Poenitentia: Sebastian Valentine до 25.05
Охота: Aiden Moss до 26.05
Ведьма: Elias Moore до 21.05
Сумерки: GM до 16.05
Атлантида: GM до 20.05
Аукцион: Lot Whitefern
Восточный экспресс: GM до 20.05
06.05 Перекличка и многие другие приятные новости с:
01.05 Первомайские новости и очередные изменения
24.04 Не проходим мимо, расширяем Аркхем описанием своих любимых мест
19.04 Любуемся трейлером к предстоящим событиям, а заодно спешим узнать новости о пополнении среди АМС
18.04 Недельное объявление. Не упустите возможность придумать свой стикер!
12.04 Просим всех обратить внимание на свежие новости и предстоящие события. Начинаем готовиться к переводу времени с:
01.04 Мы решили немножко пошалить ;) С 1 апреля!
25.03 Мы меняем дизайн и поздравляем Лота!!!
О всех найденных ошибках и пожеланиях можете сообщить в теме баг-репорта!
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Unless you agree

Элора Фейн и Роберт Эстервуд
полезные ссылки

Arkham

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Прошлое » Квест: сумерки над башнями


Квест: сумерки над башнями

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/5Gooeht.png https://i.imgur.com/PuEYQj5.png

Magnus Rodricks, Maximillian Sage, Albert Calvert, Grace Gosling
8 ноября 2018, Астрал


Первая вылазка магов в Астрал закончилась ничем. Необходимость добраться до Хастура и попробовать выведать у него способ изгнать Глаааки из нашего мира все еще была главной задачей для Ковена. На этот раз в Астрал вызвались идти другие добровольцы в числе которых оказалась сама Верховная.

Детали

+1

2

8 ноября, вечер. Четверо магов собрались в доме Пенвелинов, чтобы вновь предпринять попытку добраться до Хастура. Верховная Грейс позвала с собой Альберта Калверта, решив воспользоваться его опытом и умением путешествовать в Астрале, Магнуса Родрикса, как того, кому она могла доверять после прошедшего испытания. Максимилльян Сейдж вызвался помочь сам -его знания в путешествиям по Астралы были как никогда важны и ценны для всего Ковена Прилива.
Хастур — брат и соперник Левиафана. Тот, чье имя не должно быть названо; Неименуемый. Хранитель запретных знаний.
Именно Хастур привел некогда Марка Крала к магам ковена, с которыми он поделился своими знаниями о Роберте Фарингтоне и культе, который он создал, чтобы призвать Глааки в наш мир. Хастур показал ему будущее, полное порабощенных людей, ставших живыми зомби, лишенных собственной воли. Мир, в котором для магов больше не было места. Конечно, это могла быть ловушка, но с помощью ментальных заклинаний, маги смогли установить, что человек говорит правду. Хастур действительно влиял на его разум.
К сожалению, первый раз добраться до него не вышло. Лот, Персефона и Алисия попали вовсе не туда, куда им следовало. На этот раз нужно было действовать наверняка и не сбиться с пути.

Соединив друг друга заклинанием, позволяющим оказаться одновременно на границе владений Древнего, Максимиллиан, Альберт, Магнус и Грейс вошли в Астрал.
Они знали где находятся Хастура, знали, что обитает он в замке с высокими башнями в самом центре своих владений, полных ловушек и опасностей.

Позади них оказался ветвистый темный лес, полный шорохов, криков неизвестных птиц и других звуков. Стоя на небольшой поляне, покрытой зеленой травой среди которой проглядывали маленькие полевые цветы, в тусклом свете солнца опускающегося за лес, путники смотрели перед собой, завороженные зрелищем.
Каменистая пустыня, обрамленная где-то вдали выступающими горами. Взгляд цеплялся лишь за камни и гладкое, будто выточенные ветрами и временем, плато. Что было дальше, никто из присутствующих сказать не мог. Вдали, до куда хватало глаз, нельзя было разглядеть ни замка, ни даже высящейся в небе башни.
Трава поляны заканчивалась на ровной отсеченной границе. Стоило лишь переступить ее, как мир резко менялся, а светлое небо, по мановению неизвестного, стало темным. Ковер из мягкой травы становится твердой поверхностью из щебня и гальки.
В этом месте царили вечные сумерки. Вокруг была удивительная тишина. Даже воздух как будто застыл - маги не ощутили даже самого слабого дуновения ветра.
В какую сторону не направься - везде один и тот же пейзаж.
http://sh.uploads.ru/t/Ij6wK.png

Удивительное открытие. Стоило всем переступить черту, как Верховная Грейслин исчезла. Буквально растворилась в воздухе не успев сказать ни слова.

+2

3

К идее отправиться к древнему Магнус с самого начала относился скептически. И уж точно не горел желанием принимать в этом хоть какое-то участие. Древние боги всегда были достаточно хитры и в достаточной степени эгоистичны, чтобы ждать или тем более звать к себе каких-то там магов. Разумеется, если не преследовали какие-то тайные мотивы о которых не собирались никому сообщать, а использовать смертных, да хоть тех же магов в своих целях.

Ему не хотелось быть марионеткой в чужих руках. Точнее, он хотел верить, что одного раза достаточно. Именно так Магнус чувствовал себя, как вместо того, чтобы отправиться в Астрал одному, позвал с собой Грейс в результате чего чужие, неведомые ему силы (в простые случайности он не верил, только не там где начиналась страна снов) сделали хозяйкой браслета девчонку, а не любого из тех претендентов, кто хотел быть Верховным изначально. Случайность ли или кто-то был заинтересован в этом? Да и в чем конкретно? В том, чтобы именно она стала новой Верховной? В том, что их новая Верховная может сделать или же не сделает?
Магнус не хотел идти в Астрал, но когда его попросила Грейс, то он не смог ей отказать. Как будто чувствовал себя невольным участником в том, что касается общей судьбы (хотя геройствовать он никогда не хотел, да и не собирался). Не зря же именно он в итоге занял место во внутреннем круге? А значит теперь было сложнее отмахнуть от тех решений, свидетелем которых он стал.

Двое других участников вызывали у Магнуса не много вопросов. О том, что Калверты изучали Астрал он знал, так что не видел ничего удивительного в том, что Альберт согласился отправиться туда на поиски того, кто им нужен. Интерес Сейджа, не относящегося ко внутреннему кругу, казалось, был личным, так что неплохо было бы узнать  его.

Было непривычно оказаться в Астрале, когда такой знакомый и одновременной чужой лес оказался за спиной. Магнус оглянулся, прислушиваясь и не услышал ничего, что его бы насторожило. Наблюдал ли кто-то за ним среди деревьев, ожидая их появления? Пока он не спешил проявить себя.
У них был определенный план. Кажется, он заключался в том, чтобы гибко реагировать на все, что происходит в Астрале и не позволять себя увести в сторону, туда, куда им не нужно.

Словно купол нависал над этим местом, отсекая его от всего остального, заставляя даже траву тесниться ближе к привычному и знакомому. И именно туда им и было нужно. Грейс рядом держалась молодцом, хотя по тому, как она то и дело оглядывалась, а потом подолгу, почти не моргая, смотрела перед собой, было видно, что она волнуется. А еще как много ждет от того, что будет дальше. Никто не пытался озвучить ей, что у Древних свои законы и свои правила, так что, вполне возможно, их встреча ничего не даст. Если эта встреча вообще случится.

Светлое небо враз потемнело, делая и желтеющие камни вдали холодными, синеватыми, а свежий воздух словно застыл в этом месте и осел на камнях и на тех, кто сюда пришел. Одно мгновение. Всего одно мгновение, когда Магнус повернул голову, чтобы посмотреть на Грейслин и... не увидел ее. Столкнулся со взглядом Сейджа, который уставил на то же место что и он. Место, где была девчонка, а теперь ее не было.

- Наш план все еще остается прежним? - В попытке скрыть замешательство решил озвучить свои мысли маг. - И как часто вы встречались со случайными исчезновениями?

Ни к кому конкретно он не обращался. Но с ним были два спеца по Астралу, а значит он имел право на свой вопрос.

[icon]https://i.imgur.com/xKZItDL.png[/icon]

+5

4

[indent] Чтобы найти Древнего, нужно думать как Древний? Или, перефразируя данное утверждение, как полубезумная демоническая развалина, что прожила вечность до твоего рождения и проживёт ещё столько же после твоей смерти, руководствующаяся собственными мотивами, относящимися к привычным для человеческой души примерно так же, как бытовая логика к описанию состояний квантово-механических систем?
В таком случае, в этот раз Ковен Прилива стоял на правильном пути, ведь у них было всё необходимое : полубезумный план, демоническое вмешательство и самая старая развалина среди его членов, которым ещё были по душе подобные авантюры (ваш покорный слуга).

[indent] Правда в том, что найти Хастура — задача из тех, что подолгу остаются неразрешёнными не по причине своей сложности (Жёлтый Король был похож на того, кому нравилось, чтобы возжелавший подобного всегда знал, где его найти), а по причине того, что на самом деле никто не хочет её решать, и на то есть веские причины.
Из всех слухов, разошедшихся за пределы стен дома на перекрёстке, достоверными были как минимум два : о том, что Захария Калверт, в середине девятнадцатого века в своих странствиях якобы нашедший способ попасть в сон Левиафана, до конца своих дней был безумнее фанфиков, а его внучатый племянник Альберт Калверт, по сей день находящийся в живых и, насколько можно судить, в здравом уме, когда кто-то упоминает Хранителя Того-Что-Вы-Не-Хотели-Знать в разговоре, пьёт вдвое больше чем обычно и рассказывает очень странную историю. Каждый раз новую.

[indent] На его чёрном костюме, напоминавшем одежду священника, проблесковыми маячками, преломлявшими луч невидимого света, тускло мерцали отражения оставшихся по ту сторону защитных амулетов, опадая искрами бликов в янтарных вкладышах глаз, обводивших сосредоточенным взглядом иллюзорный горизонт, остававшийся на одном и том же уровне независимо от того, как высоко ты поднялся.
Если бы только существовала возможность уклониться от участия в подобной прогулке, Альберт бы ей воспользовался. Пожалуй, каждый из них бы воспользовался. Но выбора не было, — как не было и ни единой возможной цепочки событий, в результате которых он отпустил бы Грейс Гослинг на встречу с Древним, отказав ей в помощи.
Слишком много детей им уже пришлось похоронить.
Он хочет поговорить, но не хочет, чтобы это было легко. Очень на него похоже, — намеренно избегая имени, словно поддавшись влиянию связанных с ним суеверий, произнёс Альберт, чуть запоздало пожав плечами, словно скрыв тем самым какое-то нервное движение. Он видел то, что видел :  в первую же минуту их пребывания здесь с глаз долой исчезли одновременно и цель путешествия, и та, ради кого они сюда пришли.
Первое правило астрального плана : не верь глазам своим. Второе правило : никогда не верь тому, что видишь своими глазами.

[indent] Длинный кожаный шнур с тяжёлой подвеской перешёл с запястья на его пальцы, сложенные в жесте, напоминавшем указующий, — брелок качнулся от движения и замер рассеянно-недвижно, выражая солидарность недоумению магов. В голове застыла та же холодно-матовая тишина, что и в воздухе вокруг, — словно в мире попросту никогда не существовало девочки по имени Грейс.
Область устойчива, но пространство здесь зыбкое, как песок. Может быть, она провалилась дальше... Нужно продолжить путь, — что-то подсказывало ему, что путь назад был закрыт в тот же миг, когда они переступили черту.

[icon]http://s8.uploads.ru/2GPFB.gif[/icon][status]don't ask me questions [/status]

+3

5

Грейс Гослинг удивительно похожа на мать. Лишь цвет глаз и сам взгляд, в котором отсутствует присущее Эмме лукавство, говорят о том, что перед Максом вовсе не мираж, не плод воображения, не фантазия, сошедшая со старых фотографий. У него ведь сохранились фотографии, целое множество. Ворох запылившихся полароидных снимков. Он обещает непременно показать их Грейс, как только они вернутся. Во многом его желание помочь дочери Эммы в ее делах обусловлено не столько заботой о будущем города в целом и ковена — в частности, сколько средством расквитаться со своим чувством вины. Возможно, сбеги он тогда вместе с Эммой, все сейчас было бы иначе. Макс не провел бы шестнадцать лет в бескрайней темнице астрального лабиринта, а Эмма была бы жива. Шанса вернуться и все исправить у него нет, но есть и другие шансы.

Сын Эммы окидывает Макса недоверчивым взглядом, приподнимает брови при виде черной кошки. Нелепость, должно быть, — длинновязый рассеянный маг, да еще и с домашним питомцем, которого даже не удалось запереть дома. Боуи плевать хотела на просьбы и требования, начисто проигнорировав волю хозяина, последовала за ним. И почему к Максу так редко прислушиваются? В том, что Боуи в душе настоящий Сейдж, не остается сомнений.

Других спутников Макс, если и видел прежде, то не настолько часто, чтобы беседы заходили дальше безопасных границ, очерченных общими фразами. Он не стремился искать друзей в ковене по возвращении из лечебницы, небезосновательно подозревая, что его слабая, рассыпающаяся на куски магия, будет интересна амбициозным магам. Они рискуют жизнью, тратят годы, чтобы подчинить себе капризное искусство волшбы, Сейджа же все это до дрожи пугает. Потому, если бы Грейслин предложила отправиться с ней в Астрал лишь ему одному, Макс первым бы начал ее отговаривать. Но двое сильных и опытных магов, один из которых, кажется, увлечен этим изменчивым миром не меньше Макса, смогут уравновесить баланс.

Древний отзовется.

Макс с тоской оглядывается на лес: жалеет, что приходится оставить его, двигаться дальше. Туда, к холоду, глубокой густой синеве и сокрытому в ней желтому цвету. Грейс опускает ногу на камни. Подметка и каблук так и не касаются земли. Макс не спросил, почему первая вылазка во владения Хастура не увенчалась успехом. Не спросил, хотя, верно, должен был. Но слышал от дочери Эммы, что оттуда все возвратились, никто не оставил сознание в заложниках у дымного неба и леса, подпитанного тьмой исхода лета и страхами случайных путников.

В горле растягивается пленка молчания — Макс скупится на слова и возгласы. Стук сердца обращается мелодией. Que será, será. Маг медленно поворачивает голову, смотрит на своих спутников. По крайней мере те не исчезают. Мамы поблизости не видно, но Макс чувствует, что она бы гордилась им в эту минуту.

— Это не было случайным исчезновением, — говорит Макс ровно, глядя в сторону Магнуса Родрикса, но избегая по старой привычке его взгляда. Его волнение выдают зябнущие, нервно подрагивающие пальцы. Он опускает рукава кардигана ниже, прячет ладони под шерстяной тканью.

— Здесь, на чужой территории, теперь все имеет смысл.

Ему ли не знать, что это такое — когда с тобой играют. С ним самим так часто и с таким упоением играли, что у него есть все основания видеть и в исчезновении Грейс Гослинг умысел.

— Мистер Калверт прав. Останавливаться бессмысленно, все равно...

«Грейслин не вырастет из-под земли».

— ... в этой точке нет того, что нам нужно. Движение вдоль границы тоже вряд ли принесет плоды. Пока есть резон идти только вперед.

И увидеть, наконец, хоть какой-то ориентир. Странное выхолощенное пространство вокруг, без единой отличительной черты, без яркой особенности или изъяна изрядно смущает Макса, заставляет тревожиться. Кроме всего прочего, настораживает отсутствие какой бы то ни было астральной живности.

+4

6

После короткого разговора маги пошли вперед. Солнца не было, духоты не ощущалось, но каждый шаг был подобен тяжести, с которой атлант ступает, удерживая на своих плечах небо. Словно само пространство сопротивлялось присутствию здесь чужаков. Зыбучие пески были не под ногами - они были повсюду. В какой-то момент могло показаться, что даже обычный взмах руки дается с усилием. Пейзаж вокруг оставался неизменным.
А вот щебень хрустел под ногами как звуки костей мелких животных (но с виду ведь это был щебень). Маги смогли сделать каких-то две сотни шагов, ощущая себя уставшими и изможденными путниками лишенными цели и смысла.

Стоило им остановиться и отдышаться как рядом вдруг раздался голос:
- Может быть она провалилась?

Без сомнения это был вопрос, который совсем недавно произнес Альберт. Как и голос.
- Может она провалилась здесь на чужой территории пока есть резон идти вдоль границы случайные исчезновения.
Голос Альберта перетекал в голос Максимиллиана, а закончился словами Магнуса. Голос не звучал близко и не звучал далеко. Можно было решить, что каждый из магов просто разговаривает друг с другом как и прежде.

Чужое присутствие не определялось, но воздух, раньше кажущийся удушающим, вдруг завибрировал. Совсем слабо. В окружающей тишине легко было расслышать очень тихое, но все же различимое жужжание, похожее на надоедливую мушку прокравшуюся в дом летней ночью.

- Нужно идти направо. Искать камень в форме звезды, - Альберт ясно услышал свой же голос у себя в голове.
- Иди вперед. Ищи вход в пещеру, - чистая, незамутненная мысль пронеслась в голове Максимиллиана.
- Налево. До ближайшей расщелины. Там можно срезать, - вдруг понял Магнус.
Вибрации в воздухе затихли.

0

7

Самое сложное это начать действовать. Понять, что Астрал это всего лишь Астрал в том своем жутком, первозданном виде, который только можно представить. Скопление неясного и непонятного, чужих мыслей, чужих жизней и того ужаса который пролегает за этими пределами. Многие поколения магов посвящают себя изучению этого мира, пытаясь подвести его под определенную хронологию, придать логики и уяснить последовательности. Кому-то даже удается. Магнус тоже бывал здесь когда-то давно, когда желание экспериментировать с жизнями людей казалось ему столь насущным. Вырвать из астрального мира нечто, закрыть его в человеческом, ощутить на мгновение собственную власть. Хотя на самом деле кто он такой? Кто они такие?

Одно мгновение и Грейс нет. Возможно, её нет вообще больше нигде. Калверт всего лишь предполагает, сообщая, что она могла провалиться дальше. Она могла все, что угодно и это, пожалуй, понимает каждый из них, поэтому озвучивать свои трагические мысли Магнус не хочет. Сейчас им нужно действовать дальше так, как будто это все часть какого-то плана. Максимиллиан реагирует спокойно, но в произнесенной им фразе кроется секрет всего их путешествия. Здесь все имеет смысл. Особенно теперь, когда Грейслин исчезла.

- Дополнительный стимул не повернуть назад? - Улыбка получается невеселой.

Это место давит своей атмосферой гораздо сильнее, чем всё, где приходилось бывать Магнусу раньше. Отчасти и пейзаж тому виной. Они как на огромной арене, размеры которой от них сокрыты. Что-то следит за ними или ему кажется? Спрятаться негде, негде скрыться от чего-то, что нависает в воздухе и давит на тело. Гнетущим ощущением пропитан сам воздух.

Они идут вперед, потому что это самый логичный и понятный путь. Только вот каждый следующий шаг по нему ощущается так, словно они, не заметив, обошли уже несколько раз весь Аркхем. Магнус готов поспорить, что у него заболели мышцы в ногах, о существовании которых он даже не подозревал раньше. В какой-то момент приходится остановиться и перевести дух, стирая со лба капельки пота. Когда Альберт задает свой вопрос, Магнус даже не сразу понимает, что уже его слышал раньше и открывает рот, чтобы ответить. Смотрит на мага, который точно не выглядит как тот, кто хочет знать ответ, а голос искажается, становясь голосом Сейджа, произнося все то, что он говорил до этого. А вот свой голос Магнусу кажется чужим и неестественным.

Сложно сказать, что происходит прямо здесь и сейчас. Обман? Насланный кем-то морок? Тем, кто за ними наблюдает, пока они безуспешно пытаются прийти хоть куда-то? На горизонте нет даже размытого следа башни, а значит цель пока еще далеко. То, о чем он думает дальше походит больше всего на внезапное озарение.
Нужно идти налево, а затем дойти до какой-то расщелины. Скрыться с глаз, сделать их присутствие хотя бы немного скрытым.

- Думаю, лучше всего свернуть влево. Не исключено, что там мы сможем найти какой-нибудь короткий путь. - Магнус не спешит делиться собственными мыслями с остальными. А что если это Хастур даровал их ему? Скажи им, что кто-то вложил в его голову такой простой вариант пути и кто ему поверит? Кто решит, что это не обманка, не попытка сбить их с верного пути? - Потому что, похоже, путь вперед уже далеко не самый верный, каким он казался в начале.

Он делает несколько шагов в сторону и ему начинает казаться, что они куда проще, чем те, которые он проделывал до этого.

+3

8

[indent] Здесь всё имеет смысл, — или ничто не имеет, словно в творениях поздних авангардистов, утративших форму в угоду бесславно утерянному на пол пути содержанию. Когда как. Утренний налёт смысла порой исчезает к полудню, как выпавшая к заморозку роса, — или, возможно, к дождю, или к солнцу, к цунами из морских рыб или... 
«Или он хочет, чтобы мы думали так», — в этом и прелесть вслепую искать предметы по эту сторону сна.
Всё равно что пытаться взломать «Энигму», держа в руках лист бумаги и карандаш, а в голове — лишь начальные сведения о криптоанализе и существовании полиалфавитного шифра, и, следовательно, имея шансы закончить этот процесс примерно никогда, независимо от способа изысканий. Если только отбросить одну миллионную шанса чудесного совпадения и ошибки того, кто сидит по ту сторону (или намерения сделать эту ошибку, скрыв в вихре хаоса хлебные крошки).
Нам всё равно придётся играть в эту игру, — подытожил Калверт, мягко переводя взгляд с одного молодого мага на другого, невольно улавливая мимолётное сходство детей Сейджей и Родриксов со своими старшими сыновьями, несмотря на тот видимый отпечаток, заметный для постороннего взгляда без всяких магических средств, что наложили на каждого их фамилии, и тот отпечаток, что наложило на Максимиллиана само это место.

[indent] Неприятная вязкость пространства вокруг быстро стала напоминать хождение по колено в воде, — это не было персональным напоминанием или, во всяком случае, не выдавало в себе черты остроумной издёвки, но Альберту лишний раз пришлось напомнить себе свои же слова : он хочет, чтобы мы думали так.
Вы тоже слышите это? — В ответе не было ни малейших сомнений, но необходимость услышать свой собственный голос в том месте и времени, в которых ему положено быть, породила потребность задать вопрос вслух.
Маг ещё раз вытянул руку перед собой, — амулет слабо вздрогнул, ослабив на миг напряжение нити, и закачался, как будто вдали, впереди, где-то кто-то открыл нараспашку дверь, выпуская сквозняк, подхвативший скатавшуюся в углах, молчаливо лежавшую в гиперскладках пространства и времени, дожидаясь своего часа, словесную пыль.
Если ты сейчас скажешь, что нам нужно идти… «Вперёд» — После слов Магнуса методом исключения мысль подбирается лишь чуть-чуть быстрее, чем считывается с чужого лица, подтверждая другую догадку. Калверт многозначительно пожимает плечами, без слов давая понять, что ему это точно не нравится, но это — именно то, чего стоило ожидать, и лишь потом замечает, что Родрикс уже делает третий шаг по направлению влево.
Стой на месте, — небезосновательно сомневаясь в чужих способностях сопротивляться ментальному воздействию, Альберт усиливает слова магическим импульсом, руководствуясь простым принципом, выработанным в начале прошлого века, в окопах на Западном фронте : намного лучше для джентльмена потерять лицо, чем потерять жизнь, — Будь добр. По крайней мере, до тех пор, пока мы не обсудим этот вопрос, — оборачиваясь к Сейджу, неправильно-ровным в заставшей их ситуации голосом произносит он, — Пользуясь случаем, хочу напомнить, что мы пришли сюда говорить с Древним, а не исследовать камни и местный рельеф. И, не поймите неправильно, не для того, чтобы искать Грейс Гослинг. Ни то, ни другое не приближает к цели. Вы понимаете, что я хочу сказать?

[icon]http://s8.uploads.ru/2GPFB.gif[/icon][status]don't ask me questions [/status]

Отредактировано Albert Calvert (28-04-2019 16:24:07)

+1


Вы здесь » Arkham » Прошлое » Квест: сумерки над башнями