РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » братство в залог


братство в залог

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/qkHQGnM.gif https://i.imgur.com/5PmwbIJ.gif

Basil & Kameron Fontaine
25 октября 2018, ночь, полицейский участок, улицы Аркхема


Брат ты мне или где?

+3

2

Во всей этой ситуации Бэйзила радовало лишь то, что Кэмерон при встрече обниматься, в отличие от Нильса, не полезет.
Конечно не так он ее себе представлял, но вот к чему-чему, а к тому, что с Кэмерон никогда ничего не идёт как надо или хотя бы как у нормальных людей, он успел привыкнуть.
Он примерно помнил время, когда они все начали понимать, что со старшим мелким что-то не так. На самом деле все началось раньше, но какое-то время все списывалось на сложности возраста, мол, никак не повзрослеет, все капризничает. По классике потом им стоило бы во всем обвинять переходный возраст или конкуренцию с братьями за внимание матери, но Кэмерон вел себя слишком не так. По скромному мнению Бэйзила, мать забила тревогу очень вовремя, но к моменту, когда диагноз был уже подтвержден, Бэйзил и так знал, что с братом. Он ведь всегда был умнее их с Нильсом и всегда охотнее читал. Не всякую интернетную чушь конечно, нет - он закопался в вопрос с головой, перечитал кучу книг и пособий. На короткое мгновение даже загорелся идеей пойти учиться на психолога, но то было влияние момента, и, осознав это, от идеи он отказался.
Он не знал, когда лечением Кэмерона занялись вплотную. Не знал, как он тут справлялся и что вообще происходило - мама не слишком-то любила с ним об этом говорить, а он не горел желанием спросить и выяснить.
В Европе он встречал людей с таким диагнозом и знат, что, в общем-то, жить с этим можно. Жизнь будет не идеальна, жизнь будет полна походов к врачу и таблеток, но всё-таки тебя не запрут в комнате с мягкими стенами.
Звонок в ночи его не сильно тревожит - лечь он ещё все равно не успел. Сбор книг занял гораздо больше времени, чем он планировал, а бросить все и уйти спать он уже не мог.
-Дом Фонтейнов, - он устало потирает глаза, думая, что, возможно, стоило все же уже пойти спать.
На самом деле, он даже несильно удивляется, когда к телефону просят мать. Полицейский, кажется, не так сильно заинтересован в общении именно с ней, потому что выяснив, что говорит со старшим сыном, он посвящает в суть вопроса его, уже ни на чём не настаивая.
Ну конечно это Кэмерон. Конечно с ним ничего не идёт как надо, могло ли быть иначе?
-Да, я сам приеду, - ему называют сумму залога - никаких проблем, - он закатывает глаза. Ещё и деньги теперь тратить придётся.
Скрывать от матери нет никакого смысла, но сейчас она спит и будить ее Бэйзил не собирается. У них будет время все обсудить утром, а сейчас надо просто доставить юного преступника домой.
Он мог бы просто открыть портал и быть там всего через минуту, но в чем тогда его выгода? Нет, он поехал на машине, не слишком быстро, но и не слишком медленно. Он же не садист. Он просто не особо переживает. А чего теперь переживать? Его уже поймали и держат там, где он никому не навредит. Наверно, даже себе не сможет. Он как-то не смог по телефону донести до полицейского, что брат болен, и, если честно, не знал, стоит ли. Он вообще первый раз в жизни в такой ситуации, единственное, что он знает наверняка - это что надо вести себя спокойно и уверенно. Словно бы ничего не произошло. Не орать же ему там на Кэма.
-Доброй ночи, офицер. Я за Фонтейном, - просто сообщает он, положив руку на стойку в приёмной. Осматривается по сторонам. В полицейском участке ему ещё бывать не доводилось.
Когда мелкого выводят, он как раз ставит подпись в какой-то трехсотой бумажке. Он даже не уверен, что именно уже подписывает - он устал, он хочет спать и ему решительно все равно, сколько там надо будет заплатить, чтобы Кэмерону не прилетело чего-нибудь похуже того, что было уже.
Кэмерона и так уже жизнь хорошенько наказала за все грехи. Даже за будущие.
-Кэмерон, - почти покровительственно здоровается он - спасибо, офицер. Буду ждать вестей. Можете звонить мне напрямую, я всегда доступен, - он тыкает ручкой в номер, который записал рядом со своим именем - идём, - это уже снова брату.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+3

3

Все это было плохой идеей с самого начала. Кэм понимал это где-то в глубине своего разума. Там где сидел милый и добрый мальчишка, немного замкнутый и отрешенный от остальных, но хороший и искренне любящий тех, кто ему дорог. Не тот, кто появлялся на свет, когда его магия сталкивается с гормонами и расстройством. Если бы кэмерон мог найти заклинание, которое блокирует что-то одно, ему было бы легче, но, увы. Но Кэм старается. Он пьет таблетки по расписанию, с того самого дня ни разу он не навредил себе сам, ни одного нового шрама, только синяки после тренировок, которые ему осточертели. И он снова ходит к терапевту, к новому.

О том, что случилось со старым кэмерон не знает. Он знает, что тот жив, но кажется покинул Аркхем,а Кэм старается не думать о причинах. Ему еще сложно принять все это, и наверное именно в этом была причина его срыва. Слишком много всего, слишком тяжело выносить бесконечные осуждающие или любопытные взгляды, постоянный страх, постоянное напряжение, что каждое его движение может стать причиной ужаса в глазах младшего брата. Он не хотел ему вредить, наоборот, хотел оберегать и заботиться, но только проебывался по всем фронтам. Не только с ним. С матерью, с Элаем, с Уиннифред. Да даже с самим собой.

Он все тот же Кэм, но как будто кто-то отпускает все тормоза в его голове, заставляя делать совершенно безумные вещи. Вот и сегодня, перелезая через забор Колледжа и влезая в окно мастерской, в полной уверенности, что его проект для курсовой полная херня, и он обязан переделать все прямо сейчас, хотя до окончания курса еще полгода. Но в голове зудел голос «сейчас! немедленно! сегодня!». И кэмерон подчинялся. Он всегда подчинялся этому голосу, потому что он, этот Кэмерон был сильнее, лучше, умнее.

Полицейские оторвали парня от мольберта, пока он чиркал углем практически в темноте по чистому листу, пытаясь изобразить сам не зная что. Видимо, сработала сигнализация, когда он вскрыл окно. Если бы не фамилия, которую в этом городе, кажется, каждая собака знает, то Кэма можно было бы принять за обычного бродяжку. И копы приняли поначалу, пока он не назвал номер телефона и свое имя, тихо надеясь что трубку поднимет дядя. Ему проще будет объяснить все и он не будет осуждать или смотреть с жалостью.

Но Кэму не повезло. Снова. Вот уж неожиданность. Спасибо, что хоть не мать. Когда сказали, что за ним едет брат, парень даже не понял сначала, как Нильс может за ним приехать, но когда увидел в проходе высокую фигуру Бэйзила, подписывающего какие-то бумаги, был удивлен еще сильнее, чем если бы его забрал действительно Нил под ручку с Уинни.

Бэйзил, — в тон брату отвечает средний Фонтейн. Когда-то Бэйзил был для него идолом. Кэм таскался за ним повсюду, рисовал зайчиков на клочках бумаги и приносил старшему брату, хотел чтобы вся эта коллекция каракулей хранилась у него. Сейчас Кэм рисует уже давно не зайчиков и не каракули, но дарить их старшему из Фонтейнов не собирается. Он был не так восхищен им как нил, но тоже хотел быть похож на старшего брата, тоже хотел немного его внимания, наверное, поэтому обиделся, когда тот от него отдалился, когда в четырнадцать Кэму поставили диагноз. Эгоистично так думать, ведь Бэйзил отдалился от них всех и задолго до того, как младшие братья хоть что-то стали понимать.

Спасибо, офицер, — парень даже пытается выдавить улыбку, но получается не очень. Шрам на щеке дергается. Нервное перенапряжение, камера с не самыми приятными соседями и в целом день у него был тяжелый, поэтому Кэм просто запихивает телефон и сигареты в карман, во второй кидает оранжевую баночку с таблетками, и идет следом за братом. — Ждал кого угодно, но не тебя, — прикуривает, едва за ними закрывается дверь. Он все те четыре часа в камере мечтал именно об этом. Ну, помимо того, чтобы оказаться дома, а не на нарах. Скрываться от брата не было смысла, да и мама была в курсе, что кэмерон курит. Не балуется наркотой и на том спасибо, а сигареты его точно не убьют.

Я отдам залог, — говорит спокойно, тихо, будто охрип. Он устал и вымотался. маниакальные срывы в последнее время случались слишком часто и как будто вспышками.

Догоняет брата у машины, неловко хватая за локоть. — Бэйзил, — выбрасывает недокуренную сигарету, выдыхая дым в сторону с коротким: — Спасибо. Он забыл, что брат не любит прикосновений, забыл даже как он выглядит, потому что давно не видел его вживую. Да и старший, кажется, последний раз видел Кэма еще до того, как его лицо украсил тонкий белый шрам.

+2

4

Нет смысла спрашивать, что это было. В участке ему рассказали, где и как нашли Кэмерона, поэтому у Бэйзила не было даже сомнений - у братца просто вскипел котелок. Насколько он понял, прошлых правонарушений за Кэмероном не числится, он ничего не украл и даже не сломал, так что скорее всего полицейские закроют глаза на первый раз. А вот сколько таких разов или даже разов похуже у Кэмерона ещё будет - вот в чем вопрос. Наверно стоит распихать ему по карманам выписки из личного дела из клиники с диагнозом, может, тогда правоохранительные органы будут к нему более снисходительны. Он обязательно предложит это матери, но в конечном итоге Кэм большой уже мальчик, сам может решать, кому сообщать о болезни, а кому не стоит. Да и вообще все это не дело Бэйзила. Он просто помог. Один раз. Он не будет делать это постоянно, у него в жизни достаточно забот и без забот о двух мелких оболтусах.
На сигарету в руках брата он косится снисходительно. Запрещать ему ничего не собирается - он ведь не мать, чтобы командовать, но и в машину его не пустит, пока он не докурит. Нет ничего хуже машины, пропитанной запахом табака.
-Да, я вернулся, - бесцветно сообщает он. Мать его не предупредила? Предупредила, но он забыл? Или просто Кэмерон всерьёз полагает, что Бэйзил ненавидит его так сильно, что бросил бы гнить в том месте, пока мать не спохватится? Чушь.
Он прислушивается к собственным ощущениям. Скучал ли он по мелкому? Не больше, чем по Нильсу, то есть, почти не скучал. Он привык к ним, и много лет назад чувствовал себя странно, когда остался один. Без семьи, без братьев. Без постоянных криков за стенкой. Без порчи вещей, без ругани, без дележки территории. Привыкать к одиночеству, желанному и сладкому, было тяжело. Но потом он стал возвращаться домой иногда - повидаться с матерью, узнать последние новости...И понял, что отвык от всего этого. От того, что дома так много человек. От необходимости с ними разговаривать и что-то рассказывать. Даже от самого дома он отвык. Так он понял, что семья ему, в общем-то, не очень и нудна, а лучшая любовь - это любовь на расстоянии. Молчаливая. Почти незаметная.
Именно поэтому звать кого-нибудь на новоселье он не собирался.
-Оставь, - отмахивается он - купи себе лучше мороженого.
Деньги у брата он точно брать не собирался, как не собирался их брать и у матери. Он вырос. он самостоятельный. Он вполне может вызволить брата из-за решетки и даже подкупить кого-нибудь, если делу все-таки дадут ход. Он уже решил для себя. что эту проблему решит самостоятельно. не все же матери переживать из-за этих двоих.
Когда Кэмерон касается его, он даже удивляется поначалу. Вот уж от кого-кого, а от Кэмерона он таких милых жестов почему-то не ожидал. Не то чтобы от этого становится приятнее терпеть прикосновение, но он не отдергивает руку, как сделал бы это обычно, а отводит ее осторожно, почти незаметно. Все-таки мелкие неисправимы.
-Не за что. Не все же матери разбираться со всем этим, - он щелкает ключами и садится в машину. Уже скоро они будут дома и он пойдет спать. Весь этот сумасшедший день, наполненный непривычными контактами с окружающими закончится, а потом он и вовсе от них всех переедет. И все у него будет хорошо - пристегнись пожалуйста. Я катафалки не вожу.
Он недовольно смотрит на руки брата. Кажется. отмыться ему толком не дали, но это дело поправимое. Он тянется к бардачку и кладет брату на колени пачку влажных салфеток.
Они отъезжают почти бесшумно.
-Я все улажу, если что, но маме все равно лучше скажи. Лучше пусть сейчас понервничает, чем потом, - нравоучительно говорит он - я не хочу в это вмешиваться, но если она спросит - я врать не стану.
Мальчиков он почти никогда не покрывал. Не закладывал конечно, даже помогал что-то скрыть, если они просили, но он никогда не мог соврать Маргарет. а потому если она спрашивала-  он всегда отвечал честно. Чаще всего, мальчишкам влетало по самое не балуйся, они обижались на Бэйзила, говорили, что больше никогда с ним не заговорят. Но потом опять что-то ломали и прибегали перепуганные, прося помочь. И все повторялось снова.
-Ты голоден? Сколько тебя там вообще держали?
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

5

Странно, что Бэйзил вообще пустил его в машину, потому что от Кэма несет сигаретами, потом, камерой и еще бог знает чем. Руки перепачканы углем, несколько пятен на лице, но Фонтейн не видел этого ровно до того момента, как сел на переднее сидение рядом с водителем, и случайно не глянул в зеркало. Позорище, сказала бы мать, отчитывая его за внешний вид, но, к счастью, это не она пришла, а брат забрал его и, кажется, даже удачно разрулил всю эту ситуацию. Если бы приехала Маргарет, то все бы не ограничилось простым подписанием бумажек и коротким разговором у машины.

Средний из братьев впервые оказался в полиции как преступник. На него впервые в жизни надели наручники и посадили в камеру. Если делу дадут ход и Кэмерон таки получит срок за незаконное проникновение, то в тюрьме ему даже не придется ронять мыло. За слащавую мордашку, украшенную шрамом, его и так пустят по кругу, если не всей тюрьмой, то его и соседними камерами точно.

Спасибо, — снова благодарит он. Кажется, за последние несколько лет это их первый более-менее нормальный разговор. Ну или Кэму хотелось так думать. Когда-то ему сказали, что он думает только о себе, и та, что сказала ему это, наверное, была права. Но с тех пор он старался исправиться. Думал о матери и что ей тоже тяжело с ними, о подруге, которой тоже нужна забота, о младшем брате. О нем он думал постоянно и больше всех, задвинув остальных на далекий задний план.

Парень хмыкает, но послушно пристегивается. Спорить и пререкаться просто нет ни сил, ни желания, ни настроения. Салфетки приятно холодят кожу, слой за слоем стирая следы его ночного преступления, а ветер из приоткрытого окна треплет кудри на макушке.

Хорошо, папуля, язвит мальчишка, но без злобы. Просто чтобы немного разрядить атмосферу. — Скажу, но уверен, что она даже не заметила, что меня нет дома. Упаковка салфеток быстро становится тоньше, а руки чище и светлее. Если бы Кэмерон добрался до красок все было бы сложнее, и простыми салфетками тут было бы не обойтись. Бэйзилу пришлось бы окунуть младшего брата в озеро, как котенка, держа за шкирку, чтобы все отмыть.

Голоден? Да, определенно, Кэмерон был голоден. Он только сейчас понял, что последний раз поел утром, когда быстро позавтракал перед занятиями и пообещал во время ланча зайти к Нильсу. Он так и сделал, сбежав с половины лекции по истории искусств, но не ел, то пил какую-то газировку, запивая ею очередную порцию таблеток под чутким контролем младшего.

Час в машине, еще около того в допросной, пока проверяли действительно ли я Фонтейн, а не бомжара с улицы, прибивший лощеного сыночка великой семьи, — Кэм издал тихий смешок, чрезвычайно довольный своей шуткой. С его внешним видом сейчас в этом нет ничего удивительно, и он сам бы подумал так же, как полицейские. — И еще четыре часа в камере. Сколько там вышло? Часов шесть? Парень пожал плечами, комкая очередную посеревшую салфетку, стирая со щеки след от угля. Он говорил обо всем так спокойно, будто рассказывал о погоде вчера или о скучной лекции на прошлой неделе.

Ночной город завораживал, и Кэм высунулся из окна, открыв его до конца. Ветер бил в лицо, заставляя глаза слезиться, откидывая волосы назад, но Кэмерон будто пес наслаждался этим, не хватало только еще язык высунуть. Это помогало проветрить голову. Понять, что в следующий раз, когда он почувствует помутнение он должен попросить помощи, а не сбегать. У брата, у Уинни, у матери, наверное, даже у Бэйзила, раз уж он решил остаться с ними и даже помог выпутаться из того дерьма, в которое вляпался Кэм.

Я жутко хочу есть, — наконец, признается парень. — А если ты еще купишь мне сигарет, то я буду твоим вечным должником. Мне не продадут, — отвечает он, поворачиваясь к старшему брату и отвечая на немой вопрос. — Мне же всего лишь девятнадцать.

Кэм не стал уточнять, что у него есть поддельные права, которые он предусмотрительно скинул, когда копы вытаскивали его из здания колледжа. Пусть пока что это не прибавляется в список разочарований вечера. — Если свернешь вот тут налево, то будет кофейня, в которой я работаю. Парень ткнул пальцем в светофор перед ними, комкая грязные салфетки, чтобы выбросить их, когда они доберутся до места. — За кофе там я могу поручиться, да и кормят неплохо.

Неловко. Им все еще неловко вместе, потому что Бэйзил и кэмерон никогда не проводили время вдвоем. Всегда был нильс, всегда была мать, кто угодно. кэм избегал этого, потому что боялся показаться слишком глупым рядом с братом, потому что Бэйзил намного старше, он многое повидал, многое знал и узнал еще больше, пока жил где-то далеко от них. Наверное, и это тоже немного обижало Кэма, что старший брат уехал от них, решив, что семья ему не нужна. Пусть и такая вычурная и странная, как Фонтейны.

Отредактировано Kameron Fontaine (17-04-2019 20:41:33)

+1

6

Из двух братьев именно Кэмерону пришлось столкнуться с праведным гневом старшего брата, порожденным банальной детской завистью.
Мама больше меня не любит. Теперь у нее новый ребенок.
С такими мыслями Бэйзил жил уже даже сам не помнит, сколько времени. Маленький пищащий свёрток, который к тому же временами дурно пах, был матери почему-то интереснее всех "отлично" на контрольных листках старшего отпрыска. К нему бежали по малейшему требованию, из-за него ночами не спали и, как следствие, не могли уделить должного внимания другому ребенку. Бэйзил сходил с ума, пытаясь понять, что же с ним не так, чем он так разозлил маму, что больше ей совсем не интересен.
По правде сказать, он даже не был уверен, что вообще когда-то любил брата той чистой восхищенной детской любовью, что обычно старшие дети любят младших. Он не ждал его рождения с трепетом, не помогал выбирать имя. Просто сначала у мамы был живот, а потом появился Кэмерон.
Не мудрено, что нормально пообщаться им никогда не удавалось. Им и сейчас говорить толком было не о чем - не о погоде же. Бэйзил в общих чертах представляет, на что похожа жизнь брата, с деталей знать не хотел. Он вообще не любил грузить себя чужими проблемами, ему и своих было всегда предостаточно.
И уж тем более ему не нужны были такие проблемы.
Рисовал в темноте углем. И не спросишь же, зачем и почему - Бэйзил знает, что его ответ не будет звучать слишком уж странно, он же не шизофреник, но и объяснения здорового человека он тоже не услышит. Его брат болен, его брат вряд ли поправится. В этом нет ничьей вины, но жить с этим приходится всей семье. Кэмерон всегда умел переключать все внимание на себя, сознательно он это делал или нет.
Даже вот внимание Бэйзила наконец привлёк.
И нет, проявлять подобную заботу о младшем не приносило Бэйзилу особого удовольствия. Он относился к этому как к самой собой разумеющейся работе. Он старший, он умный. У него есть ресурсы, чтобы это делать. У него не было ощущения, что кто-то ждёт от него именно такого поведения, но мысли о том, чтобы, например, не ехать за Кэмероном вовсе, в его голове даже не появлялось. Он сделал, что было должно.
-Работаешь? Официантом? - он не чтобы удивляется, просто пытается поддержать разговор, раз уж они пока не приехали. Он сам бы выбрал какой-нибудь ресторан, но час уже был поздний, да и вид у Кэмерона был не самый подходящий.
Он едет указанным маршрутом и вскоре замечает вывеску кофейни. Он паркуется, первым вылезая из машины.
Снаружи кофейня выглядит вполне цивильно, но, отмечая это про себя, Бэйзил недовольно задаётся вопросом, а чего, он собственно, ожидал увидеть? Конечно Кэмерон работает в простой кофейне. Наверно никто там не знает о его диагнозе. Наверно так и должно быть
-Мило, - произносит он - сначала еда, потом - сигареты, - бескомпромиссно заявляет он и распахивает дверь кофейни, пропуская брата вперёд.
Просьба купить сигареты его вовсе не напрягает: Кэм уже большой мальчик, сам может разобраться со своими пристрастиями. Даже укола совести маг не ощущает.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

7

Подрабатываю, чтобы занять голову и время, — Кэм пожимает плечами. Им не нужно подрабатывать, но ему хочется доказать, что он может о себе позаботиться. Хотя сегодня он провалил все те два года работы в кофейне и уже никакие аргументы его не спасут в глазах матери. — Нет, я бариста. Начинал с официанта.

Конечно, брат не привык к подобным местам. Обычная забегаловка с фаст фудом и кофе на вынос, но Кэму там нравилось. Тихо, уютно. Нил и Уинни часто заходили в его смены, дожидаясь пока он закончит, иногда приходила и мать, попивая крепкий черный кофе по-ирландски и рассматривая сына слишком пристально, будто искала в нем еще какие-то изъяны, помимо тех, что были на виду.

А судя по виду Бэйзила, он привык к куда более утонченным и изысканным местам. Кэм вспомнил, что мать говорила что-то про кафе, которое собирается открыть старший брат в Аркхеме. У него будет много подходящей публики, явно не похожей на оборванца с улицы, каким перед ним сегодня предстал он. И ему отчаянно захотелось показать себя совершенно с другой стороны. Такого какой он обычно бывает. Не такой красивый как старший, но аккуратный, всегда чистый, только со слегка перепачканными графитом пальцами, без следов короткого тюремного заключения на лице.

Договорились, — Фонтейн впервые за вечер действительно искренне улыбается брату. Он удивлен, что ему не прочитали лекцию о вреде курения, не пытались наставить на путь истинный и в душе начинает зарождаться странное чувство, что Бэйзил не такой уж и плохой парень, каким Кэмерон заставил себя его считать.

Они никогда не ладили. Поначалу кэм не понимал почему, что не так он делает, что не заслуживает даже капельки внимания и любви от старшего брата, но с возрастом осознал, что дело было в том, что внимание переключилось на новорожденного, и все забыли о нем. Он самый умный из них, самый талантливый и амбициозный, и его просто задвинули на задний план, когда в доме появились мальчишки погодки. Наверное, это черта всех Фонтейной хотеть быть в центре внимания, и только с возрастом или после определенных обстоятельств она исчезает.

Кэм не хотел всеобщего внимания, но он хотел внимания своей семьи, хотя и получал его не самым лучшим образом. Он не специально вел себя как последний придурок, и старался чтобы это не касалось никого из родных, но иногда так получалось, что кто-то нарывался на его фазы ,не понимая такой резкой перемены в настроении и поведении. Парень и сам не мог их объяснить. Но Бэйзил знал причины, и не осуждал. Кажется, только братья не осуждали его и только они не считали его психом.

Кэм махнул ребятам у стояки, усаживаясь за их с Нилом любимый столик в углу у окна. — Кесадилью и карамельный латте, — даже не заглядывая в меню говорит Кэмерон подошедшей к ним девушке, знает наизусть все, что там есть. Он помнил ее лицо, но забыл имя. Кажется, она работала по ночам и все пару недель. Кэм работал только вечерами после учебы, поэтому не всегда пересекался с новичками.

Пока брат делал заказ Фонтейн успел разглядеть себя в отражении в оконном стекле, и снова пришел к выводу, что не удивлен, что его приняли за бродяжку. Лохматит волосы на затылке, снова поворачиваясь к Бэйзилу. Очень хочется снова назвать его Базилем, как в детстве, и посмотреть, как он также закатит глаза. Интересно, это все так же его раздражает? Но вместо этого подпирает кулаком подбородок, рассматривая старшего из детей Маргарет. Он изменился. Кэм запомнил его совсем другим, но все тот же спокойный, будто поучающий взгляд, кошачью движения, которые в генах у всех Фонтейнов, такие же, как у Кэма, кудри, только немного светлее. — Ты на совсем? Прости, мама говорила, но из-за этого дерьма, — он стучит себя по виску. — Я не могу собрать воедино все.

+1

8

Бэйзил даже немного теряется, подходя к кассе. Он абсолютно не был готов к тому, что Кэмерон управиться так быстро, ещё и тут же бросит его одного. А как же минута на изучение меню? А как же братский совет?
Хотя конечно это все неважно - Бэйзил всегда заранее знает, что большая часть меню ему совершенно не подойдёт, а потому обычно много времени на него не тратил. Иногда даже не открывал
-Смузи. Ягодный. Спасибо, - он выкладывает на стойку пятьдесят долларов. Этого должно хватить за оба заказа. И да, Кэмерон, не за что, конечно я снова за тебя заплачу, мне несложно.
Ему и правда несложно, а возмущается про себя он скорее для порядка.
Он ненавидит есть. Это началось ещё когда мальчики были совсем маленькие, и мама только приучала их есть за столом как взрослых. У каждого был свой яркий детский стульчик, своя красивая ложка и свой слюнявчик, который вообще ни от чего не спасал. Мальчикам с едой нравилось больше играть, чем поглощать. Мэгги тратила неимоверное количество сил на то, чтобы заставить их поесть хотя бы немного вместо того, чтобы размазывать и раскидывать еду всюду. А им ничего, им весело. Эти двое - закадычные дружки с самых ранних лет своей жизни. Там, где были они - там был и хаос, и так было всегда.
Так Бэйзил возненавидел сначала просто семейные ужины, полные хаоса, грязи и криков. А затем вдруг понял, что теперь вообще любой прием пищи, особенно в компании кого-то неизменно напоминает ему перепачканные лица братишек.
И это отвратительно. Это отвратительно настолько, что постепенно он теряет способность есть вообще. Голод никуда не девается, но, что бы он не съел, все лезет обратно, от чего становится ещё противнее. Мелкие этого, конечно, не помнят, но он даже пару раз в голодные обмороки падал.
Неизвестно, чем бы дело все кончилось, если бы уже тогда Бэйзил не был достаточно сознательным молодым человек без тяги к саморазрушению и твердым желанием жить. Преодолеть отвращение к еде это ему не слишком помогло, зато опытным путем было выяснено, что жидкая пища ему протвина чуточку меньше. Когда пьешь что-то через трубочку, испачкаться очень тяжело, да и супы в большинстве своем не такие уж и сильные потенциальные загрязнители. Со временем в из твердой пищи в рационе старшего наследника остались только яблоки - их он любил безмерно. Для всех, включая мать, его "диета" была не более чем чудачеством, не слишком раздражающим. а потому вполне приемлемым. Новым же знакомым он предпочитал говорить, что просто худеет.
Он подходит к брату, усаживаясь на стул напротив.
Тихо. Здесь очень тихо - он почему-то не замечал раньше, насколько весь этот городок тихий, особенно по ночам. В Лондоне тихо не бывает, да и, признаться честно, Бэйзил любил иногда бывать в шумных местах, особенно после того, как познакомился с Соней. Соня вообще кардинально изменила его жизнь и, он верил, вскоре продолжит это дело.
Навсегда. Навсегда? Он и сам не думал об этом. То есть да - на продолжительный срок, не на год и даже не на два, но...навсегда? Осесть в Аркхеме для него было чем-то равносильным замуровыванию в бункере - жить конечно модно, но только пока не умрешь. Он не был уверен. что готов для себя похоронить весь остальной мир и жить тут вечно.
Впрочем он. пожалуй, воспринимает этот вопрос слишком буквально. У магов представление о "навсегда" вообще совсем другое.
-На пару лет - точно. Может, даже на пять или десять, - он тихонько тарабанит пальцами по столу. Усталость давит на глаза так, словно бы кто-то пытается их выдавить. Он не знает, почему все еще не клонит в сон - должно быть, это все ночные приключения. Адреналин и все такое.
Им приносят заказ.
Сам Бэйзил не слишком голоден, но смузи пьет с удовольствием. Брат не врал - еда здесь, кажется. и правда не так отвратительна, какой могла бы быть.
-Я открываю книжное кафе, - сообщает он - сегодня с Нильсом ездили принимать работы. На следующей неделе завезут мебель, а когда сюда приедет управляющая - можно будет открываться.
Он неловко замолкает. Кэмерон - совсем не Нильс, от него не стоит ожидать восхищенного вздоха и кучи вопросов. Кэмерон. скорее всего, просто примет информацию, скажет что-то типа "ясно". А потом возможно опять забудет.
-А у тебя как дела?
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

9

Звучит круто, — тихо отзывается Фонтейн, обиженно поджимая губы. Он не обижается на братьев, нет. Тем более не на Нильса. Он обижается на жизнь, которая сделала его тем, кто он есть сейчас. — Я заглянул бы посмотреть после открытия. Если ты не против, конечно.

Кто-то скажет, что человек делает себя сам. И вот, перед ним сидит живой пример. Старший брат, который добился многого и может позволить себе открыть своё дело, выкупить непутевого младшего из тюрьмы, даже купить ему кофе.

И этот выглядело жалко. А Кэмерон не хотел жалости, он устал от неё за все эти годы. С четырнадцати лет после каждого срыва он только её и видел в глазах окружающих. Хотелось понимания, что он не псих, что он не сломан и его не нужно чинить, потому что он вот такой, и примите или проваливайте. Нил принял, Уинни приняла, пусть и не сразу. Примет ли Бэйзил? И хочет ли Кэм этого? У него не было ответов на эти вопросы, пока что.

Как у него дела?

Сложный вопрос. Бэйзил сам видел, что брат не стабилен, и наверное уже сделал свои выводы, а спрашивает просто из вежливости.

Ну, как видишь, я ещё жив, — парень улыбается, размешивая латте трубочкой. — Обзавелся украшением несколько лет назад, — проводит пальцем по шраму на лице, благоразумно не упоминая остальные что покрывают руки и тело. Саморазрушение не входит в план "поделиться со старшим братом". — Рисую, не то, что было сегодня. Учусь в колледже. Работаю в этой забегаловке. У тебя скучный младший брат. Кэм снова улыбается, иронизируя над собственным положением. — И как выяснилось к целительству у меня способностей нет, я посредственность. Но неплохо поладил с мертвыми. Элай говорит, что я могу стать хорошим некромантом, — безбожно врет он, но как брат проверит его. Не пойдет же к Элайдже спрашивать.

Он никому не говорил о своем увлечении магией мертвых. Это опасно, не только для окружающих, но и для него самого. Кэмерон бывал на ритуалах Элайджи, видел чего стоит ему каждый такой вечер, но не отказался от этой мысли, наоборот все усерднее убеждая дядю, что лучше если он будет его учить, чем кэм начнет копаться сам. Но нынешний глава семьи был непреклонен, отказывая племяннику и заставляя его плотнее заняться целительством.

Еда горчит, и Фонтейн морщится, мысленно проклиная повара за любовь к специями. Но он слишком голоден, чтобы привередничать. И достаточно взрослый, чтобы пользоваться салфеткой и приборами, стараясь не вспоминать детские баталии едой, что они с Нилом устраивали, задорно смеясь на всю столовую.

Я должен тебе уже кучу денег, — Кэм все ещё не оставил мысли отдать Бэйзилу весь долг. — Мороженое я не очень люблю, так что экономить не на что. У него достаточно сбережений. Кэм никуда не ходит, покупает вещи только по необходимости. У него самый простой телефон, не брендовые вещи, и все его «хотелки» вполне удовлетворяются двумя-тремя новыми скетчбуками, упаковкой хороших карандашей и пара баночек туши.

И Кэмерон не хотел быть должником старшего брата, даже если тот сказал, что ничего не нужно. Он понимал, что скорее всего, если принесет ему эти деньги, то Бэйзил выставит его взашей. Он поступил бы точно также на его месте. Как бы далеки они не были друг от друга, они все же братья, и Кэм если не любит, то привязан к старшему из Фонтейнов. Поэтому искал способы, как вернуть все что должен. — В следующий раз я куплю тебе смузи, или что ты там захочешь. Идет? — говорит так, будто уверен, что следующий раз будет, и Бэйзил захочет провести еще один вечер в его компании.

+1

10

-Зачем после, - пожимает он плечами, смотря в окно - приходи на открытие. С Нильсом. Или с кем хочешь. Я не знаю пока, как все пойдет, но открытие хочу сделать масштабным..по местным меркам.
Сердце неприятно колет напоминанием, что надо ещё и маму позвать. Мэгги о кафе знала, даже поинтересовалась, нужны ли ему деньги, но, даже зная, что он имеет на них полное и законное право, как член семьи и как первый наследник, он все равно не слишком хотел их брать. В нем говорила не столько гордость, сколько потребность в самостоятельности - ему казалось, что в его возрасте хорошие мальчики уже должны зарабатывать сами и хотелки свои оплачивать, соответственно, тоже.
На этом вопросе интерес к идее матери и ограничился и, судя по тому, что никто из мальчиков о его идее не знал, она даже не стала об этом думать. Разумеется она имела на это полное право - наверняка она ждала от него чего-то более масштабного, интересного. Какую-нибудь крутую компании, может, даже с несколькими филиалами. Книжное кафе звучало для нее несолидно и мелко - в этом он даже не сомневался. Он был его благодарен за то, сто хотя бы не стала отговаривать. Позвать ее хотелось вряд ли, а вот уверенности в том, что она придёт, не было никакой. Зачем ей это? У нее свои дела, своя жизнь. Бэйзил давно привык к тому, что не занимает центрального места в ее жизни, к тому, что уже слишком для этого большой. Но в моменты вроде такого не все равно страшно не хватало. Бэйзил даже не знал, что страшит его сильнее - то, что она может отказать сразу или то, что она согласится, а потом найдет дела поважнее.
-Могу даже переманить тебя у конкурентов, - он кривит губы в подобии улыбки, в очередной раз мысленно напоминая себе, что Кэмерон - не Нильс. Кэмерона его предложение вряд ли заинтересует, с чего бы? Они братья по крови, но отношения у них едва ли братские. Его Бэйзил тоже бросил, при чем ещё более жестоко, чем младшего. Бэйзил не знал, ненавидит ли его брат, но любви там точно не было. Он бы соврал, если бы начал рассказывать, как сильно любит Кэмерона.
Но предложить он был обязан, так ведь?
Когда речь заходит о талантах Кэмерона, он непроизвольно поджимает губы. Очень долгое время он сознательно и очень тщательно отгораживал себя от того, чтобы интересоваться, как там у мелких дела с их семейным ремеслом. Не потому что ему было интересно - потому что понимал, что сожрет себя, если окажется, что лучше, чем у него. Ведь тогда выйдет, что все было правильно - что матери и стоило прекратить обращать на него внимание. Просто она разглядела в братьях потенциал, которого у старшего не было и сделала все, чтобы его не загубить. Так ведь наверно и поступают хорошие матери. Хорошие главы клана точно.
-Некромантия, - тянет он задумчиво, отпивая смузи - интересно.
Читал о ней он много, но никогда не связывался. Не пытался оживлять покойников, не напрашивался к знакомым некромантам на посмотреть. Слишком многие некроманты вели какие-то темные дела, участия в которых Бэйзил принимать не собирался, а кого-то достаточно близкого для того, чтобы быть уверенным в благонадёжности как-то не находилось. Дядя Элайджа был далеко, да и не горел Бэйзил особым желанием с ним общаться.
Теперь у него, оказывается, был Кэмерон.
-Это здорово, правда, - искренне говорит он - и очень опасно. Мама, полагаю, не одобряет? - ему и в голову не приходит, что мама может вообще не знать о такой важной вещи.
Он вообще от матери ничего никогда не скрывал. Ну, почти ничего. Но об этом он вообще никому не говорил и сам старался забыть.
-Оставь, - отмахивается он - деньги - это ерунда. Лучше устрой мне встречу с живым мертвецом, это более ценный для меня ресурс, - он замолкает, понимая, что сформулировал это как-то жутко - опыт, я имею в виду. Новые знания. Ну ты знаешь, бабушка любила жаловаться.
О да, на любила. Сколько в детстве Бэйзил наслушался о том. как глупо растрачивает свой талант. О том, что он настоящий дурак, если думает, что одни лишь книги сделают его хорошим магом. О том, что если он не возьмется за учебу "как следует" ему оторвет руки даже при попытке завязать заклинанием шнурки. А Бэйзил никогда и не хотел завязывать себе шнурки магией - у него для этого были руки. Бабушка никогда не понимала его мотивов. Никто не понимал, на самом деле, но мама хотя бы не сильно приставала и даже позволила изучать теорию дальше самостоятельно.
-Ты доел? День был долгий, а я уже не так молод, знаешь, - замечает он, отставляя теперь уже пустой стаканчик в сторону.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1

11

А не по местным? Слоны в золоте и цирковая труппа Дю Солей? — Кэм улыбается, допивая свой кофе. Как-то удивительно легко с Бэйзилом. Почему-то раньше все было не так, раньше он злился на него, Бэйзил злился на мелкого. Слишком много всего копилось между ними, чтобы однажды выплеснуться в крупную ссору, но ее так и не случилось, потому что старший ушел до того, как Кэм вошел в тот возраст, когда хочется плеваться ядом в каждого прохожего просто потому что он не так на тебя посмотрел.

Конечно, он придет. Если Нил захочет и позволит, то с ним. Если нет, то один зайдет посмотреть. Ему правда интересно чем живет их старший брат, как он видит младших, которые уже перешагнули рубеж восемнадцати лет и оба вполне готовы к взрослой жизни. Нихрена они не готовы оба, но Кэмерон хочет верить, что когда-нибудь он будет готов.

Переманить меня? Это ты загнул, я же люблю эту забегаловку как дом родной, — язвит, но без злобы. Он, действительно, любит эту кофейню, потому что работает здесь очень давно, едва ли не с открытия, но если ему предложат вариант получше, то не задумываясь бросит фартук на стойку и уйдет.

Еще бы Маргарет одобряла, что один из ее сыновей будет связываться с магией смерти, которой так ловко орудует ее брат. Она предпочитала не замечать, что средний из ее детей практически боготворит дядю, которого знает едва ли несколько месяцев. — Она не знает, пока что. Но когда узнает точно не одобрит. Кэм не хотел ей говорить вовсе, но чтобы обучаться ему придется получить ее разрешение, либо таки уговорить Элайджу учить его. — Как только научусь их поднимать, то первый будет для тебя, — мальчишка хмыкает, представляя себе эту картину, как он приведет брата и скажет «вот, Бэйзил, это для тебя. Теперь ты меня полюбишь?». Вряд ли это хороший способ искать расположения брата, да и Кэмерон не уверен был что искал вообще. Он просто хотел быть нормальным, как все, а у всех есть братья с которыми они ладят. У кэма был только Нил, и их зависимость друг от друга порой граничила с одержимостью. Но ему сейчас отчаянно захотелось, чтобы они с Бэйзилом хотя бы на какое-то короткое время стали если не лучшими друзьями, то просто смогли бы нормально говорить, не падая каждый в свои воспоминания о детстве.

Не прибедняйся, ты не намного старше нас, — Кэм отставляя в сторону тарелку, допивает латте и кивает. — Погоди только, я на минуту. Забывшись, едва касается плеча брата в таком простом жесте, но кажется, что обоих передернуло. Кэма от осознания, что он опять забыл о нелюбви старшего к прикосновениям. Не только его, вообще любым. С этими мыслями подходит к стойке, тихо переговариваясь с ночный баристой, кивает, улыбаясь и возвращается, сжимая в руках сигареты. — До завтра хватит.

И не дожидаясь Бэйзила, идет на улицу. Покурить у дома или поднимется к себе. К нему кроме Нила и иногда Уинни никто не заходит, никто и не почует дыма. Но в машину не садится, ждет брата. Ему нужно кому-то об этом сказать, кого-то попросить. Нет, не помощи. На это никто уже не сможет повлиять, но чего тогда он хочет попросить? Кэм и сам не знает.

Бэйзил, — зовет он, обходя автомобиль, держится за ручку двери, но не открывает. — Можно тебя попросить? Ждет реакции, глядя в лицо брата. В полумраке он кажется похожим на них, но другим. — Позаботься о Нильсе, когда… Замялся снова. Сколько уже месяцев этому видению? Три, кажется, но он так и не решился никому сказать, даже матери. В этом нет смысла, она не сможет это исправить. — Ты сам поймешь когда. Просто присмотри за ним. Оказывается тяжело говорить о собственной смерти, даже когда ты сам медленно приближаешь ее тем, как живешь. Он просто прячет сигареты в карман и садится в машину, ждет, когда брат сядет рядом.

+1

12

-Нет, я... - начинает уж было объяснять он, но быстро понимает, что то просто шутка и вряд ли Кэмерон правда интересуется,что они там придумали. Да и зачем вообще портить сюрприз, раз уж он его позвал на открытие?
Хоят н самом деле пока у них ничего не было готово - Соня запретила принимать решение без нее, и Бэйзил бы ни за что не решился ее ослушаться. Они выбрали как-то концепт, но, если честно, Бэйзил был тогда не в кондиции, и вся надежда у него была на память Сони, на которую алкоголь влиял совершенно иначе, если это вообще можно было назвать влиянием.
Он покорно ждет брата, пока тот о чем-то шепчется с баристой. Ну, кажется. за сигаретами они не едут - тоже неплохо. Бэйзил и правда сильно устал за день - слишком много работы, слишком много общения, да еще и такого эмоционального. Даже странно, что почти поругаться он ухитрился с Нильсом, а не с нестабильным Кэмероном. с которым, к тому же, отношения всегда складывались хуже, чем с их младшим братом. Не то чтобы открытая конфронтация, просто если бы у Бэйзила спросили, с кем бы он согласился провести день в закрытой комнате, он бы выбрал Нильса. а не Кэмерона. Нет, в идеале ни с одним из них, но если бы выбора совсем не было...Впрочем. теперь он уже не был уверен в своем выборе.
Денек, конечно, выдался крайне странный. Бэйзил столько лет готовил себя к тому, что семьи теперь в его жизни почти нет. Ни помощи, ни общения - ничего. Он приучил себя к мысли, что совершенно один, что всегда должен быть один, а теперь...Теперь он сомневался, что в этом была такая уж необходимость. Никто из братьев все еще не сказал ему чего-то такого, что его хотя бы задел. Ybmc? конечно, поорал, но в его словах не было ничего такого, чего Бэйзил не знал бы сам. так что это даже не считается.
Неужели они и правда выросли и поумнели?
Да, думает он про себя. именно поэтому ты в ночи поперся за этим в полицейский участок. Потому что они очень взрослые, конечно.
Ну вот, они почти уже в машине. Еще немного и будут дома, а там горячий душ, теплая постель...Кажется, Кэмерон все-таки не прав на его счет - он очень стар. Этот город старит его, потому как в Лондоне он мог не спать ночами и чувствовал себя гораздо лучше. Правда Лондон ни разу не устроил ему такой эмоциональной мясорубки, как Аркхем за одни сутки.
Он замирает от просьбы Кэмерона. Не надо быть гением или эмпатом, чтобы понять, что здесь что-то не чисто.  Кэмерон не стал бы просить просто так - он же души не чает в Нильсе. Они же, черт возьми, банда. Непобедимый дуэт. Пираты своего собственного океана. С чего бы Кэмерону просить того, кто никогда в их играх не принимал участия? Кто в самих их жизнях участия не принимал?
Кэмерон садится в машину раньше, чем он успевает задать логичный вопрос, однако оставлять эт просто так Бэйзил не собирается.
Но не сегодня. Сегодня еще одной чисто фонтейновской истории он просто не вынесет - его останется только отмывать от дороги содой.
Он садится в машину и делает глубокий вдох.
-Пристегнись пожалуйста, - напоминает он в четвертый раз за день и заводит машину. Они отъезжают, но заговаривает вновь он не сразу - сегодня мы едем спать, но не думай, что я не потребую объяснений.
А имеет ли он право что-то требовать? Да, черт возьми, имеет. Нильс сказал, что они все ему нужны, включая Бэйзила. Теперь Кэмерон прости заботиться о Нильсе. ак ни крути, он, кажется, собирается восстановиться в статусе полноценного члена семьи, а это значит, что он имеет право на все что пожелает. И если Кэмерон не пожелает сам объяснить, что все это было - он найдет способ эти объяснения получить.
[nick]Basil Fontaine[/nick][status]magic comes from pain[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T2qo.gif[/icon][lz]<b>NPC <a href="https://arkhamhorror.ru/viewtopic.php?id=375#p90708">Бэйзил Фонтейн, 35</a>.</b> маг-теоретик, мамина радость, владелец книжного кафе[/lz]

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » братство в залог


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC