14.02 Новое объявление администрации, поздравительное. Непосредственно поздравления и признания ищите в блокноте приятностей.
11.02 Новое объявление: у нас праздник, но подарок, кажется, будет завтра ^^
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.

На форуме может присутствовать контент 18+
Квест: призрачная охота

Множество активных героев, которые не побоялись рискнуть
Активисты недели:
Новый рекорд Аркхема:
Стоит обратить внимание:
Мы не знали, что здесь писать. Но что-то да надо было. Потому мы здесь и пишем. Если вы это читаете, значит будете знать, что др Илая наконец-то прошло!
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Прошлое » Встречают по одежке


Встречают по одежке

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s3.uploads.ru/09fZk.gif
http://s8.uploads.ru/8tCmV.gif

Марса Ева и Стивен Кертис
Дата, 20.12.1943, граница Германии, заброшенные области.


Как Стивен повстречал Марсу и остался, к чему это привело и как все начиналось.

+1

2

Не было страха. Лишь холодный расчет. Холодная голова, холодный рассудок – то, от чего вопреки шутками и аналогиям привычек нельзя отказаться просто так. Так выходило, Увы, но Марса не могла предусмотреть все в своей жизни.
Работая на Третий Рейх, доктор Ева ослабила свою внимательность по отношению к своему окружению. Достаток в Берлине, спокойствие в окружении тишины, к которой Марса так давно стремилась. С момента своей смерти? Не исключено. Женщина пытается устроиться удобнее на жестком кресле патрульной Stoewer, но не может. Чует спиной. Это ощущение предательски жмет позвонки своей отвратительностью, с которой единственное оправдание звучало издевкой. Инстинкт самосохранения – та крупица, что оправдывала Марсу в собственных глаза, но это было недостаточно.
Людей больше, - и это первое серьезное преимущество человечества. Однако, овец тоже больше, чем волков, но второе и последнее преимущество людей перед отличными от себя – они умеют показывать зубы.
Машина несется с огромной скоростью за пределы Эйсланда, к границе Шверина. Останавливается на КПП меж границ, и ее пропускают по исключительным для личности Евы документам, дающим доступ, казалось бы, в любой закуток. Внимательный взор солдат, окидывающих Марсу невыраженным словесно вопросом, что становится чуть ярче при взгляде на сам автомобиль. Это не был служебный транспорт, на котором разъезжает начальство. Потрепанный, он видел катеринский огонь, и грязь дорог чужой стороны. Документы не спешат передавать, внимательно смотрят, а после солдат отвлекается на окрик напарника, что сидел в домике управления.
- Одну минуту, фрау Ева, - учтиво произносит он и направляется вместе с документами Марсы в будку поста. На плечах будто бы крепче сжались руки вышестоящих. Вампир напряглась и повела ладонью ниже руля, где за осью в бардачке находится пистолет. Нервы спокойны, но мысли скачут от самых плохих исходов, к наиболее радушных.
Холодный взор вампира замрет на ловящем блики стекле будки, в котором исчез мужчина с документами доктора. Она видела, как по ту сторону между ними, в каких-то трех метрах билось два сердца, одно из которых ускорило свой такт. Один из СС говорил по телефону, и повторял слова своему напарнику, который бросил свой взгляд вновь на паспорт Евы. Свернет плотнее и сожмет, перенося руки к ремню автомата, переброшенного через плечо. Паззл сошелся быстрее, чем туфля, испачканная в грязном снеге, вожмет педаль газа. Машина взревела, вильнув хвостом от резкого старта и потери сцепления. Изрытая тяжелыми грузовиками почва взлетела шлейфом пыли, который в ту же секунду разорвало летящей вслед очередью пуль.
Марса припадет к рулю, на пару секунд теряя управление – Stoewer от столько небрежного управления едва ли не полетел в сточный ров подле дороги.
Прочь, как можно дальше. До Шверина, а дальше – в доме близких, решать – как быть дальше. Планы менялись на ходу. Автомобиль съехал с дороги, виляя между деревьями, очень быстро отрываясь от запоздалых погонщиков. Ровно до момента, пока на влажной глине борт не повело в сторону и Ева не въехала на большой скорости в многовековое дерево, до которого еще не добрались нужды Германии.
От удара об руль на лицо хлынула бурая кровь и сознание померкло.

Другой выход? Марса могла остаться и принять смерть с рук Рейха. Пули ее не убьют. Не погибнет она и от горсти Циклона «Б», и будет лишь в разы злее и агрессивнее. Но людей больше в разы. Ева могла быть десяток, даже сотню, но рано или поздно ее вымотали бы до потери сил и разорвали на части.
Кто теперь волк?
Марсе не больно, но когда она открыла глаза – перед взором все поплыло. Женщина попыталась встать, но стан потянуло в сторону, и она припала на бедро. Вампир находилась в какой-то просторной спальне, в окружении старых предметов и пыли. Кое-где, кажется, возились крысы, разбежавшиеся в стороны от скрипа старой постели, на которой без одеяла покоилась окровавленный труп. На лице бурела застоявшаяся собственная кровь, а веку мешала кровавя крошка, начавшая осыпаться от движения. Марса молчит, медленно поднимаясь с постели. За пределами комнаты царила ночь. Свет луны падает на пошарпанный пакет, на котором не осталось ни капли былого лоска. В похожем доме Ева жила многие века назад, но этого осознания было недостаточно для всей ситуации в целом. Рядом с ней на грязном комоде лежали ее вещи, кем-то брошенные с заметным раздражением.
В коридоре было так же пусто. Картины сняты или обернуты ликом к стене. Битые стекла и оборванные габардины. Бесшумно вампир двигается по изрытому молью ковру, направляясь туда, где чуяла жизнь. Она чувствовала сильную слабость – все силы уходили на исцеление пробитой головы. И именно из-за  нее шаг был далек от движения хищника. На первом этаже виднелся свет. Щурясь, Ева, припадая к тяжелому поручню лестницы, спустилась ниже, оглядываясь на внутреннюю гостиницу. Совсем рядом – выход, но тянет любопытство. Она чувствовала сердце. Всего одного, не так уж страшно. Доктора Еву ищут и ей нужно хоть что-нибудь, что поможет ей выбраться из Германии. Даже если придется убить своего спасителя.
В просторной комнате тускло светили свечи. В их свете Марса увидит силуэт некого, кто стоял к ней спиной. Двигался порывисто, припадая к столам, к каким-то ему только известным колбам с незнакомым содержимым.
Ева скользит взором по всему этому добру, забывая на секунду о силуэте, в котором угадывался мужчина. Лишенная должного ухода мандрагора, теряющая свои листья. Кажется, северный, более крепкий вид растения. Сушенные цветы смерти – их отвратительный запах царил в этой зашторенной лаборатории.
- Вам зачем это все? - закончив свой осмотр помещения, осторожной спросила, наконец, Марса.
Она имела дело с почти каждым препаратом, что здесь находился.

+1

3

Стивен очень долго жил один. Не сказать, что ему это мешало, даже наоборот – только шло на пользу. Он нашел этот заброшенный особняк, хозяева покинули его, оставив большинство вещей, еще во время первой мировой войны. Скорее всего, они там же и погибли, иначе бы быстро объявились наследники на столь обширную собственность. Тем не менее, тут магу было легче работать и жить в целом. Большая оранжерея обеспечивала его необходимыми для поддержания организма овощами, армия сюда не добиралась, местные из городка, что находился в нескольких километрах по единственной разбитой дороге.
«Так только лучше.»
И все же, периодически Кертис ловил себя на мысли, что разговаривает с крысами – они же никому не расскажут, чем он тут занимается? Даже одну сумел приручить, чтобы та распугивала других в те редкие случаи, когда он проваливался в сон. Свое убежище он окружил довольно мощными барьерами, чтобы нарушители не смогли застать его врасплох. Сейчас он занимался изучением одной теории – так называемые «живоцветы», цветы смерти. Древняя теория гласила, что с помощью них можно обрести бессмертие, однако все испытания не давали ничего определенного: крысы продолжали дохнуть.
«Нужно просто найти правильный рецепт? Попробую сделать вытяжку…»
Все исследования ученого с недосыпом были прерваны странным вмешательством извне. Одна из рун заприметила стремительно приближающийся к особняку объект. Далее последовал довольно громкий стук, оповещающий, что это нечто врезалось неподалеку.
- Так, Монти, ты за старшего, - ткнул он пальцем серо-белой крысе в нос, подхватывая наплечную сумку-мешок со звякнувшими в ней баночками. – Только не жри фиолетовые цветы, а то у тебя желчный откажет. Не хочу его вырезать, как было в случае с печенью у Барбары.
Барбара – бывшая подружка Монти – уже не могла даже пискнуть против по естественным причинам, так как операция завершилась не так уж успешно, как ожидалось. Все из-за гепатита, который эта крыса переживала еще до вмешательства Стивена с опытом живоцвета. Последний просто послужил катализатором к тому, чтобы увеличить печень до несовместимых с жизнью размеров.
Но мы отвлеклись.
Стивен осмотрел через грязные окошки свой порог – там никого не было – и только после этого вышел через дверь. Прикрыв ее за собой, чтобы не тревожить пыль в старинных помещениях, маг пошел к тому месту, откуда четче всего слышалось какое-то малоизвестное шипение и шел белый дымок. Пройдя за полуобрушенную преграду, дойдя до большого дуба, в который врезалась…
«Машина? Что им надо в такой глуши…»
Если есть машина, то есть и водитель. Надо было убедиться, что от него ждать. От мертового, чаще всего, уже нечего было ждать, бесспорно, но мало ли на какую забытую Стивом руну въехал этот незадачливый шумахер. Обойдя машину и подойдя к дверцам, маг слегка нервно коснулся средним пальцем бусины четок, которые покоились на его запястье. Но волноваться было не о чем. Женщина, сидевшая за рулем и упавшая на него же, не подавала никаких признаков жизни. С головы тягучими каплями капала кровь. Проверить и убедиться окончательно все же не помешало бы, поэтому Кертис не без труда открыл покореженную дверцу автомобиля и аккуратно взял руку девушки, проверяя пульс на запястье.
«Пульса нет.»
Что ж, все это было бы вполне обычным делом, вот только рука незнакомки была необычайно холодной. За такое время, что не успел еще остыть карбюратор, не смогло бы настолько остыть и тело.
«Еще разок…»
Уже смелее с возникающим любопытством Стив потянулся рукой к потрепанной прическе, укладывая ладонь на шею женщины под затылок – одно из самых теплых мест на теле человека. Но нет, тот же холод. Это и было интересным, но продолжать осмотр в таком положении было крайне неудобно. Ветер принес с собой моросящий дождь, от которого сам маг начал быстро замерзать – вышел из дома без всякой накидки, и это в декабре!
«Ну что ж, если это не оживший труп, то можно будет сделать ее такой и спросить, куда же она так гнала!»
Пообщаться с мертвецами тоже одно из излюбленных занятий мага, однако скелеты со старого кладбища уже не могли ничего рассказать и служили лишь миньонами для команд в стиле «принеси-подай». Вытащив женщину с водительского сидения и – для большей информации прихватив ее сумку, - Стивен поудобнее перехватил довольно легкий стан руками и понес к дому. Благо до него не было так уж далеко.
Вернувшись в дом, он уложил ее в одну из ветких, но более приличных спален, после чего уселся в пыльное кресло и вытряхнул перед собой ее сумку. Какие-то бумаги, нынешняя косметика, недурственная ручка-перо…
«А, вот оно… Фрау Марса Ева, значит.»
Немка. В документах не всегда прописана правда, но так хотя бы он знает ее имя. Иначе бы он бы временно называл ее другим. Положив документы к остальным вещам и не потрудившись убрать их обратно в сумку, Стив подошел к лежащей на перине девушке. Что ж… У Марсы была заметная такая вмятина на голове, которая уже перестала кровоточить – как известно, в этой части тела крови меньше всего. Маг почти был уверен, что положил ее в менее удобное положение – переместилась поудобнее? Мертвые не шевелятся. Обычно. Достав из своей сумки один из двух ритуальных кинжалов, необходимых для экстренных мер, Кертис аккуратно сделал маленький надрез на своем пальце, обнажив багровую каплю крови.
«Вот оно как.»
Все встало на свои места. Как только кровь попала на язык незнакомке – простите, фрау Марсы Евы, - так сразу же обнажились довольно острые клыки. Вампирские клыки. Систему организма и регенерации вампиров Стив успел выучить, в ней не было каких-либо особенностей, кроме как… это же оживший мертвец, ребята! Але! Оно ходит и пьет вашу кровь! Но в отличие от трупов, поднимаемых некромантом, вампиры были куда разумнее. Утратив интерес к этой несомненно холодной женщине, Стив подумал, что она очнется и уйдет отсюда сама. Все равно особняк, служивший ему укрытием, был напичкан весьма мощной охранной магией, поэтому любой злой помысел будет ему известен. Как и любое передвижение по дому и территории. Не говоря уже о том арсенале, что у мага всегда при себе.
Такой момент настал гораздо скорее, чем Стив предполагал. Он как раз делал вытяжку из дьявольского цветка, как обнаружил не самое грациозное приближение к себе. Если вампирша очнулась, то либо захочет на него напасть, либо поблагодарить. В первом случае ее может ожидать менее приятная ситуация, чем с бывшей Монти.
- Вам зачем это все? – услышал маг довольно слабый голос от двери.
Зачем? Интересный вопрос. Действительно, зачем? Стив знал ответ на этот вопрос, но хотел ли он говорить его той, что видел практически впервые в своей жизни? Перестав метаться от стола со склянками к столу с записями и книгами, он повернулся к вампирше, оценив ее все еще нездоровый вид. Ну хоть вмятина под волосами уже не была такой заметной, поэтому информацию она должна воспринимать нормально. Да и речь не нарушена.
- Допустим… - начал он, перехватив поудобнее ручку, чтобы не запачкать чернилами край рубашки, - что это необходимо для достижения… ммм… долголетия? – будто бы спрашивал он сам себя, отведя взгляд на пляшущие тени от горящей свечи, - Да, долголетия.
Он не стал до конца раскрывать истинные мотивы. Не то, чтобы он заботился о том, что подумает о нем эта Марса Ева, но ему не особо хотелось, чтобы в его исследования влезали. Тем не менее, перед магом сейчас стояла другая задача, а точнее наиболее вероятный голодный вампир. Подставлять этому виду хищников свою шею он не хотел, но понимал эту простую потребность в человеческой крови. Придется ее предоставить, так как другой у него не имелось, а быть растерзанным – еще более худший вариант развития событий.
- Кровь будет попозже. До тех пор я попросил бы воздержаться от ваших инстинктов.
Он указал на кресло, стоящее возле большого камина, над которым грелся чайник. Как истинный британец, Стив никогда не отказывался от принятия чая. От еды мог отказаться, но вот горячая жидкость его бодрила лучше, чем вино. Сам он уселся на невысокий табурет, перехватил тряпкой ручку чайника и разлил чай по чашкам, у одной из которых был сколот край. Мужчину мало заботило то, что его гостья не была способна воспринимать нормальные еду и питье – долг джентльмена позаботиться о гостье.
- И что же привело фрау к моему жилищу, да еще и при таких скорбных обстоятельствах?

+2

4

Но в ответ звучал голос, низкий, размеренный, но не лишенный некоторой параноидальности. Он подрагивал, терял ноты, слышался эхом и отражался от голых стен. Марса поднимет руку, припадая  к косяку дверного проема, в центре которого стояла. «Алхимия», - пронесется в голове, зацепившись за осознание реальности, но Ева решила вернуться к этому чуть позже. Магическое направление химии было крайне далеко от ученой, не смотря на то, что она когда-то находилась в одном поле с магами. Это было так давно, что можно попросту не учитывать. Но Марса уже работала с магами, и поэтому лишь напряглась от присутствия всех этих полунаучных магических приспособлений. Приятного мало, никогда не знаешь, что из лежащего на столе является артефактом.
Ева всмотрится в развернувшегося к ней мужчину. Так ходили в прошлом веке герры, принадлежащие к высшим родам. Но все окружение указывало лишь на угасающую под давлением милитаризма аристократию.
- …Что это необходимо для достижения… ммм… долголетия? – сброшенный сюртук, отсутствие жилета, небрежная и мятая рубаха, однако, заправленная в брюки, и украшенная аскоткой, увенчанная жемчугом. Потрясающий в своей безалаберности изыск. Взор мужчины погас,  ион будто бы перестал замечать присутствие Марсы, а в следующую же секунду, разворачиваясь к столу, он добавил, -  Да, долголетия.
Горела установка, собранная из подручных материалов. Слабо дрогнула в скепсисе покрытая кровью бровь. Скорее всего, доктор Ева отвечала собой облику алхимика, к тому же, она здесь гость, временный.
Ева сделает пару шагов вперед, присматриваясь к тому, что делает Он. Вздрагивает, бормочет под нос, делает записи, вновь вздрагивает от скрипа половиц позади. Опять смотрит на гостью и будто бы только сейчас до него доходит, что Марса очнулась.
Чего ожидать? Ева решила что в обстоятельствах, в которых оказалась, стоит поостеречься. Натянута, как струна, руки чуть согнуты и расположены по швам. Ева не тупой хищник, но считает себя эволюционно высшим звеном в этой пищевой цепи.
Крови в этом теле хватило бы для полного исцеления вампира. Сердце незнакомца билось ровно, - он не боялся. Не знает о том, что перед ним вампир?
Кровь будет попозже. До тех пор я попросил бы воздержаться от ваших инстинктов, - и будто бы чуя охоту от Марсы, он опередил ее мысли своими словами. Все так же быстро и прямыми линиями передвижения он оставил шлейф сигарет и немытого тела.
Марса присела в кресло, предложенное магом. Рыхлое, оно отдало пылью, - все же, владелец дома явно предпочитал табурет, на котором и расположился, вытянувшись по струнке. Очень быстро завитали вокруг ароматы чая.
Довольно странная ситуация, в сомнительном окружении, в среде, когда один покрыт грязью, а второй – кровью.
- Думаю, не нуждаюсь в представлении, - вспомнив разброшенные свои вещи, изречет вампир, - Ева.
Что-то первозданное, чистое. Сама же Марса была далека от эдемской невинности. Но говорить об этом первому встречному – лишнее.
Сказать вот так, откуда и куда держит путь? Марса замолкает, переводя с предложенной чашки чая на уставившегося на нее мужчину.
- Кто вы? – сил для гипноза ей не хватало, в висках тут же стало болеть, а анализ собственного состояния приводил к неутешительным выводам.
Машина. Желательно оружие. Какая-то ценность вместо оплаты. Мысли закрываются после того, как Марса запоздало напоминает себе о том, что перед ней маг. Внешне расслабленная, она не смогла устроиться привычной плавной линией на подлокотнике кресла, - тело плохо слушалось, а слова с трудом подбираются  в осмысленную речь.
Повисла невразумительная пауза, и Ева опустила ногу, готовясь к тому, чтобы встать, остановилась, отвлекшись на звук со стороны стола, за которым крутился мужчина. Крупная темная пена полилась через узкое горлышко, заливая тонкое аккуратное пламя под запечатанной тарой.
Мужчина дернулся, а ученый, наконец, встала, но уже без первночального порыва.
- Цветы живой смерти нельзя хранить на воздухе, - произнесла она, выравниваясь и приближаясь, без сожаления глядя на испорченное оборудование, - черная пена застывала, оставаясь слоем на стекле, которую не возьмет больше ни железная щетка, ни кислота, - И оставлять слишком долгое время на огне.
Запах становился все крепче. Иногда отсутствие дыхания было неоспоримым плюсом, но в данном случае Марса осталась полностью безучастна к попыткам ликвидировать последствия ошибки.
- Вытяжка все равно не принесла бы вам пользу, - уронила она негромко, больше задумчиво.
Она искала не эликсир бессмертия, и не артефакты вечной жизни. Ева искала противоядия, хотела стать живой, хотя понимала, что природа вампира – сильнее, чем наука, или уж тем более магия.
- И расслоение, - продолжила Марса, - И настойки. Эти цветы бесполезны, как и вся твоя работа над ними.

+1

5

- Кто вы?
Девушка действительно пока мало еще осознавала, где она оказалась. С другой стороны, она и не бросалась на Стива, чтобы утолить свой вероятный голод и избавиться от неприятных ощущений ранения. Сам же маг пока не спешил делиться довольно ценной для себя жизненной энергией в надежде оттянуть этот момент на подольше. Проще было бы ее добить, да вот только машина немецких офицеров может навлечь на него ненужное внимание. Лучше уж пусть живет и укатывает куда-то, куда направлялась изначально.
- Стивен Кертис, прошу прощения за мою неучтивость, - мужчина выпрямился вновь, стараясь сохранять осанку, следя за присаживающейся женщиной.
Марса не казалась ему каким-то диким хищником. С вампирами часто выходил простой разговор – все же они принадлежали к разумному виду. Распространяться о себе маг не стал, надеясь на то, что его жилище само о нем расскажет больше, чем он сам. Он отпил чай из чашки, довольно фыркнув в кипяток – истинный британец никогда не пропустит случая испить чаю. Особенно, когда время близилось к вечеру – идеальный момент для разговоров.
- Итак, фрау Ева… - собрался он повторно задать свой вопрос, однако шипение со стороны грубо прервало беседу.
Резко развернувшись так, что чуть не опрокинул под собой табурет, Кертис цыкнул на расплескавшийся отвар, вмиг ставший бесполезной пенной субстанцией. Однако не это поразило ученого, а больше – комментарий со стороны его неожиданной гостьи.
- Эти цветы бесполезны, как и вся твоя работа над ними.
Подобное рассмотрение ситуации требовало дополнительного анализа, который незамедлительно сработал в голове мага. Мужчина вернулся на табурет, оставив неудачный эксперимент, крыс и записи в стороне. Внимательно смотря в глаза вампиру, мужчина недолго думал над всеми вопросами, но выдал совершенно иное:
- Ерунда. Если в записях древности сказано, что эти цветы могут порождать жизнь, выцепляя ее с дальнего горизонта, то нужен лишь правильный ритуал.
Он свято в это верил. Путь мага, алхимика, демонолога и прочих наук говорил о том, что к каждому должен быть применен свой метод. Просто в тех же древних записях обычно не говорилось о том, почему именно эти методы запрещены для использования. Стив думал, что последствия могут быть необратимыми. Как например…
- Жизнь может быть остановлена и продолжаться только при поддержании ее другим более зверским ресурсом, а не едой и питьем… - в продолжении своей мысли вслух выразил он.
Вампиры – живое воплощение бессмертия, которого так желал маг. Вот только эта жизнь была искажена, она действительно просто замирала в теле, а для поддержки организма должна была использоваться кровь других людей. Это больше было похоже на проклятье, а не на жизни. Очень напоминало чей-то неудачный ритуал.
- Фрау Ева, прошу простить за бестактность, но вы не исключаете ли вероятности, что, может быть, именно благодаря этим «бесполезным цветам» появились вампиры?
Хотя Стив больше думал о том, что благодаря этим цветам получаются вендиго, коих на планете достаточно мало. Впрочем, ритуал снятия проклятия маг обнаружил случайно – и не рисковал бы его свершать.
Отпив из чашки еще, он уже более миролюбиво вздохнул. Вопрос о вампирах был достаточно риторическим, ответа он не ждал. Маг вполне изучил вампиров и строение организма, еще один вампир вряд ли внесет какие-либо коррективы в его записи.
- Что ж…
С этими словами, Кертис все же встал, перелил из чайника в таз остатки кипятка, где сполоснул керамическую пиалу и руки – таким методом он часто дезинфицировал руки перед операцией, пусть и долгое время их уже не проводил. Из петлицы пояса, который висел на одном из настенных крючков, он достал странного вида и цвета кинжал – на деле магически-закаленный клинок, необходимый для ритуалов. Заразиться от него было практически невозможно, да и остроту он сохранял отлично. Сердце пропустило пару ударов перед страхом боли, однако магу удалось убедить себя, что это необходимо для дела. Собравшись с мыслями, мужчина легким точным движением рассек ладонь, не зацепив связок. Повезет, если не останется шрама. Это было самым быстрым способом достать кровь. Подставив ладонь над пиалой и смотря на то, как собирается в нее темная жидкость, он неловко пробормотал:
- Много не предложу, но чтобы прийти в себя, Вам должно хватить.
Руки Стива слегка дрожали, выдавая волнение, отчего он просто предпочел не смотреть в сосуд, наполняемый кровью. Ненужный невроз сейчас мог сыграть злую шутку, а пока... Паранойя навязчивым червячком заставляла его лишний раз оглядываться на вампира, контролируя возможное внезапное нападение.

+1

6

Ева не любила, когда в ее работу вмешиваются, особенно таким же беспардонным способом, каким сама решила вставить комментарии в работу лаборатории неизвестного. Она чувствовала себя властной даже здесь, с окровавленной половиной головы и верхней части темно-зеленой рубахи, ставшей бурой в месте натекшей вампирской крови, но мужчина явно не собирался мириться с тем что его деятельность поставлена под сомнение.
Стивен Кертис плавно, замирая взглядом на своем собеседнике, вернулся на табурет подбирая на перекладину ступни. Поддался чуть ближе, располагая согнутые руки на коленях. Марса осталась недвижима, лишь приподняла брови на сколько позволяло онемевшее лицо. Один рывок, и мужчина под ней, а из разорванной артерии на шее начнет хлестать кровь. Но было то, что сдерживало вампира от действий.
С магами шутки плохи, и, не смотря на то, что их кровь была намного питательнее, Марса предпочитала обойти волшебников и не сталкиваться даже у одного водопоя. Потому что к этому вело «НО» - опасность применения магами своих способностей, - большинство встречей с магическими семьями в далеком прошлом заканчивались в лучшем случае плохим миром. Даже не стоит упоминать и то, что в отличии от  ничего не подозревающих людей, маги прекрасно осведомлены в существовании живых мертвецов.
Ерунда. Если в записях древности сказано, что эти цветы могут порождать жизнь, выцепляя ее с дальнего горизонта, то нужен лишь правильный ритуал.
Она слышала это. Читала сама при помощи артифиссера-криптолога расшифровывая магические записи ацтекских колдунов. Вампир расслабилась в комфортном, пусть и грязном кресле, - не до внешнего вида, покуда следы аварии все еще на теле и не красили женщину. Разговор начал интриговать, побуждая более тонкие инстинкты хищника, чем обычный голод.
- Мифы, - жестко роняет Ева, качнув головой. Но ее ответ не устраивает алхимика, - Легенда гласит, что темные цветы вбирают в себя жизнь Солнца, а в ночи под свет звезд под безлунным небом отдают.
Вряд ли это были другие цветы. На севере, там, откуда взяты эти образцы, ночи весьма длинные и цветы не проявляли себя в полной мере, в той, в которой показывали бы себя там, где дни и ночи уравновешены. Германия относилась к этой полосе в поздние сезоны. К примеру, в этот месяц. Должно быть, у алхимика есть своя теплица, раз в дело идут живые цветы.
Жизнь может быть остановлена и продолжаться только при поддержании ее другим более зверским ресурсом, а не едой и питьем…
Вампиры пили кровь. Они замерли меж жизнью и смертью в пагубном состоянии, но даже в иссушении не покидали эти пределы. Не живые, не мертвые. Покрытая остатками трехдневной помады губы дрогнула, но не обнажила чуть выдвинувшиеся острые клыки. Другое дело маги, но бессмертие они до сих пор не нашли, иначе в этом мире было гораздо больше проблем для таких, как она. Волшебник может продлить свою жизнь, но не обманет естественный ход жизни. Драконы – очень колоритный пример вечной жизни, но совсем не то, что искала Ева. Ей интересна была суть собственной вечности, и возможности вернуть себе живую жизнь.
Но Марса не нашла противоядия против своего проклятия, полученного от мастера. Не найдет и этот маленький маг источник бессмертия.
Фрау Ева, прошу простить за бестактность, - будто бы вторил мыслям доктора, говорит вкрадчиво с некой упрямостью, - Но вы не исключаете ли вероятности, что, может быть, именно благодаря этим «бесполезным цветам» появились вампиры?
Знает, кто она, иначе бы не было этого красноречивого тона. Что ж, он и без присутствия Марсы знал, кто такие кровососы, и таить такую особенность было бессмысленно.
- Исключаю, - будничным тоном, но не менее упрямо проговорила Ева с дрогнувшей улыбкой, - Разделяю теорию о проклятии таким давним, и таким глубоким, что не осталось в живых никого, кто мог бы сказать об этом наверняка.
Ева умела принимать поражения, но на данный момент Кертис не входил в рамки серьезного оппонента, к словам которого стоило бы прислушаться.
- Кто знает, - протянула женщина, бросая взор на чашку, над которой парил горячий пар. Она не чувствует вкуса еды, и алкоголя. Расслабление от сигарет и наркотиков так же не касается нутра вампира.
Мертвая. Самоирония разъедала изнутри не меньше, чем осознание проблемы, решение которой Ева так и не нашла.
Что ж… - ответ вампира удовлетворил мага, и тот отпрянул, наконец, спокойнее уже держась рядом с хищником. Он совершенно не боялся Марсу, и это вынуждало последнюю быть чуть скованнее.
Мужчина приблизился к тумбе, и выставив небольшую пиалу, рассек руку. Еву выдало бы напряжение в плечах, которое она не могла контролировать в бедственном для себя состоянии. Кертис вернулся и поставил перед ней напоминающую восточную чашу с темно-красной жидкостью.
- Что ж, - передразнила без насмешки Ева, касаясь подушечкой пальца густой поверхности, - Благодарю.
Пить она не спешила. Пришло время теперь и самой Марсе подозревать нечто. Внутреннего достоинства вампира было с излишним, именно поэтому женщина предпочитала голодовку, чем пить как грязный убийца из шеи, или не прикажи Бог – из тела животного. Но тут не было ни животного, ни обнаженной шеи. Холодной руки коснулась горячая, но быстро остывающая жидкость. В конце концов, Стивен сам предложил, войдя в положение вампира. В ущерб себе отказываться?
Женщина аккуратно прикоснулась опачканным в крови пальцем к языку, ощущая как после этого замершее сердце пропускает удар.
Акт доверия, - не обнаженная шея,  но тоже весьма значимый. Ева чувствовала слабость, и так же осознавала, насколько нуждается в этом жесте. Прохладные пальцы подхватили пиалу, поднося ее к лицу.
Но маг не собрался мешать Еве. Он будто бы забыл о существовании гостьи, стоило только закрыть далекой от чистоты перевязью. Мужчина вернулся к установке, теперь уничтоженной жижей из препарата цветов смерти. Возможно, он обдумывал, как быть дальше, но Марса уже знала о том, что никакая чистка не поможет оборудованию.
Крови было мало, но достаточно на этот вечер. Вампир ощущала, как думать становилось проще и легче, а движения становились плавными. Она поднялась с кресла, уже бесшумнее приближаясь к магу, с сочувствием оглядывая остатки работы. Взгляд пал на довольно новую по сравнению с привычными магическими книгами книжгу с еще свежими записями. Сделав еще пол шага к ней, Ева с любопытством прочитала пару строк более или менее похожие на один из языков Британии прошлого:
- Ваши исследования? – спросит она риторически, - Зачем вы записываете ошибочные данные?
Поймав на себе сначала потерянный, а потом жесткий взгляд, Ева подняла свои ладони выше, перестраиваясь на другой тон:
- Я помогу вам в исправлении критических ошибок вашего поиска, - я отдала этому много лет своей жизни. Все из благодарности. За кровь в том числе, - обрисовывать свое бедственное положение не хотелось, - Но мне нужна еще одна услуга. Мне необходимо покинуть территорию Шверина. В обмен я готова предоставить все, что знаю.
На сколько «все» она решит в процессе.

+1

7

Кертис мог понимать природу вампиров. В целом, это были те усовершенствованные люди, которые были сильнее, быстрее и живучее обычного человека во множество раз. И питались не едой, а кровью. Стив сам не смог бы стать вампиром – не хотел отказываться от своей магии, исходящей от жизненной энергии, не хотел терять вкуса к жизни. Может быть, последняя не обладала для мага обильными моментами счастья, но живой мертвец – действительно звучит проклятьем.
«Интересно, действительно ли они прокляты?»
К сожалению, выяснить это означало найти первоисточник, так называемого праотца всех вампиров. Тот либо давно уже рассыпался прахом, либо окаменел от такого количества лет. Вампиры достаточно древняя раса, чтобы не брать их в расчет. Вот, например, достаточно яркий представитель сейчас сидел перед самим мужчиной.
«И насколько она древняя?»
На вид Марса была дамочкой немного за тридцать, однако сам маг понимал, что этот вид обманчив. Но спросить про возраст дамы ему не позволяло его воспитание. Да и не так уж это было важно. Отойдя ко столу, где все еще тлели остатки от выжимки живоцвета, Стив думал о том, что он сделал неправильно. Нельзя держать на воздухе и открытом огне. И то, и другое было верно, ведь живоцвет это горный цветок – растет при разряженном воздухе и практически минусовой температуре. Но его приготовление – как-то же он должен разделываться на составляющие?
- Ваши исследования? – Кертис вздрогнул от голоса возле своего уха. Он совершенно не ожидал такого резкого приближения вампира.
Враждебности от Евы он не чувствовал. Если бы она хотела напасть на него, то уже сделала бы это. Сжав неаккуратную повязку рукой, он вновь перевел взгляд в свои записи. Достав еще одну небольшую записную книжку и положив ее поверх более массивного гримуара, маг постучал по одной из страниц с довольно подробной зарисовкой цветка.
- Ошибки тоже части исследования. Нельзя добиться чего-то без опыта.
Эмпирический путь всегда был самым точным. Без него не существовало бы медицины, к примеру.
Марса Ева. Она заинтересовала ученого своими последующими словами. Тонкая сделка, основанная больше на доверии, чем на чем-то материальном – это подход не зверя. Внимательно посмотрев в практически неестественные лазурные глаза, маг чуть хмыкнул. Знания для него были важнее, чем споры за ошибки. У вампира было больше времени, чтобы изучить все от анатомии до царства грибов: не воспользоваться такими данными было бы большим упущением, ведь Стиву времени отведено гораздо меньше.
- Прекрасно. Идемте.
Он подхватил с собой записную книжку, чтобы не тащить весь гримуар, после чего толкнул одну из дверей, ведущих на выход. Пройдя две комнаты – одна из них была затемненной благодаря тяжелым шторам, а вторая разрисована магическими рунами от стен до потолка и пола, – они вышли в просторную оранжерею. Особняк был выбран убежищем не просто так. В одной части оранжереи росли овощные и съедобные грибные культуры, в другой – цветы, зеленолиственные растения и паразитирующие грибы.
- Что скажете на счет этого? – маг аккуратно подрезал коротким ножом несколько суховатых палочек кордицепса с коры мощного дерева, кроной уходящего за пределы оранжереи.
Палочки, выращиваемые так скрупулезно несли свои фармакологические эффекты, поддерживающие тело мага в должном тонусе, но до настоящих ритуалов было пока далековато. Вампир могла знать о том, какими еще свойствами мог обладать данный паразит.
- С территории Шверина я вас провожу, можете не беспокоиться. Под этой крышей вас никто не тронет.
Глаза Стива говорили достаточно красноречиво – быть под защитой мага многого стоило. Наизнанку вывернется, но обещание сделает. Ведь именно для своей защиты он и возводил эту свою «крепость» несколько лет.

0


Вы здесь » Arkham » Прошлое » Встречают по одежке