Horror News №10подготовка к изменениям

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Beautiful People Beautiful Problems


Beautiful People Beautiful Problems

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://66.media.tumblr.com/73e99c1580dd99c370a3b6dae85a7a50/tumblr_numrkxRcyT1tnq8sxo1_500.gif

Cole C. Moore, Daniel Grizzels
5 октября, вечер, кладбище Аркхема


У Дэниэла очередной срыв, очередной обглоданный труп и очередная попытка решить, что с этим делать. У Коула очередной дождливый вечер, очередная закончившаяся пачка сигарет и очередное появление в не в то время и не в том месте.

Отредактировано Cole C. Moore (17-11-2018 19:38:57)

+2

2

Коул любил такие вечера, когда по крыше уютно барабанил дождь, на улице творился настоящий кошмар, готовый перерасти в шторм, ветер свистел и выл в узком расстоянии между домов, а в комнате было тепло и уютно. Можно было валяться на кровати и пялиться в потолок, куря сигарету за сигаретой, прислушиваясь к тому, как на ветру скрипит старый дом. В такие вечера обычно призывали какого-нибудь демона или кого-нибудь убивали и съедали. Ну, или посвящали в ковен.

Мур стряхнул пепел в пепельницу, стоящую прямо у него на животе, затушил сигарету и потянулся к пачке за новой. Вокруг царил полумрак, за окном вспыхивала молния время от времени. Эх, красота. Сейчас бы еще...

- Да чтоб тебя черти драли, - выругался Коул, приподнимая голову и гневно смотря на пустую пачку. Вечер перестал быть таким шикарным. Рывком сев, Мур еле успел перехватить падающую пепельницу и поставил ее с грохотом на тумбочку. Игуана-фамильяр лениво приоткрыла один глаз, устало и пренебрежительно посмотрела на хозяина, а потом снова закрыла его, игнорируя все вокруг.

Сигареты закончились. Это было большой проблемой - надо было срочно идти в магазин. Выругавшись еще раз, Коул поднялся с кровати, потянулся и вздохнул. Теперь дождь на улице только раздражал. Переодевшись, накинув пальто и взяв зонт, Мур спустился вниз и вышел на улицу. Капли дождя тот час же укололи лицо, Коул сморщился и нервными резкими движениями открыл черный зонт. Ветер завыл особенно громко и швырнул под ноги грязно-желтые скомканные листья.

Идти нужно было далеко. В такое время ближайшие магазины были закрыты, общественный транспорт ходил раз в двадцать минут, а ждать столько на продуваемой всеми ветрами остановке Коул не хотел. Легче было дойти пешком, сокращая путь везде, где только можно. Самый короткий путь лежал через кладбище. Единственное, что смущало Коула, так это дорожки с гравием, где можно было испачкать ботинки в грязи. Но сигареты ему сейчас были нужнее, чем чистая обувь.

Кладбище встретило его темнотой, бликами далеких фонарей на жирной кладбищенской земле и пожухлой траве. Дождь глухо стучал по надгробиям. Было тихо, сторож сидел в своем маленьком домике и грел руки о кружку с горячим чаем. Один Коул шел по дорожке, похрустывая гравием под подошвой. Или не один?

На середине своего пути он услышал какой-то шум. Из-за дождя он был приглушенный, но даже этого хватило, чтобы Коул остановился.

"Неужели кто-то выкапывает труп в такую погоду?" - промелькнула мысль в голове у Коула, а потом на короткое мгновение молния осветила свежие могилы, и он узнал того, кто сидел между могильных плит и сырой земли.

- Ох, Дьявол, - вздох вышел ужасно тяжелым. Ветер подхватил тяжелые полы его пальто и поднял, когда Коул с выражением крайнего отвращения сходил с относительно чистой дорожки. Впитавшая воду темная земля мерзко чавкала под ботинками, пока он шел к Дэниэлу, стараясь ступать как можно аккуратнее. В очередном всполохе молнии он увидел белую руку свежего трупа и сломанную крышку гроба.

- Вижу, что ты нашел себе занятие на этот очаровательный вечер, - Коул остановился не очень далеко от вендиго и запихнул озябшую руку в карман пальто. Вода лилась с широкого зонта, ветер пытался растрепать строгий хвост Коула, - Твое счастье, что сторож слишком ленив, чтобы проверять кладбище так часто, как написано в его трудовом договоре.

+5

3

Когда первые капли грядущего ливня разогнали последних прохожих и замочили разлетевшиеся от порыва ветра газеты мистера Иствика. Когда обрушившаяся стихия превратила вездесущую пыль в жидкую грязь и погнала ее ручьями по Бёрч-стрит. Когда деревья в едином порыве подняли зеленые кроны, укрывая траву от мелких водяных ударов; когда ветер зашумел между тесными домиками, пугая домашних мышей. Тогда это и случилось.

Дэниэла Гриззлса, бывшего студента университета Юты и медицинской школы при нем, а ныне почетного патологоанатома больницы святой Анны, ни один человек в этом богом забытом городишке не мог бы назвать плохим человеком. Подозрительным человеком. Человеком, не заслуживающим уважения. Едва ли хоть кто-то из местных жителей, что характеризовали его как исполнительного работника и заботливого родителя, мог представить, как сильно он напугал мальчишку Джонсонов, возвращавшегося после дополнительных занятий в пятницу октябрьским вечером.

Когда буря накрыла Аркхем, двери и окна домов стремглав закрылись, оставляя желающих поиграть в прятки на тонущих в дожде улицах наедине друг с другом. Этот мир был сложнее, чем могло показаться на первый взгляд. Дэниэл Гриззлс был одним из тех людей, кто знал об этом.

Монета крутанулась и выпала орлом. Фигура вендиго, согнутого и тяжело дышащего, медленно передвигалась, теряясь в разбивающихся о кривенький тротуар водных потоках. Прячась за деревьями. Изображала раненого или напуганного, чтобы захлопнуть медвежий капкан на ладони любого, что протянет руку помощь. Погода не была на его стороне. Сам Гриззлс не был на его стороне. Задыхаясь и хватаясь за сводящее брюхо, вендиго пытался сорваться с места, но нечто удерживало его, заставляя угрюмо плестись к кладбищу.

На пересечении Бридж-энд с улочкой поменьше он свернул и пробрался за покосившуюся ограду с востока. Здесь Гриззлс оставил то, что обычные люди называли общественными нормами и уважением к предкам. Короткими и быстрыми рывками он добрался до северного угла кладбища. Ему нечасто приходилось сопровождать катафалки, но по рассказам скучающих в ожидании доставок водителей Дэниэл знал, что здесь за последний месяц схоронили пару-другую трупов.

Это было больше похоже на наваждение, чем на рациональное решение. Он оголодал. Он чувствовал, что в его желудке открылась черная дыра. Он понимал, что готов жрать червей. Его ногти, поломанные и перепачканные в земле, скользили по крышке новенького гроба, когда он пробивал блестящие доски. Поток воды с его волос и плеч хлынул внутрь, а Дэниэл торопливо просунул руку куда-то под крышку и рванул ногу, выламывая в колене. Мясо было твердым. Дэниэл торопливо пережевывал сухожилия и размазывал по зубам гематомы, вгрызался в кости, пожирая все, до чего мог добраться. Отбросив жалкие остатки, он выломал руку.

Сначала неясно было, чавкает это земля или собственный нижнечелюстной сустав, но потом...Дэниэл медленно моргнул. Дернувшись, он зарычал на источник звука, а после закашлялся и отрыгнул кусок хряща. И — туман в его голове будто начал рассеиваться, а птичий взгляд сфокусировался на подошедшим. Он его не узнавал — пока или в принципе. Только запахом несло знакомым: сигарет, старого тряпья и заварных булочек из пекарни у дома.

+4

4

Коул тяжело вздохнул. Дэниэл явно его не совсем узнавал, но нападать не спешил, и на том спасибо. Мур цокнул языком, прищурился и покачал головой. Налетевший ветер зло рванул зонт, словно пытаясь отобрать его и унести, оставляя человека без защиты от непогоды.

- Выглядишь ты так себе, Гризли, - Коул не улыбался, только смотрел светлыми глазами и брезгливо морщил нос, - Где твой хваленый американский лоск?

Усмехнувшись, он чуть растянул губы в улыбке. Ситуация была такой себе, но Коул все равно находил в ней некий шарм. Когда еще встретишь вечером сидящего под ливнем у раскопанной могилы проклятого моралиста, который волей случая превратил всю твою жизнь в ад? Такое случается не очень часто, так что Коул не собирался упускать свой шанс, несмотря ни на что.

Проведя языком по губам, он чуть поморщился, чувствуя, как от такого ветра кожа начала неприятно трескаться. Ветер вперемешку с холодным колким дождем забивался под теплое пальто, заставляя морщиться, но Коул упрямо стоял. Дэниэл все еще не подавал признаков разумности, сидел возле могилы с оторванной рукой и выглядел ничем не лучше шакала, обгладывающего труп. Пауза затягивалась.

- Ну все-все, пора это заканчивать, - закатил глаза Коул и сделал один шаг вперед, упрямо держа равновесие и гордую осанку на скользкой грязи, - Поел и хватит. Давай, ищи там в себе человека и начинай убирать за собой. Раскидал тут все, как... - Коул еще раз окинул всю картину взглядом и тяжело вздохнул, - Как вендиго.

Нет, с этим точно надо было что-то делать. По идее, Коул мог спокойно пойти по своим делам дальше, сделав вид, что не встречал никакого обезумевшего вендиго, отрыгивающего куски костей в ответ, но он знал, что проклятые кольца не дадут им разойтись далеко. Падать в обморок и блевать возле полицейского участка Коул не хотел, так что надо было решить проблему сейчас. А потом довести Дэниэла до самоубийства своими придирками и колкостями на эту тему.

Прошептав заклинание, благо магических сил рядом с горе-расхитителем могил было предостаточно, он призвал кладбищенскую лопату, всегда стоявшую возле сторожки у южного входа. Древко непривычно легло в ладонь, и Коул сделал еще несколько шагов в сторону Дэниэла и могилы.

- Моим ботинкам наверняка пришел конец, - холодно поделился с ним Коул, сложив зонт и перехватив лопату поудобнее двумя руками, - Я выпишу тебе чек за них. А теперь будь добр, брось руку на место и свали отсюда.

+3

5

Дэниэл моргнул. Затем еще раз. В размываемой ливневым потоком фигуре под зонтом он разглядел что-то, что пока еще приглушалось чувством голода. Незнакомец был вкуснее, он точно знал. А еще незнакомец не был незнакомцем, но мыслительного процесса человека, внезапно обретшего инстинкты, не хватало на осознание того, кто именно его нашел. Проливной дождь и порывистый ветер размывали все запахи, кроме сырой земли и еды. Еды-еды-еды. Дэниэл медленно притянул руку ко рту и сомкнул зубы на абдукторе.

Человек шевельнулся. Его недовольный голос тонул в шуме крон и бесконечном стуке капель о каменные плиты и мягкую землю. Дэниэл принюхался еще раз, а после криво дернулся набок, но — руку не выпустил. Когда в его сторону сделали шаг, он принялся торопливо догрызать хрящ на локтевой кости и кусать остатки мяса, как собака, у которой хотят отобрать вкусняшку. Он даже зарычал, когда некто сделал второй шаг, а потом...удивленно распахнул глаза. В них тут же залился дождь. Коул! Это же Коул! Несносный во всех смыслах маг, с которым Дэниэл...был в некотором смысле женат. Звучит как-то неправильно.

- К-к...- Дэниэл закашлялся и подался к Коулу, отпуская обглоданную руку в могилу. Он все еще хотел есть. Ему казалось, будто он не ел пару лет. Противное чувство слипшегося желудка ушло, но голод никуда не делся. В его голове будто кричала сигнальная сирена.

Дэниэл подобрался к Коулу и обнял его ноги. Тяжело дыша, он поймал его руку и слабо прикусил ноготь, забираясь под него языком. Коула нельзя есть. Если Коул умрет, Дэниэл скорее всего тоже умрет. Но есть так хочется...Хныкнув, Дэниэл прижался щекой к бедру Коула и устало закрыл глаза. Медленно, но верно ему становилось легче. Может, если он сможет совладать с собой еще немного, ощущения черной дыры в желудке пройдет? Сейчас мысли о еде все еще вытесняли все прочие. Коул такой тощий. У него мало мяса. Но Дэниэлу всегда больше нравились связки, чем мышцы. Особенно гладкие — те вообще как бумага на вкус.

- Коул, а твои пальцы...тебе все нужны? - дрожащим голосом спросил Дэниэл и обнял его крепче. Нет, Коула есть нельзя. Рот сам собой приоткрывается и пытается сомкнуться на рукаве чужого пальто. Дэниэл, кажется, плачет. Ему так хочется есть. И еще — проснуться и снова стать нормальным. В его глазах мир постепенно увеличивается и разрастается, отдаляясь от одного куска мяса.

+3

6

Естественно, Дэниэл и не собирался находить свою человеческую половину (четверть? две четверти?) и слушаться Коула, который сейчас, вообще-то, мог сидеть у себя дома и наблюдать за тем, как дым от сигарет красиво улетает вверх, к потолку. Эх, такой вечер испорчен!

- Не рычи на меня, ты... Я даже не знаю, как тебя обозвать, - Коул вздохнул и брезгливо поморщился, смотря на обглоданную человеческую руку. Порванная некрасивыми лохмотьями бледная кожа, темное мясо и яркая в своей белизне кость никому бы не внушили чего-то помимо отвращения. Молния снова сверкнула, делая кладбище и сидевшего посреди него вендиго похожими на застывшую картинку, отпечатывая пятнами на веках. Коул проморгался и еле удержал себя на месте: Дэниэл зашевелился. Еще он что-то попытался сказать, но из-за шума дождя и чавкающей под ногами и руками вендиго грязи ничего не было слышно. Коул словил себя на мысли, что Дэниэл и правда сейчас выглядит жутко, словно это он вылез из могилы, но быстро отогнал ее от себя.

- Ох, Дэнни, - Коул одним движением втыкает лопату в рыхлую, мягкую от воды землю и тянется освободившийся рукой к макушке Дэниэла. Тот жмется к нему, словно именно он может решить все проблемы и защитить. Бедный-бедный Дэнни, разрываемый своей человечностью и звериной частью на куски.

Недовольно зашипев, словно разозленная кошка, Коул дернулся в сторону от укуса. Дэнни явно сдерживался, чтобы не вырвать палец вместе с суставом, но его силы все равно хватило, чтобы Мур почувствовал боль.

- О, ты заговорил. Уже прогресс, - поглаживая Дэниэла свободной рукой по кудрявой макушке словно большую собаку, съязвил Коул, чуть улыбаясь. Волосы уже полностью намокли и теперь неприятно прилипали к лицу и шее, а пальто потяжелело от воды, - Я бы хотел остаться со всеми своими пальцами. Понимаешь, они мне дороги, как память, так что тебе придется потерпеть. Не расстраивайся ты так, будут еще пальцы в твоей жизни.

Коул совершенно не знал, что теперь делать. Да, Дэниэл теперь не сидел посреди разрытой свежей могилы, грызя чужую руку, но теперь он прилип к его ногам. Дождь лил, застилая глаза и слепя. Вдали грустно завыла собака. Настроение стало еще хуже. Хотелось домой и чтобы Нэн принесла свое любимое блюдо и... Вот оно!

- Гризли, ну-ка, давай, бери себя за яйца и приводи могилу в порядок, - Коул потрепал его по плечу, чтобы немного привести в себя, - Я смогу тебя накормить нормально, а потом мы решим, что ты мне должен за такую щедрую помощь.

+3

7

Дэниэл не хотел двигаться. Прилипнув к ногам Коула, он пытался сосредоточиться на дыхании, игнорируя волнообразные приступы желания отбросить самоконтроль и жрать-жрать-жрать всех, кто попадется в зону видимости. Не то льющаяся с неба холодная вода отрезвляла, не то проклятое кольцо, тускло поблескивающее в октябрьской мгле, начало свое действие, но Дэниэлу стаговилось легче. Не зная, чему он должен быть благодарен, он продолжал жаться к Коулу так, будто если отпустит — сорвется в пропасть. Желудок болел. Веки слипались. На зубах собирались комки красных кровяных телец, на вкус напоминавшие соленый сыр. Дэниэлу не хотелось открывать глаз. Желательно вообще никогда.

Увы, сделать это пришлось. Откликнувшись на слова Коула, Дэниэл на пробу отпустил его ноги, а после и вовсе ододвинулся, скользя по сырой земле. Он пока не пытался разговаривать, только споткнулся взглядом о пальцы Коула и вдохнул поглубже. Собирая по земляным комьям куски плоти и одежды своего ужина, он осторожно сложил их в гроб (но один из пальцев все же откусил) и попытался прикрыть дырку в гробу кусками выломанного дерева. Можно было не сильно стараться, лишь бы земля внутрь не слишком засыпалась. После пары минут нелепой возни Дэниэл поднялся и сам взялся за лопату. Одежда тянула его к земле; грязь размазалась по штанам и перепачкала рукава стильной куртки.

- Ты перенесешь нас? - немного потерянно спросил он, двигаясь максимально медленно, экономя силы. - Если я попадусь полиции в таком виде...

Дэниэлу было себя жаль. Место жажды чужой плоти в его голове отвоевывало чувство вины и желание спрятаться подальше от любых живых существ. Что, если бы он был дома? Он мог бы напасть на Оливию? Или на Коула? Может, ему все же стоит хранить мясо в морозилке, подвергая Оливию риску когда-то случайно съесть человечину? Слишком много вопросов, Дэнни — маши лопатой да дыши по счету три. Скребя по грунтовому мусору, Дэнни сгреб остатки земли и притоптал их полотном лопаты. С сожалением взглянув на надгробие, он отбросил лопату в сторону и перевел взгляд на Коула. Отчаянно хотелось жаться к единственному человеку поблизости, как щенок к мамке, но частично пришедший себя Дэниэл позволить себе такого не мог. Вместо этого он протянул дрожащую руку к его плечу.

- Пойдем отсюда.

Коул окончательно промок. Дэниэл почувствовал, что его собственные пальцы закоченели. Его начало трясти. Боже, да он сам выглядел так, будто только вылез из могилы. Увидь их двоих смотритель кладбища — вовек бы седину не закрасил.

+3

8

Наконец, Дэниэл пришел в себя. Он все еще молчал, но в глазах явно появилась осмысленность. То, что надо. Коул зябко повел плечами и чуть шмыгнул замерзшим носом. Сейчас бы домой, выкрутить тепло от батареи на максимум и греть руки о чашку горячего чая с молоком, а не вот это вот все. Ледяная дождевая вода текла между лопаток, заставляя дрожать и проклинать все на свете. Про сигареты Коул благополучно забыл.

Стараясь не делать резких движений, словно с диким животным, Коул отошел по скользкой грязи туда, где бросил свой зонтик. Теперь он, конечно, выглядел не так презентабельно, весь измазанный в жирной кладбищенской почве, но Мур здраво рассудил, что от дождя он хочет спрятаться чуть больше, чем выглядеть идеально. Брезгливо стряхнув кончиками пальцев несколько комков грязи с плотной ткани зонта, он раскрыл его и вздохнул. Дэниэл как раз уже приступил к закапыванию могилы.

- Перенесу конечно, как только закончим, - Коул провел свободной и чистой ладонью по лицу и сморгнул капли дождя со светлых ресниц, - В таком виде я бы тебя никуда не пустил. К тому же дождь.

Договорив, Коул замер каменным изваянием, неотрывно глядя на то, как Дэниэл сгребает землю и мусор в кучу. Со стороны видно было только Мура, застывшего и чуть склонившего голову вперед. В свете редких молний его белая кожа сверкала, как у мертвеца. Сторожу точно сегодня нельзя выходить и проверять кладбище.

- Лопата, Гризли, - кивнув в сторону лопаты, Коул приподнял воротник пальто, словно это могло спасти его от замерзания. Тяжело вздохнув, он сам подошел и поднял лопату, выглядя крайне нелепо с зонтом в одной руке и ней - в другой, - Первое правило расхитителя могил: никогда не оставляй лопаты на месте преступления. Второе - не копай руками, но ты его уже нарушил. Надеюсь, что завтра тут не найдут твои ногти в земле.

Холод делал Коула куда злее и ворчливее, чем обычно, так что он практически перестал замечать состояние Дэниэла. Ну, сожрал немного человечины, с кем не бывает? Прижав к боку черенок лопаты, он зашептал заклинание перемещения. Через секунду лицо закололо от тепла вокруг. Собственная квартира на чердаке встретила его тишиной, темнотой и теплом. Бросив и лопату, и зонт на пол, Коул встряхнулся, кривясь и разбрызгивая ледяные капли с волос вокруг. Наощупь расстегивая пуговицы на пальто, а потом и на мерзко прилипшей рубашке, он зашагал в сторону душа.

- Я в душ, ты следующий. Не запачкай мне тут ничего. Свет, - Коул хлопнул по выключателю ладонью, - тут. Фамильяр, будь добр, передай Нэн, что я очень нуждаюсь в ней и ее коронном блюде.

Ткнув покрасневшим от холода пальцем в сторону замершей на кошачьей подушечке игуаны, Коул скрылся в ванной.

Отредактировано Cole C. Moore (21-11-2018 19:10:56)

+4

9

Погруженный в самые мрачные мысли, Дэниэл не заметил, как дождь перестал накрапывать по его затылку. Зато он очень быстро пришел в себя, когда в лицо ему пахнул сухой горячий воздух, и тьма перед глазами потеряла былую беспорядочность. Обессилев, Дэниэл осел на пол и подобрал под себя ноги в насквозь промокших брюках.

Ему становилось лучше. Плавно он находил равновесие.

Дэниэл старался не думать, но это умение не было подвластно ему. С тех пор, как это проклятое кольцо сомкнулось на его пальце, он стремился понять принцип его действия. Проблемы с магией Коула они обнаружили довольно быстро, но вот Дэниэл...Дэниэл не был магом, и потому кольцо не могло забрать его силы. Так он думал до сегодняшнего дня. Прежние приступы голода в отсутствие Коула Дэниэл не замечал — списывал на беспокойство, тяжелый день или Луну в Козероге. Когда же всплыла версия с этой зависимостью, Дэниэл не захотел верить на слово. Он решил проверить. И вот чем все обернулось.

- Хорошо, - бесцветно отозвался Дэниэл и поднялся на дрожащие ноги. Несмотря на то, что в помещении было почти жарко, ему никак не удавалось согреться. Один за одним на пол опустились тяжелые от воды предметы одежды. Ящерица на кошачьей лежанке (чего?) закопошилась и лениво сползла на пол. Дэнни совершенно по-человечески отступил назад, опасаясь, что зверь укусит его за оголившиеся пальцы, но тот не обратил на него никакого внимания. Так у Коула есть фамильяр? Интересно, а у Леты фамильяр тоже ящерица? Хотя, Лете подошло бы что-то более элегантное. Может, лисичка или горностай? Или...А где ящерица?

Дэниэл осмотрелся, но так и не увидел ленивую зверушку. Взглянул на кресло у окна, он обнаружил плед и тут же замотался в него покрепче. Все ощущения были какими-то...неловкими. Вот так жил Коул до того, как переехал к ниму? Так он, должно быть, видит свою жизнь. Дэниэл медленно двинулся вдоль стены, разглядывая статуэтки на комоде и сдувая пыль со старых, если не сказать древних, книг. Чердак Коула выглядел нежилым. Он скорее производил впечатление тех самых пыльных кладовых, в которых дети так любят искать позабытые родителями сокровища. Старые шары от бильярда, треснувшие глиняные лепреконы, варежки с кроличьей шерстью и прочий мусор, который детям (и Дэниэлу) кажется очень интересным.

- Кхм, - донеслось откуда-то со стороны двери, и Дэниэл аж подскочил, тут же переводя взгляд. Прямо за ним стояла объемная темнокожая женщина с самым милым на свете лицом. Не сразу сообразив, Дэниэл на автомате приветственно кивнул ей и быстро запахнул полы пледа, пряча свое почти совсем голое тело. Стыдно как-то. Ящерица выползла из-за ее ног, направляясь к своей лежанке.

- Мистер...ммм...
- Гриззлс, - подсказал Дэнни, неловко улыбаясь.

Женщина многозначительно покивала и поманила его за собой.

- Пойдем, я сделаю вам ужин. Малыш Коул видимо купается, да?

Дэниэл с трудом удержал улыбку и тихо прыснул со смеху, когда та отвернулась, чтобы пройти на кухню. Неуклюже подобрав углы импровизированного плаща, Дэниэл по редким беспылевым участкам подобрался к ящерице и прицелился ладонями.

- Ну, дружок. Ты, видимо, не очень любишь двигаться, да? Давай я тебя отнесу? Негоже от коллектива отбиваться. Я тебя беру. Беру, ладно? - поколебавшись, Дэниэл взял ящерицу на руки и поскакал за незнакомкой.

Отредактировано Daniel Grizzels (25-11-2018 15:28:04)

+4

10

Под теплой водой в душе стало куда лучше и приятнее. Коул прикрыл глаза, наклоняя голову и подставляя каплям свой загривок со спутанными ветром мокрыми волосами, и чуть прибавил горячей воды. Стало еще лучше.Теперь можно было подумать.

Коул совершенно не боялся того, что кто-то завтра с утра найдет перерытую могилу и выйдет на них с Дэниэлом. В конце концов, от полиции можно откупиться, благо денег у него в семье было предостаточно. Проблема крылась в другом. Там, на кладбище, сидя среди могил и пожирая оторванную руку, Дэниэл совсем его не узнал. Только сейчас, оказавшись у себя дома, Коул задумался, а почему он не напал на него сразу же? Может, Дэниэл больше любит уже полежавшее мясо? Или... Кольцо сверкнуло на пальце, отражая яркий свет от лампы под потолком. Коул уставился на него, смаргивая капли воды с ресниц. Неужели во всем виновато кольцо? Может, оно не только создает проблемы, но и хоть как-то помогает? Руки зачесались проверить все опытным путем, но останавливало то, что Дэниэл наверняка слишком устал, чтобы оценить его идею.  Что ж, придется заняться этим в другое время. И начать вести дневник с наблюдениями.

Вышел Коул из душа в нелепом махровом халате. Он выглядел так, словно принадлежал домохозяйке из семидесятых годов прошлого века, но был неприлично теплым. Битва между красотой и удобством в который раз была выиграна вторым. На кухне уже вовсю хозяйничала Нэн.

- Привет, Нэн, - благоухая шампунем с экстрактом жожоба, Коул прошаркал в тапочках на кухню и пристал к своей старой няне. Та острым ножом резала мясо на узкие полоски. Рядом в миске лежали уже порезанные овощи. Коул подождал, пока Нэн отвернется и, как кот, попытался подцепить перец пальцами, но не вышло: Нэн развернулась и хлопнула его по ладони, отгоняя.

- Что я вам говорила, молодой человек, о таскании еды до того, как она будет приготовлена? - покачав пальцем перед самым носом Коула, она переставила миску ближе к себе. Мур улыбнулся и хихикнул, возвращаясь в свое детство.

- Время идет, а глаза с твоего затылка не пропадают, - Коул поправил ворот халата и тряхнул мокрыми волосами. Оглядевшись, он заметил Дэниэла, - Вы уже познакомились, я думаю? Гризли, Нэн - твое спасение сегодня, не забудь поблагодарить эту святую женщину.

- Время идет, а у тебя все тот же змеиный язык, - звучно рассмеявшись, Нэн потянулась и потрепала Коула по щеке, - Я переживала, когда ты пропал из семьи. Лета что-то знала, но ничего мне не говорила, а тут внезапно появляется твой фамильяр и говорит, что тебе нужна помощь. Ты же понимаешь, что я жду рассказа?

Коул кивнул и даже стал выглядеть немного виноватым. Пройдя немного, он уселся за стол и подпер щеку ладонью, второй рукой подзывая Дэниэла поближе.

Отредактировано Cole C. Moore (28-11-2018 20:59:03)

+4

11

Дэниэл ожидал, что в присутствии этой колоритной женщины, которую, очевидно, привела ящерица, будет чувствовать себя неловко, но не тут-то было. Напевая под нос какую-то устаревшую блюзовую композицию, она крутилась на кухне, даже не смотря на немного припозднившегося Дэниэла, и все, что Дэниэл чувствовал по этому поводу, было разными формами слова «мама». Серьезно. Не будь эта очаровательная кухарка черной, он мог бы принять ее за маму Коула. Может, они с Летой приемные? Вышеупомянутая ящерица, кстати, очень уютно устроилась на коленях Дэниэла, пригревшись и, кажется, уснув. А выглядела-то как опасный зверь!

Дэниэл осторожно поерзал на стуле и поднял взгляд на спину женщины. Коул как-то назвал ее, когда говорил с ящерицей, но теперь у Дэнни напрочь вылетело из головы, как именно. Да и у ящерицы должно быть имя! Как бы это...

Коул появился как маленький спасительный вертолет. В махровом халате. Дэниэл прыснул со смеху — выглядело так, будто Дарт Вейдер надел костюм хеллоу-кити. Никто тебе не поверит, Коул, все знают, что ты ворчун тот еще! Дэнни почувствовал, что смотрит на него как на котенка. Он был очень милым. Назвал имя Нэн! Ну слава богу. А еще Коул пытался воровать овощи. «Наверное, для ящерицы», - подумал Дэнни и почесал ее под гребнем.

- О, кхм! Позвольте, я объясню, это ведь из-за меня случилось, - потупившись, подал голос Дэниэл. Отчего-то он не чувствовал своего права говорить. Ну точно как перед мамой. - Меня зовут Дэниэл. Я не гризли.

Он бросил в сторону Коула взгляд обиженного ребенка, и даже губы надул, а после снова улыбнулся Нэн.

- Я...в некотором смысле проклят. Из-за этого у есть есть некоторые нарушения в пищевых привычках. Я имею ввиду, что могу есть только...- он осекся и снова посмотрел на Коула, но на сей раз с надеждой. Он искал поддержки. Не так-то просто было признаться другому человеку, что основа твоего рациона — человечина. - И, в последнее время это начало выходить из-под контроля. Сегодня я очнулся на кладбище, поедая чью-то руку. Если бы Коул меня не нашел...страшно даже представить.

Дэниэл улыбнулся почти ласково и придвинулся к Коулу поближе, аккуратно придерживая ящерицу.

- Я знаю, что стоит посетить доктора, но обычные врачи такое не лечат, я узнавал, и...

Ему стало ну совсем стыдно. А еще совсем немного — страшно, потому что из-за его рассказа кто-то мог узнать о его сущности и может быть даже забрать у него Оливию.

+4

12

Дэниэл вел себя как маленький ребенок, даже губы дул так же! Коул скептически посмотрел на него и прищелкнул языком. Гриззлс явно не привык бывать в  гостях и ждать, пока ему приготовят еду. Наверное, Коул, как хороший хозяин, должен был предложить ему что-нибудь типа чая или кофе, но вот беда - Коул никогда не был хорошим хозяином.

Нэн порхала возле плиты так легко, слово не она уже перешагнула порог в двести пятьдесят лет, переставляя кастрюли и сковородки местами, напевая себе под нос песни. Коул вздохнул на удивление счастливо и умиротворенно, а потом зевнул, укутанный в уют дома. Вечернее приключение и холодный дождь утомил его, так что теперь, оказавшись в тепле, он немного засыпал. Разговаривать и что-то объяснять своей няне совсем не хотелось, благо, Дэниэл начал все сам.

Звучал он так, словно оправдывался перед Нэн за то, что он, ну, такой. Коул чуть улыбнулся уголками губ и совсем растекся по столу, поставив на него локти. В животе заурчало, но Мур лишь чуть поерзал на месте, вслушиваясь в сбивчивый рассказ Дэниэла. На сковороде уютно скворчали кусочки детских щечек.

- Человечину, Нэн, - почесав мокрый затылок, Коул пожал плечами, не видя в этом ничего ужасного. Их семья веками ела людей, даже заимела из-за этого пристрастия несколько довольно интересных и вкусных рецептов (один из которых сейчас готовила Нэн), а Дэнни так сокрушается, словно каждый день растерзывает по живому человеку. Нэн на его пояснения просто кивнула и понимающе посмотрела на Дэниэла, явно его жалея. О нет, неужели Гризли еще и ей понравился?! Не хватало Коулу сестры, которая восторженно щебечет с Гриззлсом часы напролет. Да даже его собственный фамильяр вон сидел у него на руках и был явно счастлив. Коул нахмурился и посмотрел на зугга, который обожал прикидываться ящерицей, как бы спрашивая, почему он его предал в такой ответственный момент. Фамильяр просто закрыл глаза и отвернулся. Коул остро ощутил себя таким одиноким.

- Дэнни, дорогой, - Нэн улыбнулась мягко и одним движением руки перевернула мясо на сковороде, подкинув его, - Доктор тебе в этом не поможет. Только магия поможет. Поэтому малыш Коул с тобой?

- О, ради Дьявола, Нэн, я уже давно не малыш! - всплеснул руками Коул и нахмурился, на что женщина лишь рассмеялась.

- Ну хорошо, совсем взрослый Коул, - Нэн хихикнула и достала единственные две тарелки в старом серванте. Поставив им перед мужчинами, она разложила им мясное рагу, - Приятного аппетита, мальчики.

+4

13

Малыш Коул. Дэнни тихо прыснул в кулак и заулыбался широко-широко своей ослепительной улыбкой. Почему-то представление того, как эта женщина возилась с Коулом, которому было совсем мало лет, так сильно его умиляло.  Возможно, потому что взрослый Коул был тем еще ворчуном. Или потому что это смущало самого Коула. Боже. Маленьким он наверное был еще более угрюмым. А может напротив, веселился открыто? Наверное, Нэн по два часа уговаривала его надеть шапку и варежки. Интересно, каким был его переходный возраст?

- Для наших родителей и взрослых, которые нас растили, мы навсегда останемся детьми, Коул, - улыбается Дэниэл и дружески похлопывает его по спине, мол, смирись, парень, эту битву нам не выиграть.

Нэн улыбается Дэнни прежде, чем налить божественно пахнущего рагу в его тарелку. Глаза Дэнни расширяются, и сам он рефлекторно тянется вперед и втягивает носом. В тарелке, кажется, есть овощи, но Дэнни почему-то кажется, что с таким количеством соуса они могут показаться ему не такими гадкими, как обычно. Сам он такого никогда не готовил, и теперь с искушением ребенка, который слаще морковки ничего в жизни не пробовал, завороженно смотрит на блюдо. С восторгом он вздыхает и так быстро хватается за ложку, что вспугивает игуану. Неловко улыбнувшись, Дэниэл чешет ее под подбородком, а после берется за один из оставшихся кусочков перца.

Когда ящерица начинает есть, ему кажется, будто она как-то странно посматривает на Коула, но он решает, что это просто игра света. Это же просто ящерица.

- Приятного аппетита. И спасибо...Нэн. За мной должок, - Дэнни давит очередную улыбку и наконец кладет ложку в рот.

Господи.

Как.

Же.

Вкусно.

+3


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Beautiful People Beautiful Problems