Poenitentia: Sebastian Valentine до 25.05
Охота: Aiden Moss до 26.05
Ведьма: Elias Moore до 21.05
Сумерки: GM до 16.05
Атлантида: GM до 20.05
Аукцион: Lot Whitefern
Восточный экспресс: GM до 20.05
06.05 Перекличка и многие другие приятные новости с:
01.05 Первомайские новости и очередные изменения
24.04 Не проходим мимо, расширяем Аркхем описанием своих любимых мест
19.04 Любуемся трейлером к предстоящим событиям, а заодно спешим узнать новости о пополнении среди АМС
18.04 Недельное объявление. Не упустите возможность придумать свой стикер!
12.04 Просим всех обратить внимание на свежие новости и предстоящие события. Начинаем готовиться к переводу времени с:
01.04 Мы решили немножко пошалить ;) С 1 апреля!
25.03 Мы меняем дизайн и поздравляем Лота!!!
О всех найденных ошибках и пожеланиях можете сообщить в теме баг-репорта!
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Unless you agree

Элора Фейн и Роберт Эстервуд
полезные ссылки

Arkham

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » хороший, плохой и два суккуба


хороший, плохой и два суккуба

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sg.uploads.ru/MyNiG.jpghttp://sg.uploads.ru/0JzSg.jpghttp://sg.uploads.ru/J0XFZ.jpg
http://sg.uploads.ru/LgfH4.jpghttp://sg.uploads.ru/Qanv6.jpghttp://sh.uploads.ru/ZUt5G.jpg

Paloma Krieg, Michelle Rochefort, Michael Banks, Mercutio Rossi
24-25.11, с 12 дня до пока разъедемся. Съёмный загородный коттедж у моря.


Нуарно пьём, болтаем, умираем.

Отредактировано Paloma Krieg (23-02-2019 10:30:55)

+2

2

Мишель даже не стала её ругать, когда Полли сказала ей, что сняла коттедж на выходные. Мишель не стала ворчать, когда Полли сообщила, что с ними едет Мерк. И, что совсем удивительно, она не стала возражать, когда Палома, ковырнув носком кафель кухни, заявила, что тащит за собой не только безобидного волшебника, но и наглухо отбитого копа, из-за которого они провели пару недель назад очень нервную ночь. Как оказалось, то было затишье перед бурей. Через час, когда Полли мирно складывала вещи в сумку, разъярённая французская женщина в свойственной ей экспрессивной манере высказала подруге всё, что она думала о ней, о её способностях к логическому мышлению, отсутствии инстинкта самосохранения и всё такое. Скажем спасибо, что не разбила ей об голову вазу, как угрожала. Потом была стадия торгов – ладно, хрен, мол, с тобой, пусть едет, может, что-то полезное из себя выдавит. На это Полли, в общем-то, и рассчитывала, но сейчас предпочитала помалкивать в тряпочку. Потом было принятие. Очевидно, придётся потерпеть Майкла пару дней. Но если хоть что-то, хоть где-то, хоть пальцем… Палома пристыженно кивала и мысленно уже бродила по холодному берегу ноябрьского моря.

   В домик они приехали пятничной ночью и провели её сидя перед телевизором и камином в обнимку с ведром попкорна и сериалом про покорение дальнего космоса. Ничто, как говорится, не предвещало. Пару раз угрожал зарядить противный мелкий дождик, но так и не собрался, лишь слегка смочив прибрежный песок. Полли кое-как успокоила подругу, мол, всё обойдётся, все будут пьяные, если что, итальянский колдун им поможет. Утром Палома, как настоящая хозяюшка встала к плите. Пить надо под хорошую закуску, это суккуб успела за свои тридцать шесть годиков усвоить прочно. Она ужасно любила готовить. Ужасно, до боли в сердце обожала своё кафе в старой, шумной, туристической Праге и очень жалела, что здесь бизнес вести не получится – назвалась студенткой, веди себя как студентка. Дерьмовая работа, вечеринки с молокососами, студ.актив. Тоска, короче, наверное, Мишель правильно сделала, что решила не ходить в Мискатоник. Но деваться сейчас уже некуда и блондинка, уверенной рукой домашнего кулинара резала овощи в разнообразные салаты, периодически отвлекаясь на болтовню со своей девочкой и глоток яблочного сидра. В программе – костёр у моря, разговоры, песни под найденную в спальне на втором этаже гитару. Уют, тишина, волны почти что за окном. Из старенькой аудиосистемы что-то тянет Лана дель Рей. Если верить часам, часа через полтора приедут ребята. Полли даже не нервничает, занятая процессом. Пусть будет как будет, она со всем разберётся.

   - Милая, откроешь дверь если я не услышу? – суккуб бегло чмокает в щёчку проходившую мимо подругу, - не переживай, всё будет супер-пупер.

   Полли подмигивает и отправляется резать фрукты. Солнце ещё пробивается сквозь тучи, сквозь тонкие занавески касается столов, стульев и диванов, набившихся в небольшой двухэтажный коттедж. Три спальни, две ванных комнаты, много пыли, фотографий и безделушек. Связи нет, только старенький телик. Полли вообще планировала отбирать телефоны на входе, у них будут дела поинтереснее.

Отредактировано Paloma Krieg (22-02-2019 17:08:19)

+2

3

[indent] Если сказать, что Мишель в ярости, это ничего не сказать. На этот счёт лучше либо молчать, либо писать докторскую диссертацию по психологии суккубов.
[indent] Она банально злилась. Случай, который привёл Палому в полицейский участок, едва не заставил француженку поседеть. Первую неделю нервное напряжение заставляло Мишель мысленно возвращаться в Прагу - тогда у неё так же тряслись руки и нахлынувшая бессонница не давала восстановить силы. Мужчины и женщины, которые попадали к ней в руки, оставались в полном изнеможении, едва живыми. Мишель пресыщалась, насколько это было возможно, но даже самый хороший секс не мог унять дребезжание натянутых, как струны, нервов.
[indent] И вот опять.
[indent] Мишель снова окунулась в этот эмоциональный коктейль из злости, бессильного гнева и страха, холодный штифт которого надёжно застрял возле позвоночника. Всё это в хрупком стакане внешнего спокойствия и закрыто крышкой самообладания. Палома отчаянно находила, хотела она того или нет, проблем на свою голову. А коп пока ещё не настолько знаком им обеим, чтобы можно было совершенно не беспокоиться на его счёт. Наверное, Мишель однажды поймёт, почему всё случается так, как случается. Двадцать лет с лишним лет назад это с лёгкостью объяснилось бы за счёт высшего, божественного промысла. А сейчас - божественная хуйня.
[indent] Мишель делает всё практически машинально. То поставить, это переставить, вот это вообще убрать с глаз подальше. Шелл не видела себя примерной домохозяйкой, но создать видимость аккуратного уюта, насколько это вообще возможно в этом доме, могла. На кухне закрыть не получится, лучше и не пытаться. Собственные вещи ещё вчера стояли в комнате наверху и из чемодана Шелл извлекла только светло-голубую шерстяную тунику с длинными рукавами и чёрная, как душа дьявола, тёплые колготы. Этого достаточно для того, чтобы не стучать зубами от холода и выглядеть прилично, а не как старая кошатница. Интересно, может действительно стоило завести кота? Хотя далеко не факт, что тот ужился бы с мопсом Паломы. Хотя Шелл с Полли как-то уживаются, несмотря на различия. И схожести.
[indent] От пространственных размышлений выдернул голос Полли. Малышка Палома внешне казалась очень беззаботной. Ох, Шелл хотелось бы узнать, что творится у девушки в голове, но телепатией не обладала. А вскрывать подруге череп в буквальном смысле это совершенно не подходило.
[indent] - Конечно, карамелька, - Шелл слегка улыбнулась, когда Палома упорхнула мимо неё. - В худшем случае кто-то вынесет дверь. - И почему-то этот кто-то мог оказаться даже не копом.
[indent] Приготовления идут своим чередом. Пока Палома на кухне творит колдовство с продуктами, Шелл проводит акт экзорцизма над мебелью и придаёт им благочестивый вид. Второй этаж познал мощь священной уборки первым, оставался только зал.
[indent] Час с лишним, отданный душой и только ею уборке, немного расслабил. Привычные, бытовые действия, в течении которых думаешь в основном о том, как отодрать это пятно, оставшееся на поверхности мебели где-то со времён Первого Пришествия, а может даже раньше. И если час назад Мишель жалела о том, что не умеет метать руками молнии или высекать их щелчком кнута, то сейчас, в ожидании оставшихся двух участников загородного уикэнда, тревоги отошли на второй план. Не последний, но второй.
[indent] В конце концов, Палома не поехала одна, прихватив только копа. В конце концов, Мишель беспокоится ровно настолько, чтобы не дать случиться ничему трагическому. И в то же время не была уверена в том, что не будет прислушиваться к звукам в доме, когда все разойдутся по кроватям. И либо ничего не услышит, либо услышит скрип далеко не самой новой мебели.
[indent] Из колонок стереосистемы раздаётся  "Have you got colour in your cheeks?" из первого куплета, Мишель оставляет швабру, тряпки и ведро только ради одного - чтобы сделать погромче.
[indent] Увы, пластмассовое древко швабры это не пилон и даже не партнёр для танцев.

OST

Отредактировано Michelle Rochefort (02-03-2019 22:15:13)

+2

4

Майкл выкручивал на поворотах руль до предела, пытаясь миновать все попадающиеся по пути нагромождения мусора, отчего машину кидало от одной обочины к другой, оказываясь то в опасной близости от обрыва, ведущего к неспокойным морским волнам, то еле-еле избегая участи размазать себя тонким слоем о какую-нибудь вековую сосну. Каждый такой маневр сопровождался смачным потоком мата. Снять коттедж где-то на краю изведанных человечеством земель было определенно великолепной идеей. Богатый опыт Майкла в кинематографических произведениях определенного толка давал понять, что именно в таких вот прибрежных лачугах после веселенькой ночи находят кучу мертвых подростков и какую-нибудь безобидного вида девчонку, с ножом в руках сидящую над телом маньяка в маске. И это не считая возможных сиквелов разной степени паршивости. Правда сегодня, вздумай какой-нибудь психопат с колюще-режущим инструментарием позабавиться в районе их посиделок, тому пришлось бы повстречаться со злым... нет, ОЧЕНЬ злым копом, который сейчас разве что зубами не скрипел от бессильной ярости.
Как он оказался в такой ситуации? Просто вместе сошлись несколько вещей, которые он определенно не любит и сложились в огромного робота яростного неудовольствия, который, хохоча, разгромил весь уик-энд лейтенанта. Началось все три дня назад, когда ему пришла СМС с предложением посетить ночные посиделки в коттедже за городом от той девчонки, которая некогда подарила ему бессонную ночь в худшем из возможных смыслов и которую он определенно недолюбливал. Потом, днем позже, ему пришлось проходить штатную проверку у психолога, которые он тоже не любил. Психолог вынес диагноз, согласно которому у лейтенанта Бэнкса наличествовали проблемы с контролем гнева. Странное решение, учитывая, что ничем свою раздражительность коп на приеме не показал. Ну, разве что пробил гипсокартонную стенку кулаком. Доктор посоветовал взять отгул на выходных и как-нибудь развлечься с друзьями. К сожалению, друзей у Майкла в Аркхеме не было. Конечно, были коллеги, которые неплохо подходили для того, чтобы перекинуться парой анекдотов в курилке или обсудить очередной спортивный матч, но вот людей, с которыми можно было бы собраться вместе, да пообщаться за жизнь под бутылку пивка у Бэнкса не осталось после перевода. Свои выходные он предпочитал проводить в обнимку с чашкой попкорна, развалившись на диване перед телевизором и засунув ладонь в штаны. И угораздило же Майкла совершить такую глупую тактическую ошибку и выдать милой женщине информацию о предстоящей вечеринке в загородном коттедже. Результатом стал ультиматум психолога, согласно которому либо лейтенант едет на посиделки, расслабляется и развлекается там, либо отстраняется от службы на неопределенный срок. Куда уж милой даме было понять, что именно ненависть ко всему живому и дает Майклу силы отрывать свою задницу от постели по утрам и идти в участок портить этому всему живому жизнь портить.
В поле зрения показался злополучный коттедж, вид которого оставил копа несколько разочарованным - он ожидал увидеть тут какой-нибудь уродский притон, пропитанный запахом наркоты и мочи или зловещую хижину, в которой какие-нибудь культисты устраивали бы свои жертвоприношения во славу своим летающим макаронным монстрам. Но перед ним стоял уютненький такой коттедж, сколоченный из   даже не из фанеры, а из хорошей, цельной древесины. Перед дверьми даже лежал коврик с надписью "велкам", выложенной цветочным орнаментом. В общем, определенно не тот тип мест, которые он привык посещать. Возможно, такие мысли уже сами по себе являлись эдакими тревожными колокольчиками, которые наперебой звенели и требовали в кои то веки пересмотреть свои взгляды на мир и людей его населяющих - мол, не каждое здание притон и не каждый встречный сволочь, но пойти против этой истины - это все равно, что попытаться выдавить свой костный мозг. Настолько глубоко внутри засели полицейские инстинкты.
Майкл уже стоял на пороге, держа в руке три коробки с остывающей пиццей, ведь приходить на вечеринки с пустыми руками считалось дурным тоном - это он вынес из тех двух тусовок, на которых он побывал за свою жизнь. Он старательно вытер ноги о коврик не столько гигиены ради, сколько для того, чтобы выказать все свое презрение к дверным ковриками с надписью "добро пожаловать", после чего постучал в дверь типичным таким полицейским стуком - ровно три удара с четко выраженными паузами; вкрадчиво, но достаточно громко, чтобы населяющие жилплощадь точно поняли, кто и по какому вопросу к ним пришел.

Отредактировано Michael Banks (27-02-2019 21:18:14)

+2

5

♪Eskimo Callboy - MC Thunder
До коттеджа итальянец добирался на своих четверых. Нет, он не нажрался заранее и не собирался добрать ползком. Если хочешь сделать что-то хорошо – делай это сам. Меркуцио просто не мог доверить столь важное дело какому-нибудь индусо-пакистанцу на такси. Не сказать, что он уж очень прям доверял им и по части других аспектов, в частности, безопасности. Поэтому для перевозки столь важного груза было принято решение использовать свою машину. Она его никогда не подводила. Ну, по крайней мере в последнее время, кхм. Будем надеяться, что не подведёт в этот. Будет очень обидно застрять где-нибудь здесь, пытаясь утешить себя, что смотреть о бьющиеся о скалы волны – это очень интересное занятие. Именно в такие моменты в голову закрадываются мысли, что прыгнуть вниз головой на эти самые скалы не самое плохое решение, ибо эвакуатор будет плестись сюда очень лениво, как и какое-нибудь пакистанское такси, которое ещё может случайно взорваться по дороге, фьють-ха! Ещё и дождь какой-нибудь как назло пойдёт. С градом. И ветром. Ладно, если обойтись без всех этих лирических отступлений «абы, да кабы», всё шло весьма неплохо, машина спокойно двигалась по трассе в намеченную точку Б из своей точки А, которой служил дом, в котором обитал Меркуцио, находящийся прямимом по соседству с домом, где обитала организатор сегодняшнего мероприятия. Вот прям через дорогу перейти и можно смело идти в гости. Правда у одной светловолосой особы в этот момент лицо бывает чаще всего кислее, чем если бы она съела лимон, но всё-таки.
Собственно, основной причиной по которой Росси выбрал своей транспорт, а не наёмный, было то, что лежало в его багажнике. Не идти же с пустыми руками. Ящик, мать его, вина мирно булькал в багажнике, дожидаясь своего звёздного часа. Возможно, это много, возможно, они напьются до соплей, но итальянец упорно не мог определиться с тем, сколько ему бутылок нужно взять с собой, поэтому потащил всё. Как говориться, меру знать надо, но разве её выпьешь? Да и вообще, не лежать же действительно этому вину у него в подвале. Благо всё равно весь ящик ему достался за просто так, а на халяву, как известно, и хлорка – творог. Событие, подарившее ему столь дивный букет происходило почти там же около двух недель назад. И он всё так же сейчас про вино, а не про то, что у врачей потом лечат. Именно недавние события и дали итальянцу понять, что таксисты сюда не очень-то и любят ездить, а ещё что-то, что он к сожалению, не понял, ибо не знает индийский…или пакистанский…или на чём они там говорят? Был очередной банкет, посвящённый очередной важной личности, которая сделала очередной важное дело. Очень интересно было (нет). Естественно, журналист местной газеты в лице Меркуцио Росси просто обязан был посетить данное мероприятие, как бы ему не хотелось этого делать. Поэтому пришлось натянуть довольную мину и мирно докапываться до людей с глупыми вопросами из списка. Спрашивать про скандальное дело пару годичной давности с тремя трупами в лесу связанное с виновником торжества категорически запретили. В общем, итальянец весь вечер тух от скуки, местные тигрицы больше были похожи на кошек под спидами, поэтому даму на вечер он себе не нашёл, а набрался неплохо так. Хоть что-то грело его макаронную душу в тот день. Ну и ящик вина, который он честно спёр. Не пропадать же добру. Будь он чуть покрупнее, два бы ящика утащил, но не судьба. Статья кстати вышла под стать, полная винных паров и скуки, но неважно.
Зато сегодня прекрасный шанс куда-то пристроить этот ящик, ибо в противном случай итальяшке задолбается баб к себе домой водить, дабы всё это распить. И ведь никто не будет, блин, это вино пить, всё перейдёт в горизонтальное положение. Хотя с бабами всё также, сначала они зовут на чай, потом вы трахаетесь, но чаю они так и не нальют. Вывод – баб хрен поймёшь. Но сейчас не об этом. То, чем можно накидаться за вечер есть, осталось добраться до места, где это всё будет происходить и как ни странно, всё это осуществить. Знаете, как в фильмах бывает, сейчас либо метеорит на Землю упадёт, либо землетрясение, либо цунами всё нахрен смоет, но пока было тихо. Вечер если уж и не обещал быть очень весёлым, то по крайней приятным. Хорошая и плохая сторона итальянца уже спорили на тему того, насколько кислым будет лицо Полли и насколько она будет сегодня недовольной, кинет ли она в него чем-нибудь за какую-нибудь идиотскую шутку или нет. Хотя, наверное, стоило больше волноваться на тему того, когда голоса в голове ведут активную беседу на эту тему.  От предложения хорошо провести время жаркая итальянская душа просто не могла отказаться и именно поэтому он сейчас катится в сторону моря. Анекдот про дом в стороне моря он как-нибудь потом вспомнит, да. В кое-то веке событие, где можно внезапно тихо мирно отдохнуть, а не вспоминать на утро, что было вчера. Знаете, иногда в жизни должно быть какое-то разнообразие.
Приходится сбавить немного ход, дабы видеть номера домов и среди них найти нужный. Эти ваши богохульные навигаторы для слабых. Нет, в прошлый раз итальянец заблудился по чистой случайности, со всеми бывает. А домики продолжают сменять друг друга, пока Мерк не находит нужный, чуть не въехав в чью-то припаркованную машину. Приходится также припарковаться, достать хабар из багажника и топать к дверям, где уже кто-то мирно стоит. Какой-то мужик, у которого прям на лице читается «башкой двери прошибу», вроде бы с пиццей в руках. Минутка шуток про итальянцев и пиццу объявляется открытой. На доставщика он не очень-то и похож, хотя вот кислая мина очень даже подходит, так что возможно это ещё один из сегодняшних гостей. Да и вдруг они уже опоздали и там все нажрались? Хотя не, было слишком тихо.
- Тоже сюда? – с улыбкой на лице интересуется итальянец, подходя к дверям и в очередной раз сверяясь, туда ли он попал. После чего поворачивается спиной к этой самой двери и делает несколько ударов ногой по ней, дабы уведомить о своём присутствии. Ну а что? Руки у него то заняты.

+2

6

Палома никогда не была, что называется, «спокойной», в том смысле, в каком его обыкновенно применяют к девочкам, девушкам и женщинам. Полли — это клубок тревоги, эмоций и переживаний. Она может казаться мягкой. Может казаться пассивной. Может выглядеть так, словно неделю не вставала с постели, путаясь в покровы уютной депрессии, но беспокойство въелось в её кровь и плоть так же, как окровавленный снег Саратоги. Вот и сейчас, нарезая апельсины, яблоки и груши, поминутно слизывая с пальцев сладко-кислый фруктовый сок и покачиваясь всем телом в такт музыке, суккуб переживала. Всё ли пройдёт хорошо? Не устроит ли Майкл или тот, второй идиот, какую-нибудь дичь? Не обиделась ли, всё таки, Мишель. Полли приходилось заливаться сидром, приговаривая вторую бутылку, чтобы оттеснить тревожные мысли к границе сознания. Сегодня должен был быть хороший день, с песнями под гитару, посиделками на берегу (Полли раскопала наверху огромный толстый плед с индейским рисунком и загорелась идеей всенепременно устроить пикник на открытом воздухе), настольными играми и морем алкоголя, который сейчас плескался в ванне, обложенный таким количеством льда, которым, вероятно, можно было бы потопить очередной Титаник. Можно расслабиться.

   В дверь сухо, по-полицейски стучат и Полли, отложив нож и наскоро дожевав половинку апельсинового кружка, щедро присыпанного корицей (папа суккуба свято верил в то, что именно так нужно пить ром, закусывая апельсином), побежала открывать.

  - Мишель, пошли-пошли! - она прихватывает подругу под локоть, совсем по-детски прижимаясь к ней сбоку, словно они — девочки-подростки, которые заказали пиццу в забегаловке, чтобы посмотреть на симпатичного курьера. С ней не страшно, и когда Полли ощущала её живое тепло рядом с собой, ей было спокойнее — можно было быть точно уверенной, что её драгоценное сокровище никто не заберёт.

   Полли распахивает дверь, и видит не одну, а целых две физиономии — мрачную Майкла и, как всегда, лучащуюся очарованием, Мерка. Она издаёт звук, который можно было бы назвать довольным писком, отпускает руку Мишель, и, решительно, как рядовой из окопа, ведущий своих товарищей на смерть, подаётся к офицеру. Мягкая, пахнущая апельсином, яблоком и корицей, щека касается щеки офицера. И другой. И снова первой — так девушки обычно приветствуют друг друга, но Полли здоровалась так со всеми своими знакомыми. Не всем это нравилось, но увернуться ещё никому не удалось. Тот же ритуал повторяется и с Мерком, пусть суккубу и пришлось прильнуть к нему сбоку, обогнув тяжёлый звенящий стеклом ящик. Офицер кажется ей настолько замученным, что Полли хочется напоить его, укусить и вкатить убойную порцию яда, чтобы тот хотя бы в астрале почувствовал себя счастливым. Итальяшка выглядел так, словно ожидал, что Полли воткнёт что-нибудь ему в глаз. Или не в глаз. Она каждый раз удивлялась тому, какой стервой он, должно быть, её считает. Забавно.

- Приветики, - Полли дышит дружелюбием и сидром, отступая на пару шагов, - Мишель, это Майкл, Майкл — это Мишель. Мерк, вино тащи в ванну, ящик куда-нибудь день, бутылки — в ванну.

   Когда Полли занимается хозяйством, очень видно и слышно, каким восхитительным управленцем она была. О кафе они стараются не говорить — это погружает Полли в глубокую мрачную меланхолию. «Революция» была её любимым ребёнком, который умер считай что во младенчестве. Девушка встряхивает светлыми волнами волос и по-птичьи склоняет хорошенькую головку набок.

   - Передохните с дороги чуть-чуть, и мы пойдём на пляж, пора заводить костёр.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » хороший, плохой и два суккуба