17.03 Открыта запись в первую мафию Аркхема. Успейте записаться, начнём совсем скоро!
14.02 Новое объявление администрации, поздравительное. Непосредственно поздравления и признания ищите в блокноте приятностей.
11.02 Новое объявление: у нас праздник, но подарок, кажется, будет завтра ^^
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.

На форуме может присутствовать контент 18+
Friday

Richard Bolem & Owen Cruijff
Активисты недели:
Лучший рекорд Аркхема:
Немного юмора от Анджелы: Рой делал в квартире уборку и нашел два черных мешка для мусора, один большой, второй маленький. Раскрыл большой, а он битком набит купюрами по 20 баксов.
— Это мое, — говорит Калеб.
— Но откуда?..
— Понимаешь, у нас за музеем есть такой закоулок, куда постоянно забредают отлить мужики из бара. Я выставляю садовые ножницы и говорю: двадцать баксов или отрежу!
— Хм. А в маленьком что?!
— Встречаются и скупердяи.

И многое другое можно прочитать здесь!
Элиас Кристофер Мур,
выходи за меня. /сердечко из свечек по 30 рублей/
от Ласкового Зверя
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Настоящее, ноябрь 2018 года » Квест: все чудовища — это люди


Квест: все чудовища — это люди

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/4CTVXuo.gif https://i.imgur.com/LBqNp97.gif

Сайнатоглис, Эйден Мосс и случайный свидетель 2 ноября 2018, Аркхем.


После разлома пространства в город пробрались не только мелкие твари, но и демоны, тщательно притворяющиеся людьми. Как долго они смогут скрывать свою личность и быть беспристрастными, когда вокруг гибнут люди от лап хищных монстров?

+3

2

[indent]  — 'abi , hal tasheur bimadaa khawfihm?1 - древняя говорила в пустоту, но знала, что Отец ее слышит, он был единственным с кем она общалась чаще всего, - walakun hataa alkhawf la yastatie 'an yunqidhahum min almurfaqat almadiat.2
[indent] Люди были ничтожеством, которым удалось заполучить немножечко космической силы, что попала на Землю, когда отразилась от зеркальных вод великого древнего океана. Гордыня и самолюбие стали причиной привязанности к своим телам, которые в конечном счете испытывают на себе влияние беспощадного времени. Материальные ценности стали основой любого общества, и даже сейчас, когда город захлестнула волна безумия. сопровождаемая чудовищами из иных миров, они все еще цепляются за деньги, свое имущество и самих себя, проявляя высшую форму цинизма. Вся эта суета с попытками спасти хоть кого-то - напускное, глупое занятие, которое потом позволит некоторым оправдаться перед такими же, как он сам. Но значат ли эти слова и действия хоть что-то? Нет, это эгоизм, желание оградить себя от вероятности стать очередным виновником торжества, козлом отпущения.
[indent] Сайнатоглис лучше всех ощущала это, но по этой же причине и была самой любопытной из Великих, если ее сородичи относились к человечеству больше, как к ошибке и мясу в большинстве своем, то древняя могла объяснить свое отношение или даже изменить в отношении некоторых. Именно благодаря этой черте у нее было довольно много почитателей, считавших оную своей богиней смерти. Она шла на контакт и с удовольствием забирала подношения и жертвы приготовленные для нее, это делало ее сильнее и будучи лишь Слабейшей Великой, она имела куда больше возможностей, нежели некоторые из ее братьев и сестер, да прочих ей подобных. Обладай она достаточной мотивацией, то ей бы не составило труда замахнуться на статус повыше. Однако, простое ее интересует куда больше.
  [indent] — ytmu astibdal alyawm fi allayl. sawf yamuru yawm alrajul , wasayuhakimun maratan 'ukhraa fi mumtalakatihim alsaabiqat. sayuerif aljamie qadharahum waqadharatan , wasatasqat laenatan ealaa al'ard,3 - эти слова ей часто говорил отец и Сайнатоглис их повторяла подобно тому, что люди называют молитвами.
[indent] Она шла по улицам этого города, день уже подходил к концу, а значит скоро появятся те, что пришли вместе с ними в этот мир. Твари разного сорта и отвратительности, некоторые из них - порождения самой Сайнатоглис, лучше экземпляры из ее подопытных. Люди продолжали свои попытки борьбы с последствиями, но оставалось совсем чуть-чуть до настоящего кошмара. Интереса ради, древняя подошла к месту, где стояла одна из машин пожарной безопасности. Любопытство опять взяло верх, Отец однажды сказал, что эта черта слишком человеческая, но может ли быть так, что все было наоборот когда-то давно? Поняв, что ближе подобраться не получится, великая обустроилась около дерева и стала наблюдать за тем, как пара спасателей и персонал кареты скорой помощи пытаются спасти человека, которого привалило деревом и по всей видимости все, что сохраняло его тело от разделения на пополам, это шмат мяса в области спины и позвоночник. Это было забавным зрелищем, учитывая очевидное - бедолагу не спасти, все его хрипы лишь предсмертная агония на которую едва ли хватает сил.  Через час скорая помощь уехала, пожарные тоже, оставив лишь одного из своих, по неясной для богини причине.
[indent]  — Он умер, да? - на лицо женщины вернулась милейшая улыбка сосуда и теперь она уже была не ужасающим древним божеством, а Самантой, студенткой университета, которая решила завести разговор с спасателем жизней - может оно и к лучшему.

1 Отец, ты чувствуешь, чего они боятся?
2 Но даже страх не может спасти их от прошлых привязанностей.
3 День сменяется ночью; день человека пройдет, и Они снова воцарятся в своих былых владениях. Все познают их грязь и мерзость, и проклятие их обрушится на Землю.

+5

3

Верь Эйден больше в богов и прочие высшее силы, чем в науку и суровую реальность, он бы точно решил, что на земле наступил настоящий ад. Ибо иначе было бы крайне трудно объяснить все происходившее вокруг. О сне и отдыхе можно было смело забыть, хотя куда больше хотелось бы стереть из памяти все те разрушения и трагедии, коим он становился невольным свидетелем. Еще с утра им обещали прислать подмогу из Салема, но до сих пор ни один человек в пожарной части так и не появился. Да и звонков больше не поступало. То ли никого не смогли найти, то ли возникли какие другие проблемы, а может быть и вовсе отделались от них пустой отговоркой. Гадать можно было сколько угодно, а надо было работать. Даже не так – пахать, не тратя драгоценное время на пустые псевдофилософские размышления.
Они уже около получаса возились с парнем, который объективно был не жилец. Само собой, ни они, ни ребята из скорой, ничего такого не произносили вслух, только подбадривали пострадавшего. Но по тем взглядам, которым они обменивались между собой, было и без слов все предельно ясно. И скорее даже удивительно, как человек умудрялся до сих пор быть фактически живым. Множественные травмы внутренних органов, раскрошенные ребра, огромная кровопотеря – на это было страшно и мерзко смотреть одновременно. Можно сколько угодно долго работать, считать себя привычным ко всему, но время от времени любого выдергивает из этой наработанной отстраненности, скорее всего, чтобы просто напомнить, что жизнь быстротечна, что она может оборваться в любой момент, и произойти это может самым неожиданным и воистину жутким образом.
Не было никакого смысла скорой тратить время на перевозку трупа. Это решение было принято быстро, и никто не пытался его оспорить. Эйден же вызвался остаться здесь, чтобы дождаться специальный транспорт. Еще немного, и ураган в Аркхеме мог бы стать причиной возрождения служб, колесящих по улицам города на грузовике с открытым кузовом, и собирая туда тела умерших, без особого пиетета и уважения к оным, само собой. Думать об этом совершенно не хотелось. Мужчина уселся на еще одно поваленное дерево чуть поодаль от погибшего и закурил. Ну не сторожить же его теперь не моргая, все равно никуда не убежит. Пожалуй, Моссу нужна была эта передышка. Раньше, чем через полчаса транспорт не прибудет, а значит можно просто взять небольшую паузу в этой сумасшедшей гонке и перевести дух. Работа все также оставалась работой, вот только было кое-что еще, что смущало мужчину сильнее и сильнее. Странное, неприятное предчувствие, которому не было никаких объяснений. Наверное, те, кто хорошо знал Эйдена, характеризовали бы его как человека доброго, участливого и весьма способного к сочувствию и сопереживанию. Вот только это никак не объясняло нарастающего беспокойства. Да, в какой-то степени он переживал за жителей родного города, в особенности за тех, кто был ему дорог и близок. Но не настолько же, чтобы медленно и уверенно приближаться к нервному срыву, не так ли?
Эйден достал телефон, набрав стандартное: «Ты в порядке? Ответь, как сможешь». И если бы Малоун знала, что к ее контакту в телефоне супруга прикреплена картинка из мультфильма «Русалочка», она бы его убила. Ну, наверное. Это даже вызвало некую улыбку и на несколько мгновений неприятные мысли отступили. Мгновенного ответа мужчина не ждал, а потому убрал телефон обратно в карман, потянувшись за очередной сигаретой. – Умер, да, - Эйден не сразу понял, что вполне буднично ответил на чей-то вопрос, хотя по идее рядом тут вообще никого не было. Предчувствие снова начинало напоминать о себе. Неприятно. – Сэм, это ты? Неожиданно, - ему отчего-то казалось, что учащаяся на врача девушка должна была сейчас быть в больнице, на скорой или в университете, где тоже оказывали помощь пострадавшим, но никак не прогуливаться в гордом одиночестве. Впрочем, во-первых, это было не его дело, а, во-вторых, он не знал, возможно Саманта просто пошла отдохнуть, все он и люди как-никак, а не роботы.
- Что, прости? – Мосс не был уверен, что расслышал правильно, - К лучшему… Может быть, - он бросил оценивающий взгляд на бездыханное и измученное тело. – Все равно с такими травмами не живут, - Эйден покачал головой, снова переводя взгляд на собеседницу. Что-то странное витало в воздухе на каком-то неуловимом уровне. – У тебя все в порядке?

+4

4

До университета было рукой подать, но за последние дни его приветливые и пустынные помещения наполнились лишь горем и плачем пострадавших людей, лишившихся не только домов, но и близких родственников. Атмосфера очень давила, потому неудивительно, что Эби воспользовалась первой же подвернувшейся возможностью, чтобы покинуть территорию Мискатоника и прогуляться. И даже бейдж с её инициалами, который выдали всем волонтерам, не пробудил у девушки ни тени вины. Всё же она не была виновата в царившей разрухе и возникшему стихийному бедствию.
По крайней мере студентка продолжала утешать себя этими редкими мыслями, следуя за одногруппником, который вёл её по заброшенным пустынным улочкам, открывающим город с другой, невиданной ранее, стороны.
Девушка осторожно переступала слетевшую с крыш черепицу и наклонялась под раскидистыми деревьями, ветки которых сейчас были обломлены и устало опирались о мощенные дорожки.
- Мэйсон, да подожди ты, я не успеваю, - на её пути встала опрокинутая машина, зажатая между домом и очередным деревом, потому Эбигейл понадобилось потратить еще несколько драгоценных минут, чтобы обойти завал и добраться до друга. В этом плане парни в её воображении представлялись некими обезьянами, способными найти лазейку в любое место, о чем только что подтвердило поведение Мэйсона.
- Я начинаю думать, что это не самая лучшая твоя идея, правда, - девушка наконец-то добралась до выбитого оконного проема, в котором совсем недавно скрылась спина парня, - Если тебя... Ах, ладно. Если нас сейчас поймают, то, как минимум обвинят в мародерстве, если не хуже.
От резкого порыва ветра девушка лишь поежилась, обхватив себя за плечи руками, пытаясь хоть как-то удержать ускользающее от неё тепло. Почему-то всё предвкушение от предстоящий авантюры вмиг улетучилось и Эби стала испуганно озираться, переминаясь на озябших ногах и похрустывая осколками стекла, усеявшими весь тротуар.
- Мэй, какого черта, - раздражение увеличивалось, а потому студентка подобрала с земли черепок и запустила вглубь помещения, ожидая, как минимум, испуганных криков её друга. Но в ответ последовало лишь молчание и даже звук от брошенной черепицы быстро утонул в стоящей там тишине.
- Надеюсь, что ты там переломал все ноги и лежишь подыхаешь, а иначе я за себя не ручаюсь.
С опаской осмотрев разбитую оконную раму, девушка осторожно взялась за неё, а затем с трудом пролезла в образовавшийся проем, морщась от каждого своего шага, сопровождающегося хрустом битого стекла. Ей потребовалось несколько минут чтобы привыкнуть к темноте и начать различать внутри помещения редкие предметы и острые углы дубовых столов, стоящих у подоконника. Сейчас Эби стояла посреди небольшого антикварного магазина, который когда-то ранее знавал более счастливые времена, а сейчас, перекошенные стенды и разбитые витрины оставляли желать лучшего.
Всё же студентка скептически рассматривала идею Мэйсона, что хозяин лавки не всё успел вынести и можно было найти какой-то дорогой антиквариат, потому она даже не рассчитывала что-либо здесь обнаружить, помимо оторванной пуговицы, которую она случайно пнула носком своих кроссовок. Эбигейл лишь устало проследила за её траекторией, ведущей в соседнее помещение, служившее, скорее всего, кладовым помещением.
- Ты вообще здесь, или выбрался через другое окно и бросил меня на произвол?
Бегло заглянув в неосвещенную кладовую, девушка замерла, почувствовав какое-то движение в дальнем углу. Неприятное ощущение пробежалось вдоль позвоночника, сковав её в тиски. Эби даже позволила себе слегка засмеяться, удивляясь собственной трусости, но рука всё же машинально потянулась в карман толстовки, чтобы быстро нащупать тонкий корпус смартфона и достать его на свет.
Включенный фонарик сразу осветил угол, заставленный всевозможными картонными ящиками, которые отчасти промокли из-за зияющей в крыше дыре. Девушка почувствовала легкое облегчение, но всё же решила проверить и другую часть помещения, куда и направила дрожащий рассеянный свет.
Вначале она заметила лишь развязанные шнурки ботинок, тянущиеся вдоль деревянного пола. Затем увидела темно-синие джинсы, безвольно лежащую на паркете руку, а затем лишь перевела взгляд на окровавленную кофту и лицо друга, осунувшееся и утратившее какие-либо признаки жизни. Мэйсон, который совсем недавно подтрунивал над ней и пыталась обрызгать из ближайших луж, сейчас лежал безвольной куклой, с впавшими глазами и поддавшимся разложению телом. За какие-то считанные минуты.
Эби хотела закричать что есть сил, но её взгляд вперился в отвратительное существо, которое в это время присосалось к безжизненному телу парня. И тут тварь медленно перевела на студентку немигающие глаза и наконец-то оторвалось от Мэйсона. Эбигейл больше не могла медлить, она побежала не оглядываясь.
Она не помнила, как выбралась из проклятого магазина, не помнила, где именно обронила свой телефон, не помнила, на каком из поворотов исхитрилась упасть и разбить колени о мусор и всевозможные стёкла. Она просто продолжала бежать, ощущая каждой клеточкой тела, как тварь с тихим шуршанием следует за ней по пятам.
Казалось бы, что надежды на спасение уже не придет, как вдруг за очередным поворотом Эби увидела двух людей, к которым на последнем издыхании и устремилась.
- Там тварь, - с трудом подбирая слова и сдерживая клокочущее в груди рыдание, студентка вцепилась в руку незнакомой девушки, пытаясь получить хоть толику поддержки и не рухнуть прямо на асфальт, - она убила Мэйсона... Я... Я ни черта не понимаю...
Переведя испуганный взгляд на мужчину, студентка всё же не выдержала и разрыдалась.

Именно в тот момент из-за угла выползло отвратительное существо. Оно не ведало страха, так как было полно сил и неплохо подкрепилось за эти два дня. Но даже этого ему было мало. Медленно подбираясь к добыче, тварь коснулась когтистой лапой ближайшего дерева, от чего то за считанные секунды пожухло и скинуло почерневшие листья. Всё, к чему прикасалось существо начинало медленно погибать, ржаветь и гнить.
И несмотря на ощущение опасности, таившееся внутри собравшихся людишек, тварь не могла заставить себя отказаться от столь лакомого кусочка.

+5

5

[indent] Он знал ее сосуд, это было не очень хорошим знаком, к сожалению у великой не было доступа к воспоминаниям, только к тому что она смогла добыть самостоятельно через незатейливые вопросы и вещи в доме Саманты. И этого человека не было среди окружения, значит он был спрятан в воспоминаниях и нужно было что-то придумать. Насколько хорошо они знали друг друга, быть может у них была куда более близкая связь. Сайнатоглис оказалась в затруднительном положении, пусть у нее и был легкий выход из него - достаточно было прикоснуться к незнакомцу и тот самостоятельно избавит ее от трудностей. Но ей не хотелось применять свою силу, никакую из, а потому было решено импровизировать, что в то же время было отличной тренировкой по курсу "как быть человеком". А если все таки не заладится, то она всегда успеет применить свою силу, которая заставит человека убить самого себя и мало ли что случилось, он сам решил окончить свое существование через разбивание головы до вываливающихся мозгов.
  [indent] — Да, все в порядке, - эмпатия была не самой сильной стороной древней, а потому было сложно подстроится под настроение человека, - просто все чаще ловлю себя на том, что человеческая жизнь мало чего стоит, если с ней так легко расстаться.
[indent] С этим незнакомцем было что-то не так, от него веяло чем-то до жути знакомым, что определенно не было связано с сосудом, а скорее наоборот - не имело никакого отношения к нему. Подобный душок она знала, но вот он был сейчас слабее, не мог же этот человек быть отпрыском того о ком она подумала, в этом не было никакого смысла. Интересно, знал ли об этом Отец и что бы он подумал об этом. На мгновение Сайнатоглис даже охватило отвращение, но оно тут же сменилось любопытством, непреодолимым. Кем бы ни был этот человек, он точно не знал о своей сущности, а иначе бы тоже ощутил ненавязчивый запах разложения, что исходил от великой и не был доступен обычным людям. Но все ее попытки сделать выводы из того что для нее открылось были прерваны противным шлепаньем человеческой обуви,что заставило богиню развернуться к источнику раздражения. Заплаканная и испуганная, на них бежала девушка, являя собой отвратительную черту людей - рыдать по любому случаю. Хуже было только желание трогать чужое и вторгаться в личное пространство, минуту назад спокойная древняя уже была готова превратить незнакомку в живой фарш, когда та схватила ее за руку и почти полностью прижалась к ней.
[indent] —Отцепись от меня, - Сайнатоглис оттолкнула от себя нежеланную напасть, сдерживая себя от жажды наконец-то применить свои таланты на деле, - какое мне дело до этого, - но выползшая из закоулка тварь заставила великую передумать, - вот это действительно интересно!
[indent] Она знала этих тварей, таких было не мало в Астрале и они были самыми обычными паразитами: безмозглые, знающие лишь чувство голода, конечно же город был для них настоящим шведским столом. Если бы не сосуд, то богиня в миг расправилась с этим существом, но его скверная аура с большой вероятностью навредит Саманте и придется искать другое тело, что не простая задача. Единственным вариантом было коснуться своей рукой этой твари раньше, чем она успеет сделать то же самое. Довольно сложная задача беря во внимание всю ситуацию, был велик шанс превратиться в разложившийся кусок непонятно чего.
[indent] — Все в дом, живо! - великая махнула в сторону дома с разбитыми окнами на втором этаже, тварь же продолжала приближаться превращая своими когтистыми конечностями гниль все, к чему прикасалась, - На открытой местности мы легкая закуска.
  [indent] В закрытом пространстве у богини будет куда больше шансов применить свои силы к твари из Астрала, но это лишь единственный шанс, который раскроет все ее карты перед ненужными свидетелями.

+3

6

- С той лишь разницей, что расстаются с ней обычно не самостоятельно, - можно было бы подумать, что с Самантой что-то не так, все же рассуждения мало подходили молодой девушке, готовящейся стать врачом и спасать человеческие жизни, а именно в таком амплуа Эйден ее знал. С другой стороны - события последних суток могли здорово подорвать веру в лучшее, вызывая отнюдь не позитивные размышления. Мужчина и сам не был преисполнен радужных настроений, да и как это сделать, если тебе толком некогда спать, есть, а девяносто процентов того, что ты видишь вокруг себя - это разрушения, увечья и смерти? Он был искренне рад, что со знакомой все в порядке, пусть Сэм и выглядела немного странно, что-то неуловимое в совершенно том же лице и голосе, что никак не получалось идентифицировать.
Незнакомая девушка появилась будто бы неоткуда, Эйден не успел толком понять, как она подбежала к ним, как успеха схватить Саманту за руку. Она тяжело дышала, смотрела безумно испуганными глазами, голос дрожал, а весь внешний  вид незнакомки буквально кричал о том, что ей пришлось несладко. Вот только не понятно было, о чем она им твердит, что такое убило какого-то Мейсона, и так сильно ее напугало. - Сэм? - он мог бы и не говорить, достаточно было бы и немного вопроса, потому что Саманта отреагировала слишком уж странно. Понятно, что мало кому будет приятно, если их внезапно начнут хватать за руки незнакомые люди, но было же очевидно, что девушка очень сильно напугана, и именно в них, вероятно, хочет найти защиту. Знать бы еще от кого, если честно. - Что случилось? - Мосс аккуратно коснулся плеча рыдающей незнакомки, которая не спешила отлипать от Саманты, несмотря на то, как последняя была по этому поводу настроена.
Возможно, она бы чуть успокоилась и смогла бы рассказать более подробно и адекватно, но тому не суждено было случиться. Эйден обернулся, проследив за взглядом Райан, и, откровенно говоря, был немного шокирован. Ну так, совсем чуть-чуть. Поэтому ничего, кроме как, - Что это за... - у него сформулировать не получилось. Хотя нет, дальше там было с десяток весьма очевидных слов, которые бы не смогла пропустить ни одна известная цензура. Впрочем, вряд ли увиденное можно было охарактеризовать как-то иначе. Такого Эйден никогда не видел, даже во снах, хотя последние были у него весьма красочными, фантастичными и даже мистическими порою. Кажется, он впал в некий ступор, не мигающим взглядом наблюдая за тем, как неизвестное науке существо приближается, несется в их сторону, уничтожая все живое на своем пути, превращая все в мерзкое месиво из гнили.
Не слушаться Саманту не было никакого резона. Мосс пока толком не понимал - почему, но чувствовал это интуитивно. В конце концов, это она решила, что тварь - интересная, так почему бы не поверить ей на слово и в остальном, не так ли? Мужчина схватил не прекращающую реветь девчонку за руку, буквально таща за собой, и искренне надеясь, что она сможет держаться на ногах, и достаточно быстро ими передвигать. Кажется, у них была небольшая фора во времени, но в этом Мосс не был уверен на все сто процентов. И больше всего ему хотелось все-таки успеть добраться до заброшенного дома, ну и чтобы это в итоге оказалось правильным решением. Трудно что-то предпринимать, когда толком не знаешь, с чем имеешь дело.
Эйден не знал, но странное напряжение внутри успело вырасти до неадекватных параметров. Он не знал его природу, но ощущения были не из приятных. Как будто какой-то горячий клубок завелся под покровом грудной клетки, и сейчас пытался разрастись, расшириться, от этого становилось тяжело дышать. Хотя последнее могло быть и из-за ускоренного бега, в котором приходилось буквально тащить за собой девушку, уже дважды умудрившуюся запнуться и упасть. Благо пока что она самостоятельно поднималась на ноги. На какой-то миг Эйдену показалось, что нечто подобное должны чувствовать люди, через которых пропускают электрический ток. Вряд ли где-то можно найти реальные описания ощущений при подобной процедуре, но отчего-то мужчине казалось, что это должно быть очень похоже.
У него были вопросы к Саманте, но задавать их на бегу было бы верхом глупости. Оставалось лишь надеяться, что время найдется позже. И что они сумеют как-то справиться с неизвестной тварью. Если бы Эйден был религиозен, он бы наверняка решил, что в Аркхем пришел настоящий Апокалипсис, и вот-вот из-за угла появятся его всадники. Но от религии пожарный был далек, а потому предпочел просто спасаться бегством, по крайней мере пока, усиленно не акцентируя свое внимание на собственных неприятных ощущениях.
Дверь, ведущая в дом, была уже на расстоянии вытянутой руки, когда девушка в очередной раз упала, отпустив его руку. Тварь догоняла их, все быстрее сокращая спасительное расстояние. А незнакомка отчего-то никак не могла подняться. Мосс протянул ей руку, - Ну давай же!

+3

7

Эбигейл всё еще пребывала под страхом от увиденного, потому не обратила внимания на поведение незнакомки. Разжав дрожащие пальцы Эби лишь сильнее охватила себя руками, пытаясь унять дрожь и нахлынувшую на неё истерику, но всё было тщетно. А недоумевающие вопросы и озабоченные взгляды совсем не внушали чувство защиты, которое девушка так пыталась найти, убегая от этого жуткого существа. Затем она увидела недоумение, застывшее на лице мужчины, который устремил свой взгляд на то, что девушка надеялась больше никогда не увидеть.
В нос ударил тошнотворный запах гнили, вмиг напомнивший студентке о разлагающемся теле её друга, от чего Эбигейл оцепенела и даже не сразу почувствовала, как кто-то схватил её и поволок в сторону дома, словно тряпичную куклу, которая в миг утратила какое-либо желание жить. Отчасти так и было. Сколько бы Эби не пыталась сбежать от твари и выжить, всех её усилий было недостаточно. А теперь еще она подвергла опасности других людей, которые оказались в не меньшей опасности, чем сама девушка.
Она постоянно спотыкалась, с трудом передвигая дрожащие ноги и ощущая за спиной присутствие монстра, несущего за собой лишь смрад и разложение. Эби из последних сил искала в себе силы, чтобы вновь подняться на ноги и бежать, но с каждым падением о жесткий асфальт её стремление к жизни всё больше и больше угасало. А потом она обернулась, ощущая как земля вновь уходит из-под ног, а ослабевшие пальцы отпускают незнакомца, который тут же начал что-то выкрикивать, пытаясь привлечь внимание Эби. Но она уже не слышала, завороженно наблюдая сквозь пелену слёз за приближением твари. 
- Я не смогу, - еле шепчет, отползая ближе к дому, стараясь не обращать внимание на жгучую боль, зудящую в содранных до крови ладонях. Ей хочется иметь чуточку больше времени, чуточку больше стремления и желания бороться. Но апатия берет верх и Эби лишь виновато улыбается мужчине, вымученной, уставшей улыбкой.
Возможно, она успела прошептать "спасибо", а может это было "извините", никто этого уже не узнает.
Отвратительное существо за несколько секунд сократило расстояние и с жадностью впилось в податливое тело, вцепившись острыми когтями в гниющую, разрушающуюся человеческую плоть.

Через несколько минут тварь откидывает в сторону зловонные останки, утратив к ним какой-либо интерес. Но она знала, что это не конец, что совсем рядом есть еще пища, которая может оказаться в её бездонном чреве. Потому существо начало ломиться в двери и биться о стены, пытаясь найти лазейку, сломать преграду и всеми силами оказаться внутри. В приступе ярости она выбивает окно, но осколки не наносят ей особого вреда, отлетая от прочной шкуры и градом осыпаясь за землю. Тварь лишь успевает прикрыть глаза, чтобы уберечь их от нежеланных повреждений.
Она с трудом пролезает в образовавшийся проём, с шумом опрокидывая мелкие вещи и задевая тяжелые деревянные шкафы. Ей тесно и неудобно, от чего тварь впадает в только большую ярость, начиная крушить всё вокруг своими лапами, пока под её напором мебель не превращается в мелкую труху.
И только тогда она затихает, прислушиваясь к наступившей в доме тишине. Существо ощущает чужое присутствие, высовывает язык в попытках уловить человеческий запах и определить месторасположение своей добычи. Ему достаточно нескольких секунд, чтобы уловить след и перевести свой взгляд на лестницу, ведущую на второй этаж дома.

+3

8

[indent] Если бы не смертная оболочка, которая была очень удобной, однако, значительно обременяющей существование, как представительницы  Великих, то древняя бы предпочла остаться наблюдателем этой прекрасной картины. Совершенно лишенное признаков разума, повинующиеся лишь примитивным потребностям, потустороннее нечто жаждало человеческой плоти. И оно нашло желаемое в лице глупой девицы, решившей, что ее попытка сбежать будет удачной и то, как она превращалась в кусок гнили, а кости ее в прах. К этому можно было бы подобрать множество эпитетов, среди которых затесалось бы слово выбивающееся из общей попытки определить форму происходящего - прекрасное торжество того, что человечество называет злом, Дьяволом, всепожирающим огнем. Все это в себе заключала астральная сущность, быстро покончившая с нерасторопной незнакомкой, но желудок существа был бездонной пустотой, которую никогда не наполнить, теперь она двигалась в сторону дома, который стал убежищем для сомнительного дуэта. Но для Сайнатоглис все стало соревнованием, смертельной гонкой, как же ей хотелось обрести триумф. К сожалению, ликовать было еще рано.
[indent] — Слишком быстро, - древняя явно недооценила жажду голода у существа, в принципе предполагать и предугадывать действия того, кто лишен умственной деятельности в высшем ее смысле и довольствуется лишь низменными желаниями, медлить времени не было, схватив за ладонь мужчину, она быстрым движением провела по внутренней стороне осколком стекла, который должен был послужить немного иной цели, к счастью древняя все еще была в перчатках и приятелю не стоило переживать о последствиях ее выходки, да и желания делать из него смертника у нее пока не было, - не сжимай кулак, беги на второй этаж и жди моего знака.
[indent] Запах крови оказался таким сильным, даже возбуждающим, что Великая сделала глубокий вдох, прежде чем позволила мужчине убежать наверх. Это был, в первую очередь, не совсем человеческий аромат, а что-то более превосходящее и знакомое, словно она вернулась на мгновение в Астрал, теперь она точно не могла позволить умереть другу, как ей показалось, Саманты. Он был не прост, а подобные экземпляры всегда ее привлекали, в них она могла найти утешение и отдушину, занять ее мысли. И это амбре, в первоначальном значении слова, распространялось по всему дому, выдворяя запах оболочки Великой. Спрятавшись на первом этаже, она стала дожидаться хоть каких-нибудь признаков, знаменующих удачу или провал ее затеи, но наступила тишина: две жуткие твари, что находились в этом доме одновременно прислушивались.
[indent] Откуда-то сверху раздался шум, что-то покатилось по полу, став тем самым отличным шансом для действий. Тварь рванувшая вверх, оставляла после себя лишь деревянную труху. Магия, назовем это так, Астрала была непостижимым эфиром и за неимением логичного объяснения в этом мире, была хорошо знакома жестокой руке. Тонкие человеческие пальцы ухватились за свисающий конец хвоста, и мгновение словно замерло, давая жалкие секунды для мужчины наверху и для Сайнатоглис, которая еще крепче сжала свою ладонь, это должно было подействовать и теперь это существо будет желать лишь одного - сдохнуть, как можно быстрее. Это наваждение займет весь незначительный ум, лишит прочих чувств и желаний, даже необузданная сила существа, превращать все в прах, будет стремится к этому.
[indent] Разжав хрупкие пальцы, древняя поспешила вернуться в свое укрытие прежде, чем нечто успеет задеть ее. Она совершенно забыла о том, что там наверху был ее "новый" приятель, но богиня смерти не сомневалась в его способностях к самосохранению, а иначе бы он не был сыном своего отца. Конечно же она поняла кто был ее новым другом.

Отредактировано Samantha Ryan (14-03-2019 23:28:27)

+2

9

Вот именно. Слишком быстро. Даже возразить нечего. И, пожалуй, отчасти Эйден был благодарен существу, что этот процесс не затянулся. Его нещадно мутило, и можно было лишь порадоваться, что желудок был практически пуст. В противном случае, его содержимое в обязательном порядке бы оказалось снаружи. Еще несколько секунд назад он держал эту девчонку за руку, отчаянно пытаясь тащить ее за собой, как ему казалось, в более безопасное место. Почему она сдалась? Почему не пыталась подняться на ноги? Да что вообще, черт побери, происходит с человеком, когда перед лицом своей собственной смерти он отказывается бороться? Она была в сознании, она прекрасно видела, что случится, дотронься только эта тварь до нее. И при этом продолжала лежать на земле, как будто уже истратив все силы, всю волю к жизни ранее. Мосс не мог этого понять, для него это было непостижимо. Сколько раз он вытаскивал людей из огня, спасал их жизни, сейчас у него не получилось. Просто потому что эта девчонка прекратила бороться сама. Своеобразное утешение, и Мосс не сомневался, что мысли о ее гибели посетят его еще не раз, но сейчас сильнее был банальный инстинкт самосохранения.
- Да что ты делаешь?! - слишком, слишком быстро. Эйден полным непонимания взглядом обратился сначала к порезанной руке, а затем к Саманте. Вот только к той ли Саманте, которую он знал ранее? На это тоже не было времени. Боли Мосс не чувствовала просто потому что ее заглушил сильный всплеск адреналина. И кровь то ли стучала в висках, отдавая глухими звуками, то ли это были "шаги" твари, он уже и сам не понимал. Просто повинуясь то ли словам Райан, то ли своему личному инстинкту самосохранения, перепрыгивая через одну-две ступени лестницы, бежал наверх. Зачем? Не понятно.
Эйден не знал, что делать дальше. Оказавшись на втором этаже заброшенного дома, разбив по пути то ли остатки вазы, то ли какую-то другую стеклянную емкость, пнув не вовремя лежащую на пути коробку, он наконец-то остановился. Мужчине одновременно было интересно, что происходит и внизу, и все же чисто по-человечески страшно. Нужно было взять себя в руки, и пусть он толком не понимал, что происходит с Сэм, но ей может грозить опасность от этой твари. Наверное.
Эйден осторожно подошел к перилам, именно в тот самый момент как тонкая женская рука ухватила тварь за хвост. Вероятно, после этого прошло не более пары секунд, но Мосс был искренне уверен, что отрезок времени составил не меньше, чем вечность. Он видел, как тварь метнулась к нему, как своим стремительным приближением буквально загнала мужчину в угол. И стоило бы пытаться найти пути отхода. Даже не так - пусти спасения. Но мысли роились хаотично, пульс зашкаливал, и отнюдь не лгут те, кто твердят, что перед смертью вся жизнь пролетает перед глазами. У Эйдена это трансформировалось в череду сожалений. Как глупо покидать этот мир, когда тебе еще даже не исполнилось тридцать. Как глупо умирать, не оставив после себя ничего действительно значимого. Сколько еще он мог бы сделать! Как обидно, что так и не удалось посмотреть весь мир, а не только соседние штаты. Как жаль, что столько планов осталось нереализованными. Как жаль, что придется оставить людей, которые наверняка будут переживать из-за его гибели. Как нелепо, что вместо нормального трупа, который можно положить в нормальный гроб и нормально, опять же, закопать в землю, останется лишь горстка пепла и гнили, из которых, вполне возможно, даже днк извлечь не удастся, а значит он еще очень и очень долго будет числиться пропавшим без вести.
Без вести... Эйден знал лишь один случай, когда смерть оказалась ложью. И стало еще обиднее. Сколько он хотел бы еще сказать Мисти, и уже не сможет этого сделать. Столько слов, столько мыслей, которые никогда не озвучивал ранее. И о которых она теперь никогда не узнает. Эти мысли вызвали не только боль и обиду, но и самый настоящий гнев, заполнивший все Готовый вырваться наружу. Мужчина ничего не делал, но тварь была уже так близко, что он инстинктивно выставил вперед руку. Откуда взялся огонь - было совершенно не ясно. Но он охватывал саму кисть руки и всю тварь целиком. Эйдену оставалось лишь то ли в шоке, то ли в ужасе смотреть на происходящее.

+2

10

Тварь протяжно завыла, начав бездумно метаться из стороны в сторону, до дрожи сотрясая стены этого дома, что говорило лишь о том, что здание готово рухнуть в любую минут. Существо своими хаотичными действиями пыталось затушить пробирающийся сквозь её толстую шкуру всепоглощающий жар, вмиг лишивший её большей части конечностей и возможности создавать свою ауру разложения. А последние крупицы здравого рассудка, которые могли вообще таиться в его голове, окончательно покинули тело монстра, оставив в тлеющем сознании одну лишь пульсирующую мысль, выжженную раскаленным клеймом на оголенных нервах - сдохнуть
Тяжело дыша существо скатилось по лестнице на первый этаж, где с трудом смогло подняться и удержать равновесие. Обугленная плоть с мерзким звуком начала сползать на деревянный пол, оставляя черные лужи бурлящей массы, медленно прожигающие всё на своём пути. Витающий в воздухе отвратительный запах начал неумолимо заполонять легкие любого, кто мог случайно оказаться в этом помещении. Да, это был запах её смерти, но существо не желало уходить из этого мира так просто, особенно ощущая, что совсем рядом кто-то затаился. Оно вновь стало биться о стены, кроша их своим тучным телом и разлетающейся кислотной кровью.
Если твари и суждено погибнуть, то лишь вместе с её обидчиками, погребенными под обвалами разрушающегося здания.

+2


Вы здесь » Arkham » Настоящее, ноябрь 2018 года » Квест: все чудовища — это люди