17.03 Открыта запись в первую мафию Аркхема. Успейте записаться, начнём совсем скоро!
14.02 Новое объявление администрации, поздравительное. Непосредственно поздравления и признания ищите в блокноте приятностей.
11.02 Новое объявление: у нас праздник, но подарок, кажется, будет завтра ^^
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.

На форуме может присутствовать контент 18+
Friday

Richard Bolem & Owen Cruijff
Активисты недели:
Лучший рекорд Аркхема:
Немного юмора от Анджелы: Рой делал в квартире уборку и нашел два черных мешка для мусора, один большой, второй маленький. Раскрыл большой, а он битком набит купюрами по 20 баксов.
— Это мое, — говорит Калеб.
— Но откуда?..
— Понимаешь, у нас за музеем есть такой закоулок, куда постоянно забредают отлить мужики из бара. Я выставляю садовые ножницы и говорю: двадцать баксов или отрежу!
— Хм. А в маленьком что?!
— Встречаются и скупердяи.

И многое другое можно прочитать здесь!
Элиас Кристофер Мур,
выходи за меня. /сердечко из свечек по 30 рублей/
от Ласкового Зверя
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Прошлое » Saturday


Saturday

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s3.uploads.ru/yGQuw.gif

http://sd.uploads.ru/5mSsj.gif


Richard Bolem & Winnifred Elgort

1 октября 2018 года, вечер, квартира Оуэна Кройфа в Нью-Йоркеи далее


- Оставила вампира одного на месяц, по дому уже какие-то мужики шастают.
- Это еще что, оставил его одного на 5 дней, у него уже какая-то баба появилась.

Отредактировано Winnifred Elgort (17-03-2019 20:55:19)

+3

2

Я скоро приеду. Звучит чертовски долго.
Это всего лишь три дня.
Всего лишь один уик энд.
За три дня ведь не случиться ничего страшного?
Конечно не случиться. Ей просто нужно быть смелее.
[indent] Автобусные двери мягко шипят резиной закрываясь за ней. В Нью-Йорке холодно и непривычно солнечно. Уиннифред плотнее кутается в легкую куртку, ощущая как по загривку пробегают мурашки. Сейчас бы в лес, обернуться да греться на солнышке, подставляя морду таким редким этой осенью солнечным лучам. Она могла бы так проваляться весь день, не обращая внимание на последних назойливых мошек и телефон, что раздражающе пиликал бы где-то среди её вещей, оставленных в одном из множества её тайников разбросанных по всему лесу. Там было бы хорошо. Тихо и спокойно. Никаких людей, дурацких машин, назойливой городской вони, мелькающих рекламных вывесок или шумихи. Но вместо этого Уиннифред тратит последние деньги вызывая такси. Конечно, можно было бы сэкономить, прогуляться, потаращиться по сторонам, несколько часов проболтаться в центральном парке и просто никуда не торопиться. Весь её день свободен и раньше захода солнца появляться в той самой квартире просто не имеет смысла. Но ей не нравиться Нью-Йорк. Большой город раздражает, а единственный парк больше напоминает помойку, на которой местные пытаются отыскать последние останки природы. Лучше сразу на квартиру, к нему. Пускай спит, всегда можно просто прижаться к холодному боку и просто немного подождать. Несколько часов, это ведь не так уж и много да?
[indent] Таксист недовольно пересчитывает купюры и цокает языком подтверждая что да, всё верно. Рассчитывал на чаевые, но на такую роскошь у девчонки денег просто нет. От вида громадины дома ей становиться не по себе. Это даже не жуткий склеп, который так напоминает особняк фонтейнов. Это просто безликая коробка, хранящая в себе чужие жизни и души. Было в её пустой безликости что-то жуткое, от чего кровь в жилах Уиннифред будто бы густела и замедлялась. Она принюхивается в надежде выискать в воздухе хотя бы призрак знакомого запаха. Бензин, сигареты, едкий фаст-фуд, чужой парфюм, метро, вонь разложения... Никакого намёка на сырую землю или мяту. Что поделать, это город и он воняет.
С трудом вспоминая какой из множества ключей от домофана она таки попадает в парадную и только после того, как тяжелая дверь гулко ухает за её спиной в голову девчонки прокрадывается гаденькая мысль а что если ей не будут рады? приятное возбуждение, что всю дорогу сжимало низ живота и вынуждало плотнее сжать бёдра резко подкатывает к горлу и рвётся наружу. Её сейчас стошнит. Тише крошка Уиннифред. Успокойся, ты уже проделала такой путь, нет смысла отступать назад. В конце концов, что он сделает? Разозлиться. Накричит на неё. Выставит обратно за порог. Нет, глупости. Он никогда так с ней не поступит. Наверно. В худшем случае отправит обратно в Аркхем первым же автобусом, к папочке, что вставит наглой беглянке по первое число. Мда-уж, огребать от обоих сразу да ещё и за один день как-то уж совсем не хотелось. В любом случае даже это лучше тупого неведения, непонимания. Так она хотя бы будет знать...
Будет знать что?
[indent] Вопрос щелкает вместе с замком входной двери. Ладно, разберётся как нибудь потом.
В квартире как всегда пусто, пахнет сыростью, сырой землёй и противоаллергенным кондиционером для белья. Она скидывает куртку под вешалкой в коридоре. Можно было бы закричать что-то вроде "Я дома!", но это точно не имеет никакого смысла, он всё равно её не услышит. Сон вампира больше напоминает кому и выглядит как-то жутко. Уиннифред совсем не хочется себе об этом лишний раз напоминать. Проще сразу, в спальню, к нему под холодный бок, дремать до самого заката. Вот только ни бока, ни самого вампира в спальне не оказывается. Ей кажется, что сердце пропускает пару ударов. Мнительно, тщательно она принюхивается выискивая хоть намёк на посторонние, чужие запахи. Но нет. Тут ещё прохладнее чем во всём остальном доме. Похоже опять оставил окно открытым, пахнет улицей и простынь такая холодная что ощущается почти сырой. Уинни недовольно урчит, но поделать ничего не может. Она осматривается ища хоть какие-то подсказки, но нет. Ничего. Кровать как кровать. В шкафу всё такой же аскетичный порядок, только с её полок ненавязчиво пытается свалиться то рубашка, то свитер. Стул у окна как был завален её вещами, так и остался похоронный под женской одеждой, ну разве что сейчас этот курган ещё и пиджаком сверху накинут. На подоконнике всё та же эхеверия, которую она притащила будто бы слишком давно, просто для того, что бы не чувствовать в этой квартире себя единственным живым существом. Не умерла, даже будто бы выросла немного. Уиннифред закрывает окно, скидывает рюкзак и обнимает себя за плечи. Делать особо нечего. Ему сейчас даже звонить бесполезно. Она вытаскивает из шкафа одну из его футболок, скидывает обувь, переодевается и юркает под холодное одеяло. Раньше заката даже дёргаться бесполезно. Как бы её не раздражало, но всё что остаётся это подождать.

+2

3

У Оуэна отвратительный растворимый кофе, но у него точно была кофеварка – чех замирает, вспоминая, мысленно скользит взглядом по чужой кухне – да, была, и поэтому маг берет с собой упаковку молотых зерен прежде, чем шагнуть в портал.
В Нью-Йорке 6:30 pm.
Закат облизывает высотки Манхэттена и едва дотягивается до окон лофта Оуэна последними теплыми лучами. Рихард проходит по чужой кухне как по своей: наполняет кофеварку водой, ищет фильтры, попутно обнаруживая упаковку кофе, споласкивает первую попавшуюся под руку кружку [с неожиданным – ну надо же! - дурацким рисунком медведя] и смотрит на наручные часы. Официально закат уже наступил, но небо еще полыхает алым у самой кромки горизонта.
Становится интересно, Оуэн уже проснулся или…
Тихо булькает кофеварка. Рихард снимает и аккуратно вешает пиджак на ближайший стул, в очередной раз смотрит на часы, задумчиво прокручивает простое кольцо на пальце, небрежно проверяя пространство. В спальне определенно кто-то есть и из-за приоткрытой двери даже без всякой магии слышно, как этот кто-то шуршит то ли одеяло, то ли одеждой.
Чех забирает кружку, наполненную наполовину, делает глоток, морщится – слишком слабый, почти безвкусный - и идет желать Оуэну доброго утра, потому что сам Оуэн как-то не торопится выходить из спальни на явные звуки чужого присутствия в его квартире. В паре шагов до двери Рихард спохватывается и делает шаг к книжной полке, забирает лежащую монету, которая сама прыгает в руку владельца, меняя выдохшийся артефакт на новый, такой же серебристый кругляш неприметного доллара.

- А где Оуэн? – спрашивает маг, останавливаясь у самого входа.
На вид блондинки, хлопающей ресницами из-под одеяла, Рихард налетает как на внезапное препятствие в виде бетонной стены. Ну он-то не блондинка, чтобы моргать в ответ и поэтому с ходу берет инициативу в свои руки.
- Ты кто?
На деле вариантов не так уж и много. Либо любовница, либо донор, либо донор и любовница, либо, по классике жанра, сестра.
- Он про тебя не рассказывал, - агрессивно обозначает чех раньше, чем девушка успевает что-то ответить. Прячет недоумение, растерянность и непонятное разочарование за ободком кружки на медленном глотке.
Красивая.
О том, что Оуэн не рассказывал ему вообще ничего, маг не говорит. Все дело в деталях – упомяни одну, забудь сказать о другой и вот ты уже с уверенным и даже нетерпеливым видом ждешь ответы на вопросы, которые, по хорошему, должны задавать тебе, словно имеешь на это полное право.

Отредактировано Richard Bolem (16-03-2019 10:06:22)

+1

4

[indent] Она ворочается и спит возмутительно беспокойно, что странно учитывая лениво наползающий сезон спячки, в которую Уиннифред хоть и не впадала, но на какое-то время становилась будто бы менее энергичной и спала на несколько часов больше, крепче. Сейчас же... Не просыпается, но крутится и урчит, почти рычит во сне, пытаясь разогнать кошмары. Сквозь сон не слышит чужих шагов и даже не чует присутствие. Лишь дергает лапами, да клацает зубами, отгоняя от себя ехидного охотника, но тот растворяется лишь озвучивая вопрос, который мучает её саму с момента прибытия.
А где Оуэн?
Она сжимается под одеялом и наконец открывает глаза. Всё в порядке, она всё в той же квартире, всё в том же Нию-Йорке, всё так же одна. Хотя, одна ли? Уиннифред растерянно вылезает из под одеяла и с трудом осознавая, что происходит. Урчит, недовольно мотает головой, окончательно прогоняя видение и только сейчас понимает - столь насущный вопрос ей задавало вовсе не подсознание, а вполне конкретный странный и совершенно незнакомый ей человек, что так нагло расположился в дверном проёме её спальни.
- Я Уиннифред. - Хотя судя по первому вопросу и упоминании вампира под вопросом "ты кто" подразумевалось скорее "кто ты Оуэну, раз так нагло расположилась в его постели". Об этом лучше будет спросить самого Оуэна, определение социального статуса и отношений никогда не были её сильной стороной. - Я с ним.
Неловкий, но пожалуй слишком красноречивый кивок в сторону кровати. Наверно это должно было быть понятно. Не имеет значения. Уиннифред принюхивается, настороженно, жадно. От незнакомца пахнет дорогим парфюмом, нагретым в ладони металлом монеток, конечно же кофе, жженым воздухом и ещё бог знает чем. Чем-то неуловимо знакомым, что она когда-то уже слышала в доме магов.
- Ты живой. - Она непонятно зачем констатирует вполне очевидный факт. Напрягается всем телом, группируется и на несколько секунд задумывается. Обернуться она не успеет, если просто прыгнет на него, то просто вытолкнет на лестницу и скорее всего они оба сваляться вниз, она скорее всего выживет, кости срастутся за несколько часов, насчет мужчины ничего ещё не известно.
Он ей не нравиться. Не нравиться как по хозяйски он держится, как много спрашивает, как нагло, оценивающе смотрит на неё. И что пьёт он из её кружки ей тоже на нравиться. От него пахнет так же как и от Фонтейнов и Уиннифред уверена, что кости его ломкие, а кровь такая же солоноватая как и у всех людей. Чем-то он похож на Элайя, такой же холеный, вылизанный, выточенный из самого дорогого мрамора, но будто бы более человечный что ли.
- Что тебе нужно от Оуэна? - Разумнее было бы сначала прояснить кто перед ней и что он вообще делает в доме, но расставленние приоритетов в разумном порядке никогда не было её сильной стороной.
Она не отрывает от него внимательного взгляда, едва наклоняет голову в бок, что бы посмотреть на человека как будто бы с другой стороны.
От не успевает ответить, где-то под кроватью пиликает телефон, оповещая об очередной СМС. Пиликанье вполне стандартное, но Уиннифред точно знает чей это телефон.

+2

5

…вариант с подружкой-вампиршей Рихард как-то вычеркнул из списка и теперь судорожно прикидывает, чем будет отбиваться, если та решит, что он здесь – что-то вроде завтрака в постель от любимого романтика-Оуэна, с которым она [невнятный кивок в сторону кровати]. Рихарда заставляет нервничать ее хищная, какая-то звериная манера двигаться, то, как подбирается всем телом, как ведет головой, словно ловит в воздухе чужой запах, как смотрит и как меняет тему разговора.
Как она тянет «живо-о-ой» с долей удивления. И разве что не облизывается в конце.
Рихард не может понять, насколько это синонимично угрозе и прячет нервозность за очередным медленным глотком кофе.
Начинает злиться на собственный растущий страх и неуверенность.
- Что?.. Что значит зачем?
В конце концов, ему уже давно не тридцать лет, чтобы бояться таких вот одиночек, он столетний маг с неплохим опытом выпутывания из ситуаций и посложнее нынешней!.. Марево, разорвавшее двух кровососов в «Кручёных титьках», конечно, использовать нежелательно, вряд ли Оуэн обрадуется, если Рихард размажет его подружку по стенам спальни, но у чеха, между прочим, есть и другие заклинания, подвешенные даже не на жест или слово, а на мысль, и первое в списке – портал, через который всегда можно свалить, если что-то пойдет совсем не так.
Надежная, проверенная временем тактика выживания.

Нужные подбираются не сразу, а первую очередь потому что ему кивать особо не на что. В этой комнате, да и во всем Нью-Йорке, не найдется вещи, которая может точно обозначить его статус в жизни Оуэна. Рихард прячет короткую заминку за ободком нежно-розовой кружки.
- У меня с ним дела, - добавляет с той самой небрежностью, которая, обычно, только накидывает баллов собственной важности, - Он мой партнер. А как давно ты с ним… - кивок в сторону кровати.
Первая часть звучит неплохо, вторая – немного спорно, но в целом это всяко весомее и серьезнее не озвученной вслух любовницы и можно снова переходить в наступление.
- Так где Оуэн? Когда он ушел и когда вернется? Мы договаривались о встрече. Сегодня.
Короткий звук телефона чех игнорирует, пялится на Уиннифред и не сразу соображает, что лучше бы этого не делать, потому что у девушки красивые и длинные ноги, едва прикрытые сверху футболкой. Взгляд чех все равно не прячет и не отводит.

+2

6

[indent] Мотает головой, с трудом сдерживая недовольное урчание, хмурит брови и морщит нос снова втягивая странный запах незнакомого мужчины. Наглый, самонадеянный, беспардонный. Он задаёт слишком много странных вопросов и позволяет себе слишком много. Уиннифред опешила от такого напора и быстро бы скуксилась если бы не одно Но. Она была дома. Пусть в этом самом доме она провела не то что бы по настоящему много времени, да и по большей части квартира была жилищем вампира, но привычка приравнивать его место со своим уже слишком крепко засела на самой подкорке мозга. Чужак посмел вторгнуться на территорию которую она считала своей. Оуэн наверняка знает куда в Нью-Йорке можно спрятать труп.
Он мой партнёр.
Слишком размыто.
Уинни не глупая, но предпочитает что бы ей сообщали прямо в лоб, без кучи метафор, намёков и мишуры. Конкретика. А не извилистые недомолвки.
- Я с ним... - Сколько уже, месяцев пять? Шесть? Почти пол года. По её меркам это целая жизнь. По меркам вампира это наверняка всего лишь мгновения. Всё слишком относительно. - Достаточно.
В эту игру можно играть вдвоём, хотя опыта у неё конечно маловато. Но ничто не мешает попробовать.
[indent] Мужчина на неё откровенно пялится. Не то что бы она сама отводила взгляд, не то, что бы собственная нагота смущала её хоть на йоту. Но он смотрит по другому, так как взрослым мужчинам не стоит смотреть на молоденьких девушек. Уиннифред это не нравиться. И то, что он пьёт из её чашки ей тоже всё ещё не нравиться. Пусть только дернется, пусть только даст ей повод. Ещё одно слово и она просто вцепится клыками ему в горло.
Не вцепится.
Такой простой и очевидный вопрос как где же хозяин квартиры в одно мгновение выбивает девушку из колеи. Оседает, отводит взгляд, растерянно смотрит по сторонам, словно убеждаясь, что вампира здесь точно нет.
- Я не знаю. - Стыдливая, почти детская честность. Ей даже немного обидно. Чужак хотя бы знает где вампир должен был быть. В воздухе будто бы повисает осуждающее торжество. Уиннифред не по себе.
Где-то под кроватью снова пиликает сообщением телефон.
[indent] Быстро. Резко. Дергано. Она срывается с места вперёд, к краю кровати. Лишь для того, что бы свесится с неё и неуклюже нашарить рукой смартфон, что сиротливо ютится под кроватью. Она слишком хорошо знает чей это телефон. И она бы никогда такого себе не позволила, если бы хоть кто-то в этой чертовой квартире знал где собственно находится его хозяин. Недолгая пауза, она нервно проводит пальцем по экрану силясь вспомнить пароль который слишком часто набирался у неё на глазах. Удаётся лишь на третий раз. Ещё несколько секунд пялится на чужака, уже как-то по другому, будто бы с каким-то подозрением. Подрывается с кровати, разве что не налетает на него. Дышит глубже, ладошки сжимает в кулачки. Держать в себе перепуганного и злого зверя тяжело. Но медведь это не то что ей сейчас нужно. Пока что. Мужчина не высокий, она практически одного роста с Уиннифред и это придаёт ей уверенности, а взгляду категоричности.
- Какие. У. Тебя. С. Ним. Дела. - Каждое слово цедит сквозь зубы, следя практически за каждым его движением и тут же ловит едва заметное шевеление руки. Звучно клацает зубами.
Уиннифред готова защищать жилище, в котором обитает Оуэн Кройф. Думать о том, на что она готова ради самого Оуэна лучше вообще не стоит.

+2


Вы здесь » Arkham » Прошлое » Saturday