РЕСТАРТ"следуй за нами"

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » too strong flashbacks


too strong flashbacks

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://69.media.tumblr.com/46e4e3eaa9a9b4da871bd0ba29c71822/tumblr_ohkrtf4XUT1uno395o1_540.gif

Лот Уайтферн & Исаак Ковач
6 марта 2018 г., Нью-Йорк, представительство аукциона Christie's


Для тех, кто всерьез интересуется предметами старины, аукционы - обычное, даже рутинное мероприятие. Если только случайно не встретить слишком старых знакомых.

+2

2

Аукционный дом «Кристис» был Исааку давно и хорошо знаком. Также как и большая часть тех, кто собирался здесь, чтобы выполнить задание очередного заказчика, или же пополнить свою собственную коллекцию. Ранее Ковач относился к первому типу, но с того времени много воды утекло, и теперь он, в основном, посещал данные мероприятия исключительно по своему желанию и из своего интереса. А еще Исааку нравился Нью-Йорк, хоть он и вряд ли хотел бы перебраться сюда на постоянное место жительства, все же город был объективно красив, и заслуживал того, чтобы выкроить немного времени для прогулки по его улицам. Именно этим Ковач и занимался с утра, прибыв в город ночным рейсом из Бостона. С дичайшей нелюбовью мужчины к порталам, он готов был тратить больше времени, средств и всего остального, лишь бы не использовать этот магический способ перемещения без самой крайней необходимости. Здесь же было всего около полутора часов в воздухе, и вот ты уже на месте.

Исаак был консерватором, причем во многих и многих вещах. Уже много лет он останавливался в одном и том же отеле, и одном и том же номере. Ему вполне по душе были все эти обязательные церемонии, связанные с аукционами, такие как строгий дресс-код в виде идеально скроенных смокингов и галстуков-бабочек, обязательный приветственный бокал шампанского, хоть он никогда и не допивал его даже до половины, обязательные светские беседы ни о чем перед началом самого мероприятия. Не сказать, чтобы от пустых разговоров мужчина получал удовольствие, но даже к ним относился как к необходимой данности, то есть весьма флегматично и спокойно. Ковач видел, как те, кто пришел сюда впервые чуть ли не мальчишками, сейчас являли собой матерых ценителей искусства, если так можно выразиться. Сам же Исаак, кажется, с середины сороковых годов выглядел примерно лет на сорок. И вполне вероятно, что сейчас даже лучше, чем тогда. Сколько магов было среди известных антикваров и коллекционеров? По мнению Ковача, явно больше, чем можно себе представить. Но в этой среде не принято было задавать праздных вопросов во имя любопытства.

Количество лотов было обширно, и за некоторые из них вполне могла развернуться нешуточная борьба с более чем высокими ставками. Однако Исаака интересовало другое. Всякие вазы династии Минь сегодня точно не входили в круг его интересов, в отличие от даже дешевой, по местным меркам, безделушки. Картина малоизвестного фламандского художника, простой пейзаж, ровным счетом ничего примечательного. Только если не знать ее истинные возможности. За годы пристального изучения астрального мира, Ковач узнал достаточно, чтобы понимать – вещи, подобные это картине, бесценны. И за них не жалко отдать хоть целое состояние. В данном случае вопрос был отнюдь не в деньгах, благо и проблем с ними сейчас точно уж не было. Мужчина также нисколько не сомневался, что желающих побороться за этот лот после определенной суммы уж точно не найдется. А потому был расслаблен и спокоен, неспеша делая вид, что пьет чертов шампанское, пока их наконец-то не пригласили в зал.
Кажется, они начали с какой-то там тысячи долларов, не больше. Ценителей изобразительного искусства здесь собралось немало, но вскоре все они начали отсеиваться, явно не видя особого смысла в торгах за вещь, написанную неизвестно кем по меркам мирового наследия, и Исаак искренне полагал, что через пару тысяч он и вовсе останется единственным желающим. Но это было ошибкой. Лицо мужчины, в очередной раз поднявшего табличку, было чем-то знакомо Ковачу. И сейчас, в очередной раз повышая ставку, он отчаянно пытался вспомнить, где он мог его раньше видеть. И вспомнил, стоило лишь услышать, как к нему обращается ведущий аукциона.

Сейчас Исаак пропадал в аптеке практически целыми сутками. После смерти отца, нужно было зарабатывать деньги, чтобы содержать не только свою жену и дочь, но и мать с младшей сестрой. В усиливающемся хаосе войны это делать было все сложнее и сложнее. Но пока эту возможность у них не отняли, необходимо было стараться. Сейчас за лекарствами приходили в основном военные, чьи части располагались в Будапеште. И Ковач почти привык к виду этих людей. Но если в начале войны все ограничивалось лишь редкими и мало информативными слухами, сейчас они многое знали наверняка. И каждый раз, смотря вслед покидающему небольшое помещение очередному офицеру, Исаак испытывал слишком смешанные чувства, пожалуй.

- Добрый день, - он оторвался от своих записей, выпрямляясь из-за прилавка, и внимательно вглядываясь в мужчину, только что переступившего порог аптеки. Ковач не был силен в знании всех военных чинов и рангов, но мог определить, что перед ним явно не низшее звено. Впрочем, все мы – люди, и перед болезнями практически равным. Даже те, кто обладают какой-то магической силой. – Я чем-то могу Вам помочь?

Ну надо же… Исаак скрывает столь желаемую усмешку. Вайсферн и Уайтферн – как будто толком ничего не изменилось за столько лет. Теперь Ковач на все сто процентов уверен, что знает этого человека. Хотя, пожалуй, предпочел бы, чтобы было наоборот. Но не это сейчас первостепенно, хотя в определенной степени подстегивает азарт, потому он снова и снова повышает сумму, невольно отмечая, как остальные собравшиеся всерьез и с большим интересом наблюдают за этим противостоянием, и часть из них уже практически готова включиться в игру. Не потому, что вдруг осознали истинную ценность лота, а скорее из стадного чувства. Раз те двое так активно борются за эту вещь, видимо, она того действительно стоит.

+1

3

Эпоха другая, снобизм тот же. Некоторые вещи не меняются со временем. Уайтферн курсировал по залу с обязательным бокалом прозеко. На котором в этот раз определенно сэкономили. Но это ни чуть не умоляло напыщенности местного общества. Представителей которого ни чуть не смущало то, что находятся они вовсе не в святая-святых Сент-Джеймсском дворце. И даже не Южном Кенсингтоне. А всего навсего Нью-Йорке. Новый Свет, как и 150 лет назад желает показать, что ни чем не хуже Старого. Но на вкус Уайтферна для элитарного мероприятия, коим несомненно считали сие сборище, здесь было слишком много народа. Следовало сказать «спасибо» организаторам, за то, что они не опошлили все удовольствие присутствием прессы.

Среди обилия монохромных троек Лот не пытался высмотреть знакомые лица. Собственно, его не интересовали никакие лица. У колдуна на этот вечер были совершенно иные планы. Далекие от светских мероприятий. На аукцион его привлекла конкретная цель и он не намеревался задерживаться дольше, чем требовалось.

Привлекший внимание колдуна лот не был известным и признанным шедевром, история его прежних хозяев так же не поражала воображение и отнюдь не пестрила известными именами. Всего лишь ни чем не примечательная картина безвестного фламандца.
Уайтферн вообще не был поклонником фламандской школы, безоговорочно отдавая пальму первенства не северному Ренессансу, а его южному прародителя. И к примеру, ван Эйку, не задумываясь предпочел бы фра Анжелико. Но сегодня маг был здесь именно за тем, что бы сделать исключение. Которые, как известно лишь подтверждают правила.

На мелочевку, с которой начались торги Уайтферн внимания не обращал, зная что интересующий его лот не заставит ждать себя долго.
Картина появилась после пяти безделушек. Торги начались с совсем уж смешной суммы. И ею бы, вероятно, и закончились. Если бы компанию колдуну в демонстрации заветной таблички составил некий господин. Присутствие которого Лот прежде не заметил.

- Приветствую, господин Ковач.- окна многих лавок сейчас были заколочены или разбиты. Но были и те кому хватало упрямства или мужества, каждый день принимать посетителей. Аптекари Ковачи были из последних. Вошедший осмотрелся, стянул черные перчатки из тончайшей кожи.- Примите мои искренние соболезнования относительно Вашего отца. - обергруппенфюрер Вайсферн кивнул собеседнику и подойдя к прилавку, небрежно бросил перчатки. - К сожалению, я не успел встретиться с ним при жизни. А беспокоить его после смерти было бы не очень вежливо.

Колдун послал старому, действительно старому, знакомому приветственную улыбку, не забыв вновь поднять табличку и цену. Разумеется, он не отступит и не уступит. И тут же краем глаза заметил, как еще несколько человек из зала взметнули свои номера вверх. Коллекционеры. Разумеется. Эти господа всегда рады убедить себя в чем угодно. Например в том, что раз эти двоя так отчаянно бьются за картину, взвинтив цену до приближающейся к космической, значит они что-то знают. И непримечательный пейзаж написан по меньшей мере поверх потерянного шедевра Вермеера.

+1

4

Это становилось… весело? Пожалуй, в некоторой степени, только так и можно было описать происходящее. Большая часть присутствующих – это те люди, которые когда-то сколотили свое состояние путем покупки все, что могли приобрести, с целью дальнейшего сбыта на выгодных для себя условиях. И лишь часть – те, кто посещает подобного рода мероприятия ради удовольствия, или же ради сбора собственной коллекции, украшающей стены рабочего кабинета или холла личного особняка. А учитывая категорию, что была описана выше первой, нет ничего удивительного в том, что эти люди начали постепенно подключаться к своеобразной борьбе. Стадное чувство? Пожалуй, это слишком грубое описание, однако оно вполне похоже на правду. Желание не упустить возможность, даже если пока толком не понимаешь, в чем она заключается, и что с ней, в случае успеха, делать. Исаак ошибался, полагая, что торги касаемо несчастной картины, закончатся быстро и безболезненно. И отнюдь не деньги сейчас волновали мужчину, а, как он начинал понимать, вероятная бесконечность процесса, учитывая присутствие его давнего «знакомого». Ковач не интересовался чужими банковскими счетами и содержимым сейфовых ячеек, но почему-то был практически уверен, что перебивать ставки друг друга с Уайтферном они могут очень и очень долго.

- Соболезнования? – Исаак почувствовал, что несмотря на практически полное безразличие в голосе, он не мог воспринять эти слова мужчины иначе как завуалированный сарказм. – Благодарю, - видит Б-г, он изо всех сил старался сейчас держать не только дистанцию, но и маску вежливости и беспристрастности. Будто бы не люди, подобные до этого обергруппенфюрера (а можете поверить, знаки отличия офицеров СС Ковач успел изучить очень и очень хорошо), не стали причиной гибели его отца, о кончине которого этот человек выражает свои соболезнования? Исаак бы рассмеялся, горько, если бы это не вызвало лишних вопрос и недоумения.  – А Вы считаете, что, опустим вежливость, такое было бы возможно? – пока что маг не особо понимал, о чем говорит этот офицер. О каком беспокойстве после смерти? Ковач читал о некромантии в старинных книгах, но никогда по-настоящему не интересовался технологией данного магического процесса. Надобности не было. Он углубится в эту тему несколько позже, но ненадолго, ровно до того момента, когда поймет, что в его случае – некромантия окажется бессильна. А с рождения как-то синтезируя в своем мировоззрении магию и религию, она и вовсе претила самому мужчине.
Исаак продолжил сортировать лекарства, периодически обращаясь к аптекарским весам, складывал точно выверенные горсточки по бумажным пакетам, складывая их в соответствующие ячейки прилавка. Разговоры – это, конечно, хорошо, но работать тоже нужно. – Раз уж так сложились обстоятельства, то, возможно, я чем-то смогу Вам помочь?

Ковач остановил на Уайтферне взгляд на некоторое время. Он не сомневался, что они оба прекрасно понимали, что за картина на самом деле сейчас была на кону. И какие свойства она в себе несла. Именно поэтому никто сдаваться не планировал. Для Исаака – это был еще один ключ к множеству замков от тайн астрального мира. Еще одна возможность достичь цели, несмотря на то, что мужчина даже не знал наверняка, достижима ли она в принципе. И именно по этой причине цеплялся мертвой хваткой за любую, даже самую призрачную возможность это проверить. Что двигало Уайтферном, он не знал. Возможно это были личные интересы, или же этакое научное любопытство. Впрочем, сейчас данный вопрос не имел никакой первостепенной важности. В отличие от некого господина, кажется, смутно знакомого Ковачу, который внезапно решил значительно повысить ставку, довольно улыбаясь и обводя взглядом, с неким вызовом, собравшуюся аудиторию. Кажется, их таблички взметнулись вверх одновременно, но вдруг вклинившийся в торги незнакомец тоже решил не сдаваться. Все это становилось одновременно интересно и раздражающе.

0


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » too strong flashbacks


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC