14.02 Новое объявление администрации, поздравительное. Непосредственно поздравления и признания ищите в блокноте приятностей.
11.02 Новое объявление: у нас праздник, но подарок, кажется, будет завтра ^^
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.

На форуме может присутствовать контент 18+
Квест: призрачная охота

Множество активных героев, которые не побоялись рискнуть
Активисты недели:
Новый рекорд Аркхема:
Стоит обратить внимание:
Мы не знали, что здесь писать. Но что-то да надо было. Потому мы здесь и пишем. Если вы это читаете, значит будете знать, что др Илая наконец-то прошло!
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Прошлое » шкаф зла


шкаф зла

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://fb.ru/misc/i/gallery/11175/436103.jpg

Mikele Nightshade, Andrei Nightshade, Nathaniel Nightshade
февраль 1945 года, около одиннадцати часов вечера, поместье Найтшейд


Когда-то давно, когда трава была зеленее (нет), люди добрее (тоже нет), а мир лучше (oh my sweet summer child), еще маленькому в те дни Ноэлю приснился кошмар и ему, под влиянием этого кошмара, почудилось, что в шкафу живет злой дядька. Предмет ужаса мальчика, во спасение от кошмаров, был слегка порублен мечом одного шотландского рыцаря. После шкаф был отреставрирован, приведен в божеский вид, возвращен в родное поместье и переставлен в другую комнату.
И вот, спустя множество десятилетий, всё тот же шкаф становится объектом страха (нет, ну кто бы мог подумать?..) Микеле - сына Ноэля. Совпадение? Не думаем!

Отредактировано Andrei Nightshade (09-02-2019 18:02:42)

+1

2

Поместье Найтшейд представляет собой сеть тёмных лабиринтов, и где – то в конце этого пути, когда потерянный находит выход в виде большого и светлого пятна, находится комната Микеле. Он всегда сравнивал себя с Том Сойером из повести Марка Твена, которую каждый день самостоятельно читал перед сном, а на утро пересказывал всем, кто попадался ему на пути в гостиную комнату или столовую, где его уже ждал завтрак. Хотя и во время трапезы он умудрялся с набитым ртом восхищаться волосами Бекки Тэтчер, потому что золотистый оттенок, заплетённый в косу, напоминает ему Адриану, по которой он последнее время скучал. Когда мальчик в очередной раз переворачивал страницу книги, отданной в оригинальной рукописи папой, где есть какие – то непонятные пометки от автора на чистых полях листа, он наткнулся на главу, где главный герой с любовью всей его жизни попадает в пещеру, долгое время не находя выход. И Микеле в тот день после прочитанного долго не смог уснуть. Уже многие пожелали ему приятных сновидений, заглянув в комнату перед положенным отбоем для самых младших в доме, а он всё не мог закрыть глаза, потому что живые картинки появлялись в его воображении, рисуя скорую гибель героев, потому что в узких тоннелях из камня невозможно жить людям, и в особенности детям. Но свой лабиринт он знал очень хорошо.

Вот он повернёт налево от лестницы и перед ним дверь в комнату старшей сестры – Адрианы, которую уже около шести месяцев мальчик не видел в доме. Как раз наступил август со школой, и она уехала в Антарктику к пингвинам, но мама читала несколько её писем, в которых у неё всё было очень весело из – за погодных условий во многих точках земного шара, и она тепло передала привет младшему брату, назвав его излюбленным для него прозвищем «Микки». Рядом комната средней сестры с чудесным именем Элейна, хотя мальчик считал, что оно совершенно ей не подходит, и даже приятное сокращение «Элли» не вызывает улыбки, потому что самой девочке не нравится, когда к ней так обращаются; из – за цвета глаз, напоминающий речное дно, если смотреть при полном восходе солнца на линии горизонта, он пару раз пытался назвать её «Ривер», когда они собирали яблоки в саду, но она кинула самый увесистый плод ему в голову. Нно Микеле на неё ничуть не обиделся, потому что мама сказала, что сестра на самом деле этого не хотела, а синяк, который прошёл из – за магической крови очень быстро, даже нравился ему.  Его же комната была в конце коридора, и каждый раз, когда он заходил или выходил из неё, взгляд автоматически падал на подоконник с мягкими тёмно - синими подушками, а окна выходили на внутренний двор поместья, где росли многочисленные цветы и кустарники, посаженные Андреем. С растениями Микеле практически всегда помогал, если домашнего задания на следующий день было не так много, чтобы потом ещё успеть почитать литературу из библиотеки, которую ему вроде как рановато изучать, потому что он многих слов не понимал. Но они для него так интересно звучали, что потом он ходил по дому с очень важным и умным видом, взяв папины очки, и говорил невпопад весь набор слов, которые успел увидеть в книгах.
Комната, в которой жил Микеле столько, сколько себя помнит [а это целых семь лет, что не мало, по его мнению] самому мальчику очень нравилась из – за «живого» потолка, который он ещё ни у кого не видел, рассчитывая на то, что он единственный такой с уникальной комнатой, а сёстры старшие не в счёт. В светлое время суток поверхность была зеркальной, слегка матовой, чтобы не приходилось так часто следить за её чистотой, потому что мальчик практически каждый день прыгал на кровати, особенно в те моменты, когда играл с собаками, и мог с лёгкостью достать до потолка, что он и делал, оставляя на поверхности отпечатки своих ладоней и пальцев. Ему нравилось отражать солнечный свет от зеркал предметами разных цветов, чтобы получалась радуга, но это не идёт ни в какое сравнение с тем, что происходит ночью. На потолке появлялись звёзды на тёмном небе с полной луной, меняя своё положение, создавая новые созвездия каждый день. И Микеле, когда долго не мог уснуть после трудного дня из – за миллиона неупорядоченных мыслей в детской голове, рассматривал каждую сверкающую точку, придумывая название той, у которой его не было, обычная называя в честь кого – то из дома семьи.

И сегодняшний вечер не стал для него исключением, не считая того, что режим дня последние несколько дней у него поменялся. К несчастью для школьного учителя мальчик заболел, но благодаря магической крови он быстрее пойдёт на поправку, чем Финн Раймонс, которого в школе не было с начала месяца, хотя мисс Грэйс говорит, что их ждёт очень интересная тема, связанная с подводным миром нашей планеты, так что жаль, что одноклассник её пропустит. Сам же Микеле исправно выполнял домашние задания, которые передавала школа с помощью почты города, и ему даже никто не помогал в этом, хотя арифметика давалась сложнее всех, но Андрей вечером проверял его записи, которые Микеле старался вести очень аккуратно, чтобы лишний раз никого не расстраивать. А так большую часть дня мальчик возился на кухне с мамой, размазывая тесто по всей поверхности стола, хотя есть доска в определённом месте, и чихая на ржаную муку, которую приходилось потом влажной тряпкой самому же собирать по полу и идти умываться с запретом на приближение к этой части дома до ужина. Поэтому он сразу же бежал к папе, чтобы рассмотреть все его маленькие баночки с травами, из которых очень вкусно пахло, но ему так часто хотелось попробовать их содержимое, что по итогу Микеле был сослан в библиотеку, где под присмотром читал книги без рисунков. И он ждал, что вечером, как и в другой любой вечер, кто – то придёт почитать с ним перед сном уже знакомую историю, которую натерпеться закончить. И он специально лёг пораньше минут на тридцать, чтобы охватить как можно больше, но только потом вспомнил, что родители предупреждали его во время обеда о посещении театра с семьей, чью фамилию он даже произнести не может. Но они иногда бывают в доме Найтшейд, и их дочка дарит ему вкусные печенья в форме клевера каждый раз, только с глазурью разных цветов и посыпкой других форм.

Он переоделся в пижаму с мелкой коричневой клеткой на ткани, на воротнике которой вышиты его инициалы в виде красивых букв «MS», означающих первое и второе имя, и только открыл дверь из комнаты, выглядывая в коридор, но сразу же увидел плотно закрытые двери в спальни сестёр. Адриана ещё не приехала из своих путешествий, которые по личному мнению Микеле затянулись, потому что он уже очень скучал по ней [по правде, он начал скучать ещё в первый день её отъезда, просто никому не говорил об этом, особенно Энди, чтобы она не переживала и не посчитала его маленьким], хоть и был рад, что она увидит разные города и привезёт подарки и фотокарточки. А Элли на выходные отпросилась в город к своей подруге со школы, чтобы вместе подготовиться к очень важной контрольной, пожелав младшему брату перед уходом скорейшего выздоровления, потому что они в понедельник хотят сходить на каток, взяв с собой Микеле. Родители придут, когда он уже будет спать, хотя как – то раз он пытался их дождаться, оставив дверь немного открытой, но заснул и не услышал их шагов ни на лестнице, ни в комнате, когда кто – то из них поправлял съехавшее одеяло. Всем в доме, кого успел найти, он спокойной ночи от себя пожелал, а Андрей даже успел рассказать несколько историй из своей очень длинной жизни, пока мальчик чистил зубы, но потом в комнату пошёл один, потому что старшего вампира кто – то отвлёк.

И когда Микеле наконец – то улёгся на мягкой кровати, подбирая под себя несколько одеял, которые всё равно под утро окажутся на полу, он понял, что у него весь день болит голова, которая до сих пор не прошла, хотя мама давала ему вкусный чай с травами. Может, это из – за того, что детский организм плохо переносит зиму этого года, или из – за отсутствия свежего воздуха, потому что мальчик не выходил на улицу с тех пор, как заболел. Но где – то глубоко в голове, докуда не достать рукой, у него так громко шумело, что сначала показалось, будто на улице очень сильный ветер, создающий метель, и родители в такую погоду не попадут домой. И сложив обе руки под пухлую щёку, от чего сдавило его лицо, наполовину закрывая правый глаз, он начал считать сестёр, перепрыгивающих через небольшой ручей в саду, чтобы быстрее уснуть.

- Чем быстрее наступит утро, тем быстрее я увижу маму, папу и остальных, - Микеле закивал головой, соглашаясь сам с собой, и ещё раз взглянул в окно, всматриваясь в тёмный фон, но тут же натянул одеяло до подбородка, замечая кривой силуэт на улице. – Эй! – может, это Элли решила приехать перед сном, точнее её кто – то привёз, и она теперь над ним шутит за то, что он её называл так, как ей не нравится? Но комната Микеле на втором этаже, куда сестре зимой не добраться, потому что сугробы под окнами будут с её ростом. Или это мама с папой устроили ему сюрприз, привезя из города что – то сладкое, чтобы его порадовать? Микеле после такой мысли, успокоив себя, скинул одеяло, босыми ногами перепрыгивая через подушки, и побежал к окну, носом прикасаясь к холодному стеклу, но ничего не увидел, кроме длинной ветки яблони, которую ветер качал в разные стороны, а она противно скрипела. Но тут же ветер стих, оставляя все растения Андрея в покое, и мальчик хотел возвращаться в кровать, чтобы продолжить считать сестёр перед сном, но снова услышал скрип, только в своей комнате. Повернув резко голову, от чего он поморщился, потому что движение неприятно отзывалось в теле, он оглядел тёмную комнату, освещённую только звёздным небом на потолке, но в комнату никто не зашёл, чтобы дверь издавала звуки.

Ему стало совсем немного страшно, и он осторожно сел на колени, наклоняя голову почти к полу, чтобы взглянуть под кровать. Может, Элли быстро зашла в комнату, пока он смотрел в окно, и спряталась? Но под мебелью, кроме коробок с летним инвентарём, ничего не было.  И он снова услышал звук, будто кто – то из собак коготками скребётся по дереву, и Микеле поднял голову, взглянув на большой шкаф у стены, откуда ему послышался звук. Шкаф был очень большим, вмещая все вещи мальчика, даже зимнее пальто, которое он носил пару лет назад, но не хотел отдавать кому – то или выбрасывать, и игрушки, из которых он уже вырос, потому что совсем большой мальчик. И на самом деле Микеле редко открывает дверки этого чудовища из дерева, потому что однажды его там закрыла Элли, а он не мог выбраться и плакал целую вечность на его взгляд, пока не пришла Рената.

Так что с этим шкафом у них взаимная неприязнь, но он принадлежал ещё его папе, и, наверное, такой тяжёлый, что его даже из комнаты несколько вампиров не унесут. И, всматриваясь в темноте в двери шкафа, чтобы понять, открыты они или нет, Микеле снова услышал скрежет, который точно исходил со стороны левой стены, где стоял шкаф. Мальчик тут же перевернулся боком на кровати, чтобы не оббегать её и не тратить время, а то мало ли кто этот скрежет издаёт, и выбежал из комнаты, захлопывая за собой дверь. Он хотел крикнуть чьё – то имя, но был так напуган тем, что за ним из шкафа кто – то выйдет и побежит следом, что не смог даже двух первых букв имени вампира сказать, на которого так удачно налетел на первом этаже, спотыкаясь и падая на колени.

- Андр.., - Микеле устало трёт колено, шмыгая при этом носом, потому что хочет заплакать, но держится из последних сил, чтобы не показаться трусливым или жалким. Он смотрит прямо на юношу с мелкими кудрями, почти как у него, только чёрными, и хлопает глазами, чтобы слёзы быстрее пропали. – Андрей, - сбивчиво говорит мальчик, потому что успел добежать от комнаты до первого этажа за пару секунд, хотя тут коридор, холл, лестница на первый этаж и ещё один холл внизу, где он встретил вампира. – Там в шкафу кто – то есть, - хотел ещё добавить слово «честно» или фразу «я не вру», потому что он точно слышал звуки, но всё таки в итоге прижал поцарапанное колено к себе и начал рукавами вытирать слёзы, чтобы он не видел его заплаканного лица.

+3

3

[indent] Здесь никогда не будешь одинок. Дом большой, кажется необъятным, с множеством комнат и дверей (и вампиру даже иногда мерещится, что при его постройке была задействована какая-то магия, иначе его безразмерность просто не объяснить), но здесь никогда не будешь одинок. Когда-то, соглашаясь служить Соломону и его потомкам в обмен на исцеление для Натаниэля, Андрей даже подумать не мог, как все для него обернется – и это приятное чувство принадлежности к чему-то большому и важному, такому родному, приятно грело замершее вампирское сердце. Аркхем стал для него родным городом, а Найтшейды – настоящей семьей, ему было привычно здесь – вечный юноша не стремился куда-то уехать, чтобы проветриться. Совершить небольшое и короткое путешествие куда-либо – всегда пожалуйста, но ненадолго, какая-то неумолимая сила постоянно тянула домой. Кому-то кажутся рутинными такие серые будни, череда из повторяющихся дней и каждый последующий мало, чем отличается от предыдущего, но Андрею пришлась по душе эта стабильность. Он не испытывал тоски по тем дням, когда они с Натаном и Ренатой бесконечно колесили по миру, не привязанные ни к чему и ни к кому, кроме друг друга. Странники в ночи, слоняющиеся по ночным улицам старинных городов. Едва ли вечный юноша будет скучать по тем дням; в конце концов, Натан и Рената все еще с ним, только теперь их семья многократно расширились, и это касалось не только вампирской её части. Иногда Андрей думает, что от сделки с Соломоном он поимел гораздо больше, чем сам Соломон. Получил намного больше, чем мог рассчитывать. Хотя бы просто представить.

[indent] И ведь всегда есть, чем себя занять. Уборка, стирка, присмотр за детьми, помощь, обучение, сочинение мелодий или чтение книг… о, и теперь – телевидение. Конечно, сперва было большое кино, а потом уже телевещание, но менее удивительным оно от того не стало – и вообразить такое прежде себе было сложно! Движущиеся и говорящие картинки! С ума сойти!

[indent] Всё это просто поразительно: самолеты, подводные лодки, телефоны, радио и телевизоры. Еще недавно по всему дому были расставлены свечи и магические шары света, а теперь – электрические лампы висят под потолками дома Найтшейд. Прогресс, кажется, с каждым годом движется всё быстрее и быстрее, Андрей не успевает толком привыкнуть к чему-то одному, как его уже сменяет нечто новое. Хотя даже в сфере, которая с развитием технологий никак не связана, прослеживая та же тенденция: он будто бы вчера взволнованно переменился с ноги на ногу, запуская сердцебиение и стараясь побыстрее согреть свое тело, чтобы подержать на руках новорожденного Мику, и вот уже Мика забавно хмурится и отказывается от помощи, потому совсем большой и может все сам. Самостоятельно и без напоминания чистит зубы, делает домашние задания и не менее уверенно помогает маме готовить огромный пирог. Андрей все обещает ему, что когда тот станет постарше – они поедут в Египет, смотреть на огромные пирамиды, застывшие во времени и неподвластные ему. Вечный юноша, конечно, исполнит обещание, а пока Микеле болеет и спит (вполне самостоятельно, конечно же, ведь он уже большой!) в своей комнате. Сарафина занимается необыкновенно важными колдовскими делами, что-то намешивая из трав – даже с того конца дома их запах доносится до небольшой гостиной на первом этаже, где Андрей и Натан смотрят фильм «Дракула» и он (ого!) даже со звуком – новый телевизор творит чудеса. Вечный юноша уютно устроился под боком у своего благородного рыцаря, совершенно по-хозяйски обняв себя его рукой и головой устроившись на груди, одной частью своего сознания смотря и слушая увлекательное кино про вампиров (интересно же про себя же, почти про себя, смотреть), а другой – внимая звукам в доме. В конце концов, Мика же болеет – вдруг начнет кашлять? Или проснется от тошноты? Или от боли?

[indent] Как только кто-то заболевал – Андрей превращался в параноика и больше всего напоминал повернутую курицу-наседку. Гвен смеялась: это всего лишь простуда, не надо так переживать! Но он не мог не переживать – вампир едва ли помнит, что такое простуда и даже не уверен, что болел ей когда-то, в виду особенностей тех времен, когда являлся человеком. А то, что в его памяти отложилось как болезнь закончилось его смертью. Поэтому как только температура Мики перевалила за тридцать семь и пять у Андрея в глазах возникла легкая (большая) паника: разумом он понимал, что на дворе давно не пятнадцатый век и человечество научилось бороться со многими заболеваниями, да и Найтшейды не обычные люди, а потому иммунитет у них гораздо лучше простых смертных, однако от здравых мыслей легче не становилось. Лишь сейчас, увлеченный просмотром фильма под боком Натана, и в его футболке, конечно же, вечный юноша перестает волноваться – кончиками пальцев касается своих губ почти всё время просмотра, большими глазами рассматривая происходящее на небольшом экране телевизора.

[indent] В один из эпизодов, Андрей задумчиво хмыкает, чуть сдвигая брови.

[indent] — И почему же Дракула не должен отражаться в зеркалах? — слегка отрешенно спрашивает вампир, покачивая свисающей с дивана босой ногой и касаясь кончиками пальцев паркета. Помедлив, Андрей вздыхает и поворачивает голову, приподнимая её, чтобы взглянуть на Натана: — Какая несусветная глупость, я даже не могу назвать её очаровательной – это только глупость. Он ведь не призрак, а мертвец, — вечный юноша не отрицает своей сущности: он мертв, это естественно, и с его стороны было бы совершенно по-детски пытаться рассуждать иначе, — и эти изящные две ранки от клыков на шее – о, если бы всё было так просто. Какая наивность, Натан, — Андрей фыркает, чуть улыбаясь, а затем отворачивается снова к экрану, — мне стоит относиться к этому проще, должно быть?.. Это всего лишь фильм – плод фантазии людей. Но зеркала, ох, ну правда же – почему вампиры не должны отражаться в них? — он думает, что стоит ознакомиться с первоисточником – романом Брэма Стокера, и надеется, что в оригинале нет ничего подобного про зеркала.

[indent] Наверняка, однажды они увидят цветные фильмы. Затем экраны телевизоров станут больше. И легче. Картинка четче, звук – натуральнее. Андрей давно привык, что мир постоянно развивается. В начале своей жизни он и к мечтам великого да Винчи относился скептически (вы только послушайте этого фантазера: люди летают! о, Лео, милый Лео, как ты наивен!), а потом – бум – технический прогресс, скачок всей цивилизации и вечный юноша вздыхает над своими воспоминаниями и сожалеет о той снисходительной улыбке, которой одаривал когда-то великого деятеля эпохи Возрождения. Был бы шанс – он бы всенепременно им воспользовался и сердечно попросил прощения у старого приятеля.

[indent] Больше Андрей подобных ошибок не повторяет. Человечество в космосе? Человечество на луне? На других планетах? О, конечно – вампир не сомневается, что однажды и этому суждено произойти.

[indent] От мыслей отвлекает хлопок двери и поспешный топот, Андрей мгновенно поднимается и ветром уносится прочь из гостиной, тут же думая о Мике, и ощущения его не подводят – мальчишка обнаруживается на полу в холле первого этажа. Видимо, так спешил, что запутался в собственных шагах и упал, Андрей негромко охает, опускаясь рядом с Микеле на колени и мягко обнимает его за плечи. И как только успел быстрее вампира преодолеть такое расстояние? Магия, не иначе.

[indent] Он внимательно выслушивает ребёнка, борясь с желанием подхватить на руки и успокоить, но волнуется, что оскорбит хрупкое детское эго – Мика не устает твердить, что он уже взрослый, хотя лично Андрей в проявлении любви и нежности не видит ничего плохого. В конце концов, он и сам может уснуть на груди Адама и после пробуждения будет счастлив обнаружить, что потомок отнес его в свою комнату и лег рядом. Вечный юноша может даже попросить об этом, протягивая руки – обними меня, прижми к себе. Подари нежности и любви, я хочу это почувствовать.

[indent] — В шкафу? — уточняет Андрей и кладет ладони на лицо мальчика, большими пальцами стирая слезы. — Не прячь свои чувства, они важны, — вампир чуть улыбается, стараясь приободрить, и наклоняется, чтобы поцеловать Мику в лоб, — и в слезах нет ничего дурного, — это не укор, лишь напоминание о том, что эмоции – это нормально. Плакать – не значит быть слабым. Плакать – значит быть настоящим. Чувствовать – значит жить.

[indent] Сейчас Андреем овладевает легкое чувство дежавю — когда-то и Ноэль так же объявил, что в его шкафу кто-то есть. Злой дядька. Вампир предложил попросить храброго рыцаря Натаниэля разобраться с «дядькой» и без задней мысли отправил обоих на это важное задание, а потом слышал… скрежет и треск, и, следом, к нему вернулся восторженный Ноэль: Натан сказал, что если злой дядька еще в шкафу – ему очень плохо! Безусловно – это сработало, и больше малыш не боялся ни шкафа, ни дядьки, однако при виде рыцарского меча, гордо торчащего из старой древесины, Андрей едва сумел скрыть своё негодование, выдал его только дернувшийся глаз.

[indent] Что же поделать? В конце концов, это всего лишь шкаф. Спокойствие Ноэля гораздо важнее. И вот теперь из-за того же самого страха страдает и Микеле. Вампиру не приходится долго выбирать или искать решение этой проблемы – он уже знает, что абсолютно точно поможет.

[indent] — Мика, малыш, — Андрей снова целует его в лоб и мягко улыбается, — ты знаешь из сказок и старинных легенд, какой отвагой и силой обладали в давние времена благородные рыцари? — спрашивает вампир, ласково касаясь светлых кудрей и чуть взъерошивая их. — И знаешь, что наш Натаниэль – настоящий рыцарь, самый настоящий. Может быть, попросим его помочь?.. Ведь рыцари должны побеждать чудовищ, уверен, он будет очень благодарен, если ты окажешь ему эту честь, — Андрей снова улыбается, хитро выстраивая предложение попросить Натана помочь – он акцентирует внимание на том, что Мика не просто будет искать защиты у кого-то другого, а этот кто-то другой будто бы только и ждет возможности помочь и спасти. Разве же можно лишать его такой чести?

[indent] Мальчишка мнется несколько мгновений, явно сомневаясь, но в итоге соглашается. Андрей встает на ноги, затем помогает подняться Мике и берет его за руку, ведя к небольшой гостиной, где их, конечно же, уже ждет Натаниэль. Вечный юноша широко улыбается своему Данте и мягко смотрит на него.

[indent] — Натан, нам страшно – в шкафу кто-то есть, — и снова Андрей вполне сознательно объединяет себя и Мику: видишь, малыш, мне тоже боязно, ты не один, — ты можешь нам помочь?.. — вампир замолкает на несколько мгновений, а после решительно вздыхает: — Думаю, тебе понадобиться твой меч, — шкаф – всего лишь мебель, его можно в случае чего просто отремонтировать. А спокойствие у Мики одно и не стоит им жертвовать.

+3


Вы здесь » Arkham » Прошлое » шкаф зла