]

Отредактировано Letha Moore (05-07-2019 11:41:58)

+1

20

Бэйзил знал этот синдром богатых деток, мечтающих хоть немного пожить обычной жизнью - со всеми ее лишениями, ограничениями и мирскими загонами в духе "что есть?" "на какие деньги есть?" и "как дожить до понедельника?". Сам он таким никогда не страдал. Осознавая свое привелегированное положение, он не то чтобы был снобом, нет, он вполне нормально относился к людям, которым в жизни повезло меньше, чем ему. Во всяком случае, не просил делать странные вещи за двадцатку, не обзывал никого нищебродами и вообще вел себя достаточно прилично. Ну, обычно. Сегодняшний вечер был исключением.
При этом с "простым людом" он контактировал не то чтобы очень много - просто всю жизнь вертелся в других кругах. В Аркхеме вообще все было немного иначе, там в какого мага ни плюнь - попадешь в члена Внутреннего Круга, а среди нищих не водится. Так что Бэйзил привык находиться в определенном окружении и не особо видел смысла в том, чтобы его менять.
Но при этом сейчас ему даже немного интересно послушать о той. другой жизни. Когда каждый день борьба и все такое. Когда нужно работать, чтобы были деньги. Когда ищешь, где и что подешевле, а не мучаешься от скуки, потому что все уже было. Кто-то бы гордился тем, что не относится к таким людям, кто-то бы стеснялся - Бэйзил просто проявлял интерес, как, собственно. и к большинству вещей в этой жизни.
-Ну спасибо, - хмыкает он, неосознанно одергивая края жилетки. С подбором одежды у него никогда не было проблем - разве что с длиной штанов. Он любил и умел красиво одеваться, но никогда не считал это предметов для гордости - кто угодно с доступом в интернет может неплохо одеться, посмотрев на правильные картинки, так что в этом такого особенного? Это скорее навык, чем талант, просто у него предрасположенность была чуть выше, чем у многих других. Да, он не представлял себя в банальных драных джинсах и растянутой футболке, но что бы изменилось, если бы он так одевался? Да ничего. На то, что для него действительно было важно, это никак бы не повлияло. А все настоящие исследователи вообще-то немного сумасшедшие.
Планы девушки на путешествие не звучат как что-то реальное, она. кажется, сама не уверена, хочет ли этого, а если и хочет не уверена, что сможет. Бэйзилу это знакомо. Долгое время он был уверен, что прикован к Аркхему стальными цепями и не выберется никогда. Теперь он не был уверен, что когда-нибудь тужа вернется - слишком уж ему нравился неизведанный до момента переезда вкус свободы. К тому же - тут была жизнь. В Аркхеме - бесконечные проблемы и магические интриги, которые его не слишком-то заботили, хоть он и был наследником.
-Бургеры отстой, - кривится он - но я вообще не... - он останавливает себя. решая. что снова пытается выдать слишком много информации - прихотлив я в еде, в общем.
Да. у него много причуд. Асексуальность все почему-то считают самой большой, хотя лично ему гораздо большей кажется то, что все вокруг придают сексу такое большое значение.
-Не знаю, - он качает головой - не думал об этом пока. Наверно нет. А может и да. И я не знаю, скучают ли они по мне. Думаю, им просто некогда, они... - он долго подбирает слово - с причудами. Каждый день новая беда. Я не уверен, заметили бы они, что я уехал, если бы я не предупредил, что сделаю это. Но я не жалуюсь.
И все-таки звучит так, будто жалуется. Он знает это, потому что рассказывает эту историю не в первый раз - его довольно часто спрашивали о семье и о том, не скучают ли они там по нему. Откуда, черт возьми. ему вообще это знать? Он же не читает их мысли. Он вот по ним не скучал, было бы высокомерно считать, что у них все иначе, да?
Он косится на часы, вдруг осознавая, что давно уже не следит за счетом времени. Часы показывают порядком за полночь, что не очень хорошо, учитывая, что завтра у него еще были дела и делать их надо было в определенном состоянии, весьма далеком от того, в котором он сейчас находился.
-Не подумай, что мне неприятна твоя компания, но если мы не разойдемся сейчас, то завтра моя компания будет не приятна куче людей, - с виноватым выражением лица произносит он. Ему и правда не слишком-то хочется уходить, но дела есть дела.
Для убедительности он даже встает, но довольно стремительно вынужден опуститься обратно, почувствовав головокружение. Кажется, он снова пропустил момент, когда было пора перестать пить.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

Отредактировано Berthold Ackermann (13-05-2019 17:23:43)

+1

21

Заплетающийся язык Бэйзила на пару с расслабленной, сонной позой, свидетельствует о том, что они скорее всего таки станут друзьями. Фэрроу вынуждена признать, что сегодняшнее увольнение и, казалось бы, совершенно глупая причина потери работы, превратились в лучший вечер за последние несколько месяцев.

Ее новый знакомый без интереса рассказывает о семье, скучая скорее не по ней, а из-за того, что его убаюкивает одна лишь тема кровных родственников. Соня гадает, как бы она относилась к своим братьям или сестрам, если бы они у нее были. Наверное, с солидарностью и уважением, ведь тогда она была бы не единственным ребенком, которого бросила мать, оставив слегка непутевому отцу, разговаривающему с мебелью больше и охотнее, чем со своим ребенком. Наверное, Соня делала бы ради мелких все на свете, рвала на себе волосы и боялась потерять работу, ощущая за них ответственность. Будучи покинутой матерью, Соня обрела черту, в корне отличающею ее от нелюбимой ею женщины, - ответственность за близких. И хотя из самых близких у Фэрроу только отец, но она не сможет уснуть спокойно, не зная, как у него дела.

У Бэйзила, очевидно, другие мысли на этот счет, но и каждая семья другая. Он устало зевает, Соня поглядывает на часы на стене, и согласно кивает, когда тот вежливо отпрашивается домой. В этот момент Бэйзил напоминает огромного кота, такого же ленивого и элегантного одновременно. Его неустойчивая попытка встать заканчивается провалом, Соня давится смехом, допивая остатки мартини.

- Мой план тебя споить увенчался успехом, - она расплывается в ухмылке, - теперь ты без меня никуда не дойдешь.

Вполне вероятно, что бедняга сейчас испугается, вырисовывая в голове яркие картинки того, как Соня бросает его на кровать, усаживается ему на бедра и рвет все пуговицы на рубашке. Соня как раз в такой кондиции, однако, все что она планирует сделать, это хотя бы вывести Бэйзила из бара. Телефон не вовремя разряжается, оставаясь в руке бесполезным кирпичом, так что такси она вызвать не может и, прежде чем сказать Бэйзилу о том, что карету домой ему придется искать самому, в голову приходит гениальная мысль.

- Пошли ко мне. Это займет минуту, а ты уже почти тело.

Соня оплачивает счет, грустно смотрит в опустевшей кошелек, но все же оставляет официанту чаевые. Знает она, каково это заканчивать смену со скупыми, нажравшимися клиентами. Приятного мало. Она поднимается, чувствуя себя вполне в состоянии пройтись по прямой линии на двенадцатисантиметровых каблуках, - возможно, это врожденная способность.

- Я не буду к тебе приставать, балда. Так что даже не начинай возмущаться.

Жаль, что в набор способностей суккуба не входит суперсила, позволяющая без трудностей поднимать пьяное тело со стула, - пусть и очень удобного стула. Бэйзил кряхтит и возмущается, Соне отчего-то кажется, что вскоре, ей посчастливиться слушать его протесты на постоянной основе, отчего-то она совершенно не против. На выходе из бара ее взглядом провожает бармен, Соня подмигивает ему, решив, что как только уложит кота в кроватку, вернется за энергетической подзарядкой.

Среди опустевшего квартала полуночных тусовщиков, аккуратно придерживая Бэйзила за локоть, Фэрроу с предвкушением ждет момента, когда он утром проснется и осознает, что провел ночь в постели девчонки, которую с таким упорством пытался задеть.
[nick]Sonya Farrow[/nick][status]get over yourself[/status][icon]https://wmpics.pics/di-TFN0.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p96291">Соня Фэрроу, 26</a>.</b> Суккуб, плохая девочка, управляющая в книжном кафе[/lz]

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » exhale the bullshit


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC